Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Лин Вэнь

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Сыгранное » Лучший подарок


Лучший подарок

Сообщений 1 страница 30 из 30

1


Лучший подарок
http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/79194.jpg
Участники:
Вэнь Сюй ◄► Вэнь Шань Шэ
Место:
Какая-то глушь на территории ордена Цишань Вэнь
Время:
Наследнику 15 лет.
Сюжет:
Поощрение Вэнь Сюю от отца на день рождения — личный телохранитель.
Праздник не для слабонервных.


[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Воскресенье, 28 февраля 04:47)

+1

2

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]
Близко. Это было близко, и чувствовалось так, как чувствуется замершее дыхание ветра в жаркий день. Как может чувствоваться то, чего нет. Это было ничуть не похоже на то, что ощущалось около осколка, который уже был в руках клана, но это - чем бы оно ни было - было близко. Очередной вечер после дня пустых поисков, очередной разбитый наскоро лагерь. Очередная порция усталости разливается по телу, пропитывает мышцы, опустошает меридианы. Время отдыхать, и все, кто могут, отдыхают. Вэнь Сюй тоже пытался, но напрасно. То, что было близко, не позволяло. И, может быть, всего-то и нужно было - пойти, следуя за ощущением, понять, что всё это порождено лишь усталостью, и на другой день продолжить привычно-бесплодные поиски. Спокойно.
Поняв, что ни заснуть, ни, тем более, сосредоточиться на медитации, он попросту не сможет, наследник отодвинул полог шатра. У выхода стояли двое - Вэнь Сюй оглянулся, чтобы понять, кто именно, но лица тут же ускользнули от его внимания, скрываясь во тьме и отблесках огня в кострище. Не идти за ним - приказ однозначный, хоть и брошен тихо, даже не брошен, почти обронен, Вэнь Сюй не проверяет, исполнен ли. Идёт вперёд и вверх по склону. Хорошо бы встать на меч, но дневным полетом силы истощены настолько, что даже сейчас он понимает - выше чи не взлетит. Ну и ладно, если заставить себя шагать, то и пешком можно уйти далеко. Он и заставляет. Сначала заставляет, потом ноги идут уже сами собой, остается только задавать направление. Впрочем, направления он не знает. То, что близко, попросту близко, а где - не поймешь. Должно быть, на вершине.
Эта вершина не так уж и далеко, Вэнь Сюй видит ее, освещённую луной, чувствует, как завиваются вокруг неё потоки благостной ци - должно быть отличное место для какого-нибудь уединенного самосовершенствования. Он пришел не за этим, но мимоходом отмечает, когда останавливается, чтобы перевести дыхание (когда только успело сбиться?) и наметить тропу. Тогда же виски сдавливает чужим присутствием - невидимым, неслышным, но всё же человеческим. Заметить невозможно, но огонь в крови буквально заставляет почувствовать, вскидываясь не в ощущении опасности - в раздражении.
- Я запретил, - он не оглядывается, но знает, что его услышат, - идти за мной.
Приказ нарушен - это странно, неправильно, опасно. Это не гнев, не настоящая злость, это просто огонь, почувствовав слабину, вырывается на волю из давно сковавшей его идеально выверенным, сплетенным из негласных правил, из идеального подчинения, даже из мелочей вроде этикета, порядком. Вэнь Сюй не хочет позволить огню вырваться: он обязан удерживать его, как удерживают все, в ком кровь клана достаточно сильна - удерживают или погибают. Или убивают. В то, что от огня может погибнуть он сам, наследник клана Вэнь не верит. Но убить Змея было бы очень плохо, и поэтому он просит.
- Возвращайся. Уходи.
Только получается новый приказ. Огонь сыто обжигает, предчувствуя новое неподчинение, а значит и новую дыру в сдерживающей его клети. Огонь пробирается колкими и очень маленькими искрами по линиям на ладонях, скапливается на подушечках пальцев, окружает ногти. Ждёт. Вэнь Сюй отдает себе отчет в том, что должен прекратить это, он даже знает, как - первое, чему с детства учили - но уже плохо понимает, зачем. Это значит, опять остановить себя, да ещё и тогда, когда до цели близко. Но он должен, и это последнее, за что удается ухватиться, чтобы восстановить видимость порядка. Он должен, он делает это, а затем вновь идёт вперед по тропе, теперь быстрее. Так проще.
- Здесь нет ничего, что может мне навредить. Но есть то, что может навредить тебе.

Отредактировано Jin Guangyao (Воскресенье, 28 февраля 22:46)

+2

3

Приказ есть приказ, а тем более, когда один приказ накладывается на другой, а другой — на третий, жизнь вообще становится крайне интересной. Перемена далась не так легко, как он мог себе представить, и не потому, что учитель расстался с учеником, и даже не потому, что наследник, опека над которым была вменена в обязанности, никогда не был подарком, гораздо в большей степени беспокоило то, что теперь он в путешествиях должен был заменить Главу Ордена и первым взять то, что не должно попасть не в те руки. Беспокоило само беспокойство за здоровье учителя и то, что теперь его рядом с ним не будет, что некому будет позаботиться о нем так, как он привык, тоже глодало сердце, когда было время об этом подумать.
Вот как сегодня вечером. Хотелось уединиться, посмотреть на лунный серп, помедитировать на склоне холма, у которого они разбили лагерь, где можно было быстрее восстановить силы. Поручив охрану шатра Ляньбо и Сяньхэ, он направился в лес, нашел звериную тропу, по которой без труда поднялся выше и устроился на большом валуне за деревьями.
Прикосновение к темному металлу не прошло даром, иногда, нет-нет, да накатывало странное чувство, что что-то внутри него сломалось и не хочет чиниться, словно не подлежит восстановлению вовсе. Что говорить о том, что Владыка остался рядом с куском этого отравляющего всё вокруг себя “творения” один на один?
Проклятие! Время медитации было так важно, медитации, тишины и одиночества, а он тратит его на сожаления. На то, чему помешать не в силах, что оспаривать не имеет права, и, если очень хорошо подумать, не должен. А должен побыстрее восстановить силы и вернуться в лагерь, чтобы завтра продолжить поиски проклятого металла.
Одиночество его, правда, продлилось не слишком долго. Звук шагов на тропе опередило приближение трепетанием воздуха, пахнуло жаркой ци, какая бывает только у чистокровных Вэней с их неугасимым внутренним пламенем, мешающим жить спокойно, не только им, но и всем окружающим. Шань Шэ вздохнул, покачал головой, прислушался, никто наследника не сопровождал, и скользнул на тропу, ведущую на вершину холма следом за ним.
— Я запретил идти за мной.
Вэнь Сюй остановился на тропе, не оборачиваясь. Раздражен, слышно даже сквозь, казалось бы, спокойный голос.
— Вот как? Должно быть, Хуншэ не расслышал со склона холма, — поклон, приличествующий ситуации, вряд ли сгладит дерзкую шутку, но правда есть правда. Не расслышал.
— Возвращайся. Уходи.
Искры пляшут вокруг руки, огонь рвется наружу, едва сдерживается, и в темноте это хорошо видно.
— Здесь нет ничего, что может мне навредить. Но есть то, что может навредить тебе.
Наследник заторопился уйти, и это совсем не порадовало. Что бы с ним сейчас ни происходило, даже если придется выдержать атаку, лучше бы не оставлять без присмотра… Змей нахмурился и двинулся следом с той же скоростью.
— Хуншэ все таки рискнёт, — не в духе тут может быть не только наследник, но это не повод плохо выполнять свою работу. — Куда же направляется молодой господин?
Куда бы его отвести, чтобы успокоился.
Давно пора бы поговорить…

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

4

Огонь торжествует. Чует то ли родственную душу, то ли легкую добычу, то ли одно и другое сразу. Зовет играть - огонь любит тех, кто любит риск. Подначивает показать зарвавшемуся подчиненному его место. Вэнь Сюй спешно латает дыры в смиряющей огонь сети и затягивает ее потуже. Лучше бы Змей понял... Нет, лучше бы Змей подчинился приказу. Он слишком привык подчиняться другой силе, несоизмеримой. Вэнь Сюй не удивился бы, впрочем, если бы узнал, что он привык не подчиняться иногда даже ей. Немного. В рамках терпения Владыки и его интереса к своеволию. Но достаточно, чтобы теперь чувствовать себя вправе идти наперекор.
Заставь, подсказывает огонь, подчини. Переломай, если сил хватит. А если не хватит, огню ты неинтересен. Вэнь Сюй собирает силы и подчиняет - не непонятливого телохранителя, а назойливого советчика. Приходится сосредоточиться, приходится молчать. Огонь усмехается из своей клети: другой бы удержал и не заметил, а ты слаб. Это его обычные шутки, пора бы привыкнуть, но почему-то они с годами становятся лишь больнее. Не важно. Может быть, он и слаб, но не настолько, чтобы поддаться на такие очевидные выпады. Огонь тоже понимает это и до поры замолкает, довольствуясь тем, что внутри.
Это даёт возможность оглянуться. Звуки и запахи теперь так остры, что, для того, чтобы понять, что Змей идёт следом, смотреть не нужно, но Вэнь Сюй всё равно оборачивается: он ведь не зверь, чтобы без оглядки бежать от преследования. Просто - чтобы бежать.
Вэнь Шаньшэ - воплощённое спокойствие, и это тоже злит. Как можно быть спокойным, когда рядом... Что-то, чего Змей не видит, не замечает, раз спрашивает. Раз спрашивает - надо ответить. И всё равно, что Вэнь Сюй не знает сам, знать не нужно.
- Туда, - он опять разворачивается и смотрит только вперед, продолжая идти, хотя камни под ногами, покрытые влагой туманов, становятся всё более скользкими, а шаг всё менее уверенным, хоть и не замедляется, - куда упало солнце.
Или хотя бы туда, где сильнее ветер. Он кажется чем-то жизненно необходимым, и, даже прислушавшись, Вэнь Сюй не может понять - необходимым ему или огню. Тропа теряется на камнях и в траве, цепко повисшей на склоне. Да и нет никакой тропы - люди здесь не ходят. Подъем становится таким крутым, что просто так уже не шагнешь, приходится хвататься за ветки кустов или редкие изогнутые стволы того, что, вопреки очевидной искаженности считало себя деревьями. Уродливые, или красивые той особой красотой, в которой проявляется упрямство жизни. Красотой силы, не имеющей ничего общего с общеизвестными, затертыми до дыр канонами. Огонь тянется к пище, но единственное, что он может, - это оставить тонкий след едко пахнущего дыма - дерево пропитано влагой, как и всё здесь, а до ветра, раздувающего пламя, ещё только предстоит добраться.
Ты тоже слаб, усмехается Вэнь Сюй, но веселья надолго не хватает: дыхание за спиной напоминает, что он здесь не один.
- Вэнь Шаньшэ нарушает приказ осознанно?
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+2

5

Туда, куда упало солнце…
Вызывает даже не усмешку, а досаду. Что это за нескромные речи? Хорошо, что никто не слышал. Наследник недоволен чем-то, но предположений много, а выяснить всё равно придется как можно быстрее, иначе в следующий раз полыхнет уже средь бела дня. Быть может, даже в толпе свидетелей.
Желание схватить за шиворот и встряхнуть становилось всё сильнее. Вот только делать это ему позволено в самых крайних случаях. Как определить, тот ли это случай?
Наследник вымотан ежедневными перелетами, как и они все, оттого его шаг не опирается на духовные силы, оттого ему все труднее карабкаться вверх по крутому склону к вершине, где кустарник и деревья, согнутые ветром по пути их следования, расступаются и образуют каменистый выступ над почти отвесным крутым северным склоном. Выбирая место для стоянки он учитывал не только близость сильной жилы дракона, но и эту относительную защиту. И всё же Вэнь Сюй упрямо карабкался наверх, к самой голове дракона, где он вряд ли смог бы получить успокоение и набраться сил.
Ночной ветер принес слабый запах дыма, заставив на миг остановиться и приглядеться заново. Так и есть, тонкие стволы, опаленные бесцеремонно огнем чужих рук, темнеющими в лунном свете пятнами взирали в небо, будто вопрошая “За что?”.
— Вэнь Шаньшэ нарушает приказ осознанно?
Отчего же так хочется наследнику отправить его обратно в лагерь? Он что, собрался предаваться искажению ци в одиночестве или, быть может, желает безнаказанно устроить лесной пожар?
— Вэнь Шаньшэ исполняет приказ Владыки — сопровождать Первого молодого господина туда, куда тот направляется. До тех пор, пока Первый молодой господин не убедит Вэнь Шаньшэ в том, что способен в любой ситуации быть полностью самостоятельным… — “никаких поблажек”, прозвучало в голове, он отмахнулся от мысли и продолжил с неохотой. — До тех пор я или мои люди будем рядом всегда.
Нравится ему или нет, но правила немного поменялись. Они не на прогулку в саду вышли.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Четверг, 4 марта 01:33)

+2

6

Приказ Владыки, смеется огонь. Кому-то солгали, верно? Или этому Змею, или тебе, когда обещали, что он будет в твоём распоряжении. У Вэнь Шаньшэ есть приказ Владыки и люди, которые подчиняются его собственным приказам, а что есть у тебя? Что есть у тебя, кроме того, что ты сдерживаешь своей трусостью?
Вэнь Сюй старается не слышать. Он знает, почему сила так беснуется в его крови: то, что близко, уже совсем рядом, и стоит только найти, будет спокойно. Даже если там нет ничего. Последние шаги - уже не шаги, как ему удается взобраться на вершину, Вэнь Сюй не знает сам, да и не думает об этом. Потому что единственное, о чём он думает, стоя на каменном блине на самом верху - это
- Солнце...
Восторженный выдох разносится эхом среди склонов.
Там, под ногами, далеко внизу и к северу - идеально круглое зеркало воды, над которым струится горячий пар, то покрывая его вуалью, то вновь позволяя бесстыдно блеснуть отражением белесой луны. Когда-то, должно быть, на этом месте земля извергала из себя жидкий огонь. Или одно из девяти солнц, сбитых Хоу И, упало сюда, укрывшись водой. Но даже стрела, которая может заставить солнце упасть, не может сделать его смертным, и до сих пор светило лениво посылает лучи, чтобы согреть своё укрытие и напомнить о себе тем, кто достоин увидеть.
Вэнь Сюй закрывает глаза и выдыхает - он нашел. Нашел и после этого, в конце концов, понял, что именно искал. По-другому с ним редко бывает. Остальное теряет значение. Даже то, что нашел вовсе не то, что сказано было найти. Даже то, что эту находку приходится разделить. Со Змеем. И с огнём. Последний кажется подозрительно довольным. Ему до солнца нет никакого дела, ему нужно другое, нужен
- Ветер.
И это звучит совсем не так, как "солнце", в этом слове - страх и отчаяние, которые приходят с пониманием.
Ветер тоже здесь - не внизу, а прямо на этой каменной плоскости. Ветер здесь, хотя он не поднимает в воздух даже прядь волос. Другой ветер, тот, который вырывается из-под земли и раздувает пламя так, что уже не потушить. От ветра и пламени гудит в ушах. Наследник отыскивает взглядом Хуншэ, чтобы предупредить, но вместо этого новый взрыв в одно мгновение заменяет его кровь на жидкую ярость.
- Отец не стал бы лгать мне, - пальцы Вэнь Сюя обхватывают плечо Змея, а он сам чувствует, что они готовы даже не испепелить, а расплавить и шелк клановых одежд, и саму живую плоть. - Значит, ты лжешь.
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

Отредактировано Jin Guangyao (Четверг, 4 марта 01:32)

+2

7

Несколько последних чжанов до вершины заставили попотеть даже его и вспоминать с почти любовной ностальгией обувь, которую он носил, будучи Юэ. Эти же красивые сапоги были почти бесполезны в горах.
— Солнце, — услышал он, делая последние шаги и выпрямляясь.
Зрелище и правда стоило того, чтобы восхищенно взирать на него с высоты, но больше, чем красивые виды, заботило то, что жила дракона здесь выходила на поверхность. Вернее, вырывалась столбом из Земли в Небо, и они оказались сейчас в центре этого столба.
Если бы не обстоятельства, которые привели их сюда, можно было бы быстро восстановить силы и спуститься с холма уже на мечах, но сегодня с наследником творилось что-то неладное, и долго находиться ему здесь было попросту опасно.
— Ветер, — слышит он нотки страха в голосе юноши. Так быстро… так быстро забрало его, так сильно закрутило, что тот не успел даже понять, что происходит.
Вэнь Сюй сейчас как сходящий с ума от искажения ци, борящийся, но не могущий превозмочь огонь в своей крови. Он уже видел подобное, и останавливал… когда-то давно. Но сравнятся ли другие братья с наследником самого Верховного Заклинателя? Он слышал, что сила наследника велика, но еще не было возможности увидеть ее.
Что ж… пожелал увидеть — получи.
— Отец не стал бы лгать мне.
Вэнь Сюй заявил это категорично, цепляясь рукой за левое плечо. Полыхающие клановой магией пальцы уже давно были на виду, но теперь добрались и до него. Защитная вышивка на рукаве затрещала разбегающимся снопом искр от прикосновения обнаженной кожи.
— Значит, ты лжешь.
Взгляд упирается во взгляд, ярость огня — в холодную воду, а рука, мгновенно накрывшая руку наследника, тоже холодна как лед. Она замораживает огонь одним прикосновением, прерывая его течение, и длится оно едва ли на пару мгновений.
— Не самое лучшее место для разговора, — отвечает он спокойно, выкручивая руку так, чтобы оказаться за спиной наследника и держать его крепко, выбирая, куда лучше всего будет податься с ним от этого “ветра”. — Давайте-ка прогуляемся ещё, молодой господин.
Хэйчжао покинул свое место в рукаве, а дзюйя помогли подняться в воздух в прыжке вместе с бесценным грузом. Теперь от того, будет ли сопротивляться молодой господин, зависит только скорость, с которой они перелетят отвесный северный склон холма к тому самому “солнцу”, а способ заблокировать огонь теперь не выйдет за рамки кланового.
Разговаривать у воды им будет куда более удобно.
Что ж, Вэнь Сюй… Пожелал владеть Хуншэ — получай, что хотел.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

8

Боль от убийственного холода намного сильнее боли вывернутого сустава. Суставы, кости, мыщцы - все части, что принадлежит телу, ощущаются так далеко, как будто вовсе чужие. Но этот холод, леденящий, мертвый, сковывающий - совсем другое. Только два удара сердца - достаточно, чтобы выстудить пламя в пальцах, в кисти, во всей руке до самого плеча. Но недостаточно, чтобы уничтожить искры, прорастающие новым огнем в голове и сердце.
Вэнь Сюй не пытается спасти руку из захвата, только отрешиться от боли, чтобы все силы направить на подчинение вырвавшегося из-под контроля огня. С тем же успехом мог бы охотиться на лесной пожар с сачком для бабочек. Ветер остаётся внизу и за спиной, но он уже сделал своё дело, превратил пламя в обжигающую бездну. Раскаленное золото золотого ядра заставляет вскипеть циркулирующую по телу ци.
Пошевелиться невозможно, но огню это и не нужно. Он сочится сквозь поры, сквозь дыхание, сквозь взгляд, с бесконечной щедростью дарит тепло, до белизны нагревая всё, до чего может дотянуться. Лучше всего, конечно, металл - и тот, который под ногами, и тот, который в ножнах, в наручах или подвешен к поясу. Дотянуться бы до деревьев, но слишком далеко. Живого человека так просто не сожрать, но укусить можно, и огонь тянется зубами к обнаженным ладоням и волосам Змея, желая проверить, так ли он беззащитен перед жаром, как его обычные, пресмыкающиеся собратья. Для этого нужно много сил, но её источник ещё не истощен, и огонь берёт из него, не заботясь о том, чем будет питаться, когда она закончится.
Вэнь Сюй делает ещё одну попытку, но чувствует, как разозленное пламя - невероятно - наказывает его за это покушение на свою свободу, обжигая изнутри. И отступает, чтобы уберечь хотя бы рассудок, не позволив огню стать с собой одним целым.[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+2

9

Огонь в крови наследника был силен, а сам он — будто затих и ослаб сейчас — пытается спрятаться от пожара, который разжег тот ветер, идущий из жилы дракона.
“Ветер” — последнее разумное слово, что он слышал от Сюя, а это значит, что все еще не время играть по правилам и следовать этикету, нужно как-то вернуть ему способность контролировать силу огня, прежде, чем они начнут выяснять, кто не прав и что с этим делать. Еще лучше было бы вовсе унять это пламя и говорить уже спокойно. В возможность последнего верить хотелось, но, если такое случится, то случится не сегодня. Вэнь Сюй все еще слишком юн, порядком избалован одним и задавлен другим, а где теперь проходит его граница между вседозволенностью и подчинением правилам, Змей ещё не нащупал.
Поговорить нужно было давно, но как-то вот не вышло, а теперь, видимо, всё будет очень плохо, раз из наследника хлещет в разные стороны ци, совершенно бесконтрольно пытаясь сжечь всё вокруг, нагревая клинки и пытаясь воспламенить одежду. Поглощать его на такой скорости становится всё труднее, но тем быстрее полёт вниз, туда, где блестит под лунным светом зеркало озера. Полет — почти падение по дуге. Здесь, на этих скалах, поросших редким кустарником и травами, нет ни намека на тот самый ветер, а вода так и вообще сглаживает пространство своей формой, не давая ускользнуть даже огню земли, питающую ее теплом.
Горячие ключи, то здесь, то там, поднимают столбы пара, далеко видные даже в ночи, но сама вода кажется прохладной. В нее-то в чжане-другом от берега, там, где от дна до поверхности не более, чем по середину бедра, он и сбросил полыхающего наследника, сам, впрочем, прыгая следом. Хэйчжао занял свое место в ножнах, и, пока еще Сюй выныривал из-под воды и махал руками в попытке удержать равновесие на скользкой гальке, он схватил его за плечи и макнул с головой еще раз, не стесняясь удерживать там еще какое-то время.
Огонь, тот, неправильный, должен погаснуть. Иначе будет только хуже.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

10

Если закрыться от взбесившегося пламени, можно почувствовать приближение солнца. Того самого, которое Вэнь Сюй нашел сам. Впрочем, только почувствовать: открывать глаза попросту больно, всё то, что попадает в них, показывает себя до мельчайшей детали, врезается в зрение, желая быть увиденным. Со слухом всё то же самое, дыхание Змея и стук собственного сердца отдается таким громом - хорошо, что телохранитель хотя бы молчит. И ветер - теперь уже самый обыкновенный, тот, без которого не обходится ни один полёт - режет кожу ста тысячами лезвий. Кажется, что это будет длиться бесконечно, но нет, заканчивается. Мгновенной остановкой, ударом о неожиданно холодную воду, судорожным вдохом.
Вдыхать, конечно, не следовало, но Вэнь Сюй уже опять перехватывает контроль над собственным телом, значит, может кое-как встать на ноги, удержаться на скользких камнях, откашляться. Поблагодарить - это он собирается сделать сразу же, как выплюнет всю воду, но этому плану не суждено воплотиться в реальность.
Правда, на этот раз успевает задержать дыхание, с головой погружаясь в своё найденное солнце. Это его солнце - прохладное и кристально прозрачное, ловит толщей лунные лучи, так что даже без заточенных огнем чувств каждый камень на дне можно различить и выбрать лучший. Разве что руку не протянешь, чтобы взять - плечи надёжно удерживают.
Это возвращает его к реальности даже лучше осторожно касающегося кожи холода. Его удерживают, причем совершенно унизительным образом. И кто? Тот самый человек, который ослушался его приказа - сколько уже раз за этот вечер? Вэнь Сюй находит всё ту же неверную опору между скользких камней и с плеском поднимает голову над уже давно не зеркальной поверхностью. Сначала несколько вдохов, лишь затем возмущенное
- Ты!.. Отпусти.
Он помнит о благодарности, да. Помнит даже тогда когда не может поднять руку, чтобы смахнуть стекающие по лицу и подбородку струи воды. Но слова благодарности стоят где-то в самом конце очереди, зато огромное множество других крутится на языке прямо сейчас. Хорошо хоть огонь послушно молчит и привычно разливается по телу, не давая замерзнуть даже в мокрой насквозь одежде, отвратительно липнущей к коже. А гнев во взгляде, который Вэнь Сюй бросает, обернувшись, на Змея, теперь тоже самый обыкновенный, самый человеческий, не имеющий ничего общего с тем ветром. Зато голос почти спокоен, хотя первому молодому господину никогда по-настоящему не удавалось наполнить его льдом.
- Ты нарушил прямой приказ.
И проявил непочтение, но наследник, не желая выглядеть беспомощно, не снисходит до того, чтобы упомянуть ещё и об этом, чтобы выпрашивать уважение. Приказы - совсем другое дело. Мало что может быть хуже, чем игнорировать приказ.
- Владыка бессмертный передал тебя в моё подчинение.
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+2

11

Находиться в воде сейчас было бы даже превосходно, если бы не тяжелая миссия, которая никому из них не была приятна. Нет, конечно, решение и до конца правильным не назовешь, но что было делать, использовать всю мощь магии Байшань Гао на глазах у наследника? Невозможно. Он даже толком не знает, каковы могут быть последствия.
Дикая пляска огня стихает, возвращая тело его хозяину, и тот, наконец, способен найти шаткую опору и справедливо возмутиться. Дело сделано, назад пути нет.
Шань Шэ поддержал и поставил его на ноги, лишь после этого отпустил и сделал шаг назад.
— Ты нарушил прямой приказ.
Гнев, гнев теперь подконтрольный, и голос не дрожит. Кажется, холодная вода помогла. Нарушил. И еще раз нарушит, если придется. Но Сюй еще не готов слушать, почему так.
— Владыка бессмертный передал тебя в моё подчинение.
— Помимо этого Владыка бессмертный дал мне наставления, обойти которые я не могу. Прошу молодого господина подумать над этим, — рукава полны воды, щедро зачерпнутой из озера, тянутся вниз капли, когда он складывает руки перед собой. — Вот я здесь, в вашем подчинении и делаю всё, чтобы вы были в порядке. Это главное условие. Если молодой господин знает способ взять свой огонь под контроль лучше, чем этот, — он развел руками над водой, — прошу рассказать мне о нем, и в следующий раз, когда это случится, мы будем готовы применить этот способ.
Когда. Это случится снова, если не найти причину и не устранить ее. Понимает ли это наследник?
— Если же вам требуется не помощник в любых делах, а только тот, кого можно забыть дома, отправляясь на прогулку, вы можете спокойно вернуть себе Юнчжи. В этом случае я буду просить Владыку вернуть меня обратно или найти мне другое полезное ордену занятие.
Огорчать наследника не хотелось, но пора бы ему понять, сделать выбор. Жить как раньше он больше не может.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

12

Меньше всего Вэнь Сюя сейчас интересуют объяснения. Ему и без того хватает ума понять, почему Змей поступил так, а не иначе. Но на обвинение в нарушении приказа существует только один правильный ответ, и он ждёт именно его, чтобы затем продолжить разговор. Не дожидается. Вместо этого - поклон-насмешка и, с совершенно серьезным видом, "приказ приказу рознь". Только подчинение с условиями - не подчинение. Приказ, который исполняют, если он подходит - не приказ. Невозможно служить одновременно двум командирам, и Змей служит не ему. Это не его вина, его вина только в том, что он, похоже, совершенно не понимает, почему так быть не может.
- Игры, - презрительно бросает наследник, проходит мимо чужого человека в своих рядах, чтобы выбраться на берег. На потоки, бегущие с волос и рукавов, на воду, оставшуюся в сапогах и сопровождающую каждый шаг жалким всхлипом, старается не обращать внимания.
Сколько лет он прилагал все возможные усилия для того, чтобы добиться доверия... С каким восторгом и рвением принимал от отца это задание, в которое заслуженное доверие оформилось... С каким упоением обманывал себя, замечая лишь то, что желал видеть... Были ли вообще эти осколки, или всё - только продолжение давней игры во вторжение с юга - захватывающей и полезной, очень дорого стоящей ордену, но всё-таки игры?
А Змей и в самом деле не понимает. Не понимает, раз продолжает говорить об огне, как будто вся его вина состоит только в том, что оба теперь с ног до головы пропитались этим упавшим солнцем. Да к демонам эту непочтительность, и может быть, вина даже не в неподчинении. Вэнь Сюй не знает, как объяснить, и должен ли вообще объяснять. Он не знает, на кого зол, и зол ли. То, что он чувствует уже не похоже на ярость, скорее уж на недоумение: отец мог доверить всё своему сыну, а мог - Змею, и отчего-то выбрал второго. Впрочем, разбираться слишком долго в своих чувствах и искать для них имена Вэнь Сюй не умеет и не будет. Достаточно и того, что он чувствует себя хуже, чем тогда, когда его выжигало изнутри. Тогда выматывающую беспомощность перед самим собой хотя бы перекрывала оглушительная сила, как будто принадлежащая ему. Как будто. Куда ни глянь, слишком много как будто.
Юнчжи Змей зря упоминает, ещё и с таким пренебрежением. Он не имеет права. Юнчжи, пусть об этом никогда не говорилось, был не просто подчиненным. Друг - слишком громкое слово, слишком обязывающее, чем жонглировать такими, лучше вообще молчать. Помощь в любых делах - звучит неплохо, но выбрать первого, на кого упал взгляд, и назначить его своим генералом можно, когда тебе шесть. Теперь, чтобы позволить помогать себе, нужно доверять. Если бы пришлось выбрать между этими двумя, чтобы вручить своё доверие одному, Вэнь Сюй не сомневался бы долго: Змей всегда нравился ему, но Юнчжи он знал. Да, Юнчжи не мог убить единолично столько же людей, сколько мог Шаньшэ, но это не делало одного хуже, а другого - лучше. Во всяком случае, не в глазах наследника.
- Забываешься. Ты всё ещё в моем подчинении, и не можешь просить Владыку о чем-либо через мою голову.
Впрочем, он может. Может хоть сейчас встать на меч и вернуться в Безночный город, чтобы просить вновь поручить ему охрану дворца. Или, может быть, второго молодого господина, раз уж первый оказался так неудобен. Вэнь Сюй молчит долго, давая возможность Змею понять это, потому что дальше ему предстоит услышать то, что будет неизбежным, если он останется. Наследник давно потерял интерес к играм, но раз ему навязали одну из них, то играть по правилам придется всем.
- Какими бы ни были твои мотивы, ты нарушил приказ, и должен нести соответствующее своей вине наказание.
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+2

13

Что бы он понимал в воспитании детей! Сказал, как есть, с горьким сердцем, и пожалел об этом почти сразу же. А не пойди он на гору за подопечным, так уж ли всё с ним было бы в порядке? Может быть, он и сам спровоцировал этот всплеск, но не рассчитывал, что сила его будет чрезмерна.
Что изменилось за девять лет? Стало бы наследнику спокойнее, сделай он вид, что все происходит по его воле и приказу? Можно было бы играть в это довольно долго, до тех пор, пока тот не понял, что искренности нет, а есть рабское подчинение, которого он требует, словно он вещь, служившая Владыке много лет до этого дня, а потом подаренная сыну на день рождения.
Это было бы порядком унизительно, если бы не всё, что произошло за последний год. Что же теперь? Стать для наследника безмолвным слугой, не имеющим право ни на что, кроме слепого подчинения? Перспектива безрадостная, особенно, если подумать о том, какие последствия может повлечь за собой такое решение.
Тем временем, Вэнь Сюй выбрался из воды на берег.
— Игры.
Не нужно смотреть в лицо, чтобы услышать, сколько горечи скрывается и в нем, скрытой за презрительными нотками.
— Забываешься. Ты всё ещё в моем подчинении, и не можешь просить Владыку о чем-либо через мою голову.
Если бы он был верным безропотным слугой, это замечание стало бы справедливым. Но сейчас он был почти готов к этому шагу, если не получится с наследником поладить или хотя бы договориться и установить правила. Впрочем, в последнее верилось с тем большим трудом, чем затягивалось молчание. Упрямство брало верх над любыми разумными доводами.
Стоять в воде дальше было бессмысленно, Шань Шэ зачерпнул в пригоршню воды, умыл лицо, охлаждая голову, и вышел следом, осторожно ступая по гладким камням. С каждый шагом понимая, что пути назад, как не было, так и нет, есть важные поручения, и выполнить их придется. Любой ценой.
— Какими бы ни были твои мотивы, ты нарушил приказ, и должен нести соответствующее своей вине наказание.
А вот и первая из назначенных цен.
— Вэнь Шань Шэ никогда не отказывался от заслуженного наказания, не откажется и в этот раз. Если молодой господин считает необходимым наказывать подчиненных за отказ выполнять приказ своего командира, значит, наказаны будут все, кто ослушался, не только Вэнь Шань Шэ. Подчиняюсь вашему решению.
Встать на одно колено на скользком берегу и покорно сложить руки в поклоне, теперь покорно, пусть так, опустить взгляд вниз… Было в этом что-то правильное. Обсуждать иные суждения не хотелось.
Они устали, вымотаны и почти истощены, а завтра, если не остаться здесь и не отдохнуть хотя бы день, предстоит новый полет над проклятым лесом, успеха которому, скорее всего, не будет, а оттого никому из них веселее не станет.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

14

Слова, которые выбирает для ответа Змей, заставляют удивленно оглянуться. Никогда не отказывался от наказания и не откажется на этот раз. Как будто наказание - это то, от чего можно отказаться или на что согласиться. Более того, это звучит так просто, как будто для него это в порядке вещей и всегда было, как будто нет ничего естественнее. Вовсе не так, как будто это родилось только тогда, когда Шаньшэ глубже вздохнул за стенами Знойного дворца. Вывод может быть только один: этому ученику Владыки досталось не только его доверие, отец дал ему намного больше. Впрочем, это понимание уже не вызывает того самого недоумения, что балансирует между яростью и отчаянием, но скорее проблеск чего-то похожего на восхищение. Слишком много свободы, того, чего у наследника не просто не было, а... не было нужно. Мысль, никем не остановленная, плывёт по течению, и пристаёт к ближайшему причалу: нет, отец не давал этого Вэнь Шаньшэ, он просто не отнимал. И это, кажется, заслуживает того, чтобы обдумать отдельно, но Вэнь Сюй и так уже молчит слишком долго, как будто не может придумать ответ там, где ответ очевиден.
- Правильно.
Правильно - даже несмотря на то, что он хорошо понимает, о чём речь. О Юнчжи, конечно, который должен будет отвечать за то, что исполнил приказ. О мести. Или хуже - о попытках манипулировать. И, тем не менее, правила есть правила, какой бы стороной не поворачивалась игра. И запрещать ход до того, как он сделан, - значит демонстрировать слабость. Предвосхитить - дело другое, но наследник не чувствует уверенности в игре на четыре хода вперёд, зато чувствует собственное право при необходимости с грохотом перевернуть доску, поэтому сейчас спокоен и всё ещё способен на любопытство.
- Как будет наказан Су Юнчжи за то, что выполнил мой приказ?
Это, конечно, далеко не образец изящного ответа с десятком смыслов и парой скрытых ловушек. Ловить тонкие намёки на намеки, намекать в ответ на то, что поймал... От одной мысли об этом скулы сводит, как от недозрелой хурмы. Змей хочет шантажировать - пусть хотя бы делает это открыто.
Но отвечая, Вэнь Шаньшэ не меняет ни подчеркнуто почтительной позы, ни взгляда, ни манеры игры.
- Какое наказание молодой господин порекомендует?
Впору закатить глаза и глубоко вздохнуть, но Вэнь Сюй только проводит по лицу ладонью - не иначе как стирая насухо оставшиеся на нем капли.
- Молодой господин рекомендует помнить о мирном времени. В остальном, молодой господин хочет... увидеть Вэнь Шаньшэ, поэтому оставляет справедливость на его усмотрение. Свою он получит после возвращения в лагерь.
Озвучивать своё собственное решение, как и выяснять, чего будет стоить Юнчжи его послушание, Вэнь Сюй больше не пытается, не потеряв интерес, но отложив его на более подходящее время. Более насущные вопросы, например, сможет ли он вернуться до рассвета в лагерь своими силами, требуют внимания, но сначала - закончить со справедливостью. Для того, чтобы она наконец насытилась, и скелет правильности всего происходящего (одежда, которую следовало бы привести в приемлемый вид, в конце концов, это лишь небольшая часть мяса на этих костях) был восстановлен, остаётся последний шаг.
- Ещё одно. Благодарю Вэнь Шаньшэ за спасение. Этот долг, - поклон краткий и сдержанный, но он в полной мере подтверждает слова, - будет возвращён.
Теперь всё. Теперь можно подумать о медитации, чтобы возобновить высосанные огнем силы для короткого полета. Но оставлять Змея стоять на колене на не обкатанных водой камнях, даже на время, пока горит палочка благовоний, - слишком недостойно и похоже на мелочную месть.
- Встань. Мне понадобится немного времени, прежде чем я вернусь в лагерь.
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

Отредактировано Jin Guangyao (Вторник, 9 марта 16:14)

+2

15

О чем так долго молчит наследник? Что именно заставляет его так много думать и взвешивать свои слова? Он всегда был умен, не растерял ли этого с годами? У самого так много вопросов, оставшихся без ответа, но следующие слова подскажут.
— Правильно, — звучит спокойно, но осторожно, с нотками сомнений, хотя, казалось бы, какие могут быть сомнения, когда правила для всех одинаковы? Но видимо не всё так просто…
— Как будет наказан Су Юнчжи за то, что выполнил мой приказ?
Не всё так просто. Люди Хуншэ — последнее, что интересуется наследника, ведь у него есть собственный человек, и этими словами отношение проявляется до глубины. Но проблема остается проблемой, если в его подчинении будет человек, который не способен подчиняться ему… С этим придется что-то делать, и ни одно из возможных решений не понравится Вэнь Сюю. Ответные слова рождаются сами собой, в них нет скрытого смысла, а всего лишь вопрос — каким наказаниям привычен радоваться его собственный телохранитель, который его вырастил? Преумалять его заслуг невозможно, но ситуация изменилась.
Молодой господин оставляет справедливость на его усмотрение, перебрасывая ответственность за решение на своего подчиненного. Это ли не показатель того, что наследник всё еще не готов брать ответственность на себя за любые решения и своих людей?
Шань Шэ закрыл глаза. Закрыл, чтобы не показать, как сильно хочется макнуть его в озеро еще раз. Играть во взрослого вздумал, испытывая его терпение. Какая неудача, что нельзя просто дать ему подзатыльник. Очень хотелось! И пока он думал, почему сам так разозлился и что с этим делать, услышал:
— Ещё одно. Благодарю Вэнь Шаньшэ за спасение. Этот долг будет возвращён.
Долг…
Это заставило открыть глаза и посмотреть на наследника. Чужие. Абсолютно чужие. Родной только Юнчжи.
— Встань. Мне понадобится немного времени, прежде чем я вернусь в лагерь.
Чтобы подняться, не требовалось много усилий, но Шань Шэ помедлил, обдумывая варианты, и лишь потом поднялся. Хэйчжао выскользнул из рукава с тихим шорохом и нырнул вниз, оставалось только ступить на меч и протянуть руку. Как когда-то давно, очень давно, почти что в прошлой жизни.
— Хуншэ довезет молодого господина до тропы, откуда молодой господин сможет самостоятельно спуститься в лагерь. Прошу, не отказывайте. Это самое малое, что я могу для вас сделать.
В противном случае, цену справедливости придется повысить. Юнчжи должен лицезреть, в каком виде молодой господин возвращается с вершины холма и подумать об этом всерьез.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

16

Это ему требуется время, а Вэнь Шаньшэ, разумеется, готов лететь прямо сейчас, что наглядно демонстрирует. Вэнь Сюй только пожимает плечами, глядя на меч: если Змей так спешит, то может быть свободен. До тех пор, пока наследник не вернётся в лагерь, во всяком случае. Но стоит телохранителю заговорить, понимает, что тот имел в виду... совсем не то. Это кажется странным. Требует времени не для того, чтобы понять, а для того, чтобы принять. Но когда это время проходит, когда Вэнь Сюй принимает, он, не тратя слов, становится на чужой меч. Главное, что он знает: перед ним не враг. Перед ним - Вэнь. Не тот, кто предан ему беспрекословно - определенно так, но Вэнь, значит, для опасений в том, что Шаньшэ нарушит слово, нет оснований. В конце концов, если он - человек отца, разве это не повод доверять? И никто не запретит доверию соседствовать с отчаянной завистью.
Сил недостаточно, чтобы поднять в воздух меч с собственным весом, но на то, чтобы отпустить на свободу тепло, создавая вокруг обоих сферу прогретого воздуха родом из лета, хватает. Полёт совсем не быстрый, и ветер не бьёт в лицо, а только аккуратно касается его, легко треплет полы и рукава, довершая работу: и волосы и верхняя одежда высыхают скоро и пропитываются запахом солнца.
Хуншэ осторожен, не так, как, бывает, осторожничают в полёте, но так, как бывают осторожными на войне: летит не только медленно, но и низко, маневрируя между стволами деревьев и не поднимаясь к вершине. На вершину Вэнь Сюй и сам теперь смотрит с опаской, но Змей, кажется, заботится не столько о безумном фонтане бьющей там силы, сколько о том, чтобы лунный свет не вычертил проблеском клинок для тех, кто может смотреть снизу. Это, пожалуй, чересчур: оставшимся в лагере не до того, чтобы любоваться пейзажами. Но чрезмерная осторожность - тоже часть того, что интересно увидеть в Змее, и наследник наблюдает, запоминая, как наблюдает за каждым, кого подпускает к себе на расстояние вытянутой руки. Вооруженной руки, конечно.
Меч замирает не на тропе, а над каменным выступом, выпирающим из склона холма, скрытым за деревьями, которые здесь - нормальные, высокие и ровные, и до скуки обыкновенные к тому же, им далеко до очарования своих собратьев, добравшихся до вершины. Упавшее солнце и теперь ощущается здесь, но уже ровно и безопасно. Почувствовав под ногами камень вместо узкой полосы металла, Вэнь Сюй оборачивается к Хуншэ. Тропы отсюда не видно, но лагерь на склоне - если идти вниз, не пропустишь. Он не идёт, он ждёт. Змей осторожен, и то, что они остановились не на обещанной тропе, а именно здесь, по всей видимости, не может быть случайностью. Но скорлупу тишины и ожидания неожиданно для него самого проламывают слова, которые произносит совсем не Хуншэ.
- Я должен доверять тебе. Я хочу доверять. Не так, как доверяю людям отца. Ты понимаешь?
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

Отредактировано Jin Guangyao (Вторник, 9 марта 22:30)

+2

17

Шань Шэ хотел добраться до лагеря быстрее, но наследник решил немного обсохнуть в пути. Сейчас потратит последнее, и свалился еще. Покачав головой, он полетел низко, медленно, в любой момент готовый перехватиться крепче, а сейчас его правая рука почти невесомо касалась трепещущего рукава Сюя чуть выше локтя да и только. Как только перевалили через северный склон, он и вовсе спустился ниже крон деревьев, пряча обоих от глаз возможных наблюдателей и ища направление по току ци в жиле дракона, той, что поднималась по склону, где они карабкались наверх.
Лететь вблизи источника ци было намного проще, и хотя он сам порядком устал, если бы была возможность, упал бы и уснул, приходилось оставаться бодрым и сохранять равновесие во всех смыслах этого слова. До тропы нужно было пролететь еще некоторое расстояние, петляя меж стволов, а тот самый камень, который он нашел для медитации попался на пути удачно.
Сюда и приземлиться удобно, и посмотреть на луну напоследок — тоже. Одежда почти высохла, а сапоги придется сменить. Но это всё позже, сначала дело…
Тем неожиданнее прозвучало:
— Я должен доверять тебе. Я хочу доверять. Не так, как доверяю людям отца. Ты понимаешь?
Хэйчжао задержался в воздухе на краткий миг, чуть дольше, чем было нужно, прежде чем скрылся в ножнах, а ножны медленно были отправлены в рукав.
— Мы оба — люди вашего отца, мы должны сотрудничать, а не воевать друг с другом. Чего молодой господин желает больше, слепого беспрекословного подчинения или взаимного доверия? — Руки само собой потянулись, чтобы взять этого, словно чем-то обиженного своим отцом, всё ещё ребенка за плечи. — Я сделал свой выбор, перестав служить только ему и решив служить ордену под вашим началом. Мне стоит пожалеть об этом решении? Или позволите заботиться о вас так, как это потребует ситуация, а не только ваше желание?
Или нежелание.
Пожалуй, сегодня все границы допустимого сметены напрочь, но пора бы уже приняться устанавливать новые. Оттого и руки убрал и отошел на два шага.
—  Я ваш преданный слуга, что бы я ни делал, это неизменно. Поэтому прошу прощения за допущенные сегодня вольности, — есть еще одно, важное дело, о котором лучше сказать сейчас. Неизвестно, останется ли возможность, когда они вернутся в лагерь. — А также прошу устроить всем вашим людям день отдыха в этом месте. Люди будут благодарны за передышку и будут любить и уважать вас больше. Это важно, и этим пренебрегать не стоит.
Отдых ли или уважение он имел в виду, пусть думает сам.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

18

Понимает Змей или нет, но границу отчерчивает чётко и однозначно, случайно перечеркивая ею то самое желание верить по-другому.
- Необходимо выбирать?
Это удивительнее всего. Разве полное доверие и подчинение противоречат друг другу, а не дополняют, сливаясь именно в то, что даёт решимость не задумываясь идти в самый безнадёжный бой - и побеждать. В истинную силу. Чему бы ни учил этого Змея Владыка бессмертный, это было совершенно не похоже на уроки, которые давали наследнику. И теперь так сложно не то что сотрудничать - попросту объясниться на одном языке.
И лишнее тому подтверждение - ложащиеся на плечи ладони. Ещё одно невозможное и неправильное, но сейчас, когда пламя вновь загнано под контроль, можно не опасаться и, вместо того, чтобы тут же прекратить, продолжать почти спокойно наблюдать, пытаясь понять. Понять, что он получил в лице этого Змея. Понять, кого он получил. Все остальные произнесенные слова, конечно, проходят мимо сознания: попросту звучат слишком далеко, чтобы Вэнь Сюй мог уловить их смысл. Взгляд вместе с вниманием направлен только на руки, и свои собственные сложены за спиной - приходится прилагать усилия, чтобы не сжимать их в кулаки. Всё это, впрочем, длится не так уж долго: несколько вдохов и несколько выдохов, несколько бестолковых мыслей - и Вэнь Шаньшэ отступает, возвращая мир в привычное русло. То, что он говорит после, по-прежнему странно, но в сравнении с предыдущим, - всего лишь странно, не более того. Даже удивление всё вышло, и теперь его остатки едва окрашивают голос.
- В чем же заключается твоя преданная служба? Вместо меня принять все решения и следить, чтобы мои приказы им соответствовали? Зачем ты называешь себя слугой, если сам не веришь в то, что говоришь?
Преданность слуги не может сочетаться с той свободой, которая, кажется, бьет из Вэнь Шаньшэ так же, как из вершины холма бьет сырая и дикая сила. Затапливая всё вокруг, мешая дышать - если подойти слишком близко. И всё равно хочется подойти, рассмотреть, понять. Не приручить, теперь уже нет. Не то чтобы это было невозможно, но даже Вэнь Сюй может понять: слишком уж дорого обойдется. Чтобы забрать себе что-то, отдать нужно в равной мере. Он не готов отдать столько. Интересно, рискнул ли отец. Хотя ему, пожалуй, опасаться нечего: солнце может отдать сколько угодно, не потеряв при этом ничего.
В любовь и уважение, купленные за передышку, наследник тоже не особенно верит, но лишь равнодушно пожимает плечами когда речь заходит об этом.
- Пусть отдыхают. Мелкая нечисть, которая прячется в лесах, может подождать, а к цели мы всё ещё не приблизились ни на цунь, так ведь?
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

Отредактировано Jin Guangyao (Среда, 10 марта 14:38)

+2

19

— Необходимо выбирать?
Выбирать необходимо, но пытаться доказывать это сейчас — затея бессмысленная. Наследник глух к его словам, почти к каждому слову, что он вообще решился произнести. Это видно по глазам, ощутимо по тому напряжению, кто пробегает по его рукам и стихает где-то под тяжелой тканью рукавов. Вэнь Сюй не дает Ци бежать свободно, сдерживает ее, сдерживает себя.
Что ж… хотя бы уже может.
— В чем же заключается твоя преданная служба? Вместо меня принять все решения и следить, чтобы мои приказы им соответствовали? Зачем ты называешь себя слугой, если сам не веришь в то, что говоришь?
Слова, снова и снова доказывающие, что стена непонимания или неприятия высока, почти до небес, не достать, не перепрыгнуть. Впрочем, не глупо ли было ожидать, что наследник и впрямь будет прислушиваться к советам?
Шань Шэ не дал брови приподняться слишком высоко, вместо этого нахмурился и потер подбородок, глядя вниз со склона, туда, где меж стволов проблескивали огни костров. Отряд встал очень удачно, в стороне от хвоста дракона, спускающему благостную Ци обратно в землю, но всей этой благостной Ци сейчас не хватит, чтобы достучаться до одного единственного упрямого юноши, желающего получить лидерство. Любой ценой. Не желая ничему учиться, совсем.
— Пусть отдыхают. Мелкая нечисть, которая прячется в лесах, может подождать, а к цели мы всё ещё не приблизились ни на цунь, так ведь?
Змей неторопливо потер ладони, не спеша отвечать на вопрос.
— Правильно, — наконец, выдавил он из себя. —  Ни к одной из них, — плавно развернулся и медленно пошел в сторону тропы, ожидая, что наследник обгонит его и выйдет вперед.
Пришлось оглянуться и остановиться, приглашая следовать в лагерь.
— Вэнь Шань Шэ не произнесет ни слова об отдыхе для солдат и не будет следить за тем, что молодой господин говорит своим подчиненным. Цену своих приказов молодой господин должен познать сам, равно как и нести за них полную ответственность. А если молодой господин пожелает получить идеального слугу по своим представлениям, — он повернулся и снова направился вниз по склону, — он может попросить у Владыки новый подарок. Уверен, Владыка пришлет вам хорошего раба, который вас обязательно устроит.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

20

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]Вопросы один за другим тонут в ночной тишине. Тишина - тоже ответ. Такой, который подтверждает всё то, в чем Вэнь Сюй хотел бы ошибаться. Он чувствует, как пробирается в его тело усталость - и самая обыкновенная, физическая усталость, о которой он почти забыл, когда вышел из лагеря, и другая, порожденная слишком долгим и слишком безрезультатным разговором. Он остается стоять на месте и тогда, когда Змей идёт к тропе - не из желания поступить наперекор, а из-за этой самой усталости. Из-за неё каждое движение тела и мысли кажется лишним. Если бы Шаньшэ не оглянулся, он мог бы остаться здесь, хоть ненадолго, чтобы восстановить силы в одиночестве, а не в лагере, который кажется шумным и переполненным людьми даже тогда, когда солдатам позволено наконец отдохнуть. Но Змей оглядывается, и Вэнь Сюй не может сделать ничего, что будет расценено как признак слабости. Расправляя сильнее плечи и делая шаг нарочито лёгким, он догоняет телохранителя. Вновь выслушивает и вновь молчит. В словах Змея - разочарование и, быть может, обида, но наследника не беспокоит ни то, ни другое.
Он думает о подарках, которые дарил ему отец. Вэнь Сюй никогда не был особенно ограничен в желаниях, и почти всегда получал то, чего ему хотелось. Это было в порядке вещей, но это не было подарками, лишь естественной повседневностью. Настоящие подарки были совсем о другом. То, что отец сам считал подходящим и своевременным. О Вэнь Шаньшэ наследник не думал как о подарке, но если предположить, что так и есть... Тогда всё намного проще и одновременно намного сложнее. Но одно ясно совершенно точно: отказаться не получится.
Впрочем, он и не хочет отказываться. В этом Змее есть что-то, что хочется рассмотреть получше, что хочется понять, поймать. Вырвать и присвоить, - шепотом, шорохом, легким треском чего-то, растворенного в крови. Вэнь Сюй чуть усиливает хватку, и обрывок мысли растворяется. Не нужно, достаточно и понимания. Это кажется почти невозможным, но Вэнь Сюй знает, что невозможного не существует, и пока не собирается отказываться от этого спасительного знания.
- Я отдам приказы, - запоздало говорит он, оставляя вторую часть речи без ответа. - Завтра.

Отредактировано Jin Guangyao (Пятница, 12 марта 12:46)

+2

21

Череда дней протянулась по карте волнообразной линией через весь район и привела их к горной гряде на севере. Сегодня они уперлись в нее ближе к вечеру, там и остались, заняв место у реки рядом с отвесной скальной стеной. Место было безлюдное, дорог рядом в помине не было, а чтобы взобраться на скалу чуть поодаль по крутому и местами обрывающемуся проходу, должно быть, пересохшее русло речушки было его частью, а дальше как повезет, Хуншэ пришлось изрядно потрудиться. Теперь, когда тренировок стало настолько мало, что можно было бы легко выйти из формы, он использовал буквально каждую возможность, чтобы двигаться. Сейчас те восемь палочек времени, что были ему предоставлены в сутки только на себя, перевалили за половину, и он устроился на краю той самой отвесной стены, под которой располагался лагерь.
Подниматься в горах в темноте было делом нелегким и местами опасным для простого смертного, но там, где не хватило бы простой сноровки, его всегда мог подстраховать верный друг. Шань Шэ ласково провел ладонью по ножнам Хэйчжао, опираясь на него левой рукой и снова положил ладонь на колено. У него есть еще две палочки, чтобы помедитировать или просто посидеть, глядя вдаль, туда, откуда они пришли, где, разумеется, не нашли то, что искали.
Лучше бы и не нашли никогда… Он вздохнул, пряча это сожалению глубоко в тот бездонный колодец, на дне которого жили его тайны, и приложил ладонь к горлу, отгоняя не самые приятные воспоминания. Не было ли его согласие взять на себя ответственность за благополучие наследника отчасти продиктовано тем, что он захотел быть… подальше от обломка темной печати? Сейчас уже можно было себе в этом признаться, не стыдясь этой мысли как раньше. Слишком много всего вложилось в решение, слилось в одно, славилось друг с другом — теперь не разделишь, пожалеть пришлось уже не раз, но выбор пока был невелик.

Наследник выбрал для него самое странное “наказание” из всех возможных, позволив быть рядом с ним почти круглые сутки, оставив всего два часа личного времени, всё остальное он проводил рядом с молодым господином. Таким образом, отрезав возможность равноценно наказать остальных телохранителей за нарушение приказа командира, Вэнь Сюй проявил некоторую смекалку. Или же так казалось, и молодому господину стало все равно? Пока что цель его решения скрывалась в тумане. Если у него вообще была какая-то цель… Угадать было невозможно, а распознать мотивы, как наверняка мог бы Су Юнчжи, узнать его характер и ход мыслей за столь короткое время попросту нельзя, особенно, если цели этого действа не видно. У Юнчжи спрашивать он не будет, однажды поймет и сам. Наверное…
Змей усмехнулся. Теперь он не был уверен ни в чем, кроме одного — легко не будет, но пока тишина, всё идет так, как он желает, наследник под его присмотром почти постоянно и проблем не создает. А недостаток личного времени — уже давно пустое.

Вниз он спустился на мече, спешился выше по течению реки, нашел спокойную заводь меж двух водопадов, разделся и нырнул в холодную воду, вспоминая детство. Потом грелся и сушился уже как Вэнь — внутренним огнем, пусть это потратит духовные силы, не беда, у него впереди вся ночь, чтобы медитировать, пока наследник спит. Расчесывать и укладывать в привычную прическу волосы было непросто, и на это ушел весь остаток времени, зато чувствовал он себя куда лучше после воды, возвращаясь в лагерь и подходя к шатру.
Каждый раз там его встречал Юнчжи, тот, кто оставался с молодым господином в те часы, что не было его. И каждый раз, когда он смотрел в его глаза, вспоминалось утро того дня, что был объявлен днем отдыха у холма, где пролегала жила дракона, когда вместо наказания он сказал своим людям.
— Тот, кто считает меня своим командиром, — и посмотрел на Юнчжи в первую очередь, — больше не будет нарушать моих приказов.
Ответ ему был не нужен. Он предупредил, остальное дело выбора, который за него никто не сделает. Пока что та история не получила продолжения ни для кого из них.
Змей бесшумно скользнул в шатер наследника и присел на расстеленный для него лежак, что был ближе ко входу, положил меч в изголовье и посмотрел на молодого господина. Казалось, тот спал. Он хорошо подумал об этом еще раз. Возможно, только казалось…

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

22

Два часа в сутки, отданные Вэнь Шаньшэ для того, чтобы он не свалился с меча во время очередного кружения над бесконечным лесом, он должен использовать лишь тогда, когда сам Вэнь Сюй спит или погружен в медитацию - как же иначе ему уследить за всем и случайно не нарушить наставлений Владыки? Он, наверно, так и ушел, рассчитывая на то, что успеет вернуться, но в последнее время наследник спал мало, предпочитая восстановить силы способами, более подходящими заклинателю. И он был уверен, что однажды так и случится: открыв глаза, он не обнаружит Вэнь Шаньшэ в шатре - но хотел знать, как долго тот продержится. Оказалось, совсем мало. Неудивительно. Наследник вовсе не пытался облегчить телохранителю жизнь. С тех пор, как Змей лишился права пропадать из поля зрения, Вэнь Сюй перестал прикладывать усилия к тому, чтобы создать впечатление. Правила, которые действовали во дворце, здесь с самого начала казались избыточными, и теперь он отбросил большую их часть, оставив лишь необходимое. Дышать стало проще, ему, во всяком случае.
Заодно с грузом правил отбросил и груз веры в то, что их поиск закончится в ближайшее время, стоит только постараться. Войска возобновили движение после дня у подножия холма, но передвигались теперь значительно медленнее. И всё равно скоро упёрлись в гряду, обозначавшую границу земель, которые контролировал орден.
Вэнь Сюй долго рассматривал её на карте, ещё дольше - настоящую. Она не значила ничего, эта гряда, лишь то, что пора изменить направление, и всё же заканчивала первую строку бесплодного похода.
Ни на цунь.
Услышав движение у входа, Вэнь Сюй не пошевелился. Если дать знать, что не спит, что заметил, придется опять говорить о послушании. Но ужесточать наказание он не собирался: гнев развеяло ветром ещё в тот вечер, до того, как он успел спуститься в лагерь, а теперь даже следы стёрлись. Кроме того, Юнчжи так и не был наказан. Этого наследник понять не мог, но и вмешиваться не стал: наказание подчиненных - дело непосредственного командира, точно так же, как исполнение приказов командира - дело подчиненных. Чем точнее будет работать этот простой механизм, тем крепче будут ребра порядка, сдерживающие живое сердце огня. 
Была и ещё одна причина. Наблюдать за кем-то всегда удобнее, когда этот кто-то не знает о наблюдении. Тому, чтобы следить за Змеем Вэнь Сюй уделял много времени в последние дни. Смотрел, слушал, собирал всё, что однажды должно было однажды стать пониманием. Пока что добился лишь того, что собрал небольшую горсть незначительных деталей. Но спешить ведь некуда.
Мысль о том, что Змей делает то же самое, что и он сам - изучает, выбирая для этого любой подходящий момент - пришла только сейчас, когда тот замер на своей лежанке, быть может, от простой усталости, и выбросила на лицо улыбку, после которой уже не было никакого смысла изображать спящего.
- Зачем ты здесь, - спросил он, так и не обернувшись, не убрав от лица руку, которой прикрывал глаза, - на самом деле, Шаньшэ?
Вопрос получился плохим, Вэнь Сюй и сам понимал. Слишком много в нём других, которые беспокоили его в последнее время. Такие можно толковать, как угодно, и много говорить, так и не дав ответа. Хотя ведь и это ответ не в меньшей мере.[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

Отредактировано Jin Guangyao (Суббота, 13 марта 23:20)

+2

23

Так и вышло, что наследник проснулся раньше, чем обычно, и теперь улыбался. Показалось ли? Улыбался язвительно.
— Зачем ты здесь на самом деле, Шаньшэ?
Вопрос, заданный так, словно его вырубили из цельного куска дерева, забыв, что собирались в итоге сделать, заставил приподнять одну бровь и даже немного задуматься над ответом.
— Молодой господин желает услышать что-то новое? — Он, как сидел, скрестив ноги, развернулся к нему, выпрямил спину и положил ладони на колени поверх тяжелого верхнего одеяния. Что-то такое, что, наконец, его устроит?
Странно было бы рассуждать о том, чего и сам до конца не понимал, ни наследнику, ни Владыке знать об этом не должно. А причины, которые лежали на поверхности уже были озвучены ему. Быть может, он не запомнил?
— Вероятно, молодой господин слишком много волновался в ту ночь и понял не всё, что было сказано. Вэнь Шань Шэ сделал свой выбор. По этой причине Вэнь Шань Шэ здесь. И это на самом деле так.
Всего две палочки медитации на скале после не самого утомительного дня — хватит ли отдыха для того, чтобы выдержать новую волну разговора с наследником на тему, которая того волнует больше всего. Интересно, а не изменилась ли тема за последние дни? Скоро он это узнает, а пока что будет уместно продолжить.
— Ваше недоверие оправдать можно. Я всего лишь чужой вам человек. Нет, хуже…  я человек вашего отца, не так ли?
Усмешку скрыть не удалось, но она вышла горькой.
— Не понимаю, зачем я вам был нужен, если это так очевидно?
Нет, всё опять идет не туда, где решение. Всё опять усложняется. Не так… Надо как-то иначе. Пока он думал об этом, рука сама собой потерла шею, а лицо опустилось вниз.
— Я просто захотел заботиться о вас.
“Не отбивайте же охоту,” — так и хотелось добавить, после того, как он выпрямился снова, принимая изначальную позу и оставляя на лице нейтральное выражение.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+2

24

Да, он желает услышать что-то новое. Он вообще любит новое, но сейчас дело не в этом, а в том, что, кажется, без нового ни за что не сдвинуться с места. Вот что устроит его - не стоять столбом посреди этой дороги, удивляясь, почему пейзажи вокруг не меняются. Не упираться в бессмысленную преграду, отделяющую своё от того, что должно однажды стать своим, как разделяет нависшая сейчас над лагерем горная гряда. Не просто искать, но находить. Ответ, который он слышит, быть может, соответствует истине, но это не тот ответ, который поможет. Наследник хмурится: чтобы понять выбор Змея, надо понимать, из чего он выбирал, и зачем. Да, последнее важнее всего, и поймав эту мысль, он вновь пытается объяснить, на случай, если Хуншэ захочет ответить.
- Так и есть. Но это "почему", а не "зачем".
Нужное лежит намного глубже. Он чувствует это точно так же, как чувствовал упавшее солнце - необъяснимо, неявно, лишь размыто угадывая направление, но всё равно уверенный в том, что оно где-то неподалеку, что до него можно добраться, нужно добраться, что он доберется, и тогда сможет успокоиться, что бы ни обнаружил. Наверно, в Вэнь Шаньшэ тоже спрятано солнце, иначе он не смог бы так долго вынести тяжесть родового имени - ещё со времён Вэнь Мао не так уж мало людей получали его не по праву крови, но немногие смогли удержать и передать дальше. Тем более странно услышать слово, которое теперь звучит в шатре, порождая невозможное эхо.
- Хуже?
Вэнь Сюй убирает руку, которой закрывал глаза, переворачивается, чтобы опереться на локти и видеть, а не только слышать и ощущать. Наверно, он упускает что-то важное. Разве он говорил подобное, думал о подобном? Быть человеком Владыки бессмертного, разве что-то может быть лучше этого?
- Я доверяю тебе свою жизнь. И доверю её любому, кому верит отец.
Вэнь Сюй считает, что жизнь - это довольно много. Просто есть что-то большее, что-то, что доверить кому-нибудь намного сложнее. Но доверять своему человеку значит не просто быть уверенным в том, что не предаст. И ответ на то, о чём спрашивает Змей, кажется простым и даже очевидным. Он никогда не пытался скрыть это, и сейчас незачем. Разве что здесь уже не место для "зачем", а только для "почему".
- Я хотел, чтобы ты стал моим человеком. Всегда хотел. Но, наверно, это делается не так...
Пальцы потирают подбородок в жесте задумчивости. Забрать Вэнь Шаньшэ с собой и сделать так, чтобы он выполнял приказы, оказалось недостаточно. Это, конечно, можно было бы предсказать, если бы подумать ещё тогда. Но тогда всё выглядело просто и отчего-то казалось, что сложностям возникнуть неоткуда. В чём же просчёт? В том, что за десяток лет оба изменились? В завышенных и неоправданных ожиданиях? Или в этих наставлениях, которые важнее приказов?
А может быть, путь преграждает что-то другое. Если Вэнь Шаньшэ вовсе не хочет стать тем, кем видит его наследник, то хоть лоб разбей, эту гору с места не сдвинуть. Он просто хотел заботиться - но забота нужна детям или старикам, и Вэнь Сюй не может понять, о чем говорит Змей, как будто пытается разобрать знакомые слова в потоке непривычно плавного, тягучего, незнакомого диалекта. Не отводя взгляда, наклоняет к плечу голову и покусывает губу - не может всё быть настолько лишено смысла. Он не давал повода считать себя беспомощным. Прежде чем позволить вспышке гнева дотла сжечь порывы, унизительные для первого молодого господина великого клана, необходимо разобраться, понять слова, перевести их в правильную форму. Есть много разных способов, Вэнь Сюй привычно выбирает для начала самый простой и короткий путь.
- Заботиться? Что это, по-твоему, значит?
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+2

25

— Хуже?
Где-то там, далеко и глубоко внутри он порадовался, что удалось его вывести на откровенность, зацепив едким словом, прощупать истинное положение вещей, отношение, с которым он столкнулся. Неужели показалось, что наследник расстроился из-за того, что человек его отца выполняет поручения его отца?
— Я доверяю тебе свою жизнь. И доверю её любому, кому верит отец.
Жизнь. Но не мысли, не опасения, не проблемы, не сомнения, ни радости… Ничего. Интересно, достоин ли Юнчжи всего этого? Не нравилась и сама мысль об этом сравнении, но он должен был понять, позволяет ли наследник хоть кому-то подойти к себе так близко.
— Я хотел, чтобы ты стал моим человеком. Всегда хотел. Но, наверно, это делается не так...
Не так? Определенно, наследнику достался тяжелый случай. Змей задумался, выбирая слова, и пока думал, прозвучал новый вопрос:
— Заботиться? Что это, по-твоему, значит?
— А по-вашему что это значит? — Сама по себе простая фраза приводила если не шок, то в ступор. чему его вообще учили за эти годы? — Молодой господин заботился о ком-нибудь раньше? — Змей наклонил голову набок, чуть заметно придвигаясь и разглядывая наследника. — Если нет, тогда, вероятно, это будет трудно объяснить словами, ведь в слова не вложишь порой столь незначимые чувства, из которых часто слагаются и причины, и цели.
Особенно, если тебе не дают проявить свое отношение должным образом.
— Возможно, молодой господин считает, что ему более не требуется ни забота, ни помощь, не нужен старший брат, а тем более, наставник, который бы мог передать свой опыт. Будете ли вы стремиться учиться, спрашивать совета, задавать вопросы и получать на них ответы — это решение только в ваших руках. Ваше желание — единственное, что имеет значение. Поручая мне заботу о вас, ваш отец надеялся, что вы станете ему опорой как можно скорее и научитесь правильно использовать свои ресурсы, что вокруг вас соберутся верные вам люди и станут опорой вам в вашем будущем, когда вы станете главой семьи.
Услышит ли сейчас? Сможет ли понять правильно?
— Вы самое ценное, что есть у Владыки бессмертного. Заботиться о вашем благополучии и вашем будущем не только моя задача, но и мое желание, а вот позволите ли вы мне это… решать вам.
Сказал даже больше, чем собирался. Отодвинувшись назад и принимая расслабленную позу, он вздохнул и посмотрел на пляску теней и бликов костра на полотнище, после чего вернул взгляд к наследнику.
— У Вэнь Шань Шэ теперь тоже есть вопрос. Вы до сих пор считаете, что я не ваш человек? И что же тогда означает быть вашим человеком?

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Понедельник, 15 марта 01:21)

+2

26

За свою жизнь Вэнь Сюю приходилось учиться много. Не один наставник вкладывал в его голову самые разнообразные науки. У одних получалось лучше, у других хуже, но было у них у всех что-то общее. Наблюдая за ними, например, наследник заметил, что тот, кто с глубокомысленным видом обращает вопрос ученика в его же сторону, обычно попросту не знает ответа. Тем занятнее сейчас слышать подобное от Вэнь Шаньшэ. Но он сам ответ знает и не возражает поделиться.
- По-моему, это значит прикрывать чью-то слабость. Ты именно это имел в виду?
Быть может, есть и другие ответы. Хочется верить, что есть, и что желание заботиться - это не просто скрытое обвинение в слабости духа или тела. Если так, то не о чем говорить, приказов вполне достаточно.
Несмотря на то, что только что Вэнь Шаньшэ испытывал в словах недостаток, теперь он говорит много. Говорит, не давая возможности ответить. Говорит, нанизывая на одну нить мысль за мыслью. И все они слишком разные, чтобы сосредоточиться на одной. Вэнь Сюю не нужен старший брат, это правда. Его самого всю жизнь учили быть старшим. Это не то, от чего можно отказаться, вручив другому, в угоду желанию прожить более простую жизнь. Это вообще не то, от чего можно отказаться, пусть даже история семьи говорит об обратном. То - неправильно, недопустимо, невероятно, хоть Вэнь Сюй и не скажет об этом, потому что почтение к старшим не позволяет. Даже думать об этом сложно, и чаще всего он просто не вспоминает, и уж конечно не пытается найти кого-то на роль старшего брата.
Напротив, учиться ему всегда нравилось, даже несмотря на то, что иногда бывало смертельно скучно. Но Вэнь Шаньшэ не был назначен ему в наставники. Даже больше: когда-то он хотел назвать его своим учителем, но ему не было позволено. Сейчас он хмурится, вспоминая об этом дне - получить отказ было больно, хотя, конечно, другого выхода быть не могло.
Хуже всего то, что он слышит потом, то, к чему неумолимо движется вся эта речь, и он едва сдерживает себя, чтобы не приказать замолчать до того, как слово сказано. Но это тоже слабость, и он сдерживается, и слово сказано.
Вэнь Сюй поднимается на ноги быстро, почти что вскакивает, разворачивается на пятках, отходит. Разумеется, однажды он должен будет возглавить семью, но почему это значит, что он должен думать о дне, когда отца не станет, сейчас, что он должен слышать об этом сейчас?
Хорошо, что шатёр достаточно просторный, чтобы можно было не услышать, как сбивается на бег сердце и частит дыхание. Конечно, сильный заклинатель всё равно услышит, но может сделать вид...
Вэнь Сюй зажигает на ладони пламя и гасит его, зажигает и гасит опять. Пульсация успокаивает. Точнее, она помогает прогнать лишние мысли, погружая в свой ритм рождения-смерти, выжигает чувства. Часто к такому средству лучше не обращаться, но сейчас лучше так, чем вновь потерять контроль. Или это только иллюзия контроля? В общем-то сейчас и не важно. Главное, что только это и позволяет прийти в себя, не позволить чужим глазам заметить ту слабость, которую он только что отрицал - достаточно и того, что он сам знает о ней. Сквозь её тающую пелену Вэнь Сюй даже слышит новый вопрос, но отвечает не сразу. Сначала заставляет последние искры впитаться в кожу ладони. Сначала подходит к Змею, который всё ещё сидит на лежанке, и присаживается напротив, совсем рядом, на расстоянии чуть больше вытянутой руки - чтобы на этот раз дать себе возможность избежать непрошенных непонятных прикосновений, но при этом смотреть в глаза.
  - Мой человек, - говорить это не хочется, потому что даже это - слишком близко, но он говорит, - доверяет мне. Потому что видит меня точно так же, как позволяет увидеть себя.
Всю жизнь это казалось таким очевидным, а теперь приходится подбирать слова. Слова даются плохо, их как будто слишком много там, где должно быть одно, ну может, два. Их много, и все они стремятся вырваться, выстроиться, высказаться, чтобы сложиться в самую полную картину. Но если позволить им, то речь получится на целую палочку благовоний, не меньше, а нужно не так, нужно просто. Нужно ещё проще, и приходится отсекать лишнее, одно за другим, чтобы наконец добраться до сердцевины, до неделимого, до самого важного и самого простого.
- Мой человек считает себя моим человеком.
Теперь можно с облегчением выдохнуть и улыбнуться. Нет, в самом деле, даже самые изощрённые комбинации ударов и блоков даются с меньшим трудом. Но зато есть повод гордиться собой.
- Видишь, всё можно объяснить словами, если постараться.
Это, конечно, не всё, есть ещё многое, но для начала достаточно. Достаточно для того, чтобы сделать выбор. Хотя и до выбора ещё далеко. Сейчас разобраться бы с тем, что уже требует внимания. Не упустить из виду то важное, что затоплено невовремя хлынувшими чувствами и высушено огнем. Был вопрос - нет, даже не вопрос, но что-то, требующее ответа. То, что должно было быть сказано, и не было. Приходится вновь обращаться к памяти и вызывать в ней неприятные слова, чтобы вычленить зерно. Удаётся не сразу - слов много, и много среди них тех, которым лучше бы вообще не звучать. Но Вэнь Сюй наконец находит среди них нужные, выхватывает из гиблого омута, заставляя остальные сгинуть с глаз долой.
- Я никогда не отказывался учиться. Хотя ты однажды отказался учить меня.
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

Отредактировано Jin Guangyao (Понедельник, 15 марта 13:45)

+2

27

Отказался учить.
Помнит до сих пор, недоволен тем, что не вышло. Знает же, что Хуншэ сдержал слово и просил позволения учить наследника еще тогда, но получил отказ. Зачем говорит такое? Видимо, веселиться по-другому никто так и не научил.
— Сейчас всё изменилось, — отвечает он бездумно, всего лишь подтверждая другие слова.
А в то время… в тот год ему стало не до наследника. Совсем.
Вспоминать те дни, даже спустя столько лет, было непросто, и он совершенно не был уверен, что взгляд не выдает его. Рука… рука дернулась, и он потянулся к глазам, пальцы легли на веки, слегка надавили на них. Проще вздохнуть и сделать вид, что устал, чем выворачивать душу наизнанку неудачами, с которыми до конца, быть может, сам не примирился.
Сейчас, как мог спокойно, Шань Шэ сказал наследнику то, что должен был, напомнил о быстром течении времени, которое может унести его отца в прошлое. Понимает ли Вэнь Сюй, насколько быстро это может случиться? Его реакция в любом случае была бы такой, ведь отец для него значит так много, и больше или меньше беспокойства не покажут глубину его преждевременной скорби. Но одно стало очевидно  — к тому, чтобы стать главой ордена, он не готов не только в силу малого опыта.
И сейчас наследник сидит напротив, и ему так удобно наблюдать за своим телохранителем, тыкая в его непроницаемость всем подряд. Не зная, что за ней, не понимая, что заглядывать за эту стену он бы сам не захотел. 
“Мой человек доверяет… видит меня точно так же, как позволяет…”
Возможно, это справедливо. Возможно…
Но нет, ни за что на свете выплескивать на молодого господина то, что он хранит в тайне от всех, нельзя. Как нельзя рассказать слишком многое, чего тот пока еще не поймет или к чему попросту не готов.
— Ваш человек должен считать себя вашим человеком, — рука медленно вернулась на свое место на колене. — Так сказал бы любой командир, в чьем подчинении есть люди. Это верно.
Но не всё можно объяснить словами, вернее, не все слова можно произносить. Однако если не выразить их, быть может, вообще ничего не получится. А если не выйдет поладить с наследником, он не сможет выполнить ни волю Владыки, ни найти свое новое место в новом течении реки, в которое шагнул сам по доброй воле.
— Молодой господин действительно считает, что Владыка бессмертный, о ком Вэнь Шань Шэ заботился все эти годы, — он сделал паузу на вдох и решился произнести это вслух, — слаб? В таком случае, раз молодому господину не нужна забота, считает ли он себя сильнее своего отца?
Нет, ответ не должен бы прозвучать, вопрос был задан не для этого. Не давая слишком долго думать, он продолжил говорить:
— Молодой господин ставит перед выбором: остаться ли человеком вашего отца или стать вашим человеком. Вы вынуждаете меня вычеркнуть Владыку бессмертного и открыть сердце только вам одному. Если Вэнь Шань Шэ сможет это сделать, кем тогда по-вашему он будет, … вашим человеком?
Говорить было так трудно, что слова примерзали к языку. Казалось, лед выходил из легких, обжигая холодом губы. Не хватало еще на фоне усталости потерять контроль над иньским огнем, подумал он, касаясь губ подушечкой большого пальца.
— У вашего отца есть вера в вас и надежда на меня, — лед трескался, и стена грозила рухнуть, — и невозможно предать его ожидания или пойти против его воли. К счастью, его воля не противоречит моим желаниям, я уже ваш человек… Но, быть может, проблема не в том, что Хуншэ что-то скрывает, а в том, что молодому господину не нравится то, что он видит, в том, что не позволяет быть ближе на условиях вашего отца. Скажите мне, что вы пожелаете больше, смириться с тем, что изменить нельзя, или жить в иллюзии, что можно?
Кажется, сейчас изо рта пойдет пар дыхания, но это тоже иллюзия. Просто Ци замирает на миг перед тем, как взорваться, отпущенная таки на волю. Почти слышно, как трескается его ледяная стена, сокрушенная желанием закончить бессмысленный разговор и разметать все пустые слова в пух и прах.
Нельзя. Но волна уже вышла и выплеснулась из него, как вода реки из прорванного заклинателями по весне ледяного затора.
Почти как тогда, когда осеннее небо приняло его, поднявшегося так высоко, что воздуха стало не хватать, что ледяной ветер выморозил волосы добела, а пар, струящийся в крике был похож на дым. Его боль видело только небо, слышал только ветер, даже птицы летали много ниже… Его Солнце в тот день отвернулось от него… Отпуская его на волю.
Ногти, впиваясь в ладонь, отрезвили, возвращая в реальность, в тепло и шорохи ночи.
— Поверьте… я пытался.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Среда, 17 марта 03:19)

+2

28

Опять игры - на этот раз словами. Хотя на этот раз бьёт не так уж и больно, потому что Вэнь Сюй понимает: этот удар - ответ на его собственный. Не то, чего ждут от преданного слуги, зато очень по-человечески - уже хорошо. Может быть, этот Змей совсем не безнадёжен, хоть и продолжает сопротивляться всеми силами.
Себя Вэнь Сюй тоже считает человеком, поэтому вопрос о том, думает ли он, что сильнее солнца, едва не вырывает из горла злой смех. Между ним и его отцом разница такая, что сравнения попросту бессмысленны. Именно поэтому дню, когда наследник займёт место главы, лучше бы не настать никогда. Именно поэтому Вэнь Сюй ненавидит любую попытку сравнить. Или боится. Или просто избегает , потому что результат сравнения ясен заранее: ему никогда и ни в чем не сравнится с отцом, и если кто-то должен сделать выбор, то не о чем и думать. Он сам бы не сомневался ни секунды, если бы выбор пришлось делать ему самому. Но он - человек своего отца по праву крови, так всегда было и не может измениться, даже если реки потекут на запад.
Вэнь Шаньшэ напротив, сомневается. Сомневается в том, что вообще должен выбирать. Сомнения раздражают, и Вэнь Сюй цокает языком.
- Не понимаешь, - впрочем, одно Змей всё-таки понял: в двух сёдлах не усидишь, как бы ни хотелось. Но важно другое. - Мне не нужен тот, кто станет моим человеком вынужденно.
Что-то меняется - и в самом Змее, и даже в воздухе вокруг. Вэнь Сюй чувствует это и, чтобы не спугнуть перемены, не позволяет себе сказать ни слова в ответ - слова и их игры подождут - только наблюдать. Даже дыхание задержать - хотя это происходит непроизвольно, как-то само собой. Что-то скованное собирается вот-вот вырваться на свободу, но помочь ему значит одновременно помешать. Просто некоторые вещи должны происходить сами собой. Змей... как будто проваливается куда-то - он здесь, и его больше нет. Вэнь Сюй невольно подается вперед, намертво вцепляется взглядом, сдвигается ближе, чтобы не упустить ничего. И не упускает: в следующий же миг шквал чего-то хлещет по лицу огненным холодом, мешает сделать вдох, раскалывает сердце, как пустую ореховую скорлупу, чтобы наполнить собой. Болью, отчаянием, пониманием и в то же время непониманием. Растерянностью - нет, потеряностью, хотя что именно потеряно и не узнать, одного лишь чувства достаточно, чтобы захлебнуться. Вэнь Сюй захлёбывается тем, чего хотел - искренностью, хоть она и невольная, но не вынужденная - и на короткое мгновение начинает дышать уже ею. Болезненной и дикой, но нужной. На мгновение ему кажется, что он победил, и не важно, что эта победа вскрывает ему вены и опустошает - он знает, что Хуншэ приходилось и до сих пор приходится намного хуже, он видит наконец. У этого Змея длинные когти, но и сам он - в когтях не менее длинных, острых, ядовитых. Одно неверное движение...
Но мгновение это всего лишь мгновение, и прилив оборачивается отливом, выбрасывая на острые камни, заставляя вновь учиться дышать по-старому. Хочется прочистить легкие кашлем, но этого себе позволить нельзя. Взгляд не удерживается и скатывается вниз, там, где пальцы Вэнь Шаньшэ вспарывают ладони. Это знакомо - Вэнь Сюй сам нередко обнаруживает на своих неизвестно откуда взявшиеся ссадины. Его никто не останавливает, но это не значит, что он не может остановить никого. Берет в свои руки сжатый кулак и с усилием разжимает, освобождая. Время ответов.
- Мне не нравится ни то, ни другое. Всегда есть ещё один путь.
Возможно, его найти непросто, но в том, что он есть, Вэнь Сюй уверен. Иначе не было бы сил двигаться вперёд, дальше смирения, дальше иллюзий. Не было бы сил искать - упавшее ли солнце за холмом, несуществующий ли осколок в бесконечных лесах, своих ли людей среди толпы. Себя.
- Хуншэ должен отдыхать больше. Нет никакой нужды лично не спускать с меня глаз день и ночь напролёт. Хуншэ может... заботиться так, как сам сочтёт правильным.
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+2

29

Не важно, о чем он говорил сейчас, что именно пытался изменить. И если будут новые вопросы, он просто… встанет и уйдет. Да, так будет правильно. Пройдется по лесу, подышит свежим воздухом и успокоится. Быть может, вернется обратно, когда сможет себя снова контролировать, и извинится.
Хороший план, когда и без того всё пропало.
— Мне не нравится ни то, ни другое. Всегда есть ещё один путь, — делая глубокий вдох, слышит он и открывает глаза. Рука его, до того лежавшая на колене, уже — в ладонях наследника, и тот, разогнув его пальцы, держит за запястье. Ногти успели отрасти, и сегодня он уже обратил внимание на это, когда поднимался на скалу, а вот времени на то, чтобы привести их в порядок, не было.
— Хуншэ должен отдыхать больше. Нет никакой нужды лично не спускать с меня глаз день и ночь напролёт. Хуншэ может... заботиться так, как сам сочтёт правильным.
Три красных полумесяца у основания большого пальца… нужно будет стереть с ногтей кровь.
— Молодой господин отменяет свое решение? — спросить надо. Но почему голос звучит так устало? Аж противно, и как же надо собраться. — Хуншэ не жалуется на отсутствие отдыха. Быть рядом с вами — это как раз то, что нужно сейчас Хуншэ… больше всего.
Первым делом собрать Ци и заставить течь правильным образом, не перекрывая больше ветер, что все равно пробьет себе дорогу изнутри наружу. Теперь наследник будет внимателен и вряд ли допустит, если он снова попытается скрыться под своим льдом, а переживать одно и то же… как же это выматывает.
— Вам не нужно беспокоиться о том, чему вы стали свидетелем. Эта ноша моя по праву, и количество ночного сна не повлияет на нее. Вы правы, должен быть другой путь.
Быть может, поискать его придется не в одиночку, ведь наследник любит отца не меньше и теперь точно знает о его воле, знает о том, что отец желает видеть их вместе и хочет, чтобы они поладили. Быть может, это сможет помочь им найти ту самую тропинку.
— Что Хуншэ знает определенно, длительные перерывы в тренировках плохо сказываются на боевых навыках. Нам обоим стоит не забывать об этом. А то, что мы ищем… не должно становиться тем, что мешает становиться нам сильнее.
“Да хоть бы никогда не нашли!” — подумал в сердцах и взглянул на Сюя. Он почти не скрывал эту мысль, почти. Догадается ли сам?

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Четверг, 18 марта 01:31)

+2

30

В этом наказании больше нет смысла, так или иначе, оно принесло свои плоды. Несколько неожиданные, но тем интереснее. Хуншэ, быть может, и не жалуется - хотя наследнику вообще едва ли хватает воображения предоставить себе, как кто-нибудь из людей Цишань Вэнь будет жаловаться: на усталость ли, на неудобства в пути, на плохую погоду или на что-нибудь ещё - но это не значит, что можно продержаться долго, если продолжать в том же духе. Но то, что сказано дальше, настолько странно... Вэнь Сюй отпускает израненную ладонь и ждёт объяснений, но их нет. Может быть, нет никакой тайны, может быть, Хуншэ просто упрям, вот и поступает наперекор. А может быть, это его собственный способ увидеть. Или - позволить увидеть. Решение, в любом случае, кажется само собой разумеющимся.
- Тогда будь рядом. Без приказа.
Отпускать Змея просто так он, конечно, не собирается, но чтобы не отпустить, не обязательно держать крепко. Вэнь Сюй только недавно понял это и ещё не успел проверить, но внутренняя убежденность - неплохая замена знанию, и доказательств не требует.
Он кивает в ответ на слова. Он вовсе не беспокоится: прошлое есть прошлое, у каждого своё, и мало у кого оно безоблачное. Достаточно того, что эта дверь приоткрылась - ненамного и ненадолго, но путь в тысячу ли начинается с одного шага. Продолжится ли этот - Вэнь Сюй не знает, первый шаг был на самом деле непростым, даже для него самого. Для Хуншэ - особенно, раз даже сейчас он первым делом бросается защищать каждый лян той своей боли. Дорогая, наверно...
- Я не стану отнимать у тебя то, что принадлежит тебе. Пока сам не разделишь.
И вот опять вернулись к началу. "То, что мы ищем". Осколок ли это? Или что-то другое? Вэнь Сюй знает, что и об осколке, и о чем-то другом Змею известно куда как больше, чем ему, и он готов вновь и вновь спрашивать: "Зачем ты здесь? Зачем здесь я?" - и вновь и вновь получать разные, не похожие один на другой, ответы. Но не спрашивает. Быть может, единственный правильный - это как раз и есть то, что они ищут. А может быть, каждый из них должен найти что-то своё.
- Я найду, - прорывается пусть и тихими, но словами. Он найдёт, чем бы оно ни было. Найдёт, даже если ему придется перевернуть вверх дном земли всех великих орденов до самого моря. - Хуншэ может быть уверен: не станет.
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+2


Вы здесь » The Untamed » Сыгранное » Лучший подарок