Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Хэ Сюань, Лин Вэнь

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Сыгранное » Кто хорошо работал, хорошо отдыхает


Кто хорошо работал, хорошо отдыхает

Сообщений 1 страница 21 из 21

1


Кто хорошо работал, хорошо отдыхает
http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/524110.jpg
Участники:
Вэнь Сюй ◄► Вэнь Шань Шэ
Место:
город Линьфэн (находится в южной части территории ордена Цишань Вэнь)
Время:
Наследнику 18 лет...
Сюжет:
... и это придется отметить.


[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status](не)верный Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Воскресенье, 31 января 18:31)

+1

2

Торжества продолжались, но теперь, когда все более или менее стоящие внимания гости это внимание получили, можно было наконец уйти из парадных залов. Или нельзя. Вэнь Сюй не был уверен наверняка, и не особенно интересовался этим вопросом. Ему надоело. И настроение было испорчено. Ещё до начала праздника, по правде говоря, но отвлечься он так и не смог.
Вэнь Шаньшэ, конечно, не отставал. Так и должно было быть - телохранитель знал своё дело и выполнял его безупречно. Вопросы он тоже задавал нечасто, и можно было рассчитывать, что и очередной приказ будет исполнен без излишнего любопытства. К этому привыкаешь, и Вэнь Сюй привык, так что объяснять ничего всё равно не собирался, даже если вопросы прозвучат. В конце концов, остановить его Хуншэ всё равно не мог.
Зашел в свои покои и дождался, когда за спиной захлопнется дверь. Взял подготовленный сверток и бросил в Шаньшэ.
- Переодевайся.
Ещё один - для него самого. Одежды приглашенного заклинателя Ордена Цишань Вэнь вместо дорогих, вышитых широкими огненными языками - по ним те, кто не был слеп всегда могли узнать если не наследника клана, то хотя бы того, кто близок к вершине. Вот уж ни к чему. Ножны он тоже скрыл, отрезом простой черной ткани. Едва ли меч смогут узнать там, куда он собирается, но на всякий случай, не помешает. Обо всем остальном пусть догадываются, если пожелают - по направлению, откуда они прибудут, по манере держаться, хоть по заколке, которая стоила как половина их города. Впрочем, если слухи о его пребывании в Линьфэн дойдут до Знойного дворца, Вэнь Сюй готов был приложить все усилия, чтобы найти их источник и предложить этому источнику службу - хорошие шпионы всегда в цене. Но это всё потом. Сейчас он бросил взгляд за спину, чтобы убедиться, что Шаньшэ готов, и стал на меч.
На месте оказались быстро - первый молодой господин не был настроен беречь духовные силы и, тем более, силы телохранителя. Он сошел на землю за городской стеной и осмотрелся. Бывать здесь ему случалось всего несколько раз, и ровно столько же - слышать о достоинствах того места, которое он теперь искал. И нашел почти без труда. Правда, сам не мог объяснить себе, зачем. Задуманное казалось какой-то несусветной глупостью теперь, когда отступать было поздно. А раз так, значит, и думать о причинах не следовало. Он делал то, что делал, потому что... скажем, это развлекало его. И удерживало от удара.
- Моя сестра, - наконец бросил наследник, убрав ладонь с рукояти меча.
Назвать её сестрой было неприятно, но очень важно. Чтобы самому не забывать.
- Ты смотрел на неё так, как будто у тебя очень давно не было женщины. Поэтому сегодня у тебя будет. Много.
Нет, Вэнь Шаньшэ смотрел на неё совсем не так, и в этом-то и заключалась проблема. Вэнь Сюй и не думал, что умеет хорошо читать по лицам, и всё же этот взгляд... Так не смотрят на какую-нибудь женщину.
Злило. Змей вдруг оказался вправе на то, на что он сам права не имел, пусть даже это и был лишь взгляд. И он пользовался этим правом. Смотрел и смотрел. Улыбался ей. Посторонний наблюдатель мог бы не заметить улыбку, но не Вэнь Сюй, который знал Хуншэ столько, сколько себя помнил, а может быть, и немного дольше. Никто не позволял телохранителю  улыбаться его сестре.
Но никто и не запрещал, и первый молодой господин не был настолько глуп, чтобы отдавать подобные приказы. Нет, его глупости хватило лишь на то, чтобы притащить Змея в бордель на краю мира. И тот совершил бы большую ошибку, если бы посмел отказаться от этой милости.
Резким кивком он указал телохранителю на дверь, собираясь зайти следом.

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

Отредактировано Jin Guangyao (Пятница, 29 января 22:10)

+3

3

Он, конечно, знал, что день рождения Первого молодого господина, надо просто пережить и, в первую очередь, самому молодому господину, но в этом году Вэнь Сюй превзошел даже сам себя. Мало того, что раздраженным он был уже накануне, так еще и с самого утра рядом с ним порядком искрило. Внешне казалось, что с ним все хорошо, но тем, кто знал его давно, — что вот-вот да полыхнет огонь в руке и полетит в первое, что попадется под руку. Без паузы и предупреждения. В такие моменты Шань Шэ старался быть потише, поближе и наблюдал за происходящим куда более внимательно и неотрывно, чем обычно. Ничего, что уставал вдвойне, зато первым, кто попадал под горячую руку, был он сам, и это всем шло только на благо.
К счастью, прием в честь наследника прошел без происшествий, гости выглядели довольными, оставалось еще, быть может, полпалочки времени, прежде чем гости начнут расходиться из зала приемов, чтобы смотреть парад огней и фейерверки в честь праздника. Поначалу он думал, что стремительно уходящий наследник первым решил занять лучшее место для обзора, но направился тот в другую сторону.
“Что ж, фейерверков сегодня не будет”, — с некоторой долей обреченности Змей шагал за подопечным, идущим в свои покои. И, хоть мог без них обойтись, зрелище сегодня обещало быть особенно роскошным.
— Переодевайся.
С порога он получил и сверток, и задание, и понимание, что день даже не начинает близиться к завершению, а судя по тону, так и вовсе следовало поторопиться. Больше всего жаль было расставаться с такой привычной и удобной одеждой, скрывающей его “клыки” от посторонних взглядов, с рукавом, где лежало практически всё, что было необходимо в самых разных ситуациях. Пришлось вытряхивать содержимое в спешке, перекладывать в мешочек цянькунь, который тоже был всегда с собой, а оправлять одежду чуть ли не в полете. Одеяние приглашенного заклинателя. О чем думает Первый и куда стремится, хмурясь так, словно собирается сегодня ночью объявить кому-то войну?
Вопросы сейчас задавать было бы непредусмотрительно, даже о том, куда они летят, спрашивать отчего-то не хотелось. В дороге пришлось собрать мысли воедино и вспомнить, что могло так сильно испортить настроение молодому господину. Очевидных причин не было, и это удручало, ведь он считал, что в курсе всех его дел. Вскоре выбор южного направления дал несколько вариантов, а затем превратился в один — город Линьфэн, названный так в честь обширных лесов и частых в этой местности ветров, и они спустились по ту сторону городской стены на тихую улочку, ворота уже были закрыты, и стража не обратила на них внимания, находясь на приличном расстоянии от этого места.
Вэнь Сюй определенно злился, и, идя рядом с ним, куда-то торопящимся по петляющим переулкам и выходящему на главную улицу, Шань Шэ уже начал порядком беспокоиться. Настораживало как молчание, так и это раздражение. Теперь, когда они оставались только вдвоем, списывать его на гостей и приём было невозможно. Оставалось только одно объяснение — недовольство наследника вызвал он сам, — которое только укрепилось от пары брошенных на него взглядов. Такой взгляд бывал у Сюя, когда тот не получал желаемого сразу, когда пытался поссориться со своим телохранителем, ограничивающим его затеи от выполнения или иными похожими случаями. Но…
Мальчик вырос. Теперь, как никогда раньше, он чувствовал это, и характер его стал еще труднее, слова поперек не скажешь, а скажешь, будешь сметен ветром. Это и беспокоило, и нравилось одновременно, а загадочность сегодняшней ночи так и вообще проходилась нездоровым холодком по спине.
Они остановились, наконец, у ворот какого-то увеселительного заведения.
— Моя сестра.
Возможно, ударившая с неба молния в ночной тишине, не оказалась бы более сокрушительной, чем эти два слова. Шань Шэ замер, как и его сердце, пропустившее удар.
“Что?.. Как он…“
Не может быть, чтобы тот заметил, ведь он так тщательно скрывал свои настоящие чувства. Неужели не смог удержаться, позволил себе лишнего? Нет… Он не мог узнать.
— Ты смотрел на неё так, как будто у тебя очень давно не было женщины. Поэтому сегодня у тебя будет. Много.
Приказ был отдан жестом. Головой Сюй махнул так, словно хотел вправить себе шейные позвонки.
“Он мог догадаться, почувствовать или придумать себе это”.
Над резными дверьми значилось “Нефритовая  Жемчужина”, циан и золото в центре выгодно смотрелись на красном фоне, подсвеченный фонарями. Судя по всему, за этой дверью его ждали самые дорогие куртизанки в этом городе. А видеть то, что входит в список дел Вэнь Сюя, сегодня никто не должен. Как и его личное оружие. Наручи были сняты и отправлены в мешочек, а мешочек занял свое место за воротником.
Так ли подвело его чутьё? Неужели и ему не показалось, что тот разговор с Девой Вэнь испортил наследнику настроение?
“Значит, все же причина — я”. В этой мысли было слишком много не додуманного, но терпение Сюя и так уже вышло, поэтому Шань Шэ, наконец, разлепил губы.
— Возможно, всё так и есть, как говорит молодой господин. Но стоило ли лететь в такую даль только ради подобного рода развлечений? Впрочем, воля ваша, — дверь он всё же толкнул, проходя во двор, где благородных господ встречала прислуга и предлагала пройти в самые лучшие свободные залы.
С самого первого дня в Знойном Дворце это стало привычкой. Красивые девушки требуют внимания, улыбок и восхищения, и от Алого Змея-то уж они получают их с избытком. Пусть и сегодня будет так же, как и всегда. Молодой господин, раз уж решил устроить ему и себе праздник, пусть распоряжается, а пока что он сам устроился удобно в небольшом зале для приема гостей, поглядывая по сторонам и ища любые возможности тем, кто мог бы навредить молодому господину, спрятаться. Наказание или развлечение, работу за него никто не сделает.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status](не)верный Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Суббота, 1 мая 01:56)

+3

4

Конечно, он должен был оставить последнее слово за собой! Вэнь Сюй сжал зубы и не сказал в ответ ничего. Развлечения "подобного рода", как и место для них, выбирал он, но ночь была предназначена не ему. Пусть Змей празднует свой маленький триумф, пусть. Пусть в следующий раз, когда увидит Вэнь Цин, думает не о ней, а о дивных феях бордельного пошиба. Потому что - наследник мог бы поклясться - если он перехватит тот самый взгляд в другой раз, - убьёт. Потом пожалеет, конечно. Вэнь Сюй не любил жалеть.
Пока Шаньшэ устраивался в зале и с отстраненным восхищением улыбался - не так, смотри на них так же, как смотрел на неё! - всему, что двигалось, первый молодой господин нашел женщину, которая смотрела нормально, без поволоки, и обсудил с ней цену. Не обсудил, конечно. Назвал свои требования, обозначил, что хочет только лучшего, и лучше больше, чем меньше, бросил на стол кошель, не пересчитывая серебро. Немногим позже отослал обратно троих. Слишком невысокие и хрупкие, слишком большие глаза, и полные губы, и острый подбородок, и красные одежды - ты не будешь думать о ней здесь, не посмеешь! Остальным махнул, указывая на того, кого следовало развлекать. Вошел вслед за ними, встал за спиной Змея точно так же, как стоял тот за его спиной, когда рядом могла быть хоть малейшая угроза. И тут же склонился, чтобы негромко проговорить.
- Сегодня я охраняю тебя. Не беспокойся, тебе здесь ничего не грозит.
В этом первый молодой господин Вэнь был более чем уверен. Единственным человеком, который мог быть опасен для Шаньшэ здесь и сейчас, был он сам. Но он собирался держать себя в руках.
"Нефритовая жемчужина" не зря считалась лучшим борделем на юге Цишань. Женщины здесь были красивы - даже сквозь пелену гнева, застилавшую глаза, Вэнь Сюй видел это. Они были изящны и ненавязчивы - опускали глаза, ждали, когда господин обратится к ним, чтобы потом поддержать беседу. Наследник не вслушивался, о чем говорили, лишь отмечал журчание голосов, которые вплетались в звучавшую музыку так, как будто всегда и были её частью.
Они становились смелее. Подходили ближе, говорили больше, смотрели в глаза. Они пели - что-то ожидаемое, про ивы, цветы и птиц - о чем ещё могут петь в борделе? В их взглядах читалось ожидание. Ждали, быть может, когда господин останется с ними наедине. Или когда сделает выбор. Или что не будет выбирать вообще. Вэнь Шаньшэ, впрочем, не торопился. А Вэнь Сюй продолжал наблюдать, стоя за его спиной. "К полуночи веет прохладой", - пела одна из сестричек, улыбаясь, стараясь не встречаться с ним взглядом, а на её виске, как будто одно из драгоценных украшений, выблескивала капля пота. У нее были удивительные плечи, и правда как жемчуг. Но ей стоило бы подобрать другой репертуар. Она не выдержала слишком долго, ушла, уступая место другой сестричке. Другая не пела. Она просто сидела у ног Шаньшэ, чинно сложив руки, лишь иногда поглаживая тонким пальцем своё запястье. Ни единым взглядом не давая понять, что хоть один из гостей её интересует, она чаще поглядывала в сторону своих подруг. Скучно. Теперь уже Вэнь Сюй не выдержал и хмыкнул.
- К демонам... Принесите уже вина.
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+3

5

В зал залетели пташки-музыкантши, зазвучала лютня и флейта, позже присоединилась цитра чжен, дабы угощения и чай подносили не в тишине. Прекрасные феи задерживались, как и сам организатор этого безумного вечера развлечений. Занавесь из тончайшего шелка колыхалась, за ней ощущалось движение, но толком было не разглядеть, что происходит. Пользуясь моментом, Шань Шэ вытряхнул из-за ворота небольшой мешочек для лекарств, в котором всегда носил с собой набор противоядий и пилюль, способных на час-другой помочь расслабиться, не прибегая к большому количеству вина. Но сейчас его интересовало как раз средство, позволяющее не слишком быстро пьянеть, случаю соответствовало, а пить, кажется, придется сегодня ой как много. Иначе это испытание развлечениями ему просто не пережить.
Вот только развлечения у него и молодого господина будут сегодня явно разные, судя по ничуть не успокоевшемуся взгляду приведшего женщин, надо полагать, на свой выбор, едва ли не еще более взбешенному, чем за воротами “Нефритовой Жемчужины”.
“Да что ж такое”, — хорошо хоть успел сунуть в рот пилюлю и убрать мешочек обратно в карман за воротом. Чай ему уже подавала одна из девиц с нежнейшей улыбкой смущенного цветка. Смывая вкус трав с языка и пытаясь различить за ними — чая, Шань Шэ аж затылком почувствовал, что искрит теперь у него за спиной, а над самым ухом раздается обещание:
— Сегодня я охраняю тебя. Не беспокойся, тебе здесь ничего не грозит.
“Это смешно”, — не меняя выражения лица, он едва повернул голову на звук и отвернулся вновь, принимая расслабленную позу. Сегодня хозяин выгуливает своего пса. Явно забывая, что у пса может быть свое мнение. Впрочем, нет, у пса нет своего мнения, он исполняет желания хозяина и делает это с радостью. Нет ничего страшного в том, чтобы один вечер побыть псом…

Обычно светская беседа — это не то, что его интересовало, когда он посещал подобные места, он вряд ли бы стал поддерживать ее, окажись он в этом месте при других обстоятельствах, но сейчас был особый случай, когда нужно было как-то с толком провести время и дать наследнику подостыть. Хотелось вообще-то совсем другого, наоборот, позлить его еще больше. Но дело касалось…
Дело зашло слишком далеко и в очень непростую сторону. Ведя ничего не значащий разговор, повторяя подслушанные где-то раньше фразы и слушая ответы, плетя эту паучью сеть по кругу, уходя от ее центра, он осторожно вспоминал предыдущие дни.
Случайная встреча с Девой Вэнь, когда они проходили мимо… Он не видел ее слишком давно, должно быть, слишком обрадовался и не смог скрыть этой радости. Любопытный ребенок вырос, теперь это всё подмечающий, не знающий слова “нет”, почти взрослый мужчина. И похоже…
Нет, это было бы слишком уж печально. Чтобы заполнить паузу и вспомнить выражение лица Сюя там, у входа во дворцовые покои семьи, он сунул в рот подхваченный плод ююбы. Уже тогда он был задумчив, хотя ничто не предвещало такого исхода. Он сам был любезен с сестрой и…
— Господин, господин, позвольте Сюли подавать вам фрукты, — одна птичка присела рядом, пока другая пела и еще две исполняли танец, чертя длинными рукавами по сияющим плитам пола и отправляя их в полет. Он позволил кормить себя, как любили многие из тех, кто любил подобные развлечения, улыбаясь красавице, которая старательно выполняла свою работу.
Из-за занавеси на них поглядывали и другие девушки, очевидно, ждавшие своей очереди. Шань Шэ отвлекся, чтобы рассмотреть их лица. Если уж придется выбирать, так хоть ту, что ему понравится больше остальных.
— Какие красавчики, — донесся девичий шепоток и смех, после чего случилась суета, и из-за занавеси уже выглянула дама, которая обеспечивала им сегодня уют, Змей отвернулся раньше, чем она разглядела его интерес, и обнаружил, что девушка рядом уже другая.
Эта была хороша, но уж слишком молчалива, только подала чашку, как снова обернулась к той, что пела. Допела и ушла, пришли еще две… Голова пошла кругом от их великолепия и ненужности.
Змей закрыл глаза, стараясь, не менять ни позы, ни выражения лица, и вздохнул. Так не пойдет. Пока ему дышат в затылок, ничего не выйдет. Даже если Вэнь Сюй очень хочет, чтобы в зале не было цветов ордена и не было никого, хоть отдаленно похожего на Деву Вэнь, ему придется пойти на уступки.
Он замолчал и более не раскрывал рта, чтобы поддержать беседу, танец они смотрели в тишине.
— К демонам... Принесите уже вина.
Вот это другой разговор. И как долго он сможет там простоять? Хотелось, ох как хотелось это узнать, но загубить вечер можно и как-нибудь иначе.
— Да, принесите нам вина, — жестом он отправил девицу, что села рядом, и посмотрел выжидающе на ту самую занавесь. — Это что, все девушки? Я хочу больше. Устроим состязание! Попросите моего друга поучаствовать в нем, а то весело не будет.
Пока птички щебетали, как им положено, Змей обернулся и вернул жест, что был указанием войти в дверь заведения, только теперь он приглашал сесть рядом. Нет, не приглашал, настаивал.
— Без вас не начнем, и будет скучно. Оооочень скучно.
“Я обещаю”, — говорил прищуренный взгляд, один из тех, что доставался молодому господину по первости, когда с его мнением телохранитель был категорически не согласен или имел приказ быть не согласным.
— Выпейте вина и наслаждайтесь вечером, — добавил он, возвращая внимание красоткам.
Что еще может спасти этот вечер? Конечно же, вино. Хотя бы напиться, чтобы перестать думать. Хочет увидеть его в окружении дам? Пусть участвует.
— Налейте вина господину, — он махнул рукой, отправляя сразу двоих в его сторону.
На миг усталость взяла верх, а улыбка сошла с лица, как и взгляд остановился где-то между лесом за городом и городской стеной. А перед глазами проплыла улыбка Цин, та, что была дарована ему на днях при встрече. Он сморгнул ее, принимая и опрокидывая в себя чашу, а потом протянул, чтобы налили еще.
— Интересно, кто сможет выпить больше? — приятное тепло разлилось по горлу, и стало разом легче дышать. Быть может, ночь еще принесет немного радости.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status](не)верный Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Воскресенье, 31 января 18:31)

+3

6

"Я хочу больше" натолкнулось на одну значительную преграду: платил и раздавал указания Вэнь Сюй. Старшая из сестричек с вопросом во взгляде выглянула из-за шелковой занавеси, и он, подумав, кивнул. Всё равно в мысли Змея не влезть, и ничего оттуда силой не выбросить, какого цвета ханьфу ни надень на шлюху. Так пусть будет... так, как будет.
- Ты всегда хочешь больше, да? Хочешь всё.
Станет отрицать - солжет. Весь путь Вэнь Шаньшэ в ордене, начиная с того дня, когда полудикий Юэ пришел поохотиться под стены Безночного города, был только таким. Отдать всё, но и взамен получить не меньше. И это было настолько в духе клана Вэнь, как будто Змей родился и всегда жил с этим именем. Ничего удивительного в том, что он получил его так быстро. Это решение отца было продолжением правильного и естественного хода вещей.
Из воспоминаний его вырвал... приказ. Да, приказ, в этом не было сомнений. Первый молодой господин уставился на своего телохранителя, пытаясь осознать произошедшее. Отдавать ему приказы - даже если только жестами и взглядами - мог только один человек, тем он подчинялся беспрекословно. Но этот, отданный так, как будто Шаньшэ не имел ни малейших сомнений в том, что он будет исполнен... Вэнь Сюй сжал кулак, чувствуя, как ногти впиваются в кожу. Он знал, что не сможет заставить телохранителя быть с этими женщинами, если тот решит упрямиться. Тем более - не сможет наказать за неповиновение подобного рода - если, конечно, не хочет, чтобы над ним втихую смеялись все армии Цишань Вэнь. Кажется, этот ход оставался за Шаньшэ, а его завел в безвыходное положение. Но это не значило, что Вэнь Сюй готов был сдать всю партию. Шагнув из-за спины телохранителя, он отвесил тому поклон и проговорил без тени улыбки.
- Как пожелаешь.
Вина тоже было много, хозяйка не скупилась, чтобы угодить дорогим во всех смыслах гостям. Наследник задумался, сможет ли Змей выпить столько, и будет ли после этого способен на то, ради чего его сюда привели. Но, как выяснилось, тот не собирался пить один. Сразу двое из певичек оказались рядом, готовые услужить, и вино в чашу полилось тоже сразу из двух кувшинов. На вкус, должно быть, будет отвратительно, но теперь это мало волновало. Он накрутил на палец прядь волос, оставленную на свободе от множества звенящих заколок - смолянистый шелк - и певичка тихо вздохнула, а вторая засмеялась, прикрывшись рукавом. Чашу он опустошил, не ощущая вкуса, и перевернул вверх дном, демонстрируя Змею, что принимает вызов. И она тут же оказалась наполнена вновь.
- Мой друг так давно не мог позволить себе отдых, - проговорил Вэнь Сюй, не обращаясь ни к кому, но уверенный в том, что будет услышан. - Неужели ни одна из вас даже не разомнет ему плечи, чтобы заставить забыть об усталости и его непомерно тяжелом долге службы?
Женщины быстро переглянулись, и одна из них присела за плечом Шаньшэ, ослабляя ворот его одежд, проводя пальцами по коже. Вэнь Сюй вновь выпил вино и некоторое время следил за ее движениями, легкими и нежными, какими-то порхающими, и хмурился всё сильнее. Разве так нужно? Разве она не должна приложить хоть немного силы? Найти точку и надавить, чтобы подчеркнуть эту однообразную мягкость тонкой нитью боли. Заставить мышцы расслабиться и стереть с лица маску безмерного довольства. Заставить ожить.
Ещё один вздох, теперь уже громче, заставил наследника перевести взгляд. И заметить, что его собственные пальцы, подчиняясь мыслям, оставляют розовеющие следы на мраморной, полупрозрачной коже той самой сестрички с локоном. Он не обратил внимания, как та оказалась у его ног, как струящийся голубой шелк соскользнул с её плеча. На ярких губах играла растерянная улыбка, а глаза блестели так, как будто ей пришлось сдерживать слезу. Вэнь Сюй провел по следу на ее шее тыльной стороной ладони - горячий. Не хватало ещё здесь разбрасываться клановой силой. Вновь потянулся за вином - может быть, пить сразу из кувшина? - и вновь повернулся к Змею.
- Ты отстал на одну чашу. Уже сдаешься?
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

Отредактировано Jin Guangyao (Суббота, 30 января 15:02)

+3

7

Конечно, он рисковал, делая предложение, от которого невозможно отказаться. И, конечно же, Первый не смог бы отказаться, не рискуя поставить себя в неловкое положение. И ему ведь даже не было стыдно, ни капли. Раздражение на Сюя, которым так и не стало беспокойство за Цин, улеглось мелкой пылью, стоило только услышать:
— Как пожелаешь.
Этот демонстративный поклон наследника ничего хорошего в будущем ему не сулил, но не позволять же тому, в самом же деле, делать, что он хочет? Хочет всё, и всегда получает это “всё”. Так не от того ли сейчас так сильно бесится, что на сей раз не может получить желаемое?
Мысль о том, что Дева Вэнь, хоть даже не единокровная, но всё же сестра, могла привлекать и наследника, равно как других мужчин клана, раньше не приходила в голову. Он мог бы противопоставить себя кому угодно, обдумывая возможность просить ее руки у Владыки, но такое яростное неприятие со стороны Первого рушило все надежды и ставило под удар само его пребывание в семье. На пользу самооценке тоже не шло. Не оттого ли так приятно было сейчас поставить мальчишку, посмевшему указывать старшему, кого тому любить нельзя и с кем он должен проводить время, на место?
И всё же, как поразительно слеп был он к его пристальному вниманию, если это всё случилось! Им бы поговорить без свидетелей да выяснить всё, но нет, огонь в крови решает всё по-своему. Потому сегодня будет много женщин, куда больше, чем нужно или было бы нужно. Много — значит, много. Пока молодой господин не устанет злится или не взойдет солнце, и их попросят уйти из заведения.
Или же всё таки дело было в другом? Он вряд ли узнает, если будет думать о том дальше, и просто собрался выпить второй раз.

Вэнь Сюй принял пари почти легко, почти так, как и планировалось, быть может, осознавая уже, что без вина эта ночь будет и длинна, и скучна. А раз молодой господин решил заплатить за обещанное “много”, Шань Шэ не стал себе ни в чем отказывать.
— Мой друг так давно не мог позволить себе отдых. Неужели ни одна из вас даже не разомнет ему плечи, чтобы заставить забыть об усталости и его непомерно тяжелом долге службы?
“Непомерно тяжелый долг службы — это так ты определяешь себя самого, Сюй?”
Змей усмехнулся, едва не зашипев от всё же прорвавшейся злости. Когда это он жаловался на то, что его служба была непомерно тяжела? Хоть многие его и жалели, а кто-то считал даже справедливым, что его ранг в Знойном Дворце сменился в эту сторону, мало кто понимал, что он был доволен своей жизнью.
По крайней мере, до сегодняшнего дня. Вероятно, завтра, послезавтра или в любой другой день ему придется просить Владыку Бессмертного дать ему возможность удалиться от дел или принять другое назначение, раз внезапно между ним и наследником выросла стена… стена чего? Неужели ревности?  Возможно ли склеить разбитый кувшин и забыть о том, что он был разбит? Как дальше с этим жить-то?

Мягкие нежные пальчики со знанием дела прошлись по его груди и шее, возвращая от тяжелых мыслей под застывшей на лице маской веселья, к возможности насладиться прикосновениями, легкими как пух, действительно, отвлекающими от дум о завтрашнем дне. И он подчинился, почти смиряясь с тем, что скоро изменится всё, и сам он, возможно, впервые в жизни, откажется от того, чего желает. Или от двух желаний сразу. Думать о том было невыносимо настолько, что заныло в груди. Только улыбка стала шире, а голова с наслаждением откинулась назад, позволяя рукам девушки скользить под воротом его одежд свободно.
— Ты отстал на одну чашу. Уже сдаешься?
— Ммм, — он приоткрыл глаза и протянул руку. Две феи рядом с ним налили и подали вино. — Разве? Тогда исправим это, — он опрокинул в себя вино легко, одним махом.
Что одна какая-то чашка! Обычно, приходя к куртизанкам, он не вел долгих бесед. А некоторые из его любимиц знали, что Вэнь Шань Шэ приходит молча, выливает в себя махом кувшин вина и несет свою добычу сразу в спальню. На большее часто и времени не было. Но эта ночь отнюдь не такая. Она не для сброса напряжения, а для того, чтобы умудриться не показать его, не для развлечений, а для того, чтобы всё хорошо обдумать, не для красок и звуков, а чтобы побыть в темноте и тишине, находясь на виду у всех.
— Что плохого в том, чтобы хотеть больше? — ответил он на вопрос, ранее повисший в воздухе. — Разве не это движет нас вперед?
Третья чаша пошла следом, а рука потянулась к милому личику напротив. Едва касаясь пальцем, Змей очертил висок, изящный изгиб скулы, думая, как потянуть время, не переходя к главному “блюду”.
— Сегодня я хочу поцеловать каждую из сестер-жемчужин, — заявил он достаточно громко, чтобы услышали те, что стояли поодаль, и даже те за занавесью, кого он еще не видел, — Я выберу ту, чей поцелуй будет самым сладким!
И начнет он с той, чьего подбородка касаются пальцы. Девушка вспыхивает не наигранно, ведь ей дарят обожающий взгляд, полный желания. Такие нравятся, такие заставляют кровь бежать по венам быстрее, от таких бросает в жар, а стоит только коснуться губ красавицы, как она плавится воском, не успев соблюсти правила, принятые в таких заведениях — сначала увеселительные разговоры, потом уединение. Нет, сегодня те из них, кто примет игру, послужат выполнению приказа и его личному удовольствию, раз уж так получилось.
— Господин, поцелуйте меня!
— Нет, господин, меня, — девушки смеялись, прикрываясь рукавами, и их смех звенел колокольчиками, превращаясь в звон в голове.
— Еще вина!
К демонам всё, раз уж сегодня он развлекает своего господина, то пусть тот хотя бы запомнит эту ночь.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status](не)верный Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Суббота, 1 мая 02:49)

+3

8

Что плохого в том, чтобы хотеть больше? Вэнь Сюй не знал. Он и сам жил этим, но, если сравнить с Хуншэ, то как-то не по-настоящему. Не то чтобы это было неправильно: он получал больше по праву рождения, но получал заслуженно, всегда оправдывая свой статус наследника, оправдать который было не так уж просто. То, что получал Вэнь Шаньшэ, ему приходилось выгрызать зубами. Может, только поначалу, но привычка осталась. Или дело было вовсе не в привычке, но тянуться всё дальше и дальше значило для него быть достойным. Да, так они продвигались вперёд. Но до сих пор на этом пути не было непреодолимых преград.
Что плохого в том, чтобы хотеть больше? Вэнь Сюй знал. Плохо в этом то, что всё не может получить каждый, кто хочет большего. Но три чаши вина - слишком мало, чтобы произнести это вслух, так что надо выпить ещё. И ещё. Если до чего-то невозможно дотянуться, как ни старайся, нужно ли стараться? Нужно ли мешать другим? Вэнь Шаньшэ хотел всё, а Вэнь Сюй терпеть не мог... не делиться, нет, уступать. Хуже этого было только одно: уступать под давлением обстоятельств. И кажется, в проблеме с сестрой обстоятельства готовы были сложиться именно так. Если придется проиграть, то может, будет лучше закончить это сразу, отступить по собственной доброй воле и забыть побыстрее? Или не лучше? Сначала надо попробовать. Распробовать...
Сидящая у его ног певичка обернулась и, промурчав что-то, невесомо скользнула пальцами вверх по ноге.
- Чего ты ждёшь? Ты же слышала, шисюн хочет всех. Иди.
Женщина обиженно надула губы, но подчинилась, вспорхнула и совсем скоро слилась с хихикающим и воркующим роем, в центре которого был перебирающий шлюх Хуншэ. Вэнь Сюй тоже встал со своего места и подошел поближе, захватив кувшин.
Вэнь Шаньшэ целовал женщин неспеша, полностью отдавшись во власть момента. Сестрички, похоже, находили своё соревнование очень забавным, сменяя друг друга в его руках. Кто-то, кажется, даже успел побывать в них дважды, а может и больше - наследник не считал, только следил, как сменяют друг друга цвета в этом калейдоскопе - кто-то умудрился развязать гостю пояс. Ханьфу фальшивого приглашенного заклинателя не удержалось на его плечах, а женщины, не останавливаясь на его губах, оставляли поцелуи на шее, норовя добраться до скрытого пока нижними одеждами.
Ведь что плохого в том, чтобы хотеть больше?
Вот и распробовал. На вкус оказалось как протухшая пустая каша - пусть первому молодому господину клана Вэнь не случалось есть ничего подобного, он был уверен - так же тошнотворно.
- Хватит!
Ту последнюю, которая задержалась в руках телохранителя дольше, чем другие, Вэнь Сюй ухватил за запястье и притянул к себе. Была ли это та же самая, что раньше сидела у его ног, или другая, он вспомнить не смог, да и не слишком старался. Она была не лучше и не хуже остальных, да и отличалась-то от них только тем, что смогла чем-то подцепить интерес Хуншэ. В его освободившиеся руки наследник вложил кувшин - победитель этого соревнования пока не определился.
- Ты выбираешь так долго, как будто и сил тебе хватит только на одну.
От той, которая оказалась в руках наследника, пахло сладкими тягучими маслами, с ними мешался другой, тонкий и почти незаметный, чужеродный и резкий запах. Запах рисового вина, и лекарских трав, и разгоряченной кожи. Вэнь Сюй приложился губами к её губам, убеждаясь - это от них. Выпил несколько глотков этого терпкого дыхания, развернул женщину к себе спиной, провел ладонью по запаху тонких одежд, обнажая её грудь. Склонил к плечу голову, оценивая зрелище и, сочтя его вполне достойным, перевел взгляд на Хуншэ, одновременно выпуская в глаза улыбку.
- Её хочешь?
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

Отредактировано Jin Guangyao (Понедельник, 1 февраля 08:58)

+3

9

Сквозь этот щебет, он отчетливо услышал:
— Чего ты ждёшь? Ты же слышала, шисюн хочет всех. Иди.
Краем глаза взглянул на певичку, чтобы запомнить — она не прельстила Первого, а потому свободна. Найти и оставить ему лучшую женщину на сегодня было бы почти спасением, вдруг решит всё же отвлечься от своего желания наблюдать за ним? Но нет, кажется, молодой господин решил сам занять место в первом ряду и полюбоваться зрелищем вблизи.
Девушки знали свое дело, не торопились наполнять чашу вином до краев, остерегаясь того, что господин не доживет до выбора и завалится спать в этом же зале, но и не оставляли ему шанса пропустить очередную. Смотреть, как Вэнь Сюй прикладывается к кувшину, разглядывая едва ли не каждое его движение даже во время этого, Шань Шэ перестал. Отвлекает. Вернее, не помогает выбросить из головы всё лишнее и отпустить себя, полностью увлечься моментом, забывая о зрителях. Чьи-то заботливые руки избавили его от пояса, распахнули верхнее одеяние, горя нетерпением. Останавливать не стал, но личико запомнил, быстрая проворная горячая, с сочными, как вишни пухлыми губами, быть может, не самая яркая здесь, зато страстная. Ее он заберет с собой обязательно. Оставалось выбрать вторую и не дать молодому господину остаться трезвым, потому он старательно пробовал на вкус девушек, более не глядя по сторонам.
Эта оказалась терпкой, как пряные травы в солнечный полдень, с ароматом цветущего османтуса, пропитавшего одежды. Запах пленил, оставляя жажду, предвкушение, наконец, заставляя тепло растечься по венам, почувствовать желание...
— Хватит!
Услышал он будто издалека, и понял, что захмелел, от вина и поцелуев, захотел сбросить напряжение и пойти в покои за занавесью. Но девушку у него отобрали.
— Ты выбираешь так долго, как будто и сил тебе хватит только на одну.
Неприкрытая насмешка заставила кровь зашуметь. У него отобрали ту, что заняла его внимание надолго, заплатив недопитым вином. Значит ли это, что любой его выбор оказался бы сейчас в руках Сюя, слишком бесцеремонно для такого места запустившего руку под одежды девушки, демонстрируя формы богини всем окружающим?
— Её хочешь? — улыбка в его глазах была слишком шальной, чтобы продолжать эту игру в поцелуи и выбор. Он поднялся, делая вид, что пошатывается.
— Наконец-то, тебе понравилась женщина, — он приблизил свое лицо к лицу красотки. — Как тебя зовут?
— Минчжу, господин, — оказавшись в неловком положении, та пыталась улыбаться, но была растеряна.
— Поистине драгоценная жемчужина… — он перевел взгляд на Сюя. — Уступаю ее тебе, шиди. Тебе только лучшее…
И развернулся, не желая слушать ничего больше с той стороны, особенно возражения и приказы. Девушка заслужила публичное поощрение за грубость гостя. А его вполне устроит и вот та, с родинкой на щеке и вторая с сочными губами, что была особенно нетерпелива. Он поставил кувшин вина на столик, подобрал свой меч. Одну девушку взял за запястье, второй шепнул на ухо, проходя мимо, чтобы вела туда, где будет удобнее, и первый пришедший на ум комплимент. Девушка засмеялась, смущенно прикрываясь бледно-розовым рукавом и, постоянно оглядываясь, направилась за шелковую занавесь. Ее выбрали, как и ее подругу, значит, сегодня она чувствовала себя той, чей поцелуй особенно сладок.
— Пусть музыканты играют погромче, — оставил он напоследок в зале. Раз господин платит, пусть платит и за музыку.
В этом заведении всё было устроено так, чтобы места хватило всем. Вот и за шелковой ширмой обнаружилась широкая кровать в оправе резного красного дерева, на которой могли разместиться хоть четверо. Первым стал меч, пристроенный в угол за подушки, чем бы он тут ни занимался, и что бы ни делал, Хэйчжао всегда должен быть рядом. Верхнее одеяние с самым ценным в своем кармане тоже должно быть на виду — он перекинул его на спинку кровати над мечом. Куртка, уже кем-то ранее развязанная, была стащена с него в четыре руки под заливистый смех красавиц, утянувших его в постель. Он не ошибся в выборе. Девушки оказались страстными и пожелали не слишком затягивать с удовольствиями.
Складки розового смешались с желтым ханьфу, верхние одеяния сброшены на пол, туда, где уже лежит большая часть его собственной одежды, чтобы освободить от всего лишнего прекрасные юные тела, которые с удовольствием прижимаются к его обнаженной коже, погружая в забвение. В ближайшее время он не намерен обращать внимание на то, что происходит за его спиной, но всё же невольно смотрит, встречаясь взглядом с тем, кто затащил его сюда, и снова отворачивается, склоняясь над обнаженной грудью его сегодняшней утешительницы, поглаживая рукой другую по бедру. Две горячих женщины — это как раз то, что скрасит ночь, а потом будь, что будет.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status](не)верный Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+3

10

Вино разлилось по телу, срывая путы вынужденной сдержанности, которые обычно так давили, и сегодня в особенности - церемониальные пиры по правилам, где каждый поворот головы был выверен, вписан в традицию и освящен веками, всегда были испытанием. Но оно отчего-то не желало ударять в голову, оставляя ясным, до рези в глазах прозрачным всё то, что творилось вокруг. В том, что творилось внутри, разбираться не хотелось, да и нужды никакой не было. Хуншэ оказался совсем близко и наклонился к женщине, выдохнув новую волну того же запаха, что раньше зацепился за её губы. Вэнь Сюй улыбнулся краем рта, никак иначе не отвечая на шутку за гранью и тут же упуская из памяти имя, такое же драгоценное, жемчужное и фальшивое, как и всё в этом веселом доме. Потом так же молча смотрел Хуншэ в спину, пока за ней не закрылась, колыхнувшись, занавесь.
- Господин?
Певичка как будто случайно развернулась так, что обнаженная грудь коснулась его ладони, и тут же смущенно потупилась. Не зная, чего ждать, она отважно продолжала разыгрывать ту роль, которой от неё ожидали, это по-своему подкупало. В другой раз она бы наверняка даже понравилась, сегодня - просто подошла не хуже любой другой. Вэнь Сюй бросил взгляд на недопитый кувшин, оставшийся на столе, подхватил женщину на руки, чтобы отнести туда, где скрылся телохранитель. На вторую, третью или ещё какую-нибудь размениваться не стал - это соревнование он проиграл ещё тогда, когда согласился в нём участвовать.
За ширмой слышался игривый смех и струился по полу дым благовоний. Хуншэ и две сестрички заняли широкую кровать, предусмотрительно не опустив балдахин. Мешать им Вэнь Сюй посчитал неправильным, тем более, что в комнате и без этих ограничений было достаточно просторно. Избавив Жемчужину от одежды и избавившись от своей, он устроился на тахте напротив и усадил женщину к себе на колени. Для той всё наконец входило в привычное русло, ее голос вновь зазвучал соблазнительно, прикосновения обрели уверенность, а с лица исчезла растерянность. На ее лицо впрочем наследник не смотрел. Скользя руками по изгибам гибкого тела, вдыхая оставшийся на коже цветочный аромат, слушая перемежающийся вздохами нежный лепет, он не отводил взгляда от зрелища, которое разворачивалось на кровати. Проклятое вино - совершенно бесполезное - не желало делать своё дело и туманить разум, смазывая картину, оставляя лишь обрывки впечатлений. Ничего подобного - он видел все так ясно, как будто комната не тонула в тени, которую не могли разогнать восемь дрожащих фитилей. Он видел женщин, привычно красивых, двигающихся изящно и слаженно, как будто они продолжали танец. И видел Шаньшэ таким, каким не видел раньше - и в то же время таким знакомым. Движения такие же выверенные и плавные, как боевые, но осторожнее, медленнее, мягче. О чём сейчас его мысли? Он не посмеет думать... не посмеет... Вэнь Сюй не мог вспомнить, о чём. Не мог смотреть на это, и не смотреть не мог. Женщины под руками Шаньшэ податливы и отзывчивы, ни одна не лишняя, покрывало смято резким поворотом, спина... Вэнь Сюй провел ладонями вниз вдоль позвоночника Жемчужины, остановился чтобы раздвинуть ее бедра. Его собственными движениями руководил огонь, циркулирующий равно по венам и меридианам: если не сдерживать его, то не придется думать - огонь легко справляется с мыслями, со страхом, с неприятием - только погрузиться в ощущения и смотреть через полуприкрытые веки, откинув голову на круглый подлокотник. Именно так первый молодой господин и ловит встречный взгляд и успевает улыбнуться, обнажив клыки и вовсе не скрывая, что наблюдает, до того, как Змей опять отворачивается.

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

Отредактировано Jin Guangyao (Понедельник, 1 февраля 14:12)

+3

11

Значит, Первый молодой господин решил устроить себе подарок по вкусу? Не пошел к своей супруге, как полагалось, чтобы выразить то, что требовалось выразить, ни к наложницам, ни даже к дворцовым шлюхам. Ему захотелось взять своего телохранителя за горло и макнуть головой в холодную воду, остужая его чувства, едва ли в какой-то мере проявленные в сторону родственницы. А теперь — увидеть, разглядеть в деталях, как он проводит время с другими женщинами. Широкая улыбка, почти усмешка — я вижу тебя, я смотрю на тебя — стояла перед глазами еще какое-то время, пока волна жара не заставила уделить больше внимание жемчужинам.
Змей считал себя мастером нарушать многие правила, но в одном случае он их придерживался строго. Его женщины должны остаться удовлетворенными, прежде чем он сам получит своё долгожданное расслабление. Потому и выбирал всегда быстрых и страстных, как он сам, поддерживать медленный огонь не для него, это к тем, у кого много времени, терпения, денег и наложниц. Не то что бы терпением он был обделен, но к женщинам он ходил не за “долгим разбегом и длительным марафоном”, а чтобы опустошить голову и избавиться от лишних чувств. И именно это сейчас получалось с таким трудом под внимательным взглядом наследника.
Один лишь слой ткани отделял от тела той, чьи губы были так хороши, сам он не торопился сбрасывать одежду, а девушка специально дразнила, касаясь живота и будто невзначай проводя руками по шелку, касаясь разгоряченной плоти, чертила пальцами по спине, заставляя прижиматься к себе и дышать глубже, размереннее, чтобы не сбиться с этой неторопливой ноты. Наконец, ее подруга растянула проклятые завязки и увлекла его на кровать, чтобы раздеть до конца и тут же, опередив сестричку, села сверху, заставляя вздохнуть от робкого соприкосновения долины радости с горным хребтом, пока губы-вишни искали своего внимания.
Танцовщица, что была в розовом — он вспомнил, где мелькало ее лицо, — продолжала танцевать, теперь медленно и на нем. А каким бы было наслаждение, останься он в Безночном Городе и найдя время на свою любимицу! Без этого зоркого наблюдателя за спиной…
Вернее, справа от него, чей взгляд всё так же был адресован ему, а не девушке рядом. Убедившись в этом, на сей раз Змей не отвел своего, даже когда переворачивал танцовщицу на спину, оказываясь сидящим лицом к зрителю. В полумраке не было видно зрачков Сюя, зато хорошо просматривались силуэты, его и Минчжу. Если уж и было  здесь на что посмотреть, так это выдающийся бюст девушки в его руках, а этот невежливый молодой господин даже не удосужился оценить его по достоинству.
— Подай вина, — отправил он вторую к столику, где уже были приготовлены угощения и чаши. Вскоре та, звеня подвесами шпилек, вернулась в кровать, тем самым ненадолго прерывая танец и громкие вздохи подруги, и поднесла чашу к губам.
Именно ее раньше не хватило, чтобы позабыть обо всем на свете и принять всю ситуацию как есть, и Шань Шэ даже не сразу понял, что в вине было что-то, что дают клиентам для удовольствия. Не притупляющее чувства, а усиливающие их. Ах сестричка, решила, что очередь до нее не дойдет? Змей засмеялся, весело и жадно прихватив ее губы своими, привлекая одной рукой к себе…

Тот самый марафон удался, но теперь он устало обнимал обеих фей, развалившись на спине и глядя в потолок, сейчас было бы идеально отключиться хотя бы на срок жизни одной палочки, но позволить себе он этого не мог, потому продолжал целовать одну и вторую по очереди, оплетенный руками и ногами, как лианами. Быть может, после отдыха придется повторить, и он бы даже был не прочь. Но распорядитель вечера сегодня увы не он.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status](не)верный Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+3

12

Жемчужина, получив свою долю внимания наследника, устала так, что умудрилась заснуть. Может быть, была неопытной, в отличие от сестричек, доставшихся Хуншэ, может быть, наоборот - и это был её специальный номер для особых гостей. Спала она, подложив под щеку ладонь и слегка приоткрыв влажные губы, трогательно и невинно - иначе и не скажешь - и в то же время, даже во сне соблазняя. Ей Вэнь Сюй улыбнулся тоже, хоть и мимолётно. В самом деле, хороший бордель. Хотя едва ли дал ему то, чего он хотел. Если, конечно, не пойти на поводу у собственной слабости и не признать, что единственное, чего он хотел - оставаться сторонним наблюдателем.
Хорошо бы тоже заснуть, как она, как бы глупо это ни выглядело. Когда он проснётся, господам приглашенным заклинателям ордена Цишань Вэнь очень вежливо намекнут, что заведение закрывается, и им пора домой. Но тело, в отличие от разума, не просит об отдыхе. Оно вообще не просит, требует того, что ему не досталось. Разум слишком устал, чтобы сопротивляться долго, слишком поддался огню, слишком хочет отступить.
Вэнь Сюй с почти нежной улыбкой проводит пальцем по щеке и губам спящей женщины, и та моментально открывает глаза и, растерянно смаргивая сон, приподнимается, опираясь на локоть, чтобы услышать тихое.
- Уходи. И забери остальных.
Чего у этих ив не отнять, так это сообразительности и умения читать во взгляде. Не приходится повторять или объяснять, не приходится даже говорить в полный голос - мгновение на размышления, изящный поклон, так выгодно демонстрирующий, чего лишается решивший прогнать её господин, - и вот она уже шепчет что-то двум оставшимся сестричкам, и те неохотно выскальзывают из объятий Змея. Вэнь Сюй ожидает, пока они уберутся, а потом ещё некоторое время - пока Хуншэ осознает потерю, и, пока ждёт, лениво тушит фитиль пальцами, и так же лениво зажигает его вновь. Хватает всего-то раз на пять, и комната вновь почти пуста. Не утруждаясь тем, чтобы одеться, он поднимается с кушетки и потягивается, а затем шаг за аккуратным шагом идёт к кровати.
- Шисюн так легко смиряется со всеми неудобствами, которые сегодня причиняет ему шиди.
Услышать некому, но он держится за эти слова, потому что это важно. Потому что если он - первый молодой господин, а Змей - его слуга, то всё это не имеет смысла. Не говоря уже о том, что попросту отвратительно.
Смотреть снизу вверх привычно, сверху вниз - совсем не то, что сейчас нужно. Вэнь Сюй становится на колено рядом с кроватью, чтобы заглянуть Хуншэ в глаза, оказавшись с ним на одной высоте.
- Шиди хочет верить, что это потому, что шисюн понял и признал свою вину.
Он опирается локтями на кровать и подаётся вперед, почти так же, как в детстве, когда ему обещали занимательную историю. Склоняет голову к плечу и просит очень искренне, просит, желая услышать. Лучше всего - именно то, что нужно, но лишь бы не банальные отговорки.
- В чем же она? Расскажешь мне?
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+3

13

Движение в комнате привлекло внимание и, даже больше, заставило открыть глаза достаточно широко, чтобы заметить, как Минчжу, ослепительно обнаженная, подходит к кровати.
“О нет, нет… только не третья!” — если Первый решил, что двух ему было слишком мало, это уже станет проблемой.
Но на удивление девушка не осталась и даже, настойчиво прошептав что-то на ухо одной из его, увела обоих. Тепло женских тел покинуло его, ласки прекратились, давая долгожданный отдых, и он на пару вдохов закрыл глаза, а потом приподнялся на локте, оглядываясь и проводя языком по губам. Хотелось простой воды, но могло бы, конечно, и подождать.
Сюй сидел на том же месте и играл с огнем. Фитиль светильника загорался и гас, пока девушки собирали свою одежду и торопились уйти. Чуть позже стихла и музыка. Наступила тишина, и в этой тишине он не услышал ни души, только в пламени светильника легкое потрескивание да гул его собственного сердца, когда он пытался успокоить уже вновь разгоряченное ласками тело. С одной стороны он был недоволен, что женщины ушли, с другой — понимал, что рано или поздно Сюй наиграется ими. Похоже, тот увидел всё, что собирался или же напротив, не увидел, чего хотел..
Наследник, как был, без одежды, так и поднялся, потянулся, совершенно не стесняясь собственной наготы, а потом, ступая неторопливо, будто прогуливаясь в саду, приблизился.
— Шисюн так легко смиряется со всеми неудобствами, которые сегодня причиняет ему шиди, — слышит он, как слышит нотки неудовольствия в голосе и смотрит вверх, пытаясь разглядеть то, что сокрыто в зрачках.
Сюй присел у кровати и оказался так близко, что будто пахнуло огнем в лицо.
— Шиди хочет верить, что это потому, что шисюн понял и признал свою вину.
Он едва сдерживал себя, и это было заметно. Он хотел разглядеть зрачки? Вот они, приближаются к его лицу, заглядывают в его, пытаясь выцарапать то, что у него на сердце.
— В чем же она? Расскажешь мне?
Как сильно мальчик похож на своего отца, а теперь совсем вырос и скоро будет вовсе не отличить. Если бы не жар рядом, по коже мороз бы прошел.
— Шиди так сильно любит ту… девушку, — он не стал бежать и прятаться, и не стал отвечать. Он спросил, — что готов убрать со своей дороги любого, кто ей улыбнется? Я мог бы рассказать, да не знаю, как научить… научиться отступать. В этом ли моя вина?
Непозволительно близко, непозволительно раздет, да еще проклятое вино, что он выпил последним, никак не отпускает и вновь будоражит тело. Крепкие настои у местных куртизанок, стоило бы спросить рецептик, да только всех их отправили вон.
Шань Шэ разлегся на кровати, расслабляясь и дыша чаще, чем бы хотелось. Язык коснулся уголка губ, терпкое послевкусие от поцелуев почти растворилось, оставляя его в пустоте.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status](не)верный Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+3

14

Змей всё-таки вспоминает о ней, и на какое-то мгновение она появляется здесь, в темной и пропитанной ароматами масел и дымов комнате, в борделе на краю мира. Но надолго не задерживается - ей здесь совсем не место. Вздумалось же Хуншэ обратить на сестру внимание, как будто нет других женщин во всем Безночном городе! Хотя, конечно, нет. Таких, как она, - нет и не может быть. Хуншэ прав - наследник любит её. Хуншэ ошибается - наследник не убирает никого со своего пути, потому что не существует такого пути, который вёл бы его к Вэнь Цин.
Вместо ответа он получает вопрос, и этот вопрос приводит его в недоумение. До Вэнь Сюя долетали слухи, что оба молодых господина клана Вэнь - капризные и неуправляемые, и их непомерное самомнение может сравниться разве что с жестокостью и жадностью. Так говорят далеко от Цишань, те, кто в глаза не видел алых огненных языков на черных одеждах, те, кто не могут дотянуться даже до тени величия клана, и хоть на словах тщатся превзойти его в благородстве и прочих добродетелях. Но Вэнь Сюй не ожидает, что кто-нибудь бросит подобные предположения буквально ему в лицо. Нет, не кто-нибудь - Вэнь Шаньшэ. Он сводит брови - скорее задумчиво, чем недовольно - и всматривается в глубину глаз ещё внимательнее.
- Шисюн так несправедлив ко мне. Разве я убираю тебя? Ты боишься меня?
Это страх или нет? Вэнь Сюй не может различить, хотя уверен, что видит там, в глубине что-то, но что? Змея тоже называли по-разному, но трусом? Нет, это было бы очень глупо.
Он качает головой - со своей виной Шаньшэ тоже промахнулся. Не умеет уступать - ну а кто умеет! Нет ничего плохого, в том, чтобы желать большего, но есть то, чего желать нельзя.
- Ты так смотрел на неё...
Всё началось с Вэнь Цин, это правда. Наследник был взбешен теми взглядами, улыбкой, он чувствовал, как прямо из его рук пытаются вырвать то, что принадлежит ему. И всё было ясно. За исключением одного - Вэнь Цин ему не принадлежала. Не она.
- Ты так смотрел на неё.
Вэнь Сюй протягивает руку, чтобы положить ладонь на горло Хуншэ. Змеи всегда нравились ему, но почему-то или сбегали, или умирали. Этот был самым лучшим, самым красивым, самым опасным из них, и он остался. Наследник так хотел приручить его, и был уверен, что удалось, но тот, согревшись у огня, теперь пытался выскользнуть. Скользит ладонь, останавливаясь на затылке, скользит по кадыку большой палец, только взгляд не скользит, прикованный к другому взгляду. Бестолковое вино - разбавляют они его, что ли - никак не хочет напомнить о себе, но уже и не нужно. Вэнь Сюй хочет понимать, что делает. До мельчайшей детали. До малейшего прикосновения. Настолько ясно и четко, насколько это вообще возможно. Он рывком приподнимается с колена и впечатывает в губы поцелуй, как знак, как его личное клеймо.

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

Отредактировано Jin Guangyao (Вторник, 2 февраля 19:17)

+3

15

На мгновение показалось, что он все понял правильно, но только лишь на мгновение. Наследник часто хмурится, и это привычно, но сейчас он кажется удивленным, настолько, что едва ли самому ему ясно, чего сейчас больше, удивления или досады.
— Шисюн так несправедлив ко мне. Разве я убираю тебя? Ты боишься меня?
Змей задумался, насколько вообще мог сейчас думать. Нет, страха он в себе не нашел. Всё повторяется по кругу. Он оказывается виноват, но, как обычно, принимает свое наказание как должное. И всегда получает один и тот же вопрос: “За что ты наказан?”
Нет, сын не так терпелив, как отец. Сын собирается объяснить сам, качает головой и произносит уже знакомое:
— Ты так смотрел на неё… — но совершенно иначе. Меняя всю картину: — Ты… — заставляя замереть и перестать дышать, —… так смотрел на неё.
“Я?” Мысли заметались, раскручивая все события в обратную сторону. Молчание, наполненное гневом, с тех пор, как они повстречали Вэнь Цин, с тех пор, как он позволил себе неосторожную приветливую улыбку ей на глазах наследника. Что это, ревность? Но теперь всё более чем вставало на свои места и наполняло картину в целом едва ли не отчаянием и безнадежностью, куда более глубокой, чем ему казалось в начале этой ночи.
Оставалась последняя надежда, что это блажь ребенка, желающего не потерять свою любимую игрушку. Она подкрепилась желанием придушить его, положив горячую, почти огненную, ладонь на шею и сдавить, напоминая историю о змее, которую наследник ребенком поймал и принес во дворец. Змея не смогла выжить в руках Вэня, сможет ли он, пожелай Сюй сжечь его реки в своем гневе? На шее все реки встречаются… Будет ли он сопротивляться?
Нет. Сопротивляться, значит, причинить вред этому мальчику. Которого он успел полюбить за все эти годы. Если бы это было не так, остался бы он рядом по доброй воле? Он сделал вдох, расслабляясь под рукой, а лицо само собой проявило улыбку в уголках губ, прежде чем рука переместилась, и пальцы коснулись его затылка. В другое бы время, и это, и то, как скользит палец по кадыку, он бы посчитал угрозой, так легко продавить пальцем хрупкое горло, если сжать с силой, но сейчас прямой угрозы не чувствуется. Лишь проклятое возбуждение, которое ничем не унять, и горячие пальцы в волосах не помогают в этом.
Не помогает и неотрывный взгляд, разорвать который он не в силах. Казалось бы, прерви, и всё закончится, но нет, не выходит.
“Это неправильно”, — он даже не успевает додумать, почему неправильно, прежде чем огонь врывается в его горло вместе с дыханием Сюя. Жадный и властный поцелуй, совершенно отличающийся от поцелуев женщин, заставляет глубоко вдохнуть пламя его ци, рискуя задохнуться, не успеть защититься, сгореть. Но вместе с этим вдохом, показавшимся чудовищным, он вдохнул понимание — ничего нельзя уже изменить, и ничего нельзя забыть. Невозможно остановить, если тот чего-то хочет, пусть получит и успокоится на этом.
И он не оттолкнул и не дал бы уйти, пожелай тот.
“Это неправильно”, — пропела струна в голове, и он услышал, но по своему обыкновению оставил без внимания. Теперь стало интересно, через что Сюй готов пройти, чтобы доказать своему телохранителю, что он принадлежит ему без остатка, весь, до последнего вздоха.
Самому стало мучительно приятно, что кто-то вообще хочет его себе настолько, что устроил весь этот бардак, только чтобы сказать ему об этом. Захотелось, и он не стал себе в этом отказывать. Не хуже змей он обвился руками и ногами вокруг своего подопечного, с силой прижимая к себе и роняя на кровать. Хочет доломать стену между ними? Пусть ломает до основания.
Вернуть поцелуй… Как это было приятно! Настолько, что тело мгновенно отреагировало, заставляя и без того сбитое дыхание частить. Мальчик вырос и превратился в красивого и многими желанного мужчину. Странно, что он сам раньше этого не замечал…

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status](не)верный Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+4

16

Вэнь Сюй не думает, что случится, если. Если принадлежит не этому моменту. Может быть, даже не этому миру. Это как война, где сомнение можно приравнивать к поражению. И своё сомнение, и чужое. Но он не ощущает сомнений. Ни тени. И в ответ на силу - только другая сила, но не для того, чтобы противостоять, нет, для того, чтобы слить их и превратить в непреодолимую стихию. Он падает на кровать и захлёбывается новым поцелуем, не замечая, как та самая, что и раньше, улыбка, слишком открытая, та, которая появляется, когда не останется сил скрывать себя в угоду правилам, второй раз за вечер освещает лицо. Пусть он проиграл сегодня все остальные соревнования, сдавать этот раунд не собирается - слишком уж хороша и желанна награда. Пальцы глубже зарываются в волосы Хуншэ, сжимаются в кулак, заставляя того запрокинуть голову. Взгляд останавливается на губах (обожжены? Нет, должно быть, кажется в слабом неровном свете), а его собственные - припадают к горлу, ощущая, как колотится пульс. Сердце наследника тоже сходит с ума, качая по телу уже не огонь - чистейший солнечный свет.
Он не думает, что прикасается к мужчине так, как никогда не прикасался даже (особенно?) в мыслях. Не думать - хорошо. Хорошо знать, что этот Змей в его руках: может быть, и слухи о жадности молодых господ клана Вэнь не так уж и лгут? Вэнь Сюй хочет больше - что плохого в том... - ведет коленом между бедер Хуншэ, отмечает, как идеально напряжено это тело, очерчивает пальцами очертания мышц на спине. Нет, недостаточно, он хочет видеть каждую из них. Ладонь ложится на плечо шисюна, уверенно находит нужную точку - может и нечестно, приём-то из боевых, пусть и творчески переосмыслен, чтобы соответствовать обстоятельствам, - нажать, перевернуть. И тут же навалиться сверху, чтобы задержать хоть ненадолго, чтобы не позволить выскользнуть. Чтобы почувствовать, как дрожью и тяжелым жаром отзывается на прикосновения к разогретой коже уже своё собственное тело. Чтобы, прижимая запястья Хуншэ к давно сбитому шелку, покрывающему кровать, склониться к его уху и, наполняя солнцем и улыбкой голос, проговорить.
- Ты только мой Змей. Скажи это.

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+4

17

“Что я делаю?” — тихие нотки ужаса в голове взрываются искрами перед глазами, но отчего-то хочется смеяться. Быть может, потом прольются слезы, но это будет только потом.
А сейчас жар становится нестерпимым. Его порыв не остановлен, не отвергнут, только сияющая улыбка и горячий поцелуй достаются в ответ, огненная ладонь чертит по спине, пальцы вплетаются в волосы, захватывают их до боли, приказывая открыть шею, сделать ее совершенно беззащитной. Шань Шэ был готов даже к тому, что ее сейчас порвут зубами, за всю жизнь такой страсти не получал, а видел только в глазах соперников. Вот такое же желание, желание такой же силы, но чтобы насмерть. Навсегда. С концами.
Но по рекам разлился все тот же огонь, а не боль. Впрочем, еще немного этого огня, и до боли будет рукой подать. Нет… необходимости гасить его нет никакой, хоть в этом он и был хорош, чуть ли не лучше всех с самого первого дня в Знойном Дворце, гасить этот огонь — себе же во вред. Еще прежде, чем Сюй ясно выразил свои намерения, он понял, чего тот хочет. Научиться отступать — самое время. Самое время, или завтрашний день не наступит.
Самое сложное — решиться побыть игрушкой в руках взрослого, но все еще ребенка, сознательно принимая его выбор. Пусть потешится сегодня, а завтра… Завтра будет видно.
— Ты только мой Змей. Скажи это, — над ухом слышно, какая яркая торжествующая улыбка на лице Первого, как кипит сейчас его кровь, какое огненное дыхание опаляет щеку. Он получил, что хотел, и требует подтверждения, слов, согласия, чтобы потом, когда все закончится, они оба вспомнили эти слова.
Чего бы ни хотелось сейчас, губы произносят с хриплыми нотками усмешки и грусти:
— Только твой Змей… Разве в этом есть сомнения?
Нет, самое простое сейчас подчиниться, в самом деле. Решение принято, и назад дороги нет.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status](не)верный Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Среда, 3 февраля 04:31)

+4

18

У этого змея очень длинные когти, и сейчас они, притворяясь отрывистыми гулкими словами, вспарывают кожу, рвут мышцы, входят между рёбер, медленно сжимаются, проходясь острым краем по всем внутренностям. Это больно, но за такую боль полжизни продашь, нашелся бы только покупатель. Только твой Змей. Нет никаких сомнений, даже места для них не осталось. Хуншэ сдается слишком быстро, но наследник верит, что это потому, что он просто хочет сдаться. Значит, всё правильно, и эта победа - не только для него одного. Ничего другого он и не взял бы, ничто другое не стоило бы усилий.
Рука отпускает запястье Хуншэ - произнесенные слова и без того должны удержать его, даже крепче, чем любой захват, чем вервия божественного плетения или тяжелые цепи - и движется по его груди вниз, останавливаясь там, где находит сгусток огня. Мужское тело - не женское, все эти долгие предисловия и церемонии Вэнь Сюй оставит на другой раз. Сейчас лишь хочет поставить точку, теперь уже сливая воедино не только незримые силы, но и их живое, телесное воплощение, делясь со своим Змеем тем, что чувствует сам. Прикусывает загривок, бесконечно вдыхает острый, непривычный запах, и сам же вжимается сильнее с каждым движением, чтобы ощутить то, что чувствует Хуншэ. Отдавать и забирать, чтобы опять отдать, наполнить и переполнить, и опустошить вновь. И снова по кругу, пока солнце разгорается всё ярче, пока не взрывается, вбрасывая в кровь мириады золотых искр. Таких же, должно быть, как недавно рассыпались фейерверками в Небе без Ночи в честь дня рождения наследника. Не увидели - невелика потеря.
Вэнь Сюй выдыхает медленно и неровно. Ещё немного - и опять переворачивается на спину, возвращаясь на кровать. Мысли щадят его, возвращаясь по одной и очень тихо занимая свои места в голове. Ни одна из них не рискует поднять панику или задать неуместный вопрос, пока отголоски пламени гуляют по телу. Он всё ещё наблюдает за Хуншэ, но совсем не так, как наблюдал, отдавая его в руки певичек. Ещё один раз позволяет пальцам запутаться в волосах и скользнуть, едва касаясь, по скуле и губам.
- Из меня получился никчемный телохранитель
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

Отредактировано Jin Guangyao (Среда, 3 февраля 12:37)

+4

19

Его руки свободны, и от того, чтобы сжать пальцы в кулаки, удерживает лишь толика трезвости, оставшаяся в голове. Что он чувствует? Нет, не то беспокоит, что его достоинство ломается под продавливающим желанием обладания игрушкой, и не та досада, что выяснилась эта потребность спустя столько часов, потраченных на развлечения, каких полно и в Знойном Дворце, и в Безночном Городе, и даже не то довлеет, что с этим придется жить настолько же тихо, насколько его желания слышали звезды, там, теперь уже полжизни назад на его скале в Чаньшань. После того, как взойдет солнце и наступит новый день, он вернется в Знойный Дворец и должен будет оставить свои желания ради желаний господина и хозяина.
Сюй не слишком церемонится, он торопится получить свой подарок, похоже не понимая, что причиняет боль, точно так же, как не понимал, от чего умерла та змея, и хотя боль — ничто, следы огня высушивают озера, оставляют все более глубокие борозды в его каналах, превращая их в шрамы, а остановить это можно только одним способом и способ этот невозможно использовать. Ничего, пройдет время, и он восстановит всё, сделает как было, будет как совершенно новый и неопаленный солнцем.
Сковзь эту боль он всё же умудрился прорваться, собрать и спрятать ее, оставляя только чистое удовольствие Сюя, отраженное в зеркале его тела. Чем сильнее желание, тем проще забыться, и он отдал все силы, чтобы желание стало сильнее, разгорелось вместе с радостью Сюя, дорвавшегося таки зубами до шеи. Даже если бы прокусил кожу, сейчас это не имело значения. Сейчас ничего не имело значения, кроме одного — не потерять способность управлять духовными силами, иначе возвращаться в Знойный Дворец ему придется пешком.
Сдерживать себя не нужно, в этом тоже благо, и хоть семя улетает в пустоту, это ничтожная плата за то, что останешься жив после такого приключения. Его расслабление дает сигнал, и вот уже Сюй отпускает его, давая свободу лечь на бок с острым желанием прижать руку к животу.
Делать он этого не стал. Незачем разбивать мальчику его счастье, пусть останется довольным. Молниеносно затянуло в сон, он потратил слишком много сил, чтобы плыть по поверхности сознания, но прикосновение руки, пальцы в волосам, на губах, заставляют приоткрыть глаза.
— Из меня получился никчемный телохранитель.
А глаза напротив сияют как звезды на ночном небе. Сегодня эти  —  самые яркие.
Если он останется в этой позе, он не сможет даже шевелиться. Нельзя. Нужно подняться…
— Предоставь это мне… шиди, —  голоса он своего не узнал, а только нашел повод и уже приподнялся на локтях, высвобождая волосы, как стало до тошноты не по себе. Уходить вот так неправильно. Сегодня всё неправильно. Напоследок наклонившись, чтобы коснуться губами все еще разгоряченной щеки Сюя, шепнул: — Домой…
Стена доломана, и ломать, похоже, больше нечего. Разве что кости, а с этим точно стоит повременить. Змей соскользнул на пол, собрал одежду и начал одеваться так быстро, как только был способен, откинув подушки, ухватился за меч, вспомнил, где остался пояс и пошел за занавесь, стараясь, чтобы его движения выглядели как обычно. Там, на столике, все так же одиноко стоял кувшин недопитого вина, сделав пару глотков, он утолил жажду, присел, опираясь рукой на меч и ожидая, когда Сюй выйдет следом.
Думать ни о чем не хотелось, но, как назло, мысли лезли в голову, теснили друг друга, не давая сосредоточиться. Где-то за стенами этой комнаты раздавались звуки музыки и девичий смех. Гости продолжали веселиться. Шорох в дверях заставил перехватить меч и резко обернуться, чего бы это ни стоило.
— Господин, Минчжу вернулась, чтобы узнать, чем может служить, — девушка присела у ног, кокетливо поглядывая на него и меч в его руках
Старая привычка улыбаться красивым птичкам сработала, лицо дернулось и расслабилось. Шань Шэ наклонился к ней ближе, а та привстала навстречу, явно рассчитывая продолжить знакомство.
— Минчжу умная девушка? — Змей вдохнул сладкий аромат, исходящий от нее, потом еще и еще раз, приходя в себя. — Но, возможно, у нее плохая память, и она помнит только наш поцелуй.
— О, господин, у Минчжу ооочень плохая память. Напомните, что это был за поцелуй? — ханьфу, что было на ней, она оттянула вниз специально,  не иначе, и Змей позволил себе засмотреться и еще более широкую улыбку.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status](не)верный Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Среда, 3 февраля 16:07)

+4

20

Кажется, что торопиться некуда. Давно прошло время, когда недолгое отсутствие во дворце первого молодого господина по старой памяти вызывало у слуг панику, а у стражи, особенно на южных стенах, - непроизвольное подергивание глаза. И всё же утро лучше встречать дома, а не в каком-то борделе, пусть даже хорошем. Значит, нужно собраться с силами - тем более, отдохнуть, скорее всего, так и не удастся. Но тело разомлело, и разум, пожалуй, ещё больше. Даже одежду Вэнь Сюй находит взглядом не сразу - ищет по привычке принадлежащие ему широкие языки пламени на черном шелке. Но сегодня он - всё ещё приглашенный заклинатель ордена. Одевается тоже без спешки и, когда выходит за шелковую ширму, успевает застать Змея, воркующего с его недавней Жемчужиной, на удивление, вновь полной сил и желания продолжать. Верно, кажется, телохранителю она тогда ещё понравилась - и что только помешало её взять, когда предлагали? То ли упрямство, то ли то самое неумение уступать. Вэнь Сюй некоторое время наблюдает за этим и, наконец, усмехается, вспоминая, как она раздражала его раньше, оказавшись слишком надолго в объятиях Шаньшэ. Сейчас она - не более, чем ещё одна шлюха. Может быть, однажды они ещё вернутся сюда и даже вспомнят имя. А пока что он подбрасывает на ладони серебряный слиток с ноготь величиной, проходя мимо, упускает его, и тот теряется где-то среди шелковых складок ее наряда и других несомненных достоинств. Наследник досадливо щелкает языком.
- Я так неловок.
Не плата, небольшой подарок. За смелость, прекрасные глаза и ужасную память. Неплохое сочетание для бордельной жемчужины, но серебро - единственное, чего всё это стоит. Сыпать любезностями, как это любит делать Змей, Вэнь Сюй считает излишним, тем более - задерживаться. По правде говоря, больше здесь и делать нечего.
- Мне пора возвращаться, шисюн. Если хочешь остаться, встретимся на месте.
Вэнь Сюй выходит за дверь в прохладные предрассветные сумерки, не оглядываясь, зная, что Змей догонит его еще до того, как он станет на меч и поднимется в воздух. Ночь задерживается ненадолго, уступая рассвету. Первые лучи восходящего солнца застают в пути, и первый молодой господин с удовольствием ощущает их на лице, пока светило не прячется в плотную занавесь облаков. Впрочем, к тому времени, до стен Безночного города и алых крыш Знойного дворца уже  рукой подать.
Сходит с меча Вэнь Сюй в небольшом внутреннем саду, из которого может попасть в свои покои, не петляя коридорами. Оглядывается на Хуншэ, собираясь сказать что-то, но так и не находит слов, да и ушей здесь уже слишком много. Поэтому оставляет ему только улыбку.

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+4

21

Поцелуя не случилось, да и сожалений это не вызвало. Достаточно того, что напоследок довелось полюбоваться прекрасным видом.
— Я так неловок.
Кусок серебра достается шлюхе. Такой видит эту девушку Сюй. Кем бы она ни являлась, ему не интересен иной взгляд на вещи. Таким он воспитан.
Что достанется Шань Шэ за его "услуги"? Кость с остатками мяса, как любимому псу? Или вообще ничего?
— Мне пора возвращаться, шисюн. Если хочешь остаться, встретимся на месте.
Если хочешь остаться. Если хочешь… Звучит как издевка, наследник же прекрасно знает, что он не может остаться, не может даже подумать, чтобы оставить господина хоть на миг.
— Прощай, Минчжу, — он поднимается и выходит следом, чтобы потом лететь сквозь предрассветные сумерки обратно в Безночный Город.
Рассвет застал их в пути, величественное зрелище, которое, на счастье, не требовало слов, стало спасением, и позже, когда они опустились над садом, сошли с мечей, Первый улыбнулся ему. Его ночь удалась на славу, он был доволен, но пережить эту улыбку он себя заставил, сжимая зубы. Силы закончились очень давно. Он не знал, на каком ресурсе продолжал двигаться. На нежелании говорить о том, что внутренние раны серьезны? Не доползти до своих покоев он не имел права, а потому шел за наследником туда, где оставил свою одежду, забрал ее и все свои вещи, переоделся, пожелал хорошего отдыха, теряя остатки духовной энергии на то, чтобы его эмоции. свернутые в тугую пружину, не покинули его тела.
Коридор до своей комнаты показался слишком длинным, но пройти его нужно было, не шатаясь. Сегодня он не выйдет из своих покоев, не пригласит целителя, не будет заниматься делами. Сегодня он будет спать и восстанавливать силы в одиночестве.
— Пусть придет Сяньхэ, — бросил он стражу на повороте.
— Да, командир, — солдат бросился исполнять поручение.
Сяньхэ заменит его на посту и ничего, кроме как “командир будет спать и просил его не тревожить”, никто не услышит.
Так было нужно. Лишние слухи ни к чему.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status](не)верный Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Четверг, 4 февраля 03:56)

+3


Вы здесь » The Untamed » Сыгранное » Кто хорошо работал, хорошо отдыхает