28.10.2020. Настало время выбирать следующую жертву тринадцати вечеров!
17.10.2020. Тайный Санта 2020!!!
11.10.2020. Наконец-то выложены фанты для чтения!
30.08.2020. Все фанты перемешаны и отправлены участникам. Приём работ по 30 сентября.
09.08.2020. Немного новостей (и новые фанты!).
28.06.2020. Теперь можно создать свой блог в подфоруме дневников.



«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо




Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Принятые » Wen Ning


Wen Ning

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/3f/25/871275.jpg
ВЭНЬ НИН
Магистр дьявольского культа

Родовое имя: Вэнь Нин (Вэнь – «тёплый», Нин – «мир»)
Имя в быту (Цзы): Вэнь Цюн Линь (Цюн – «прекрасный нефрит», Линь – «лес»)
Титул: Призрачный Генерал
Рост: 183 см
День рождения: 11 апреля
Возраст: на момент преображения в Лютого мертвеца - 17 лет, на момент возвращения Старейшины И Лин - 32 / 35 лет (по версии романа / дорамы)
Орден при жизни: Цишань Вэнь
Особые приметы: бледная кожа, черные трещины от тела до лица, очень силен, не чувствителен к боли, не боится огня, воды и яда. В форме марионетки - черные глаза без зрачков, отсутствие эмоций.
Оружие: цепи / цепной кнут с лезвиями


Всему хорошему, что он знал в детстве, Вэнь Нин был обязан старшей сестре. С тех пор, как каменная Танцующая Богиня ожила, превратившись в монстра, поглощающего души живых людей, и забрала многих из его клана из городка у подножия горы Дафань и часть души его самого, Вэнь Цин поклялась защищать и опекать пострадавшего младшего брата, мечтая о его исцелении и молясь за его благополучие. Отпрыски побочной ветви семьи Вэнь, испытав бедствие и утрату родителей, влились в главную семью после того, как глава ордена Цишань Вэнь приблизил их к себе в обмен на верность, усердие и преданность. Вэнь Жохань не был любезен с ними, отношение в ордене как к бедным родственникам никогда не покидало брата и сестру, и только благодаря ее особому таланту к врачеванию они были впоследствии приближены к главе.

Вэнь Нин рос застенчивым, нервным и страдал заиканием, отчасти из-за того, что не мог выражать полным образом свои чувства - часть души его была запечатана и недоступна, отчасти из-за пренебрежительного отношения к нему других заклинателей, преуспевших в развитии. Боязлив и нерешителен, боится всего на свете, не решается даже повысить голос на своих подчиненных, таких же пугливых, как он сам, - вот что думала о нем Цин. Сохраняя наивный детский взгляд на вещи, он вселял беспокойство в сердце старшей сестры, которая с некоторых пор жила только желанием защитить его от неприятностей и не дать кому-либо причинить вред своему младшему брату, ведь повстречав опасность, Нин совершенно не знал, как поступить, если не подскажет сестра. Забота Цин была достойным примером. В отличие от многих членов ордена Цишань Вэнь он обладал сильным чувством чести, доброты и преданности. Он был глубоко признателен Вэй Усяню за поддержку и поощрение его навыков стрельбы из лука, проникся искренней благодарностью к  нему и в результате рисковал своей жизнью, чтобы помочь Вэй Усяню выжить во время его пребывания на обучении в ордене Цишань Вэнь и уже позже, во время падения Пристани Лотоса, помог ему спасти Цзян Чэна, вернул родовое кольцо Цзы Дянь и позаботился о телах погибших родителей. Возможно, впервые в жизни он принимал решения сам, без участия сестры, хотя без ее помощи все равно бы не обошлось.

Во время властвования ордена Цишань Вэнь старшая сестра являлась главой надзирательного пункта в И Лине. Туда Вэнь Нин и отправил обоих, где никто не стал бы их искать. Спустя недолгое время он стал свидетелем того, как золотое ядро Вэй Усяня мастерством его старшей сестры было втайне передано его названному брату, чье золотое ядро было разрушено. Цзян Чэн узнает об этом спустя долгие, очень долгие годы, вопреки запрету - от него, а пока что Вэй Усянь пропал, не вернувшись на место встречи.

Шло время, объявившие Аннигиляцию Солнца кланы преуспели, начались гонения на членов ордена Цишань Вэнь. Не только заклинатели лишались жизни, но и простые люди, чьи жизни были связаны с павшим орденом. Их согнали на малую территорию, где люди доживали свои последние дни, а иных забирали в еще более сомнительные места, где подвергали унижениям, каким только могли придумать, никто не возвращался оттуда. Отряд Вэнь Нина и группа адептов были силой уведены из местечка Гань Цюань на тропу Цюнци. Пытаясь защитить своих людей от того, чтобы они стали приманкой для нечисти, Нин вышел на переговоры, но в итоге он был жестоко избит и выброшен умирать в той части ущелья, которую надзиратели выбрали для сброса трупов. Между жизнью и смертью, он пролежал в грязи среди разлагающихся тел собратьев, пока его не нашла старшая сестра и сопровождающий ее Вэй Усянь. Нет, он не помнил, что случилось в ту ночь, нет, он не считал, скольких он убил, выпуская свой гнев наружу, нет, он не осознавал, сколько дней потом он пролежал в беспамятстве, связанный талисманами Мастера Вэя.

Он пришел в себя позже, когда остатки его семьи и людей, обосновались на горе Луаньцзан, куда привел их Вэй Усянь. Мастеру удалось невозможное - собрать душу воедино и вернуть ее, вернуть сознание в тело. Был ли иной выбор с того дня, кроме одного? Следовать за Старейшиной И Лин, куда бы ни привела их судьба, даже если это путь через жертву. А пожертвовать Мастеру Вэю пришлось слишком многим ради спасения жизней тех, кто однажды помог ему самому, ради справедливости для простых людей, жизни которых могли угаснуть как свечи на ветру под натиском победителей в этой войне. Они всего лишь пытались выжить вместе на земле, пропитанной ядом и темной энергией, где Нин как мог заботился о семье, о юном племяннике. Защищать Старейшину, помогать во всех делах стало привычным и совершенно необходимым. Вэнь Нин сделал бы для него что угодно, совершенно что угодно, ведь теперь он был нечеловечески силен и не страшился ни боли, ни огня, ни яда, ничего, что могло бы убить его самого, но жизни, которые унес он сам, о которых он вспомнил, как и всю прежнюю свою, тяготили его, лежали тяжелой печатью на сердце. Однажды во время покушения на Мастера Вэя, устроенное Цзинь Цзысюнем, под действием звука флейты он стал марионеткой в чужих руках и убил и нападавшего, и наследника ордена Ланьлин Цзинь, пришедшего в разгар битвы, чтобы остановить кровопролитие. Потом он не мог понять, как такое могло случиться, но одно он знал наверняка, - он слишком сильно подвел всех, и цена будет высока.

Жизни, которые Мастер Вэй пытался сохранить, были приняты жадным огнем ненависти к ордену Вэнь, и свою казнь он принял как неизбежное... Лишь спустя много лет знакомая флейта вывела его из сна и заставила идти на звук. Считавшийся мертвым Призрачный Генерал появился в родных местах, когда Танцующая Богиня вновь ожила, а флейта Старейшины И Лин зазвучала снова, и поверг в ужас молодое поколение заклинателей, даже не догадываясь об этом, пока разрушал статую. Всё, чем он был в тот момент, - марионетка, бездушный Лютый мертвец, однако протянутая сквозь время нить снова вернула его к Мастеру. Повинуясь приказу флейты, он ушел, но нашел его позже. Два гвоздя в голове, забитые для усиления контроля, не давали возможности быть в сознании и говорить, и после их извлечения он не мог вспомнить, где был все это время и кто управлял им. Последние воспоминания были о тюремной камере и ожидании смерти, и продолжилась история его жизни возвращением к Старейшине И Лин в пожертвованном тому теле. Прежний долг и верность остались с ним - защищать и помогать теперь уже единственному, кто составлял его семью.

Со временем Вэнь Нин нашел в себе силы принять возможность  не быть чье-либо марионеткой или верным слугой, а жить свою собственную жизнь. Особенно укрепилась эта вера в себя после того, как он понял, что о его Мастере есть кому хорошо позаботиться, и нашел своего племянника Юаня живым и здоровым адептом ордена Гу Су Лань. Таким образом он попрощался со старой дорогой и открыл для себя новый путь, по которому пошел, когда убедился, что его семья в полном порядке.


пример поста

Sou ka... Как и ожидалось, мальчика понесло, жаль только - дальше, чем Сан могла предположить.
- Мы уже перешли на "Ты"? - не смогла она удержаться от комментария.
Последняя его фраза была удивительна по своей природе. Или он забыл, какой пренебрежительный стиль речи выбрал? Или, быть может, память у него как у золотой рыбки? А может у него проблемы с японским языком после обучения в Америке?
- Ли-сан, я не тащу вас в постель. И уж в особенности не предлагаю ее.
От прикосновения к запястью остался на коже горящий след. Захотелось потереть руку, но Сан сдержала сиюминутный порыв. Все то, что он говорил дальше, она пропускала через фильтр, параллельно думая только об этом. Не предлагает постель, просит его пожалеть, пригреть, приютить, заваливает детскими игрушками и цветами по праздникам. Так ведет себя...
- ... Прямолинейность и мишура во фразах? Маскарад? Потерять себя ради чего? Деньги? Власть? Навряд ли.
Сан встретилась с ним взглядом, пока новый босс Куроцуки продолжал вещать. Смысл сказанного без проблем достигал понимания, но думала Ли сейчас о другом. Внезапно тот умолк, а она все еще не начала говорить, глядя на него и сквозь него одновременно.
"Мне пора прекратить сравнивать их. Они слишком разные. И... его старшего брата уже не вернуть".
Отчего-то стало трудно дышать, на мгновение горло неприятно сжалось, комок одуряюще несвоевременных эмоций Сан проглотила с трудом.
Они втайне сдружились еще в младшей школе, оба понимая, что у этой дружбы нет будущего из-за бизнеса их семей. Якудза этого клана не ладили с триадами. Смерть матери Масахиро сказался на нем больше, чем ему бы хотелось, но даже в десять своих лет он вел себя достойно, как взрослый перенося утрату. Масахиро остался без материнской любви в мире, где правят власть и деньги. Сан вспомнился тот день, когда она нашла одноклассника в саду школы в отвратительном настроении, просто села рядом и взяла его за руку, и как он вцепился в нее, как от неожиданности она не могла пошевелиться в этих объятиях, ничего не понимая, как он потом, сгорая от стыда, сбежал и не разговаривал с ней несколько дней. И только потом объяснил, что произошло. Шу знал о том, что они втайне встречались, но не разу не упрекнул и не спалил старшим. Понимал, что ли, что эта странная дружба вылилась в нечто большее, чем школьная привязанность?
И сейчас, когда тот день вспомнился, на глаза навернулась жгучая пелена.
"Это просто... боль... Нельзя".
Сан удалось сохранить лицо спокойным, но сейчас все эмоции с него были стерты, умерли, не родившись. Губы, наконец, раскрылись, чтобы сказать первое, что пришло в голову.
- Получая твои цветы, меньше всего я могла представить, что тебе нужна... - короткая пауза давала шанс промолчать, но это слово все же пробило себе путь, - мать.
Сан приложила руку к лицу, вздох был просто необходим, чтобы выдохнуть лишнее. Сейчас нельзя давать слабину, воспоминания нужно гнать. Пальцы медленно съехали вниз, открывая прояснившийся взгляд на застывшем лице.
- Ты ошибся, прости. На эту роль тебе нужно выбрать хотя бы... - Сан остановилась. Что она хотела сказать, женщину? - Хотя бы японку. Так положено по статусу. И если ты не можешь выполнять простые правила, сложные могут и вовсе оставить тебя без головы. Вряд ли твои подчиненные будут в восторге.
Сан выпрямилась. Что же, быть может, этот урок спасет мальчику жизнь. Если он только способен учиться.
- Сотрудничество подразумевает взаимную выгоду, в противном случае это не сотрудничество. Но об этом мы поговорим позже. - Сан прошлась взглядом по полировке стола и снова посмотрела на Шина. - Я знаю, что хотел бы тебе сейчас сказать Масахиро, будь он рядом. Будь осторожен. Ты все еще не знаешь, в чью игру ввязался и на каких людей ты можешь положиться. Будь осторожен и живи долго, Нацумэ Шин-сан.
Негромкий сигнал телефона в скрытом кармане платья и его вибрация сейчас не очень приятно отдались на коже и в ушах. Звонил Бао. Сан молча выслушала новости.
- Прошу прощения, - она положила тонкий слайдер обратно в карман, - обстоятельства изменились. Возможно, мы продолжим наш разговор позже, а сейчас мне нужно идти. Работа.
О том, что Хиномори выкопали свои томагавки, скоро доложат Нацумэ его люди, так что подробностей от Сан не будет.

+8

2

*  *  *

Беседы по душам

*  *  *

Неоплаченный долг

*  *  *

Отредактировано Wen Ning (Понедельник, 28 сентября 01:32)

0

3


Вы здесь » The Untamed » Принятые » Wen Ning