Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Хэ Сюань, Лин Вэнь

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Благословение Небожителей » Пока цветет слива по ту сторону горной реки (преканон)


Пока цветет слива по ту сторону горной реки (преканон)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.ibb.co/FsTXzMM/image.png
Пока цветет слива по ту сторону горной реки

Молитвы местных жителей не достигают небес: храмы в окрестностях горы с плохой репутацией не приживаются. Даже самый последний, посвященный не Повелительнице Дождя, а богу войны, простоял всего пару дней: в него попала молния, а следом засыпало сошедшей лавиной. В мае в этом нет ничего удивительного. Местных не удивляет даже то, что при этом ни один жилой дом не пострадал. Только храм.
Но ведь, как сказано было раньше, храмы здесь не приживаются.

Не готовы местные жители только к тому, что в преддверии цветения сливы в их деревушке появятся путники: суровый солдат и его молодая жена.
— Уходили бы вы, — предупреждает глава деревни.

Им выгоднее, чтобы остались. Есть шанс, что нечисти приглянутся новички. И тогда в этом году не пропадет пара из местных. И десятилетняя дань окажется посильной. Но местные все еще не потеряли человеческого облика.

Солдат молча направляется к пустующему уже десятилетие дому, оставив плату за переселение. Его молодая жена улыбается. И старейшина думает: «Им бы молиться». Но ведь молитвы местных никогда не слышат Небожители.

Разве?

Светлая, как пиво, но в стекле, мистическая сказка с элементами романтики

0

2

Это были территории древних духов, пропитанные насквозь ароматом шаманских костров: нейтральная зона Севера. До Пэй Мина оттуда не доносилось молитв лет сто пятьдесят. Наверное, именно поэтому он не пропустил десяток голосов, которые пару дней взывали к нему. А может быть странные мотивы этих молитв: обычно его просили о силе, мужестве, о жизни в бою. А тут — сохранить семью сына. Сохранить семью дочери. Сохранить молодую семью.
Он ведь покровитель севера, а не златокудрая хранительница очага.
Как бы то ни было, сработала интуиция. И пусть голоса быстро замолкли, он уже обратил свой взор. А уж когда храм, не успев пройти регистрацию, оказался стертым с карт, Пэй Мин ни на шутку встревожился.

Другим Небожителям было бы бесполезно соваться к богам литературы за помощью, когда в аргументах одна интуиция и странный факт про храм. Это ведь территории шаманов: человеческие жертвы. Да и понятно, куда мог деться храм: старые верования не любили делить территорию с чужими.

— Мы проверим, — коротко обозначила понимание Наньгун Цзе.

И пусть она все еще была на пару ступеней ниже, чем заслужила, Пэй Мин знал — ему повезло. И не ошибся. Через пару дней он держал в руках свиток с изысканиями, на которые у других богов ушли бы годы.

— Пахнет демонами, — изучив его до последнего иероглифа, прокомментировал Пэй Мин.

— Ты бы туда не совался, — прагматично заметил Ши Уду.

— Один, — резюмировала Линвэнь, — каждые десять лет пропадают только пары. Обычно, молодые семьи. Но иногда случались осечки. Впрочем, я склонна предположить, что вот тут и тут — речь шла про любовников.

Ши Уду неодобрительно хмыкнул. Пэй Мин потер ноющее каждый раз в предвкушении опасности левое плечо, на котором остался шрам от меча Жун Гуана. Наньгун Цзе, не получив отрицательного ответа, продолжила мысль:

— Нужна пара. Потому что никто никогда ничего не видел.

— Кроме старухи, — вернувшись на пару свитков назад, напомнил Пэй Мин.

Словно Наньгун Цзе могла забыть хоть одну записанную для него деталь.

— Я бы не брала в расчет эту байку. Она слишком старая. Да и что под травами могла увидать шаманка?

Ши Уду усмехнулся этой мысли. Он был невысокого мнения о диких племенах и их верованиях. Пэй Мин понимающе кивнул. Наньгун Цзе задумчиво протянула:

— Но лодок в период цветения слив я бы опасалась. В любом случае, идти одному бессмысленно. Нужна пара.

— Еще лучше — жена, — делая упор на последнем слове, с насмешкой добавил Ши Уду, — может, объявить местным, что у дам уникальный шанс стреножить этого жеребца?

— Я не настолько заботливый покровитель Севера, — передернул плечами Пэй Мин.

— Не обязательно жена. Но...

— Это бы повысило шанс, — ввернула Наньгун Цзе.

— На мою смерть? Я вас тоже очень люблю.

В тот вечер они все же составили план. Он был прекрасен, логичен, строен. Но с самого старта пошел не по плану. Из всех возможных кандидатур с Пэй Мином отправился Ши Цинсюань.

По здравому размышлению следовало признать: он и правда был лучшей кандидатурой. Во-первых, он был одним из самых сильных небожителей. Управление стихией было полезным в бою, и в стачках они отлично друг друга дополняли. Учитывая количество общих охот, мало кто смог бы более гармонично оказать Пэй Мину поддержку. Во-вторых, он был очаровательным, располагал к себе людей, и мог сгладить негативный эффект прибытия новичков в забытую Небожителями деревню. Да и Пэй Мину было приятно его общество, так что был шанс дожить до встречи с демонами всем отправившимся на землю богам. В-третьих, даже Ши Уду пришлось это признать, никто, кроме его младшего брата, не был способен терпеть генерала дольше пары дней.

Они спустились в паре сотен ли от населенного пункта. Горными тропами добрались до деревни. Под подозрительными взглядами местных нашли старосту деревни, и Пэй Мин убедил его трогательным рассказом... впрочем, совсем не Пэй Мин. Тому, что им разрешили занять пустующий дом, Пэй Мин был обязан Ши Цинсюаню. Хрупкая красавица легко обаяла старика. Пара слезных рассказов о побеге из дома. Романтическая история, которая до попадания в руки Цинсюаня совсем не была такой романтической. Даже Пэй Мин растрогался. Его молодая жена восхищала своим талантом располагать.

— Ты молодец, а-Сюань, — похвалил Пэй Мин, когда они удалились от лишних глаз.

И невольно улыбнулся в ответ на открытую улыбку спутницы. Его жена была не просто красивой. Неотразимая. Слишком прекрасная для такой глуши. Впрочем, ее присутствие здесь было не самым подозрительным. Темная ци, казалось, насыщала все вокруг — даже воздух. Сложно было определить, откуда именно она исходила: от местных жителей, стен домов, земли. Линвэнь убеждала, что здесь не случалось крупных сражений. Не погибали массово люди. Тогда откуда такая концентрация?

В горах располагались места силы. Возможно, здесь рядом была жила. Но существуют ли жилы темной ци? Пэй Мин не встречался с такими на своем пути. Впрочем, он их не искал.

Дом, который им разрешили занять, был обветшалым, но все еще крепко стоял на фундаменте. Несколько комнат. Простая меблировка. Только самая нужная утварь, да и той снабдил староста — на первое время. Пэй Мин заплатил за нее, как за золотую. Но ни о чем не жалел. В доме пахло плесенью. Паутина болталась по углам. Да и домом это место назвать не поворачивался язык.

— Не думал я, что свою первую и последнюю жену приведу в такую дыру. Как-то не так я себе это представлял, — выпалил Пэй Мин прежде, чем сообразил, что сказал.

Любому на небесах было известно: генерал Мингуан из тех, кто никогда не мечтал о семейной жизни, конечно, он ее и не представлял. Разве нет? Зачем представлять то, чего ты боишься?

Тут и крылась опасность того, что рядом был именно Цинсюань. Пэй Мин мало чем отличался от остальных людей. Да, у него был осознанный выбор: на первом плане была война и защита людей. Теперь — покровительство Севера. Выполнение молитв. Но это не значит, что душа не просила простого, человеческого: тепла, уютного дома — не замка, призванного показать статус; теплого ужина; близкого рядом. И именно братья Ши были в посмертии теми, кто пересек черту, за которой стояли другие люди. Особенно Ши Цинсюань с его заряжающей жаждой жизни энергией. Впрочем, они здесь были всего на несколько недель, до окончания цветения сливы. Что вообще может пойти не так за такой короткий для небожителей срок?

— Способности светить не стоит, — решил за обоих Пэй Мин.

По сути — поменял тему. Он отложил увесистый цянькунь и походную котомку. Размял плечи, тихо вздохнул и сказал:
— Придется закатать рукава. Будет пыльно и грязно. Тебе приходилось вести быт, или?.. Впрочем, не пачкайся. За одеждой тебе мы сможем сходить только завтра днем. Отдохни, я должен быстро закончить. Давно я таким не занимался, — усмехнулся генерал Мингуан.

Впрочем, сейчас он совсем не напоминал себя, каким привык его видеть Цинсюань. Волосы схвачены простой лентой. Одежды дешевые, но добротные. Забавно, что в них он смотрелся куда гармоничнее, чем в сияющих золотом доспехах. Сейчас Пэй Мин больше напоминал крестьянина, прошедшего пару войн, пусть внешность и не менял. Он осторожно снял верхние одежды, оставшись в светлой рубахе и шароварах. Закатал рукава и улыбнулся Цинсюаню. Жене. Своей на короткое время жене. К этому стоило привыкать. В их поведении не должно было хоть что-то вызывать подозрение.

Пэй Мин точно знал, как такое изображать: он помнил, как это было у его родителей. Он видел примеры — лучшие, худшие. Он не думал, что именно с этим возникнут проблемы. Было немного стыдно. Он чувствовал себя сковано, стесненно. И немного виновато: в основном потому, как неожиданно много эмоций вызывала не настоящая ситуация.

— А-Сюань, как думаешь, мне звать тебя женушкой? Или... ладно, забудь. И нет, не выходи. Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось в этой глуши. Я быстро закончу.

+1


Вы здесь » The Untamed » Благословение Небожителей » Пока цветет слива по ту сторону горной реки (преканон)