Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Хэ Сюань, Лин Вэнь

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » I was painting a picture


I was painting a picture

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Lan Wangji x Lan Xichen


I was painting a picture,
The picture was a painting of you.
And for a moment I thought you were here,
But then again, it wasn't true — down...

AURORA - Runaway


0

2

Лань Сичень узнал о прибытии младшего брата утром, после завтрака. В его распорядке дня свободное время оставалось лишь перед сном, и нетрудно было догадаться, что безупречно вежливый Лань Ванцзи появится к вечеру. С Вэй Усянем или без него - наверное, Лань Сичень предпочел бы без; ему явно требовалось побыть с братом наедине.

Они не так много говорили в целом, больше медитировали или играли. Иногда просто сидели рядом, Лань Ванцзи - над работами студентов дяди, Лань Сичень - над письмами и сметами. Невесомое чувство умиротворения окутывало их, позволяя не пользоваться словами.

С момента событий в храме прошло около двух месяцев - нет, Лань Сичень мог бы назвать точную дату, если бы позволил себе задуматься об этом на секунду больше - и истории об этих событиях быстро облетели все ордена. Их упоминали в письмах, пересказывали друг другу на встречах, и в конце концов начало казаться, будто они окружали Лань Сиченя везде - вместе с тенью покойного главы Цзинь. Акварели с его лицом все еще лежали в деревянной плоской шкатулке на низкой резной тумбе.

Лань Сичень опасался даже прикасаться к ним; к свидетельству своего особенного отношения, которое, как сказал дядя, не оправдалось - выражение, применимое больше к денежным делам, нежели к людям.

Как будто все, что он чувствовал годами, могло вмиг развеяться только от факта предательства. Возможно, Лань Ванцзи поймет Лань Сиченя лучше.

Пахло чаем, гибискусом и свежей зеленью, и на террасу мягко опускались сумерки, когда Лань Сичень услышал шаги позади себя и поднялся, чтобы поклониться Лань Ванцзи.

- Брат, - с бледной улыбкой поприветствовал Лань Сичень, сторонясь и пропуская младшего.

Вряд ли кто-то заметил бы, однако в облике Лань Ванцзи угадывалась нечто новое. Лань Сичень, пожалуй, мог бы назвать его счастливым, и это наблюдение радовало.

- Надеюсь, ваш путь в Гусу был удачным, - добавил он, понимая, что в последние месяцы брат и его спутник разбирались с духами в окрестностях, - надолго ли вы здесь?..

Если нет, то Лань Сиченю следует признаться, что следующая их встреча состоится очень, очень не скоро.

+1

3

Целью визита в Облачные Глубины отчасти и был дорогой старший брат. Требовалось также соблюсти приличия: представить партнёра по самосовершенствованию Главе Клана, поклониться предкам в Храме, поприсутствовать на торжественном ужине, справиться, как дела у воспитанника. Имелось множество дел, которые необходимо завершить, передать или оставить, но все они подождали бы.
Приготовив ужин для Вэй Ина с соусом и мясом за пределами Гусу и тайком доставив в дзиньши, Ванцзи направился к Сичэню. Привычный путь от одного здания до другого оказался долгим. Никогда прежде Лань Чжань не видел брата так долго. Доселе не происходило между встречами таких разительных перемен ни в одном из них. Теперь сам он был самым счастливым человеком во всей Поднебесной, а Лань Хуань в тот же день потерял двух дорогих ему людей.
Поднявшись на террасу, Ванцзи заметил брата. В дзиньши будто не произошло изменений: вещи занимали свои места, даже шкатулка с рисунками не сдвинулась ни на джан, но под воротник ханьфу будто забрался холод. Улыбка Сичэня - тёплая и открытая всегда, оказалась окрашенной грустью.
«. . .»
Доблестный, лучезарный Цзэу Цзюнь будто стал чуть ниже ростом, поблекшим и невыразимо печальным, пусть ласковый взгляд смотрел с прежней добротой.
- Брат, - ответил Ванцзи на приветствие, проходя в покои. - Сложно сказать.
Лань Чжань занял место за столом, не сводя взгляда с лица Сичэня. Старший брат несчётное количество раз поддерживал его, давал мудрые советы, отвечал на сложные вопросы. Кажется, настал черёд младшего заботиться.
- Как... ты сам, брат? Могу я помочь тебе?

0


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » I was painting a picture