Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Хэ Сюань, Лин Вэнь

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Благословение Небожителей » Лягушка на дне колодца (преканон)


Лягушка на дне колодца (преканон)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.ibb.co/SQ32fq7/image.jpg
ЛЯГУШКА НА ДНЕ КОЛОДЦА

Казалось бы, что может пойти не так? Рядовая молитва. Разгулявшаяся нечисть, которая под силу любому монаху или начинающему заклинателю. Не ясно даже — зачем обращаться с такой к Небожителю. Впрочем, есть мысль — и простые смертные не желают соваться в забытую всеми дыру на берегу Хэйлунцзян.
Это, к слову, первое «не так».
Второе — фестиваль драконьих лодок, который не учитывает покровитель этих земель. В наплыве гостей из окрестных сел не найти даже приличной комнаты, не то, что демона.
Третье же... третья — слишком прекрасна, чтобы ей доверять. Но как не довериться самой красивой женщине Севера? Тем более, если просит она так мало — всего лишь составить компанию и выпить с ней и ее суровой подружкой.

Специально приглашенные звезды:
Пэй Мин в роли скромного заклинателя;
Ши Цинсюань в роли восхитительной горожанки;
Мин И в роли «я не с ними»

Отредактировано Pei Ming (Понедельник, 22 февраля 20:38)

+1

2

Как и большинство подобных историй, эта началась с тоски Пэй Мина.

Тоска была не того рода, который воспевают во фривольных песенках: он не чах по недоступной красотке, не ждал возвращения друга верного из далекого похода. Он просто не мог найти приложения своей неуемной энергии, которая внезапно оказалась никому не нужна.

С некоторых пор дела его дома шли настолько хорошо, что сам генерал Мингуан, как и большинство популярных патрональных фигур, оказался не у дел. Его титул красовался на дверях храмов — старых, новых, многочисленных. Совершенно не похожие на него статуи возвышались за порогом. Молитвы возносились генералу Мингуану, покровителю Севера. Ему, конечно. И в то же время совсем не ему. На земле не осталось людей, которые помнили бы Пэй Мина. От него осталась прекрасная картина, давно переписанная историками. И имя.

Молитвы сортировались лучшими богами литературы: дружба с Наньгун Цзе была полезной. Они попадали в руки младших богов, прикрепленных к его дому. Распределением занимался Пэй Су. Он же вел отчетность, отвечал за дипломатические контакты, обучение персонала, расширение дворца. Если подумать, Пэй Су фактически взвалил на себя роль идеальной жены, отвечающей за быт, а также советника по всем делам сразу. В итоге генерал Мингуан вот уже пару сотен лет большую часть времени занимался только массовыми молитвами, ночной охотой с Ши Уду, бесконечными тренировками. Он даже тайно спускался, чтобы поучаствовать в человеческих войнах.

За это, к слову, был сурово наказан Пэй Су. То есть, конечно, это младший считал молчание длиной в месяц наказанием.

В последние пару недель Пэй Мина лишили и ночной охоты. Ши Уду отправился с Повелителем Металла постигать тайны стихий на гору, название которой Пэй Мин стрезву не выговорил бы. Он хотел навязаться третьим, но в вопросах наращивания боевой мощи Ши Уду всегда был категоричен:
— Даже не думай. Лучше делом займись.

И Пэй Мину пришлось отступить. Дело он, как и было уже сказано, искал пару недель. И сумел найти чудом. Ладно, не чудом — взяткой Наньгун Цзе в виде семи порций танхулу и новой кисти, изготовленной лучшими земными мастерами. Оно было простым. Даже не стоило внимания небожителей: в окрестностях небольшого селения завелась нечисть: возможно, демон. Людей он пока не убивал, да вот пугал дев ночной порой своим видом развратным. Может, и не только дев, да вот мужи не торопились молиться богам. Уровень молитв вырос. Тревожность населения росла. И генерал Мингуан с чистой совестью спрятал ауру и свою божественность, облачился в скромное платье заклинателя, взял простенький меч и спустился в селение.

Он думал, что дело займет у него меньше суток. Календарь и местные обычаи внесли свои коррективы:
— Вино. Сливовое вино. Лучшее вино на всем побережье! — громкоголосо зазывал с ярко раскрашенной лодки, стилизованной под дракона, седовласый мужчина в помятой одежде.

— Не верьте проходимцу. Лучшее вино у нас, — надрывался в берега лавочник, расположившийся опасно у воды.

За это он и поплатился, когда старик, названный проходимцем, ударил по мутной речной поверхности веслом. Пэй Мин от летящих в него брызг укрылся рукавом и вздохнул в алый шарф, решительно не подходящий к скромному одеянию. И как он мог забыть про фестиваль драконьих лодок, который каждый год проходил в этот день?

Впрочем, можно было считать это не просчетом. На небесах он почти сгнил от безделья. А тут сможет развеяться и забыться. Конечно, не дело небожителю слишком погружаться в человеческий быт. Если подумать, ему поздно себе о таком говорить. На небесах давно судачили про него и Ши Уду, что на Верхних Небесах они бывают реже, чем на земле. Слухом больше, слухом меньше.

За пару часов в селении Пэй Мин сумел найти неплохой по местным меркам номер на постоялом дворе. Фактически, это был и не постоялый двор. Вероятно, до праздника здесь жили лошади, а может и свиньи. Но к самому людному дню помещение очистили, разграничили тонкими стенками, минимально меблировали. И теперь тут можно было жить. Конечно, немного пованивало. Но Пэй Мин и к такому привык. Лучшего запоздавшему гостю не предлагали.

Зато неподалеку от его места для ночлега располагалась отличная питейная. Хозяйка ее вкусно кормила, наливала великолепное вино. А несколько столиков было вынесено на улицу, под навес. И, расположившись за одним из них, Пэй Мин получил отличный вид на Хэйлунцзян, где владельцы драконьих лодок готовились к гонкам. Шоу было красочным, пестрым. Когда-то давно, в бытность свою человеком, Пэй Мин его очень любил. Тогда он всегда делал ставки с Жун Гуаном, и всегда выигрывал. Сегодня он был один. Предложить, что ли, хозяйке пари?

Опрокинув в себя первую порцию сливового вина, Пэй Мин решил, что еще не настолько низко пал, чтоб обирать бедную сельскую жительницу. Все-таки у него с человеческих времен было чутье в таких делах.

— Хозяюшка, повтори, — попросил Пэй Мин не глядя, флегматично наблюдая за тем, как владелец небесного дракона в кричащих желтых цветах второпях дорисовывает больше похожему на песчаного змея монстру раскосый глаз. Зрелище было, если честно, не настолько увлекательным. Но Пэй Мину сейчас даже это казалось занимательным, настолько сильно он скучал.

Отредактировано Pei Ming (Понедельник, 22 февраля 21:34)

+1

3

-И-мэй, смотри, какой красивый! А этот! Давай, купим! - Цинсюань уже тянул за рукав друга от прилавка со сладостями к лавке с фонарями уж очень необычной формы: птицы и лодки, вырезанные из дерева и сотканные из тончайших тканей, бумажные и из бамбука - все они были просто восхитительно прекрасными, каждый - на свой лад. Правильнее было бы сказать, что Цинсюань тянула и не друга, а подругу, весьма сурово и строго выглядевшую, но, младший из Ши точно знал, очень добрую и действительно прекрасную богиню земли. Ладно-ладно, бога. Просто сегодня Цинсюань, все же уговорил этого буку на маленькую шалость - спуститься с Небес на землю в женском облике, раз уж им удалось выяснить, что в этих местах именно девы становились объектом злых шуток некоего то ли духа, то ли демона. По правде говоря, Ши Цинсюань если и отнесся к этому слуху серьезно, но лишь наполовину, вернее, отнесся-то он со всей серьезностью, но и отдохнуть и насладиться в полной мере праздником, какие редко устраивались на Небесах, ему хотелось чуточку больше, чем побывать на ночной охоте и изловить изверга, пугающего по ночам прекрасных (и не очень) девушек.
- Ох, давай, вот этот точно тебе понравится, поставишь у себя, он хорошо будет смотреться с твоей лопатой! - прикрываясь веером, Сюань хихикнул в него же и заплатил торговцу за изящной резьбы фонарик с рисовой бумагой изнутри. Дерево было темным, почти черным, изящно контрастировало по цвету древесной резьбы с белой рисовой бумагой и красовалось мотивами на тему пяти стихий. Почти сразу же фонарь перекочевал из рук богини ветра в руки обладательницы одного из сильнейших артефактов Верхних и Средних Небес. - Ой, и вот этот тоже дайте, там веера - подарю брату! И еще тот, с… да нет же, красный, с Мингуанем!
Его восторга не описать было словами, потому что тот переполнял Цинсюаня по самую верхушку заколки и, казалось, даже из рукавов выливался. В его руках уже красовались два фонаря, три бутылки с местным “лучшим вином”, как утверждал торговец, сшибающим с ног лишь ароматом сливы, а также два новых веера на петлях на запястье и сверток с новым девичьим ханьфу. В общем, со стороны они с Мин и выглядели типичными зажиточными горожанками, выбравшимися на праздничную ярмарку повеселиться и потратить много денег на одни лишь развлечения. И не успел он оставить серебро в лавке фонарей, как уже тянул “подружку” к заведению, где им точно перепадет вкусной еды и новые слухи о тех самых случаях.
Вообще, когда он сообщил брату Уду, что собирается по такому делу на землю, тот лишь фыркнул и в своей манере заботливо сообщил, что “делать тебе нечего”, но пару охранных талисманов с собой выдал, видимо посчитав Мин И и пустковость подобного дела достаточно весомыми поводами не запрещать развлекаться младшему Ши. У этого самого младшего вообще были подозрения, что старший брат прекрасно понял, что Цинсюань и правда засиделся в четырех стенах их дворца и очень хочет проветриться.
“Бог Ветра захотел проветриться”, - на эту мысль Цинсюань хихикнул и чуть было не растянулся на пороге заведения, куда они уже зашли и теперь оглядывались в поисках свободного места. Увы и ах, но подоспевшая хозяйка, всплеснув рукавами, горестно поведала им, что в связи с праздником столиков нет, все номера заняты, а поужинать она сможет им разве что на открытой веранде за дополнительным довольно тесным столиком накрыть. Но, пока он слушал ее жалобы и извинения, в поле зрения попался красный цвет, словно маячок мелькнувший в сумерках, Цинсюань тут же очаровательно улыбнулся хозяйке и кивнул в сторону веранды, открывающей вид на празднично украшенный канал и лодки.
- Мы к знакомому, госпожа. Велите подать ужин к столику того господина, он будет нам очень рад, а мы будем рады, если Вы позаботитесь о нас! Пойдем же, мэй-мэй, мы нашли, что искали!
Она рассмеялась тихо повела за собой подругу, оставляя хозяйку если в недоумении, то в легком замешательстве. Впрочем, та быстро пришла в себя, сообразив, что если посетительниц ыне ушли, значит, выручк ане потеряна. Только бросила еще один обеспокоенный взгляд в сторону столика, к которому направились две девы, ожидая реакцию мужчины.
Цинсюань же уже откупоривал кувшин с совсем недавно купленным вином и наливал в подставленную чашу Пэй Мину, веселясь от души.
- Очень надеюсь, что достопочтенный господин Мингуан не откажет этим девам в покровительстве и не выставит их за дверь - в городке совсем не осталось свободных мест ни в чайных, ни в гостиницах. А мы с сестричкой Мин И так устали за сегодня…
Привычно кокетничая веером, дева Цин присела рядом, давая на последний свободный стул сесть “сестричке”. - Еще вина? Мин И?
Он поболтал кувшином, сначала глянув на генерала, а затем и на Мин И. - В знак нашей благодарности за гостеприимство, я всех нас угощаю ужином, идет?
[icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/42/410990.png[/icon]

+2


Вы здесь » The Untamed » Благословение Небожителей » Лягушка на дне колодца (преканон)