Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Хэ Сюань, Лин Вэнь

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » Демон правилам не подчиняется


Демон правилам не подчиняется

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.ibb.co/wWTVnmp/image.jpg
ДЕМОН ПРАВИЛАМ НЕ ПОДЧИНЯЕТСЯ (TGCF!AU)

В этой жизни у Пэй Мина были простые потребности: добиться славы, прожить красиво, оставить свой след в истории и красиво же умереть. И он смог получить все. Почти все. Красивую смерть у него отобрали.
Возноситься Пэй Мин никогда не хотел. Сама суть пути самосовершенствования не поддавалась его разумению. Он не понимал, зачем класть отмеренные годы на непосильный труд, чтобы получить пожизненное потакание капризам людей. Поэтому он совсем не радовался великой чести. А уж когда узнал, что заперт на Верхних Небесах будет в прекрасной компании особ королевских кровей, понял - надо бежать.
И сбежал.
Увы, путь смертного был для него закрыт. Оставался путь демона. И, в общем-то, он его в чем-то устраивал: демоны не подчиняются правилам. Можно ни в чем себе не отказывать.
А если кого-то что-то не устраивает...
Демон имеет привилегию не смотреть на чьи-то ущемленные интересы, пока следует своим принципам. Разве нет?

Здесь живут юмор, упоротые идеи, разгул фантазии, демон войны и ветер средних небес.
Здесь не верят автору, что с Пустословом никто ничего не мог сделать.
Хэ Сюань прожил жизнь и вознесся.
Цинсюань остался на средних небесах, и его эта свобода устраивает.
Не устраивает Ши Уду. Но что, в конце концов, он может сделать, если брат счастлив?

[icon]https://i.ibb.co/SBMDdVk/image.jpg[/icon]

+2

2

путешествие в тысячи ли начинается с одного шага

Свое посмертие Пэй Мин никогда не представлял, так что первые дни после нежеланного вознесения и добровольного низвержения он был растерян настолько, что даже не строил планы: лишь прислушивался к ощущениям, изучал свои возможности и пил, беспробудно пил. Последнее он делал для души. Первое получалось само собой, потому что в его голове почти никогда не замолкали голоса. Стоило отпустить контроль, и разноголосый хор начинал свою: «Генерал Мин, генерал Мин, жизнь без вас потеряла смысл». А через него пробивались: «Генерал, пошлите нам освобождение от загулявшей нечисти», «Старина Пэй, помоги выжить в этом бою», «учитель Пэй, дайте мне силы быть таким, как были вы».
Не требовалось гениальности для того, чтобы понять — у несостоявшегося небожителя появились верующие. Вероятно, помогли советники императора, которые быстро рассчитали выгоды для королевской семьи в факте вознесения всенародного любимца. А расплачивался, конечно же, Пэй Мин.

В своей земной жизни он был так занят государственными делами, что не успевал думать о тонких материях. Он знал базовые вещи про души, Небожителей и демонов. Он имел смутное представление про правила существования потусторонних сил, но был абсолютно уверен — в любом из трех царств демоны не слышат молитвы.
Видимо, с ним самим что-то пошло не так. Может, его забыли отключить от общей божественной системы. А, может, правила для дезертиров не были придуманы, так как Пэй Мин был первым. Кто знает.
Пэй Мин не был заносчивым. Ему не принципиально было быть первым. Но, коль уж случилось выбрать самому и пойти по иному пути, он планировал стать лучшим.

Лучшим, кем бы он там в итоге не стал.

Пары дней беспробудного пьянства хватило Пэй Мину, чтобы вывести для себя новые правила существования: он никому не будет прислуживать; он не собирается изменять своей сути; он не может игнорировать молитвы, потому что людям этого региона еще при жизни он поклялся в верности и защите.
Людям он обязан. Поэтому будет делать, что в его силах. И будь, что будет.

Что будет — не мог предсказать и сам Пэй Мин. Он верил, что через месяц-другой поток молитв иссякнет, он уйдет в тень и...

И это был первый просчет генерала Мингуана. Видимо, в посмертии великий стратегический талант ему изменил. Люди, чьи молитвы были услышаны и исполнены, возносили все больше молитв. Ему начали строить храмы. В его честь запускали фонари.

Все эти молитвы, текущие мимо Верхних Небес, стимулировали несостоявшихся коллег найти дезертира и попытаться наставить на путь истинный. К нему прислали милую и очень едкую богиню литературы. Пэй Мин не знал девчонку, но ему были знакомы ее труды. Наньгун Цзе оказалась интересным собеседником. От нее Пэй Мин узнал, что правильно поступил (но он, конечно, этого не слышал): на небесах одни высокомерные снобы. Работают всего пара человек. Остальные паразитируют на прижизненном везении и...

Чего бы не хотели Верхние Небеса, а получили второго потенциального дезертира. А сам Пэй Мин условное понимание, что с ним и правда что-то пошло не так. Система была рассчитана на отключение тех, которые уходили. Но никто не закладывал фактор доброй воли в процессе. И система не срабатывала. Пэй Мин и правда был такой не первый. Но их оказалось не так много, как было бы логично предположить.

От Наньгун Цзе Пэй Мин узнал и то, о чем догадывался: легко не будет. Боги не любят тех, кто идет по иному пути. Как и люди. И демоны.

Пэй Мин, который все еще считал, что главное — умереть красиво, решил: тем лучше. Это его шанс все же добиться красивого конца пути. И продолжил жить так, как считал должным.

Спустя пару лет за плечами Пэй Мин имел прозвища: Демон Войны, темный повеса, генерал-извращенец, Опухоль Верхних Небес и заноза демонического мира. Его презирали, но побаивались боги; его сторонились демоны, которые втайне мечтали стереть его из всех трех миров, но не решались — больно насытили силами демона победы над нечистью и храмы по всему северу.

Пэй Мин же просто жил. Путь, который он выбрал, его устраивал. Дни генерала были наполнены хорошими битвами, вином и женщинами. Ночи — хорошими битвами, вином и иногда — самую малость, богами, которым он сдавал свой улов в дипломатической игре «я могу быть полезным демоном, и мы никому не расскажем, что этого демона победил я».

Сегодня был как раз день дипломатических игр. Но он не задался. В храм северного бога войны явился не только сам «коллега», но и какие-то незнакомые боги. Можно сказать, Пэй Мин шел сделать подарок, а нарвался на целый совет снобов. И улов вызвал жаркие споры и обвинения, что генерал Мингуан...

— Ты врешь! Какие игры ты затеял с этим демоном, демон? — шипел на него бог войны.

От Наньгун Цзе Пэй Мин знал, что этим юнцом со средних небес быстро заткнули брешь, образовавшуюся там, где поклонялись Мингуану. Вроде бы дошло до того, что боги литературы вмешались и диктовали истории про нового бога войны с Севера. Но народ все равно шел к Пэй Мину. Что поделать, не сменилось поколение, выросшее на сказках про подвиги генерала, сокровища этой страны.
Сама ситуация скрашивала для Пэй Мина эту сцену. Он списал обвинения на зависть, раздражение. И слушать их было легче.

— Повторяю, — со вздохом констатировал Пэй Мин. — Этот гнусный тип ошивался около храмов. Он был подозрительным. Начал задевать. Он явно к кому-то присосался. Я не знаю, что это за способность. И кто он вообще такой. Но он явно редкое дерьмо. Вот я его и скрутил. Не нужен — так и скажите. Заберу и...

Что делать с «и» Пэй Мин не знал. Упокоить и отправить такую тварь на перерождение не получится. Убить — он попробовал, но способ не нашел. А таскать багажом такую тварь и искать способ устранения казалось плохой идеей.

— Это Пустослов!

Северный Бог Войны так разозлился, что лицо его пошло красными пятнами. Пэй Мин предложил бы охладиться, окунуться в озерко, но опасался, что от такого у коллеги кровь из всех отверстий пойдет.

— Ну, может и так. Врал хорошо.

— Ты издеваешься? Это древний божок Пустослов! Демон такого класса, которого даже бог в одиночку не идет брать! Он опасен. Он даже для отряда богов...

Пэй Мин покосился на плюгавого мерзкого демона, который злобно смотрел на него из пяти сетей божественного плетения, в которые был упакован. Потер кровоточащее плечо, которое начинало неметь. Вздохнул и спросил у добычи:

— Так ты что ли правда силен?

Если бы у демона была кровь, у него кровоточили бы уже не только отверстия, но и одежды, волосы. Он весь бы разлился кровавым дождем от возмущения. Но этот божок был бескровен, похоже. Бескровен, бессмертен, мутен.
Он мог бы быть поглощен. Пэй Мин уже знал про такой способ уничтожения нечисти. И его силы достались бы Пэй Мину. Но Пэй Мин такой жратвой откровенно брезговал. Ему почему-то казалось, что от такого рациона получит только несварение длиной во все посмертие.

— Генерал Мингуан! — рыкнул возмущенный Северный Бог. — Никто не может в одиночку победить Пустослова.

И Пэй Мин неожиданно понял, что ему надоело все это. Он уже долго доказывал, что он сделал то, что сделал. Что он просто поймал демона. Того, который сам нарывался. Который ошивался у храмов. И, гуй побери, лазом Пэй Мина пытался пробраться на средние небеса. Про свой собственный лаз Пэй Мин промолчал, конечно. Но факт оставался фактом. Этот проклятый Пустослов что-то замышлял против богов.
И вместо благодарности за акт добровольно оказанной помощи, Пэй Мин получил обвинения, истерики.

— Я не Мингуан. Я не генерал. Для тебя — Пэй-гэгэ, — сурово отрезал Пэй Мин. — Нельзя победить кого-то, не попробовав. Я понятия не имел, что вот эта тварь — непобедимая. Поэтому взял. И победил. Не нравится — я забираю эту паскуду вниз и отпускаю. И вы можете наслаждаться тем, что вы правы. Счастья вам, генерал Замена!

Пэй Мин протянул руку, чтобы схватить свою добычу и свалить из храма. Но путь ему преградил веер, гласящий, что в руках владельца «вода», и коротко отрезал:
— Попробуешь, лично откручу голову, Пэй-сюн.

— Пэй-гэгэ, — рефлекторно поправил Пэй Мин, но направление разговора ему больше понравилось, чем раньше.

— Я не хочу быть в долгу у демона. Назови свою цену.

Цену, цену. Эта манера все превращать в долги Пэй Мина раздражала. Это была обычная плата за то, что за ним не охотились Верхние Небеса. Ну, то есть, охотились, конечно, но вяло, лениво и без особого представления, что делать, когда (если!) поймают.
И вот этот лощеный красавчик точно не имел никакого отношения к происходящему. Но за пару лет Пэй Мин успел пообщаться с небожителями и понять главное. Иногда лучше назначить смехотворную цену для галочки:

— Слышал, у повелителя Вод есть то ли сестра, то ли жена. Она может со мной переспать. И мы квиты, — с усмешкой заявил генерал.

И едва увернулся от летящего в скулу кулака. Это было приятное разнообразие. И если бы второй выпад не остановил оклик «брат!», вечер мог бы стать куда веселее. Но в любом случае, повелителя вод Пэй Мин почти стал уважать. Обычно, в боги лезли те, кто считал выше своего достоинства марать кулаки об обидчика.

— Подумай получше, демон, — попросил Повелитель Вод.

А Пэй Мин покосился на его спутницу. Девчонка была хороша. Объективно - намного лучше большинства тех, кого Пэй Мин встречал. В меру стройная, с тяжелой грудью, тонкой длинной шеей и волнистыми волосами. У нее были добрые глаза и смешной румянец на щеках. В этот момент цена показалась достаточно привлекательной. Портило только короткое:

— А ты не вмешивайся, брат.

И Пэй Мина еще будут считать извращенцем. Впрочем, так было даже забавнее. Образ, слепленный небожителем, отличался отменностью. А ситуация забавляла, так что Пэй Мин смилостивился:

— Ладно, ладно, если твоя сестричка настолько дорогая, так и быть. Может просто мне отсосать. Или сам. Кстати, как понимаю — это тебя он искал? Пожалуйста.
[icon]https://i.ibb.co/SBMDdVk/image.jpg[/icon]

Отредактировано Pei Ming (Воскресенье, 7 февраля 14:34)

+3

3

Аргумент “Так безопаснее” действовал на брата всегда безотказно. По крайней мере, он разом переставал спорить, хоть и веер закрывал с возмущенным треском, цыкая раздраженно и столь же нетерпеливо стряхивая рукав. И даже если в итоге он надевал маску холодного безразличия к тому, как выглядит Ши Цинсюань, последний прекрасно знал, насколько брату не нравится женский облик младшего из Ши. Но если придется драться всерьез и надолго, то так и правда безопаснее.
Сильнее.
Проще.
Нет, он тренируется, он усердно  работает над тем, чтобы черпать силы и в истинном своем обличье, но если уж упрашивал старшего на то, чтобы тот взял его с собой на какое-либо задание на земле, то относился к этому серьезно и принимал женский облик. И расспросы местных так проходили, по опыту, проще, и помочь кому-то тоже, как оказалось, легче, ведь даже суровые воины принимали женскую заботу так, словно это было само собой разумеющееся, если дело не касалось непосредственно защиты в бою. Ну так Цинсюань дураком никогда не был, такую привилегию всегда оставлял братцу, а сам служил прикрытием, опорой и иногда источником сил. Реже - обходным маневром и разведкой.

- Так безопаснее, - мягко прозвучало и в этот раз ровно за секунду до того, как Ши Уду закрыл свой веер и резко развернулся, бросая через плечо брату:
- Делай, что хочешь! Только под ногами не мешайся.

Он и не мешался, хотя странное, словно сосущее ци меж лопаток ощущение опасности не отпускало нынче, тревожной занозой засело в сердце, и лишь когда они столкнулись с тем, ради кого прибыли, стало ясно, что предчувствие было не напрасным: Ши Цинсюань, словно завороженный смотрел из-за плеча брата на почти спеленутого сетями Божка-Пустослова и чувствовал, как по спине ползет холодок все того же предчувствия. Спор между Старшими с Верхних Небес и демоном он почти не слушал, прислушиваясь к тому, что ощущал. Змея сомнений подняла свою отвратительную голову и капала ядом мелких совпадений на сердце - капля за каплей.
Сюань внезапно оторвал взгляд от Пустослова и понял что речь, внезапно, зашла о его скромной персоне, казалось, вообще неуместно упомянутой. Выглянув из-за плеча брата, он изумленно посмотрел на демона, только сейчас по-настоящему разглядев его и не в силах не признать очевидного:
“Хорош!”

И не успел он додумал эту мимолетную оценочную мысль, равно, как и по-настоящему удивиться непристойности цены, как небесно-голубой с белым рукав взметнулся перед его лицом, предвещая нехорошее.
- Брат! - Ши Цинсюань буквально повис на руке Ши Уду, понимая уже, чем может грозить прямой бой с тем, кто победил Пустослова. Неизвестно, честной ли была драка с Божком, они опоздали, к стыду своему, но почему-то казалось, что этому демону нет нужды опускаться до постыдных приемов, чтобы выиграть бой. Тем более, кто-то из присутствующих назвал его генералом, значит, у того опыт ведения боя не в пример больше был при жизни.

Прерывисто вздохнув на резкую отповедь Уду-сюна, он отпустил его руку и уже без тени тревоги за пойманного Пустослова посмотрел на выставившего смешные цены “Пэй-сюна”. Улыбка сама по себе начала проступать на губах, словно это не было оскорблением, коим явно посчитал ее гэгэ. Смех начал распирать изнутри, сначала заставив сжать дрогнувшие губы, а затем и вовсе прорвался заливистым хохотом, едва прикрытым веером с надписью “Ветер”. Возмущенный взгляд брата он почувствовал уже затылком, потому что пришлось уткнуться лбом в его плечо, чтобы хоть как-то отсмеяться. И лишь через полминуты он выпрямился, обмахнулся веером вновь и вытер проступившие от смеха слезы, тут же махнув пару раз сложенным веером в сторону демона, от которого все также не в силах был оторвать взгляда.

- Боюсь, эта сестрица разочарует этого демона в любом случае, - открыл он рот под взгляд брата под названием “дома поговорим”. Но вмешиваться тот более не стал. В конце-концов, он сам предложил демону выбирать цену, и тот ее озвучит. А так как выбор его пал на “сестрицу” Бога Воды, то “ей” и ответ держать. - Во-первых, как Вы уже поняли, я не “сестрица”, а во-вторых… может, я лучше угощу Вас вином? Лучшим на Небесах и земле. Не стану утверждать за Царство Демонов, никогда не пробовал вина из Нижних Пределов.

Ему явно смешинка в рот попала, потому что Цинсюань все никак не мог успокоиться и его то и дело потряхивало в попытках сдержать дурацкие смешки. Румянец все равно проступившего, хоть и совсем малого смущения, правда, он сдержать не смог. И пусть флирт у него буквально въелся в кожу, дальше оного Ши Цинсюань заходил редко, а уж о таких вещах, которые потребовал демон от брата, и вовсе не думал. Ой, ну, вернее, думал, конечно, но как-то не сложилось. И Вряд ли брат сам себя предложит для уплаты долга.

- Составить компанию в выпивке я могу вполне, предлагаю даже повеселиться и устроить дружеское соревнование кто кого перепьет. Как Вам предложение, Пэй-гэгэ?

Подмигнул он ему на свой страх и риск - риск был утопленным на месте в море недовольства Уду-сюна.

+2

4

В развитии диалога, который представлял себе Пэй Мин, он был единственным, кто веселится. Сестрица, которая и не сестрица вовсе, смогла его приятно удивить. За время после смерти Пэй Мин успел пообщаться с небожителями, и укрепился во мнении: все они снобы, яро отрицающие даже возможность развлечений и удовольствий. И вот, поди ты, почти нормальный человек. То есть, конечно, не человек. Адекватный небожитель, еще и с чувством юмора. Еще и без целибата, кажется. Надо же.

— Сестричке не придется бояться, — ухмыльнулся Пэй Мин и добавил почти ласково, — даже если сестричка — брат, и в постели плоха, могу дать пару уроков. Бесплатно.

Не будь реакция водяного брата такой веселой, Пэй Мин, пожалуй, махнул бы рукой и признал, что шутит. Но, казалось, братца Уду прямо сейчас настигнет скоропостижная смерть от переизбытка негатива. И это не способствовало соблюдению любых границ, что уж говорить про приличия. Впрочем, помимо братьев здесь была и другая небесная шушера. И это портило удовольствие. Пусть Пэй Мин не слишком боялся гнева небесного, но не хотел каждое утро начинать с общения с очередным благородным мстителем. Поэтому, оценив алые пятна на бледных щеках, капли пота, напряженные скулы и то, как билась венка на сжатых в кулаки руках, Пэй Мин поднял руки ладонями к братцу Уду и тут же пошел на попятную:

— Что, конечно, не мешает начать с вина.

Спиртное, как показывал опыт жизни Пэй Мина, было универсальным средством решения любых проблем. Оно, конечно, не лечило душевные раны, но неплохо их промывало. Вино заполняло неловкие паузы в разговоре. Оно прощало потакание желаниям, которое было характерно для всех людей: даже таких, как братец Уду, всем видом показывающий неудовольствие от происходящего. Вино затыкало рот тем, кому лучше было с колыбели молчать. Убаюкивало жертв ночных комаров. И вино точно было безопаснее той воды, что доводилось встречать солдатам на поле боя. Пэй Мин всегда готов был разделить с ближним своим чашу-другую вина любого качества.

Но атмосфера не располагала для обсуждения планов. Пэй Мину здраво казалось, что он тут с первого предложения нежеланная персона. И шутка становится опасной — поговаривали, что братец Уду не брезговал грязными методами. А ну как его любимая секта оригиналов, которым проще поклоняться демону, пострадает. Конечно, репутация у Пэй Мина была такой, что ее уже сложно было замочить. И все же — возможно. Стать демоном, верующие которого тонут в бадьях, пытаясь помыться, Мингуану совсем не хотелось. Поэтому он стер с лица самодовольную усмешку и поднял руки ладонями к небожителям:

— А если перепью, это будет считаться победой демонов над небожителями? Пожалуй, откажусь. Но можно и выпить. Однажды. А сегодня... я тут совершенно внезапно прочитал это в глазах братца Уду, — миролюбиво констатировал Пэй Мин, — у меня очень важные дела.

У него там чья-то корова почти родила. На сносях половина деревни. Стынет вода в горячем источнике для банных процедур демона и его приспешников. В общем, у него планы, выполнение которых у приличного небожителя заняли бы пару лет — не иначе. Едва не подавившись усмешкой, Пэй Мин с хитрым прищуром посмотрел напоследок на братца Уду, на не_сестрицу. Он знал, что возникшая потребность — плохая идея. Но с момента смерти он себе в таких не отказывал. В два шага преодолел расстояние и, едва уклонившись от атаки водяного повелителя, успел шепнуть на ухо не_сестрице:
— Но если будет желание получить пару действительно полезных уроков, приходи. Пэй-гэгэ научит.

Оказавшись за тысячи ли, Пэй Мин позволил себе роскошь — расхохотаться, вспоминая лица небожителей при его побеге. Он понимал, что плюнул себе в карму. И, возможно, осложнил себе жизнь. Впрочем, разве же это жизнь? Он и так отхватил существования сверх меры. Но увидеть такие лица небожителей — стоит сотни смертей. И, снова же, сдохнуть ради такого — красиво.

К тому моменту, как начались настоящие неприятности, Пэй Мин почти забыл маленький эпизод с поимкой. Конечно, не на пустом месте. С поимки Пустослова начались предупреждающие события. Спустя неделю он пригласил милейшую крестьянку покататься на джонке по лотосовым полям. Джонка развалилась и они едва не утонули. Затем искусственное лесное озерцо возле жилища демона вышло их берегов и вода, обратившись псами, охотилась на Пэй Мина. Но такие мелочи лишь веселили.
А затем пришел Совершенный Владыка Линвэнь с новостями: демон войны попал в список свирепых. Ему отдали целую полку в библиотеке, где хранили все слухи про его похождения. Надо сказать, фактически — это было разделом с разнузданной порнографией. Но тут уж у кого какие верующие, что поделать. Пэй Мин сам себе начинал завидовать, когда слушал, какие ходят про него байки.
— Не ожидал, что так быстро, — сказал тогда Пэй Мин.
И получил целую отповедь, смысл которой сводился к очевидной детали: он обошел набирающих мощь небожителей; он один на один спеленал Пустослова, которого считали непобедимым.
А еще, что оказалось весьма прискорбным, он переспал не с той девицей, которая оказалась богиней. Серьезно, и что в ней было божеского? И, конечно же, все сочли, что это — плевок в лицо целомудренным небесам.

С этого момента к нему не приходили Небожители за помощью. Зато иногда забредали в ночи — для того, чтобы помериться силами и победить Зло. Вероятно, совпадение, что к нему заглядывали одни целибатники и боги, которых не любили женщины. Конечно, никакой зависти.
Но уходили ни с чем.

Чем чаще заглядывали небожители, тем больше убеждались — об их поражениях странный демон не будет трубить на всех углах. И Пэй Мину пришлось обзавестись кучей временных жилищ, потому что к его резиденции потянулась целая толпа.

Перебежки по пересеченной местности с помощью соотечественникам помогали. Но не всегда. Вот и сегодня, когда Пэй Мин соорудил себе в крестьянской землянке удобное лежбище и жарил кабаний окорок, дразня округу ароматами, его настала небесная... нет, не кара, слава богу. Небесное внимание в лице смазливого паренька. Смутно, к слову, знакомого. Но выразительные глаза и живую мимику Пэй Мин бы точно запомнил:
— Серьезно? — вместо приветствия поинтересовался Пэй Мин, — сегодня? В день зимнего солнцестояния? Что вам не сидится-то дома в праздник? Мужской силой не наслаждается. С чем пожаловал? Впрочем, не интересно. Если не против, можем оттянуть момент твоего несомненного подвига и насладимся лучшим мясом от лучшего повара этой дыры? А? И, кстати, как тебя звать?

[icon]https://i.ibb.co/SBMDdVk/image.jpg[/icon]

Отредактировано Pei Ming (Вторник, 23 февраля 08:25)

+1

5

Удивительно, но в отличии от мигом подорвавшихся сопровождавших, Ши Цинсюань и шагу в сторону не сделал, не отшатнулся и не дернулся прочь от демона, оказавшегося совсем рядом в долю мгновения, зато от слов его под кожей вспыхнул жар, на губах заиграла глупая улыбка, и если бы не строгий взгляд брата, под которым охладилось и лицо, и тело, он бы точно рассмеялся в голос. Пришлось прикрываться веером и провожать взглядом дурно воспитанного - по меркам небожителей - демона.

- Только посмей, - шикнул тогда брат, явно что-то прочитав во взгляде младшего и запрещая тому исполнять обещанное. Ну, вот потому-то так долго и отдавал долг Цинсюань, не любивший, вообще-то, подобные обязательства. Да и что, ради всех богов, может сделать ему демон, явно не желавший вреда Небожителям? Почему все видят лишь клеймо на лбу, но не желают признавать, что у некоторых Небожителей совести не больше, чем у любого из непревзойденных.

“Нельзя так думать о братьях и сестрах, Ши Цинсюань. Даже если видишь очевидное и не слишком опрятно спрятанное. И ты слишком много думал все эти недели о том демоне... слишком много”, - вздохнув про себя, он поправил весьма скромные даосские одежды на себе, серо-зеленого, невзрачного цвета, пожалел о скромной заколке в волосах и отсутствию красивых, шитых шелком лент - всего-то две скромные циановые ленты, удерживающие заколку, болтались на ветру. Зато, как было обещано, с собой у него было шесть кувшинов лучшего вина с Верхних Небес и еще парочка - с земных чертогов, в бытность человеком, помнится, это и правда было лучшее вино на Севере.

Еще неделю назад ему буквально пришлось уговаривать и увещевать брата, что демон ведь просто пошутил, что столь сильный союзник, пусть и из низшего царства, был бы очень полезен. Да, у него были свои мотивы, да, он не мог не вспоминать глубокий голос и обещание, прозвучавшее в той фразе, но, главное, он прекрасно знал брата - тот злился даже не на самого демона, а на его силу и способности, помогающие одолеть аж Божка-Пустослова в одиночку. Неслыханная наглость для демона уровня этого самого Пэй Мина! И вместо того, чтобы вызнать секреты сотрудничеством, брат точно вредничал, пытаясь… ох, Бог Ветра даже представить себе не мог, что тот пытался сделать с демоном все эти недели и дни.

А еще, Ветерок это знал точно, брат не посмеет что-то вытворять, пока рядом брат. И потом будет крайне зол на самовольную отлучку младшего.
“Потом мне будет плохо, но это ведь потом…” - улыбаясь, Цинсюань ступил на землю временного (ох, пришлось выложить немалую сумму, чтобы вызнать у местных про того, кто здесь скрывается) прибежища демона. Тот встретил незваного гостя весьма гостеприимно, в иных обстоятельствах сами Небожители взашей бы с порога погнали такого проходимца.

- Какая удача! А у меня как раз вина припасено к столь чудно пахнущему мясу! - он поднял две связки вина, которые держал, перекинув через плечо, и поболтал сумкой с еще двумя флягами. - Ши Цинсюань, уважаемый, а подвиги я оставлю иным, с Вашего позволения. Тем более в день зимнего солнцестояния, - он рассмеялся, прикрывая рукавом рот и качая головой. - Кажется, обещания должно выполнять до нового года, а я, помнится, обещал Вам знатную попойку. Можно?

Он кивнул на скромные, но чистые циновки у очага, протягивая генералу-демону связки кувшинов с вином. Все же, удивительно, что этот демон не вызывает желания немедленно оттащить его на суд или уничтожить на месте. Ему было… любопытно. А любопытство однажды точно погубит некоего Ши Цинсюаня, бога Ветра. На самого демона он старался не смотреть столь откровенно, иначе взгляд намертво прилипал к смуглой коже и широким плечам.

Отредактировано Shi Qingxuan (Понедельник, 22 февраля 23:46)

+1

6

— Обещания? Какого такого обещания? — рефлекторно распространил мысль Пэй Мин и тут же добавил, — я тебе точно ничего не обещал.

Оказалось, Пэй Мин был готов не ко всем поворотам разговора с незваным гостем. Он ожидал высокомерных взглядов, пренебрежительных жестов, едких слов и агрессии. Даже заискивания, возможно. Но в его жизни вдруг нарисовались какие-то долги. В глазах юного посетителя светилось плохо спрятанное любопытство. Губы растянула улыбка, и Пэй Мин готов был поклясться — она искренняя. Как давно он не вызывал таких эмоций у несостоявшихся собратьев? Никогда?

Казалось — действительно никогда. Но смутное чувство сомнения не давало признать это истиной. Оно же и помогло вспомнить, о чем болтает мальчишка. Ши Цинсюань.

— А! Братец-сестричка! — прежде, чем проснулось чувство такта, выпалил Пэй Мин.

Владыка Линвэнь часто учил его, что плохая тактика ведения бесед с небожителями — с порога показать, что их не запомнил. Но это получалось само собой. Весь интерес к жителям любого уровня Небес у Пэй Мина был меркантильным: демон вызнавал только нужную для выживания информацию. А ее было не так много: может или не может достать. Стоящий перед ним парень сам по себе, если верить многочисленным слухам, не мог. Но за его плечом стоял Великий Могучий Самодур.

Слухам Пэй Мин верил с оглядкой. И оглядывался он чаще всего на количество храмов и список демонических претензий. И в этом раскладе как раз Цинсюань казался ему более опасным, как и любая темная лошадка.

О мальчишке было написано и сказано многое: в мире смертных, Небожителей и демонов. Казалось, даже воздух храмов насыщен историями о нем. Единственный родственник Повелителя Воды — младший брат. В бытность свою был ленивым, но при этом талантливым заклинателем. Вина в том старшего брата — избаловал. Любитель странных игр с переодеваниями. Тут показания расходились: то ли изначально был сестрой, но прикидывался братом; то ли родился мальцом, да девкой вышел краше. Ясно лишь: то, что выросло, воспитывать поздно\ рано \ не перевоспитывать \ бесполезно \ опасно. Жил, не тужил. Вознесся, став вдохновением для Прекрасной Картины. Пару лет провел на Средних небесах. Потом за заслуги \ через постель \ через брак с повелителем Воды \ по блату попал на Верхние. И в список тех, кого любили все. Действительно — все. На него особенно рьяно молились девушки в храмах и мужи. К нему взывали и благородные алкоголики, ищущие вдохновения на дне чаши, и богатенькие сынки. На него дышали за щедрость небожители. Что, к слову, не мешало распускать омерзительные слухи, например, что мальчишка — пустышка. И без брата не стоил бы ничего. Наверное, именно поэтому-то картину нарисовали не с брата. Эта язвительная мысль возникла у Пэй Мина еще и благодаря списку внушительных дел, которые числились на его счету в мире демонов. Так что окончательный вывод Пэй Мин так и не смог сделать.

А предварительный гласил: «надоело, какое мне вообще дело до этого мальчишки?»

Вопрос, что характерно, не нашел ответа. Но несколько дней, убитых на сбор информации, были слишком большим сроком для Пэй Мина. Дольше его внимание и любовницы не удерживали. Так что к текущему моменту Пэй Мин и думать забыл о Повелителе Ветра, которому больше подошел бы титул «покровитель праздных алкоголиков». И об этом сейчас искренне жалел, потому что понятия не имел, чего ждать от посетителя.

Привели ли братишку-сестренку действительно добрые побуждения и желание отдать долг? Или это обходной маневр, который призван усыпить бдительность, чтобы старший Ши мог нанести удар? Можно ли пить из принесенных бутылок, или в них налито подчинение, помутнение разума, а то и смерть? Ждать ли удара в спину или слов благодарности? И можно ли верить последним, если это они?

Впрочем, Пэй Мин давно разучился бояться смерти. Он получил щепотку добрых дел для родины сверх отмеренных лет жизни, так что ценил только текущий момент. Как давно он не пил в компании? Пусть и в компании небожителей.

Ладно, пару дней. Прикинувшись человеком, он часто ходил в питейные. Но случайные люди — не то же самое, что потусторонний житель, знающие, кто ты такой. Да и нельзя недооценивать магию очаровательной улыбки.

— А если нельзя — ты уйдешь? Я не врал, когда говорил — ты мне ничего не должен. Своими смешными потугами брат все давно оплатил. Но если правда не нашел лучшей компании для попойки — проходи.

Сам он уже ловко орудовал мечом, словно разделочным ножом. Наметанный глаз мог бы заметить три шрама на лезвии Мингуана. Первое, что сделал Пэй Мин после того, как спустился на землю — похоронил своих и восстановил меч. Но даже искусные кузницы не могли по-настоящему починить его божественное оружие. Впрочем, для Пэй Мина даже в таком виде меч был единственным.

Из походной котомки он вытащил два глиняных блюда, слепленных грубо, но умелой рукой. Быстро выложил на них горками срезанные тонко-тонко полосы мяса, добавил томленых овощей из глубокой посуды и подвинул Ши Цинсюаню тару, где больше еды, и она вкуснее на вид. Покосился и оценил — насколько готов сам слепо поверить в чистоту намерений Небожителя. И насколько гость готов верить ему?

Он мог бы с усмешкой спросить — думал ли братец-сестричка вообще, когда приносил к демону сосуды с вином? Много ли демонов рисковали: пили и ели из его рук. Но вопрос был бы глупым. Вряд ли парню каждый день доводилось просто так заседать с классовыми врагами. Нечисти, как и небожителей, было пруд пруди. А вот дельной, как Пэй Мин, единицы. Встречу с шушерой за полезный опыт не зачтешь.

Пэй Мин мог бы выбрать манеру насмешек, которая в прошлую встречу со старшим Ши так повеселила. Но над горой, на которой он разбил свой лагерь, уже серебрилась луна. По бархату неба катились барашки-облака. А собранными слухами он разбудил собственное любопытство. Пэй Мин всегда был азартен. Любил опасность. Да что там, близость смерти его заводила. Богами Войны не становятся адекватные парни.

Так что Пэй Мин решил быть последовательным. Он для себя ведь уже решил — до того, как решение сформировалось словами в мыслях: он выпьет, что дадут. Он достаточно мощный, чтоб позволить себе доверять кому угодно. Он хорошо пожил, чтобы упокоиться. И он просто хочет почувствовать себя снова царем горы.

— Рискнешь угоститься тем, что дает демон? Или брат вбил в твою голову правила выживания при встрече с демонами?

Пэй Мин усмехнулся. Наклонился и забрал из рук посетителя один из сосудов с вином. Вытащил из походной сумы алый генеральский плащ и небрежно кинул на землю, чуть поправил, расстелил, молча приглашая Ши Цинсюаня не пачкать одежд. На фоне Пэй Мина, тут и там изгвазданного сажей от костра, посетитель смотрелся королевской особой. Так что рефлексы сработали раньше. Да и правила гостеприимства были демону не чужды.

— Рассказывал, что можно сделать с небожителем с помощью демонических трав, ядов, настоек, отравивших пищу? Или напитки. Конечно, рассказывал. А ты все же рискнешь? 

И, низводя собственные слова до дешевых, не стоящих внимание, сам же раскупорил сосуд и ополовинил его в два глотка. Вино было местным. Оно пахло сливами и весной. Ноты вишни, жасмина. И никаких побочных эффектов. Повезло? Рано? Пэй Мин усмехнулся, снял языком рубиновую каплю вина с нижней губы и посмотрел снизу на посетителя взглядом, в котором читалось: «Давай, удиви меня. Покажи, что не все вы, небожители, бесполезные трусливые аристократические снобы».

— Я, кстати, — следуя правилам вежливости, резко сменил тему, — Пэй Мин. Генерал Пэй. Зови лао-Пэй или генерал Пэй. Ну, или правда - Пэй-гэгэ. Как больше нравится. Что на самом деле тебя сюда привело?

Отредактировано Pei Ming (Четверг, 25 февраля 23:19)

0


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » Демон правилам не подчиняется