Добро пожаловать на форум!

АМС: Лань СиченьЦзян Чэн

Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong

Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Не Минцзюэ, Лин Вэнь



«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо




The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Очень срочные дела


Очень срочные дела

Сообщений 1 страница 21 из 21

1


Очень срочные дела
http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/196245.jpg
Участники:
Вэнь Жохань ◄►Вэнь Сюй ◄► Вэнь Шань Шэ
Место:
Безночный Город
Время:
Наследнику Ордена Цишань Вэнь 6 лет
Сюжет:
Командующий работает


[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

2

Вечера всегда приносили немного свободы. Даже лучшие из учителей к вечеру теряли запал и оставляли первого молодого господина тренироваться в обществе учеников его возраста. Первому молодому господину это не нравилось. Он знал, что уже на голову сильнее их - благодаря своей крови, своим усилиям и тому, что наставники, все как один, были с ним исключительно терпеливы и упорны: мало кому пришло бы в голову отказаться учить сына главы клана. Вэнь Сюй был совершенно уверен, что, если уж он должен тренироваться вместе с кем-то ещё, то этими кем-то должны хотя бы быть старшие адепты. Увы, в отличие от учителей, телохранители бдительность не теряли никогда, и просто сбежать и вызвать кого-нибудь на поединок не получалось.
Уходя с тренировочного поля, Вэнь Сюй знал, что кто-то за ним обязательно следит, хоть и держится на расстоянии. Это не мешало, об этом даже можно было забыть, пока он просто обходил поле, заложив руки за спину и представляя себя генералом, который, как любой хороший генерал, держит подготовку своих войск под личным контролем. Смотром Вэнь Сюй пока что оставался весьма доволен: армии Цишань Вэнь были на пике своей силы и славы, и готовы были хоть завтра выступать в поход, чтобы взять под защиту сильнейшего ордена еще больше земель и людей. Дальше он планировал осчастливить своей инспекцией кузницы, а потом можно было со спокойной душой вернуться в учебные комнаты дворца, где, стоя над картами, поразмыслить о тактиках, стратегиях и будущем Ордена в целом, но его взгляд остановился на человеке, сидевшим в отдалении. Какие бы причины ни заставили адепта оставить занятия, Вэнь Сюй имел на этот счёт собственное мнение: тот, кто может позволить себе отдых в разгар подготовки к бою, несомненно должен быть командующим в таком же высоком чине, как и он сам. Почти в таком же высоком - ведь, в конце концов, только один человек в мире может быть первым молодым господином клана Вэнь.
Идея с изучением карт сразу потеряла большую часть своей привлекательности, уступая место другой: какой смысл в рассматривании нанесенных на бумагу линий, если можно увидеть всё то же, но по-настоящему, своими глазами. Уверенным быстрым шагом он направился прямиком к ожидавшему распоряжений заклинателю, и оказавшись в чжане от того, вскинул ладонь.
— Нет времени для церемоний. Становись на меч, мы летим на разведку.
[nick]Wen xu[/nick][status]тем, кто за нас в ответе, давно пора понять[/status][icon]https://i.ibb.co/xjD7YxW/giphy-1.gif[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo]

+2

3

День сегодня был долгим, насыщенным событиями и утомительным. Он начался раньше обычного, оказался чрезмерно богат на эмоции, расходовал силы постепенно, обесточивая и заставляя желать только одного — часа, когда объявят отбой, и можно будет вернуться в свои покои и уснуть крепким сном человека, который хочет умереть и в горы. Или наоборот.
В горы, на самом деле, хотелось. Увидеть снова родные места, вдохнуть чистый холодный воздух, какого не бывает на равнине, а тем более, в большом городе. В эти дни, как назло, замучили воспоминания о доме, где он провел детство, о младших братьях, которые вот уже сейчас заканчивают обучение. Хотелось бы их поздравить. Да нельзя...
Шань Шэ вдохнул и огляделся. Хоть вечер был наставником освобожден от групповых занятий и предоставлен медитации, он все же позволил себе несколько минут отдыха перед тем, как пойдет обратно, найдет лучшее и спокойное место, чтобы восстановить силы перед завтрашними строевыми учениями в полях Цишань Вэнь к югу от Безночного Города. Сам Владыка Бессмертный будет присутствовать и следить за молодыми адептами. Сейчас там проходит последняя репетиция завтрашнего праздника.
Нет, не это было самое важное в завтрашнем дне, и он не беспокоился о том, как всё пройдет, он был готов, и другие заклинатели его возраста тоже. Сейчас он просто хотел посидеть на этих ступеньках, поставив одну ногу на ближайшую и оперевшись на нее локтем, как давно не позволял себе не в своих покоях. Совершенно не по уставу.

Юного молодого господина он заметил еще издалека, пришлось принять более подобающую случаю позу, спустившись вниз — и было-то всего пять ступеней — и, став на одно колено, приветствовать наследника ордена подобающим образом. Судьба еще ни разу не сталкивали его с молодым господином лицом к лицу, и чего ждать от решительно направившегося в его сторону слишком уж не по-детски серьезного мальчика он не ведал.
— Нет времени для церемоний. Становись на меч, мы летим на разведку.
Шань Шэ метнул быстрый взгляд на тех, кто следовал за ним, слышали ли? и снова перевел на маленького генерала.
— Как прикажет молодой господин, — изрек он, наконец, оценивая свои возможности. Как далеко он сможет улететь на изрядно потрепанном запасе духовных сил с пассажиром в руках? Хэйчжао с тихим шорохом освободился от ножен, а ножны скрылись в рукаве цянькунь. — Куда молодой господин пожелает лететь?
Серьезное лицо наследника вызывало смутно знакомые чувства, не улыбнуться которым он не смог. В его годы он и сам был таким же серьезным, разве что было совсем не до игр. Встав на меч и проверив стабильность золотого ядра, он протянул руку, все так же мягко улыбаясь, почти скрывая улыбку в уголках губ, а одним лишь взглядом.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Вторник, 12 января 23:30)

+2

4

Что первый молодой господин любил в своих генералах, так это сообразительность. Некоторые, увы, не отличались этим качеством, и за бестолковые вопросы, а иногда даже отказ безоговорочно исполнить приказ, получали взыскание. Не от Вэнь Сюя, конечно, а от своего непосредственного командования, зато по-настоящему. Кто-то из детей во дворце проводил время, играя вырезанными из дерева армиями. Это избавляло от проблемы неподчинения. Но ведь и верить, что бессловесные болванчики действительно слушаются и идут за своим командиром, было, по меньшей мере, глупо. Другое дело этот заклинатель. Его реакция на приказ была идеально живой и при этом быстрой и благоразумной. Только взгляд направлен куда-то за спину. Взгляд Вэнь Сюй перехватил вспышкой своего собственного. Едва удержав огонь внутри, он свернул его в петлю и захлестнул её вокруг воли подчиненного, чтобы вернуть его внимание в нужное русло.
— На юг, — серьезно кивнул командующий. — Меня беспокоит Мэйшань и его недавний союз с Юньмэном. Нужно убедиться, что границы в безопасности.
Конечно, до границ земель Цишань Вэнь и Мэйшань Юй, был не один час пути. Краем сознания первый молодой господин понимал, что едва ли ему стоит отлучаться из дворца так далеко и надолго. Но совсем недалеко от южных стен столицы было ещё кое-что интересное. Там вовсю готовились к завтрашнему смотру, на котором ожидали присутствия главы клана. Владыка Бессмертный мог появиться, а мог и нет, единственное, что Вэнь Сюй знал наверняка — это то, что сам он должен оказаться там раньше, когда уж точно никто не ждёт. Только так и можно составить представление о реальном положении дел. Кроме того, решил он, если повезет, то и отец, быть может, снизойдёт выслушать его доклад, который, конечно, будет полнее и ценнее вылизанных до блеска отчетов его генералов.
Глядя на протянутую ему руку, нахмурился и шагнул на меч - хорош же будет командующий, если не сможет самостоятельно удержаться на клинке. Или если позволит кому-то увидеть, что боится не удержаться. Вэнь Сюй поставил ноги как мог более устойчиво и смотрел, на всякий случай, только вперед, чтобы не думать о высоте. Оставалась еще одна мелочь: хотя лицо адепта казалось смутно знакомым, первый молодой господин так и не смог припомнить, кто же это такой. Попытки извлечь подходящее имя из памяти ему быстро надоели, и он пошел самым простым и коротким путём.
— Напомни, как тебя зовут.
[nick]Wen xu[/nick][status]тем, кто за нас в ответе, давно пора понять[/status][icon]https://i.ibb.co/xjD7YxW/giphy-1.gif[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo]

Отредактировано Jin Guangyao (Среда, 13 января 00:28)

+2

5

Серьезность намерений наследника под сомнение не ставилась. Приказ последовал незамедлительно:
— На юг. Меня беспокоит Мэйшань и его недавний союз с Юньмэном. Нужно убедиться, что границы в безопасности.
Границы были в безопасности. Насколько Змей знал об этом от тех, кто стоял выше по званию, конечно. Но намерение бдить и разбираться самому вкупе с серьезностью лица, сдвинутыми бровями и размашистыми уверенными движениями, даже того, как его помощь была решительно отвергнута, повергло его в невероятно теплое чувство. Почти восторга.
Должно быть, глядя на макушку вставшего перед ним юного генерала, он улыбался слишком широко, чем был озадачен и сам. Ни при каких обстоятельствах, тем более — сегодня, до Мэйшаня они не долетят. Миссия никак не выполнимая до ужина, но увы, уже полученная. Перекинув взгляд на озадаченных телохранителей Первого молодого господина и разглядев их уставшие лица, полные энтузиазма следовать за ними — вот они уже, вздыхая, вынимают мечи и разминаются — он сам готовился к полету.
Да, позади много тренировок, на его мече уже стояли другие заклинатели, как и он служил им “грузом”, который нужно было перенести из одного места в другое, иногда на время, но еще ни разу — ребенок. Не просто ребенок, самый ценный в Знойном Дворце и во всем Ордене. За которого Владыка не побоится снять с него голову, даже вложив ранее столько усилий в обучение, и если что-то пойдет на так…
Об этом, конечно, думать не хотелось. Но свои руки он всё таки собирался положить на плечи молодого господина, хотя бы в самом начале полета. Он уже собирался это сделать, как тот спросил:
— Напомни, как тебя зовут.
Руки застыли в паре цуней за спиной.
— Вэнь Шань Шэ, молодой господин, — ответил он, делая глубокий вдох, легко коснулся левого плеча наследника ладонью, согнутой правой огибая и ограничивая возможность упасть, и направил меч вперед и вверх, целясь пролететь над ближайшей крышей так близко, чтобы разглядеть решительно всю черепицу. — Вы можете называть меня Хуншэ, — добавил он, уже набирая скорость за пределами двора для тренировок.
Там, оглянувшись и убедившись, что за ними следуют, он сделал круг над большой площадью Дворца и направился в полуденную сторону, прочь от высоких дворцовых сводов.
На высоте всегда дышалось легко, было прохладнее, чем на земле, и он бы с удовольствием проводил больше времени в полетах, вдали от Дворца и его правил. Однако сегодняшний пассажир прибавлял этой свободе ощутимый вкус нездоровых приключений, которые он может заработать или, что желательно, не заработать себе на голову, а посему нужно было как-то убедить его в том, что в Мэйшань им не нужно.
— Молодой господин, мы приближаемся к месту проведения военного смотра. Вы пожелаете взглянуть на подготовку к завтрашнему дню?
Предлагать что-нибудь еще он не стал, дабы не сбить с правильной мысли. Земли ордена Мэйшань Юй лежали к западу от их теперешнего маршрута. Но уверенности в том, что юный генерал знал об этом, не было. С другой стороны, если, выбирая южное направление, он сам планировал по дороге завернуть на южные поля, то это бы решило проблему. Завернуть на южные поля и впрямь было бы очень кстати. Они бы остались там на некоторое время, а потом можно было бы сослаться на солнце, которое вот уже скоро начнет клониться за горы, и отложить разведку на другой день.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

6

Вэнь Шань Шэ. Точно. Кто-то говорил о нём, и о том, что глава клана слишком доволен своим приобретением. Первый молодой господин помрачнел. Конечно, довольный глава клана - это хорошо, ни один человек в Безночном городе даже в мыслях не усомнился бы в этом. Но ни от кого и никогда он не слышал, что отец был слишком доволен им самим, а этот новый адепт смог вот так взять и получить его расположение. Это было обидно. И страшно интересно - если уж даже отец заинтересовался. Эти два чувства некоторое время боролись за место в сердце Вэнь Сюя, пока наконец не слились во что-то ещё.
Когда его плеча коснулась рука, Вэнь Сюй вздрогнул от неожиданности и резко обернулся, чуть было не потеряв с трудом добытое равновесие. Обычно до него не дотрагивались. Нет, даже не так: наследник клана Вэнь мог на пальцах пересчитать случаи, когда кто-нибудь нарушал этот незримый барьер. Правда, на этот раз, это, кажется, и в самом деле было необходимо - ему нравилось летать, но в том, что понравится приземляться головой вниз, сомневался. Чтобы сгладить неловкость, Вэнь Сюй опять заговорил.
- Я слышал о тебе, - кивнул он. - Кровавый змей, который сполз с горы. Что это за гора? Она была выше Цишань?
Выше Цишань имела право быть только одна гора - Тяньшань - и не было ни одной веской причины, почему бы один из небожителей не мог бы просить об обучении в Цишань Вэнь, но наследник решил не делать поспешных выводов, пока не разузнает наверняка.
Впрочем чувство полета и ветер, бьющий в лицо, выбивали из головы почти все мысли. Вэнь Сюй оглядывался на взбитые облака, до которых теперь можно было бы дотянуться, стоило вытянуть подальше руку, бросал осторожные взгляды на плывущие под ногами дома и улицы, а потом, когда стены столицы остались за спиной, - на редкие леса и скалистые обрывы предгорий. Чаще и дольше всего однако же он смотрел на солнце. Не для того, чтобы полюбоваться его сиянием, а потому что, судя по расположению светила и по тому, что он помнил из своих уроков, выходило, что летят они не совсем туда, куда нужно. Один раз Вэнь Сюй собрался уже поинтересоваться у своего генерала, не заблудился ли тот в небе, но потом понял: несмотря на имя, он не принадлежит клану по крови, и, скорее всего, солнечный свет обжигает ему глаза так же, как другим смертным, а значит, приходится корректировать маршрут, чтобы не лететь светилу навстречу. Нет, отцовское приобретение совершенно точно не было небожителем.
А потом Хуншэ задал вопрос, как будто угадывая его последующий приказ, и Вэнь Сюй решил, что, небожитель или нет, а отец в самом деле не ошибся, выбирая для него подчиненного.
- Да, мы остановимся здесь. Снижайся осторожно, нас не должны заметить раньше времени, - он вытянул руку, указывая на так кстати подвернувшееся облако. - Пролетишь через это прикрытие.
Пролететь сквозь облако и посмотреть, что внутри, было еще одним давним планом первого молодого господина. До сегодняшнего дня ему случалось становиться на меч лишь на тренировках и, конечно, сопровождающие всегда выбирали удручающе медленную скорость и низкую высоту. И раз уж теперь всё складывалось так удачно, а Хуншэ не оспаривал приказы, он не собирался упустить блестящую возможность исследовать вплотную не только земные, но и небесные владения своего ордена.
[nick]Wen xu[/nick][status]тем, кто за нас в ответе, давно пора понять[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/634181.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo]

Отредактировано Jin Guangyao (Среда, 13 января 12:50)

+3

7

Как только его имя ни склоняли в столице за последние три года. Побывал он и “этим Юэ”, и “кровавым”, и “с горы” и просто “выскочкой” и даже “любимой игрушкой” — кто-то имел неосторожность после очередного кувшина вина высказать вслух вот это последнее и разные сочетания других эпитетов. Но по большей части рамки этикета сдерживали душевные порывы тех, кто не желал повторить участь того заклинателя, и его называли, как полагалось, полным именем, изредка скатываясь до краткого “Змей”. Самому ему больше всего нравилось простое обращение “Хуншэ”, оно снимало весь налет этикета, напоминало о доме, чаще всего в разговорах с другими заклинателями было уместно и достаточно благозвучно, произносили ли они “Алый Змей” почтительно, с насмешкой или вызовом, не важно, но никогда — равнодушно.
— Я слышал о тебе. Кровавый змей, который сполз с горы. Что это за гора? Она была выше Цишань?
То, как именно его назвали, не было откровением, но где наследник мог такое услышать? Должно быть, кто-то потерял бдительность и не заметил его появления. Кто же был им недоволен в последнее время? Вариантов было достаточно для того, чтобы оставить эти попытки угадать.
— Гора обычная, молодой господин, скорее даже не гора, а просто высокий холм, на севере таких полно. В них, действительно, водится много ядовитых змей, любящих на зиму сползать в долины. — В любом дворце любого правителя змей не меньше, мелькнула мысль, пока он оглядывался, ища телохранителей юного господина взглядом. — Но Хуншэ спустился оттуда на мече, ведь так намного быстрее и удобнее было добраться до Безночного Города, чтобы попасть на Большую Осеннюю Охоту.
К счастью, в планы командующего вошло и посещение ближайшего к ним события. Шань Шэ уже было настроился направиться вниз и облететь всё поле, но у молодого господина появились свежие идеи:
— Нас не должны заметить раньше времени. Пролетишь через это прикрытие.
Высокие белоснежные облака, плывущие над головой, были слишком высоко, под ними туманились другие, с рваными краями, больше похожие на горный туман. Они перемещались с потоками воздуха, часто меняя направление под струями тепла, поднимающегося с прогретой за день земли. В одно такое и лежал их путь.
— В этом случае нам потребуется снизить скорость, — поток воздуха, в который они попали, благоприятствовал их движению, — тогда мы сможем незаметно прибыть на место под покровом этого облака.
А еще остаться позади телохранителей, если они не рискнут искать их в густой влажной пелене, и потеряться из виду. Самому стало интересно, что они предпримут, если нырнуть с наследником в это “прикрытие” и затеряться там.
Так он и сделал. Причем с удовольствием.
Такие холодные туманы, как этот, в его родных горах были обычным делом, и дышать им после знойного воздуха было отрадой. Шань Шэ почувствовал себя намного лучше, попав в родную стихию, даже золотое ядро ощущалось ярче. Небольшой отдых перед спуском был очень кстати, и он не терял времени зря, считая про себя до сотни — именно столько требовалось, чтобы оказаться над полями, — и только после этого начал медленно спускаться вниз. Пока не пересекая нижней границы облака, он еще крепче ухватился за плечо Вэнь Сю, давая ему возможность безопасно наклониться и рассмотреть то, что творилось внизу, через рваную плавающую под ногами пелену.
— Молодой господин, если подлететь ближе, нас заметят. Но если не подлететь, мы ничего толком не разглядим. Приказывайте, — улыбку с губ уже было не стереть.
И почему же так вышло, что он скучал по тем временам, когда мог возиться с детьми, хотя раньше, когда его отвлекали от тренировок, он часто бывал не доволен. Теперь даже такие простые радости были ему не доступны.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

8

Вэнь Сюй тяжело вздохнул. Растаяла его последняя и без того слабая надежда на то, что этот змей - хотя бы оборотень. Приходилось смириться с тем, что его генерал - самый обычный заклинатель. Это потребовало некоторых усилий, но, в конце концов, он понял, что сам Хуншэ наверняка ещё больше страдает от собственной обыкновенности.
- Мне нравятся змеи, - примирительно провозгласил он наконец. - Однажды я принес одну во дворец.
Это было довольно давно. И, должно быть, змея была не ядовитой, но она была быстрой, и Вэнь Сюй решил, что он должен быть быстрее. И, собственно, он оказался быстрее. Ещё змея была красивой, её чешуя переливалась оттенками желтого - от пожухлой травы до солнечных бликов на воде. Она пыталась сбежать, но Вэнь Сюй не для того ловил её, чтобы позволить победе вот так запросто выскользнуть из рук. Сунул за пазуху и придерживал рукой, пока не добрался до своих покоев. Когда наконец решил выпустить её, чтобы приручить, был очень удивлен.
- Правда, пока донес, она умерла, - подумав немного, он добавил. - Но тебе не надо бояться.
Пробираться сквозь облако было ничуть не сложнее, чем снаружи. Если не считать того, что было холодно и мокро. Вэнь Сюй стоически терпел это некоторое время, но любопытство, на котором он держался, испарялось довольно быстро. Вслед за ним вступило упрямство - очень уж не хотелось приобретать слову командующего, который чуть что готов отменить свои приказы, - но и его вряд ли хватило бы надолго. Хорошо, что генерал решился первым нарушить это пропитанное туманом молчание.
- Снижайся, - приказал первый молодой господин, надеясь, что в его голосе не слышится явное облегчение.
Стоило вынырнуть в чистое небо, двое заклинателей - телохранители, конечно - пристроились по обеим сторонам, уже не пытаясь делать вид, что их здесь нет. Вэнь Сюй раздраженно закатил глаза, но кричать им, чтобы скрылись с глаз долой, не стал. Во-первых, ветер свёл бы его усилия на нет, во-вторых и главных - он терпеть не мог неподчинения, а какое-то чувство подсказывало ему, что именно на это натолкнется его приказ. Уж лучше не рисковать. Тем более, внизу его ожидало что-то, что могло компенсировать навязчивость этих двоих.
С земли их, конечно, заметили, как только облако перестало служить укрытием. Кто-то - с высоты не различить - метнулся к шатрам, наверняка доложить обстановку. Это первого молодого господина вполне устраивало - говорить он собирался не с рядовыми адептами, а с командованием.
К тому времени, как он наконец сошел с меча, командование всё ещё не успело появиться, зато те самые рядовые адепты, увидев клановый рисунок на рукавах его одежд, наконец сообразили, с кем имеют дело и исправно бухнулись на колени. Но Вэнь Сюй прибыл вовсе не для того, чтобы созерцать согнутые спины. Он смахнул с волос холодные капли, которые одна за другой подло пробирались за ворот ханьфу и сразу перешел к делу.
- Принесите благовония.
Стараясь не поднимать голов, заклинатели переглянулись. Ситуация ничуть не походила на то, к чему они готовились. Их замешательство можно было понять, но простить их промедление - нет. Один, должно быть, самый сообразительный, понял это всего за десяток ударов сердца и, поднявшись на ноги, попятился. Вэнь Сюй же приготовился терпеливо ждать.
То, о чем он просил, прибыло одновременно с командующим смотром. Этого человека он знал. Ду Фухуа нередко появлялся во дворце, и ему не было необходимости разглядывать вышивку, чтобы узнать первого молодого господина. Генерал приветствовал его поклоном, и Вэнь Сюй поклонился в ответ, отдавая дань уважения его возрасту и заслугам. Но уважение, разумеется, не значило, что он должен был отказаться от своей идеи провести смотр по собственным правилам. В глазах командующего явно читался вопрос, но, подчиняясь этикету, он ждал, пока заговорит первый молодой господин. Тот, в свою очередь, не стал испытывать его терпение слишком долго.
- Передовые отряды врага, - сообщил он, взяв в руку палочку благовоний и прикосновением заставив её тлеть, - наступают с юга и прибудут сюда, к тому времени, когда палочка догорит. Вы, генерал Ду, и все заклинатели, которые уже прибыли на место смотра, - единственный оплот на их пути к столице. Действуйте.
Закончив эту не особенно изобилующую подробностями речь, Вэнь Сюй кивнул в знак того, что можно приступать к исполнению. Пояснять что-то ещё он посчитал излишним. Если здесь думали, что смогут развлечь наследника клана Вэнь фейерверками или парой показательных боев, этот самый наследник собирался обеспечить им горькое разочарование. [nick]Wen xu[/nick][status]тем, кто за нас в ответе, давно пора понять[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/634181.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo]

+2

9

За то, что он покинул место своей вечерней медитации и не появится в срок в своей группе заклинателей, он непременно будет наказан. Наставник Вэнь Хаодун не относился к нему как-то по-особенному только из-за того, что Владыка принял его в семью, и рассчитывать на снисхождение не приходилось. За то, что поднял наследника на мече, тем более до облаков, как знать, быть может, будет наказан вдвойне. Глядя на то, как Вэнь Сюй мокнет в густом молочном тумане, с непривычки тяжело дышит и озирается по сторонам, пытаясь делать вид, что всё идет именно так, как было задумано, можно было бы догадаться, что горные туманы ему тоже вряд ли бы понравились. Одежда пропиталась влагой и холодила тело, вода капала с волос даже во время спуска и так до самой земли. Так как они оказались практически над местом ставки командующего, пришлось спускаться по дуге, плавно перешедшей в спираль.
Телохранители наследника приклеились к ним, с некоторым неудовольствием поглядывая на Змея. Видимо, еще никто из тех, кто соглашался на условия наследника, не доставлял им столько хлопот, и они больше не решались следовать на расстоянии, опасаясь того же, что и он — наказание будет и им, если кто-то узнает, что они потеряли наследника из виду. Этих старших он знал только понаслышке, но, в любом случае, доставлять им проблемы не хотел. Приветствие одному и другому едва обозначенным поклоном и улыбкой ничего не решало, на их лицах прямо таки желваки заходили. Да, на удивление, при всем понимании того, что последствия будут обязательно, Змею сейчас было весело, он едва смог справиться с лицом, глуша это веселье, когда отпускал плечо наследника, ступал на землю вслед за ним, убирал меч в ножны. Он бы и меч убрал в рукав да по этикету было не положено. Телохранители встали по бокам от него, в одну линию, как положено, все еще полыхая недовольством.
— Принесите благовония, — прозвучал следующий уверенный приказ коленопреклоненным адептам.
Хоть и не сразу, но приказ был выполнен. Командующий Ду появился сразу же, как только ему сообщили о прибытии важной персоны, мельком взглянул на его свиту, не заострив взгляда ни на ком конкретно, и перевел всё свое внимание на молодого господина, который явно собрался сделать этот день ярким и запоминающимся:
— Передовые отряды врага, наступают с юга и прибудут сюда, к тому времени, когда палочка догорит. Вы, генерал Ду, и все заклинатели, которые уже прибыли на место смотра, — единственный оплот на их пути к столице. Действуйте.
Командованию сейчас он бы не позавидовал, но пришлось вцепиться зубами в губу, чтобы не выпустить смех наружу, пожевать ее, опустив взгляд под ноги, утихомирить эмоции, так некстати охватившие его сегодня. Командующий Ду подозвал помощника, что-то шепнул ему на ухо, тот кивнул, бросился на выход, встал на меч и взмыл в небо.
“Что он задумал?” — Шань Шэ наблюдал, как раздаются тайные приказы, как разбегаются в разные стороны по указанию генерала адепты выполнять их.
— Боевое построение! — крикнул кто-то, запела труба, одна, вторая. Волна прошлась по разбитым на окраине поля палаткам, отряды собирались на боевую тревогу, не учебную, чтобы всё было так, как велено.
— Первый молодой господин, — командующий Ду отдал честь и показал направление, — прошу пройти в наблюдательный шатер.
С пологого холма, на который они восходили не слишком торопливо, дабы дать войску занять позиции, открывался хороший обзор на все поле. Шань Шэ был рад оказаться здесь сегодня и получить шанс наблюдать картину, которая разворачивалась на равнине. Завтра он окажется там, внизу, и не сможет насладиться видом войска во всеоружии, будучи его частью. Сможет ли он когда-нибудь вот так стоять рядом с Владыкой и его наследником во время таких празднеств, поднявшись на самый верх по таким скользким ступеням в Знойном Дворце? Сегодня, возможно, он упадет с них, и, если не найдет способ зацепиться за что-нибудь, быть может, даже пострадает. Взгляд командующего Ду через плечо — на него — не предвещал ничего хорошего.
В момент, когда процессия оказалась на вершине, а солнце уже очертило вечерним золотом дальние горные пики, построение было завершено. Приветствие командующему разнеслось по долине. В тот момент из леса на дальнем рубеже показался другой отряд. Отсюда было не слишком хорошо видно, но знамена, что они несли, были явно другого цвета.
Змей замер, вспоминая, все сценарии, которые готовились к учениям. Один из них подходил к ситуации. Что же выходит, командующий Ду воспользовался ей, чтобы провести последние учения перед завтрашним смотром? Ожидалось, что оба отряда пойдут на сближение, и один из них проиграет. Не приходилось гадать, какой из них “проиграет” сегодня.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

10

А начиналось всё неплохо. Никто не стал вздыхать и охать о том, что делает наследник так далеко от дома без свиты. Никто не попытался сразу же устроить его на отдых или накормить, хотя во дворце уже наверняка было время ужина. Даже сухой плащ никто не предложил, хотя от этого, по правде говоря, он бы даже отказываться не стал. Командующий, казалось, прекрасно осознавал трудности военного времени, моментально понял приказ и принял его к исполнению. Загремели звуки подготовки к битве, вдыхая жизнь в старое заслуженное поле для маневров. И место, отведенное для наблюдений, должно было давать великолепный обзор.
И всё же что-то было не так, это Вэнь Сюй заподозрил на полпути к тому самому шатру, хоть и не сразу понял, что именно не сходится. Только настроение стало неумолимо падать.
Вражеские отряды и в самом деле появились, даже раньше, чем палочка благовоний в руках первого молодого господина выдала прощальный дымок и погасла. Вэнь Сюй удивленно подался вперед, вглядываясь в освещенные закатным солнцем знамена - уж кто, а он-то прекрасно понимал, что обозначенный им враг лично явиться не сможет, потому что не существует в природе. Но, презирая все её законы, а заодно и мнение уважаемых наставников о том, что нечто не может появиться из ничто, организованный отряд шел навстречу наскоро выстроенным войскам ордена. Вроде бы и жаловаться не на что: как и должно, окружающий мир менялся, чтобы соответствовать его желаниям и воплотить в реальность любое его слово. Вроде бы...
Вэнь Сюй отбросил в сторону ненужную теперь палочку, с раздражением одернул промокшие рукава, липнущие к телу, сложил руки на груди и свёл брови. Некоторое время он наблюдал, как сближались воображаемые противники на воображаемом поле боя, как заклинатели в цветах Цишань Вэнь без труда разбивали строй врага и начинали теснить его назад к лесу, как один за другим падали в грязь знамена, гербы на которых ничуть не напоминали родовые знаки Юй или Цзянов. Зато войска напоминали кое-что другое. Пресловутых деревянных солдатов.
Первый молодой господин закипал. Как будто подтверждая его недовольство, тихо заурчал желудок. Теперь-то ему было ясно как день,  что именно не так. Пересилив любопытство, которое то и дело норовило вернуть взгляд к полю пусть и не настоящего, но всё же боя, наследник повернулся спиной к сражению и поочередно воззрился на командующего и на каждого из своих сопровождающих. В самом деле, многие оплошности можно было простить, но не то, что эти люди, которым доверили безопасность самого Безночного города, вместо этого пытаются развлечь его играми.
- Командующий, - вкрадчиво начал было Вэнь Сюй издалека, но на дипломатию не хватило терпения, - уверен, что все заклинатели, прибывшие на место, защищают подступы к городу?
Неужели все смотры проходили так же? Стал бы генерал Ду разыгрывать представление, если бы вместо него здесь стоял отец? Конечно же нет. Значит, он считал, что это лишь первого молодого господина клана Вэнь можно спокойно обмануть? Если бы у Вэнь Сюя был меч, он, должно быть, положил бы руку на рукоять, чтобы придать веса своему недовольству. Увы, в распоряжении наследника оказались лишь убийственные взгляды, зато в них он вкладывал душу, а вместе с ней и раздражение, которое и его самого уже начало обжигать, стремясь прорваться наружу хотя бы в словах.
- Возможно, генерал Ду прав, хватило бы и половины, ведь каждый адепт Цишань Вэнь в бою стоит десятка других. Но не значит ли это, что в его подчинении слишком много людей? Может быть, командующий будет ничуть не менее полезен Ордену, имея в распоряжении лишь небольшой отряд?
[nick]Wen xu[/nick][status]тем, кто за нас в ответе, давно пора понять[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/634181.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo]

+2

11

дисклеймер

титаническим усилием воли я опускаю здесь большую часть "зеленых (и земляных) пельменей", "общественного транспорта", "черепаших яиц", "обжаривателей риса" и прочих "продавцов тофу" и "надувателей коров через промежность"

― Задержать! Удержать любой ценой! Задержать! Держать!
― Без дороги, в горы, простудится, заблудится! Упадет с седла, запутается в стремени! Ну что вы стоите-то?! За ней! (с)

Все это время в Цишань веселились совсем иначе, правда веселье было каким-то лихорадочным, больше похожим на панику - бесшумными стайками носилась за пределами облюбованной Владыкой для разбирательств залы прислуга, значительно ускоряясь на открытых участках коридоров, испуганно потели ожидающие своей доли высочайшего внимания евнухи, несмотря на раннее ещё время горели огни, облизывая жадными языками стенки медных чаш.
Увереннее всего чувствовали себя заклинатели, стоящие у чрезвычайно ласкового и тем более опасного главы Вэнь за спиной - именно сегодня более безопасного места и более несравненного алиби в Знойном дворце не было, - раз уж эти четверо следовали за Владыкой Бессмертным шаг в шаг с самого полудня, быть виновными каком-то ином сегодня проступке они попросту не успели бы.
Вэнь Жохань отряхивает руки, словно после долгой работы и с нежностью почти отеческой обращается к тому, кто склонен перед ним в поклоне. Распластан по полу - так было бы определенно вернее определить этого человека, раз уж второй из присутствующих у подножья лестницы, тот, в ком все еще вибрирует от приложенных к нему усилий меч, пронзивший податливое тело насквозь и гардой застрявший в окрашенных алым свежеобломанных губах, - уже почти что не человек. Труп. Падаль. Собрание хрипов и конвульсий, - или будет ими совсем скоро, как только тело не удержится на коленях и третьей точке опоры, и завалится набок в тёмную лужу из крови и нечистот. Впрочем, в достойных похоронах бывшему начальнику охраны первого молодого господина Вэнь не откажут.
Потом.
— Глава ордена Вэнь хочет видеть тех адептов, что стояли сейчас на южных и западных стенах орденской резиденции. Иди.
О-чень хочет на самом деле, раз уж донесения от них так ине поступило. А убивать их - не хочет (в самом деле, что за морока - всё сам, всё сам), но если нужно будет - убьет, - не потому что так уж хочется - он с удовольствием отдал бы эту обязанность в чужие руки, - потому что правильный страх должен подталкивать к верным решениям. К порядку, подчинению и послушанию. Раз уж своей головы адептам не приставить, и, как ни хочется выразиться поэнергичнее, просто слова здесь тоже вряд ли помогут.

Первую успешную деятельность сына и наследника Владыка Бессмертный переживал сосредоточенно и без лишних движений, - он просто был в бешенстве, холодном, деятельном, целенаправленном бешенстве, - пусть даже сперва ему казалось, что он не совладает с собственным гневом - не удержит себя и упустит какую-то из нитей, ведущих к контролю произошедшего. Проще всего - отдать всех палачам и окружить себя трупами справедливо покаранных. Да что окружить - засыпать ими весь город по самые черепичные крыши. Сложнее - нежно улыбаться и расспрашивать, собирая детали происходящего воедино.
Произошедшего.
С ЕГО СЫНОМ!!!
Да, конечно, Вэнь Сюй был уже большим, достаточно большим, чтобы ожидать от него активных проявлений самостоятельности, и глава Вэнь ждал их нетерпеливо, голодно, был готов к чему-нибудь такому - самоуправству или попыткам отстаивать свои интересы, капризам или,... вот сам он, к примеру, начал с  экспериментов.

Вэнь Жоханю казалось, что он был готов, но он не был и всё то время, пока наследник ордена Вэнь уже покинул Цишань, но ещё не прибыл туда, откуда может прийти гонец, далось ему нелегко.
Улыбаться, ему нужно улыбаться, иначе он ничего не добьется - сорвется, взбесится и посеет лишь страх, а страх, это не только учитель, но еще и тормоз, затычка для всех тех слов, что ему именно сейчас так важны, пусть даже улыбка его не может никого ввести в заблуждение, - слишком уж хорошо чувствуется настрой главы Вэнь безо всяких слов. Улыбаться, получить информацию, высказать терпение (еще несколько тягостных мгновений) и донести до понимания тех, кто все же не хочет лишиться жизни тот простой факт, что повиноваться первому молодому господину Вэнь обязательно, но не выполнять все остальные распоряжения быстро и точно... безрассудно.

Спустя три реплики, два ответа и один приказ, у отрядов южных стен Цишань появляется новый второй командир, - голова старого с раззявленным ртом по широкой дуге перекатывается через порог, чуть подпрыгивая поначалу, медлит на первой ступеньке, но все же переваливается за край, а дальше все ускоряется, скатываясь все ниже и ниже.
Звук, с которым она раскалывается где-то там, внизу, разогнавшись слишком уж сильно и оставив за собою смазанный след, сверху практически не слышно. Его и некому слышать, - к этому моменту наверху никого уже нет, только слуги снова суетятся, принимаясь спешно отчищать испачканные алыми отпечатками пяти пар ног полы.

Солнце уже почти что садится за край долины, когда его отряд (слишком большой, слишком церемониально одетый, слишком неспешный, а ведь главе Вэнь куда больше хочется пронестись по предночному небу огненным болидом, взметнуться на известный ему холм, и... лично голыми руками оторвать всем виновным и невиновным руки, ноги, языки и головы, - именно в этой последовательности, пусть даже с момента доклада о видимых перестановках на поле для смотра Владыка и уверен, что знает, что именно происходит)  закладывает приличествующего размера левый поворот, не торопясь приближаться к холму. Сейчас Вэнь Жохань и сам всё достаточно хорошо видит. Всех, - и генерала Ду, и обоих телохранителей наследника, и Юэ Шань Шэ (этого еще не доставало), а главное - свою драгоценную пропажу, недовольно стоящую со скрещенными на груди руками там, где и должен стоять настоящий полководец, учинивший ордену Вэнь эту внезапную проверку боем. Пусть изнутри, но настоящую.
Сдерживает его только присутствие сына и для всех остальных это вряд ли грозит чем-то хорошим... потом, но пока что лютое бешенство Верховного Заклинателя нельзя ни увидеть, ни почувствовать - только угадать, если очень хорошо знать, куда смотреть. А вот то, что на смотровой холм он пока что не собирается видно любому желающему - вместо того, чтобы приземлиться в лагере отряд снижается в лесу и скоро отряды в цветах Солнца движутся уже не к лесу, а из лесу. Отступают. Почти бегут, едва ли пытаясь организовать оборону.
Если Вэнь Сюй выбрал красных, глава Вэнь готов удовлетвориться черными.

Подпись автора

игрок заранее дает разрешение на тяжелые ранения, в том числе на смерть персонажа в результате адекватного отыгрыша
self

+2

12

Это будет великая победа, достойная наших предков-викингов!

Пламенная речь должна была произвести чуть больше впечатления. Во всяком случае, Вэнь Сюй рассчитывал именно на это, а вовсе не на то, то взгляд генерала вдруг обратится к небу, да так и останется там. Здесь уже любопытство вновь перехватило поводья. Наследник задрал голову. Губы сложились в растерянное "О...", но не произнесли ни звука. Взгляд вслед за небольшим отрядом на мечах заложил петлю, уходя в сторону леса. А потом началось... то что началось. Героическое наступление захлебнулось. Лес поглотил небольшое войско, пережевал и выплюнул. Несвоевременно пришла мысль о том, называют ли в хрониках тактическим отступлением именно это.
- Они бегут, - тихо проговорил Вэнь Сюй, а затем опять развернулся к генералу. - Они и правда бегут?
- Первый молодой господин хотел увидеть настоящий бой...
Командующий едва шевелил губами и был бледен. Может быть, чуть более бледен, чем был бы в этом самом настоящем бою. А еще командующий медлил и не отдавал приказов. Вэнь Сюй даже понимал, почему - пойти против Владыки Бессмертного невозможно. Даже если в том, что сначала было игрой на твоем поле. Он сам знал это, и мысль о том, чтобы покорно сдаться, почти обосновалась в голове, пока не была вытеснена словами генерала Ду. Настоящий бой. Да, это настоящий бой, и солдаты в цветах его клана отступают, и командующий ни за что не прикажет повернуть, и он проиграет, и Безночный город... Понятие о том, что именно враг сделает со столицей, тонуло в таком же густом тумане, как тот, который оказался внутри облака, но оно было и не нужно, достаточно оказалось и всего остального. Первый молодой господин сжал кулаки.
- Принимаю командование. Юнчжи, твой меч. Полетишь низко, - один из телохранителей задумался на мгновение, а потом кивнул, рассудив, что уж лучше так, чем вновь доверять подопечного выскочке Юэ. Подопечный же, не замечая его сомнений, продолжил раздавать указания.  - Генерал Ду, за мной. Мы должны напомнить им, кто они такие. Войска Цишань Вэнь не обращаются в бегство!
Мысли забегали вперед, приказы выходили короткими и рваными, но Вэнь Сюй даже не думал о том, что может быть неправильно понят. Да и вообще не думал ни о чем, кроме кампании, которую теперь считал своей.
- Хуншэ, - для него - особенное задание. В конце концов, о Змее он слышал кое-что и помимо презрительного прозвища, и если эти слухи были хоть на четверть правдой, задание подходило ему весьма кстати. И у них появлялась надежда. - Атака с тыла. После того, как мы с генералом привлечем к себе внимание. Будь тихим.
Ну а потом наконец вновь встать на чужой меч и рвануть к полю боя. Он не проиграет. Пронестись наперерез бегущим, отчерчивая летящим мечом черту, которую переступать нельзя. Он не проиграет. Собрать духовные силы, циркулирующие в теле, сколько бы их там ни было и вложить в голос, чтобы заставить слушать рассыпающиеся на глазах войска. Чтобы хотя бы попытаться собрать, вернуть себе, а если не получится - тогда продолжать борьбу хоть бы и голыми руками. Он не проиграет!
Едва ли Вэнь Сюй понимал, что он собирается делать дальше, да и что кричит перепуганным адептам. Даже не слышал - в голове что-то гудело. Собирался о том, что некуда отступать, ведь за ними - Небо без ночи, а если кто-то в пылу бегства и услышал случайно "Огненный дворец", то он, конечно, был ни при чём. Впрочем, может быть, заклинатели и вовсе прислушивались не к нему, а к командующему, который не отставал. Командующий не кричал ничего, но в обреченном молчании в подтверждение слов наследника натягивал тетиву, ясно демонстрируя, что ни один дезертир далеко не уйдет. Стрела срывалась с неё всего два раза, оба - по ногам: может быть, генерал Ду щадил своих людей, а может намекал, что легкой смерти не будет. Так или иначе, один за другим адепты ордена Цишань Вэнь разворачивались, объединялись, сливались в единую силу готовились дать бой разрозненным отрядам противника. Командующий привычно сыпал лаконичными приказами, которые были более полезны, чем те "Остановить их!" и "Стоять до смерти!" которые мог предложить первый молодой господин. Убедившись, что здесь его помощь больше не нужна, тот наконец приказал Су Юнчжи переместиться во главу армии, чтобы не медля двинуться в сторону основных сил противника. Время скрываться в наблюдательном шатре прошло - если они хотят нанести удар, пусть осмелятся ударить по наследнику Ордена.

[nick]Wen xu[/nick][status]тем, кто за нас в ответе, давно пора понять[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/634181.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo]

+2

13

Развернутое на всё поле представление шло по заранее прописанному сценарию, но разве что в ускоренном темпе. Должно быть, генерал Ду отдал приказ не слишком затягивать “учения”. Понять его было можно. Чем дольше длилось ожидание, тем нетерпеливее поглядывал в небо командующий, тем сильнее сдвигал брови.
Шань Шэ тоже показалось, что Владыка Бессмертный задерживается. В том, что гонец с донесением отправился в Знойный Дворец, сомневаться не приходилось, однако время шло, а его всё не было. И вот уже, когда “битва” подходила к логичному завершению, в небе, наконец, показался небольшой отряд. Неторопливо выплыл в поле зрения на расстояние достаточное, чтобы пересчитать всех присутствующих обеим сторонам, а затем нырнул в лес.
“Это… не хорошо”, — почувствовав, что напрягся, он одернул себя и поймал на ожидании чего-то неизбежно неприятного. В том, что сегодняшний вечер будет утоплен в крови, сомневаться больше не приходилось. Солдаты в беспорядке посыпались из леса на поле, даже не пытаясь перестроиться заново.
Страх. Вместе с Владыкой пришел настоящий ужас, который он внушает своим людям.
Уголок губы дрогнул. Внушает ли он такой же священный ужас людям из других земель? Хоть бы раз такое увидеть своими глазами. То, что Глава Ордена решил задержаться в лесу, могло значить, что он желает излить избыток присущего ему гнева, или, быть может, преподать урок? Кому угодно из здесь присутствующих или никому. Наблюдать и слушать тишину — вот и всё, что сейчас оставалось.
— Они бегут. Они и правда бегут? — Казалось, Вэнь Сюй не сразу поверил в увиденное.
— Первый молодой господин хотел увидеть настоящий бой...
На командующего Ду смотреть не хотелось. Печальное зрелище, и последствия вечера не известны.
“Что можно сделать? Как можно всё исправить?” — Эти мысли приходили в голову и раньше, но сейчас потребность в ответах была остра как лезвие его клыка. Поймав себя на том, что сжал ножны меча до хруста в пальцах, потер свободной рукой предплечье — как же давно он свободно не носил свое оружие. Проклятые правила и этикет!
Тем временем, Первый молодой господин очнулся и решил, что проигрывать нельзя. Войска Цишань Вэнь не обращаются в бегство. Он совершенно точно это знает, ему об этом рассказали едва ли не в первый день обучения, но знает ли он, сколько людей сегодня простятся с жизнью? Шань Шэ оборвал и эту цепь мыслей, откинув всё, кроме одного — думай как Вэнь. Молодой господин выбрал телохранителя, чтобы пойти в атаку, и теперь он ждал, что же на его долю выпадет в этот раз.
— Хуншэ, атака с тыла. После того, как мы с генералом привлечем к себе внимание. Будь тихим.
Удивился ли? Да. Приятно удивился, склоняясь плавно, быстро и, ни слова не говоря, так же быстро скользнул в сторону, отправляя меч в полет и разбегаясь для прыжка. Привлечь внимание на поле юный командующий сможет очень быстро, а вот найти ту самую цель, ради которой его отправили в тыл, — на это потребуется время, каждый миг на счету.
Будь трижды благословен создатель рукава цянькунь, из которого со вздохом облегчения и внутренним трепетов он вынул поочередно свои наручи. Закрепляя их на руках, он снова почувствовал, что… целый. Вся духовная энергия, разделенная на части, собралась рядом, и это придавало уверенности и сил, но более всего — предстоящая охота. Тома правил о допустимых и недопустимых методах боя уже давно повредили ему печень, самое время достать эти занозы и спалить их во имя Юэ. Пусть его накажут после — теперь уже даже не важно, за что именно, — но он будет делать то, что нравится именно ему, исполняя то, что должно.

Кроны деревьев, к счастью, не были слишком густыми, не были и жидкими. Осторожный крюк и медленное возвращение гарантировало, что его никто не заметит с земли, зато он мог спокойно выискивать тех заклинателей, что прибыли вместе с Владыкой, группы сражающихся друг с другом солдат не были интересны. Флакон темного стекла, извлеченный из недр рукава-кармана, был вскрыт очень осторожно, в гнезда трех кинжалов потекла черная вязкая жидкость, позже она размажется по лезвиям, делая их опасными для противников, и, если придется, он использует и яд, чтобы добиться своей цели. “Убийца крови” был спрятан вновь, а другой флакон занял место в руках. В этом находилась жизнь тех, кому она будет позволена, если… когда все получится. Смазанные тонким слоем куда более слабого яда лезвия заняли свои места, а флакон исчез в бездонном рукаве, уступая внимание другому.
Дворцовые одежды мелькнули внизу впервые. Впереди, довольно близко, были слышны звуки боя, крики, треск веток и топот десятков ног. Ему не было интересно взглянуть на то, что там происходило, куда занимательнее была охота на тех, кто шел в свите Владыки. Те считались лучшими из лучших, и добраться до них, шагая по лестнице обучения отпущенными всем молодым адептам шагами, было невозможно. Но сразиться с теми, кто заслужил быть рядом с Главой Ордена… от этого закипала кровь, обострялись все чувства, воздух, пропитанный запахами потревоженной земли и листвы, крови и отчаяния, становился вкуснее с каждым глотком. Как в тот, самый первый день. Тогда он убил таких по приказу, они не ждали беды и были медлительны. Смог ли Владыка за три года найти себе кого-нибудь получше?
И почему это его вообще заботило? Сейчас у него приказ от разыгравшегося не на шутку наследника пойти против его отца, но, справедливости ради, солдаты великого ордена Цишань Вэнь не должны спасаться бегством, тем самым приближая свою смерть. Страх убивает. Шань Шэ не чувствовал страха, его “клыки” предвкушали свежую кровь, первую за долгое время, а меч вибрировал, поглощая излишнюю радость.
Будь тихим.
Он был, тихой тенью спустился, не тревожа ветви старых деревьев, прячась за стволами. Тот первый, кого он увидел, был часовым. Его тихая смерть была предрешена, подай он сигнал, хотя бы издай хрип, он был привлек к себе внимание. Здесь, вдали от пламени, тени были глубокими, а блики тусклыми, ничто не помешало сломать ему шею одним аккуратным движением и удержать меч от падения на землю, поймав его на сапог. Балансируя на одной ноге, аккуратно усадить тело, прислонить к стволу и приставить меч к плечу.
“Прости, брат, ты был беспечен”.
Один из четверки. Слух подсказал, где искать еще двоих и их командира. Ступая бесшумно и медленно, он подкрадывался все ближе. Пусть это будет его последняя охота и последнее в жизни удовольствие — сорвать маску хоть на несколько мгновений и не делать вид, что такая жизнь, какую он сейчас ведет, и есть предел его мечтаний. Он был готов, как был готов умереть каждый день, проведенный во дворце. В конце концов, от этого ожидания устаешь.

Следующие трое умирают одновременно. Удар в спину? Бесчестно? Плевать. Двое захлебываясь кровью, пытаются зажать распоротое горло, голова командира летит в кусты. Шум падения привлекает еще двоих. Нельзя, чтобы они увидели тела раньше времени, нельзя медлить, поднятый камень падает в ручей, притопленные вязкие берега которого в низинке справа от него ждут новую порцию жертвенной крови. Кусты отлично скрывают его. Яд, попавший в кровь жертв, уже остановил их сердца, и они молчат. Идущие на звук заклинатели падают лицом вниз, не успев издать ни хрипа, их сердец коснулись лезвия, убивая мгновенно.
У него все еще есть один неиспользованный кинжал, а два свободно возвращаются в руку, вытираются о штана трупа и прячутся в свои гнезда, где смолистый яд снова покроет их по всей длине. Хэйчжао холодит руку, принимая свою жертву, и ждет новую.
Там, впереди, он чувствует эту тяжелую ауру гнева, Владыка Бессмертный, и вряд ли он сможет подобраться к нему близко, не выдавая своего присутствия. Он мог бы уйти и сейчас, позже, когда будут считать трупы, всё откроется, но он сможет прожить еще один день. Быть может, только ночь. Либо сейчас он покинет свое укрытие и вступит в бой с теми, кто уже направляется в его сторону, кто вынимает мечи и зажигает огненные талисманы, чтобы видеть лучше в густом полумраке леса.
Солнце ушло за горы, скоро стемнеет совсем, а звуки битвы всё продолжают доноситься с опушки. Стоя за деревом, Шань Шэ пропускает четверку вперед, позволяет им найти трупы и начать бить тревогу, встает на меч, прикрываясь деревом, поднимается наверх, туда, где можно спрятаться в густой кроне и осмотреться, пока потревоженные адепты ищут его внизу. Перелезть с одной ветви на другую там, где они растут плотно, не составляет труда. Оттуда лучше обзор на поляну — горит огонь, по четырем сторонам лицом к лесу стоят телохранители, кажется, что их обзор полный круг, но каждый, всматриваясь во тьму, уязвим со спины, высокая фигура у пляшущего костра сейчас выглядит почти демонической.
“Не пощадит”, — как знать, кто из тех, что рядом, на сей раз будет дорог ему. Шань Шэ думает быстро, немного слабого яда он наносит на лезвие меча.
Адепты возвращаются несмело, доложить о том, что ушедшие в лес, убиты, не решается никто, кроме живого пока еще командира четверки, да и то на ухо ближайшему телохранителю. Шесть из десяти мертвы, осталось две четверки. Шансы слишком малы, чтобы появляться на поляне. Шань Шэ вынужден снова уйти в лес взять восточнее за ручей, спуститься осторожно, найти удобное место и хрустнуть “случайной” веткой.
Чуть позже, склонившись над скрюченными от судорог он произносит отчетливым шепотом:
— Тсссс… не двигайтесь, иначе яд распространится быстрее и убьет вас, — командир не слушает и набирает воздуха, чтобы крикнуть. Он не успевает, торчащий из открытого рта меч намекает остальным, что убивает куда быстрее, чем бы им хотелось. Случайные брызги крови ложатся на щеку насмешкой. Вышло неаккуратно, но остальным больше не хочется ни шевелиться, ни дышать.
Змей улыбается, тушит все огни взмахом руки и бесшумной тенью скрывается в лесу.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

14

- Где должен быть командир?
- Впереди, на лихом коне!

Осмелятся, эти - осмелятся, оглушенные и подстегнутые там, в лесу, горячими речами Верховного Заклинателя и не слышащие сейчас ничего иного, даже страха собственного тела, желающего жить. Впрочем трусов и тех, кому жизнь была дороже выполненного задания на такие маневры и смотры брали нечасто - оказаться на таком поле в любом качестве было честью, и сейчас за эту честь платили настоящую, кровавую цену.
Ударить в несколько отрядов, не дать сомкнуть ряды, атаковать командующего, но не ранить его и не убивать, - задача, поставленная перед наступающими из леса "завоевателями Цишань" была дрстаточно проста и бегущие старались приблизиться к ее выполнению. Стоило только первому молодому господину Вэнь появиться у переднего края, как разрозненные отряды противника споро перестроились в два атакующих фланга и тем самым заготовленным для показательных выступлений маневром попытались взять самонадеянных командиров в клещи. И если сам генерал интересовал их больше как сильный противник, которого следовало отвлечь, занять, покалечить и убить, то вокруг парящего на мече телохранителя и его подопечного стало действительно жарко от множества попыток атак, атакующих клинков, талисманов и верёвок. Обычных простонародных веревок, снабженных грузиком и так и норовящих захлестнуть парящих на мече за ноги и стянуть на землю, под тяжелые сапоги, в кровь и грязь.

Слабость его позиций сейчас в том же, в чем сила, и глава Вэнь отлично понимает и то, что не может появиться на поле, и то, что присутствовать там должен - людей можно испытывать на прочность только в рамках того, как они в принципе способны согнуться. Множество часов и дней, проведенных в Огненном дворце давно научили его этому - единицы способны выпрыгнуть за грань, но большинство нужно до смерти заездить, чтобы хотя бы подвести к их пределу, так лениво и бережно к себе даже лучшее сознание и самое тренированное тело. Выйди он из кущи древ, и заставит своих людей обратиться против их главы - урок недопустимый. Здесь же, однако, он внезапно для себя ощущал себя почти что беспомощным, не способным жёстко контролировать ситуацию и даже отчасти тревожным, что обещало мало милости и понимания тем, из-за кого хоть что-то может пойти не так. Не должно. Но может, несмотря на то, что он сам проверял тех, кто был сейчас там, на поле, на готовность жизнь отдать вместо его наследника и сына. Не вместо - ради того, чтобы с Вэнь Сюем не случилось ни одной из тех случайностей, которыми изобилуют войны. Куда больше, чем ночные охоты.
В этой тревоге он успевает отослать ради наблюдения сопровождающих целых два раза, прежде чем осознает, что что-то совсем не в порядке. Здесь, не там (хотя может и там - тоже, но этого из леса не видно) происходит что-то, что вовсе не должно происходить и Вэнь Жохань вслушивается в шум настороженно, считывая картину боя по звукам и крикам, не по теням и цветовым алым пятнам, которых он все равно не в силах увидеть.
- Поднимись.
Это - одному из четырех, оставшихся с ним, тех, кого отослать немыслимо, если не желаешь признать того, что происходящее - не по плану. Он - не готов, но если Цзя Сю только попробует ослушаться, глава Вэнь даст волю своему гневу - это очевидно всем пятерым. Как очевидно и то, что фактического контроля над происходящим - тех, кто сможет донести волю главы ордена до его же войск, у Владыки сейчас нет.
- Поднимаемся, - поправляется он спустя долгий миг.
Нет, он не ступит на поле, но и контроль над ним так просто не отдаст.

Отредактировано Wen Ruohan (Вторник, 19 января 01:29)

Подпись автора

игрок заранее дает разрешение на тяжелые ранения, в том числе на смерть персонажа в результате адекватного отыгрыша
self

+2

15

Миииир вашему дому

Вэнь Сюй ведет за собой армии, и ему всё равно. Больше всего ему всё равно на то, что небольшое войско, на самом деле, движется титаническими усилиями генерала Ду. Ещё немного - на то, что ждёт его впереди. То есть, конечно, он знает, что его ждёт - слава. Смерть, если и существует в природе, то для кого угодно, но не для него. Хотя в этот самый момент смерти нет вообще - ведь не боятся же теперь, идут вперёд, наконец они идут в бой достойно адептов великого ордена, и даже заставляют противника расступиться!
Почему расступился противник, Вэнь Сюй, увы, понимает только тогда, когда генерал где-то за его спиной отдает несколько особенно громких приказов, а два отряда начинают смыкаться. Су Юнчжи тихо и очень грязно ругается, вцепляется  в плечи и направляет меч свечой вверх, но не успевает. Тихий свист - и веревки закручиваются вокруг его лодыжек. Ещё несколько мгновений он пытается устоять, выравнивает меч, но те, кто внизу, - тоже не простая солдатня, а самые, что ни есть, заклинатели, и их намного больше. Юнчжи падает, все еще удерживая меч своей волей, ускоряя его полет и направляя туда, где черная толпа пореже. Но для Вэнь Сюя этот клинок теперь - просто узкая полоса металла. Он верит, что вполне справится и сам, верит до того самого момента, когда в глазах темнеет - не из-за сумерек, а от удара о землю.
Подняться сложно. Он пытается, но тут же падает - толкают в спину. Пытается ещё, и на этот раз даже делает несколько шагов вперед - или туда, где, как ему кажется, этот самый вперёд находится. Рассмотреть знамёна или одежды мелькающих вокруг заклинателей не удается: темнеет, да еще и глаз открыт только один, а второй отказывается служить. Первый молодой господин не терпит неповиновения и разлепляет второй глаз грязными пальцами. В ответ лоб вспыхивает резкой болью, которая заставляет его вскрикнуть, а пальцы теперь испачканы еще и в крови - бровь рассекло о какой-то камень.
Но хуже всего то, что он понятия не имеет, что делать дальше, чтобы наконец вырвать свою заслуженную победу. Сжимает кулаки и зубы, чувствует, как подступают к глазам злые слёзы и поднимает лицо к небу, чтобы не позволить им предательски скатиться по щекам. И видит, что солнце опять на небе. Этого достаточно для ещё одного усилия.
- Владыка Бессмертный смотрит на каждого из вас! - Вэнь Сюй указывает на небо пальцем и вновь кричит, не беспокоясь о том, солдаты какой из сторон вдохновятся этим больше. - Будьте достойны! Вперёд!
На последнем слове голос подводит, и он заходится кашлем, глотая еще больше пыли, а потом, вдруг потеряв интерес ко всей этой возне, обнимает себя за плечи, безуспешно пытаясь сдержать дрожь - холодно...
[nick]Wen xu[/nick][status]тем, кто за нас в ответе, давно пора понять[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/634181.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo]

+2

16

Через лес, ставший немного гуще в этой стороне, Змей просто прошел пешком. Он должен был увидеть все своими глазами и так близко, как только мог. Это был первый раз, когда нечто похожее на реальный бой происходило вокруг.
Нет…  Это было похоже на реальное безумие — свои сражались со своими, хоть и без особого энтузиазма, но все же не в полсилы. Разошлись ли не на шутку, выпуская ярость, или дрались из-за страха за свою собственную жизнь, или же обреченно, как и полагается смирившимся, Шань Шэ отбивал случайные удары мечом или раздавал пинки, проходя мимо них и направляясь к опушке. Завидев его, отворачивались и искали новую цель, все были заняты делом по самое горло, и залитый чужой кровью молодой адепт просто их не трогал.
— Эй ты, стоять! — рявкнул кто-то, когда он уже почти миновал один из отрядов. — Стоять, кому сказал!
Свист рассекаемого мечом воздуха заставил воспринять угрозу всерьёз и уйти с линии атаки. Этого заклинателя он узнал: один из тех, кто поглядывал на него свысока с самой первой охоты. Брезгливо скривив лицо, тот словно делал одолжение, нападая на бродяжку, и внезапно Шань Шэ понял, что для одного из них эта встреча при таких обстоятельствах — прекрасный шанс избавиться друг от друга. Так уж заведено в Знойном Дворце — или ты, или тебя, и, хоть честный бой всегда был предпочтительнее добрых интриг, но точно не сегодня. Сегодня этот заклинатель наверняка умрет и умрет он не слишком быстро.
Три взмаха меча, жаждавшего его крови, остались без добычи и ответа. Хэйчжао не для тех, кто не воспринимает его хозяина всерьез, и не для тех, кого хозяин всерьез не воспринимает. Довольно и “бандитского” оружия, которое этот адепт так высмеивал. Идеальная смерть — последний урок — не слишком тороплива. Падая на землю с пробитой печенью и растекающимся по крови ядом, он еще успеет увидеть улыбку склоненного над ним, капли крови на левой щеке и услышать последнее:
— Не помню твоего имени, брат, но покойся с миром.
Он вытирает кинжал о грудь жертвы, поднимается и отворачивается, слыша проклятия в спину. Имя он, конечно, помнил, имена тех, кто считает тебя врагом, нужно знать, но мстительное злорадство, едва ли не впервые, он может себе позволить, будучи уверен, что этому убийству, как и всем остальным, нет свидетелей.

На поле что-то происходило. Уж слишком громко ликовали там солдаты. Пришлось поработать, пробивая себе дорогу, усерднее, чтобы увидеть, что именно. Задние ряды не обратили внимания на него, считая, что в тыл к ним никто не зайдет бесшумно. Падение телохранителя с меча — то, что он застал, а затем и едва ли мягкое приземление наследника. Толпа сначала расступилась, а потом рванула к нему, сжимая кольцо.
Проклятье! Нет времени, чтобы пробивать себе дорогу так красиво, как это принято в клане — мечом и тумаками, неясно, как сильно пострадал молодой господин, невозможно предугадать, как сильно он еще пострадает в этой давке. А когда нет выбора, нет и сомнений.
Меч пролетел над головами так низко, что многим посбивало шлемы, пусть скажут спасибо, что не головы. Шань Шэ спрыгнул туда, где круг сжимался, роняя двоих на землю и разгоняя зазевавшихся. Для него настоящий бой начался только сейчас, и никого щадить он не планировал, только не тогда, когда что-то угрожает наследнику, оставшемуся без защиты, пусть даже солдаты выполняют приказы его отца. Пусть хоть трижды выполняют приказы кого угодно. Этот ребенок сегодня оказался здесь по его вине, и ему за все отвечать.
Наследник дрожал, зябко обхватил руками плечи, кровь на его лице привела в ярость. Но не ту, что он видел в характере Владыки, нет, та, что заставляет глаза сверкать, а губы кривиться в усмешке, что собирает мысли в точку и рисует эту точку на груди у каждого, кто посмеет встать у него на пути. Сейчас здесь будет столько трупов, сколько найдется смельчаков подойти. Хэйчжао вкусил много крови и вибрировал в руке, готовясь вкусить еще больше. Вокруг них образовался круг, усеянный трупами, ни один их них не получил легкую рану.
Чуть только нападающие отступили в замешательстве, он ступил на меч, ухватил мальчишку — сейчас от командира остался только напуганный юнец — и поднялся над толпой. Где-то там, за спиной, отбивался от нападавших генерал Ду, пытаясь прорваться к ним, Шань Шэ едва ли не услышал то ли громкий вздох облегчения, то ли тихий вопль ужаса, что кошмар продолжается.
Кто-то в толпе громко скомандовал наступление, и некоторые внизу, что посмелее, изготовились отправить за беглецами все средства, чтобы сбросить их обратно на землю, несмотря на предупреждение. Значит, объяснить доходчиво все еще придется.
Руки, сложенные крест накрест на груди наследника разомкнулись, все шесть кинжалов разом зашевелились в своих гнездах, выбирая себе по цели. Он считал их, переводя быстрый взгляд от одного к другому: вот эти двое пытаются закинуть веревку с грузом, тот приготовил талисман, еще двое подошли ближе, чем им позволено, и тот… что отдал приказ. Пусть золотое ядро и сильно истощилось за этот вечер, но на пару таких фокусов его еще хватит.
Клыки разлетелись и нашли своих жертв молниеносно, после каждый из них пришлось призывать отдельно, и сердце разогналось слишком сильно, разожженный огонь пытался выйти наружу, но время было неподходящее. Плавно пролетая обратно перед лицами солдат, кинжалы вернулись к хозяину, собравшему их наподобие львиных когтей в обе руки.
— На колени перед Первым молодым господином! — Если не сейчас закончить эту бойню, то придется продолжать снова и снова, пока до кого-то не дойдет, что пора убрать трупы и уже поужинать.
Взгляд все же скользнул вверх и направо, туда, где над лесом зависли наблюдатели. Сейчас Шань Шэ чувствовал нечто больше, чем ярость, сейчас он ощутил и тот самый гнев. Как мог Владыка подвергнуть опасности собственного сына!
Пламя вырвалось на свободу, и сдерживать он его не стал. Одежда на трупах под ними взялась весело, и вскоре можно было ощутить тот самый запах, который стоял в зале советов, когда Владыка бывал не в духе.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+1

17

И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры... можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров!» (Гоголь, Ревизор)

Лицо Вэнь Жоханя не выражает никакого беспокойства, но тем, кто сейчас поднялся над лесом вместе с ним нет нужды смотреть Верховному Заклинателю в лицо, - они слишком давно с ним рядом и слишком близко.
Нет никакой разницы в том, почему именно нападающие не отступили - не дошел ли до них приказ от того, что кто-то был слишком умел и убил тех, кто должен был его передать, командиры ли полегли на поле или не смогли удержать подчиненных, а может быть и просто - докричаться, - все это было не важно, единственное, что действительно имело смысл - они не отсутупили, - это было очевидно уже тогда, когда деревья перестали закрывать Владыке обзор. Второй очевидной вещью было то, что изменить хоть что-то обычными способами в этой ситуации было почти невозможно - оставшихся сейчас при нем четверых можно было убить, хоть сейчас, но не отогнать дальше, чем на расстояние броска - в обычное время глава Вэнь ценил в них именно это, зная, что иногда забывает о такого рода приоритетах, о самом их существовании, но сейчас ему были нужны быстрые адепты, а не верные защитники - он видит, куда ему нужно, но вряд ли туда успеет. Дотянуться.

Это, однако, его не остановит - не сейчас, когда он ясно видит не просто свой просчет, видит череду случайностей, ошибок и совпадений, грозящих вырасти в то, чего он не потерпит. Ярость его спокойная, сосредоточенная - чтобы дотянуться до центра событий необходимо не только там оказаться,- поле боя все же значительно больше самой просторной из дворцовых зал, чтобы прогреть его, разогреть до состояния пылающей жаровни, не позволяющей удерживать в руках металл, нужна сосредоточенность и время, а не порыв гнева. Примерно столько же времени, сколько требуется на то, чтобы оказаться над полем боя - не так быстро, как привела бы его туда чистая ярость, но много быстрее, чем самая быстрая из огненных клановых птиц. Над тем единственным местом поля боя, что его сейчас интересует, не важно, бросают там, внизу, оружие, обжигают пальцы до кости в попытках его удержать, горят живьем или становятся на колени все это не имеет ни малейшего для него значения, - над тем местом, куда ему сейчас нужно, он видит парящих на мече и знает, кого он видит.
Лицо Вэнь Жоханя озарено легкой, почти рассеянной улыбкой, однако все, кто хоть раз видел настоящий гнев Владыки Бессмертного, знают - сейчас самое время упасть на колени и распластаться по земле. А лучше и вовсе закопаться в нее по самую макушку - если, конечно, ты не был виноват в этом гневе, - изменчивая прохлада на расстоянии удара меча вокруг него не сулила передышки от жара, только больший жар, спасти от которого могла разве что кровь семьи Вэнь.

Та, например, что стояла перед тем самым Вэнь Шань Шэ, которого глава Вэнь уже мог узнать в любой наверное одежде. Вэнь Сюй ошибся лишь немного - Владыка Бессмертный уже не смотрел на каждого из тех, кто был там, внизу, он смотрел только на тех, кто сейчас парил на мече перед ним, на кровь и рассеченную детскую бровь, и рассеянная улыбка не может ввести в заблуждение никого, кто мог видеть полный тревоги взгляд. Больше всего ему хочется потребовать у этого
Хуншэ своего сына, силой отобрать его у так неудачно подвернувшегося адепта.
Вместо этого Вэнь Жохань только протягивает руку, чтобы Вэнь Сюй мог перейти к нему. Чтобы он мог перенести его к себе на меч, как только Первый молодой господин Вэнь будет готов шагнуть, потому что то, что он видит, ему вовсе не нравится.
- Сын...
Кажется так он зовет его первый раз.

Подпись автора

игрок заранее дает разрешение на тяжелые ранения, в том числе на смерть персонажа в результате адекватного отыгрыша
self

+2

18

Папа может, папа может
Быть кем угодно

Вэнь Сюй уже не ведет за собой армии, потому что привёл их туда, куда надо - на место, позволяющее отвлечь основные силы противника и нанести главный, скрытый удар. И его "всё равно" стало другим, так что теперь он уже почти не помнит, в чем был смысл игры и этого удара. Боли тоже уже почти нет, она вся превратилась в холод, который разливается по венам и меридианам. Холод - это отвратительно, противно, но солнце далеко и не дотягивается, так что остаётся только терпеть. Крики и лязг мечей вокруг теперь тоже только раздражают, от них сильнее гудит голова, и к горлу подкатывает тошнота. Вэнь Сюй приказывает расступиться, но, кажется, его просто не замечают. Его, первого молодого господина клана Вэнь. Это настолько лишено смысла, что наследник понимает - он заснул и видит сон. Поэтому и то, что он вдруг оказывается на чьём-то мече, не вызывает удивления, и он только оглядывается, чтобы посмотреть, кто там.
- Хуншэ.
Вэнь Сюю нравятся змеи, но обычно они так быстро уползают или умирают, а этот нет, этот вернулся сам. Значит, позже, когда проснется, Вэнь Сюй его покормит и приручит. И рассмотрит его длинные когти - хотя откуда у змеев когти? Впрочем, удивляться сил нет.
Откуда-то снизу, из-под ног, веет теплом. Слишком мало, чтобы согреться, но достаточно для того, чтобы напомнить - тепло в мире всё ещё существует. Вместе с теплом его касается неожиданное спокойствие, и первый молодой господин жмурится и широко зевает, а когда открывает глаза, видит, что они с Хуншэ уже не одни в стремительно темнеющем небе.
Если ты стоишь перед Владыкой Бессмертным, надо низко склониться в церемонном поклоне, это Вэнь Сюй знает. Как и то, что на глаза Владыке нельзя показываться, если ты по уши в крови и грязи. Но он не знает, должны ли эти правила работать, если ты балансируешь на чужом мече, и всё это вообще - твой сон, в который Владыка зашел в гости. Сложная задача, надо будет спросить наставников, но пока глава Вэнь решает ее сам, окликая и протягивая руку.
- Отец!
Вэнь Сюй улыбается - уже не по этикету, а просто так, но рвануться вперёд не получается. Приходится оглянуться, чтобы понять, кто его держит.
- Отпусти.
Вэнь Сюй точно помнит, что должен был сказать отцу что-то важное. Кажется, что-то насчёт войск ордена, и генерала Ду, и их готовности противостоять внезапной угрозе. Но сейчас это не кажется таким уж срочным. Главное, что там, рядом с Владыкой, точно будет теплее. Он вкладывает ладонь в ладонь и шагает навстречу.
- Мы не отступили. Они не тронут Безночный город.
Это понятно - ведь сам глава Ордена здесь. Мысль о том, что он и отец могли оказаться в разных командах, и что для одного победа, для другого должно считаться поражением, и вовсе кажется абсурдной.
[nick]Wen xu[/nick][status]тем, кто за нас в ответе, давно пора понять[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/634181.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo]

+2

19

Пламя, вырвавшееся на свободу, остудило голову, отрезвило мысли. Он все еще был слишком плох в том, чтобы контролировать огонь, и духовных сил ушло немало, чтобы подчинить такой несвоевременный сейчас гнев, собрать всю ци, выброшенную в пространство вокруг, и укрепить золотое ядро. Сейчас ему потребуются все силы, чтобы достойно принять то, что последует дальше.
Кто-то внизу, действительно, прислушался и сложил оружие, но волна по отрядам с шелестом одеяний и скрипом доспехов прошлась, лишь когда Владыка спустился с небес и приблизился к потухающему под ними пламени. Молодой господин в его руках устал, он покачивался, мелко подрагивал и зевал, казалось, того и гляди придется подхватывать на руки, и он держал его крепче. Но наклониться и посмотреть ему в лицо, убедиться в том, что тот не получил слишком уж серьезную рану, невозможно, как невозможно оторваться взглядом от Владыки Бессмертного. Он кожей почувствовал, что за этот взгляд ему достанется еще больше, и очень старался не допустить непочтительности. И все же ее нотки сейчас скользнули — по краю одеяния Главы в сторону до телохранителя и обратно — прежде чем он решил опустить голову и смотреть только вниз, ниже мечей.
— Сын… — звучит внезапное с горечью и заставляет снова вскинуть взгляд вверх. Владыка сейчас так близко, что видны его зрачки, и нечто новое, невиданное до сего дня...
— Отец! — Молодой господин бросился к нему без оглядки и так быстро, что уперся в скрещенные руки. — Отпусти.
Руки разжались, как будто он обжегся и отдернул их, да так и остался стоять, замерев на пару мгновений, тех, что потребовались молодому господину, чтобы перейти на меч отца. И лишь после сложились в почтительном поклоне. Встать на одно колено на своем мече, парящем над отрядом, и покорно склонить голову — это всё, что он сейчас мог сделать.
Память так некстати подкинула вид на долину с вершины “его” скалы, что он почти отрешился от того, что происходило вокруг. Побывать бы там еще хоть раз, прежде чем уйти из мира, посидеть у ночного костра, посчитать звезды перед рассветом, встретить солнце, увидеть, как оно разливается по рисовым полям, раскрашивая горы всеми красками, отражаясь в воде… Сам не заметил, как на губах появилась призрачная улыбка человека готового к смерти.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

20

Мне сверху видно всё, ты так и знай!
Он подхватывает детскую ладонь, сжимая пальцы чуть сильнее, чем следовало бы - теперь он точно не уронит Первого молодого господина Вэнь, так смело шагнувшего к нему на меч. Хорошо, что сын не чувствует себя виноватым и не боится, - меньше всего Вэнь Жохань хотел бы этого страха здесь. Его храбрый сын не должен бояться вообще ничего, - проскальзывает шальная мысль одновременно с облегчением от того, что жив. Цел. Ну, устал. Ну... бровь. Ведь шрамы украшают воина? Аккуратный палец того, кто ни дня не трудился физически замирает и рядом с рассеченной бровью, но все же не касается, отказав своему хозяину в любопытстве.
- Ты не отступил, - он спокойно сводит все произошедшее к личному решению, ведь его сын и впрямь не поддался, и это для главы Вэнь сегодня главная победа. Почти что самая главная - сразу после отсутствия утраты.
- Молодец, ты не подвел.
Владыка Бессмертный делает над собою усилие, чтобы не торопиться с заботой, а бережно развернуть свой сегодняшний трофей спиною к себе, уложить тому руки на плечи, согревая касанием и, словно невзначай, укладывая пальцы туда, где сможет чувствовать и контролировать течение чужой ци, а может и делиться своими собственными силами. Проверять, уснёт его Первый сын, отключится от усталости стоя, или все же сперва попытается упасть с меча глава Вэнь не хочет - на его вкус приключений наследнику ордена на сегодня достаточно. Вполне.

Склонившемуся же перед ним адепту ордена достается совсем иное, пристальное и цепкое внимание, чуть отстраненный взгляд, замечающий, тем не менее, самые мелкие детали - словно бы Владыка Бессмертный пытается собрать по ним картину того, что сам он пропустил - он все еще далек от того, чтобы наказывать незаслуженно и карать бессмысленно. Даже если хочется. Даже если то, как этот адепт оказывается не в тех (или именно в тех) местах, где нужно, заставляет кинуть на того второй, а то и третий взгляд. Глупо надеяться на смерть, хотя быть к ней готовым несомненно полезно, - это Владыка бы одобрил, однако сейчас он скорее намерен разбираться, чем наказывать, пусть даже эта готовность принять наказание начинает его раздражать - жизнь его адептов достаточно ценна для того, чтобы ее сохранять или разменивать, чтобы он мог пожелать ее отнять или был бы готов принять в качестве дара, но не в качестве бесполезной безделицы. Это, а не дерзкий взгляд меняет количество теплоты в голосе главы Вэнь:
- Поднимись. Вэнь Шань Шэ будет следовать за нами, а затем туда, куда господин Цзя Сю его сопроводит.

Самое время вернуться назад и приступить к решению простых бытовых проблем - одного уложить в постель, другого наказать - или наоборот? но... вместо того, чтобы делать что хочется, Верховный Заклинатель делает то, что нужно, вынуждая всех прочих участвовать в этом внезапном смотре войск. Меч, несущий сейчас двоих из семьи Вэнь, неторопливо парит невысоко, - так, что смельчак мог бы, пожалуй, и дотянуться с земли, вздумай он рискнуть. Под подошвами сапог проплывают мертвые, опаленные гневом, раненые, живые - это глава ордена не собирается скрывать от своего сына и наследника: война выглядит так. Кровавая, бессмысленная с уровня земли бойня, уносящая жизни и надежды тех, кто оказался недостаточно над нею высоко. Там и здесь на поле видны холмики личной доблести, славы или преданности, проплешины воинского долга и те, чьим усердием поле стало неровным - этих глава Вэнь запоминает в лицо. Среди широкой просеки заметен генерал Ду, - отвага и верность, а там, горкой беспорядочных тел - отчаяние. Дальше - шевелится или нет? - Юнчжи, - преданность. Еще дальше... Глава Вэнь хмурится, не находя к Юнчжи в пару того, кто должен был бы остаться на поле брани, погребенным под грудой врагов прежде, чем его Вэнь Сюй хотя бы споткнется.
- Найдите его, - губы его почти не размыкаются, впрочем, громко он тоже может:
- Генерал Ду, принимайте командование. Целители ордена будут отправлены к вам немедленно.

Отредактировано Wen Ruohan (Вчера 22:50)

Подпись автора

игрок заранее дает разрешение на тяжелые ранения, в том числе на смерть персонажа в результате адекватного отыгрыша
self

+2

21

Слова услышанные отчего-то радуют, хоть и обращены далеко не к нему. В голосе отца звучит похвала и гордость, и сразу становится спокойнее — молодого господина вряд ли накажут, а если и накажут, то не прилюдно и наверняка не слишком строго.
В его же сторону летит ожидаемое:
— Поднимись. Вэнь Шань Шэ будет следовать за нами, а затем туда, куда господин Цзя Сю его сопроводит.
— Вэнь Шань Шэ повинуется, — стереть с лица неуместную улыбку необходимо, но лицо словно застыло маской, потому он не торопится поднимать его вверх.
Если бы Владыка хотел наказать его у всех на глазах, он бы был уже мертв. Но нет, решение тот еще не принял. Это совершенно не значит, что на этом всё, и можно сделать выдох. Подняться с колен он тоже не спешил, а после, всё так же, стоя со сложенными перед собой руками, бросил один взгляд на того, кто смотрел сейчас на него с нескрываемым неудовольствием. Его люди, что доложили об убийствах в лесу, до сих пор не вернулись. Цзя Сю наверняка уже догадался, кто в ответе за это, с силой сжимая челюсти и прищуривая глаза.
— Генерал Ду, принимайте командование. Целители ордена будут отправлены к вам немедленно, — слышит он, глядя в глаза Цзя Сю и принимая вызов.
— Владыка Бессмертный, прошу направить целителей в ту часть леса, где находился ваш лагерь, — он произнес это тихо и без бравады. — Там есть выжившие.
Зачем уточнять сколько? Потом сами пересчитают трупы, увидят раны и поймут, что единственный, кто мог это сделать — Змей. Лучше уж сразу признаться в содеянном, чем скрыть правду всего лишь на несколько часов. А если они живы, то расскажут, как на их глазах был убит командир. Что ж, теперь не важно, сколько было жертв, куда важнее сохранить оставшиеся жизни.
Почему-то по этому поводу в мыслях Шань Шэ никогда не было разногласий. Прямо противоположное прекрасно уживалось в нем. Вот и сейчас его больше заботили оставшиеся в живых люди ордена, чем полпалочки назад, когда он с удовольствием убивал их. Но этот взгляд напротив… Он полыхнул откровенной ненавистью, в которую влились еще три дошедших до понимания чуть позже. Как ни странно, это было приятно. Не то, что его так сильно теперь ненавидят, а то, что больше не смеют не воспринимать всерьез.
Всю дорогу до дворца спину его пронзали эти взгляды, ах если бы они могли убивать! спина Шань Шэ была бы утыкана стрелами. Но вот они уже на месте, Владыка уводит сына, вместе с ним идет Цзя Сю, а его самого ведут в его покои до особого распоряжения под конвоем, где он успел смыть с себя кровь, переодеться, привести в порядок оружие и спокойно поужинать.
Как знать, быть может, в последний раз…

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Очень срочные дела