28.10.2020. Настало время выбирать следующую жертву тринадцати вечеров!
17.10.2020. Тайный Санта 2020!!!
11.10.2020. Наконец-то выложены фанты для чтения!
30.08.2020. Все фанты перемешаны и отправлены участникам. Приём работ по 30 сентября.
09.08.2020. Немного новостей (и новые фанты!).
28.06.2020. Теперь можно создать свой блог в подфоруме дневников.



«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо




Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Ху из ху?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[nick]Luo Binghe[/nick][status]Здравствуй учитель![/status][icon]https://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/3f/22/601935.jpg[/icon][quo]<b>Ло Бинхэ</b><br>имба на выгуле - папкин бродяга, мамкин симпатяга[/quo]


Ху из ху?
https://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/3f/22/626568.png
Участники:
Liu QinggeShen QingqiuLuo Binghe
Место:
Пик Цин Цзин, пик Бай Чжань, бамбуковая хижина Шэня, а дальше - как пойдет.
Время:
постканон
Сюжет:
Когда заснул в одном теле, а проснулся - в другом...
Или когда Система опять подкинула проблем, с*ка!


Отредактировано Mo Xuanyu (Среда, 5 августа 00:53)

Подпись автора

Прошлое - забыто.
Будущее - скрыто.
Настоящее - даровано.
Потому-то его и зовут настоящим.
(с)

+1

2

Шэнь вынужден был признать, что это было лучшее его утро за последние пару месяцев. Никто не наваливался, дышалось хорошо и свободно, ничего пушистого не лезло в нос, никто не сопел над ухом, не было жарко и, что главное - ничего нигде не болело. Шэнь уж подумал, вот-вот должны начать петь птички и мышки подадут ему завтрак, а потом он отправится на бал. Но реальность была куда суровен. Точнее Система.
- Открыт бонусный эпизод. Награда за выполнение бонусного эпизода - пятьсот баллов. Штраф за невыполнение - отсутстует.
Шэнь резко сел, только сейчас почувствовав, насколько неудобная у него кровать. Если на наличие бонусного задания он мог лишь обреченно качнуть головой, то вот отсутсвие штрафа его порядком смутило. И смысл тогда его выполнять?
Внезапно он понял, что чего-то рядом не хватает. Слишком уж хорошее утро, ему ведь даже никто еще не залез под ханьфу!
Ло Бин Хэ!
Шэнь встревоженно осмотрелся, но нигде его не нашел, впрочем, он не нашел и себя там, где он должен был быть. Все тут было каким-то холодным и бездушным, с любовью был начищен только меч, нежно поставленный у изголовья.
Шэнь взял его в руки и провел пальцами по искрящимся ножнам.
- Что ты тут делаешь? Твой владелец ведь поди и спит с тобой? - усмехнулся он, ведь он узнвл этот меч. Обычно Лю не разрешал его трогать, но если он сам так его бросил, то сам виноват. Шэнь вытащил нож из ножен и в отражении клинка увидел слишком знакомое лицо. Вот только не свое.
- Система!!! - Шэнь отбросил меч и метнулся к зеркалу, не забыв удивиться, что у Лю оно есть. В отражении на него действительно смотрел Бог Войны.
- Какого черта, Система! - Шэнь устало потер переносицу. Смена тел часто встречалась в новеллах, как довольно клешированный ход, чтобы развлечь читателя. Но кого им развлекать!?
- Ладно. В чем суть этого бонусного эпизода? - Шэнь довольно быстро понял, что спорить с Системой смысла никакого.
- Вы должнв разблокировать арку второстепенного персонажа, - Шэнь вздохнул. Как всегда ничего не ясно.
- В если я этого не сделаю? - устало спросил Шэнь.
- Баллы не будут вычитаться, но вы останетесь в этом теле.
Шэнь бросил взгляд на зеркало. Пожалуй, сейчас он должен был почувствовать ужас или что-то вроде того. Но он уже менял тела. Сначала тело Шэнь Юаня на Шэнь Цинцю, потом тело Шэнь Цинцю на выращенное и обратно. Тело Шэнь Цинцю изначально не было его, так что его потерю он не ощущал как что-то масштабное.
Мелькнула мысль, что Лю Цингэ никогда не пил демонической крови и не то чтобы он думал о побеге, но Ло не имел над этим телом такой власти, так что, если что.
Шэнь вздохнул обреченно, понимая, что слишком привык к ученику, чтобы куда-то бежать. Впочем, укорачивать свой отпуск он тоже не хотел. Его все устраивало, так что пусть Лю Цингэ сам сюда тащится, а он пока успеет выпить чаю.
Именно этим Шэнь и занялся, устроившись под деревом. Ученики смотрели на него ошарашенно и боялись подходть. Мысленно Шэнь всплакнул - до чего хорошая у Лю жизнь!

+2

3

[indent] Первое, что ощутил Лю Цингэ проснувшись, еще до того как открыл глаза, непривычная мягкость постели. Нет, серьезно, он словно парил на облаке над миром как во снах далекого детства, когда он еще не знал, что полеты это холодно, мокро, ветрено и вообще совсем не так, как мечталось. Где-то в груди появилось желание зарыться в это облако поглубже, спрятаться с головой и малодушно проваляться весь день. Конечно, он не мог себе этого позволить. Не мог позволить и пары лишних часов сна даже после ранений, не то что в мирное время лениво возлегать на непривычно мягком ложе. У него было полно дел, да и вообще пора бы вновь отправляться в путь прочь от горных пиков, где каждый раз взгляд нет-нет, но возвращался в сторону Цин Цзин, а сердце сжимает когтистая лапа единственного монстра, которого не в силах победить Бог Войны.

[indent] Следом за ощущения мягкости пришли ароматы. Приглушенные из-за подушки, в которую Цингэ утыкался лицом, они манили из облачного рая кровати еще не вполне проснувшийся организм обещанием наслаждения и неги, но все же не могли пробудить сознание до конца. Подниматься даже навстречу столь восхитительным ароматам не хотелось, как не хотелось и думать откуда в его комнате кровать-мягкая как ладони доброго бога и столь изысканный завтрак. Сладкая нега хорошо уставшего, а потом столь же хорошо отдохнувшего организма затуманивала рассудок и все доводы о необходимости подъема, о важности тренировок в голове звучали крайне неубедительно. Возможно, он провалялся бы споря с собой не один час, если бы не легкое ощущение прохлады да последовавшее за ним прикосновение горячих ладоней.

[indent] Никто не смел касаться его ТАК и ТАМ.

[indent] Взвившись точно застигнутый врасплох горный кот, Лю хотел было обрушить на наглеца, ворвавшегося в его покои, всю ярость Бога Войны, но вместо этого запутался в обилии тканей, споткнулся и кубарем слетел с кровати, больно ударившись коленями о бамбуковую циновку. Да так удачно ударившись, что боль, подобная последствиям самых жестоких пыток и тяжелейших тренировок, пронзила все тело заклинателя, помимо воли вырывая вымученный стон. Рыкнув, он дернул рукой, желая разорвать спеленавшие его вражеские путы, но вместо треска ткани был вознагражден лишь новой вспышкой боли, сосредоточение которой почему-то находилось несколько ниже поясницы, да ощущением полной беспомощности. Он не смог порвать какую-то тряпку, а ведь это было даже не вервие бессмертных! Дернув головой, он отбросил темную прядь волос с лица и воззрился на источник шума –а еще хозяина, надо полагать, тех самых ладоней – с гневом, одним только взглядом намекая сваливать подальше и где-нибудь там самоубиться, чтоб не стать примером для отработки навыков на следующей тренировке адептов Бай Чжан. Он не знал, кого ожидал увидеть, вернее было бы сказать, что любой оказавшийся сейчас перед ним самоубийца был бы неожиданностью, но что глазам его предстал Ло Бин Хэ вовсе выбило его из какой бы то ни было колеи.

[indent] -Что ты здесь делаешь, демонское отродье?!- не своим голосом зашипел он, до белеющих костяшек сжимая кулаки.

Отредактировано Liu Qingge (Среда, 19 августа 10:01)

Подпись автора

Я за тобой по пятам, ты от меня, но не улетай

0

4

Птицы поют по утрам особенно приятно. Солнце светит не слишком беспощадно. А Ло Бинхэ счастлив, как никто во всех трех царствах. И оттого завтрак выйдет особенно вкусным, потому что не думать о прошедшей ночи и сонно-теплом учителе в постели невозможно, а если у тебя так тепло, то даже наполовину демоническая кровь согрета им, как ни у кого другого. Он даже напевал, ставя на поднос уже готовые кашу, чай и небольшую плошку с орехами в меду. Совсем небольшая вазочка с нежно-голубыми и белыми цветами в ней завершила идеальный завтрак. Очень уж хотелось, чтобы учителя радовали не только вкус и запах, но вид всего этого. Подхватив поднос и забыв снять служивший защитой для одежды отрез ткани, Бинхэ направился к хижине, всерьез намереваясь не приставать к учителю, пока тот не позавтракает - а то иногда получалось так, что завтрак безнадежно остывал, потому что устоять перед соблазном было крайне сложно.
Все его благие намерения испарились в тот же миг, как он, поставив поднос на столик рядом с ложем, наткнулся взглядом на расслабленную фигуру явно все еще спящего учителя - полупрозрачный нежно-циановый с белым полог закрывал любимого наполовину, от чего казалось, что Цинцю и вовсе окутан туманной и словно слега светящейся дымкой. Сглотнув, Ло завороженно сделал шаг навстречу этому чуду и прерывисто выдохнул. Ведь ничего страшного, если он просто разбудить учителя нежным поцелуем и лаской, да? В то, что он сможет остановиться, он верил искренне, но отказать себе в особом, самом теплом чувстве, когда держишь в объятиях только-только выныривающего из сна учителя, Ло не мог. Конечно же, стоило почувствовать расслабленное тепло тела любимого человека и мужа, вдохнуть его запах, который он узнал бы из тысячи других, а также ладонью ощутить нормальную утреннюю реакцию тела Шэня, как Бинхэ ткнулся носом в изгиб шеи, вдохнул тепло и скользнул рукой под нижние одежды учителя, намереваясь просто помочь тому скинуть напряжение, а затем помочь привести себя в порядок и дать позавтракать.
- Завтрак готов, учитель. Этот ученик...
Договорить он не успел, потому что в следующее мгновение оказался на полу вместе с учителем, не успев поймать того, дабы предотвратить удар и тут же получая по голове рухнувшей вслед за ними перекладиной из бамбука, на которой держался полог кровати - пришлось срочно выпутываться из этой нежной паутины и ринуться к учителю, обеспокоенно придерживая его под спину и встревоженно заглядывая в глаза, полные гнева и... Ло даже вздрогнул от того, что узрел, тут же еще больше заметавшись мыслями о здоровье учителя.
- Шидзунь?! Отродье? Демонское?.. - на лице Ло отразилось непонимание пополам с болью, в то же время, он нежно коснулся волос учителя и его щеки, пытаясь сдержать вдруг накатившие обиду и ужас. - Я... я...  - слова так прошлись по сердцу режущими листьями бамбука, что Ло аж забылся и не сразу начал говорить, как подобает, уговаривая себя, что это все недоразумение и учитель все еще не до конца проснулся. И как же привести его в чувство, дать понять, что тот уже в безопасности и с ним, в его объятиях? Не сдержался, поцеловал в губы, легко, но со всей доступной ему нежностью и будто выпрашивая это самое прощение, удерживая в ладонях лицо мужа. И лишь отстранившись, исправился. - Этот ученик не хотел напугать учителя! Верно, учителю приснился кошмар, а этот ученик не вовремя встрял, прошу, учитель, простить этого ученика, он не хотел! - он уже попутно рвал легко и непринужденно явно мешающие движениям любимого простыни и оглядывал его на предмет повреждений - а вдруг, того утянуло в мир сновидений и он мог получить там травму, ранение или что-то, что вызвало бы проблемы с драгоценным телом или еще хуже, с потоками ци учителя. - Учитель, завтрак готов, но этот ученик может сначала принести воды для омовения... и помочь привести этого учителя в порядок...[nick]Luo Binghe[/nick][status]Здравствуй учитель![/status][icon]https://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/3f/22/601935.jpg[/icon][quo]<b>Ло Бинхэ</b><br>имба на выгуле - папкин бродяга, мамкин симпатяга[/quo]

Отредактировано Mo Xuanyu (Четверг, 3 сентября 00:10)

Подпись автора

Прошлое - забыто.
Будущее - скрыто.
Настоящее - даровано.
Потому-то его и зовут настоящим.
(с)

+1

5

[indent] Если бы кто спросил о природе тех чувств, что питал Бог Войны к этому Ло Бинхэ, то не был бы удостоен ответа. Разве есть еще варианты кроме ненависти? И презрения. И гнева. И зависти. Хотя вот уж последнего точно не было. Даже чуть-чуть, даже на самый тонкий волосок он не завидовал полудемону, сумевшему открыться Шэнь Цинцю и получившему величайший из всех возможных даров – взаимность. Вовсе горного лорда не занимала мысль как же удалось это у того, кто едва не разрушил мир и вполне успешно растоптал так тщательно вытираемую годами репутацию. Но когда шиди Му говорил ему об особых способах общения учителя и ученика Цингэ все же думал о другом. О пяти годах постоянных битв и о опустевшем теле, лишенным души и жизни, об осколках Сюя, что собирал, разрезая пальцы, о безумном взгляде алых глаз.
[indent] Сейчас же глаза напротив были черны точно ночное небо, если то может отражать чужую…Боль? Растерянность? Он и сам не понимает почему от этого взгляда становится дурно на душе, грудь сжимает когтистая ладонь вины. Лю сглатывает, не успевая отшатнуться, как лишившись пут, попадает в капкан ладоней. Те держат мягко, осторожно, полностью выбивая из груди возможность к сопротивлению. Бог Войны не успевает сообразить как реагировать на эти прикосновения, слишком новые для него не только от Ло Бинхэ, но и вообще, как новый удар едва не лишает его возможности дышать.
[indent] Ло Бинхэ целует его. Так нежно, так осторожно, словно бы вымаливая прощение, без претензий и надежды. Без напора.
[indent] Прямо губами в губы.
[indent] Лю больше всего на свете хочется сбежать. Потому что ударить кого-то, кто прикасается к тебе так он просто не может, руки его дрожат и не слушаются. Он уверяет себя, что хочет сбежать, а губы зудят навязчиво, вынуждая провести по ним кончиком языка, почувствовать странный привкус. Слишком ошарашенный произошедшим Цингэ не сразу понимает, что это вкус губ демона, как не понимает, чего же тот от него хочет. Он всматривается в обеспокоенное лицо, слыша только отдельные фразы и собственное зачастившее сердце.
[indent] -… В порядок?- выхватывает он последнее слово, едва вникая в его смысл и переступает с ноги на ногу, за что сразу оказывается вознагражден целым возом ощущений слишком закостеневшего, болящего в странных местах тела. Спина, плечо, запястья. Поясница… Он вздрагивает, понимая причину подобной боли. Неужели этот демон вел себя в постели с шисюном непочтительно?! Щеки его опаляет краска, что расползается с лица на шею и уши, заставляя их пылать. К тому же… А где сам Цинцю? И почему его руки?..
[indent] Лю едва касается своего лица кончиками пальцев, но уже понимает, что оно ему не принадлежит, а потому отдергивает руку, точно обжегшись. Касаться Шэнь Цинцю кажется ему неправильным, пускай воспоминания холодной кожи еще жгут ладонь. Он разворачивается резко, порывисто и решительно, впечатывая стопы в пол в несвойственной Шэню манере, но замирает в дверях, сообразив, что не вполне одет. Совершенно не умыт. И не причесан. Шисюн убьет его, если Лю покажется в подобном виде на людях. И будет прав.
[indent] -Принеси воды. И одежду, - это будет настоящей пыткой для него.

Подпись автора

Я за тобой по пятам, ты от меня, но не улетай

+2