28.10.2020. Настало время выбирать следующую жертву тринадцати вечеров!
17.10.2020. Тайный Санта 2020!!!
11.10.2020. Наконец-то выложены фанты для чтения!
30.08.2020. Все фанты перемешаны и отправлены участникам. Приём работ по 30 сентября.
09.08.2020. Немного новостей (и новые фанты!).
28.06.2020. Теперь можно создать свой блог в подфоруме дневников.



«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо




Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Сыгранное » Миссия невыполнима: кооперация


Миссия невыполнима: кооперация

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Расширение к этому эпизоду.


миссия невыполнима: кооперация
Участники: Цзин Гуаньяо; Лань Ванцзи
Место: Колледж управления энергетикой
Время: после убийства Су Шэ
Сюжет: Цзин Гуаньяо пытается найти общие точки для сотрудничества с Ланем Ванцзи, который подозревает в нем убийцу Су Миньшана.


Подпись автора

Дневник
эпизоды

+1

2

Совместка

Окликнувший его голос был хорошо знаком, а быть невежей Ванцзи не мог.
Обернувшись на голос, он хмуро подождал Цзин Гуаньяо, который вынырнул нивесть откуда и, что было куда важнее, – нивесть зачем захотел с ним общаться.

Лань Сичэнь не задумывался, имеет ли право отдавать распоряжения не только собственному брату, но заодно и отпрыску главы другого клана, и, быть может, именно его уверенность не позволила усомниться в том, что распоряжение следует выполнить. А может, дело было в доверии, отчасти необоснованном, выданном авансом, таком, которое не могло остаться без подтверждения. Так или иначе, несмотря на то, что Лань Ванцзи ни доверия, ни желания сотрудничать не проявлял, Гуанъяо посчитал нужным предпринять ещё одну попытку.
Застать второго Ланя одного оказалось совсем несложно. Время вечерней пробежки даже угадывать не пришлось - достаточно было вспомнить, чем она обернулась в прошлый раз. Яо подошел к дорожке, ведущей к жилым корпусам, к восьми, и ему не пришлось даже ждать слишком долго.
- Второй молодой господин Лань, - окликнул он, а когда Ванцзи остановился и обернулся, не спеша подошел, заложив руки за спину. - Насчет просьбы твоего брата. Он хочет расследовать инцидент без лишнего шума, не так ли? Если мы будем действовать вместе, добьемся большего.
Все располагающие улыбки Яо приберег для другого случая, отвечая на обычное каменное выражение лица Ванцзи не менее серьезным и сосредоточенным взглядом.

"Действовать вместе?" Ванцзи смотрел на него с полным отсутствием понимания. Вместе с Цзинь Гуанъяо он мог представить себе спарринг на фехтовальной площадке  или перетаскивание учебных грузов вручную, тренировки ради, под разухабистое "раз-два-взяли!" старшего группы. Гуанъяо представлял себе, что они будут вдвоем бегать по окрестностям с лупой и доберманом, или как?

— Лань Ванцзи не понимает, – проговорил он, так и не изобретя вариантов, достойных осмысления.

- Поговорить со студентами, которые достаточно сильны, чтобы суметь обойти действие защитного барьера, - спокойно пояснил Яо. - И с другими: теми, кто знал, чем Су Миньшань мог спровоцировать убийцу.
Ведь именно этого хотел Лань Сичэнь, чтобы они поговорили. И это, в общем, было весьма разумно, ведь сам первый молодой господин Лань, вдруг решивший пообщаться со студентами, несомненно привлек бы чересчур много внимания к происходящему. Однако было одно небольшое препятствие. То, что разговоры не были сильной стороной второго нефрита, знали, пожалуй, даже те, кто никогда его в глаза не видел. Цзинь Гуанъяо был в разговорах весьма неплох, но и в его случае всё было не так уж и просто.
- Кое-кто из студентов, помня о моем происхождении, не желает даже здороваться со мной, не то что выйти на разговор.  Но, конечно, они не откажутся, если ты попросишь их ответить на несколько вопросов. Думаю, примерно это подразумевал твой брат, когда просил о помощи нас обоих.

Услышав, как Гуанъяо рассуждает об отношении к нему учеников, Ванцзи нахмурился. Он почувствовал растерянность, потому что сейчас действительно не помнил того, что считал "ерундой". Для него парень, стоявший перед ним, был одним из студентов и подозреваемых, а происхождение, если он уже –  способный заклинатель и член клана… да, в самом деле, была информация о его матери, но какое значение это могло иметь? Люди такие странные.
В рассеянности он вытер шею и лицо белым полотенцем, перекинутым через шею, и тут же опомнился, досадуя, что позволил себе подобный жест прилюдно.
— Вдвоем странно, – проговорил он. Какой-то дружбы между ними не было, точек пересечения - немного. Если они появятся вместе и станут кого-то расспрашивать, – Ванцзи не мог вообразить этой ситуации.

Остаток дня после разговора с братом он провел, изучая библиотечные записи и выписывая тех, кому была особенно интересна тема магической безопасности. Была группа студентов, с самого начала обучения посвятивших себя этой теме, они выбрали безопасность своей специализацией. Кроме них, остальные четыре сотни – поправка, три сотни семьдесят два студента уделяли ей ровно столько внимания, сколько полагалось учебной программой. Кое-кто – и того меньше. Этими Ванцзи поинтересовался особо, "от противного", проверив мысль, что не читать нужную литературу может не только бездельник, но и тот, кто хорошо знает тему. Не подтвердилось.

Гуанъяо был прав, из библиотеки и личных дел студентов больше было нечего вытянуть. Следовало ..говорить. Общаться. Ванцзи героически настраивался на это задание весь вечер, но перенес тяжёлую работу на утро. И тут вдруг – появился Цзинь Гуанъяо.

—  Говорите, – наконец, он снова посмотрел на младшего Цзинь. Тот наверняка хотел что-то предложить. Или – вероятно.

Яо не без любопытства наблюдал за тем, как Ванцзи вытирает лицо. За несколько лет совместного обучения он не то что никогда не наблюдал подобного, но даже не слышал, чтобы второй нефрит когда-то позволил бы себе в чужом присутствии нечто настолько же... человеческое. Был ли это жест растерянности, усталости, может быть, смущения? Гуанъяо не знал, но решил считать это первым шагом к нормальному разговору. Впрочем демонстрировать свою радость не спешил.
- Вовсе нет, - он пожал плечами. - Погиб мой друг и адепт твоего ордена. Нет ничего странного в том, что ты поможешь мне собрать воспоминания о нем, хотя бы для мемориального поста в блоге.
Он ведь все равно собирался опубликовать что-то в этом роде. Это ничего ему не стоило и было красивым жестом. А если еще и полезным, то зачем упускать такую удобную возможность?
- На днях его группа планирует вечер, посвященный его памяти. Если ты появишься там, люди поймут, что Ордену не все равно, и позже не будут удивлены. Не обязательно оставаться надолго, достаточно просто прийти.

Шквал информации обрушился на Ванцзи. Первой его мыслью было кричащее: "Зачем?!" – шедшее из самой его сути. Он чуть было не повторил с самым идиотским видом: "Блог?" – будто и слова этого не знал. Знал, конечно, Ванцзи и сам вел блог – мало популярный строго тематический блог по вопросам топологии и теоретической физике пространства-времени, – но писать о том, кого ты называешь другом, после его смерти в… в бложике?
Его охватило такое сильное омерзение, что Ванцзи пришлось на пару секунд закрыть глаза для медитации. Он заледенел. Писать публично об умершем для него казалось сродни раздеванию трупа бездомного бродяги в анатомичке. Что этот по фамилии Цзин намерен сделать своей писаниной? Вывернуть напоказ свои дружеские чувства, показать себя с красивой стороны за счёт умершего?
В прах и бездну тогда всякую дружбу, если за этим кроется такое мерзкое предательство! У него, Ванцзи, друзей нет и не будет. А чувства… им место внутри. Не публично. Недаром самое срамное место называют публичным домом…
..и когда эта мысль ассоциативно возникла у Ванцзи, а следом, в приступе гнева, потянула за собой иные ассоциации, уже связанные с его собеседником, – нефрит клана Лань почувствовал себя очень плохо. Нельзя допускать о людях ничего подобного даже в мыслях, это уже была не вежливость с ними, это было уважение к себе самому.

Он тяжело посмотрел на Цзинь Гуанъяо.

— Клан, – бесстрастно проговорил Ванцзи, – берет на себя организацию погребения, оказывает поддержку семье Су и будет представлен на церемонии группой лиц.

Его отповедь звучала как: "Не делайте из чужой драмы повод для разгульной вечеринки!" – но Ванцзи не позволил себе даже в мыслях отступить от узко стиснутого словами образа.

Отредактировано Lan Wangji (Четверг, 30 июля 11:30)

Подпись автора

Дневник
эпизоды

+2

3

Яо пристально следил за тем, стремительно мрачнеет лицо Лань Ванцзи, в то же время почти не меняя выражение. Он допустил ошибку, но без них не обойтись, когда нащупываешь путь вслепую, а именно это ему сейчас и приходилось делать. Оставалось лишь угадать, где оступился, и исправиться. Вот только это было не так уж и просто. Не могло же, в самом деле, младшего Ланя задеть то, что люди высказывают друг другу соболезнования о потере, вспоминают погибших добрым словом, да и традиция прощального ужина… более чем обыкновенна. Нет, здесь должно быть что-то другое, но что? Разве что второму нефриту не хотелось оскорблять свой слух музыкой, которую он считал посредственный?
Вопрос так и остался без ответа, а ответ был совсем не о том. Они ведь обсуждали совсем не то, как правильно почтить память Су Миньшаня. Гуанъяо наконец позволил себе едва заметную спокойную улыбку.
- Разумеется. Клан делает все необходимое.
Он понятия не имел, что будет скрываться под "поддержкой семье", хотя и подозревал, что это не будет искреннее - или хотя бы притворяющееся искренним - сочувствие, такое, которое, конечно, не возмещает потерю, но помогает смириться с ней и верить, что ушедший продолжает жить в памяти неравнодушных. Ложь? Пусть так. В мире слишком много вещей более ценных, чем истина. Конечно, если от этой истины не зависит его, Цзинь Гуанъяо, репутация, потому что в противном случае, необходимо было приложить все возможные усилия, чтобы истину установить. Яо сделал ещё одну попытку.
- И в том, что касается этого убийства, клан полагается на нас. Разве не об этом говорил твой брат?

Ванцзи без выражения смотрел на своего “коллегу-детектива”. Клан? Цзинь Гуаньяо говорил таким убежденным - и убеждающим - тоном, словно сам принадлежал одному клану с Ванцзи. Как мастерски он надел новую маску, - впечатляет… Почему Хуань-гэ был так расположен к этому фальшивому человеку?

Ванцзи почувствовал физическую брезгливость. Своим присутствием рядом с Цзин Гуаньяо он мог создать ошибочное представление об отношении к нему клана Лань. Ванцзи приходилось постоянно помнить о своем статусе, и о том, как скажутся на семье его поступки.
Открыть правду было необходимо.
Но сделать это следовало, не подвергая репутацию клана подозрению в связи с возможным убийцей.

- Второй молодой господин Цзин, - мягко и холодно проговорил Ванцзи. - Сделайте то, что находите необходимым. Я не нахожу уместным посещать собрания, на которые не приглашен.

Группа, с которой занимался Су Шэ, лишь изредка встречалась с группой Ванцзи на лекциях, и этим ограничивались их контакты. Но, как старший среди учеников из своего клана, Ванцзи следил за их успеваемостью и соблюдением повседневных правил клана и колледжа. На дни погребения Су Шэ все ученики Лань уже получили освобождение от занятий, затем в течение трёх положенных месяцев они будут носить белые повязки на левой руке и избегать любых развлечений. Таким образом, формальная сторона была обеспечена.
Но это никак не помогло бы Ванцзи опросить учеников других кланов.
Чувствуя, что Цзинь Гуанъяо куда более сообразителен в межличностных отношениях, Ванцзи с неохотой добавил:

— Не будет пристойным писать об умершем, основываясь на том, что могут рассказать другие люди.  Мы выясняем обстоятельства убийства. Этой причины достаточно.

Идея расспрашивать свидетелей под предлогом статьи в блоге его коробила до мурашек по коже, хуже, чем разноцветные сердечки, наклеенные однажды Вэй У Сянем по белым стенам их общей гостиной.

Один взгляд второго Ланя говорил достаточно, он мог обойтись и без слов, но всё же не обошёлся. Уголок губ Яо дернулся вверх, обозначая улыбку. Значит, всё дело в официальном приглашении, вот как! Простого устного, произнесённого здесь и сейчас недостаточно. Следовало запомнить на будущее, что вежливая ложь дается Ланю ничуть не хуже, чем получается у него самого. Вот он каков, чистейший нефрит… Впрочем, комментировать вслух Гуанъяо, конечно, не стал: не то время, не то место, да и обстоятельства самые неподходящие. Вероятно, единственное, что он мог сейчас сделать, было распрощаться с Ванцзи и мыслями о совместных поисках информации. Что ж, это неприятно, но вовсе не катастрофа: Яо был уверен, что и без помощи неплохо справится. Лучше, чем справился бы без помощи его высокомерный собеседник, но ведь это не было соревнованием, не в этот раз. Он уже собрался откланяться, но Ванцзи заговорил первым. Яо на секунду прикрыл глаза, стараясь уложить в голове новый поворот беседы. Когда открыл, ясности не прибавилось, и, на этот раз отложив в сторону все вежливые иносказания, вопросительно поднял бровь и спросил прямо.
— Мы?

— Так сказано, – для Ванцзи не было возможности не выполнить указания старшего брата, и вопрос Цзин Гуаньяо звучал лишним. Он посмотрел на собеседника с недоумением. Брат хотел получить информацию о незаурядных, овладевших магией выше ожидаемого уровня студентах, способных пренебречь защитной сигнализацией колледжа.
Гуанъяо отдавал себе отчёт, что он сам – из таких? Хотя его основы были, предположительно, нестабильны, он показывал хорошую успеваемость, а временами на практических занятиях удивлял своими результатами и силой. Временами. Ванцзи не понимал, почему – не всегда.
Цзинь Гуанъяо словно бы стеснялся показать результаты, равные Цзинь Цзисюаню. Для Ванцзи подобное казалось нелепой тратой времени, ведь лучшие результаты помогли бы тому перейти из середнячков в группу, для которой проводились более интенсивные тренировки.

— Второй молодой господин Цзинь, почему вы не подадите заявление о переводе в группу А? – спросил он в лоб.

Он не понимал, как можно терять впустую силы, время и возможности в компании Су Ше и ему подобных, если можешь достигать большего.

Стоило немалых усилий не рассмеяться. В самом деле, младший Лань был непрост. Яо привык понимать людей: находить к ним ключи было почти так же естественно, как различать цвета или ароматы. Некоторые были совсем не сложными, другие напоминали калейдоскоп или даже лабиринт, но редко кто оставался глухой стеной. Настоящий вызов, как уж здесь отступить.
Лицо однако же он удержал, лишь позволил улыбке стать шире и теплее.
- Раз ты считаешь это недопустимым, я не стану писать вообще. Не думал, что со стороны это может выглядеть настолько неуместным, спасибо, что сказал.
Он слегка склонил голову в знак благодарности - традиционные поклоны пусть остаются для официальных случаев. Значит, все же сотрудничество. Нравилось оно Ванцзи или нет, а все же это была пусть небольшая, но победа. И полезным могло быть не только сейчас, для того, чтобы снять с себя подозрения, но и в перспективе. И теперь, когда первый шок от самой этой смерти и от того, что он оказался к ней причастен, прошел, перспективу Яо расценивал куда дороже. Может быть, именно из-за того, что отвлекся, оценивая ее, новый вопрос от второго Ланя прозвучал неожиданно. Настолько неожиданно, что, растерявшись, он и в самом деле заговорил.
- Отец...
Замолчал и скользнул быстрым взглядом по собеседнику, как будто действительно надеялся прочесть на его лице причины такого нехарактерного любопытства. В общем-то, для многих ответ и так был очевиден: каждый должен знать своё место, и место Яо, по мнению Цзинь Гуаншаня, было вовсе не рядом с наследником клана, в одной группе, где их успехи можно было бы наглядно сравнить. Быть может, в Гусу единственным мерилом для человека были его таланты и моральные качества, но в реальном мире, увы, дела обстояли по-другому. Раньше этот нависший прямо над макушкой потолок раздражал неимоверно, не позволяя свободно дышать. Но в какой-то момент Яо понял, что самосовершенствование не зря называют самосовершенствованием - и реальные результаты едва ли имеют отношение к букве в названии группы. А может быть, просто пытался убедить себя, что понял. Впрочем, сейчас это не имело значения.
- ...считает, что в этом нет необходимости. Он вполне доволен теми успехами в обучении, которые я демонстрирую сейчас, и уверен, что мне не стоит... перенапрягаться.
Гуанъяо пожал плечом, выражая своё отношение к такому решению, как и невозможность ему сопротивляться. Не только в Гусу, в конце концов, знали, что такое правила. Пока не можешь их изменить - изволь подчиняться. И все же, и вопрос, и тон беседы, вновь вернувшийся к официозу, настолько удивляли, что он не смог не поинтересоваться.
- Второй молодой господин Лань, почему вы спросили?

+1

4

В самом деле - зачем было спрашивать? К пустословию Ванцзи тяги не имел. А сложившаяся ситуация и требования, какие предъявляло к нему поручение брата, словно к этому и подталкивали.
“У Вэй У Сяня не было бы проблем расспросить кого угодно… О, ну при чем тут Вэй Ин!..”
Вэй Ин?
“..Вэй У Сянь. И точка.”
Тело требовало движения. Ванцзи еще не закончил привычной пробежки, когда должен был - вежливости ради - остановиться на голос Цзин Гуаньяо. Теперь он не успеет как следует размяться до отбоя.
Посторонние мысли, не имевшие прямого отношения к разговору и к вопросу, что задал Гуаньяо, заставили Ванцзи понять степень усталости. Рассказанное этим человеком настолько противоречило здравому - гусуланьскому - смыслу, что скользило по сознанию Ванцзи как вода. Разве не станет клан сильнее, если будут сильнее все его таланты? О чем думал отец Цзинь Гуаньяо, явно ставя его в ограничения сравнительно с Цзинь Цзысюанем?
Люди странные…
“Перебросить ему учебные материалы А-уровня по сети?.. Но практики это не заменит. Кто будет заниматься с этим человеком на полигонах?”
Цзин Гуаньяо вряд ли мог догадываться, какого рода мысли сейчас заняли человека, стоявшего перед ним с отстраненным и холодным лицом. Общая атмосфера в его ордене с детства приучила Ванцзи думать о наилучшем в обучении младших, а талантливый сверстник, не получивший должного развития, тоже выглядел для него младшим. Именно поэтому Ванцзи очень мало знал о Су Шэ. Тот не мог претендовать на его внимание, не будучи от природы возведен в число элиты талантов и не сумев к своим годам преодолеть некие свои блоки, несмотря на возможности, ему предоставленные в ГуСу.

- Один раз в неделю, - скрепя сердце, проговорил Ванцзи. Он помнил свое расписание до минут, так что сейчас быстро его просмотрел. - Сорок три минуты. Полигон сектор два свободен с четырнадцати ноль пяти по четвергам.
Мысль, что его могут недопонять, вызвала досаду, и Ванцзи добавил:
- Тренировки.
Большего он не мог себе позволить, Ванцзи и так уже сломал свой привычный график из-за необходимости разобраться со смертью Су Миньшаня. Но ему было почти физически больно видеть, что с талантами Гуаньяо тот может упустить время и не получить нужного импульса.

- Почему учебная группа Су устраивает отдельное поминание? Гу Су не делает погребение закрытым, все могут прийти.
Без вина и прочего неподобающего, но это уже будет проверено охраной клана.  Ванцзи считал, что достаточно детально читал книги про погребения в разных культурах и не помнил ни одного варианта, когда общей тризне бывало предпочтительным устраивать несколько мелких ..вечеринок.
[icon]http://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/3f/11/340403.jpg[/icon]

Отредактировано Lan Wangji (Суббота, 8 августа 14:42)

Подпись автора

Дневник
эпизоды

+2

5

Ванцзи задумался надолго, и ничего удивительного. Его вопрос едва ли имел хоть малейшее отношение к смерти Су Миньшаня, к тому же был, по правде говоря, весьма личным. Яо не знал, жалеет ли, что ответил, но не удивился бы, если бы узнал, что второй Лань жалеет, что спросил. Зато, так или иначе, ему удалось попробовать свои силы именно в том, чего от него хотел брат - общении с людьми - и, кажется, первая же попытка выбила его из колеи. Это должно было укрепить его в мысли о необходимости сотрудничества.
Пауза затягивалась, и Яо уже собирался как-нибудь разрешить неловкую ситуацию, но тут вдруг Ванцзи опять заговорил, и теперь он сам замер с широко открытыми от удивления глазами. Полигон? Тренировки? Зная, как сложно бывает ходить по тонкой грани между желаемым и действительным и не упасть, он еще раз прокрутил в голове не слишком многословную речь, пристально посмотрел в глаза собеседника, но ни там, ни там так и не обнаружил подвоха. И наконец позволил себе поверить. Сложил руки и склонился в глубоком благодарственном поклоне. Возможность продвинуться в самосовершенствовании, и то, что отец ничего не сможет возразить, и то, что помочь ему вызвался не кто-нибудь, а сильнейший студент колледжа, и то, что вызвался по своей собственной инициативе, без усилий и манипуляций с его стороны... Мысли смешались в какой-то сумбур, на языке крутилась куча вопросов, главным из которых был вопрос цены. Гуанъяо не имел ни одной здравой идеи о том, чем будет платить за неожиданное участие второго нефрита в его жизни, хотя прекрасно понимал, что платить придется, и уж конечно не деньгами.
Это молчание, как ни странно опять было прервано Ланем. Его вопрос звучал странно, и хотя бы этим помог отложить путаные мысли и противоречивые чувства в сторону и сосредоточиться на проблеме.
- Не учебная. Группа, в которой он играл, - может быть тяги к музыке у Су Миньшаня было больше, чем таланта к ней, может быть, Лань Ванцзи и не смог бы вынести такого рода музыку слишком долго, и не был ни на одном выступлении, но ведь не мог же он не знать? А если мог, то тогда как объяснить остальное? - Это люди, которые были ему близки, которые разделяли его интересы. Там не будет официальных прощаний и церемоний. Будет музыка, воспоминания...
И если Су Миньшань все еще ждал где-нибудь неподалеку, Яо ничуть не сомневался, какое из двух мероприятий он предпочтет. Эта мысль, в свою очередь, наталкивала на другие. В конце концов, кто мог быть свидетелем более ценным, чем сам убитый?
- Ты уже пробовал расспрос? Тебе удалось призвать его?
Лань Ванцзи был сильным заклинателем, а Су Миньшань не был, и он должен был откликнуться на призыв. Если нет, значит, пострадало не только тело, а умение уничтожить или запечатать дух, как ни поверни, сильно сужало круг подозреваемых.

+2

6

“Бессмертные укажут путь…” - цитата мелькнула в памяти Ванцзи. Ему совершенно не пришло на ум вспомнить, что Су Шэ, музыкально бесталанный, по меркам ГуСу, ввязался в такую праздную затею как выступать на публике с потугой на музицирование! И - это можно было предположить, как вывод из слов Цзинь Гуаньяо, - у него были слушатели, полюбившие или музыку Су Шэ, или его музыкальную группу достаточно, чтобы приходить на поминальную встречу?

“Я не могу понять этих людей”, - признался он сам себе.
Поправка: не “этих”. Ванцзи очень плохо понимал любых людей, когда они выпадали из его довольно жесткой поведенческой схемы.
А следом, и так вскользь, - Расспрос. Этот человек очень небрежно спросил, не использовал ли Расспрос Ванцзи на собрате по ордену. В самом деле, почему нет?

Потому что, каков бы тот ни был, а Су Шэ был собратом по ордену. В той или иной мере, Расспрос был принуждением. Ванцзи не приходило в голову что-то столь неэтичное по отношению к кому-то из ГуСу. Двойственная система мер: будь умерший не из ордена, Ванцзи вспомнил бы этот метод сразу или в ближайший же час. На месте смерти Расспрос мог быть наиболее эффективен, позднее призывать душу становилось все сложнее и бывало обременено разного рода обстоятельствами.

Ванцзи посмотрел на небо. Час Свиньи был уже близок. Тело, привычное к строгому распорядку, уже давало Ванцзи об этом знать, к тому же при любых условиях строго следовать режиму и поддерживать дисциплину среди своих сверстников из ГуСу, обучавшихся в Колледже, было его долгом. До восемнадцати лет, - а с надлежащим порядком обучения и самоограничений его дядя ознакомил воспитанника уже давно, - Ванцзи должен был укреплять свое тело не меньше, чем дух, и в том числе – следуя режиму и избегая неоправданных перегрузок и не нарушая оптимального ритма. Стать достойным своего происхождения и предназначенного ему в ордене места было обязанностью Ванцзи.

Не меньшей, впрочем, чем помочь брату в расследовании смерти Младшего Су. Не так ли?
Ванцзи оказался перед дилеммой двух обязанностей.

Одна была уныло обыденна, со второй было связано нечто неизвестное и - да, Ванцзи отслеживал свои ощущения, - возбуждающее.
“Я спекулирую”, - он грустно поставил себя перед фактом.
Дух Су Ше нуждался в упокоении, а значит, прежде всего, - в справедливости. Да, из него, ученика старинного ордена, не получится никакого злого создания, чье существование противно законам природы и отягощает мир. Но справедливость требовалось восстановить.
Имело ли это больший приоритет, чем соблюдать требования орденских Правил?
Нет.
Сейчас – нет. Препятствием были возраст и статус Ванцзи. У каждого – своя позиция в ордене и свои обязанности.
Он вздохнул.
— Я приду, – сказал он.

Ни слова в ответ на вопрос Цзинь Гуаньяо, ни объяснений, куда он придет или зачем, – Ванцзи все это казалось очевидным. Его не интересовало, хочет ли его собеседник быть столь же полно осведомлен о смысле им сказанного.
Коммуникативные навыки – уровень "Лань Ванцзи".

Следом за сказанным он отвесил Цзинь Гуаньяо равный поклон и припустил ровной рысцой по беговой дорожке. Мысли его уже сосредоточились на необходимом: во избежание вреда, на гуцинь надо будет надеть дорожный чехол, непромокаемый и амортизирующий при ударах, а церемониальную клановую одежду, долженствующую быть надетой для любого формального выхода, следует заменить соответствующей ситуации, однако при траурной повязке, – такую повязку сейчас в колледже носили все члены ГуСу.
Если на предстоящей поминальной встрече будут допущены какие-то неподобающие вещи… Что ж, придется их прекратить, только и всего. Ради уважения к члену своего ордена.

Да, пожалуй, оно было к лучшему, что Цзинь Гуаньяо не знал о мыслях Лань Ванцзи. Фейспалм или головой об стену, а лишняя забота, как самортизировать визит к рокерам асоциального вундеркинда из ГуСу, не придала бы ему душевного комфорта.

Отредактировано Lan Wangji (Среда, 16 сентября 13:38)

Подпись автора

Дневник
эпизоды

+2


Вы здесь » The Untamed » Сыгранное » Миссия невыполнима: кооперация