Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Хэ Сюань, Лин Вэнь

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Ищу тебя, мой враг


Ищу тебя, мой враг

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


Ищу тебя, мой враг
http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/695633.jpg
Участники:
Вэнь Хунчжан ◄► Вэнь Шань Шэ
Место:
Знойный Дворец
Время:
Первому сыну Шестого брата 19 лет, Алому Змею — 17 (только что принят в семью Вэнь).
Сюжет:
Темперамент молодых заклинателей — головная боль их наставников.
Краткий курс юного адепта по превращению вялотекущего "недомогания" в славную мигрень.


[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Четверг, 11 февраля 03:44)

+2

2

Визиты в весенний дом являлись для Вэнь Хунчжана своего рода визитами вежливости к законной, но не сумевшей разжечь в груди пламя супруге – дабы не прослыть ни «обрезанным рукавом», ни праведником, он исправно выделял на это время.

- Господин обещал, что этим вечером будет смотреть только на меня…
Обиженный голосок девушки, так изящно прикрывая в своей глубине основу порочности под пеленой юной звенящей невинности, заставил Вэнь Хунчжана отвлечься от своих мыслей и от чаши с вином – всего лишь второй или третьей, сейчас их всё ещё можно было без труда сосчитать.
Сегодня он мог позволить себе сбиться со счёта.
Тихая музыка, летящие рукава танцующих девушек, яркие, словно крылья бабочек, журчащий смех и переговоры, чей-то несдержанный гогот – и только одна из них неотрывно находилась подле него, массируя плечи через грубую пыльно-серую ткань ученического шэньи. Надушенные пряди длинных чёрных волос ниспадали, то и дело касаясь его почти неподвижно замершего лица шёлковым прикосновением.
- Весенней ночи краткий миг… - тонкие белые пальчики прошлись вдоль линии подбородка, не касаясь, лишь дразня предвкушением, - дороже тысячи монет…
- Бию, - тихо. Мягко. Предостерегающе, когда нежные подушечки пальцев почти прижались к коже. Они прекращают своё несостоявшееся движение и так же плавно отводятся в сторону, будто так оно и должно происходить. Хунчжан улыбается, всё так же не смотрит на неё, и прячет улыбку за пиалой, адресуя смешливый прищур через весь зал Ченмину, который нёс пьяную на грани полного позора чепуху, прославляющую его героические деяния (часто превращающие кролика в тигра) под лёгкий аккомпанемент эрху и нежные удивлённые возгласы красавиц. Дай ему волю – и вместо следующей тренировки он будет клясться, что его пригласили занять пост Верховного заклинателя.
Но всё равно, их можно было бы назвать приятелями, если только его положение позволяло бы иметь приятелей, а не желающих прибиться к «свите» – как и остальных четырёх учеников, сейчас жадно ловивших каждое движение красавиц. В воздухе медленно копилось мутное пьяное напряжение.

Бию притворно дует умело подкрашенные губы. Хорошая девушка – насколько можно так отзываться о девице её положения. Хунчжан чувствовал к ней странную смесь симпатии и привычной в отношении её товарок лёгкой брезгливости – он и сам, пожалуй, не смог бы описать, тем более, это и не требовалось. Также его не интересовало, что именно привело её сюда. Просто все знали, что в дни, когда он появлялся на пороге – Бию обязана быть свободна. Сердце каждый раз ревниво дёргалось, стоило поймать устремлённый на гибкую женскую фигуру или красивое лицо взгляд, и неприятно замирало от каждой её улыбки, подаренной не ему. Его не интересовало, чем она занимается в дни, когда его нет, и сколько ещё у неё таких – ревнивых, считающих лукавый взгляд блестящих чайных глаз своим собственным. Сейчас она должна была улыбаться только ему. О том, нравится ли он ей, или же она сразу выбрасывает его из головы, стоит пересечь порог комнаты, он тоже не задумывался. В конце концов, он нравился многим, и чувства девушек для весенних развлечений занимали его меньше всего – но они и лучше всего знали своё место.
Как-то льстиво отзывалось, конечно, на душе, что - да.
Подхватывая девушку за руку, он мягко, но настойчиво тянет её на себя, и та с готовностью, одним текучим движением оказывается у него на коленях, прижимаясь к его груди высокой мягкой грудью, едва скрытой воздушными одеяниями, доверчиво и ласково лаская шею – не выше края нижних тускло-красных одежд. Заботливо подносит к его губам очередную чашу с вином, лёгким движением подхватывая тонкий фарфор со столика.

Танцы закончились, и каждый, в общем-то, уже мог остаться при своём. К тому же, слишком задерживаться всё же не стоило… День отдыха могут как дать – так и легко отобрать обратно, а то и сгоняя с постели пинками. Не всегда смысл этих действий можно было назвать переносным.
Ещё бы благодушность настроения не была разрушена новым гостем – Хунчжан мог бы и не трудиться запоминать его, если бы их имена не начинались с одинакового звучания, и его появление несколько лет назад не было слишком…
Вызывающим.
Кто-то откровенно закатил глаза, но не придал большого значения. Раздались ленивые приветственные возгласы, и всё внимание было вновь возвращено девицам. Многим уже хотелось подняться наверх.
В груди ощутимо потеплело – и это не было теплом от встречи со старым другом.
Возможно, этого Юэ и стоило поприветствовать, но тогда пришлось бы разжать плотно стиснутые зубы, а это было выше его сил. Хунчжан предпочёл ограничиться кивком, и снова повернуться к Бию…
Чтобы увидеть, что её взгляд направлен вовсе не на него. И улыбка – широкая, какая-то светлая – предназначалась тоже не ему.
[status]ученик ордена[/status][quo]тут что-то должно быть[/quo]
[nick]Вэнь Хунчжан[/nick][status]ученик ордена[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/33/517363.jpg[/icon]

Отредактировано Lan Sizhui (Четверг, 18 февраля 17:40)

+3

3

Сон, который повторялся вот уже которую ночь, не выходил из головы до самого вечера. Каждый раз он просыпался на рассвете от сухого жара, распаляющего ци и смотрел на предплечье, где давно стянулись края раны, но продолжали зудеть, заживая. И тогда он садился на постели в раннюю медитацию, накрывал ладонью порез и пытался вспомнить сон в подробностях. Охлаждение всегда помогало, порез переставал беспокоить, и еще один час он мог чутко отдыхать, просто наслаждаясь покоем и возможностью ничего не делать. Совсем ничего.
Отчего его мысли снова и снова возвращались к алтарю клана Вэнь, на котором горела его кровь? Жертва была принята полностью, и Владыка провел посвящение в присутствии старейшин, но все равно сердце было неспокойно и рано утром будило его воспоминаниями о той ночи. Что во сне и наяву не совпадало? Он никак не мог вспомнить и никак не мог понять, почему сон возвращается.

Обычный день ученика ордена Цишань Вэнь от смены его родового имени не становится чем-то другим. Дарована была принадлежность к семье, а не привилегии, чему он был даже рад. Те, кто принял его, не стали от него дальше, те, кто не принял, поскрежетали зубами да не сильно. И то, и другое устраивало вполне. Слишком мало он в ордене — всего два года, чтобы заявить о себе громко и без последствий. Впрочем, заявить всё же удалось, обойдя слишком многих старших учеников на состязаниях по стрельбе из лука, и награда была заслуженной, и вроде бы даже уже все разговоры об этом улеглись, а все равно чего-то не хватало…

Но сегодня он решил не думать ни об этом, ни о том, что завтра начнутся новые серьезные тренировки, ни о раздражающем непонимании того, что же его не устраивает, когда всё идет так хорошо… Этот вечер был дан ученикам на отдых, и он решил провести его как обычно в таких случаях — отправился к девушкам. Торопиться было некуда. Не то что бы он не любил танцы и разговоры, хотя нет, не любил, но мог потерпеть, сегодня он не был настроен ни на общение, ни на привычные в таких компаниях взгляды адептов. С одной стороны приятно дополнить компанию своих и увидеть перекошенные лица недоброжелателей, вечно смотревших свысока, с другой — сегодня было совершенно не до этого. Хотелось просто найти мягкую красавицу и уединиться с ней где-нибудь, забыть на одну ночь всё, что тревожило в последнее время.

Специально он времени не рассчитывал, но, кажется, пришел как раз вовремя, раз уже танцовщицы улетали как стайка пташек, а Ченмин набрался достаточно, чтобы развлечь всех присутствующих, чем явно и занимался уже какое-то время. Как и ожидалось, не все были рады его приходу, однако без едких шуток не обошлось.
— Хуншэ, ты опять опоздал! Все красавицы уже заняты, — пьяный гогот заполняет собой паузу.
— Как всегда, — отвечает спокойно, что правда, то правда. А ему уже несут кувшин вина. Та девочка еще не знает, что он не любит пить из чаши, и смущается, когда он накрывает ее ладонью. — Оставь, я сам, — девочка убегает, смущенная его широкой улыбкой.
— Ты должен выпить и побольше, а то не сможешь… — шутка про не самых красивых девушек, была подкреплена характерным движением.
—  А если побольше выпьет, то тоже не сможет, — заржал кто-то рядом.
“И вот за что я люблю тишину?”
На все шутки он только беззлобно скалит зубы, пусть развлекаются. Он и без их советов собирался выпить это вино из кувшина до самого дна. И, поднося горлышко ко рту, он увидел ту самую девушку, что встречала его после первого наказания в Знойном дворце. Не оттого ли к ней всегда было особое отношение?
— Госпожа Бию, —  губы сами собой сложились в улыбку, адресованную только ей одной, и пока он пьет вино, продолжает смотреть на красавицу еще какое-то время. Как жаль, что сегодня она занята…
Пустой кувшин ударил о стол, ему нужно выбрать девушку из тех, что появились вокруг, узнав, что он пришел. Если не скупиться на доброе отношение, красотки никогда не откажут составить компанию.
— Сулинь сегодня свободна для вас, господин, — та, что смелее всех, заняла место на его коленях раньше остальных. — Вы помните Сулинь?
Девушка недурна, и вино разошлось по крови быстро, значит, он хорошо проведет время.
— Милая Сулинь мне напомнит всё, что я мог позабыть, — провести пальцем по краю ханьфу на груди, не касаясь кожи, не отрываясь от созерцании умело накрашенного лица, так легко, почти беззаботно.
Вечер ожидает быть приятным.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Вторник, 16 февраля 01:22)

+3

4

Ему определённо есть, чем заняться, если выпивка в чашу льётся рекой, к телу льнёт женское горячее тело, а дальнейшее будущее выглядит как никогда прекрасным в терпкой сливовой дымке. Вино оказалось крепче, чем обычно пил Хунчжан, а концентрировать энергию, дабы приглушить и пережить последствия опьянения… Он не посчитал нужным в этот день.

Только тем и можно было объяснить всё, что произошло после того, как этот Юэ посмел войти в зал к ним как к равным. Все ученики и адепты ниже рангом уже давно поспешили очистить его взор от своего присутствия. Пусть Хунчжан сам ещё являлся учеником, это не давало права какому-то выползню с гор так нагло вваливаться – и ухмыляться во весь рот, прихлёбывая вино прямо из кувшина как варвар.  Как варвар он предпочитал себя вести не только в компании с вином.

Как ни странно, недавние соревнования меньше всего занимали мысли Хунчжана, хотя он знал – уязвлённых в тот день оказалось предостаточно. Кто-то выигрывает, кто-то проигрывает, кто-то, возможно, вообще не доживёт до конца обучения, и если ты проиграл – лишь потому, что твои клыки и когти оказались недостаточно крепкими, вини только себя. Он всё это слышал с тех пор, как начал хоть что-то понимать из чужой речи. Это было уязвлением гордости, но не было делом личным, чего нельзя было сказать о вкрадчивом «Госпожа Бию» и этой скользкой ухмылочке, такой же скользкой, как и взгляд слегка прищуренных глаз.
С этим Юэ можно было делить клан. Можно было делить славу и будущие победы, и внимание наставников, и даже то, как заинтересован в нём казался Владыка – всё ему на беду, пусть тот явно и торжествовал, полагая, что новое имя и новые заслуги устлали дорогу в лучшую жизнь. Но делить на двоих одну женщину казалось настолько отвратительным, что хотелось брезгливо сплюнуть. Просто потому что это – он.
Все слышали об огненном темпераменте клана Вэнь, способным выжечь не то, что маленькую деревню, но и, казалось, целый город. Сам же Хунчжан, по мнению большинства, был почти начисто его лишён, предпочитая либо кланяться, либо молча презирать – в зависимости от положения стоящего перед ним лица. Однако, его приятели имели «счастье» выучить, что разгораться он умел, разгораться быстро, в самый неожиданный момент, разгораться по сущим пустякам и – совершенно неконтролируемо.
Лёгкое на первый взгляд вино только подливало масла в этот огонь, заставляя дышать тяжелее, чаще, прикрыв глаза в последней попытке сдержаться, и Бию, отнёсшая сначала погорячевшее тело на свой счёт, обняв уже смелее и крепче, вмиг отпрянула, тихо ойкнув, но не подавая вида – занялась перекладыванием посуды на низком столике, перекладыванием – чтобы тонкий фарфор не попал случайно под горячую руку.

Ченмин, услышав слишком громкий и какой-то чужеродный стук чаши о поверхность стола, резко захлопнул рот с противным клацаньем челюсти. Его – нет, не друг, было бы глупо так называть Вэнь Хунчжана, - резко поднялся со своего места, и, кажется, пора произнести совсем другую речь, а то и подорваться при необходимости, но он не успел и слова сказать, как с противоположного конца комнаты сорвалась красно-серая тень, и ножны Хосина промелькнули перед самым его носом, впечатавшись во взгляд сверкнувшим кровавым рубином – единственным украшением на простых чёрных ножнах. «И причём здесь мечи?» — казалось, было написано на его озадаченном лице, а когда вскочил на ноги, то успел только подхватить отлетевшую в его сторону несчастную Сулинь – кажется, так зовут незадачливую красавицу, решившую утешить Юэ? – и прикрыть её от летящих осколков посуды.

И снова не хватает воздуха в сжавшихся лёгких, он едва может говорить, и собственное дыхание звучит как меха, натужно пытающиеся разжечь ещё большее пламя. Непонятно – этот туман перед глазами от вина или от застилающей их вспыхнувшей ярости? Казалось, ещё можно успокоиться или же обойтись малой кровью – что произошло-то, в конце концов? А потом внутри будто взрываются все бешено пульсирующие сосуды разом, и тело заполняет беснующаяся энергия, и уже она, а не разум, толкает вперёд, своим потоком снося всё, что попалось на пути волны от удара, и впечатывая ненавистную мишень в резную спинку низкой кушетки.
Нет, не удар. Больше всего хочется раздавить его шею собственными руками, стиснуть так, чтобы под закаменевшими, сведёнными судорогой пальцами, хрустнуло, забрызгивая всё вокруг своей грязной кровью. Стиснутый левой рукой меч остаётся не у дел и почти дрожит от обиды.
«Я тебя ненавижу». «Ты мне противен» — звучит слишком жалко. Но, в конце концов, с губ срывается только хриплое, вырывающееся сквозь стиснутые почти до скрипа зубы:
— Ты…
…удивительно, что ещё не со сломанной шеей. Где-то на грани сознания руку прошибает болью от ответного захвата, и это – отрезвляет, наверное. По крайней мере, лицо человека напротив можно разглядеть уже безо всякого тумана, во всех отвратительных подробностях.
[status]ученик ордена[/status][quo]тут что-то должно быть[/quo]
[nick]Вэнь Хунчжан[/nick][status]ученик ордена[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/33/517363.jpg[/icon]

Отредактировано Lan Sizhui (Четверг, 18 февраля 17:41)

+3

5

Этот адепт всегда презирал его тихо, Шань Шэ бы даже сказал, почти незаметно. Один из тех “чистопородных”, кто брезговал его присутствием или просто не замечал его рядом. И он платил ему щедро той же самой монетой, как и всегда, не замечая его присутствия. Но стоило только переключиться на Сулинь, как в углу напротив заискрило, едва ли не глазами можно было увидеть ту вспышку Ци, что начала разжигать фейерверк внутри этого, не предназначенного для таких утех, зала.

Видеть вспышки гнева членов семьи Вэнь — это как сходить на представление бродячей труппы, так же любопытно наблюдать, не здесь главное — не оказаться перед самим  “актером”. Но что делать, если вспышка эта вдруг адресована тебе, глупо ведь думать, что Сулинь? Прелюбопытно, чем же на сей раз он так не угодил наследнику Шестого Брата, что тот воспламенился?

Ченмин первым обратил внимание, а значит, уже видел такое раньше. Бию засуетилась следом, значит, и она почувствовала. Плохо… Такое стоило бы заметить одновременно с ними. Расслабился слишком? Не похоже. Мысли летят как клинки, быстро и в цель. Нет времени на сомнения, иначе кто-нибудь да пострадает. Как только волна Ци начала сметать всё, что слишком легко поднять в воздух и разбить вдребезги о каменный пол, но еще до того, как чаши и кувшины до него долетели, он успел толкнуть хрупкую девушку в стоящего рядом, спиной к волне Ци, Ченмину. Тот, хоть и пьян, успеет прикрыть ни в чем не повинную фею.

Едва успев выставить перед собой ответную волну, слабую, но всё же сослужившую ему щитом от внутренних повреждений, и послав уже явно загубленный вечер к демонам, он проследил за полетом меча к своему хозяину, за его руками. Вернее, только за одной, которая рванула быстрее того меча, зажатого в левой кисти, к его горлу. Мгновением позже огненные пальцы дорвались до его шеи, но не продвинулись вперед ни на цунь. Позволять касаться рек - чистое безумие, какое плещется в помутневших глазах Вэнь Хунчжана, и как же это безумие похоже на искажение Ци… Запястье руки, жаждающей раздавить его горло, сжато в ответ с такой силой, что можно сломать, давя определенным образом, пользуясь слабостью противника. А что есть подобное накатившая безумная растрата духовных сил, если не слабость?

Шань Шэ знает, что делать этого нельзя, даже если и хочется. Если хочется проучить всех раз и навсегда и заявить о себе всерьез. Рано. И точно не таким образом. И точно не обезумевшего Вэня. Наказание за это будет слишком серьезным. Такого нужно… остановить и обезвредить. Остается взгляд против взгляда, а рука против руки, духовные силы они потратили мгновенно и всерьез. Пальцы сами собой находят слабые точки на тыльной стороне кисти Хунчжана, всего две, их вполне достаточно, чтобы при давлении на них тот почувствовал отрезвляющую боль, увидел, как она неестественным образом сгибается от нажатия на большой палец, заставляя его опускать локоть ниже и ниже, чтобы уйти от этой боли, вслед за этим ведя все тело ближе к полу. Сопротивление невозможно, если только не пожелаешь сам себе сломать руку, в которой так удобно держать меч, но на сопротивление и нет времени. Хуншэ его не дает, быстро и аккуратно усаживая на пол, заставляя упрямые еще ноги подогнуться от пинка.

Больше не до улыбок никому, а напуганы и напряжены не только девушки. Сулинь, вцепившаяся в изрядно протрезвевшего Ченмина, кажется сейчас совершенным ребенком. Ей он и улыбнулся привычно, произнося:
— Зайду в другой раз.
На объяснения нет никакого желания. Оттолкнув от себя руку Хунчжана, он стремительно прошел мимо него к выходу.  Надо же, какой вечер испорчен! Ну хоть, вина выпил.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Вторник, 16 февраля 03:03)

+3

6

Воздух снова начинает поступать в лёгкие, и Хунчжан обнаруживает себя сидящим на полу, в окружении черепков от посуды и пятен разлитого вина, в звенящей тишине вокруг. Или это так гудит голова? Конечно же, память не избавила его милостиво от предыдущих событий… Но он не уверен, что сможет сразу встать на ноги, не пошатнувшись и ничего не уронив – в первую очередь, достоинство, - чтобы броситься вдогонку, хоть и смутно представляет, зачем. Поэтому с едва слышным вздохом растереть себе ладонями лицо кажется ему меньшим злом.
- Что тут происходит?
Недовольный женский голос слышится со стороны лестницы, ведущей на второй этаж, и в пролёте показывается сильно напудренное лицо мадам с кисло поджатыми ярко-алыми губами.
- Платить за это са… А, добро пожаловать, молодой господин Вэнь, - это звучит с затаённой ядовитой насмешкой в голосе, и в висках бьётся – не смеет.
Он медленно поднимает глаза на женщину, замершую на середине ступеней, и, наконец, чувствует в себе способность нормально подняться, но Ченмин явно толкует это не совсем так (и нельзя его за это винить), поэтому быстрым шагом направляется к мадам, перепоручая Сулинь её товаркам, и что-то быстро начинает говорить.
Но продолжения этого банкета явно уже не последует.
- Господин? - Бию глядит на него украдкой и торопливо подходит, кладя тонкую бледную руку на плечо – осторожно, словно боясь обжечься, готовая в любой момент её отдёрнуть. – Господин…
Хунчжан ведёт плечом, сбрасывая руку, и устремляется к выходу – почти следом, но не вслед. Подышать воздухом, проветрить голову, всё, что угодно, лишь бы заполнить чем-то эту неприятно сосущую в груди опустошённость. Только мерзкая ухмылка всё ещё стоит перед глазами. «Зайду в другой раз» - так просто, словно каждый день ему на дороге попадаются досадные недоразумения, которые просто надо с улыбочкой пережить, и всё пройдёт.
Ноги сами несут его к дверям, во двор – нет, ещё не ушёл. То ли никуда не торопится, то ли сам провоцирует – вот он я, прямо как бельмо на глазу. Глоток свежего – насколько он мог быть свежим – воздуха не помогает привести себя в чувство, но ему собственные чувства и так предельно понятны.
Хосин почти ликует, предвкушая. Действительно ли Вэнь Хунчжану надо снова сталкиваться с этим человеком, или это меч считает, что они… не договорили.
Проще было считать именно так, чем признаться – он просто распаляет себя, свои взвинченные недавней вспышкой нервы заново, не желая успокаиваться, сам не понимая, почему. Конечно же, Хунчжан бы никогда этого не признал. Конечно же, никто не посмел бы ему об этом сказать.
- Эй, Юэ.
Имя горчит на языке и почти выплёвывается, а пальцы только крепче стискивают, до скрипа, ножны меча. Сказать ему – нечего. Драться – пока не спешит. Но и уйти просто так – тоже не может. Уже, после всего этого, не может.
[nick]Вэнь Хунчжан[/nick][status]ученик ордена[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/33/517363.jpg[/icon][quo]тут что-то должно быть[/quo]

+3

7

Стоило только дверям закрыться за его спиной, как Шань Шэ сделал глубокий вдох и медленно выдохнул воздух с привкусом меди через плотно сомкнутые зубы. Рука сама собой потянулась к рукаву, и Хэйчжао привычно лег в ладонь, забирая избыток распирающего возмущения. Золотое ядро уже возвращалось в норму, а вот мир вокруг начал плыть, не успевая за поворотом глаз совсем на чуть-чуть. Вино оказалось крепким, крепче привычного, и взяло быстрее. Сейчас бы вести девушку в спальню, а не идти на выход из Весеннего дома.
Проклятие! Что же всё таки его так задело?
Поверить в то, что простой взгляд на Бию, которую выбрал себе Вэнь Хунчжан, мог превратить того в безумный фонтан ци, было даже как-то нелепо. Но что еще могло спровоцировать его? Наследник Шестого Брата никогда не обращал на него пристального внимания и не горел ненавистью при его появлении, это было привычно, как и привычно тому то, что Шань Шэ равнозначно не обращал внимания на него. Назойливость легкого раздражения, конечно, ощущалось всегда, а вот чтобы попытаться придушить его своей рукой?.. Или же он раньше тщательно скрывал своё истинное презрение и ненависть к нему, а сегодня набрался?
Было о чем подумать, пока он, не замедляя шага, вышел во двор перед входом и остановился глотнуть воздуха. После того, как атака чистокровного была отражена у всех на глазах чужаком, глупо было бы надеяться, что Вэнь оставит это просто так, и, действительно, вот он очухался и вышел следом. Стоило только бросить взгляд из-за плеча, как стало понятно, что ярость Хунчжан едва сдерживает.
— Эй, Юэ.
Что-то подсказывает, что отвечать ему не нужно. Нужно просто сделать шаг вперед и уйти, ведь неважно, кто начал, виноваты окажутся оба. То, что накажут, Шань Шэ уже не сомневается, как не сомневается и в том, что он… до боли хочет выплеснуть свою досаду о загубленном развлечении и заменить его другим, не менее, а быть может, даже более приятном. Скрестить мечи с тем, кто на хорошем счету у учителей, — это ли не развлечение? Каким бы ни было наказание, этого шанса может больше не представиться.
— Юэ? — Уголки губ приподнимаются в усмешке, на миг обнажая зубы. — Должно быть, шисюн приложился накануне головой и потерял память? Или, быть может, сам себе повредил голову этим вечером?
Рукоять Хэйчжао легла на плечо, а руки скрестились на груди. Шань Шэ сделал поворот на месте, склоняя голову набок.
— Желает ли шисюн признавать это или нет, но алтарь клана принял в жертву родовое имя Юэ и даровал мне новое. Окажите любезность, запомните это.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Пятница, 19 февраля 02:49)

+3

8

8Наполненный тяжёлыми благовониями воздух, настоянный на терпкой винной сладости, застарелом запахе пота и влажных простыней, настолько глубоко проник в его лёгкие, что до сих пор мутило. Хотелось верить, что дело лишь в этом, а не что он снова потерял над собой контроль. Будто бы недавних событий было недостаточно, чтобы себя убедить… Просто надо проветриться, отдохнуть и убрать с глаз подальше этого Юэ. Последнее – в первую очередь.
— Желает ли шисюн признавать это или нет, но алтарь клана принял в жертву родовое имя Юэ и даровал мне новое. Окажите любезность, запомните это.
И как он его раньше не замечал?
Дёрнуть бы его за ворот, заставить смотреть на себя, но на руке всё ещё покалывает предыдущее прикосновение, и касаться его снова хочется меньше всего, поэтому Хунчжан сжимает правую руку в кулак, гася ощущение, и делает навстречу несколько размашистых шагов, слишком быстрых, чтобы не выдать его состояние.
За спиной чувствуется чьё-то присутствие и копошение, но не шаги. Что ж, не всё девочкам развлекать дорогих гостей. Разнимать их тоже никто не кидается – но так пока ещё и не с чего. Может, надеются, что всё ещё обойдётся, и эти двое не наделают больших глупостей. И эта затаённая напряжённость в воздухе тоже немало действует на нервы.
Как и то, что, подойдя слишком близко, приходится задрать голову, чтобы посмотреть в эти насмешливо-прищуренные глаза.
- А ты думаешь, что уже высоко взлетел? - голос шипит как вода, попавшая на раскалённую сковороду. – Вэнь Шаньше, - сплюнув себе под ноги.
Пальцы левой руки привычно оглаживают ребристую оплётку рукояти меча, пока ещё спокойно висящего в ножнах у пояса, где ему и должно находиться.
А ещё Хунчжану должно принести извинения этому выскочке и удалиться восвояси, раздумывая по дороге о дисциплине и достойном поведении, и ещё не забыть компенсировать нанесённый имуществу весеннего дома ущерб, а так же – принять приличествующее ситуации наказание.
Вдох – и выдох. Хунчжан снова вскидывает взгляд, спокойный, слишком спокойный. Но картинка перед глазами дрожит так, что хочется помотать головой, избавляясь от всех чувств и мыслей разом.
- Ты же и сам знаешь. Хоть весь алтарь своей грязной кровью залей, - Вэнь Хунчжан вздыхает, вроде как и не хочет сообщать горькую правду, но вот, должен. – Что бы ты ни делал, как бы ни лез вон из кожи – бессмысленно. Во что бы ни пришлось ввязаться, в какую бы грязь по приказу ни окунули – всё это не имеет значения.
Сложно сказать, относились ли последние слова только к Юэ. Дышать снова стало тяжело. Такого действительно раньше не было.
Он отступает на несколько шагов. Возможно, его шатает, возможно, это не просто перед глазами. Дёргает меч, отсоединяя ножны от перевязи, с тихим шелестом вытягивает клинок.
Укоротить бы его на эту проклятую голову.
- Ну так как? – задумчиво, но спокойно, словно на тренировке, прикидывая шансы свои и противника, но не ожидая реальной опасности. Что именно «как» можно и не уточнять.
В конце концов, так или иначе – всё равно накажут.
Поэтому, не дожидаясь ответа, Хунчжан делает в сторону противника резкий прямой выпад, в котором силы и скорости было столько же, сколько напрочь отсутствовало изщество, служивший, скорее, жестом, отрезающим последние пути отступления к мирному решению ситуации, чем действительно атакой.
[nick]Вэнь Хунчжан[/nick][status]ученик ордена[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/33/517363.jpg[/icon][quo]тут что-то должно быть[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Понедельник, 22 февраля 04:58)

+2

9

Из дверей, которые они миновали чуть ранее, начали вываливаться на улицу, кто как, ученики ордена. Мало кого оставит равнодушным тот факт, что Вэнь отправился вслед за тем, кого внезапно пытался придушить совсем недавно. Цветные пятна ярких одежд тоже мелькали позади них, пришла даже мадам и попыталась разогнать девушек, да остановилась сама.
— А ты думаешь, что уже высоко взлетел? — Сжатая в кулак рука держится в поле бокового зрения, если придется ловить удар, то уж точно не лицом. — Вэнь Шаньшэ.
Плюнул слова, подкрепив делом. Можно и взглянуть на него, да еще, как выяснилось, сверху вниз. Сверху вниз смотреть оказалось очень удобно, особенно удобно наблюдать, как красивое и обычно спокойное лицо дрожит и кривится от смешанных чувств, не понятно где рожденных, не ясно, по какой причине выплеснувшихся.
Но вот наследник Шестого Брата сумел собраться и хотя бы на вид успокоиться.
— Ты же и сам знаешь. Хоть весь алтарь своей грязной кровью залей…
Шань Шэ слушал, не перебивая и не переставая улыбаться всё так же, как напоследок  — Сулинь. А вот и Сулинь, растолкала соседок, переживает. Взгляд мельком вдаль и снова в глаза стоящего напротив, метнулся, оценил обстановку и вернулся. Эх, сейчас бы похлопать этого бедолагу по плечу, сказать, что всё будет хорошо, но не у него, и пойти обратно. Но вряд ли это возможно… И вообще, о чем он там говорит? Может быть, и правда, просто перебрал?
— … всё это не имеет значения.
Как с таким выбросом Ци и растаявшим контролем он собрался удержать меч в руках? Шань Шэ посмотрел на него едва ли не с огорчением. Это будет даже не поединок, и даже не сражение на равных.
— Ну так как?
Кажется спокойным и со спокойным лицом делает одну глупость за другой. Нет, их точно накажут сегодня, обоих. А может, этот Вэнь любит наказания и готов принести себя в жертву? Тогда сегодня у него есть шанс получить по полной и он Хуншэ, и от учителей…
Острие меча начало движение, направляясь ему в грудь, а он только того и ждал, чтобы скользнуть в сторону, пропустить его мимо себя и ударить раскрытой ладонью по руке. Не так уж много ци нужно вложить, чтобы сбить движение и направить меч вниз, обхватывая руку за запястье и останавливая свое лицо рядом с его.
— А что же имеет значение? — вопросом на вопрос, и рассыпаться в стороны от взмаха рук.
Хэйчжао зазвенел, молниеносно покидая ножны, и первый настоящий удар встретил меч Хунчжана в полете на голову своего хозяина, отбивая не растраченной еще ци снизу вверх.
— Что имеет? — Кровь заструилась по венам быстрее, воспламеняясь, и жар разошелся волной. Кажется, он даже начал улыбаться шире, срывая рамки запретов. Да, их накажут, но это будет еще не сейчас. Сейчас — только чистая, незамутненная ничем радость возможности поставить того, кто считает кровь Юэ грязной, на место.
И в этот момент Шань Шэ понял, почему он просыпается по ночам и от чего так старательно бежит его разум.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/25/81069.jpg[/icon][quo]заклинатель ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Ищу тебя, мой враг