Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Лин Вэнь

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Подавать холодным


Подавать холодным

Сообщений 31 страница 32 из 32

31

Вернуться если не на своём мече, то хотя бы с ним на поясе было важно, слишком важно, чтобы Яо мог устать спорить до того, как получит своё оружие. Сюэ Ян тоже не был похож на человека, которому споры могут быть в тягость, и всё же, сдался первым. Может, и не совсем сдался, но найденный компромисс был примерно тем, к чему Яо планировал свести с самого начала, так что, поизображав метания и сомнения, он наконец согласился. Прибытие в Ланьлин получилось... каким-то слишком ожидаемым. Как он и предполагал, никто не сбивался с ног в поисках. Быть может, отец и задействовал те ресурсы, которые не на виду, но это не слишком ли мало для человека, потерявшего (в самом топорном прямом смысле этого слова) сына? Впрочем, вероятно нужно было сказать спасибо уже за то, что Башня Кои не была убрана в траур, значит, и о смерти второго молодого господина Цзинь всё ещё объявить разумно не спешили.
Объяснять своё отсутствие кому-нибудь, кроме главы клана, он не собирался, да и с отцом планировал разговаривать без лишних свидетелей, даже если ждать придётся долго. Ждать пришлось долго. За это время Яо успел отдохнуть, вновь научиться пить ровно столько, сколько нужно, а не про запас, с помощью целебных трав и мазей убрать со своей кожи последние следы сдерживающей силы печати. И пожалеть, что приказал Сюэ Яну сидеть тихо (или что тот, в кои-то веки, оказался таким послушным).  Так или иначе, через несколько дней взаимного отсутствия интереса, Цзинь Гуаншань наконец нашел время, чтобы встретить вернувшегося сына. Занеся в комнаты, где обитал новообретенный друг, лимонные пирожные и последние наставления перед завтрашней встречей, Гуанъяо посчитал, что сделал достаточно или, во всяком случае, всё, что мог.
На следующий день он вновь появился на пороге комнат Сюэ Яна, убедился, что бродяжка из Куйчжоу выглядит настолько прилично, насколько это вообще возможно, кивнул, приглашая следовать за собой, и направился в Благоуханный дворец, где ждал глава клана. Адепты расступались, слуги почтительно кланялись, золотые цилини выблескивали на солнце, пионы заполняли воздух благоуханием, оправдывая название и репутацию резиденции главы Ордена. Богатство, роскошь идеальный порядок. И то, и другое, и третье нравилось Яо, но почему-то мысль о том, чтобы запустить в этот заповедник великолепия Сюэ Яна не пугала, а лишь веселила. Быть может, потому что называть это хоть отчасти своим значило бы выдавать желаемое за действительное.
К рабочим комнатам отца они подошли к назначенному времени и, стоило лишь докладу отзвучать, а слуге - убраться с дороги, Гуанъяо переступил порог и почтительно поклонился.
- Прошу простить за то, что заставил отца беспокоиться.
Да уж, беспокойство наверняка лишило Цзинь Гуаншаня сна, и лишь по счастливой случайности ничуть не повлияло ни на его цветущий вид, ни на срок ожидания аудиенции. Впрочем, это тема для совсем другого разговора, который, быть может, не состоится никогда, сейчас лёгкий укол - это всё, что Яо позволил себе, прежде чем перейти к делу.
- Отец упоминал, что хотел бы видеть в Ордене больше молодых талантов. Возможно, отцу будет интересно познакомиться с человеком, чей талант был высоко оценён, - тем, чьи оценки теперь не очень-то в почёте, хорошо хоть глава Цзинь лишён предрассудков в отношении вещей, которые могут принести выгоду, - известным заклинателем.
А впрочем, Сюэ Ян - это не только очевидная выгода, но ещё и много, очень много проблем. Это не было секретом с того самого момента, когда Сяо Синчэнь и Сун Цзычэнь передали его в руки правосудия. Ну или того, кого лично они считали способным на правосудие. Оно, как и справедливость, ведь разное у всех. Гуанъяо, к примеру, не мог не сочувствовать той справедливости, которую нёс Цзянцзай. А глава Цзинь так и вообще мог бы считать наибольшей справедливостью всё то, что полезно клану. Если же нет...
- Если же нет, то его голова была также высоко оценена - Чифэнь-цзюнем. Он, несомненно будет рад, если орден Ланьлин Цзинь не посчитает нужным взять Сюэ Чэнмэя под своё покровительство, и вновь потребует её.

+1

32

Золотом в Башне Карпа только что полы не мостили, в остальном оно было повсюду. Нет, конечно, Сюэ понимал, что оно не настоящее, например в занавесях или отделке стен, только цвет золота. И вот эта фальшивость блеска роскоши обещала все удовольствия мира?! Ну уж нет! Ян больше верил оттенкам ночи и крови. Они, по крайней мере, не так лживы.

Другое дело вкус лимонных пирожных (спасибо, хоть на них не было позолоты).  Любовь к сладкому - дань голодному детству. И эта дань священна! Сюэ Ян поглощал сладости в таких огромных  количествах, что, если бы не хорошо развитое  золотое ядро, исправно гоняющее по меридианам благотворную для организма ци, зубы уже давно бы не украшали его улыбку. Не было бы этих ослепительно белых острых клыков, которые (бродяга это отлично знал), так любит дорогой друг Яо. И Сюэ светил этой дразнящей улыбкой всякий раз, когда был весел или зол, радостен или в ярости, в общем, почти так же часто, как улыбался Яо в Башне Карпа. Но какими разными были эти их улыбки! Гуанъяо никогда (или почти никогда) не размыкал губ, улыбаясь, тогда, как Ян скалился во всю свою зубастую пасть. Маленький Цзинь улыбался церемонно и любезно, а Босяк из Куйчжоу улыбался вызывающе и от души, будто насмехался над всеми этими чванливыми орденскими прихвостнями Цзиней - заклинателями, которые с какого-то неясного перепугу возомнили себя выше и чище этого Сюэ.

Но это не они сейчас стоят в главном зале Благоуханного Дворца. Не их с интересом рассматривает блистательный развратник Цзинь Гуаншань. А вот этого самого «грязного и наглого» Сюэ Яна! Безродного бродячего пса, прославившегося своей жестокостью и мстительностью. Но у Яна было полно и других талантов, которые теперь должны послужить приумножению славы и величия Золотого Пиона.

Именно об этом щебетал Мэн Яо, когда было покончено с приветственными поклонами. Благодаря вчерашним наставлениям, Сюэ теперь тоже кланялся красиво, почти так же изящно, как и сам Яо. Вот только без показушного подобострастного трепета. Этому научить нельзя. Это должно быть в крови. В крови Яна было что угодно, но не это!

Когда  ему, наконец, дали слово, Сюэ вполне удачно пошутил насчет талантов Цзинь Гуанъяо, вне всяких сомнений, унаследованных от своего блистательного родителя. Настолько удачно, что шутку эту родитель или не понял, или посчитал за сладкую лесть. На самом деле, Ян считал своего славного друга Яо куда как рассчетливей и коварней батюшки Цзиня! И от его внимания не ускользнули злые искры, спрятанные в любезном блеске глаза Цзиня младшего. И  даже его замечание о ценности головы этого Сюэ вовсе не обидело и не возмутило носителя этой грешной, но дорогостоящей головы! Тем эффектнее прозвучал ответ Яна на вопрос - чем он живой ценнее мертвого.

Торжественно скалясь, Ян достал из рукава мешочек цзянькунь и только лишь слегка и на краткий миг развязал тесемки, высвобождая совсем немного злобной энергии куска темного железа, достаточно, чтоб глава Цзинь и его сын поняли, что там за сокровище такое:
- Если, а точнее, когда у меня будут обломки тигриной печати, которую разбил Вэй Ин, я смогу начать работу над восстановлением этой цацки для вас, глава Цзинь. Я нашел способ плавления темного железа, который так и не смог познать Владыка Вэнь.

[nick]XUĒ YÁNG[/nick][status]сладости или гадости[/status][icon]https://i.ibb.co/sJKf8w3/2.jpg[/icon][sign]У хозяина болота
[/sign][quo]СЮЭ ЯН[/quo]

Отредактировано Nie Huaisang (Четверг, 10 июня 18:30)

0


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Подавать холодным