Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Хэ Сюань, Лин Вэнь

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Благословение Небожителей » Лягушка на дне колодца (преканон)


Лягушка на дне колодца (преканон)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.ibb.co/SQ32fq7/image.jpg
ЛЯГУШКА НА ДНЕ КОЛОДЦА

Казалось бы, что может пойти не так? Рядовая молитва. Разгулявшаяся нечисть, которая под силу любому монаху или начинающему заклинателю. Не ясно даже — зачем обращаться с такой к Небожителю. Впрочем, есть мысль — и простые смертные не желают соваться в забытую всеми дыру на берегу Хэйлунцзян.
Это, к слову, первое «не так».
Второе — фестиваль драконьих лодок, который не учитывает покровитель этих земель. В наплыве гостей из окрестных сел не найти даже приличной комнаты, не то, что демона.
Третье же... третья — слишком прекрасна, чтобы ей доверять. Но как не довериться самой красивой женщине Севера? Тем более, если просит она так мало — всего лишь составить компанию и выпить с ней и ее суровой подружкой.

Специально приглашенные звезды:
Пэй Мин в роли скромного заклинателя;
Ши Цинсюань в роли восхитительной горожанки;
Мин И в роли «я не с ними»

Отредактировано Pei Ming (Понедельник, 22 февраля 20:38)

+2

2

Как и большинство подобных историй, эта началась с тоски Пэй Мина.

Тоска была не того рода, который воспевают во фривольных песенках: он не чах по недоступной красотке, не ждал возвращения друга верного из далекого похода. Он просто не мог найти приложения своей неуемной энергии, которая внезапно оказалась никому не нужна.

С некоторых пор дела его дома шли настолько хорошо, что сам генерал Мингуан, как и большинство популярных патрональных фигур, оказался не у дел. Его титул красовался на дверях храмов — старых, новых, многочисленных. Совершенно не похожие на него статуи возвышались за порогом. Молитвы возносились генералу Мингуану, покровителю Севера. Ему, конечно. И в то же время совсем не ему. На земле не осталось людей, которые помнили бы Пэй Мина. От него осталась прекрасная картина, давно переписанная историками. И имя.

Молитвы сортировались лучшими богами литературы: дружба с Наньгун Цзе была полезной. Они попадали в руки младших богов, прикрепленных к его дому. Распределением занимался Пэй Су. Он же вел отчетность, отвечал за дипломатические контакты, обучение персонала, расширение дворца. Если подумать, Пэй Су фактически взвалил на себя роль идеальной жены, отвечающей за быт, а также советника по всем делам сразу. В итоге генерал Мингуан вот уже пару сотен лет большую часть времени занимался только массовыми молитвами, ночной охотой с Ши Уду, бесконечными тренировками. Он даже тайно спускался, чтобы поучаствовать в человеческих войнах.

За это, к слову, был сурово наказан Пэй Су. То есть, конечно, это младший считал молчание длиной в месяц наказанием.

В последние пару недель Пэй Мина лишили и ночной охоты. Ши Уду отправился с Повелителем Металла постигать тайны стихий на гору, название которой Пэй Мин стрезву не выговорил бы. Он хотел навязаться третьим, но в вопросах наращивания боевой мощи Ши Уду всегда был категоричен:
— Даже не думай. Лучше делом займись.

И Пэй Мину пришлось отступить. Дело он, как и было уже сказано, искал пару недель. И сумел найти чудом. Ладно, не чудом — взяткой Наньгун Цзе в виде семи порций танхулу и новой кисти, изготовленной лучшими земными мастерами. Оно было простым. Даже не стоило внимания небожителей: в окрестностях небольшого селения завелась нечисть: возможно, демон. Людей он пока не убивал, да вот пугал дев ночной порой своим видом развратным. Может, и не только дев, да вот мужи не торопились молиться богам. Уровень молитв вырос. Тревожность населения росла. И генерал Мингуан с чистой совестью спрятал ауру и свою божественность, облачился в скромное платье заклинателя, взял простенький меч и спустился в селение.

Он думал, что дело займет у него меньше суток. Календарь и местные обычаи внесли свои коррективы:
— Вино. Сливовое вино. Лучшее вино на всем побережье! — громкоголосо зазывал с ярко раскрашенной лодки, стилизованной под дракона, седовласый мужчина в помятой одежде.

— Не верьте проходимцу. Лучшее вино у нас, — надрывался в берега лавочник, расположившийся опасно у воды.

За это он и поплатился, когда старик, названный проходимцем, ударил по мутной речной поверхности веслом. Пэй Мин от летящих в него брызг укрылся рукавом и вздохнул в алый шарф, решительно не подходящий к скромному одеянию. И как он мог забыть про фестиваль драконьих лодок, который каждый год проходил в этот день?

Впрочем, можно было считать это не просчетом. На небесах он почти сгнил от безделья. А тут сможет развеяться и забыться. Конечно, не дело небожителю слишком погружаться в человеческий быт. Если подумать, ему поздно себе о таком говорить. На небесах давно судачили про него и Ши Уду, что на Верхних Небесах они бывают реже, чем на земле. Слухом больше, слухом меньше.

За пару часов в селении Пэй Мин сумел найти неплохой по местным меркам номер на постоялом дворе. Фактически, это был и не постоялый двор. Вероятно, до праздника здесь жили лошади, а может и свиньи. Но к самому людному дню помещение очистили, разграничили тонкими стенками, минимально меблировали. И теперь тут можно было жить. Конечно, немного пованивало. Но Пэй Мин и к такому привык. Лучшего запоздавшему гостю не предлагали.

Зато неподалеку от его места для ночлега располагалась отличная питейная. Хозяйка ее вкусно кормила, наливала великолепное вино. А несколько столиков было вынесено на улицу, под навес. И, расположившись за одним из них, Пэй Мин получил отличный вид на Хэйлунцзян, где владельцы драконьих лодок готовились к гонкам. Шоу было красочным, пестрым. Когда-то давно, в бытность свою человеком, Пэй Мин его очень любил. Тогда он всегда делал ставки с Жун Гуаном, и всегда выигрывал. Сегодня он был один. Предложить, что ли, хозяйке пари?

Опрокинув в себя первую порцию сливового вина, Пэй Мин решил, что еще не настолько низко пал, чтоб обирать бедную сельскую жительницу. Все-таки у него с человеческих времен было чутье в таких делах.

— Хозяюшка, повтори, — попросил Пэй Мин не глядя, флегматично наблюдая за тем, как владелец небесного дракона в кричащих желтых цветах второпях дорисовывает больше похожему на песчаного змея монстру раскосый глаз. Зрелище было, если честно, не настолько увлекательным. Но Пэй Мину сейчас даже это казалось занимательным, настолько сильно он скучал.

Отредактировано Pei Ming (Понедельник, 22 февраля 21:34)

+1

3

-И-мэй, смотри, какой красивый! А этот! Давай, купим! - Цинсюань уже тянул за рукав друга от прилавка со сладостями к лавке с фонарями уж очень необычной формы: птицы и лодки, вырезанные из дерева и сотканные из тончайших тканей, бумажные и из бамбука - все они были просто восхитительно прекрасными, каждый - на свой лад. Правильнее было бы сказать, что Цинсюань тянула и не друга, а подругу, весьма сурово и строго выглядевшую, но, младший из Ши точно знал, очень добрую и действительно прекрасную богиню земли. Ладно-ладно, бога. Просто сегодня Цинсюань, все же уговорил этого буку на маленькую шалость - спуститься с Небес на землю в женском облике, раз уж им удалось выяснить, что в этих местах именно девы становились объектом злых шуток некоего то ли духа, то ли демона. По правде говоря, Ши Цинсюань если и отнесся к этому слуху серьезно, но лишь наполовину, вернее, отнесся-то он со всей серьезностью, но и отдохнуть и насладиться в полной мере праздником, какие редко устраивались на Небесах, ему хотелось чуточку больше, чем побывать на ночной охоте и изловить изверга, пугающего по ночам прекрасных (и не очень) девушек.
- Ох, давай, вот этот точно тебе понравится, поставишь у себя, он хорошо будет смотреться с твоей лопатой! - прикрываясь веером, Сюань хихикнул в него же и заплатил торговцу за изящной резьбы фонарик с рисовой бумагой изнутри. Дерево было темным, почти черным, изящно контрастировало по цвету древесной резьбы с белой рисовой бумагой и красовалось мотивами на тему пяти стихий. Почти сразу же фонарь перекочевал из рук богини ветра в руки обладательницы одного из сильнейших артефактов Верхних и Средних Небес. - Ой, и вот этот тоже дайте, там веера - подарю брату! И еще тот, с… да нет же, красный, с Мингуанем!
Его восторга не описать было словами, потому что тот переполнял Цинсюаня по самую верхушку заколки и, казалось, даже из рукавов выливался. В его руках уже красовались два фонаря, три бутылки с местным “лучшим вином”, как утверждал торговец, сшибающим с ног лишь ароматом сливы, а также два новых веера на петлях на запястье и сверток с новым девичьим ханьфу. В общем, со стороны они с Мин и выглядели типичными зажиточными горожанками, выбравшимися на праздничную ярмарку повеселиться и потратить много денег на одни лишь развлечения. И не успел он оставить серебро в лавке фонарей, как уже тянул “подружку” к заведению, где им точно перепадет вкусной еды и новые слухи о тех самых случаях.
Вообще, когда он сообщил брату Уду, что собирается по такому делу на землю, тот лишь фыркнул и в своей манере заботливо сообщил, что “делать тебе нечего”, но пару охранных талисманов с собой выдал, видимо посчитав Мин И и пустковость подобного дела достаточно весомыми поводами не запрещать развлекаться младшему Ши. У этого самого младшего вообще были подозрения, что старший брат прекрасно понял, что Цинсюань и правда засиделся в четырех стенах их дворца и очень хочет проветриться.
“Бог Ветра захотел проветриться”, - на эту мысль Цинсюань хихикнул и чуть было не растянулся на пороге заведения, куда они уже зашли и теперь оглядывались в поисках свободного места. Увы и ах, но подоспевшая хозяйка, всплеснув рукавами, горестно поведала им, что в связи с праздником столиков нет, все номера заняты, а поужинать она сможет им разве что на открытой веранде за дополнительным довольно тесным столиком накрыть. Но, пока он слушал ее жалобы и извинения, в поле зрения попался красный цвет, словно маячок мелькнувший в сумерках, Цинсюань тут же очаровательно улыбнулся хозяйке и кивнул в сторону веранды, открывающей вид на празднично украшенный канал и лодки.
- Мы к знакомому, госпожа. Велите подать ужин к столику того господина, он будет нам очень рад, а мы будем рады, если Вы позаботитесь о нас! Пойдем же, мэй-мэй, мы нашли, что искали!
Она рассмеялась тихо повела за собой подругу, оставляя хозяйку если в недоумении, то в легком замешательстве. Впрочем, та быстро пришла в себя, сообразив, что если посетительниц ыне ушли, значит, выручк ане потеряна. Только бросила еще один обеспокоенный взгляд в сторону столика, к которому направились две девы, ожидая реакцию мужчины.
Цинсюань же уже откупоривал кувшин с совсем недавно купленным вином и наливал в подставленную чашу Пэй Мину, веселясь от души.
- Очень надеюсь, что достопочтенный господин Мингуан не откажет этим девам в покровительстве и не выставит их за дверь - в городке совсем не осталось свободных мест ни в чайных, ни в гостиницах. А мы с сестричкой Мин И так устали за сегодня…
Привычно кокетничая веером, дева Цин присела рядом, давая на последний свободный стул сесть “сестричке”. - Еще вина? Мин И?
Он поболтал кувшином, сначала глянув на генерала, а затем и на Мин И. - В знак нашей благодарности за гостеприимство, я всех нас угощаю ужином, идет?
[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/42/410990.png[/icon]

+2

4

До Мин И доходили слухи о безобразиях какого-то то ли духа, то ли демона мелкого в одной из крупных деревень. Он не обращал на это внимание, как и на большинство подобных молитв и слухов. Мин И бог Земли и ремесла. И борьба с всякими духами/демонами/нечистью не в его ведомстве. Пусть этим занимаются заклинатели, или, в крайнем случае, боги Войны. Этим бездельникам все равно в большинстве своем заняться нечем.
Но Мин И упустил одну важную деталь. Для него важную. Сулящую большие неприятности. Если бы он был немного внимательнее, возможно, его минула бы эта участь. Хотя… Это же Повелитель Ветров!
Ши Цинсюань не мог пройти мимо возможности куда-то вляпаться. Тем более там, где можно пощеголять в женском обличии. Мин И как никто знал пристрастия Повелителя Ветров. За все время ему пришлось столько раз терпеть все причуды друга. Хотя и другом Цинсюаня он сложно было назвать. Является ли другом тот, кто не интересуясь твоим мнением таскает тебя везде и всюду, заставляет менять облик и ввязываться в сомнительные авантюры? Мин И это все утомляло. Цинсюань был чересчур активным, радостным… ветреным. Настоящий Повелитель Ветров.
Сложно было объяснить, почему Мин И продолжал возиться с ним и потакать капризам. В общем и целом это не так уж и напрягало. К тому же младший Ши был весьма щедрым и позитивным. Это добавляло некую искорку в размеренную и спокойную жизнь бога Земли. Да и иметь некоторый рычаг влияния на старшего Ши тоже полезно. Хоть Мин И не собирался использовать младшего, как рычаг давления на старшего. Он вообще был далек от интриг и заговоров, жил себе в скромном, по меркам остальных, дворце и занимался своими делами, которые никак не пересекаются ни с Водным ни с Воздушным богами.
И все же, если бы он больше уделил внимания этому слуху, успел бы сбежать, сославшись на дела. Да хотя бы к Повелителю Дождя. У нее там тихо, спокойно, и порой есть возможность что-нибудь починить. Свое дело Мин И очень любил, и никогда не отказывался от работы руками. В этом он видел себя, свою жизнь, смысл своего существования. Но сбежать бог Земли не успел. Цинсюань поймал его на подлете, можно сказать, и радостно, как может только Повелитель Ветров, сообщил, что они идут охотиться на демона, что досаждает юным девам.
Энтузиазма Мин И не проявлял. А когда они все же спустились вниз, предварительно сменив образ на женский, по этому поводу тоже было много недовольства, настроение ушло окончательно. Кто бы сомневался, что Цинсюань потащит его на ярмарок. Он просто не мог пропустить этот шанс. И сейчас он ходил от прилавка к прилавку и с мрачной сосредоточенностью наблюдал за веселящимся во всю Повелителем Ветров.
- Не стоит… - продолжать было бессмысленно, улыбчивая девушка, которой сейчас был Цинсюань, уже нагребла очередную горку сувениров и спешила дальше.
Мин И только вздохнул, бросил мрачный взгляд на торговцев и пошел следом за другом. Вскоре в его руках оказался фонарик. Рассматривая его задумчиво, бог Земли пропустил момент, когда руки Цинсюаня снова были заполнены подарками для всех и каждого. Но слух уловил волшебный запах еды, отвлекаясь наконец от своих мыслей и поднимая взгляд от фонарика на здание, что выросло перед ними. Одним несомненным плюсом всех этих безобразий со стороны Повелителя Ветров было то, что мужчина не забывал и не экономил на вкусной еде и выпивке. Это компенсировало большую часть всех его капризов и авантюр. По крайней мере, самому Мин И.
Пока бог Земли изучал сумрачным взглядом хозяйку заведения, Цинсюань уже радостно сообщал, что они пришли к знакомому. Удивленно моргнув, Мин И перевел взгляд на «подружку», потом проследил за его взглядом и, обреченно вздохнув, поплелся за ним следом.
«Мы нашли, что искали…». А он-то наивно думал, что они ищут нечисть. Хотя, учитывая обстоятельства дела, генерал Пэй действительно мог быть тем, кого они искали. Хмыкнув тихо, Мин И уселся на свободный стул, отстраненно понаблюдал за Цинсюанем, покачал головой и перевел взгляд на прогуливающихся туда-сюда вдоль торговых рядов людей. Все эти воркования Повелителя Ветров с генералом его не интересовали, но находиться рядом в такие моменты было утомительно и тоскливо.
- Я могу остановиться и у себя.
Безразлично отозвался «сестричка» Мин И, подхватывая чашу с вином и опустошая ее. Внимательный взгляд бога Земли переместился на кувшин с вином, находящийся в руках Цинсюаня. В голову пришла здравая мысль освободить руки Повелителя Ветров, чтобы тот мог полностью посвятить себя общению с генералом Пэем. Тем более, что  самого Мин И никакие генералы не интересовали, а вот вино очень даже.

[nick]Ming Yi[/nick][status]Против лома нет приема, окромя моей лопаты[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/08/6d/10/256629.png[/icon][sign]   [/sign][quo]...[/quo]

+2

5

Меньше всего Пэй Мин ожидал, что на его просьбу ответит совсем не хозяюшка. А еще, что голос будет до боли знакомым. И имя, которое он произнесет...

— Для тебя не Мингуан, — откликнулся он раньше, чем успел сообразить, что происходит, — а братец Пэй. Что ты?..

Вопрос так и остался не озвученным. Взгляд наткнулся на одетого непривычно скромно Цинсюаня, невольно скользнул по узкой талии, подчеркнутой поясом вверх, зацепился за декольте и тут же устремился вверх. Повелитель Ветров улыбался: всем, всегда, каждому. И делал это так, что окружающие невольно верили — все это счастье исключительно из-за них. В мире, где тебя окружают хмурые высокомерные себе на уме Небожители...

Если выкинуть нелестные титулы, пример одного из таких стоял за плечом Цинсюаня. Конечно же, куда без него. Вечно недовольный Мин И, казалось, с момента вознесения почти прирос к Ши Цинсюаню и стал его мрачной тенью. Если бы не этот факт, Пэй Мин его появлениям был бы больше рад: генерал всегда ценил тех, кто действительно умел что-то делать своими руками. В его круге общения были небесные кузнецы, портные, ювелиры. Даже Наньгун Цзе привлекла его внимание талантом изготовления обуви. А Ши Уду добился уважения только тогда, когда скинул маску высокомерного заклинателя и помог починить крышу, доказав: он не бесполезное приложение к мечу, как большинство совершенствующихся.
Но так уж вышло, что Мин И был почти неотделим от Ши Цинсюаня. И это порядком портило ему карму в глазах Пэй Мина.

Впрочем, сегодня его присутствию Пэй Мин был даже рад. Будь Цинсюань один — этот день мог бы превратиться в настоящее испытание на прочность.

— Как ты... вы? Какого?..

Вообще-то Пэй Мин, носитель титула генерал Мингуан, с самого детства отличался умом, легко адаптировался к любым обстоятельствам, умел находить выгоду во всем, мог быстро придумать победную стратегию. В бытность человеком он выучил несколько языков, чтобы свободно общаться со своими солдатами. На текущий момент знал более сорока диалектов.
Тот, кто прямо сейчас наливал ему вино, вряд ли догадывался об этом. Так уж случилось, что в его присутствии Пэй Мин не мог похвастаться не только разумностью, но иногда и подобием зачаточного интеллекта. Например, когда он терял дар речи: не забывал слова, но те теснились внутри, не желая быть высказанными. Прямо как сейчас. Или совершал идиотские поступки, от которых в другой ситуации оберегали логика и холодный здравый смысл.
Здравостью, когда рядом находился Цинсюань, Пэй Мин вообще с трудом мог похвастаться.

Впрочем, расстраиваться по этому поводу Пэй Мин не торопился. С их первой встречи на земле слишком многое поменялось. Так вышло, что из всех небожителей именно старший Ши стал Пэй Мину лучшим другом. Последствия этого были очевидны: многочисленные личные табу запрещали генералу даже думать о его брате в том ключе, в который нет-нет, а перетекали мысли. Так что даже к лучшему было твердое осознание: вряд ли юный Повелитель Ветра вообще рассматривает его в качестве более-менее привлекательного субъекта. Весь его флирт — исключительно привычка и, возможно, приносящий веселье процесс. Кому не понравится наблюдать за фиаско генерала, о дамском угодничестве которого ходят легенды.

— За какую дверь? — прокашлявшись и вернув себе подобие трезвости мыслей, уточнил Пэй Мин и даже осмотрелся.

Дверей тут не было. И идея о том, что речь — про его собственный номер в качестве места ночлега, не просочилась в его сознание. День катится к вечеру. Они за столиком. Вот-вот принесут заказанную еду. И...

— Конечно, не откажу, только...

Впрочем, как и всегда, когда речь заходила о Ши Цинсюане, его (или чьего бы то ни было согласия) не требовалось. Оно подразумевалось по умолчанию. Пэй Мину не встречался еще тот, кто смог бы противостоять этому урагану. Возможно, такие личности и были... впрочем, их ждала печальная участь, определенно.

Да и Пэй Мин все равно бы не отказал. У него было три слабости: он не мог не подставить плечо женщинам; он не мог отказать в покровительстве, когда его о нем попросили; Цинсюань — весь Цинсюань, который, на счастье, пока не ведал, что генерал Мингуан в целом ему не способен отказать. Но последствия этого были печальны. Уложив в своей голове все сказанные Цинсюанем слова, Пэй Мин слишком ярко представил себе собственный номер. Он был маленький. Чистый. Возможно, даже уютный — для привыкшего спать под открытым небом солдата. Но в нем была лишь одна кровать.
А их трое. И в какую комбинацию не укладывай, выходило плохо. Конечно, кровать по умолчанию была отдана Цинсюаню. Но на полу оставались...

Пэй Мин перевел взгляд на Мин И и едва не тряхнул головой. Конечно, выглядел тот колоритно. Можно было сказать, что такая роковая женщина заслуживала всего внимания мира. Вот беда — Пэй Мин отлично себе представлял свою судьбу, если вдруг случайно ненароком заденет Повелителя Земли хоть дыханием. В лучшем случае его ждала лопата по хребту. В худшем — лучше не представлять.

Конечно, он понимал, что сам заслужил такую участь. Мин И так смешно реагировал на его шутки, а самому Пэй Мину, пару раз вкусившему уксус, так нравилось его задевать, что у Повелителя Земли, пожалуй, генерал Мингуан ассоциировался с худшим кошмаром. Но легче от этого не становилось.

— Ого. У себя? Ты успела построить себе личный отель, сестричка Мин И?

Вообще-то Пэй Мин честно не планировал задевать спутницу Цинсюаня. Он хотел, чтобы вопрос звучал уважительно. Получилось, как всегда: с яркой долей насмешки, припорошенной игривостью и чем-то еще, что Пэй Мин в себе признавать не желал. Может, с завистью?

— Вот и отлично, если она не планирует оставаться. Я здесь ради ночной охоты. Так что, а-Сюань, с радостью уступлю тебе свою кровать. Но ночевать ты в ней будешь одна! Твой брат не простит мне, если я позволю тебе нарушить все рамки приличия и... ну, ты поняла, — красноречиво переведя взгляд на Мин И и обратно, коротко закончил Пэй Мин. — И для этого не обязательно подкупать меня вином. Твоя безопасность в том числе и моя задача. Прости, пожалуй, мне хватит на сегодня вина.

Вообще-то, он планировал сегодня напиваться. И от налитого Ши Цинсюанем вина исходил божественный аромат. А-Сюань всегда знал толк в хороших напитках. И хорошей еде. А еще — не знал меры во флирте и развлечениях. И одной совместной попойки хватило Пэй Мину, чтобы понять — пить в компании с Цинсюанем лично ему опасно. Очень опасно. Потому что это у него трезвого стойкие принципы, которым он не изменяет. У пьяного разума на этот счет было свое мнение. И оно не совпадало с выбранной Пэй Мином линией поведения в отношении а-Сюаня.

Пэй Мин улыбнулся, еще раз осмотрел девушек и невольно приподнял удивленно бровь. По количеству вещей, которые они с собой несли, можно было предположить, что причина усталости очевидна:

— Вы ограбили местную лавку? Если да — рекомендую спрятать весь этот хлам... то есть, — подняв руки ладонями к Цинсюаню, тут же поправился Пэй Мин, — бесконечно ценные безделушки в цянькунь. Или в него уже не вмещается, так как он полон основной добычей? Или вы туда хозяина лавки упаковали? Не по частям, надеюсь?

Отредактировано Pei Ming (Пятница, 5 марта 21:03)

+2

6

Цинсюань откровенно веселился с того, насколько растерялся в первые секунды их встречи генерал Пэй, и даже не скрывал, что ему весело. Мин И тоже стоило бы наслаждаться вечером и компанией, но, кажется, "сестричка" больше интересовался ужином и вином - и это тоже было в свою очередь восхитительно прекрасно, ведь Сюань любил, когда людям вокруг хорошо, и не важно, из-за чего. Подливая вино "подружке", гипнотизировавшей кувшин, он поглядывал на генерала и слушал его... наставления? Он не был уверен, что можно так назвать речи о безопасности, но..

- Позвольте усомниться в том, что мой брат приставил Вас моим личным охранником, генерал Пэй, тем более, как видите, со мной самая надежная охрана, которую только я смог сыскать на Верхних Небесах и соблазнить на столь далекое путешествие, - он подмигнул Пэй Мину, хохотнув весело, а в следующую секунду уже щедро ссыпал золото и серебро на поднос прислужника, принесшего им ужин. Шепнул на ухо тому кое-что, сунув ему кусочек серебра отдельно и состроив самую умилительную моську, какую только можно было. Впрочем, уже через пару мгновений он вновь с сияющей улыбкой обернулся к своим друзьям, от чего легкие, воздушные шелковые ленты в волосах словно сами по себе затанцевали. - Кстати, ни за что не позволила бы себе, чтобы мои самые близкие друзья ночевали в коридоре или на улице - нам предоставят самую большую комнату и мы вполне уместимся все вместе.

Беззаботно отмахнувшись от этой вовсе не проблемы, он сунул в рот кусочек мяса, которое принесли им минуту назад, закусив маринованной сливой и отпивая из своей чаши вина.

- Ммм! Как же хорошо! - от восторга он аж прижмурился и хлопнул в ладоши, предварительно отставив кувшин с вином поближе к Мин И - зная ее... его аппетиты, он был уверен, что тот не захмелеет, плотно поев и точно зная меру. А вот замечание генерала на счет покупок заставило его удивленно осмотреть ту не столь и большую, надо сказать, горку подарков в упаковке. Задумчиво прожевав и проглотив мясо, он погладил кончик носа пальцем и хохотнул в полураскрытый веер. - Мин-эр такой внимательный! Но вот что касается покупок, это только начало, и фонарики точно помнутся, так что, лучше оставим их в номере, а в остальном... ммм... - он задумчиво постучал веером по колену и покачал головой, - подумаю об этом завтра, вдруг еще что-то прикупим, да ведь, Мин-сюн?

Иногда он думал, что слишком уж достает своим вниманием Мин И, что тому, вероятно, это все не нужно и выражение его лица можно растолковать, как недовольное, когда рядом находится Ши Цинсюань, но младший Ши не идиот, он не мог не видеть заботы и участливого спокойствия и терпения, когда друг не отмахивался, ка кон назойливой мухи, а просто вздыхал, но все же шел с ним на какое-то задние или просто попойку. Или вольно или невольно становился соучастником порой безумных авантюр Цинсюаня. То, что им до сих пор везло, и уж точно то, что Мин И даже научился (кстати, весьма легко, чем вызвал бурю восторгов у младшего Ши!) трансформироваться в девичье тело, по мнению Цинсюаня говорило о том, что этот Небожитель точно не бросит в беде и ему можно доверить свою спину в любой ситуации.

Впрочем, то же самое он мог сказать и о генерале Пэй Мине, куда как более давнем друге их с братом скромной семьи. Ладно не такой уж и скромной, но, все же. Уж кто-кто, а Пэй Мин не раз, не два и даже не десяток раз уже приходил им на выручку, не думая о себе или не страшась последствий для себя, хоть и прекрасно знал их секрет с самого начала. Не говоря уж о личной привязанности, которая выделяла генерала для Цинсюаня среди всех тех, кого он знал.

И в такие вот спокойные, полные радости моменты и понимал Ши Цинсюань, как же ему несказанно повезло с такими близкими людьми! Ни один злой язык не способен даже капли уксуса добавить в это самое прекрасное вино под названием Жизнь. Он рассматривал тех, с кем делил сейчас стол и прекрасный вечер, затем окидывал сверкающую фонарями набережную и лодки, любовался закатным небом и сиял улыбкой. И чуть бло не позабыл, зачем они вообще здесь собрались. Встрепенувшись, сел прямо и, похлопав ресницами, словно эта мысль посетила его буквально секунду назад, радостно заулыбался генералу.

- Кстати, если Мин-эр тоже выслеживал того же, за кем прибыли мы с Мин-сюном, вероятно, мы могли бы отправиться на охоту втроем!

Это даже не было вопросом. а просто восхитительной идеей, озвученной вслух.

- Может, поспрашиваем сейчас у слуги? Вдруг, местные в курсе каких-то слухов или легенд? Мы слышали с Мин И, что это существо похищает исключительно девиц, и только незамужних. Может, и Мин-эр согласится принять девичий облик? Так будет проще, - чуть приглушив голос, почти шёпотом предложил Цинсюань и вновь потянулся за кувшином.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/42/410990.png[/icon]

+2

7

Вечер переставал быть скучным, и начал становиться раздражающим. Если бы не настойчивое внимание к генералу Цинсюаня, встреться вот так с ним на улице, Мин И сделал бы вид, что не заметил его. И спокойно прошел мимо. Почему-то в сознании крепла уверенность, что тот поступил бы так же. Хотя отвечать за порывы и чувства других он не стремился. Сейчас же приходилось обоим мириться с присутствием друг друга ради спокойствия и веселой улыбки Повелителя Ветров.
Отвоевав наконец кувшин, Мин И успел уже выпить даже пару-тройку чаш, когда до него долетела реплика генерала Пэя. Бросив убийственный мрачный взгляд на него, не обещая ничего хорошего, если тот не заткнется и не вернет свое внимание Цинсюаню, Повелитель Земли отправил в рот кусочек мяса, слизнул с пальцев маслянистый сок и налил себе еще вина. Уж лучше пусть тот блеет что-то там младшему Ши, чем отпускает свои шуточки в его сторону. Может Мин И и научился принимать облик девы, но вот манерами на нее совершенно не походил, а потому мог легко съездить обидчику в челюсть или перетянуть поперек хребта лопатой.
То ли подействовал взгляд, то ли генерал действительно решил поиграть в героя и защитника (кстати это он так непрозрачно намекает, что Мин И плохой защитник? Обидеться что ли… Может быть потом, пока есть дела поинтереснее), но от вина от отказался, и кувшин перешел в единоличное и безраздельное владение Повелителя Земли. Что немного подняло его настроение. Со стороны наверное казалось, что более неудачливая подружка лишившись внимания единственного в их компании кавалера, с мрачным видом решила напиться. Вот только первый, кто озвучил бы эту мысль, отправился бы навестить предков.
Отпивая очередную порцию вина, Мин И чуть приподнял тонкую бровь, бросая взгляд на Цинсюаня. Соблазнил? Так вот как это называется. А он-то недалекий простак считал, что его просто утащили не спрашивая мнения. Заболтали и утащили, сманив вкусной едой и выпивкой. А это оказывается его соблазнили. Ну хоть знать будет, как соблазнять. Правда в его исполнении это скорее будет выглядеть как «лопаточкой по темечку и пока тепленький», но сути это вряд ли изменит. Великое искусство соблазнения, однако!
Проследив за игривыми перемигиваниями и рассыпавшимися по подносу монетами, которые слуга спешно собирал, постоянно кланяясь высокопочитаемым гостям, Мин И покачал головой. Его расстраивала даже не расточительность и беспечность Цинсюаня, Хотя к деньгам можно было бы относиться с большим вниманием. Его недовольство вызвало скорее нежелание Повелителя Ветров думать о последствиях своих поступков. Как говорят люди, сытый голодному не товарищ. Как и богатый бедному. Может кто-то на последние медяки приехал издалека на ярмарку, чтобы показать детям праздник или купить для хозяйства что подешевле. И теперь пришли они, бросили горсть блестящих монет, и из занятой уже комнаты выгонят кого-то, чтобы достопочтимым господам было, где переночевать. Да даже если и не так, в такое время все комнаты заняты, о чем и сообщила им на входе хозяйка. Но Цинсюань будто не слышал ее. Зачем, когда у тебя есть деньги? За них можно получить все. И не важно, какой ценой.
Мин И сжал в пальцах чашу тонкого фарфора, едва не раздавив ее. Но медленно выдохнув, вернулся к мрачному поглощению вина. И самое забавное, ведь ночлег им и не нужен, в общем-то. Мало того, что они могут спокойно выдерживать без сна длительное время, так и собрались здесь с конкретной целью, которая не подразумевает часть с «выспаться в трактире после разгульного посещения ярмарки». Мир людей несправедлив. И никогда не будет справедлив. Потому что даже боги некогда были людьми.
Предложение Цинсюаня отвлекло от безрадостных мыслей о смысле бытия, и Мин И бросил насмешливый взгляд на генерала. Может не ему одному тут страдать. Ты же не откажешь своего дорогому А-Сюаню, правда, генерал? Вечер начинал приобретать намек на развлечение. Хотя с характером этого любителя женщин, все может закончиться, так и не начавшись. Увлеченный этой идеей, заключив сам с собой пари, и с интересом ожидая ответа мужчины, Мин И даже не обратил внимания, что на его честно отвоеванный кувшин покушаются.
[nick]Ming Yi[/nick][status]Против лома нет приема, окромя моей лопаты[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/48/430787.png[/icon][quo]Мин И[/quo]

+2

8

В отличие от большинства небожителей, к которым очевидно относился и лучший друг Цинсюаня, Пэй Мин к транжирству братьев Ши относился снисходительно: как к неизбежному злу или разгулу стихии. Первое время он просто наблюдал за этим, затем приспособился разгребать его последствия, минимизируя урон для семейной кармы. Так что он лишь внимательно наблюдал, как Цинсюань с потрохами покупал и очаровывал их обслугу. Когда же Цинсюань радостно высказался про то, что им теперь доступен самый крупный номер, лишь вздохнул и покачал головой. После чего тихо посетовал:
— У меня есть номер. И я вас туда приглашаю. Его вполне достаточно для того, чтобы сохранить твои покупки. Для фонарей, чтоб не помялись, там достаточно места. Да и вряд ли нечисть полезет в самый большой номер к богачкам.

Фактически, это и было ответом на предложение Ши Цинсюаня присоединиться к охоте. Вообще-то Пэй Мин был из тех, кто предпочитал действовать в одиночку. Окружающие считали это проявлением высокомерия, снобизма. На деле все было куда хуже: Пэй Мин не доверял большинству небожителей. Однажды он уже пережил сразу несколько ножей в спину от тех, ради кого воевал. С тех пор нет-нет, а оглядывался на всех этих Их Высочеств, Их Величеств и Благородных Князей. Присутствие рядом одного из них лишь усложняло жизнь — Пэй Мин следил не только за врагом, но и — это было выше него, — за партнером. Это выматывало, было чреватым.

И будь речь лишь про Мин И, он несомненно отказался бы. Но Ши Цинсюань был особым случаем. И как бы генерал не ограничивал собственные порывы, не лез с опекой и обходил острые углы, если был такой прекрасный повод, его бы не упустил.
Но даже если он и собирался присоединиться к чужой охоте, то по своим правилам. А они гласили — не выделяйся из толпы. И не мешай жить простым смертным. Он свою карму и без того еще не обелил.
Пэй Мин широко махнул рукой и подозвал и без того торопящуюся к ним прислугу. Ничто так не улучшает сервис, как запримеченный тугой тяжелый кошель, полный серебра. Тихо, с полной уверенностью, которая перекрывала любые чары... ладно, просто пользуясь несомненным на севере правом мужчины решать, Пэй Мин выложил свой кошелек на стол, добавляя весомость словам, и распорядился:
— Моей сестре не нужен номер. Она совсем забыла, что мы уже нашли, где жить. Прошу оставить там постояльцев. Серебро оставьте за доставленные неудобства. И включите в мой счет за еду все, что заказала эта дама. А на деньги, которые передала сестра, мы хотели бы получить еду для нашей служанки и компанию сказителя.

— Вы хотели бы песни, или легенды, или...

— Сплетни, — коротко откликнулся Пэй Мин и попросил, — выпей с нами. Мы слышали, у вас тут происходит что-то странное. А кому, как не такому расторопному и сметливому знать обо всем, что здесь происходит?

Немного лести и много денег, полученных ни за что, располагают людей даже больше, чем виды, которые открывались в декольте его «сестры». Так что энтузиазм, с которым местный парень, представившийся И Жанем, сложно было переоценить. Он пообещал не задерживаться, когда Пэй Мин попросил добыть им всем приличного северного вина, и себе не забыть. И действительно, отсутствовал недолго. Но времени наедине хватило Пэй Мину на принятие сложного решения.

— Он похищает девиц с плохой репутацией, братец а-Сюань? — с усмешкой спросил Пэй Мин.

Так получилось, что он знал, откуда у Ши Цинсюаня эта привычка ходить в женской форме: и дело было не только в том, что молились ему, как даме. Поэтому относился не как к странности — к милой особенности. Но потакать капризам юного Ши не торопился. Сколько бы Цинсюань не просил, генерал Пэй не торопился светить своей женской красой. Берег до особого случая. То есть, конечно, не генеральское это дело, исключительно.

— Если тварь умна, обратившись все в девиц, мы рискуем разве что его рассмешить. Много ты тут видишь богатых дев, гуляющих в одиночестве? Впрочем, если ты правда хочешь, чтобы я пополнил собой ряды приманок, пожалуй... но тогда...

Пэй Мин покосился на спутника, то есть, спутницу Цинсюаня и спросил с ухмылкой:
— Твоя кислая рожа хоть немного повеселеет, если тебе придется играть роль родственника-мужика двух красивых дам?

+1


Вы здесь » The Untamed » Благословение Небожителей » Лягушка на дне колодца (преканон)