Добро пожаловать на форум!

АМС: Лань СиченьЦзян Чэн

Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong

Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Не Минцзюэ, Лин Вэнь



«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо




The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Благословение Небожителей » [AU] Никакой науки, только мистика


[AU] Никакой науки, только мистика

Сообщений 1 страница 6 из 6

1


Никакой науки, только мистика

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/38/296106.jpg

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/38/329065.jpg

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/38/985408.jpg

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/38/62232.jpg

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/38/178002.jpg

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/38/639678.jpg


Участники: Хуа Чэн, Се Лянь
Место: Пригород европейского городка, парк-отель (комплекс)
Время: 21 век (AU)
Сюжет: Отель, зима, конференция по одной из технических областей. Как знать, что здесь будут и два потомка рода заклинателей: один - ныне обвинённый в неточных расчётах инженер, славившийся ранее своими лучшими результатами в работе, другой - крупный владелец сети отелей, в одном из которых как раз будет происходить действие, ныне в должности управляющего. Разгул нечисти прямо здесь вынуждает ввязаться в эту историю, тем более, что нечисть избрала привлекательным подразнить этих двоих.


Отредактировано Xie Lian (Пятница, 8 января 21:09)

+2

2

“Навлечешь ты на себя беду.”

Так ещё весной, на обеде в одном из офисных зданий сказал ему старший инженер, собиравшийся уходить на пенсию этой зимой, торопливо запуская в рот порцию салата.
"Сейчас ты работаешь не в угоду бизнесу. Хотя, конечно, каждый работник будет тебе благодарен за этот переход от корпуса к корпусу."
Мэй Нян Цин приблизил чертёж на экране телефона и даже приспустил очки в лёгкой дорогой оправе.
"..Здесь с тобой не поспоришь, но, скажи на милость, зачем было публично указывать Цзе У на недостаток его решения? Да, конечно, он зачем-то впихнул сюда..Это ни для кого не удобно, но дешевле и быстрее."
Его наставник проводит пальцем по экрану вверх и вправо, повернув изображение к сидевшему напротив без пяти минут старшему инженеру. Если быть более точным, без пяти минут старшему инженеру в 23 земных года, который тут же приблизил свое лицо к чертежу лучшего коллеги.
“Он сам поблагодарил меня за то, что я обнаружил вот здесь возможность перегиба жести, господин Нян Цин. Цзе У также убедил меня, что не имел никакого умысла, просто не досмотрел. Неудивительно, ведь для этого нужно было замерять температуру одного из котлов прямо под вот этим “коленом”. Лучше исключить момент любой неожиданности, пусть это выйдет дороже."
Пальцем Се Лянь пролистывает к своему чертежу и тянется ко лбу, потирая мостик между высоких бровей, и продолжает беседу вполголоса - беседу, в конце которой Мэй Нян Цин скажет, что подписан приказ о выходе СяньЛэ в более высокую должность.

_____________________________

Через четыре с половиной месяца он сидит в кабинете, и смотрит на настенные часы с большим пластиковым корпусом, идеально белым, как и стена за ним. Минуту назад его лицо было такого же белого оттенка.
“Хорошо, что это был один человек, СяньЛэ. А те два младших инженера, твои друзья, быстро раскидали часть завала над ним. Ещё быстрее, чем рабочие цеха. Как руки?”

Перелёт, лично им спроектированный, рухнул на его глазах ранним утром. Недорогой, но любимый кофе, “дорожная пыль” в новенькой кружке, он предпочитал пить, глядя во внутренний двор корпуса из окна небольшого кабинета на втором уровне.
Теперь он знает, как останавливается время - на таких же белых часах в его кабинете стрелки замерли, когда он только посмотрел на них невидящим взглядом.
На пару дней молодой инженер оглох, в ушах оставался только звон со скрежетом и визгом пролома на высоте в 7 этажей.
Но ещё хуже пришлось рукам, исполосованным металлом, который он, слетев вниз по пожарной лестнице, сам принялся расшвыривать, и стеклом облицовки казавшихся совершенными стен.
Через пару месяцев он снова сможет держать карандаш, пока это может быть только планшет. Однако есть риск, что это вряд ли пригодится - либо когда-либо вообще, либо на ближайшее время. Ещё большее значение для его дальнейшей судьбы имели следующие слова в ответ на его молчание.
“Лан Ин скончался”.

_____________________________

Несмотря на страшный исход, который должен был встряхнуть весь узкий производственный мир, в действительности нужны были неоспоримые доказательства чертёжных изъянов. Все расчёты предстояло проверить и даже, по мнению экспертов, собрать проекцию воздействия высоких температур под обрушившейся частью перехода.
СаньЛэ повезло настолько, насколько могло повезти тому, по чьей, потенциально,  вине погиб рабочий.
Первым обстоятельством было то, что он был старшим инженером, не допускавшим ошибок до этого. Высокое положение дарит то самое тщательное разбирательство на уровне конкретного, лучшего в этой части страны завода скоростных пассажирских составов.
Вторым обстоятельством было то, что Лан Ин появился на заводе нетрезвым и нарушил трудовую дисциплину. Если быть откровенным, то юноша и вовсе серьёзно ненавидел это место.
Третьим обстоятельством было то уважение, которое имел его друг и наставник, Нян Цин. В бизнесе старик был, надо сказать, на короткой ноге с руководством, и оказал ещё одну услугу, будучи на пенсии - на время разбирательства отправить Се Ляня на большую техническую конференцию закрытого типа по арочным и навесным конструкциям, в качестве слушателя. Подальше от всего, что связано с трагедией, на все 7 дней производственного расследования.
Идеальное место - пресса на такие не проходит и не интересуется. Среди приглашённых гостей большое множество иностранных специалистов, тех, что точно не могли быть в курсе произошедшего..и небольшое количество инженеров такого же внутреннего заводского ремесла, которые знали, как минимум, о факте обрушения и подозрениях, упавших на непосредственного автора конструкции, лично сводившего цифру к цифре. Известие о смерти юноши, при условии особых договорённостей, за пределы известного круга не вышло.

Прямо сейчас он сошел со скоростного поезда производства компании его же завода, взял в руки лапку совсем небольшого чемодана, пересел в машину. В комфортном салоне молодой мужчина проспал до тех пор, пока не пришлось встать и остановиться, поднимая голову, держа пальто наперевес, перед впечатляющей башней отельного корпуса на территории загородного парка у излучины реки с ещё несколькими корпусами в менее индустриальном стиле.

Отредактировано Xie Lian (Суббота, 9 января 18:13)

+1

3

- Я разберусь.
Слова сопроводил легкий звон тонких серебряных цепочек на сапогах, когда он переставил ногу, сидя в кресле офиса в своей резиденции. Генеральный директор, сколько его помнит личный помощник, всегда имел смелый и изысканный стиль.
Инь Юй завершил доклад и удалился, Хуа Чэн же поднялся и налил стакан воды, останавливаясь перед широкой панорамой цветочного сада.
Он являлся владельцем и генеральным директором сети пятизвездочных отелей, но предпочитал управлять всеми своими делами "из тени". Стоит отметить, этот молодой мужчина, стремительно достигший успеха и места в "Топ-4 самых влиятельных бизнесменов" (по факту, в этом списке отрыв первых трех мест был высок от остальных) вел довольно замкнутый образ жизни. СМИ никогда не удавалось ничего толком о нем разузнать, откровенно говоря, даже среди подчиненных и партнеров было удивительно мало тех, кто удостоился чести вообще видеть настоящего гендиректора в лицо. Вместе с тем, был в его биографии еще один занимательный факт: Хуа Чен являлся талантливым потомком темных заклинателей, хоть и рано остался сиротой. Кроме пьяных побоев и занимательной генетической наследственности родители не передали ему в этой жизни ничего, поэтому когда потенциал был обнаружен, это стало хобби, которое Хуа Чен изучал по мере скуки.
Вот и сейчас, скорее от скуки, он принял решение разобраться с жалобами гостей и персонала одного из своих отелей на "потусторонние веяния" лично. В том отеле как раз оперативно искали замену управляющему, таким образом, он как раз выиграет время и отделу кадров.

***

Стечение обстоятельств вообще штука интересная. Хуа Чэн вступил на свою "новую должность" как раз перед началом организации научного-технического форума. Не смотря на свой вызывающий вид (правый глаз мужчины был скрыт неброской, искусной черной повязкой) и холодное отношение, новый управляющий был рекомендован самим гендиректором, к тому же, беспрекословно справлялся со своими задачами, потому первое настороженное впечатление персонала быстро сменилось уважением и даже своеобразной, скромной симпатией.
Накануне открытия форума Хуа Чэну от старого знакомого пришла весть об инциденте на производстве промышленной компании - одной из участников мероприятия - и просьба присмотреть за их инженером и в целом обстановкой, дабы что-то не вышло из-под контроля. В связи с этим, когда по утру некий Се Лянь должен был вот-вот ступить на территорию отеля и пройти регистрацию, гендиректор (или теперь следует говорить управляющий) находился в холле, чтобы взглянуть на него.
В иной ситуации ему не было бы никакого интереса до этого человека. "Он добр и мудр нравом, но отнюдь не покорен. Блеск его таланта засиял, затмевая прочие, слишком рано, боюсь, такое тяжелое потрясение может обернуться непредвиденными обстоятельствами... Се Лянь, думается мне, не из тех, кто все же даст себя в обиду", - именно эти слова, прозвучавшие в динамике смартфона и стали мотивацией Хуа Чэна составить портрет лично. В первую очередь потому, что так и не дали никакого представления о том, что ожидать от этого инженера и какая стратегия по отношению к нему будет уместна. И, наконец, потому, что обо всех, кто мог причинить ему хоть какие-то неудобства, гендиректор предпочитал собирать информацию, и составлять мнение сам.
Кто же мог подумать, что, потрясающий воображение красотой и словно бы наличием едва уловимого божественного сияния на коже и во всполохах шелковых длинных волос, молодой мужчина, в великолепии прямой осанки вошедший в главные двери... окажется тем самым "участником от компании Х", Се Лянем.

Отредактировано Hua Cheng (Воскресенье, 10 января 20:56)

Подпись автора

Место, где ты живешь один, домом не зовется.

+1

4

Туманное недружелюбное утро после оставшейся много миль позади кружки горького кофе на жженом зерне.

Надо сказать, бессонная ночь не украшает, но и не способна сильно подпортить образ, который хранило это тело с упрямым сознанием; способность навредить облику некоторой степени серьёзных невзгод - уже возможнее. Вопрос красоты владельца не волновал, скорее, по причине незнания о её наличии в глазах смотрящего.

На входе он придержит круговую дверь для совсем юной особы. Потом поднимет сумки, которая она уронит, повертит головой и окликнет беллбоя. Появившись всего две минуты назад, инженер на этом пороге уже привлек внимания больше, чем остальные посетители - какая ирония для того, кто вынужден скрываться от любопытных глаз.

Се Лянь проходит мимо управляющего, и на стойке регистрации его рука уверенно выкладывает на высокую поверхность лицованного камня лист, подтверждающий бронь. Какая ирония, тут заметно, что мужчине высокого роста она бы приходилась ниже, а фигура инженера у стойки оказалась, в целом, лёгкой и невысокой. На руках в помещении всё также оставались тонкие перчатки. Очевидно надетые не согреть руки в первые морозы.

_________________________________

"Конец девятой секции. Напоминаем уважаемым гостям, что на первом этаже.."

Се Лянь изучает разлинованный буклет впечатляющих размеров, наклонив острый карандаш к бумаге под углом. Сейчас писать было удобнее, хотя цифра "5" напоминала больного старика с клюкой при бывшем идеальном почерке и строгом начертании линий."Можно размяться и поужинать" - так он думает про себя, когда презентацию выключают, а стулья начинают ездить по полу с толстым слоем ковролина.

Ковролин - абсолютно удобная вещь, если нужно подвинуть стул без раздражающего слух звука.
Так к своему соседу поворачивается Цзы Тао и здоровается вежливым кивком. СяньЛэ поднимает голову и, увидев коллегу всего в паре рядов впереди, не спешит приветствовать.

Цзы Тао, прежде молчаливый и за всю их совместную работу и слова не сказавший ему лично, о чем-то увлечённо говорит собеседнику в очках - его он не знал, но по значку на пиджаке мог утверждать, что он служащий какой-то дочерней компании промышленного гиганта отрасли. По виду - и вовсе не инженер (в коммерческие особенности присутствия на форуме, впрочем, он не погружался).

"..повлекших смерть двух и более? Нет, речь всего об одном человеке."

До номера 353 ступенькиа вниз, 3 поворота направо и одно движение карточкой. Ему казалось, что он прошел мимо фигуры в строгом костюме управляющего персонала, но сейчас целью было преодолеть 353 ступеньки, 3 поворота направо.

_______________________________

СяньЛэ не пил. Про "не пил вообще" говорить не приходится на уровне бокала десертного вина, выпиваемого, если требовала встреча, со словами "завтра на работу".
Одни уважали такое отношение, другие пожимали плечами. На самом деле причина заключалась в том, что правила, переданные ему его благородным родом, он соблюдал и помнил, хотя всё дальше уходил в обучение точным наукам. Пока не ушел вовсе.

В тишине номера звон в ушах разрушал стены. О том, что отельный интерьер достойных цветов может сравниться с интерьером тюрьмы для достойных, он раньше не думал.
Лицо изувеченного юноши Лан Ина было оттенка свежего белья застеленной кровати и, кажется, он тогда не дышал. Ничего нельзя сделать, дальше только службы и медики.

Вопрос вины с первым бокалом вина из бара всё ещё сложен. Со вторым - всё ещё требует выяснения. С третьим, возможно, стоит усомниться в расчётах. С целой бутылкой становится проще слушать крик из под груды конструкции.

Бум. Бум.

Если посчитать, то он спал в машине по дороге сюда. Но это если считать.

Бум. Бум.
Так гуляет ветер в слишком старых вентиляционных шахтах, которые давно заменены в отелях такого класса на исправную систему.

Номер располагается на первом этаже, в углу главного корпуса - значит, можно очень быстро надеть пальто, выйти из этой духоты на холодный воздух, и ходить кругами на заснеженной летней террасе, постепенно возвращая трезвость. Вторым вариантом досуга явился бы отдельный выход для гостей, которые не могут отказать себе во вредной привычке, особенно в позднее время суток; второй вариант никак не подходил, потому что наткнуться на коллег было нежелательно. "Не привлекать внимания? Какая глупость, если об этом пересуды он слышит и здесь. Неизбежное - вопрос лишь времени, а усилия наставника - попытка измерить это время в днях.

Распахивая дверь открытого номера слишком широким махом, он негромко, но хлопает на пустой коридор, и идёт по узору из ромбиков.

Случайный наблюдатель может заметить, что сейчас уставший мужчина с уверенным видом нарезал каких-то пять кругов по этажу. Тот же случайный наблюдать бы видел, как в приятно освещённом коридоре мужчина вдруг отпрыгнет спиной, развернется и кинется на воздух, наконец, достигнутой им летней террасы. Со стороны он был больше озадачен, чем испуган, но, кажется, это заслуга воспитания.

Отредактировано Xie Lian (Вторник, 12 января 12:19)

+1

5

У Хуа Чэна довольно простое отношение к людям: он их презирает. Он презирает бедных, ведь сам являлся выходцем из трущоб, презирает богатых, ведь они полны слепоты и алчности, презирает невежество, лицемерие и человеческую сущность с ее пороками. Его презрение спокойно и равнодушно, он сам воплощает все, кроме невежества, лишь потому, что таковы правила игры этого мира. Он научился быть вежливым и даже улыбаться, но зачастую от его улыбки у людей пробегает холодок по спине. Он опасный человек, который способен задействовать любые методы для достижения цели. Некоторые говорят, он обладает демонической аурой, что не далеко от истины. Его мало что интересует в этом мире.
Но невинная красота белого лотоса, что принялся с порога бросаться на помощь там, где увидел в ней потребность, делая это так естественно, словно это часть его кожи, действительно... заинтересовала гендиректора. Его вид был немного усталым, а руки неуместно скрывали перчатки - возможно, это следствие происшествия. И все же этот человек выглядел от и до... чистым и искренним.
-...
Похоже, к этому инженеру и правда требуется внимание.
В конце дня Хуа Чэну сообщили, что незначительное, но столкновение случилось.

В поздний час он находился на ресепшене, отлаживая систему организации работы и терпеливо ожидая, пока администраторы в ней разберутся, параллельно решая вопросы по нескольким гостям отеля. В это время холл пустовал, временные жильцы либо развлекались в других корпусах, либо отдыхали в своих номерах.
Выплывший из коридора и прошествовавший шаткой походкой и с целеустремленным видом мимо инженер Се Лянь не привлек внимание персонала, но заслужил взгляд управляющего. Затем мужчина прошел мимо них обратно. Затем вновь в другую сторону. И затем вновь вышел из того же крыла. И вот это уже показалось Хуа Чэну странным, ведь пройти круг по коридорам мимо холла невозможно, только в направлении туда и обратно. Более того, другие администраторы действительно не замечали этого дефиле. Понаблюдав еще немного, Хуа Чэн окончательно убедился в неладном, когда мужчина вновь вышел из одного крыла дважды подряд и, оставив дела, последовал за ним.
Однако, стоило Хуа Чэну выйти на пересечение двух коридоров и повернуть голову, он увидел как Се Лянь в ужасе отпрыгивает и дает деру, брюнет только и успел, что отступить назад, давая ему дорогу, после стремительно проходя к тому самому месту. Которое было совершенно пустым. Двери в течение этой минуты не открывались, вокруг не было ничего, что не то, что не могло напугать, даже привлечь внимание. Любой другой человек не обнаружил бы совершенно ничего. Хуа Чэн не был любым другим, и достаточно четко ощутил рассеивающийся концентрат темной ци.
Интересно. Доселе гости жаловались на странные звуки и неуютные ощущения, что блуждали по коридорам, но никто еще не был напуган до смерти каким-то ведением. Молодой мужчина воистину удачлив. Впрочем, что еще интереснее, выражение его лица и не было испуганным, но определенно говорило о том, что что-то привело его в смятение.
С пару секунд Хуа еще прислушивался к своим ощущениям, затем направился в сторону террасы. Оказавшись в морозной, но безветренной ночи, он сразу обнаружил искомый силуэт в тусклом освещении внешних фонарей и окон отеля, и бесшумно подошел к нему.
- Прошу прощения, -нарушая приличия, Хуа одновременно со словами, коснулся руки Се Ляня, желая тем самым уловить его состояние. - Вы в порядке?

Подпись автора

Место, где ты живешь один, домом не зовется.

0

6

“Нет, я не мог так быстро сойти с ума.
Это всё алкоголь.
Это не могло просто так выбить меня из колеи.
Ответом на последнее, все же, было "да".”

Поток свежего воздуха здорово ударяет в лицо, но ничуть не возвращает и толику трезвости воспаленному разуму. И вот, в одной простой белой рубашке, ему так жарко на этой террасе, что легкие работают с напряжением, побыстрее замещая иступленными вдохами этот пламень.
Скажем, Сяньлэ был далеко не робкого десятка. И даже не робкой сотни. Но минуты назад он не иначе как упал на несколько пролётов вниз, в один из технических переходов, который был примерно из того же поколения систем, что и вентиляционные шахты. Как упал, немедленно выпрыгнул обратно.

И теперь он стоит, вдавив ботинками снег, белой фигурой на белом снегу и поворачивается к нему, вперив взгляд золотых глаз. От тела исходит пар, плечи поднимаются и опускаются как после побега. Источник светлой ци, бьющей ключом, посреди техногенных творений - ослепительное зрелище для того, кто умеет видеть.
Всё это зрелище длится не больше нескольких секунд.

“Вы в порядке?”

Во-первых, он дёрнул руку, к которой прикоснулись, так, как будто вытащил её из котла, хотя оставался в перчатках.
Во-вторых, Се Лянь перехватывает запястье незнакомого мужчины двумя пальцами, надавив на точки. Но, почувствовав невиданную силу противоположной ци, тут же удивленно отдернул руку, двумя руками толкая в плечи и в снег, уже порядком раскиданный на площади неожиданного сражения.
Глаза широко распахнулись, когда противник начал падать - инженер пытается вспомнить, кто перед ним, но иронично не находит ответа в памяти. Только одно очевидно - это человек из высшего управляющего персонала.
Пока он смотрит на его лицо, тот ловко удерживается на ногах, но уже у оградки над скатом навеса. В следующую секунду красивые длинные черные волосы управляющего и, кажется, лицо с лёгким удивлением и.. толикой заинтересованности кем-то напротив? оказываются в мокром липком снегу.
Собственное выражение лица мгновенно меняется, когда инженер в несколько шагов сокращает расстояние, неловко стряхивая с этой фигуры целый сугроб. Его перчатки и пиджак управляющего Хуа быстро вымокли, так что первые точно пришлось стянуть, со вторым..впрочем, старший Сё ни о чем не думает, просто стягивает его.

“Прошу меня простить..”

В воздухе пар, и, как ему думается, теперь шлейф вина. Одна ситуация лучше другой! Но разбираться стоит уже после - его личная ответственность теперь довести молодого мужчину до номера, согреть чай и, во всяком случае, попросить забыть об этом инциденте и не поднимать шум.
Поэтому сейчас он держит его пиджак, который был только что стянут, берёт его за руку и ведёт в коридор - так двое мужчин в одних рубашках преодолевают, на самом деле, небольшое расстояние.
По пути молодой инженер оборачивается, цепким взглядом, - насколько цепким вообще может быть взгляд достаточно подвыпившего инженера, - оценив расстояние. То, что он увидел ещё недавно, не вписывалось в его текущую картину мира, и смятение его сердца сдерживалось только стремлением привести этого человека в номер, объясниться и гарантировать отсутствие с ним, Сяньлэ, дальнейших проблем.
Наконец, перешагнув порог своего просторного отельного номера, вздыхает, отпускает руку мужчины. Отходит и поворачивается к нему, жестом настойчивого гостеприимства приглашая сесть в кресло, снимает с вешалки в шкафу новый пиджак с рубашкой свободного кроя - должен подойти в качестве временной альтернативы, хотя комплекцией и ростом уступает сидящему перед ним Хуа Чэну.
Се Лянь даже не делает попытки сесть - смешно, как же неуютно ему в этой красивой тюрьме. И он начинает этот неуютный разговор с этим привычно спокойным выражением лица, наливая в стакан горячую воду из термопота.

“Знаю, что вы сейчас думаете, но я вовсе не имел целью вас ударить. Вечер выдался непростым, но, поверьте, такое поведение и методы решения проблем не входят в мою привычку. Возможно, сейчас еще есть возможность компенсировать неудобство? Спишите с моего банковского счёта..”

Вспомнив про смешной остаток на нём, продолжил, как ни в чём не бывало.

“..сколько потребуется в качестве штрафа и моральной компенсации. Если простудитесь - тоже выставьте счёт на моё имя, Се Лянь.”

Взял со стола листок бумаги и вывел иероглифы имени, протягивая двумя пальцами. Только теперь Се Лянь посмотрел на свою холодную руку, ещё немного мокрую от снега - без перчатки наверх от ладони к тыльной стороне тянулись линии на белой коже, на правой руке был и вовсе бинт до локтя. Всё обещало зажить, это ясно, даже следов при должном уходе не останется. Только несмываемые обвинения.

+1


Вы здесь » The Untamed » Благословение Небожителей » [AU] Никакой науки, только мистика