http://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/3f/28/24823.jpg
ЛО БИНХЭ
Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея

Ло Бинхэ, Лорд Ло. Ученик на хребте Цин Цзин, клана Цан Цюн, а также - действующий Владыка Демонов.
Оружие: Меч Синь Мо (Зло, притаившееся в душе), до котого был Чжэн Ян (где Чжэн - положительный, порядочный, а Ян - светлая энергия).


Ло Бинхэ, едва появившись на свет, был оставлен своими родителями. Обернутого в белую ткань, его положили в деревянный таз, который затем спустили на воду. Стояло самое холодное время года; и только благодаря рыбакам, что выудили малыша из реки, тот не замерз и не погиб в столь раннем возрасте.

Ло Бинхэ не знал своих родителей, как и не знал что за кровь текла в его жилах. Он был рожден от союза между Тяньлан Цзюнь, Повелителем Демонов, а и умелым культиватором-женщиной. Тяньлан Цзюнь был запечатан и обречен в вечном заключении под горами, а мать погибла после родов. Незадолго до смерти она сумела опустить сына на реку, чтобы дать ребенку шанс выжить.

В юности у него не было родного крова. Ло Бинхэ бродил по улицам, оставленный на милость холоду и голоду. Нам ним сжалилась и подобрала не имевшая своих детей прачка. Они едва сводили концы с концами, полагаясь на милость господ ради выживания, но в взаимном счастье. Однако условия были слишком жестокими, и приемная мать Ло Бинхэ скончалась, оставив мальчика одного.

Спустя какое-то время, Ло Бинхэ добрался до горного клана Цан Цюн. На вступительном тесте его заметила ученица Нин Инъин и привела под наставничество культиватора Шэнь Цинцю. С самого начала нооявленный наставник не проявлял милости и доброты к Ло Бинхэ, выливив на его голову горячий чай, а затем отправив спать в сарае для хранения дров. Другие ученики, за исключением Нин Инъин, издевались над ним. Несмотря на такое отношение к себе, Ло Бинхе продолжал оставаться очень добрым и наивным юношей.

А затем, в один странный, но безусловно прекрасный день, его учитель изменился.

...Тем временем в оригинальной истории:
Ло Бинхэ начинает таить обиду на наставника, которая достигает своего пика, когда Шэнь Цинцю предает его и сталкивает в Бездну, виня в этом демоническую кровь. Это приводит к очернению Ло Бинхэ как персонажа, и он ступает на путь к становлению Владыкой Демонов.

Он казнит и пытает врагов крайне жестокими и безчеловечесными методами. От расправы не спасается и Шэнь Цинцю, которого Ло Бинхэ превращает в "человеческую палку", отрезая тому руки, ноги и язык, и подвещивая на цепях в подземелье дворца. Помимо этого, он продолжает пытать его на протяжении последующих лет.

Ло Бинхэ, несмотря на огромный гарем из сотен жен, по-настоящему не любит ни одну из них. В его жизни нет какого-либо смысла или радости, и он часто цепляется за призраков уже давно ушедшего прошлого.


Сакура Соджиро (Persona 5)

Снова она приходит, снова садится за барную стойку будто у себя дома, заказывает самую дешевую чашку кофе и смакует вкус минутами. Она любит свой кофе крепким и горячим, и единственная радость Соджиро в том, что женщина не любит тратить попусту время, не сидит часами как некоторые посетители. Она пьёт ровно столько, сколько ей надо чтобы задать вопросы, вопросы которые оставляют мужчину без дыхания, без терпения, заставляют хвататься за голову и проклинать всё на свете после её ухода.

Женщину зовут Ниджима Сае, она - государственный прокурор-гончая, и на её клыках блестит под искусственным светом кафе кровь Соджиро.

Не первая, кто приходит по его душу. Первая, кому удаётся загнать в него когти. В отделе специальных расследований ей самое место. Бывший директор отдела, под которым Соджиро работал ещё молодым, за такими талантами гонялся как полоумный. Даже со сменой руководства, мужчина отмечает, политика осталась прежней.

Ниджима напориста, упряма и не знает, когда стоит остановится. К ней глубоко в душе оседает жалость пополам с отвращением. Это как смотреть в зеркало и видеть себя, молодого и целеустремленного, неизбежно сломанного жестокими реалиями.

Отдел Специальных Расследований на бумаге - подразделение полиции, созданное для проведения расследований по особо опасным преступлениям и даже спецопераций против преступников. На деле же, директор отдела обладает едва ли не большей властью, чем начальник полиции, и если дело переходит в их юрисдикцию, подозреваемые автоматически становятся виновными. Ордер от них равен приговору, и Соджиро подсчитывает регулярные визиты прокурора и думает, когда проклятая бумага будет предъявлена ему.

Укромное кафе всё равно что неудачный побег от прошлого. По углам таятся воспоминания лучших дней, с кухни слышится смех прекрасной женщины, на лестнице сидит призрак беззаботного ребёнка. Место наполнено памятью, горькой и сладкой, и несмотря на грубоватое отношение к клиентуре и ломанные рабочие часы, Соджиро любит эту жизнь.

Ниджима Сае пытается сломать её ради одного несчастного исследования, которое стоило блестящему ученому и любящей матери жизни.

«Я собираюсь лишить тебя родительских прав», она все равно что заявляет ему в лицо, невинно распивая чертовски хороший кофе в месте, которое собирается разрушить своими амбициями. Забивает гвоздь в крышку гроба. Соджиро смотрит на неё широкими глазами. Он парализован страхом и отчего-то поражён, как далеко эта женщина готова зайти ради поставленной цели. «Наши шансы на победе в суде равны 99,9%.»

Все дела под эгидой отдела специальных расследований равны 99,9%. Если ты передан в их юрисдикцию, ты позорный преступник. Соджиро состоял в этом отделе, он из первых рук знает, как они работают. Ниджима празднует победу, её горящие глаза извращены эйфорией триумфа.

Необходимое ей исследование уничтожено. Она требует отголосок прошлого - сборник старых бумаг, сожженых огнём дешевой зажигалки. Сожжённых под горечь и слезы, под тянущую на дно камнем вину. Под осознание своих ничтожных, не способных никого уберечь сил.

Соджиро помнит, как погружали в землю урну Вакабы, тело изуродованно аварией так, что пришлось кремировать. Помнит, как ворвалась в кафе одним днём Футаба, волосы спутаны, лицо чумазое, слезы в глазах, одежда изношена и испачкана, ноги и руки в синяках и порезах. Помнит, как будучи не в силах зажить мать, он поклялся защитить дочь.

Решение суда приговорит Футабу к жизни с людьми, ответственными за её текущее состояние. К монстрам, способным ненавидеть травмированного ребёнка, а женщина перед ним будет смотреть с трибун и улыбаться улыбкой победителя, мня себя вершителем правосудия.

«Тебе так нужно это исследование?» Он скрипит зубами, слышит дверной колокольчик и видит, как заходит в кафе мальчишка, но уже не может остановить наполненный неприкрытой яростью рык. «Хорошо, будет тебе исследование.»

Ниджима все ещё смакует победу, не отогнанная от добычи даже ненавистным взглядом. Как обычно, женщина допивает кофе, оставляет купюры на барной стойке и уходит, бросая через плечо.

«Я зайду в другой раз.»

Мальчика стоит в проходе, голова явно забита произошедшим. Соджиро хочет гаркнуть на него, не его треклятое дело эти разборки. Тянется за пультом от телевизора, одним резким движением выключает очередные новости о Фантомных Ворах и чувствует, как знакомый огонь разгорается под кожей. Как кровь кипит по венам, как старый друг на верном скакуне обнажает меч и гордо поднимает щит. Он слышит эхо рыцарской клятвы и чувствует ни на секунду не забытое присутствие за своей спиной.

«Я закрываюсь,» говорит он мальчишке, сбрасывая с себя фартук и выуживая из кассового регистра визитную карточку, протянутую им Ниджимой при первой встрече. Что-нибудь из её личных вещей подошло бы лучше, но Соджиро не привыкать работать с тем, что есть. «Прибери на кухне.»