Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Лин Вэнь

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » Шаг до тебя


Шаг до тебя

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


Шаг до тебя
http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/42/490299.jpg
Участники:
Lan Jingyi и Lan Sizhui
Место:
территория школы Гу Су Лань
Время:
наше время, модерн-AU
Сюжет:
иногда и у бесстрашных есть свои страхи...


[nick]Lan Jingyi[/nick][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/42/198829.png[/icon][status]быть собой[/status][quo]<b>Лань Цзинъи</b><br>вопреки правилам[/quo]

Отредактировано Shi Qingxuan (Понедельник, 8 февраля 02:13)

+3

2

Трактат о совершенной мелодии никак не желал укладывать в голове Цзынъи: ровные строчки и столбики были такими же пустыми сейчас для него, как полость флейты, да и та, пожалуй, была хотя бы звуками полна по велению владельца, а тут... Он просто переворачивал страницу за страницей, стараясь не слишком спешить, соблюдая видимость адекватной скорости чтения, и все время поглядывал на спокойно изучавшего ту же самую книгу Сычжуя, еще и явно делающего пометки для себя.
"Конспектирует... и как с тоски не помер еще", - только и смог подивиться про себя Цзынъи, очень стараясь не расплыться по столу, подперев левой рукой щеку и не замечтаться - он уже словил на себе пару взглядов друга, слишком явно и без слов напоминающих о правилах держать спину и сосредоточиться на занятии. Да, время, отведенное им для "саморазвития", и правда надо было бы употребить для прочтения важных и мудрых книг, и он обычно хотя бы прикрывался тем, что изучает техники фехтования, управления ци и... да мало ли интересных тем, в отличии от всего, что связано с игрой на гуцыне? Но сегодня, было такое подозрение, он не смог бы читать как ноты, так и интереснейшее описание боевых техник других орденов - строчки все также были бы лишены смысла, пусты и почти невидимы.
"Почему я не сказал ему в его день рождения неделю назад? Ага... и испортил бы ему весь праздник. Тем более, он может и не принять таких моих чувств.."
Тихо зашуршал кондиционер слева от Сычжуя, тот даже не пошевелился, но челка парня, поднятая теплым потоком, мазнула по налобной ленте, от чего сам Цзынъи откровенно залип на этом моменте, перелистывая страницу, уже не глядя на нее. Бесшумно сглотнув жаркий комок в горле, он представил, как проводит по облакам на ней пальцами, как развязывает ее и зарывается пальцами в...
- Сычжуй, слушай, а тебе хоть раз признавались в любви? Ну, может, девчонки или... парни?
Вопрос вырвался так внезапно даже для него самого, что не будь он самим собой, точно провалился бы сквозь пол на несколько этажей вниз и еще под землю в придачу, для надежности. Но когда чувства переполняют, а ты не в силах уже держать их при себе, можно хотя бы прикрыться абстрактным вопросом. Вернее, не совсем абстрактным, но хотя бы беспалевным. Просто начать беседу в попытке выяснить чужие... предпочтения. А так как между ними с раннего детства особых тайн не было, - ага, главный обманщик в ГуСу, не было, как же! - то он очень надеялся на честный ответ. Вдруг, Сычжуй ему чего-то не сказал? Улыбка при этом была у него, как обычно, лихорадочно-любопытная, если бы не выжидающий взгляд, впившийся в спокойное и миловидное лицо напротив.[nick]Lan Jingyi[/nick][status]быть собой[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/42/198829.png[/icon][quo]<b>Лань Цзинъи</b><br>вопреки правилам[/quo]

+3

3

Заниматься музицированием на гуцине ему очень нравилось. Конечно, сейчас приходилось разучивать мелодии самому, но Сычжуй хорошо помнил те времена, когда с ним занимался его отец. Именно благодаря ему мальчик был беззаветно влюблен в этот инструмент. Сяо дяди тоже нравилось Сычжую, тонкий, аккуратный, удивительно прекрасный инструмент с чарующим голосом. Но гуцинь… Гуцинь покорил его сердце навеки. Сычжуй очень старался походить на человека, которого уважал и любил всем сердцем.
Цзинъи сидел рядом и маялся дурью. За столько лет юноша выучил повадки друга и мог легко определить, когда тот действительно увлечен чем-то от того, когда только пытается делать вид, что это так. Под недовольными взглядами товарищ старательно пытался сесть правильно и еще больше напускал вид крайней заинтересованности. Но Сычжуй только вздыхал и продолжал читать нотную запись. Цзинъи не любил игру на гуцине. И оставался рядом видимо больше по привычке, чем по необходимости. Эта мелодия не были обязательной к изучению, Сычжуй сам взялся ее учить. И друг зачем-то последовал за ним.
Юноша уже перевернул очередную страничку, когда за спиной тихо подал голос кондиционер. В комнате не было холодно, но теплый воздух все же вызывал приятные мурашки, давая ощутить разницу между «не холодно» и «тепло». Сычжуй уже собрался написать очередной подмеченный им сложный кусочек мелодии в тетрадь, как голос друга заставил его замереть. Чего это он вдруг? До дня святого Валентина еще целый месяц, почему он вдруг сейчас об этом подумал? Юноша покосился на Цзинъи и повертел в пальцах ручку.
- Нет. Кому вообще придет в голову признаваться мне?
Он говорил спокойно, будто его это совершенно не интересует. Конечно, Сычжуй был уже в том возрасте, когда интерес к этой стороне человеческой жизни просыпается во всю силу. А со свободным доступом в интернет легко можно удовлетворить весь свой интерес в этой области. Потому что, куда, как и зачем он знал, но особого желания проверять на практике как-то не ощутил. Да и вообще, неприлично это, им нужно учиться, а не заниматься всякими глупостями.
Себя юноша не рассматривал как объект для чьей-то симпатии. Конечно, он восхищался отцом, и страстно хотел походить на него, но прекрасно осознавал, что, не смотря на всю привлекательность Ван Цзи, девушки его скорее побаиваются. Сам Сычжуй уже смирился с тем, что его ждет так же участь. И как-то даже не испытал разочарования по этому поводу. Ему нравилось учиться, нравились книги и новые знания. Зачем еще какие-то отношения? Он столько всякого в интернете видел, когда развивались целые баталии из-за отношений, как их нужно поддерживать, развивать, что надо делать, что не надо…
Взвесив все за и против, юноша пришел к выводу, что это сплошное неудобство и трата времени в пустую. Ну нравится тебе кто-то, так оставайся с ним друзьями и проводи время вместе. И совсем не обязательны все эти ссоры кто мусор выносит и постель застилает. А ведь были еще сцены ревности. В общем и целом, впечатление у Сычжуя осталось не то чтобы позитивное, хотя в фильмах пары выглядели весьма привлекательно.
Юноша даже задумался, а каково это, провести праздник влюбленных с кем-то. Или там на свидание сходить. Вообще, из тех же фильмов, он вынес мнение, что свидание это ни что иное как проведенное вместе время. Так ведь и с другом можно сходить в кино или там пойти поесть. И в чем вообще разница? Они вон с Цзинъи как-то ходили в кино. Так это теперь что свидание? И вообще они с детства живут вместе. Учатся вместе, едят вместе, много всего делают вместе. Сычжуй посмотрел задумчиво на друга. Если верить разным там фильмам и книгам, это очень похоже на то, что делают пары. Но ведь ничего такого между ними нет, ну… романтичного. Нет, все это чушь. И нет в этом ничего особенного, а потому и внимания не стоит.
Качнув головой, Сычжуй снова вернулся к нотным записям, перенося сложный кусок в тетрадь, чтобы потом повторить отдельно.
[icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/08/6d/15/968245.jpg[/icon][nick]Lan Sizhui[/nick][status]Следуй за мечтой[/status][sign]  [/sign][quo]Лань Сычжуй
Белые облака в голубых небесах[/quo]

Отредактировано Yu Ziyuan (Понедельник, 8 февраля 15:49)

+2

4

"Кому придет, кому придет..." - как удар под дых с размаху. Пошуршав страницами сборника мелодий, Цзинъи вздохнул на его слова и, почесав возле носа пальцем, отложил совершенно не интересовавший его сейчас талмуд в сторону. Пожалуй, запах библиотеки напрочь въелся в кожу и давно уже ассоциировался с Сычжуем. По крайней мере, тот тоже вечно под легким флёром сандала и цветов груши пах тушью, бумагой и едва уловимым запахом сохраняющими свежесть в запертом помещении благовониями. Он рассматривая сидящего очень прямо Сычжуя, столь спокойно ответившего на весьма волнующий вопрос, его шиди не переставал думать о том, что сейчас, верно, выглядит очень глупо, пытаясь придумать, как копнуть глубже и узнать о том, что чувствует в душе друг, как можно больше.
- Хм. Почему ты думаешь, что и не подумал бы в эту сторону? Ты красивый, умный и... - осознав, что только что походя отвесил сразу два комплимента подряд, Цзинъи стушевался и принялся гонять по столу туда-сюда лежавший с краю телефон. Тот был, естественно, поставлен на беззвучный режим, что не мешало периодически туда поглядывать и украдкой посылать во время самостоятельных занятий мемы в чат с А-Лином. - Пф... в общем, ты ошибаешься, считая, что не интересуешь никого.
Врать нельзя, а сказать прямо о своих чувствах он не решался напрямую. И вот вновь тянул лямку.
"Может, написать ему письмо? Или песню? Ага, еще бы талант был к этому... это получится отстойный мем, над которым потом будут ржать всем миром в веках..."
- Ну, ладно, ладно... тебе не признавались, а ты? - сердце по ощущениям ушло куда-то под правое ребро и заныло, предчувствуя, что вот сейчас Сычжуй точно скажет то, чего знать Цзинъи не хочет. Но уж лучше знать наверняка. - Тебе кто-то нравится?
Уточнять про девчонок на этот раз он не стал. Слишком уж легко воспринял предыдущий вопрос друг, не придав именно этому аспекту никакого внимания. Зная его, значит, действительно ему все равно. Ну, или просто он слишком хорошо воспитан.
Он прекрасно помнил, как его самого неимоверно шокировала мысль о том, кто ему действительно нравится, и не просто, как друг. Три года назад искренняя и открытая дружба стала в какой-то мере пыткой, хоть и сладкой, потому как жить в одной комнате с тем, кого столь самозабвенно любишь, но не можешь прикоснуться так, как хочешь, трудно даже и для тех, кто куда как более сдержан в своих порывах и чувствах, чем А-И. Что уж говорить о подростке, донельзя смущенном собственной ориентацией и объектом любви? Но если он и дальше будет тянуть, то неровен час, обидит Сычжуя, вспылив однажды не на шутку в его присутствии.
- И я не о дружбе, если что...
А то знает он эти "мне все нравятся, ну, или почти все". Ровное отношение Сычжуя к другим людям, даже самым, на первый взгляд, неприятным, иногда заставляло дико ревновать, а иногда - все также сильно волноваться. Ведь наткнется однажды на того, кому будет плевать на добродушную мягкую улыбку.[nick]Lan Jingyi[/nick][status]быть собой[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/42/198829.png[/icon][quo]<b>Лань Цзинъи</b><br>вопреки правилам[/quo]

+1

5

Поведение друга отвлекало от занятия. Вздохнув, Сычжуй отложил в сторону карандаш и сложил руки на коленях, переводя взгляд на Цзинъи. Друг всегда был непоседливым и терпеть не мог музыку. Но таковы правила ордена, каждый адепт должен уметь играть на цине. Покачав головой, юноша тихо вздохнул.
Тема разговора была странной, но раз уж Цзинъи желает об этом поговорить, почему бы и не удовлетворить его желание. Задумавшись о его словах, Сычжуй склонил голову на бок. Он никогда не замечал, чтобы кто-то выражал к нему подобное внимание. Хотя он и не интересовался, никогда подобным сам. Все свое свободное время юноша тратил на учебу. Учебы было много – музыка, фехтование, старинные трактаты, дополнительные занятия по различным предметам. Долгие вечера в библиотеке. Куда тут вообще какие-то знаки внимания замечать? Он-то и общается лишь с Цзинъи и Цзинь Лином. С остальными знакомыми пересекается только на занятиях.
- Ошибаюсь? – он снова перевел взгляд на друга. – Вот как… И ты знаешь таких людей?
Слова Цзинъи несомненно приятны, но сам юноша не раз слышал от других, что слишком скучный, и много выпендривается. Конечно, такие слова позволяли себе адепты других орденов. Ведь в Гу Су Лань запрещено обсуждать других за спиной. Самого Сычжуя это не особо волновало, но сейчас они расходились со словами Цзинъи. Выходит, он знает больше, чем сам Юань? Хотя, чему он удивляется? Это же Цзинъи.
- Нет, я тоже никогда никому не признавался. Я не думал еще об этом. Ты же понимаешь, это очень серьезный шаг, а у нас впереди еще выпуск.
Он уже хотел развить тему, сообщая, что нравятся ему все. Сычжуй вообще был из тех, кто ко всем людям относится с пониманием и терпением. Единственное, что ему может не понравиться в человеке, откровенная агрессия и жестокость. Только таких людей в окружении юноши практически не было. Но уточнение заставило Сычжуя замолчать, глубоко задумываясь. Нравится ли ему кто-то как особенный и близкий человек? Как бы он не старался, придумать никого так и не смог. Ему очень нравился отец. Но как отец, а не как партнер по жизни, конечно же! Он просто обожал дядю, но опять же, как родственника.
Перебирая в голове всех близких людей, Сычжуй надолго задумался, слегка подергивая себя за длинную прядку волос, даже не осознавая этого. Из всех «не родственников» достаточно близким был А-Лин. Но сам юноша воспринимал его скорее, как друга, может как брата, но никак не партнера. Еще несколько человек совсем не подходили под это определение. Взгляд упал на Цзинъи. Сычжуй уже давно понял, что они не родные братья, хотя в детстве считал именно так. Он настолько привык видеть его рядом с собой, что представить день без него было сложно. Цзинъи всегда был веселым, шутил  и смешил его, поддерживал и помогал справиться с проблемами, защищал, даже когда этого не требовалось. Он был другом, настоящим другом, даже братом. Но вот что-то большее…
О подобных отношениях юноша прекрасно знал, интернет в их время может просветить по любому вопросу. Общаться с парнями при их воспитании гораздо проще, чем с девушками. Но ведь Цзинъи брат… У Сычжуя даже мыслей никогда не возникало думать о нем иначе. Глупый какой-то разговор.
- Я не уверен, что мне кто-то нравится в этом плане.
В Облачных Глубинах запрещено лгать. И Сычжуй максимально точно подобрал слова, отвечая на вопрос друга. Он действительно не был уверен, нравится ли ему кто-то настолько, чтобы хотелось… да хотя бы поцеловать. Вся жизнь юноши была так составлена, что времени на подобные интересы просто не было. Да и голова была занята вовсе не попытками сблизиться с кем-то, а скорее знаниями и стремлениями, мечтами и планированием будущего. Сычжуй собирался поступить в университет, выучиться и быть полезным Ордену. Да что там, в его голове одних только правил было 4 тысячи штук! Куда там еще мыслям о всяком «нравиться – не нравиться» поместиться…[nick]Lan Sizhui[/nick][status]Следуй за мечтой[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/08/6d/15/968245.jpg[/icon][sign]   [/sign][quo]...[/quo]

+1

6

И что вот тут скажешь?
- Знаю... просто это ты у нас по сторонам не смотришь, - беззлобно поворчал он, вздыхая и слушая друга дальше. Он также знал и это все, потому что уж о чем, о чем, а об учебе Сычжуй точно думал в первую голову, даже наперед музыки. Иногда Цзинъи даже стыдно становилось, что он не настолько усерден, как шисюн, но ведь у них были совершенно разные области "сильных сторон", и, как ни крути, знакомств у того же Цзинъи было в разы больше, чем у Сычжуя. - Да-да, выпуск, ты прав, конечно же...
Вздохнув, он вновь подпер щеку кулаком, заставил себя листать талмуд дальше, опираясь локтем на стол и поглядывая на отвлекшегося от учебы Сычжуя, но внутри бушевали чувства, одно противоречивее другого. Продолжать так маяться неразделенными чувствами и дальше он просто не мог, да и не хотел, если честно - он привык быть предельно честным с Сычжуем. Во всем. А тут уже довольно длительное время приходится прятаться от него, утаивать много чего да и попросту врать. Отвратительно, если честно, хуже только врать старшим, наверное - Ханьгуан-цзюнь, как и Цзэу-цзюнь насквозь видят такие уловки, а потому стыдно, неловко и до ужаса неприятно потом. Но Сычжуй - совсем особенная статья, и помимо мук совести примешивается еще и неудовлетворенность: в объятиях, в поцелуях, в.... по ночам особенно тяжко приходится, потому что он слышит его дыхание сонное, чувствует совсем близко запах, и очень хочет засыпать, обнимая своего парня.
А тот и в ус не дует.
А если копнуть еще глубже, то Цзинъи... боялся. Он привык перебарывать страхи, даже если реально страшно и жутко, их предназначение заклинателей предполагало то, что ты все время будешь переступать через себя и свой страх. Но тут был совсем иной коленкор: бояться потерять Сычжуя еще и как брата, признавшись в чувствах совсем не братских, стало привычкой, весьма дурной, надо сказать. Потому-то ответы Сычжуя сейчас без ножа резали, что называется.
"Хотя, он ведь не сказал, что совсем не собирается ни с кем... да о чем это я вообще?! Он же не просто не задумывается, ему это будто и не надо!"
Почесав затылок, Цзинъи перевернул еще страницу с нотами и комментариями к ним, а затем вдруг поднял серьезный взгляд на Сычжуя и сказал четко и ясно, не думая улыбаться, как обычно - уверенно и даже где-то нагло:
- Я люблю тебя.
Сейчас он не то что не был уверен хоть в чем-то, но даже был в ужасе, что вслух произнес то, что по капле копилось внутри несколько лет... Паника ударила по нервам не хуже, чем пальцы Сычжуя - по струнам гуцыня, извлекая из них вот уж точно убиение струн.
И, возможно, дружбы.
"Я труп..." - уже не думая о слетевших тормозах, Цзинъи привстал, перегнулся через стол и, пока еще мог наскрести остатки храбрости и безумия, двигавшего им сейчас, поцеловал Сычжуя в губы. Почти. Совсем немного промазал, на самом деле, ткнувшись пересохшими губами в самый уголок его губ, чувствуя, как уже не чувствует ног (может, отсидел, а?) и что назад дороги теперь точно уже нет.[nick]Lan Jingyi[/nick][status]быть собой[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/42/198829.png[/icon][quo]<b>Лань Цзинъи</b><br>вопреки правилам[/quo]

+2

7

Разговор отвлекал от учебы. Но видимо для Цзинъи это было важно. Может он нашел какую-то девчонку, и теперь не знал, как признаться? Или ему признались?  В первое верилось с трудом. Цзинъи всегда был более общительным и скорым на язык. Неужели второе? Сычжуй посмотрел на друга и чуть улыбнулся. Он не был плохим или нерадивым, но в отличие от самого Юаня старался успеть везде и всюду, взять от жизни все. Не то, чтобы Сычжуй был затворником, но он все же больше внимания уделял именно учебе, совершенно не глядя по сторонам. В плане поиска романтики или что там обычно привлекает подростков в его возрасте. Вон, того же Цзинъи, например.
Решив, что раз для него это важно, и он хочет обсудить эту тему с ним, хотя Сычжуй и не понимал, почему именно с ним, вот кого  наименее опытного в подобных делах найти можно в их общежитии, так это Юаня, Сычжуй отложил книгу чуть в сторону и поднял глаза на Цзинъи, приготовившись выслушать и поддержать друга. Но сказать ничего не успел, слова юноши заставили замереть, растерянно хлопая глазами. Может он что-то не так услышал? Или переучился. Помнится, его не раз предупреждали, тот же брат, да и дядя с отцом тоже. Что надо находить время на отдых. Сычжуй набрал в грудь воздуха, чтобы переспросить, что именно имеет ввиду Цзинъи. Но снова ничего не успел сделать. Горячие сухие губы прижались к его собственным, от неожиданности Юань дернулся, потому поцелуй оказался несколько смазанным.
- Цзинъи…
Голос показался каким-то тихим и растерянным. Как-то вдруг не вовремя подумалось, что ему никогда никто не признавался. Да и не целовал тоже. Щеки и уши обожгло смущением. Сычжуй опустил глаза, не зная, как реагировать на подобные слова и действия. Еще и со стороны лучшего друга, даже брата. С тех самых пор, как он пришел в себя здесь, в Облачных Глубинах, Цзинъи всегда был рядом. Понимал и поддерживал.  Веселил, когда грустно, был рядом, когда Сычжуй болел. Он ведь и правда в какой-то момент стал считать  его братом. Помнил, конечно, что они не родные, но все же… И сейчас не представлял, что делать со свалившимся на него признанием.
- Это… довольно неожиданно, - тихо пробормотал он, все еще не поднимая глаз.
Пальцы неловко комкали край белой ткани широкого рукава ханьфу. Сычжуй пытался разобраться в себе, прислушиваясь к ощущениям и чувствам. Все было так странно. Он не чувствовал отвращения или неприязни, скорее растерянность и смущение. В глубине плескалась тревога, причину которой он пока не мог понять. Но с удивлением для себя, юноша отметил, что ему скорее приятно, чем неприятно было услышать подобное от Цзинъи.
- Спасибо, что сказал мне об этом. Хоть это действительно очень неожиданно. Я… не знаю, что тебе ответить. Мне нужно подумать об этом.
Расстраивать единственного по-настоящему близкого и важного друга не хотелось. И Сычжуй оказался прав, это действительно оказалось очень важно для Цзинъи. Вот только Юаня это тоже касалось. И принимать поспешные решения, не обдумав и не взвесив все, он не хотел.
Придвинув к себе обратно книгу, Сычжуй раскрыл ее совсем не на том месте, где только что читал. Но даже не заметил этого, задумчиво пялясь на строчки, и не замечая их перед собой совершенно. Мысли юноши сейчас были где-то далеко отсюда и метались как перепуганные зайцы. Успокоиться никак не удавалось, хотя внешне это заметить было не просто. Разве что лицо все еще пылало, никак не желая возвращаться в нормальный цвет.[nick]Lan Sizhui[/nick][status]Следуй за мечтой[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/08/6d/15/968245.jpg[/icon][sign]   [/sign][quo]...[/quo]

0

8

Ну, хотя бы не отшил сразу, а это уже хоть что-то, да значит! Сердце пропустило, казалось, сто восемь ударов, и лишь после того, как Сычжуй не стал отказывать сразу, заспешило вслед за взрывом чувств, рвавшихся теперь наружу. В грудную клетку болезненно колотилось живое и горячее, Цзинъи просто разглядывал вроде бы спокойное лицо друга, как всегда, державшего марку и не желавшего поддаваться чувствам. Вот только он слишком хорошо знал его, чтобы не отметить румянец и взгляд мимо книжных страниц. Если бы Сычжуя нисколько не взволновало признание друга, он бы наверняка очень мягко, но настойчиво отказал тут же, а потом у самого Цзинъи зародилась крохотная надежда на то, что его чувства окажутся взаимны.
Он запретил себе радоваться раньше времени, запретил даже намека делать на свидание, вот прямо сейчас поехать в город и все такое. Потому что Сычжуй сказал, что ему надо подумать, что время даст ему, видимо, ясность ума и тайминги на разбор чувств. Он всегда был таким - рациональным и крайне продуманным. И, при этом, очень добрым. Цзинъи даже мог бы подумать, что этот неотказ вызван именно добротой и нежеланием сходу обижать его самого, Цзинъи, но нет, именно потому что он знал Лань Сычжуя с детства, он бы не мог предполагать, что тот будет тянуть кота за хвост, если уверен в том, что френдзона - лучший вариант.
- А, да, конечно! - он плюхнулся на подушку возле столика, где и сидел, и с явным облегчением тихо рассмеялся. - На большее я и не надеялся, если честно. Знаешь, я просто... - он улыбнулся Сычжую до ушей, просияв, как обычно, вполне искренними эмоциями, - я просто уже не мог дальше молчать. Мне кажется, что то, как я на тебя смотрю на занятиях или перед сном, уже становится слишком очевидным... рано или поздно меня бы прорвало. И...
Он вдруг поймал себя на мысли, которая внезапно успокоила сердце, все еще мечущееся в груди от радости и тревоги за окончательное решение друга и любимого человека.
- И знаешь, ты только не принимай решений, исходя из того, что подумаю о нем я или окружающие, ладно? Я... я правда хочу сделать тебя счастливым - от этого и я буду слишком... ну... - он почесал затылок и наткнулся пальцами на узел налобной ленты, тут же сильно покраснев, - в  общем, мне важно, чтобы ты побыл нынче немного эгоистом. Понимаешь? Я приму любое твое решение, правда.
Вроде бы начал с широкой улыбкой на лице, а к концу этой лавины болтовни, он был серьезен, как никогда.
И спокоен.
Наконец-то он просто говорил прямо тому, кто был и правда дорог, о своих чувствах и мыслях. И, пожалуй, это было самым ценным в их с ним дружбе: вынужденный все время утрамбовывать под пресс правил и ограничений свои эмоции и чувства Цзинъи, наедине с Сычжуем или хотя бы при нем мог легко говорить, что вздумается. И получать при этом не обидные, а вполне справедливые и спокойные замечания, пристыжающие и взывающие к совести очень... тактично? Пожалуй, именно Сычжуй был его самым строгим наставником, потому что не страхом взывал к разуму и ответственности, а теплой улыбкой или искренне расстроенным взглядом.
Разочаровать этого парня для Цзинъи было равносильно худшему из проклятий.
- Ладно... прости, что прервал занятия. Знаешь, видимо, нам обоим надо проветриться и прогуляться, ты... эммм... - он поперхнулся смешком, кашлянул пару раз и кивнул на книгу, которую Сычжуй держал в руках. - Хэй, ты ее вверх ногами держишь, Сычжуй. Пошли, - он встал и с улыбкой протянул руку лучшему парню на свете, -  мы тут явно засиделись.[nick]Lan Jingyi[/nick][status]быть собой[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/42/198829.png[/icon][quo]<b>Лань Цзинъи</b><br>вопреки правилам[/quo]

+1

9

Тихо гудел кондиционер. Цзинъи все говорил и говорил, срывался на смех, видимо нервный, переходил на серьезный тон. Сычжуй слушал его, даже понимал слова, которые слетали с его губ, но смысл фраз ускользал, оставляя в голове пустоту. Еще пару минут назад роилось столько разных мыслей, и вдруг не осталось ни одной.
На занятиях… Перед сном… Оставалось только поражаться своей недогадливости, невнимательности, не… много всяким не. Вот тебе и лучший ученик, первый из первых, стремящийся быть гордостью отца и дяди. Как можно было такое не замечать? Цзинъи… он ведь всегда рядом, всегда на виду, всегда…
Сычжуй как болванчик кивал на слова друга, пребывая в состоянии растерянности и легкой паники. Мир, такой правильный, такой понятный и спокойный, вдруг разлетелся в осколки. А он стоял, растерянный, и с непониманием пытался собрать осыпавшиеся кусочки. Сделав глубокий вдох, он зажмурился, давая себе возможность успокоиться и прийти в себя.
Вдох и выдох.
Сознание прояснилось. Он и не собирался принимать поспешных решений, как и жалеть друга, принимая его слова только потому, что не хочет расстраивать. Это неуважительно, и довольно жестоко по отношению к человеку, который всегда был рядом и помогал ему. К человеку, который занимал определенное место в его сердце. Правда, теперь оставалось выяснить, какое именно.
От ворвавшегося в сознание голоса Сычжуй вздрогнул. Распахнув глаза, юноша уставился на строчки в книге, понимая, что действительно был настолько сбит с толку, что совершенно не заметил оплошности. Это заставило смутиться еще больше. Захлопнув книгу, Юань резко опустил ее на стол, не понимая, как мог вообще перевернуть учебник, ведь тот лежал правильно все это время.
Перед глазами оказалась чужая рука. Несколько раз моргнув растерянно, Сычжуй поднял глаза на друга, все такого же улыбающегося и светлого. Он всегда ассоциировался у юноши с чистым весенним небом, наполненным солнечным светом. Почему-то думая об этом сейчас, Сычжуй испытал неловкость. Машинально вложив свою ладонь в его, только спустя пару мгновений почувствовал, как обдало жаром. Но убирать руку было бы неуместным, и, наверное, даже обидным. Потому Юань только отвел взгляд, принимая помощь друга и поднимаясь.
- Да, пожалуй, сейчас лучше пойти провериться. Урок все равно уже сорван…
Аккуратно вытащив свою руку из его ладони, Сычжуй задумчиво поправил и без того ровные, без единой складочки, белые одежды, только после этого направляясь к выходу. Мысли кружились вокруг признания Цзинъи. Теперь каждый жест, каждый взгляд и каждое слово представало совершенно в ином свете. И это сбивало Юаня с толку. Он не понимал, как реагировать на это. То, что раньше казалось простым и естественным, сейчас принимало совершенно иной облик. А мысли все вертелись и вертелись в голове, набирая обороты, нашептывая, будто даже переговариваясь друг с другом, советуясь. От этого начинала болеть голова.
Сычжуй невольно коснулся кончиками пальцев лба, чуть прикрывая глаза и вздыхая. Он шел вперед, но совершенно не смотрел куда идет, погруженный в свои мысли. Потому совершенно не удивительно, что его и без того гудящая голова встретилась с открывшейся внезапно дверью одной из комнат. Тихо охнув, Юань потер лоб и поднял глаза на растерянного ученика. Он был из младших, перепугано таращил большие ясные глаза, прижимая к себе груди тетрадь с нотными записями. Мальчишка явно направлялся в библиотеку, и совершенно не ожидал, что за дверью кто-то будет. Поспешно поклонившись старшим, как того требовали правила, он неуверенно оглядываясь поспешил скрыться за поворотом, направляясь к лестнице.
Сычжуй только вздохнул, провожая его взглядом. Он опустил руку и покачал головой. Правильно учил его отец, голову стоит держать холодной, а дух в покое. Иначе быть беде.
[nick]Lan Sizhui[/nick][status]Следуй за мечтой[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/08/6d/15/968245.jpg[/icon][sign]   [/sign][quo]...[/quo]

0


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » Шаг до тебя