Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Сыгранное » Кнут и пряник


Кнут и пряник

Сообщений 1 страница 29 из 29

1


Кнут и пряник
http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/70654.jpg
Участники:
Вэнь Жохань ◄►Вэнь Сюй ◄► Вэнь Шань Шэ
Место:
Безночный Город
Время:
Наследнику Ордена Цишань Вэнь 6 лет.
Дни, следующие за учениями в Ордене.
Сюжет:
История о том, что за удовольствия нужно платить.


[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+1

2

Цзя Сю, командир личной стражи Владыки Бессмертного, был не просто недоволен, он был в откровенном бешенстве, лично сопровождая адепта Ордена в выделенную ему персональную камеру. Выбирал он ее тоже лично — хотел чтобы было не слишком уютное соседство в виде пары свежих трупов и максимально некомфортная поза, желательно… На этом Цзя Сю остановил свои мечты и подошел рационально к вопросу. Пришлось поступиться желаниями в угоду приказу.
Наглеца приковали за руки врастяжку, все же позволив ему сидеть на каменных плитах пола. Сегодня Владыке не до него, завтра с утра и до вечера тот будет занят на военном смотре, который, разумеется, никто не отменял, а вечером будет видно, что с ним делать. И теперь, стоя над ним, так погано улыбающимся всю дорогу, он размышлял, как сильно хочется избить до полусмерти, стереть эту улыбку с лица.
Семь его людей. Семь! Погибли, два командира! Всего трое выживших из десятка лучших, они будут лечиться, но неизвестно, смогут ли избавиться от яда. А эта сытая, нажравшаяся крови его людей, тварь сидит на полу и улыбается.
Цзя Сю размахнулся и приложил сапогом по груди с силой, которую мог себе позволить, не калеча. Калечить — не его прерогатива. Кашель со смехом был в ответ да и только.
— Как ты посмел?! Как ты посмел убить моих людей?! Людей ордена!
— У меня был приказ, — Змей почувствовал привкус меди во рту, в удар было вложено много духовной силы. — Сегодня братья убивали братьев, я не лучше и не хуже остальных.
— Это телохранители Владыки!
— На что они годятся, если я один смог убить их всех?
Шань Шэ не поленился подняться на ноги в полный рост. Не до церемоний сейчас, но вдруг его услышат? Услышат правильно.
— Я мог убить Владыку сегодня вечером и всех вас. Так уж ли вы и ваши люди хороши, господин Цзя, чтобы столь высоко ценить ваши жизни?
Ярость, захлестнувшая командира Цзя, была уж скорее бессильной, если тот позволил себе тяжело припечатать кулак к лицу, развернуться и стремительно уйти из камеры. Оскорбление нанесено, оно попало точно в цель, в ту самую слабую точку, где сможет прорасти ядовитое зерно сомнений. Возможно, что-то изменится, и теперь телохранители Владыки перестанут быть столь беспечны.
Шань Шэ без лишнего героизма опустился на пол и слизал языком выступившую на губе кровь. Пусть побесится, будет либо полезно, либо новый враг. Ни то, ни другое — не зря.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

3

Проходит больше суток прежде, чем к нему проявляют интерес, если только не считать за интерес чуть теплую чашку с белым супом байтан, ради которого провинившемуся даже ненадолго освобождают руку. Одну. Левую.
В следующий раз за ним приходит дворцовая стража - уже на исходе часа  быка, - и держится настороженно, хоть и не агрессивно, - скорее как с опасной и непонятной тварью, которую больше всего хочется растоптать заранее, не дожидаясь того, что она еще сумеет вытворить.
Но пока что не разрешили. Но хочется.
Из-за этой неспешности и опаски путь обратно, наверх, занимает изрядное время, и ведут его какими-то дальними обходными путями. Точно не в большие залы, предназначенные для проведения советов орденов и кланов, точно не туда, где стоят медные чаши, наполненные чистейшим воском, и не на поля для тренировок. Камень под ногами идущих становится старше, стыки между отдельными блоками - тоньше волоса, стены - массивнее, драпировки и ткани - искуснее, позволяя предположить конечную точку этого пути.

Нужно было бы лечь спать, но он совсем не может - не в силах лечь и не хочет растягивать эту пытку еще на один день - сон только приостановит, но не снимет боль, как не снимают ее иглы и целебные травы. Делают легче, но не спасают, пусть даже и вышли из под рук умелых целителей ордена Вэнь. Нужно просто перетерпеть это, и Вэнь Жохань делает новый вдох, изо всех сил стараясь не шевелиться вовсе - за эти пять лет он отвык уже от зверя внутри, что жадно вгрызается в ребра, мышцы и легкие, не давая дышать, - как отвык до этого, и до того раза. Первый молодой господин заставил его поволноваться всерьез, и это открытие из числа скорее неприятных, но сейчас с этим сделать нельзя ровным счетом ничего - разве что ждать, пока тот вырастет. Или убить самому. Малодушно, но эффективно.

Лучше разобраться с этим Юэ, все еще Юэ из клана Кровавой реки, как не меняй его имя и как ни вбивай в горскую голову правила и этикет, а все еще не Вэнь. Это, возможно, к лучшему, что не Вэнь, но точно не так, как сейчас и эту проблему тоже нужно решить, хотя бы и здесь, сейчас, отвлекая себя от борьбы с нежеланием дышать. Лучше - здесь, пока она не покрылась коркой льда. Увидит тот сейчас больше или меньше не важно - он либо окажется рядом и неизбежно увидит, либо не скажет уже никому и ничего.

Глава Вэнь протягивает руку за чашей с не-чаем, но жалеет о попытке почти мгновенно, замирая снова в том полулежащем положении, что кажется ему самым терпимым.
- Пусть войдет. Цзя Сю - подай мне чашу. Ты, и больше никто, останешься здесь.
Сегодня тот день, когда телохранитель ему действительно нужен и это, а не только дальний расчет и нежелание шевелиться заставляет Владыку бессмертного оставить того рядом. Настороженного, напряженного сторожа, готового броситься по первому знаку и вовсе без знака, совсем не похожего на то, каким он был вчера или позавчера - его командир слишком хорошо знает - именно сейчас Владыка действительно не контролирует ничего, кроме себя самого.

- Вэнь Шань Шэ. Почему ты здесь?

Отредактировано Wen Ruohan (Воскресенье, 24 января 20:14)

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1

4

Ночь и день тянулись мучительно долго. Именно сейчас, когда, казалось бы, можно было отдохнуть и просто выспаться, ему было не до отдыха и не до сна. Сидя на полу и иногда повисая на руках, чтобы попытаться вздремнуть, он не находил себе покоя, и нет, как ни странно, его собственная судьба не беспокоила его.
Совершенно противоречивые чувства клубком кружили в голове, не давая расслабиться. Он понимал, что жизнь в клане оказалась не так хороша, как он думал раньше, но это не главное. Страх получить наказание давно прошел, иногда он ловил себя на мысли, что наказание — это хоть какое-то развлечение, разнообразие в череде дней, похожих друг на друга и не ведущих ни к чему. Он застрял, не двигаясь никуда, его свобода определялась лишь длиной цепи, на которую он был посажен, и это отравляло жизнь, капля за каплей и каждый день.
Чего он хотел на самом деле, когда приходил сюда? Посмотреть на Владыку Бессмертного? Добиться внимания, шанса учиться новому, чему дома не смог бы никогда? Полная чушь!
Шань Шэ натянул цепи и напряг мышцы, рассмеявшись в потолок. Он и раньше хотел этого, и сейчас — свободы. Той, что он определяет для себя сам, и, получив глоток этой свободы, теряет всё, к чему стремился.
— Но оно того стоило, — шепчут губы, украшенные кровавым подтеком. Язык снова касается запекшейся крови, напоминая себе ее вкус. А что, если бы он получил приказ убить Владыку? Смог бы? Смог бы обойти великого Цзя Сю?
Ничто бы так не порадовало сейчас как возможность сразиться с личным телохранителем Владыки! Хоть об этом можно было бы и забыть…
Как заботливо под вечер ему принесли суп с такими лицами, словно нужно отойти подальше, чтобы к супу он не выдрал себе зубами окорок из чьей-нибудь ноги. Суп раз в день и без того, выходит, роскошь, а поголодать можно было бы и еще пару дней без последствий. Но после еды уснуть всё же удалось, хоть и не сразу, а потому, когда за ним пришли глубокой ночью, он просыпался с трудом.
Что ж, пришлось идти, куда ведут, но с каждой новой ступенькой по незнакомым доселе лестницам, он понимал, что сюда попадет далеко не каждый. Отчего-то по коже пробежал мороз, и даже закралось подозрение, что Владыка снова… удивит его. Почему он еще не привык к этому?
Ожидания не обманули. Удивил. Вопреки обыкновению сегодня Глава Ордена выглядел не так, как обычно. Казалось, что он был не здоров, или просто казалось, а всего лишь устал, но привычной силы, исходящей от него, не ощущалось. Вместо этого, словно пес со вздыбленной на затылке шерстью, готовый броситься на него и растерзать в мгновение ока, здесь был господин Цзя. Смотреть на него не было необходимости, но он себе позволил долгий взгляд.
— Вэнь Шань Шэ. Почему ты здесь?
Подниматься так высоко после не слишком удобного отдыха было крайне утомительно и сидеть на полу было бы даже приятно, если бы не обстоятельства. Привычно же сложил руки перед собой, он ответил:
— Вэнь Шань Шэ нарушил правила ордена, стал причиной многих проблем, убил людей Владыки. Если бы не Вэнь Шань Шэ, Первый молодой господин не оказался бы на южном поле и не пострадал бы в бою. Прошу наказать меня как Владыка посчитает нужным.
Что-то еще добавить?
Нет. В этом необходимости не было.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Среда, 28 апреля 23:56)

+1

5

- Вздор.
Глава Вэнь не желает терять сейчас время на этикет, который так и не прилип к этому Змею, а значит не может служить ни щитом, ни оружием, ни рычагом - только иллюзией поводка, тем более опасной, что на самом деле не удержит никого и ни от чего. И он все ещё уверен, что чувствует себя на этом поле свободнее, а значит может и само поле выдернуть из под ног.
Тем не менее к длинным речам он расположен еще чуть менее, чем к статусным поклонам, - здесь его раздражает и первое и второе, хоть раздражаться ему нельзя вовсе.
Недопустимо.
Вместо этого нужно дышать, тратить воздух на слова, а это отвлекает от раздражения. На самом деле от любых эмоций вообще.

- Вэнь Шань Шэ считает своими решения, что были приняты за него. Это значит он не на своем месте. Сядь.
Нет смысла смотреть на этого адепта сквозь вежливо сложенные руки, - Владыка уже увидел все, что ему было нужно, вчера, а уж вежливых поклонов с избытком насмотрелся сегодня - тратить на них силы ему не хочется, хотя как способ убить время вполне приемлемо. Пусть лучше сидит. Где-то очень глубоко под слоями иных мыслей он думает, что это немного притушит Цзя Сю, - безоружный и сидящий человек всегда выглядит менее опасным, пусть даже чаще всего это вовсе не так, - а слишком жаркий охранник тоже требует контроля и внимания.

- Он хотел быть скромным учеником и учиться у лучших. И это не было правдой - Вэнь Шань Шэ не может быть учеником ордена Цишань Вэнь, поскольку так и не научился подчиняться. И не хочет учиться. Подчинение и служба ордену не сводятся к выполнению приказов. Поэтому он тут. И вернуться отсюда учеником ордена не сможет - невозможно простить то, в чем Вэнь Шань Шэ не раскаивается.
Вздохнуть. Ему нужно вздохнуть и выровнять дыхание, он говорит слишком много и слишком долго. Возможно наследники иных орденов вообще не способны "служить ордену", никакому - если их воспитывали хорошо, они мыслят иначе с самой юности. Если плохо - они не попадают в поле зрения главы ордена Вэнь. Да, возможно ответ в этом, но этого ответа недостаточно, он не приближает к решению, а Вэнь Жохань совершенно сейчас не заинтересован в теориях - его проблема (а Вэнь Шань Шэ почти что стал уже серьезной проблемой) сугубо практическая и сидит перед ним.

- Однако тогда же наследник Юэ принес главе Вэнь своё желание служить и преданность. В правдивости этих слов и искренности этих желаний глава Вэнь не сомневается. Наставники и учитель хвалят этого ученика за старательность и трудолюбие, но для того, чтобы служить Верховному Заклинателю трудолюбия слишком мало. Стоит ли мне помнить о глубине желаний наследника Юэ и обучать его тому, чем он может служить не ордену, а его главе?

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Wen Ruohan (Понедельник, 25 января 10:32)

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1

6

— Вздор.
Когда же он перестанет удивляться этому? Змей, сам того не желая, вскинул взгляд и едва заметно дернул бровью, будто вздрогнул, хоть слабый импульс так и не был передан в руки.
— Вэнь Шань Шэ считает своими решения, что были приняты за него. Это значит он не на своем месте. Сядь.
Возможно, Владыка не знает всего, а видит лишь то, что лежит на поверхности, да и то, если посмотреть со второго раза — нашлось ли у того время разобраться в чужих решениях? Он повиновался, устроился на полу на коленях, совершенно не беспокоясь, по этикету так было или нет, и расслабленно положил руки на колени, эта поза Владыке знакома не первый год.
Куда больше его заботило сейчас, отчего тому так тяжело даются движения, нет, не те, что привычно ими называть, а простой вдох и выдох. Подозрение, что Владыка не здоров, закралось еще раньше, а теперь он убеждался в том, и почему-то в груди становилось неуютно, будто… в этом виноват именно он. Взгляд чертил по плитам пола перед ним.
— Он хотел быть скромным учеником и учиться у лучших. И это не было правдой — Вэнь Шань Шэ не может быть учеником ордена Цишань Вэнь, поскольку так и не научился подчиняться. И не хочет учиться. Подчинение и служба ордену не сводятся к выполнению приказов. Поэтому он тут. И вернуться отсюда учеником ордена не сможет — невозможно простить то, в чем Вэнь Шань Шэ не раскаивается.
Слово за слово — тонкая вязь смыслов, через которые, как обычно, приходится продираться, словно через густые колючие кусты. Что он должен сделать, чтобы доказать свою полезность ордену? Скромным учеником ордена Цишань Вэнь, он и правда не хотел быть, он хотел быть… лучшим учеником и никакой скромности. Это та правда, которую принято скрывать за маской воспитания, и он скрывал, как мог. Тогда это казалось прекрасной возможностью найти себе сильных соперников, у которых можно учиться большему, новому, недоступному. Теперь это кажется бессмысленным, рутинным и не ведущим никуда, кроме как к освобождению через смерть. В чем он не раскаивается? Ни в чем. Ему и сожалеть-то не о чем. Кроме, пожалуй, одного…
Невозможно простить то, в чем он не раскаивается. Змей нашел в себе силы посмотреть на Владыку снова. В том, что сейчас тот в… таком состоянии, действительно, его вина? Но как скажешь об этом? Какими словами…
— Однако тогда же наследник Юэ принес главе Вэнь своё желание служить и преданность. В правдивости этих слов и искренности этих желаний глава Вэнь не сомневается. Наставники и учитель хвалят этого ученика за старательность и трудолюбие, но для того, чтобы служить Верховному Заклинателю трудолюбия слишком мало.
Слишком. Мало. Несомненно. Должен еще появиться хотя бы шанс доказать, что желание служить и преданность — не пустой звук. Пока что он видел только правила, запреты, ограничения и день ото дня наблюдает, как всё остановилось и не движется ни в одну из сторон. Даже смерть кажется выходом из этой западни, какая напасть! Если уж Владыка недоволен, то пусть…
— Стоит ли мне помнить о глубине желаний наследника Юэ и обучать его тому, чем он может служить не ордену, а его главе? — услышал он в самом конце речи, которая, казалось бы, поставила могильную плиту на всём, что он есть, и не поверил своим ушам.
— Нет! — вырвалось само собой, прежде чем он успел подумать, что именно хотел сказать. — Я пришел, чтобы учиться у самых лучших и стать сильнее. Тогда я не рассчитывал, что Владыка Бессмертный станет моим учителем. Моя жизнь принадлежит вам, и, если вы считаете, что она бесполезна, — без поклона нельзя, но сейчас на это не нашлось сил,  — убейте. Или позвольте быть рядом с вами. Служить вам — единственное желание этого ученика, без этого ученик не чувствует желания идти дальше.
И всё же поклон. Он выразил свои чувства, как только смог, ясно, и на душе стало спокойнее. Хоть от его желаний ничего не зависит, чего бы он ни хотел, остаться в Ордене только для того, чтобы стать одним из многочисленных заклинателей без прошлого и будущего, — нет уж, лучше и впрямь умереть. 
— Ученик раскаивается, — признание далось с трудом, — что пошел на поводу своей воли и не смог остановиться, тем самым доставил беспокойство Учителю.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Вторник, 26 января 23:38)

+1

7

- Нет?
Вот теперь в голосе слышно и тепло, еще не ставшее жаром, и улыбка. Владыка находит происходящее забавным, - не умилительным, не смешным, а... необычным, а значит доставляющим радость новых интересов и обещающее нестандартные проблемы. То, что может и отвлечь его и заставить концентрироваться на вещах внешних, а не собственных опостылевших ощущениях. То, что давно вышло за рамки простого развлечения, умиления чужими яркими желаниями и любопытства.
- Эта жизнь принадлежит мне, - не повтором чужих слов и не согласием, - присвоением и принятием предложенного давно, но только теперь созревшего дара. Словно пробудившись и высвободившись из объятий боли, он звучит сейчас глухо, но терпко, словно продавливая своей волей происходящее вокруг - сейчас глава Вэнь возражений или просьб слушать уже не намерен, - решение принято, пусть (возможно) он и не знает чего-то о том, что лежало под поверхностью чужих решений, а что - витало над этими решениями, не давая воплотиться тому, чего быть не должно. Было. Бы.
Решение принято, и из области вопросов и ответов он переходит к формированию нового поостранства и реальности, в котором другое решение уже невозможно даже представить.
- И прежде, чем я решу, как ею распорядиться, этот ученик вернёт мне шестерых, взамен тех, что он забрал, выполняя приказ Первого молодого господина.
Пауза, которую делает Владыка бессмертный, уходит на то, чтобы вернуть своему командиру опустевшую чашку - Вэнь Жохань сам не помнит, выпил он то, что в ней было, пролил, иди попросту забыл ее наполнить горьким вязким отваром из трав. Недолгая пауза, которой достаточно для того, чтобы еще раз пристально разглядеть того, кто сидит почти что у его ног, заполнена не размышлениями о целесообразности этого решения, - в этом он не сомневается, - скорее тем, чтобы собрать внутри себя достаточно сил, чтобы продолжить решать, а не говорить.
- Шестерых, выбранных из молодых адептов ордена Вэнь, ни одну тройку из которых он не сможет бездыханными передать в руки целителей ордена Вэнь в одиночку. Цзя Сю объяснит этому ученику главы Вэнь то, что должно знать этим шестерым и будет проверять их уровень подготовки, пока тот не будет достаточным. До тех пор Вэнь Шань Шэ будет подчиняться требованиям ордена Вэнь, сберегая то, что принадлежит отныне не ему, а Владыке бессмертному.

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1

8

Это чувство было необычным. Почти уже забытым, почти похороненным, оставшимся в прошлой жизни… Так далеко, словно то уже был и не он сам, Юэ Шань. Когда А-Шань шалил, Юэ Женьгун не был строг с ним, не потому, что сын был слишком мал. “Господин Воды” мог не сказать ни слова, а одним только взглядом вызвать в нем то ощущение щемящего сердца, что сейчас он неприятно проживал, находясь здесь, так близко к Учителю.
Перед Владыкой в его ореоле силы, в его гневе, в его порывах и даже безмолвии, наполненном величием, невозможно было не преклоняться. Вчера он увидел в нем еще и отца. Отца, который беспокоился за свое дитя, чем бы это дитя ни тешилось, оно было дорого, и увиденное… Увиденное дополнило картину, а вид болезненности заставил думать о том, что даже всесильный Глава Ордена Цишань Вэнь, всего лишь человек. Который может быть болен, и может быть слаб. Как и все люди.
Его вчерашняя охота удалась, но цена всему была высока. Быть может, даже слишком высока.
— Эта жизнь принадлежит мне.
Уверенность, подкрепленная улыбкой, растопляет это щемящее и неприятное ощущение вины, дает толику успокоения на один лишь вздох. Быть может, даже прощение…
— И прежде, чем я решу, как ею распорядиться, этот ученик вернёт мне шестерых, взамен тех, что он забрал, выполняя приказ Первого молодого господина.
… прощение, которое придется заслужить, но то, что Шань Шэ слышит, заставляет сделать вдох глубже и наполниться воодушевлением.
— Шестерых, выбранных из молодых адептов ордена Вэнь, ни одну тройку из которых он не сможет бездыханными передать в руки целителей ордена Вэнь в одиночку.
Он не ослышался? Действительно ли так?
Владыка, наконец, поручил ему подготовить настоящих бойцов? Ему… То ли смеяться, то ли плакать. Где же он найдет таких сильных…
— Цзя Сю объяснит этому ученику главы Вэнь, — загорелись ли глаза благодарностью, Владыка принял его! — то, что должно знать этим шестерым и будет проверять их уровень подготовки, пока тот не будет достаточным.
Цепному псу придется смириться? Превосходно! Соперничество только разожжет этот огонь, сделает все ещё более заманчивым и трудным. Пусть не будет легко, но он подумает обо всём потом.
— До тех пор Вэнь Шань Шэ будет подчиняться требованиям ордена Вэнь, сберегая то, что принадлежит отныне не ему, а Владыке бессмертному.
Над последними словами придется задуматься очень крепко и посчитать всё то, что могло еще быть его собственным, а теперь перестанет. Но и эту цену он, кажется, готов заплатить за право быть рядом.
— Да, Владыка Бессмертный! — Он и сам подивился тому, с какой радостью в голосе прозвучал уверенный ответ. Один взгляд, мельком брошенный в сторону телохранителя, не примирительный, нет, а как проверка, готов ли тот с ним разговаривать хотя бы по приказу, вернулся к проницательному — Владыки. — Вэнь Шань Шэ готов получить наставления от господина Цзя.
По этикету ко всему, что он говорил, должен быть приложен поклон, и он не поскупился и на этот раз. Однако не в широкие плавные жесты он вкладывал свое уважение, а быстрые и точные движения, какие увидишь разве что в военное время. Такой же быстрый поклон в сторону Цзя Сю, чтобы вернуть его Господину.
— Ученик готов искать подходящих для обучения, но их должно быть больше, чем шесть. Если трое во время проверки… уровня подготовки не справятся, их придется заменить, — как же еще сказать, что, если придется их всех поубивать, то и рыдать будет не над кем, кроме самого себя? Был и еще важный вопрос: — Когда вы позволите приступить?

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+1

9

Господин Цзя Сю недоволен, но вовсе не решениями главы ордена, их воспитанник Цишань Вэнь принимает без размышлений и внутренних комментариев - всегда и любые, словно не обладающее собственным сознанием существо. Не всегда так безэмоционально, как было бы положено, но сейчас он более всего встревожен тем, что Владыка вообще это затеял. Разговоры в ночи. Обходительные беседы с этим адептом. Эмоции и слова вместо объятий разгоряченной огнём воды в купальне или, еще лучше, объятий не-воды. Или хотя бы сна. Понимание причин происходящего не означает, что Цзя Сю не беспокоится, а оттого он пользуется тем, что может не кланяться вовсе и не реагировать на слова Владыки ничем, кроме короткого кивка - он услышал, он сделает так, как глава ордена решил. Взгляд Цзя Сю прикован к тому, кто сидит на полу, - в нем ни любви, ни признания, ни даже доверия нет, только настороженность и готовность реагировать. На движение или на любой из лишних звуков за спиною.

Это "Да" нравится Владыке намного больше, чем то "нет" - в качестве ответа и новой фигуры на той доске, вдоль которой он живет свою жизнь. Все еще неясного достоинства, но явно не Советник - глава Вэнь уверен, что короткий поводок этого чудного горского змея не удержит, только то, что со временем заставит его хотеть возвращаться к орден. Добровольно. Без обмана. Непростая задача и тем более интересная, что ход ее решения Вэнь Жохань пока что преставляет смутно. Впрочем, сейчас он не только это представляет смутно - даже слова о том, что адептов придется заменять, поэтому их должно быть больше - с трудом пробиваются через протесты снова отзывающегося на любой вздох тела. Удовлетворение, он забыл, что это - тоже эмоция и отпустил себя слишком, неповолительно "взболтав" едва установившееся равновесие. Уставшая от неподвижности спина именно сейчас почему-то становится притягательна для небесных молний и на второй, нездешним огнем прокатывающейся по позвоночнику, Владыка забывает о чашке в руке, - драгоценная глина крошится под усилием пальцев, не такая податливая, как шелк одежд, но голос пока еще подчиняется ему. Нужно договорить.
- Завтра этот ученик начнет выбирать тех, кто...
Кто - что? - успевает задуматься Вэнь Жохань, растеряв мысль на середине, но на краю неправильного пламени удержаться уже не может, как не может удержать открытыми глаза.

Цзя Сю рядом с главой Вэнь много лет и реагирует не на паузы или голос, - на едва различимый звук страдающей под пальцами Владыки чашки, реагирует даже не обернувшись, не думая, сразу расставляя приоритеты иначе - Вэнь Шань Шэ как источник опасности он теперь почти игнорирует. Почти, - потому что ни его, ни дверь в сколь угодно хорошо охраняемые покои игнорировать совсем невозможно. Телохранитель замирает неудобно - левая рука под спиною Владыки бессмертного не дает тому упасть, Цзя Сю чувствует и его вес и то, что держать приемлемую позу сам тот уже не может, но вторая еще свободна - на нее можно будет опереться - потом, когда протестовать начнет его собственнле тело, неудобно согбенное и перекошенное.
Пока же он только приказывает жестом замереть. Не хватает здесь только шума и драк.

- Выйдешь за дверь, стража проводит тебя обратно. И, Хуншэ, одно лишнее слово и ты получишь смертельного врага, - не угроза, нет, - таким усталым еле слышным шепотом не угрожают и не рисуются, - обещают.

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1

10

Он не может не заметить, не почувствовать перемену. Не увидеть, как сжимаются пальцы и белеют костяшки пальцев, давящих на чашу в руке, грязящих вот-вот искрошить ту в пыль. Не осознать, что взгляд Владыки будто уже не здесь, когда тот всё ещё продолжает говорить:
— Завтра этот ученик начнет выбирать тех, кто...
Боль…
Боль какой силы должен он испытывать, чтобы не смочь справиться с этим? Чтобы закрыть глаза и умолкнуть, словно силы оставили его. Шань Шэ, забывшись, укусил себя за разбитую накануне губу, и это отрезвило, не позволило двинуться вперед ни на цунь, чего бы он не сделал, не будь здесь командира Цзя, теперь принявшего на себя вес тела Владыки.
Один жест, останавливающий даже помысел о том, чтобы оказаться рядом и помочь, отрезвляет тоже. Не так и не сейчас, не ему быть рядом. Не он решает. Решает тот, кто, очевидно, знает… больше. Ибо нет во взгляде той жгучей ненависти, что день назад, а только усталость и какая-то мрачная безнадежность, разочарование.
— Выйдешь за дверь, стража проводит тебя обратно. И, Хуншэ, одно лишнее слово и ты получишь смертельного врага.
“От смертельного врага отказаться слишком трудно”, — прокатилось чуть не по зубам, но Шань Шэ проглотил неуместное желание. Раз уж предупреждение прозвучало тихо, незачем отвечать громче.
— Командир Цзя может быть уверен, Хуншэ знает цену словам и несет полную ответственность за них, за те, что были, — они ведь не забыли вчерашнюю “беседу”, не так ли? — за те, что еще будут. Хуншэ смиренно просит вас позаботиться о Владыке, не беспокоясь за его тайны.
На ноги он поднялся неторопливо, бросая оценивающий взгляд на состояние Учителя. Жаль, что ему не позволено остаться и помочь, но ничего не поделаешь. Поклон Учителю, поклон его ближайшему телохранителю, поворот…
Спуск занял меньше времени, но все равно был долог, а мысли все возвращались в покои Владыки. Пытаясь понять, чем же тот болен, он провел остаток времени до утра, и лишь потом задремал, привалившись к стене. Чуть позже — разлегся на холодном полу, закинув одну ногу на другую.
Сколько прошло времени, он не знал, но ждать оставалось уже не так долго.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+1

11

[nick]Цзя Сю[/nick][status]командир личной стражи главы ордена Вэнь[/status][quo]верность[/quo]

- Вставай.
Требование звучит чуть ли не раньше, чем открывается дверь, - раньше, чем можно было бы протиснуться сквозь нее такому массивному человеку как Цзя Сю, даже уставшему и немного помятому после ночного бдения, явно не успевшего ни поесть, ни умыться, ни тем более дойти до своей комнаты и привести себя в парадный вид. Да и ради чего привести? Ради этого Вэнь, которого нужно будет теперь учить и терпеть подле, мешающим нести службу? Именно как помеху воспринимает его Цзя Сю и скрывать того не намерен, ведь и Владыка не велел любить этого адепта, только проинструктировать, да проверить потом, что выйдет - ради помехи переодеваться не стоит, и Цзя Сю не приветствует недавнего узника (его день еще не кончился, да и виделись они совсем недавно - наприветствовались) и не одаривает его лишними взглядами да и войти не торопится.
- Идём.
Проще всего вернуть его в комнату и говорить уже там, - обе соседних пустуют и можно не опасаться чужих ушей. Да и кого заинтересует выговор, что Цзя Сю (по виду последнего судя) устроит нерадивому адепту? Никого, и хмурый лоб командира личной стражи главы ордена не сулит Вэнь Шань Шэ ничего хорошего - некому здесь, по дороге, знать о том, про что на самом деле тревожно господину Цзю. Из-за чего он хмурится? Из-за нерасторопности слуг, которым приказывает принести в комнату Вэнь Шань Шэ воды для умывания и еды - так думают слуги. Из-за невнимательности стражи, замедлившейся с приветствием, - так думают те, кто несёт службу у внутренних коридоров. Что думает следующий за ним Цзя Сю не интересно - он готов позволить гневу выйти в ударе по двери кулаком быстрее, чем признать, что не понимает причины решения Владыки. Не понимает и... сердится, незванным входя в чужое жилище.

- Глава Вэнь распорядился предоставить этому адепту право выбрать три пятерки из учеников и адептов ордена Вэнь. Кроме тех, кто носит родовое имя Владыки бессмертного.
Это обидно, но обиду Цзя Сю прячет глубоко внутри, труднее скрыть гнев перед тем, кого все еще не считаешь за равного. И все ещё считаешь виноватым. Во всём.

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1

12

Звук шагов, отражающийся от стен, звучащих гулким эхом в тишине, нарушаемой только потрескиванием факела у дверей, становится всё слышнее. Шаги тяжелые, размашистые… узнаваемые. Они выводят из дремоты, но заставляет сменить позу только брошенное:
— Вставай.
Оказаться на ногах в полный рост — дело одного мига, именно в этом, тихом и быстром рывке его сила, и он не боится демонстрировать его тому, кто сейчас не пожелал переступить границ его клетки. Еще одного достаточно, чтобы оценить — ночь у командира Цзя выдалась не из легких, и он так торопился исполнить приказ Владыки, что даже не привел себя в порядок. Или же вовсе не пожелал?
—  Идём.
Не спрашивая, куда, Шань Шэ скользнул из камеры вслед за командиром, щурясь от яркого света факелов по пути. Привыкшие уже ко тьме глаза приходилось прикрывать или смотреть в пол под ногами еще какое-то время, прежде чем удалось вдоволь наглядеться и по достоинству оценить широкие плечи и мощное сложение командира личной охраны Владыки. Понимая, что тому не будет приятно не слышать осторожных шагов позади или даже дыхания в спину, он старательно шуршал подошвами сапог о ступени, а позже, когда они вышли на еще более яркий свет, он встал по левую руку от него и следовал чуть позади, будучи уже на виду.
Случайно проходящие мимо сворачивают с пути Цзя Сю и едва ли не сочувственно-предвкушающе поглядывают на него. В ответ Хуншэ едва заметно улыбается им, ловя непонимание и оттенки смятения. Интересно, все ли уже в курсе того, что произошло, и как им это было рассказано. Стоит ли послушать эти истории или лучше пребывать в неведении и дать пищу для новых?
А идут они в сторону покоев адептов, и становится совсем спокойно. Не смущает даже то, что на его двери теперь есть отметина тяжелого кулака, который явно чешется опять, и он, проходя мимо, мельком разглядывает поврежденный узор. Что ж, неплохое напоминание, он будет видеть это каждый раз, входя в свою комнату.
Теперь же он видит, что всё лежит на своих местах, и Хэйчжао, и клинки. Вздох облегчения, что всё на месте, не может не сорваться. Это то, что дорого ему больше всего. Об этом ли говорил Владыка Бессмертный — теперь его меч принадлежит Главе Ордена? Пока Цзя Сю стоит в чжане от двери, оглядывая всю комнату, и ждет, когда слуги принесут всё необходимое, есть время прикоснуться к старому другу, не боясь встать к тому, что обещал быть смертельным врагом, спиной. Молчание не тяготит, но теперь ему придется очень постараться, чтобы заслужить, если не прощение, то хотя бы понимание этого человека. Однако то, что тот не скрывает своего гнева… ооо… переоценить это сложно.
Наконец, принесли воду, и он смог сбросить запыленное в темнице верхнее одеяние, умыться и надеть чистое, на большее сейчас рассчитывать не было возможности. Но более всего он порадовался даже не еде.
— Глава Вэнь распорядился предоставить этому адепту право выбрать три пятерки из учеников и адептов ордена Вэнь. Кроме тех, кто носит родовое имя Владыки бессмертного.
Молчание было нарушено, как только слуги удалились.
Прежде всего он взял кувшин, в котором на радость была вода! Два дня без еды можно было не заметить, но без воды пришлось тяжело. Казалось бы, ничего вкуснее он давно не пил и не остановился, пока не влил в себя все до последней капли, обдумывая сказанное.
— Прошу прощения, командир Цзя, — кувшин он поставил на стол, — могу я попросить вас присесть?
Должно быть, в его глазах он сейчас выглядел как тот самый варвар, спустившийся три года назад с горы и не знающий правил дворцового этикета, но что-то подсказывало, что сейчас правила дворцового этикета встанут тому поперек горла. Особенно, если у командира всё ещё не пропало желание отметелить дерзкого наглеца и выкинуть вон из дворца в окно. Почему-то Змей представлял себе его желание именно таким — в окно. Потому он сел за стол и налил чай в две пустые чаши. Захочет, присоединится. Нет, значит, будет стоять, пока не скажет всё, что должен и не уйдет.
Шань Шэ был голоден, но позволить себе есть, когда идет важный разговор, не мог. К тому же, тот, с кем был этот разговор, был не менее голоден сейчас, и затягивать его смысла не имело.
— Три пятерки — это куда больше, чем Хуншэ осмелился бы запросить. Передайте мою благодарность Владыке Бессмертному! Я также должен осведомиться у вас, есть ли другие ограничения, кроме родового имени?
Если найдется достаточное количество пригодных адептов, не имеющих родовой крови Вэнь или дарованного, как ему, имени, и они согласятся на условия обучения, что важно, он сможет подготовить хороших бойцов. В этом он совершенно не сомневался. Нашлись бы только люди.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Четверг, 28 января 19:23)

+1

13

- Можешь.
Цзя Сю не относится к тем, кто не может без этикета и шагу ступить, - он знает его, соблюдает правила, когда от него этого ждут, но на самом деле никогда не ожидает его исполнения от других - если все будут следовать этикету, хранители спины Владыке просто не понадобились бы, ведь этикет не позволяет. Эти шоры не про него и он садится с неожиданной для такого массивного человека грацией, укладывает свободно руки на колени - да, он хочет что-нибудь сделать с этим наглецом, но... их отношения с Хуншэ уже далеки от идеальных и незачем раскачивать эту лодку сейчас, когда ни один из них не должен позволить себе вцепиться в глотку другому. Недопустимо.
Другое дело чай - пить с этим горским выползнем чай командир Цзя не собирается, - это не этикет, просто в том, с кем делить еду, питье и постель он куда более переборчив, чем в том, кому следует поклониться - такова его свобода. [nick]Цзя Сю[/nick][status]командир личной стражи главы ордена Вэнь[/status][quo]верность[/quo]
- Ограничения? Условия. Одно для тебя, Хуншэ, и одно для тех, кого ты будешь искать. Старшие ученики или младшие адепты без семей. Второе условие выпросил у Владыки я, - он переводит взгляд со столешницы и чашек на того, кто сидит перед ним и считается в этой комнате хозяином. Цзя Сю не слепой и видел, как тот общался со своими клинками, видел в деле и сами клинки и не боится сказать то, что думает, не прячась за спиною Владыки и его решений, - Вэнь Шань Шэ отлично показал, как он умеет убивать. Но для того, чтобы проверять тех адептов ордена Вэнь, что согласятся учиться, он должен будет показать, что может и не-убить. Остановиться сам и остановить других, не убивая.
Чего он хочет? Цзя Сю и сам хорошенько не знает, чего больше - того, чтобы у трех пятерок действительно был этот шанс, или узнать, что у его людей этого шанса не было. Записать Шаншэ в бешеные и неуправляемые, или довериться тому, что видит в нём Владыка бессмертный и... не-простить? Или наоборот понять?

Отредактировано Wen Ruohan (Вторник, 2 февраля 10:33)

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1

14

Каждое движение старшего адепта, прослужившего достаточно долго на своем посту, было точным и выверенным, несмотря на полыхавший всё ещё ветер. Невольно Шань Шэ залюбовался этой уверенностью, гадая, предоставится ли еще возможность чему-нибудь поучиться и у командира Цзя. Учиться можно у кого угодно, как говорил дед, но лучшие уроки дают только те, кто чего-то добился. Дед никогда не уточнял, уроки какого рода, но теперь он и сам начинал понимать суть этого изречения.
Прямота в обращении, конечно же, не давала права равносторонне изъясняться, потому вежливость сейчас была на его стороне, та вежливость, которая не перегружена фальшью и прочими дворцовыми оборотами. Это снимало часть головной боли от необходимости выстраивать мосты между ними, если ранее и существовавшими, то в весьма призрачном виде. Зато, разрушенные до основания, их полыхающие обломки сейчас необходимо было залить водой терпения и подчинения общим приказам.
Цзя Сю, как он уже давно заметил, не желает не только быть здесь и смотреть на него, а потому отвечает, разглядывая стол, но и не готов выпить примирительную чашку чая. И понять его, конечно, можно, особенно, если вспомнить тот короткий разговор в темнице, удивительно, что он вообще здесь сидит.
— Ограничения? Условия. Одно для тебя, Хуншэ, и одно для тех, кого ты будешь искать. Старшие ученики или младшие адепты без семей.
“Да, без семей… Всё правильно, у телохранителя нет своей жизни”.
— Второе условие выпросил у Владыки я, — а вот это уже интересно, и голова вскидывается в предвкушении, а бровь приподнимается. — Вэнь Шань Шэ отлично показал, как он умеет убивать. Но для того, чтобы проверять тех адептов ордена Вэнь, что согласятся учиться, он должен будет показать, что может и не-убить. Остановиться сам и остановить других, не убивая.
— У командира Цзя есть сомнения в том, что Вэнь Шань Шэ умеет не терять головы от запаха крови? — На удивление… на удивление стало легче дышать, а сердце застучало в груди быстрее. Это даже можно было бы назвать волнением, и, пожалуй, за все это время впервые, кроме прохладной улыбки и спокойствия, он позволил себе продемонстрировать неприкрытую радость и облегчение. Чтобы унять это чувство, он положил ладонь на грудь и сделал не быстрый выдох. Потом отпил чай и поставил чашу обратно на стол. Должно быть, со стороны это опять выглядело насмешкой, хоть причиной радости было совершенно иное. — Благодарю командира Цзя за это условие! Вы беспокоитесь за жизни людей. Теперь вам не придется…  — губа всё еще побаливала, и широкая улыбка растревожила ее. Коснувшись места удара пальцами, он вздохнул и добавил к сказанному, тише и в сторону: — И мне тоже… Однако...
Думать нужно было быстрее, а слова выбирать тщательнее. Он потер висок, прикрыв на миг глаза. До чего же хотелось распустить волосы и с головой погрузиться в теплую воду, но это подождет до вечера, сейчас надо возвращаться к делам.
— Прошу оставить это условие в тайне. От этого, возможно, будет напрямую зависеть результат обучения, — чашка на столе отражала малейшие движения воздуха колебаниями в ней чая, и Шань Шэ засмотрелся на поверхность. — Быть может, есть еще что-то, что вы желаете мне сказать, командир Цзя?
Стоило ли колупать эту плохо сдерживающую гнев плотину сейчас? Он не знал, но чувствовал, что был обязан это спросить.
— Или, быть может, желаете что-то сделать?

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Пятница, 29 января 16:05)

+1

15

— У командира Цзя есть сомнение в том, что ученик Владыки понимает, в чем смысл работы личной стражи главы ордена.
Это можно назвать почти что отговоркой, пусть отговорка и правдива абсолютно. Верит ли Цзя Ся в то, что сидящий перед ним не мог остановиться? Нет. Но если он не подумал о том, чтобы остановиться и не размышлял над приказом Первого молодого господина ни секунды - это еще хуже. Безголовая преданность опасна, ведь приказы могут быть очень разными и кто бы что ни говорил, приказы всегда оставляют свободу. Мог ли Хуншэ выполнить приказ молодого наследника Вэнь, не убивая телохранителей Владыки? Цзя Сю не слышал того приказа, но был уверен абсолютно - мог, тем взрослые и отличаются от беспечных детей. Раздумьями. Значило ли это, что в следующий раз будет так же? Над этим командир личной стражи главы Вэнь не хотел даже задумываться. Как и над тем, что стоит за радостью, что так явно испытывал сейчас новоявленный наставник трех пятерок.
Но это не значило, что он готов позволить повториться этому так просто.
Он переводит взгляд на того, кто сидит напротив, смотрит внимательно, выбирая для себя, считать это вот представление за фарс и насмешку, или все же за искренность? За обещание или за сбивающие с толку легковесные слова? Впрочем нет, слова важны, - они оба сейчас подтвердили это неписаное правило: поступки могут казаться чем угодно, но за сказанные слова нужно нести ответ.
Сосредоточенно-хмурое, закрытое для внешнего, лицо командира Цзя едва заметно расслабляется, словно он передумал целиться в этого Вэня, но хорошо запомнил мишень и ещё не отступился до конца.
— Это условие касается не только адептов, но и самого Вэнь Шань Шэ - в тайне можно хранить условия обучения, и их я в тайне сохраню, но не саму способность останавливаться. Тот, кто дерзнул напасть на Владыку, не должен умереть быстрой, пусть страшной, смертью. Он должен жить столько, сколько Владыка захочет. И он должен знать об этом - о долгой и интересной жизни, что его ждёт. В этом различие убийцы, - это слово рождается спокойно, без обвинений или укоризны, - и защитника.
[nick]Цзя Сю[/nick][status]командир личной стражи Вэнь Жоханя[/status][quo]верность[/quo]
Сделать? Нерожденная улыбка прокатывается под кожей сокращением мышц, не рождающим изменений в лице. Не добрая и не нейтральная, больше похожая на очень доброжелательный оскал, она все же заставляет веки господина Цзя едва заметно дрогнуть не-случившимся сужением глаз.
— Цзя Ся найдет, что сказать тебе после того, как ты докажешь, что способен приносить добычу живой, но не раньше.

Отредактировано Wen Ruohan (Среда, 3 февраля 10:17)

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1

16

— У командира Цзя есть сомнение в том, что ученик Владыки понимает, в чем смысл работы личной стражи главы ордена.
“Не сомневайтесь в этом, командир Цзя”.
И хотелось бы улыбнуться, да не годится тут ни улыбка, ни шутка, вместо этого он серьёзен и уверен в одном — командир знает больше него об предписанных обязанностях.
— Ученик Владыки, действительно, не всегда понимает смысл вашей работы и ничего не знает о ее тонкостях. Пожалуйста, дайте наставления.
Это просьба, нет, не насмешка, просьба. Хотя от горечи во рту не избавиться, как и от воспоминания о том, что так беспокоит до сих пор, хотя он не решается осведомиться о здоровье Учителя, продолжая слушать.
— …. В этом различие убийцы и защитника… Цзя Ся найдет, что сказать тебе после того, как ты докажешь, что способен приносить добычу живой, но не раньше.
— Добычу? — Шань Шэ отвел взгляд в сторону, глянув на резные ставни и дав себе немного подумать, затем вернул взгляд обратно. — Вы очень красиво стояли там, в лесу на поляне… Я посмотрел на вас сверху, оценил свои возможности и ушел в размышлениях. Неужели вы, командир Цзя, в самом деле, считаете, что этот Юэ напал бы на самого Владыку? Впрочем, —  он сделал вдох и выдох, —  именно так и следует думать, ведь убийца может быть рядом, любой может оказаться убийцей. Подойти незаметно и сделать свое дело. Мне было интересно узнать, насколько близко я смогу подойти…
Еда безнадежно остыла, Шань Шэ бегло взглянул на стол и снова вздохнул.
— Быть может, однажды командир Цзя позволит себе выпить чай с мной. Но, конечно же, не раньше, чем я принесу добычу живой.
На самый простой тон, не такие уж и вежливые обороты речи, он перешел незаметно для себя, а когда сказал, было поздно, реку вспять не повернешь. Но почему-то казалось, что этикетом командир Цзя был уже сыт по горло, особенно в его исполнении.
Что ж, теперь он только качнул головой и пожал плечами. Что еще добавить? Пусть верит во что пожелает, и думает о нем, что хочет.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Понедельник, 19 апреля 21:17)

+1

17

[nick]Цзя Сю[/nick][status]командир личной стражи Вэнь Жоханя[/status][quo]верность[/quo]
— Быть может.
Зачем отрицать то, что возможно. Цзя Сю не думает, что станет когда-либо считать этого Вэнь Шань Шэ другом или близким приятелем, но и доламывать остатки мостов между ними тоже пока что не собирается, - он давно уже не "молодой господин", чтобы быть поспешным в решениях и суждениях и слишком много видел, чтобы решительно отрицать любые возможности. Почти любые, но за эту черту непростительного Хуншэ еще не шагнул, так что само признание такой возможности для командира Цзя уже почти что принятие... нет, не самих поступков, но их резонов. Чтобы подвести под этим черту, он коротко кивает- достаточно высказано уже осторожного внимания и вежливости, - и поднимается - вырастает ногами в пол, а макушкой к небу. Как бы ни устало стоять это дерево, сейчас оно не пошатнется под ветром.
— Владыка часто забывает, что у него есть спина. Когда Хуншэ добьется прав стоять ближе к главе Вэнь он увидит, что в добыче недостатка нет.
Сказано достаточно. Достаточно, чтобы поклониться, - не более, чем в соответствии с грядущим статусом хозяина комнаты, - Цзя Сю уверен, что Хуншэ выгрызет его из себя и из адептов ядовитыми зубами, - и выйти.
Стараниями Вэнь Шань Шэ времени у Цзя Сю мало, на чай не хватит.

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1

18

— Быть может.
Это звучит не как признание, но и отказа не слышится тоже. Впрочем, для подобного “спора”  не победа ли это? Командир Цзя Сю сказал, что хотел, и поднимается на ноги. Шань Шэ на мгновение отстает в этом, позволяя себе встать чуть позже.
— Владыка часто забывает, что у него есть спина. Когда Хуншэ добьется прав стоять ближе к главе Вэнь он увидит, что в добыче недостатка нет.
“Когда”, не “если”. А вот это уже признание, и глаза, вместо того, чтобы шире распахнуться, прищуриваются в улыбке. Ответить на поклон, чтобы проводить гостя со всем почтением, он не поскупился.
— Хуншэ запомнит наставления командира Цзя, — произнес он уже после того, как закрылась дверь.
Сел на место, допил свой чай, вскочил и сделал круг по комнате, пытаясь унять радость. Подумать только, еще вчера он думал о смерти, а сегодня ему совершенно некогда! Слишком много дел, и нужно хорошо подумать, с чего начать. На свои занятия он уже опоздал. А есть у него повод, чтобы сегодня пропустить их все? Вряд ли.
Волосы в полном беспорядке, нужно привести их в надлежащий этикету вид, сменить одежду, а не только верхнюю. Поесть, наконец, пусть холодное — согреется в животе. В такой последовательности он всё и сделал, благо воду для умывания никто не уносил. Наконец-то, он смог сесть и хорошо позавтракать, а воды нужно будет выпить больше. Когда на столе осталась только пустая посуда, он понял, что устал. Бывает такое, усталость приходит слишком незаметно, а силы сегодня от него потребуются все. Все, что есть. Потому он позволил себе краткий отдых, с наслаждением падая спиной на кровать и закрывая глаза.
И с каких это пор хорошая кровать стала ему милее, чем камни на его скале? Совсем разнежился тут.
Шань Шэ улыбнулся тому, что понял о себе, и с удовольствием повернулся на бок, чтобы немного вздремнуть.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+1

19

Найти комнату, отведённую Вэнь Шаньшэ, оказалось нетрудно. Точнее, искать пришлось не её, а человека, который знал бы, где эта комната расположена. Ещё точнее - искать пришлось, конечно, не первому молодому господину, который с самого утра был занят со своими учителями. Но в Знойном дворце всегда было много отзывчивых людей, которые не отказывали в помощи, несмотря на всю свою занятость. Первый молодой господин считал это настолько естественным, что просто отдал приказ, не сомневаясь, что тот будет исполнен.
Так или иначе, ближе к полудню, воспользовавшись небольшим перерывом, Вэнь Сюй в сопровождении телохранителя направился именно туда, где, по его убеждению, должен был дожидаться его Змей. Мысль о том, что Хуншэ не знал, что должен именно дожидаться, что у него, как и у других адептов, свободного времени, особенно тогда, когда солнце катилось по безночному небу, было не так уж и много, в голову первому молодому господину не пришла. Сжимая в руках бумажный сверток, он уверенно вышагивал по коридорам Знойного дворца, не обращая внимания на кланяющихся людей, даже тогда, когда коридоры привели его в незнакомое крыло. Остановившись наконец около нужной комнаты, он кивнул телохранителю, и тот распахнул дверь. Вэнь Сюй шагнул через порог сразу, чтобы тому вдруг не пришло в голову представить посетителя, огласив какие-нибудь официальные титулы. Тот, правда, попытался зайти следом - вот уж, даже Юньчжи и Дачжао понятливее, и умеют держаться так, чтобы их не было ни видно, ни слышно - но, получив отданный кратким жестом приказ, поумнел и всё-таки остался за дверью.
Пока наследник общался со своим телохранителем, Вэнь Шаньшэ успел преклонить колено. Закрыв дверь за собой, Вэнь Сюй просто сел напротив и расположил свёрток ровно между ними.
- Достаточно. Я принёс тебе поесть.
Наверно, адептов кормили, но первый молодой господин никогда не интересовался, чем именно. И самое главное - давали ли им сладкое. Как бы то ни было, решил он, никто не откажется от дополнительной порции.
Вэнь Сюй развернул бумагу, исписанную на сегодняшнем уроке его собственной рукой. В бумаге лежали покрытые карамелью (и только совсем немного - следами туши) фрукты и орехи и еще какая-то выпечка, и поднял взгляд, теперь неотрывно и напряжённо следя за лицом Змея. Ждал он, конечно, не реакции на сладости, а того, пройдется ли взгляд не только по еде, но и по иероглифам. Там, среди тех, которые он изучал на уроке и старательно выписывал кистью под неусыпным надзором учителя, были и другие. Эти он нацарапал обратной стороной кисти, едва обмакнув ту в тушь и дав подсохнуть, чтобы они не бросались в глаза. Хотя бы в те глаза, для которых не были предназначены. Два знака ютились на самом краю листа и складывались в "прости".
Но пока на лице этого адепта ничего не отражалось, взгляд Вэнь Сюя зацепился за разбитую губу и синяк рядом. Он точно помнил, что, когда они вылетали на юг, ничего такого на лице Вэнь Шаньшэ не было. Наверно, он мог бы получить это в бою, но это было странно: кулаки среди заклинателей идут в ход обычно в самом крайнем случае, и вряд ли в этом крайнем случае Змей мог бы отделаться одним ударом. Оставалось одно объяснение, которое, по правде говоря, мало что объясняло: это было получено уже после возвращения.
- Кто тебя ударил?
[nick]Wen xu[/nick][status]над нами солнце светит: не жизнь, а благодать[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/634181.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo]

+2

20

Из чуткого сна его вырвал тихий шорох дверных петель, даже не шаги в коридоре. Краткого взгляда в сторону выхода хватило, чтобы оценить ситуацию, одним быстрым движением соскользнуть с кровати, мягко приземлиться на пол и преклонить колено перед высокородным гостем. Неужели он спал так крепко, что ничего не услышал? Впрочем, не удивительно. Накануне он потратил слишком много сил, а отдохнуть и толком восстановиться у него не вышло.
Пока Первый молодой господин вполне успешно удержал своего нового телохранителя от посещения его комнаты, он успел направить немного ци в голову и проморгаться, чтобы окончательно проснуться. Судя по тому, как плотно была закрыта дверь, свидетелей тот видеть и слышать не желал. Некоторое волнение всё же прорвалось вперед, но было скрыто за улыбкой. Что если наследнику понравилось приключение, и захотелось повторить? Шань Шэ отчаянно желал, чтобы тому вполне хватило впечатлений, что не придется снова куда-то тащиться или, еще хуже, отказывать Первому Сыну.
— Достаточно. Я принёс тебе поесть, — кажется, брови все ж слегка приподнялись, когда наследник уселся на пол напротив него, положил между ними сверток  И он не сразу понял, чего от него хотят, лишь спустя несколько мгновений, он убрал ногу, немедленно усаживаясь на том же месте на пол.
“Поесть?” — это что, шутка? Он перевел взгляд со свертка на юного господина и обратно. Следить за маленьким пальцами было завораживающе интересно, и вот его взгляду предстала смятая, местами пропитанная влагой, рисовая бумага и остатки туши с нее, размазанные по ярко-алым ягодам боярышника на палочках, теперь похожим на малюсенькие кувшинчики вина, и еще какому-то лакомству. Не важно... То, как старательно, но еще не слишком уверенной рукой был исписан лист, говорило о том, что это труд сегодняшнего дня, который удостоился чести стать “корзиной” для “поесть”. Закрытая перед носом телохранителя дверь и исписанная бумага сами собой наводили на мысль присмотреться к ней получше. И действительно, в самом углу он нашел “держать” и....”сожаление”, написанное едва заметно, тонко и — для него.
То, что эти два иероглифа наследник написал именно ему, стало слишком очевидно, стоило только посмотреть на него снова. Кажется, тот нахмурился, сдвинул брови с отметиной на одной, заживающая рана может оставить след…
— Кто тебя ударил? — прозвучало ожидаемо и всё же оставило сомнения, как лучше ответить.
Змей провел языком по нижней губе, тронув край раны.
— Тот, кто имел на это полное право, молодой господин, — он улыбнулся и кивнул. — Ведь я убил много его людей.
Взгляд снова притянул край бумаги с отчетливым “прости”. Он протянул обе руки, аккуратно освободил лист от этих двух иероглифов, сложил в четыре раза и поднес ко рту, глядя в глаза наследника с улыбкой. Снова кивнул, положил в рот и медленно пережевал бумагу. Такие слова здесь никто увидеть не должен.
— Благодарю Первого молодого господина за угощение, — орех в карамели оказался немного вкуснее, но послевкусие извинений ничем невозможно было перебить.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Четверг, 11 февраля 00:52)

+2

21

Из того, что произошло позавчера, Вэнь Сюй мог забыть многое, но, конечно, не собственные приказы. Вэнь Шаньшэ был отправлен зайти в тыл противнику, так что оставалось не так уж много вариантов того, чьих именно людей он мог там убить. Во-первых, отец, но этот ответ был бессмысленным. Представить себе, что удар Владыки бессмертного оставит на память только разбитую губу, было странно, но не это главное. Главное то, что, если бы Змей говорил о главе клана, ответ должен был закончиться до "ведь".
Ещё это мог быть генерал Ду. Но в тот вечер он был слишком занят, днем позже - опять слишком занят, а сегодня он не мог бы успеть повидаться с Хуншэ. Под подозрением ставался только один человек.
- Цзя Сю. Ударил тебя за мой приказ.
Вэнь Сюй сжал в кулаки руки, лежащие на коленях. Отец был доволен тем, как он вёл тот бой, он точно знал, что отец был доволен, значит, и приказ был правильным. Люди, защищавшие отца погибли, но ведь отец всё равно был доволен! Можно мстить за своих людей, но этот удар не был получен в честном бою, и он не был равен нескольким жизням, значит, это была не месть, значит, не было никакого достойного оправдания. Вэнь Сюй слышал, как в ушах стучит кровь, и прилагал все усилия, чтобы сохранять хотя бы внешнее спокойствие, как полагается первому молодому господину.
- Это значит, он ударил меня. Думаешь, он действительно имел право?
У наследника, в общем, и так был готов ответ на этот вопрос, хоть он и не представлял, что с этим ответом делать. Равноценно ударить командира стражи Владыки в ответ? Глупость какая... Рассказать отцу и просить о наказании для его слуги? Даже подумать о таком невозможно. Стерпеть? От этой мысли становилось только хуже, даже сжатые пальцы заболели от усилий. Наверно, пройди еще несколько мгновений, и выдержка первого молодого господина вспыхнула и разлетелась бы пеплом. Но вместо этого его глаза удивленно расширились. Вэнь Сюй посмотрел, как пропадает во рту Змея обрывок бумаги, перевел взгляд на лист, чтобы убедиться, что увидел именно то, что увидел, потом опять на Хуншэ. Тот выглядел вполне довольным и... усвоившим то, что до него донесли. Некоторое время наследник просто сидел, уставившись на него, как будто всё ещё пытался осознать произошедшее. Собираясь поинтересоваться, все ли едят бумагу там, откуда Змей родом. И не способ ли это совершенствования. И не поэтому ли Хуншэ удалось то, что не должно было получиться ни у кого вообще. Вопросов было много, и они толпились, не позволяя выбрать один, так что Вэнь Сюй так и не произнес ничего, вместо этого уцепившись за цепочку мыслей и следуя за ней. Молчал он довольно долго, но когда опять заговорил, его голос звучал без прежней ярости, разве что с новой задумчивостью.
- Только один Змей с твоей горы может убить столько людей Цзя Сю. Ты не боишься? - Он опять посмотрел на Хуншэ внимательно, ожидая ответа. Лишь мгновение спустя понял, что сказал, как всегда, слишком мало. Наставник бывал недоволен, когда он делал так, считая, что людям для того, чтобы понимать, нужно намного больше слов. Сейчас Вэнь Сюй действительно хотел быть понятым, так что, подумав, добавил. - За свой клан.
О том, что ядовитых змей травят порой прямо в норах, чтобы успеть до того, как те выползут и ужалят, первый молодой господин тоже слышал.
[nick]Wen xu[/nick][status]над нами солнце светит: не жизнь, а благодать[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/634181.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo]

Отредактировано Jin Guangyao (Четверг, 11 февраля 09:34)

+2

22

Решение сожрать кусок рисовой бумаги пришло в голову раньше, чем он придумал ответ на вопрос наследника, Шань Шэ только внимательно наблюдал за тем, как меняется его лицо, как еще сильнее тот хмурится, как сжимаются кулаки от бессильного сейчас гнева.
“Умен”, — почему-то не без удовольствия думал он, но отвлечь было просто необходимо.
Шутка с бумагой сработала, и он успел съесть не только “прости”, но еще пару орехов и даже откусить от большого красного шара. Не сказать, что он любил сладкое, но человек, если ест в твоем присутствии, говорит, что доверяет тебе. Кроме того, господину нужно было подумать, и смущать его мысли совершенно не хотелось.
— Только один Змей с твоей горы может убить столько людей Цзя Сю. Ты не боишься? — Шань Шэ положил обратно на бумагу сладость и на миг прекратил жевать. — За свой клан, — завершил свой вопрос Первый Сын.
Пришлось сначала проглотить угощение. Какая жалость, что чай давно закончился. Теперь ему придется выйти из своей комнаты и поскорее напиться воды, как давно собирался.
— Первый молодой господин забывает, что все произошедшее — внутреннее дело семьи. Три года назад Владыка Бессмертный выкупил мою жизнь у клана Красной Реки, с тех пор я служу семье Вэнь и не имею отношения к своей прежней жизни. Также Владыка даровал мне новое имя. Что касается людей Красной Реки, до тех пор, пока они исправно служат Ордену Цишань Вэнь, им не о чем беспокоиться.
“И мне тоже”, — он задумался и машинально коснулся разбитой губы.
— Что касается этого… — придется кое-что прояснить, дабы проблем командиру Цзя не добавилось. — У всего есть своя цена. Цена выполнения приказа — жизни адептов. В тот день погибло много людей, которые могли бы служить еще много лет или погибнуть в другом бою, защищая интересы Ордена. Каждая человеческая жизнь по-своему ценна.
Хорошо ли слушает наследник? Хмурится, конечно, но это вполне можно потерпеть, как и тому — длинную речь.
— Командир Цзя был вправе наказать, ведь, выполняя ваш приказ, Хуншэ мог и не убивать его людей вовсе. Это было решение Хуншэ, за которое цена уплачена, и цена эта самая низкая из всех возможных. Молодому господину совершенно не о чем беспокоиться, это дело не выходит за рамки установленного этикета и не несет оскорбления ни вам, ни Главе Ордена. Все спорные вопросы уже решены, а дела улажены, и Хуншэ предстоит выполнить важное поручение Владыки.
“Но сначала выпить еще кувшин воды. Или два!”

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Пятница, 23 июля 14:21)

+2

23

Всё, что говорил этот Змей, звучало вроде бы правильно. И в то же время было лишено всякого смысла. Вот, например, мёд, который использовали, чтобы приготовить эти сладости, которые Хуншэ не без аппетита ел. Люди, назначенные заботиться о запасах кухни Знойного дворца, выкупили его у крестьян. Значило ли это, что мед теперь не имел никакого отношения к пчёлам? Значило ли это, что, если выяснится, что мед отравлен, ту пасеку, откуда его привезли, не сожгут, втоптав пепел в землю? Правила говорили о том, что провинности Вэнь Шаньшэ - внутреннее дело клана Вэнь. Предусмотрительность - о том, что те, кто живёт в змеиных горах, опасны. Цзя Сю был предусмотрительным, это наследник знал. И даже в свои шесть он знал, что не все и не всегда играют по правилам.
- Да, - он опустил взгляд в пол. Спорить сейчас значило бы безосновательно обвинить командира стражи в неблагоподных намерениях. И обвинить не только его. Ударить того, кто исполняет приказ, значит ударить того, чьим приказам он следует. Невозможно. Просто на месте Хуншэ он сам бы боялся. - Конечно.
Всё, что касалось вины Цзя Сю, Вэнь Сюй так и выслушал, упрямо разглядывая пол. Его приказ всё ещё оставался его приказом. Он сам должен был нести наказание, если это была ошибка, и он сам должен был наказывать, если ошибку совершил его подчиненный. Всё ведь было довольно просто. Вэнь Сюй любил, когда всё просто и понятно, но Цзя Сю зачем-то вмешался и всё сломал. Никто и не спорил, что жизни адептов ценны - конечно же они ценны, это же адепты Цишань Вэнь: значит, лучшие, значит, свои. Но было в этом мире что-то ещё - более ценное, более значимое, жизненно необходимое для клана, у которого вместо крови огонь. Порядок. И порядок был нарушен.
Всё становилось на место и приобретало немного осмысленности только в одном случае. Цзя Сю мог наказать Змея, если Змей был теперь уже его подчиненным. Эта мысль по-своему перекликалась с тем, о чём говорил Хуншэ. Точнее, с тем, что он явно недоговаривал. Вэнь Сюй опять поднял взгляд.
- Значит, тебя всё-таки наградили?
Он попытался сделать так, чтобы радость, как до этого ярость, не была заметна. Важное поручение отца значило, что отец доверяет этому Змею, а что такое доверие главы клана, если не награда? Да ещё такая, которую попробуй заслужи. Может быть, даже лучше вот этих сладостей. Или исписанной бумаги - если уж та больше по вкусу этому адепту. Надо будет тоже тоже как-нибудь откусить и попробовать, вдруг и правда вкусно. Но не сейчас, конечно. Сейчас надо узнать.
- Что это за поручение? Теперь Хуншэ будет защищать Владыку бессмертного?
Первый молодой господин наклонил к плечу голову, не отводя взгляда. То, что назойливо крутилось в голове после недавних событий, больше всего было похоже на сон, но никак не хотело блекнуть или вовсе выветриваться. Вэнь Сюй заговорил опять, но теперь неуверенно: он вовсе не хотел выглядеть глупым ребенком, который не может отличить снов от реальности, но он должен был знать.
- Вэнь Сюй видел у этого Змея длинные когти. Если Хуншэ выпустит их, вокруг отца будет меньше... - пришлось задуматься. Меньше врагов? Опасностей? Что вообще может угрожать пламени? Нет, навредить Владыке бессмертному невозможно, но, наверно, и его должно ужасно огорчать, когда кто-то пытается. - Меньше пепла.
[nick]Wen xu[/nick][status]над нами солнце светит: не жизнь, а благодать[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/634181.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo]

+2

24

Кажется, наследник, слушая его слова, думал о чем-то своем и верить ему не торопился. Это так и витало в воздухе. Нехорошо, если у Цзя Сю появится новая ситуация, которую тому придется разруливать. Хотя самая малая капля веселья в этом была тоже. Каждый из них расплачивается по своим долгам как может.
— Значит, тебя всё-таки наградили? — наконец, подытожил Первый Сын.
Голова Змея медленно склонилась вниз, давая понять, что так и есть, и снова поднялась вверх.
— Что это за поручение? Теперь Хуншэ будет защищать Владыку бессмертного?
Что за удивительный ребенок! Всего шесть лет, а уже учится думать и видеть ситуацию в целом. Хорошо же, если тот урок пойдет на пользу им обоим. Он старательно скрывает, что ему нравится то, что он слышит и задает правильные вопросы, на которые проще всего отвечать прямо.
— Хуншэ был бы рад, но сначала обязан вернуть долг — подготовить новых телохранителей для Владыки Бессмертного, вдвое больше того, что забрал у него.
Хоть ни тени улыбки не появляется на губах, она все же скрывается в глазах, только адресована она не словам, что он произносит, а наследнику, который все так же неотрывно смотрит на него, но теперь склонив голову, будто пытаясь заглянуть за занавесь, пелену того, что от него скрывают. Внимательный и вместе с тем немного настороженный взгляд с ноткой любопытства подкрепляется словами:
— Вэнь Сюй видел у этого Змея длинные когти. Если Хуншэ выпустит их, вокруг отца будет меньше… Меньше пепла.
“Молодой господин хочет посмотреть? Так бы и сказал”.
Но нет, нельзя сказать прямо, приходится догадываться. Впрочем, все как обычно, ничего нового.
Поднимаясь на ноги, Шань Шэ позволяет себе улыбку, стряхивает сладкие крошки угощения с одежды. Всего чжан до дзюйя, спокойно лежащих в своих гнездах, он мог был вытащить их все, не вставая с места, но сейчас проще всего показать их полностью, и он возвращается, садится на прежнее место, но уже скрестив ноги, осторожно отодвигает в сторону сладости. На их место ложится кожаный наруч простой работы с аккуратными накладками, в которых покоятся клинки.
— Я попрошу Первого молодого господина не трогать руками, — он коснулся рукояти одного из них и потащил к себе, — но не потому, что Хуншэ не может доверить вам свое духовное оружие. На лезвиях мог остаться яд, одно неосторожное движение, и может случиться непоправимое.
Он вытащил и показал нож, затем медленно поднял его над раскрытой ладонью и повернул вокруг, давая разглядеть.
— В этих когтях нет ничего необычного, кроме того, что они часть меня самого. Молодой господин может быть уверен, как и сам Хуншэ, они принадлежат Владыке Бессмертному целиком и полностью.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Суббота, 13 февраля 01:22)

+2

25

На что Вэнь Сюй не рассчитывал, так это на то, что Змей выпустит свои когти прямо сейчас, просто для того, чтобы он мог рассмотреть и убедиться, что всё это ему не привиделось. За появлением перед своими глазами наручей, а из них - ножей он следил завороженно: пусть обращаться первого молодого господина учили пока только с луком и мечом по руке, оружие всегда нравилось ему. Особенно необычное, а такое рассматривать вблизи до сих пор не приходилось. И конечно же он знал, что трогать чужое духовное оружие - это... совсем не то, что принято среди заклинателей. И вовсе не собирался, а если рука сама и дернулась, стоило только увидеть интересное, то это так, чистая случайность. Рассматривать во все глаза однако же не запрещено, и наследник рассматривал, забыв о том, что нужно скрывать чрезмерное любопытство. Когти оказались не только длинными, но и ядовитыми - наверно, и вовсе не когти, а зубы, но Змей его не исправлял, а представлять себе его с такими клинками во рту совсем не хотелось, пусть уж лучше остаются когтями.
Но много ли можно узнать, изучая только глазами? На смену интересу благоговейному пришел другой, весьма активный. И раз руками было запрещено, благословенная тишина не могла продолжаться слишком долго. Как рушится плотина, когда в западных горах начинают таять снега, так и её наконец смело потоком искреннего любопытства.
- Ты можешь управляться со всеми сразу? И с мечом тоже одновременно? Как далеко они могут лететь? Яд на них убивает? Быстро? Ты должен научить телохранителей отца обращаться с такими же?
Губы и дальше продолжали двигаться, но воздух в легких весь вышел, так что остальные вопросы так и остались беззвучными. А ведь были ещё и другие, которые ждали своей очереди, но прежде чем Вэнь Сюй набрал новую порцию воздуха, он вдруг задумался о последнем, и о том, что Хуншэ сказал раньше. Новые телохранители отца научатся тому, от чего умерли старые, и будут сильнее. Если, конечно, они с самого начала будут сильными. В ордене Цишань Вэнь самые сильные адепты, и должно быть, для такой чести выберут кого-нибудь из них. Или даже из учеников, ведь к такому важному делу готовят с ранних лет, чтобы научить ещё большему, и именно так, как нужно, вместо того, чтобы переучивать.
Вэнь Сюй перестал рассматривать клинки, вместо этого вцепившись взглядом в лицо Вэнь Шаньшэ. Оперся ладонями на колени и подался вперед. Собрал, как мог, всю духовную силу, превращая её огонь в яркий маяк. То, что он собирался сказать, было очень, очень важно, и он был уверен, что если  заставит Змея услышать и забыть на время о вещах несущественных, тот не сможет не признать его правоту, так что вложил всё, что у него было, лишь бы получить это безраздельное внимание и такое же понимание.
- Ты должен научить меня. Тебе ведь нужны люди, чтобы сделать из них телохранителей для отца. Я сильнее любого из учеников моего возраста и многих старших. И потом я смогу научиться тому, чему больше никто не сможет. И никто не защитит Владыку лучше меня. Я хочу, - ему вдруг пришло в голову, что то, что он только что собирался сказать, звучит совсем нехорошо, может быть даже оскорбительно для отца, так что, уже не в силах остановиться, он понизил голос почти до шепота, - защищать его.

[nick]Wen xu[/nick][status]над нами солнце светит: не жизнь, а благодать[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/634181.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo]

+2

26

Пара восторженных глаз напротив, как раз за клинком, висящем в воздухе, выдавала молодого господина с головой. Похоже, с его желанием Шань Шэ угадал, тот хотел увидеть, посмотреть вблизи на оружие, которого не было больше ни у кого. Признаться, сам он ни разу не слышал, чтобы кто-то мог озадачиться установкой духовной связи с  метательными клинками, кроме его собственного отца. Юэ Женьгун был единственным до него, кто смог, либо пожелал это сделать, он же и учил сына, когда-то вот так же протянувшегося к отцовскому оружию с таким же точно взглядом.
— Ты можешь управляться со всеми сразу? И с мечом тоже одновременно? — посыпались вопросы. Поначалу он два раза кивнул, потом отвечать стало невозможно. Пауз между вопросами не было.
—  Как далеко они могут лететь? Яд на них убивает? Быстро? Ты должен научить телохранителей отца обращаться с такими же?
Последний их них был важен. Он бы и хотел, но правила ордена запрещали. Кроме того, нет серьезного смысла в метательном оружии, если не можешь управлять им. Лучше сконцентрироваться на мече.
Это были не все вопросы, но на большее у наследника не хватило воздуха. Однако в следующий мог он переменился в лице, перестал смотреть на клинок и приковал свой взгляд к его лицу.
Вернее сказать, заставил смотреть на себя. Шань Шэ почувствовал ци наследника, жар, полыхнувший вперед, напомнил ему отклонить клинок и послать его лечь в гнездо без помощи рук. Теперь, когда он убрал оружие, можно было и внимательно послушать.
— Ты должен научить меня. Тебе ведь нужны люди, чтобы сделать из них телохранителей для отца. Я сильнее любого из учеников моего возраста и многих старших. И потом я смогу научиться тому, чему больше никто не сможет. И никто не защитит Владыку лучше меня. Я хочу... защищать его.
Сильное желание, настолько сильное, что чувствуется каждым цунем кожи, что наследник не намерен получить отказ или разочароваться иным способом. Его желание сметает всё на своем пути, и он уже это доказал. Теперь.... Шань Шэ приближает свое лицо и смотрит прямо в глаза, выдерживая подчиняющий взгляд.
— Молодой господин, — говорить трудно, но не сказать нельзя, — быть может, как никто другой Вэнь Шань Шэ понимает. Но у него связаны руки, — самое время поблагодарить Владыку за первое условие из всех. — Я не имею права принимать учеников из семьи Вэнь, только тех, в чьих жилах течет другая кровь. Это приказ Владыки, и я не осмелюсь ослушаться.
Это ещё не всё, примет ли приказ Владыки его сын, это не единственное, чего сейчас тот хочет.
— И Вэнь Шань Шэ понимает желание молодого господина стать лучшим во всем, — продолжает он, думая, “потому что сам такой же”, — и верит, что однажды молодой господин исполнит свою мечту и станет защитником всей семьи. Когда Вэнь Шань Шэ искупит свою вину, но не раньше, мы узнаем, будет ли позволено обучать вас. До тех пор прошу молодого господина набраться терпения.
Он сложил руки перед собой и поклонился как подобает — просьба всё же.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

27

Он сделал всё, что мог сделать, и, конечно же, в ответ собирался получить только одно - абсолютное принятие своих условий. Никто и никогда не отказывался научить его тому, чему он хотел учиться, никто и никогда не отказывался отдать ему то, что он хотел получить. И сейчас он не понимал, почему слышит совсем не то, что он должен услышать. Это ведь всегда работало: он изъявлял желание, остальные изыскивали способы. Может быть, Змей не понял, чего от него хотят? Не понял, как это важно? Но как ещё объяснить? Тем более, когда он ссылается на приказ Владыки. Приказ - это ответ. И в то же время, это совсем не ответ. Вэнь Сюй быстро поднялся на ноги. Удерживать внимание больше было ни к чему, и ту волну ци, которую он сосредоточил для этого, надо было бы рассеять, но...он просто забыл о ней - все мысли крутились вокруг этого неправильного отказа. Наследник прошел по комнате туда и обратно. Комната была какая-то слишком маленькая, и вместо того, чтобы успокоиться, к тому времени, как он опять вернулся к Хуншэ, он был возмущён ещё больше.
- Но почему? Ты сам носишь это имя, значит и ты часть семьи. Почему тебе разрешено то, что не позволено мне? Так не должно быть!
Это "не должно быть" беспокоило едва ли не больше, чем то, что он не добьется желаемого. Отчасти потому что Вэнь Сюй всё ещё не мог поверить, что не добьется, но большей частью - потому что выбивало землю из-под ног. Первый молодой господин знал, что приказы исполняются беспрекословно, но в его голову, кроме этого вложили еще кое-что: у того, кто приказ отдает, всегда есть причина. Не было ни одной действительно весомой, понятной причины для того, чтобы запретить ему защищать отца. Дело ведь было не только в желании стать сильнее. Быть Вэнем по крови означало быть сильнее. По-настоящему, а не где-то в мечтах. Он мог доказать это, если нужно, но такой возможности ему тоже не давали. Просто - это приказ.
- Ты можешь объяснить ему. Сказать, что лучше меня никто не справится, что... - наследник не выдержал и закатил глаза,  - ты должен придумать что-нибудь.
Вэнь Сюй заложил руки за спину и вновь начал мерить шагами комнату. Легче от этого, правда, не становилось, но усидеть или даже устоять на месте было попросту невозможно. Быть защитником для всей семьи - это то же самое, что быть первым молодым господином и наследником. Важно, нужно, почетно, непонятно и пустые слова. Для этого не надо что-то делать - для этого надо просто быть. Первый молодой господин защищает свой клан уже тем, что олицетворяет его силу. Эту свою роль Вэнь Сюй прекрасно понимал, но разговор ведь не об этом, а о том, чтобы делать что-то действительно важное. И разве сам отец не захотел бы, чтобы за его спиной стоял кто-то... кто-нибудь, кто совершенно точно никогда не сможет предать его? Ведь не может быть, чтобы он не хотел этого...
Додумывать мысли до конца становилось сложнее - они как будто выгорали на середине, до того, как становились словами. Поэтому шагал Вэнь Сюй молча, довольно долго, пытаясь ухватить хотя бы обрывки, разлетающиеся от одного только пристального взгляда на них, как клочья пепла от горячего воздуха. Вэнь Шаньшэ отказался научить его, но все равно согласился научить его. Если позволят, хотя приказ Владыки уже запретил. И решится всё это тогда, когда будут обучены новые телохранители для главы клана. Сколько это займет? Разве они не учатся годами? Два или десять - особенной разницы нет. Это ведь вечность. Вэнь Сюй машинально приложил ладонь ко лбу и мимоходом удивился, какая она холодная. 
- Это очень много времени. Ты просто думаешь, что я забуду.
Многие так делали, думая, что он не замечает. И, надо сказать, нередко срабатывало.
[nick]Wen xu[/nick][status]над нами солнце светит: не жизнь, а благодать[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/634181.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo]

+2

28

Шань Шэ, конечно, не думал, что наследник воспримет его слова спокойно, но тот таки превзошел все самые смелые ожидания. Разве что не начал крушить всё, что видел на своем пути. Интересно, хотел ли? Змей посмотрел ему в спину и отпустил взгляд, когда тот возвращался:
— Но почему? Ты сам носишь это имя, значит и ты часть семьи. Почему тебе разрешено то, что не позволено мне? Так не должно быть!
Как ответить на то, чего он и сам толком не понимает. Почему разрешено? Благоволит ли Учитель ему или хочет посмотреть, как высоко тот решил забраться, чтобы потом.... если не справится… Нет, конечно нет, он уверен. Если люди, которых он выберет пойдут за ним.
— Молодой господин, Владыка дает шанс искупить свою вину и пополнить ряды его телохранителей. Этому адепту не позволено защищать Владыку Бессмертного… лично.
Пока не позволено, и будет ли? Поможет ли сгладить ситуацию для молодого господина? Он вздохнул. Конечно, нет.
— Ты можешь объяснить ему. Сказать, что лучше меня никто не справится, что... ты должен придумать что-нибудь.
“Я должен?” — Бровь дернулась и вернулась на место. — “Я должен подождать спокойно”, — пришло на ум. По спине прошелся холодок.
Глядя на юного наследника он думал, был ли Владыка в его возрасте таким же? Не мог не думать. Сейчас у Владыки есть контроль над своими порывами, но что было тогда?
С ним самим в этом же возрасте? Тогда он хотел отомстить. Так яростно, что одержимо тренировался днями напролет, чтобы стать сильнее тех, кто убил отца. Прошли годы, ярость утихла, привычка осталась.
Как и стихала сейчас ярость наследника, обдумывающего сказанное, меряющего шагами его скромную комнату.
— Это очень много времени. Ты просто думаешь, что я забуду.
Этикет требовал соблюдения. Хотя хотелось просто обнять этого ребенка и сказать, что всё будет хорошо, хоть и не так, как он того желает. По-другому.
— Разве молодой господин может забыть то, что считает важным для Владыки? — он всё так же стоял на одном колене с вытянутыми руками, и готов был стоять так до вечера, пожелай наследник остаться. Но вопрос нужно было решить поскорее. — Вэнь Шань Шэ уверен, что нет. Когда Владыка останется доволен новым отрядом, — теперь он смотрел только на него, — появится шанс испросить позволения учить вас. До тех пор Вэнь Шань Шэ будет стараться, чтобы молодому господину не пришлось ждать слишком долго.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

29

Вэнь Сюй мог быть настойчивым, но никогда не находил удовольствия в том, чтобы биться лбом в непроницаемую стену. Должна быть хотя бы дверь, пусть и закрытая. Приказ отца мог бы быть такой дверью, если бы отец был сейчас здесь, и тоже мог бы слышать, мог бы понять. Да, отец мог бы...  Но то, что говорил Вэнь Шаньшэ, и даже в большей мере то, что он молчал, яснее ясного давали знать - эта стена будет покрепче той, что окружает Безночный город. Тратить на нее время сейчас, по меньшей мере, бесполезно: за спиной главы клана всегда будет стоять кто-нибудь другой. Что ж, может быть, и в самом деле, лучше забыть? Когда-нибудь первый молодой господин, вместо того, чтобы защищать одного единственного человека, возглавит целую армию Цишань Вэнь. Это не то же самое, что защищать, конечно, ведь войны больше никогда не будет: заклинатели давно наслаждаются счастливой мирной жизнью под сильной рукой Владыки бессмертного - кто же захочет это нарушить, да и кто посмеет? Вэнь Сюй сжал зубы и с трудом проглотил комок, застрявший в горле. Он не был уверен, что хочет, чтобы была война, но если бы это позволило еще раз услышать "сын", и "ты не отступил", и увидеть протянутую ему раскрытую ладонь, то да, он хочет, и пусть себе горят эти по-своему ценные жизни.
Он остановился перед Хуншэ, всё ещё склоненном в церемониальном поклоне. Протер глаза, но, хотя тонкая белесая дымка перед ними и не развеялась, Змей всё равно оставался стоять на колене. Странно, кажется ведь ему говорили, что уже хватит? Может быть, ему просто так было удобнее? Если так, то, конечно, пусть стоит.
- Твои слова, - сказал наследник, даже не успев до конца понять, что не так со словами. Чтобы понять самому, пришлось объяснить. - Сначала ты говорил прямо, а потом перестал. Не делай так.
Да, точно, этот шанс, который должен появиться когда-нибудь, и старание, которое обязательно будет приложено к тому, чтобы шанс появился...  И так тоже делали многие, думая, что никто не замечает. Вэнь Сюй всегда знал, что это значит, правда обычно молчал: удобно, когда люди не понимают то, что понимаешь ты. Но это другие, а Змей пусть говорит правду. Это будет очень важно, если его придется приручать. Или пусть хотя бы врет так, чтобы можно было поверить.
Потом первый молодой господин развернулся на пятках и вышел за дверь. Оставшиеся сладости и бумага, решил он, пусть остаются Хуншэ на ужин. Никто ведь не откажется от сладкого перед сном.
[nick]Wen xu[/nick][status]над нами солнце светит: не жизнь, а благодать[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/634181.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo]

+2


Вы здесь » The Untamed » Сыгранное » Кнут и пряник