http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/35/537415.jpg
Цзинь Лин
Магистр дьявольского культа

Молодая госпожа
Четырнадцать лет от роду, к тому же весьма хорошего, золотистого такого, роду, будучи не только адептом, но и наследником и молодой госпожой этого самого роду; имя в быту - Жулань, но Лин ему больше нравится; носит золотистые одежды с белым пионом на груди, а во лбу мерцает метка света киновари, в а глазах плещется высокомерие, - в общем, узнаваем юноша, узнаваем; драгоценный меч - Суйхуа.


- Цзинь Лин рано стал сиротой - ему не было и года, когда по вине Вэй Усяня и Призрачного Генерала погибли его родители; он привык, что ему часто указывают на этот факт (к которому он, как и всякий ребенок, очень болезненно относится), однако всеми силами пытается доказать - в первую очередь себе, - что это не делает его хуже других.
- Он совсем не помнит своих родителей. И испытывает черное чувство зависти к тем, у кого они есть - живые и здоровые, которые рядом; его ранит когда кто-то поднимает речь о своих и уж тем более - его собственных родителях.
- Большое влияние на мальчика оказали его два дяди - Цзинь Гуанъяо и Цзян Чэн. И если от главы клана Ланьлин Цзинь парень пытается нахвататься полезных для него качеств - таких как сдержанность, например (получается не очень хорошо), то от дяди Цзян Чэна он унаследовал, читай, все его недостатки - вспыльчивость, гордость и высокомерие.
- Цзинь Лин не говорит об этом, но чувствует себя очень одиноко, хотя отчасти и сам виноват в этом - он совсем не умеет сходиться с людьми. Он уже слишком привык огрызаться на смешки и с подозрением относится к тем, кто к нему слишком хорошо относится.
- Откровенно говоря - Цзинь Лин и в самом деле капризный, он любит уют, комфорт и чистоту, не любит когда его заставляют что-то делать, указывают, критикуют... Вероятно, это потому что его все-таки часто баловали в детстве. Да и то, что он рос в одном из самых богатых ордене заклинателей - о многом говорит.
- Когда-то Цзинь Гуанъяо подарил Цзин Лину собаку-оборотня, которую он назвал Феей (привычка давать собакам такие имена перешла ему от дяди), и с тех пор она стала его заменой возможным друзьям и родителям. Собакой он дорожит, любит её и всё ей прощает.
- На самом деле он может стать очень хорошим заклинателем и совсем не глупый, но ему сильно мешает его вспыльчивость и страх сделать что-то неправильно и всех подвести. То, что его дядя и другие заклинатели, в окружении которых он рос, еще в совсем юном возрасте показали себя в лучшем свете - своеобразный колокольчик для Цзинь Лина, из-за которого он чувствует обязанность, что должен показать себя если не так же хорошо, то - лучше. Он сомневается, что у него получится, но уверен, что должен попытаться, даже если это будет равным самоубийству.
- За маской грубого и заносчивого наследника скрывается вполне нормальный, добрый парень, способный к сочувствию, но он привык показывать себя с той стороны, которую ожидают видеть другие.


пример поста

...спустя недолгих пять минут из дверей, ведущих в подземелье, выглянула макушка, оглянулась, кивнула — и быстро выскочила дальше, легко и беззвучно, будто совсем не касаясь полу, пролетела по коридору, оказавшись в комнате, в которой собрался честной народ. Быстро окинув взглядом присутствующих, та зацепилась за зачинщика беспорядков, господина Кота, и в таком же темпе, как только что бежала по коридору, устремилась к оному.
— Господин, не беспокойтесь, я вам помогу! — И быстро, пока тот не успел выпростать руки из-под головушки лежащего на нем мальчишки, мягко коснулся узкой ладошкой его лба.
После чего господин едва слышно охнул, голова его плавно понурилась, в итоге безвольно шлепнувшись на грудь, и тот мерно засопел, — лишь после этого внезапный гость убрал руку, повернулся полностью к остальным и, сложив обе руки перед собой, склонился в вежливом поклоне.
У гостя были явно женские, аккуратные и мягкие, черты лица, длинные, доходящие чуть ниже лопаток, темно-каштановые, почти что черные, волосы, с тщательно заглаженным тонким пучком на макушке, из которого по волосам струилось две тончайшие шелковые ленты красного цвета; внешностью у него была азиатская, глаза большие и светлые, очень доверчивые, а сам он обладал хрупкой фигурой. На вид той было лет семнадцать, но действовала та слишком уж уверенно в своих силах как для семнадцатилетней. К шее её плотно прилегала белая лента, будто ей пытались перевязать рану, и руки, что было видно из-под длинных рукавов, тоже были аккуратно, но туго стянуты такими же лентами. Одета она была в длинное белое платье, которое часто носили в древности китайские заклинатели, а талия была подпоясана красного цвета поясом, на конце которого висел маленький серебряный колокольчик. Девушка — а вид это была, несомненно, девушка, - выпрямилась, не поднимая взгляда от пола, вдруг зацепилась взглядом за колокольчик, ойкнула и легко коснулась его двумя пальцами, после чего тряхнула конец пояса — и тот мелодично зазвенел. Девушка выдохнула и снова уставилась, на этот раз извиняющимся взглядом, на мужчину с женщиной перед ней.
— Прошу великодушно простить этого ученика за опоздание и отвлеченность! — она склонилась еще раз в поклоне, после чего продолжила: — Этого ученика зовут Ян Сию, он прибыл по просьбе госпожи Йенсен. Как только госпожа выдернула Сию из монастыря Белого Лотоса и рассказала, что от него требуется — этот ученик мигом отправился к госпоже Сангрэ и господину Каркарову. Однако… — та на секунду замялась, будто не знала, как правильно будет объяснить, в чем конкретно заключалась проблема. — Однако вышла небольшая неполадка с порталом и Сию выбросило в пустыню, но госпоже и господину не стоит переживать — Сию успел убежать от воистину огромного скорпиона и укрыться от песчаной бури, после чего госпожа Йенсен его обнаружила и самостоятельно отправила в агентство, добавив еще несколько указаний к заданию этого ученика…
Говорила о себе девушка в третьем лице, а еще в мужском роде — это могло путать, потому как и лицом, и голосом, она полностью походила на девушку.
Хотя, конечно, на самом деле являлась юношей.
Однако его часто называли молодой госпожой по неосторожности, а в детстве и вовсе дразнили из-за поразительного сходства с девчонкой, но Сию это ни капельки не расстраивало — он уже и привык как-то.
— Однако теперь этот ученик уже прибыл на замену госпоже Йенсен и готов исполнять указания господ. — Сию мягко улыбнулся, лишь теперь устремив взгляд в сторону лежащего на руках у мужчины ребенка и осторожно потянулся к нему, намереваясь поднять на руки: — Полагаю, это и есть предмет исследования? Куда его следует отнести?