Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Хэ Сюань, Лин Вэнь

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » Лавр и яблоня


Лавр и яблоня

Сообщений 1 страница 20 из 20

1


лавр и яблоня

http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/33/724117.jpg

Участники: Ши Мин|Ши Мэй
Место: где-то в современном Китае

Очень альтернативная история.


[icon]https://cdn3.savepice.ru/uploads/2021/3/20/ae2a7d4f3cb78151db6c6f6085d75bc1-full.jpg[/icon][nick]Ши Мин[/nick][status]младший брат[/status][quo]любите классику[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Суббота, 20 марта 18:57)

+1

2

На самом деле, Ши Мин почти всегда соглашался куда-нибудь завалиться после работы и выпить, даже если всё, чего хотелось на самом деле – устроиться на родном продавленном диване с ноутбуком и абсолютно ничем не заниматься. Кроме совестливых терзаний, что вот, брату приходится работать куда больше него самого, а Ши Мин ему малодушно не помогает. Казалось бы, вопрос насчёт работы в похоронном бюро они обсудили когда-то раз и навсегда, но…
-…Но сегодня я не могу, простите.
Он пожимает плечами и с виноватой улыбкой закидывает потёртый ремешок спортивной сумки на плечо. Он прекрасно знает, что выглядит слишком мило для того, чтобы на него обиделись всерьёз.
Обычно, на Ши Мэе это тоже срабатывало, но сегодня ему явно дали понять, что пропустить семейный братский ужин он не имеет права. Это было даже… мило. На самом деле мило. Потому что, обитая в одной квартире, виделись они так же часто, как если бы жили на разных концах города.
Ребята прощаются и уходят, Ши Мину же достаётся почётная обязанность проверить напоследок и запереть студию, а значит, завтра ему придётся прийти раньше всех… Хотя ключи есть ещё у Лю, их администратора. А есть ли они у Лю?
Поёжившись на прохладном осеннем ветру, Ши Мин натягивает рукава толстого свитера с дурацким абстрактным рисунком почти до пальцев, но, дойдя до автобусной остановки, всё-таки достаёт из кармана телефон и отправляет в вичат животрепещущий вопрос: «У кого ещё есть ключи? Моя первая группа завтра последняя XD». Чат отвечает гробовым молчанием. Пальцы сами тянутся переключить будильник на завтра, но останавливаются на полпути – вдали виднеется автобус, а над толпой на остановке отчётливо витает желание взять его на абордаж.
«Ну ответьте, я правда не знаю».
Он еле впихивается куда-то в середину автобуса и готовится мирно доехать до конечной остановки, затыкая уши наушниками и включая музыку. Так, эта песня с группы, та с репетиции, этот плей-лист напоминает ему бывшую балетную труппу, а это… О, это скидывал ему брат, но так руки – или уши – всё не доходили. Нет, пожалуй, дома как-нибудь дойдут. Ставя всю эту мешанину жанров на случайное воспроизведение, Ши Мин закрывает глаза и прижимается лбом к поручню.
Сомнения лирического героя о том, влюблён ли он, прерывает писк чата. Лю, предваряя горькую пилюлю кучей грустных смайликов, сообщает, что забыла свои ключи на стойке. В этот раз руки смело переключают будильник на шесть.
Следом прилетает фотография – все его любимые коллеги на каком-то тесном диванчике в клубе с разноцветными коктейлями в руках и с максимально дурацкими выражениями лиц. «Удачно поесть домашней еды» гласит подпись, и Ши Мин невольно усмехается. 
Лирический герой продолжает философски размышлять о том, насколько тесно они связаны с лирической героиней и приходит к выводу, что не разорвать.
Иногда он чувствовал себя таким же лирическим героем. Конечно, и сегодня он мог отказаться, но стоило вспомнить взгляд Ши Мэя в такие моменты, как слова застревали в горле едким комком. Они и так редко видятся – живя в одной квартире! – у них совсем разные круги общения после возвращения в Китай из Штатов, да и брат так устаёт на работе, что в конце дня ему хочется видеть рядом с собой хоть одно приятное, а главное, живое лицо…
Наконец, автобус останавливается, и водитель напоминает пассажирам, что эта остановка – крайняя на маршруте. Очень удобно – прямо около входа в их серую скучную многоэтажку. И быстро – не прошло и семи песен на повторе.
«Выпейте там за меня» - всё-таки пишет он, прежде чем войти в подъезд.
А вот ключи от собственной квартиры он забыл в шкафчике, поэтому приходится звонить в дверь.
[nick]Ши Мин[/nick][status]младший брат[/status][icon]https://cdn3.savepice.ru/uploads/2021/3/20/ae2a7d4f3cb78151db6c6f6085d75bc1-full.jpg[/icon][quo]любите классику[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Суббота, 20 марта 18:57)

+1

3

Семейный ужин дело серьезное и требует тщательной подготовки, даже если семья состоит из двух человек, и они не супруги. Когда у тебя больше нет никого в целом мире, кроме брата, который появился на свет всего тремя минутами позже, но все равно считается младшим, нуждающимся в опеке и заботе старшего, для него стараешься особенно. Стараешься пораньше закончить дела в маленьком похоронном бюро. Прийти домой, принять душ, и сразу на кухню, к плите. Продукты куплены еще вчера, меню тщательно продумано и время приготовления рассчитано точно. Все будет готово ровно к 8 вечера.

Ши Мэй мог бы стать отличной домохозяйкой. Мог бы стать идеальной женой и хорошей матерью. Если бы родился девочкой. Но он родился тем, кем родился. Психопатом, повернутым на привязанности к своему брату. Можно долго спорить о том, врожденная ли предрасположенность к психопатии или она развивается в процессе становления личности. Но Ши Мэй предпочитал думать, что родился таким. Он четко осознавал, что вся его суть – отклонение от общепринятых норм. Но ведь гений – тоже отклонение. А ведь их никто не порывается лечить. Наоборот, общество поощряет развитие таланта, даже в ущерб остальным сферам жизни, таким, как семья, здоровье, социальная адаптация в обществе.

Вот и старший из братьев Ши поощрял и развивал свою психопатию осознанно, практически с тех самых пор, как понял, что не нормален с точки зрения общепринятой морали. Развивал в ущерб семье и дружеским отношениям с другими людьми. Друзей никогда не было. Были только живые функциональные декорации, считающие себя в праве иметь собственное мнение насчет всего на свете и диктовать это мнение, как единственно верное. 7 миллиардов единственно верных мнений?! Не абсурд ли это? Поэтому в расчет Ши Мэй их никогда не брал. Пусть себе думают, что хотят, а он будет жить так, как ему хочется. Скрывая и пряча свою индивидуальность от общества, в котором нормы морали диктует история и национальные традиции, ну плюс еще среднее арифметическое безопасности для группы людей, которые договорились между собой (пусть и негласно) эти нормы соблюдать.

В его маленьком мире есть только 2 человека – Ши Мэй и Ши Мин. Старший заботится о младшем. Не дает ему чувствовать ущербность от того, что родители ушли слишком рано. Заменяет ему отца, мать и немножко бога. Почему бога? Потому что направляет, исправляет и корректирует судьбу младшего по собственному усмотрению. Из самых лучших и светлых побуждений. Оставил свою карьеру в мире танцев ради того, чтоб поддержать солидарностью Мина в трудную минуту, когда им пришлось вернуться в Китай. Работает теперь практически за двоих в похоронном бюро, для того, чтоб младший имел возможность преподавать в танцклассе и заниматься любимым делом. Похоронный бизнес не слишком прибыльное дело, но об этом Мину знать не нужно. Пусть и дальше не знает, откуда берется основная часть дохода. Меньше знает, крепче спит.

К назначенному времени все готово и стол накрыт. Жареные цзяоцзы, максимально острый малатан, курица гунбао и паровые баоцзы с теми начинками, которые любит Ши Мин. Это, не считая различных вареных и свежих овощей в качестве гарнира, и нескольких острейших соусов. И конечно же корзина любимых яблок брата – крепких и зеленых. Мэй даже успел переодеться, чтоб от одежды не пахло едой. 

Дверь он открыл едва ли не в следующую секунду после звонка. Магия? Нет, всего лишь система отслеживания передвижения телефона.
- Добрый вечер, мой родной. Надеюсь, ты хорошенько проголодался?

[nick]Ши Мэй[/nick][quo]ты - мой мир, я - твой бог[/quo][icon]https://i.ibb.co/Gsgq8n5/AKr3o-Gk-SCq8.jpg[/icon][status]старший брат[/status]

Отредактировано Nie Huaisang (Пятница, 12 марта 19:31)

+1

4

- Привет.
Губы как-то сами собой растягиваются в улыбке. Его Ши Мэй, его любимый старший брат, всегда собранный и ответственный даже когда стоит у плиты – даже когда спит. Улыбка становится чуть виноватой, стоит понять, что его очень сильно ждали – и в его интересах действительно лучше быть голодным. Ши Мэй опять потратил своё время, чтобы его накормить, хотя сам наверняка ещё не ел и вообще…
Ши Мин стягивает с ног кроссовки, наступая поочерёдно на и так уже основательно стоптанные задники, вешает сумку на вешалку, которая и так уже ломится от вещей, в их тесной маленькой прихожей и проскальзывает в комнату, почти толкая Ши Мэя и основательно к нему притираясь – там действительно негде развернуться.
- Прости… А что ты там наготовил? – он с любопытством вытягивает шею, рассматривая стол, хотя уже можно догадаться по запаху, что наготовлено много, наготовлено его любимое, и об этом уже в курсе вся лестничная клетка – этот запах буквально вёл его домой от самого лифта. Воровато оглянувшись, Мин молниеносно хватает со стола одну булочку и, откусив большую её часть, кидает в сторону брата лукавый взгляд с подчёркнуто виноватым видом удаляясь в ванную комнату – мыть руки – прежде, чем тот успел бы возмутиться. Проглотить всё, что напихал себе в рот, удаётся не сразу, что, впрочем, не мешает засунуть туда же остатки, прежде чем включить воду и намылить ладони с преувеличенной ответственностью.
- Очень вкусно! – наконец, кричит он почти на всю квартиру, надеясь, что его услышат. – Я сегодня вообще без обеда, или не взял, или забыл в холодильнике там у нас – не помню.
Вроде бы, Ши Мин даже не смотрел. Дни, когда всё идёт одно за другим, выпадают раз-два в неделю, вдобавок ко всему ещё их личные репетиции, подготовка к какому-то городскому конкурсу, на который их вдохновительница и организаторша Минчжу уже подала заявку, а только потом поставила перед фактом… «Ребята, мы можем!» - заявила она, загадочно блестя глазами. Ну, можем так можем, в конце концов, им всем есть, куда стремиться. Даже ему, на удивление, есть. Спасибо брату.
- А у тебя как день прошёл? Ну, то есть… нормально? – как-то неловко спрашивает Ши Мин, вновь появляясь в кухне, минуя свою комнату, где стягивает, наконец, толстый свитер, оставаясь в одной свободной чёрной майке, хотя уходил из дома ещё и в рубашке поверх, но в конце дня показалось достаточно тепло. Говорить про похоронное агентство всегда неловко. Во-первых, Ши Мэю он не помогал. Во-вторых, не помогал, потому что вся околопохоронная атрибутика пугала почти до дрожи в коленях, в чём он еле нашёл силы себе малодушно признаться. А его старший брат был вынужден иметь со всем этим дело… Ещё и за ним следить. Хотя разница между ними всего – три минуты, а не три года и, тем более, не десять, чтобы подумать, что тот вынужден заботиться о совсем маленьком ребёнке. В конце концов, это из-за него Ши Мэй был тоже вынужден оставить театр и выгодный контракт за морем. А ведь был куда талантливее – в этом Мин был уверен.
В конце концов, это у Ши Мина была бывшая жена, бывшая карьера, бывший бойфренд, которого лучше бы не было вовсе, подрастающий сын, с которым они толком не общаются, потому что жена «слишком» бывшая и далеко, а бойфренда действительно лучше бы не было… А у его брата работа, работа, работа и бесконечные попытки вывести их обоих в люди. Он частенько пытался вспомнить, когда старший действительно развлекался, не считая их совместные выходы в город, которые, хоть и доставляли обоим почти детское удовольствие, нормальной компанией счесть, наверное, было бы сложно -  и ничего не приходило в голову. Всю свою жизнь брат оставлял за дверью их квартиры, Ши Мин даже не знал, были ли у того сейчас отношения и насколько серьёзные. Скорее всего, были, ибо тот частенько задерживался по вечерам, и не слишком серьёзные, потому что иначе Ши Мэй бы обязательно познакомил со своей избранницей. А вот свою жизнь Ши Мин от брата совершенно не скрывал. Как и то, что вот уже шесть лет её у него не было совсем. И как-то… не слишком уже и хотелось.
- Завтра, можно сказать, свободный день. Только вечером группа, - наконец, сев за стол, он решил начать с курицы. – Только с утра надо студию открыть, но это быстро. Я клятвенно обещаю завтра навести тут везде порядок… - хотя беспорядок был, по большому счёту, только в его собственной комнате. – И чего-нибудь приготовить. Вот только не надо на меня так смотреть! Я умею…
Рот обожгло крайне приятное сочетание специй. Возможно, Ши Мэю стоило открыть своё кафе вместо похоронного бюро… Не возможно, а совершенно точно. Стараясь не нахватывать всё подряд и сразу и есть относительно пристойно, Мин продолжал болтать о всякой ерунде, всё больше приходя к выводу, что семейные вечера ему всё же нравятся, и вот такие минуты – их надо ценить. В конце концов, они – единственное, что сейчас есть друг у друга, одна семья, одна кровь.
Это то, что очень хотелось сохранить неизменным.
[nick]Ши Мин[/nick][status]младший брат[/status][icon]https://cdn3.savepice.ru/uploads/2021/3/20/ae2a7d4f3cb78151db6c6f6085d75bc1-full.jpg[/icon][quo]любите классику[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Суббота, 20 марта 18:57)

+1

5

Этот шумный (в меру шумный, по случаю усталости после рабочего дня) жизнерадостный вихрь по имени Ши Мин едва не смел на пол успевшего прижаться к стенке, улыбающегося Ши Мэя. Конечно же, Мин не был настолько энергично-вихревым с точки зрения посторонних людей. Но Мэй привыкший к порядку, тишине и неторопливости своей «гробовой конторы», почти всегда ощущал себя, при появлении брата, на каком-то ярком, стремительном аттракционе, когда дух захватывает от восторга и веселого страха. Адреналин? Вполне возможно. И, вне всяких сомнений море эндорфина. Чуть погодя, когда они усядутся за стол, этот всплеск гормонов успокоится и придет в норму, оставив после себя чувство легкого пьянящего парения в мягких, теплых облаках.

Тут у любого бы крыша поехала, жить в таком водовороте ощущений от присутствия рядом родного брата с самого того момента, когда начинаешь понимать себя отдельным сгустком сознания. Это и было слабым, но все-же оправданием чувствам, которые не положено испытывать к брату.
- У меня – как обычно. И работы сегодня было не много. – упоминание о том, что младший сегодня не обедал, Мэй оставляет без комментариев, хоть и недоволен таким его невниманием к собственным потребностям. Он старается, где может, одергивать свое беспокойство, хотя бы на словах. Не зачем растить у Мина чувство вины.
Боже мой, в этой открытой майке Ши Мин почти что голый! Ну как же можно вот так одеваться осенью? – это Мэй пытался переключиться из режима возбуждения от созерцания крепких, но все равно изящных мышц, перекатывающихся под светло-золотистой кожей, на режим заботы и опеки.
- Почему ты без рубашки, Мин? Там ведь уже холодно. – мягкий голос с едва заметным оттенком…  даже не укора, а печали по поводу того, что младший мерзнет в куртке поверх майки, пока добирается до дома.
- Хорошо, что я много перцу добавил во все это. Так ты, надеюсь, быстро согреешься и не простудишься.
Тем временем он добавляет тонкие пластинки имбиря в чайник, к чайным листьям, и заливает горячей водой.

Сам Ши Мэй ест неторопливо и совсем мало, только пробуя того-сего. Гораздо приятней наблюдать аппетит и довольный блеск глаз младшего брата.
- Не надо ничего убирать, я все сам. Завтра я весь день дома. В конторе побудет Лаочжань.

Ли Лаочжань - единственный помощник в его похоронном бюро, которого Ши Мэй отобрал из множества кандидатов, потому что тот никогда ни о чем не спрашивал, кроме рабочих моментов и не проявлял желания подружится с боссом. Такое впечатление, что этого сухого 40-летнего человека  (среднего роста, среднего телосложения, среднего интеллекта и вообще… всего остального тоже среднего) не интересуют в жизни вообще ничего. Идеальный работник!

Из людей неординарных и эмоционально открытых, нелюдимый Ши Мэй признавал только своего младшего брата.

- Действительно, вкусно? – радость оттого, что угодил Мину, зажигает в темных омутах глаз Мэя живые медовые искорки. – Устроим завтра кулинарное состязание?
[nick]Ши Мэй[/nick][status]старший брат[/status][icon]https://i.ibb.co/Gsgq8n5/AKr3o-Gk-SCq8.jpg[/icon][quo]ты - мой мир, я - твой бог[/quo]

Отредактировано Nie Huaisang (Суббота, 13 марта 15:08)

+1

6

- Да ладно, я уберу, - Ши Мин машет рукой, надкусывает ещё одну булочку и понимает, что всё, хватит. Но булочку бросать жалко, тем более, что бобовая начинка – его самая любимая, поэтому он лезет в телефон, открывая вичат, и читает всё, что туда успели накидать коллеги за последние полчаса. Ещё одна фотография с коктейлями,  куча издевательских стикеров и фотка Лю, которая пытается поднять на руки их нового преподавателя зумбы. Насколько знает Ши Мин, между ними сразу вспыхнуло… что-то. Что-то, за чем с любопытством следили все, ибо главную ухаживающую роль сразу взяла их администратор. Мин как-то поставил десятку на то, что скоро девушка перейдёт от активных действий к атакующим, и вот, именно в самый подходящий момент он рискует этого не увидеть! Усмехнувшись, Мин отложил телефон в сторону и мельком глянул на брата.
- Извини, - зато место для последней на сегодня булочки явно освободилось, поэтому без всяких зазрений совести Ши Мин её доел. – Помнишь, я рассказывал о том, что у нас там роман крутится? Кажется, скоро придётся тратить деньги на свадебные подарки. Кстати… это нечестно – предлагать соревнования, в которых точно выиграешь.
Он широко улыбается и встаёт из-за стола, жалея, что не переоделся полностью и остался в узких джинсах, которые его переполненному животу именно сейчас очень сильно не нравятся. Сгрёб остатки ужина в художественную, по его мнению, композицию и сфотографировал, отсылая в чат: «Завидуйте» коротко гласила подпись. Это вам не пицца, хотя пицца, конечно, тоже была хороша… Главное, не упоминать о её существовании при Ши Мэе.
- Кстати, если ты дома, можно сходить на тот фильм. Что-то там про этого, как его, - Ши Мин закатил глаза, пытаясь вспомнить, - короче, трейлер, который на той неделе видели, но не тот, в котором про революцию. Мне к шести вечера завтра, часа два потрясти задницей и домой.
Он честно собирает посуду, встав из-за стола, и торжественно относит её к мойке. Он абсолютно точно уверен, что брат сразу поймёт, что за фильм. Иногда им вообще не требовалось тратить время на объяснения, к тому же, у Ши Мина они обычно выходили крайне кривыми.
Прежде чем принять ванну теперь придётся хоть как-то растрястись, так что он начинает мыть посуду.
[nick]Ши Мин[/nick][status]младший брат[/status][icon]https://cdn3.savepice.ru/uploads/2021/3/20/ae2a7d4f3cb78151db6c6f6085d75bc1-full.jpg[/icon][quo]любите классику[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Суббота, 20 марта 18:58)

+1

7

Мин повторяет свое намерение завтра заняться уборкой, и Мэй не возражает, просто молча улыбается, не отводя взгляда от этого красивого лица. И почему все считают их похожими? Младший брат гораздо красивей, раскованней и свободней. И талантливей, вне всяких сомнений.

Сожалеет ли Ши Мэй, что тогда, в Америке подстроил все так, что жена брата узнала о его интрижке с мужчиной в театре? О том, что закатила безобразный скандал за три часа до премьеры, которая обещала младшему славу едва ли не международную? Что он сам дал Мину те таблетки, «успокоительные», но на самом деле гораздо более коварного действия. Премьера была сорвана. Ши Мина уволили из театра, хорошо, хоть для прессы придумали адекватное объяснение и не стали предавать огласке причину инцидента. Бывшей жене брата пришлось много заплатить за молчание, на это ушли почти все деньги, что лежали на банковских счетах – гонорары двух восходящих звезд современного балета за 5 лет.
Нет, он никогда об этом не жалел. И не пожалеет.

Пока Мин зависает в чате со своими друзьями, Мэй продолжает им любоваться. Без ревности и беспокойства. Его умиротворение подкрепляется, когда младший фоткает остатки ужина, с хитрой, проказливой улыбкой. Какой же он, в сущности, до сих пор ребенок.

Конечно же, Ши Мэй сразу понимает, о каком фильме идет речь. И, соглашаясь на идею похода в кино, медленно кивает. Им нравятся одни и те же фильмы, книги, музыка. Так было всегда.
«Потрясти задницей»? О, боже мой, что за выражения? С внутренней иронией думает старший, наблюдая за этой задницей в узких джинсах, что сейчас пританцовывает у мойки с посудой. Его взгляд темнеет. «Сегодня? Нет, пожалуй, в другой раз. Но обязательно в этом месяце».

- Набрать тебе пока ванну, братец? – Мин никогда не обращает внимания на то, как иногда в тоне Мэя проявляются глубокие, бархатистые интонации. Но сам Мэй их фиксирует каждый раз, когда думает о том, что хочет сделать с младшим в тайне от него.
- С твоей любимой ароматной солью.
[nick]Ши Мэй[/nick][status]старший брат[/status][icon]https://i.ibb.co/Gsgq8n5/AKr3o-Gk-SCq8.jpg[/icon][quo]ты - мой мир, я - твой бог[/quo]

+1

8

Ши Мин что-то тихо напевает себе под нос, намыливая тарелку лимонно-жёлтой, почти идеально новой губкой, и гель для мытья посуды, пенясь, пахнет почти так же идеально – яркой цитрусовой нотой, но без слишком явной химической ноты. И где его брат умудряется доставать такие вещи? Точнее, как он буквально одним движением пальцев может создавать такой утончённый уют? Мину было всё равно, как пахнет стиральный порошок или подходит ли цвет губки к цвету тарелок, то есть, оно всегда пахло приятно, и всегда всё гармонировало, только ни малейшей его заслуги в этом не было. Ши Мин – это полотенца с дурацким рисунком, крючки для них же в виде мультяшных голов всяких животных и две подушки в виде огромных половинок авокадо на диване, от которых, наверное, чувство прекрасного брата давно мечтало избавиться, но что-то ему мешало. И да, подарки этому самому брату вместе с его чувством прекрасного – в основном, рубашки с принтом, показавшимся Ши Мину «прикольным». В последний раз это была розовая рубашка с разбросанными по полотну частями лица и тела Мерилин Монро. Ши Мин не мог точно сказать, доставали ли её хотя бы из упаковки.
Итак, кино. Завтра надо забронировать билеты и поставить брата перед фактом, иначе тот ещё сумеет выкрутиться, если вдруг расхочет. А Ши Мэю надо чаще выходить из дома, и не в сторону его похоронного бюро. Наверное, поэтому Мин и вёл себя так… так. Брат должен быть в курсе, что вокруг ещё остались живые люди.
- Если не сложно, - он чуть улыбается. – Сыпани любую. Можно вообще без неё.
Хотя всякие примочки для ванны он любил, они оба любили.
Закончив расставлять вымытые и вытертые, как положено, тарелки, Ши Мин ушёл в свою комнату, стаскивая, наконец, эти джинсы, основательно намокшие после активного мытья посуды, и носки, которые отправились куда-то в угол. Потом, подумав, подхватил всё с собой, чтобы засунуть в стиральную машину. Майка была ещё нормальная, хотя… а, тоже в стирку. Собрав в комнате по максимуму одежды, которая явно основательно забьёт стиралку, он с огромным комом белья в одних трусах прошествовал в ванную, встретившую его паром воды и лёгким запахом лаванды. Лаванда так лаванда, хоть это и был любимый запах брата, а не его – удивительно, что в чём-то они не сходились.
Момент, когда горячая вода приятно обжигает кожу, заставляет почти застонать, зажмуриваясь, даже пальцы на ногах поджимаются сами собой. Нет, всё-таки дома – лучше всего. Тщательно вытерев руки висевшим рядом полотенцем, Ши Мин берёт мирно лежащий на стиралке телефон, привычно ковыряясь во всякой фигне, которую только может предложить интернет. В конце концов, вода остынет ещё не скоро, а он никуда не спешит. Главное – не уронить его в воду, помнится, один аппарат погиб именно так.
[nick]Ши Мин[/nick][status]младший брат[/status][icon]https://cdn3.savepice.ru/uploads/2021/3/20/ae2a7d4f3cb78151db6c6f6085d75bc1-full.jpg[/icon][quo]любите классику[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Суббота, 20 марта 18:58)

+1

9

Ши Мэй сидел на бортике ванны и тщательно отслеживал температуру воды. Ровно 48 градусов. Пока Мин закончит с посудой, вода как раз подостынет до приятной. Брат любил соль для ванный с ароматом яблок или яблоневых цветов. Но, впрочем, не возражал и когда аромат был другим, часто отдавая право выбора в этом своему старшему. А Мэй любил лаванду. И любил когда от Мина пахло лавандой. Вот сегодня ее и добавил.

Еще он очень любил смущать младшего братца, делая при этом вид, что ничего не происходит из ряда вон. Поэтому разделся и спрятался в душевой кабинке. Хорошо, что стекло матовое и совершенно непрозрачное. Его там не видно и не слышно. До тех пор, пока Мин не садится в воду и не утыкается снова в свой телефон. Только тогда Ши Мэй включает воду и начинает мыться, что-то тихонько напевая. А что тут такого необычного? Если у тебя есть брат близнец, то личного пространства обычно или нет совсем, или его очень мало. По крайней мере у братьев Ши именно так. Старший только надеется, что этот очаровательный обалдуй не уронит от неожиданности телефон в воду. А если вдруг, все-таки уронит, то следующий получит водонепроницаемый.

Моется Ши Мэй недолго. Даже, скорее просто делает вид, что моется. Душ он успел принять еще часа полтора назад. Потом, как ни в чем небывало, закрывает воду, выходит из кабинки и, разбрызгивая капельки с волос, трясет головой. Ванная комната у них довольно просторная для такой маленькой квартирки. Поэтому до Мина брызги долетают едва-едва. Мэй, конечно же, совершенно голый. Лично его не смущает не собственная нагота, ни нагота брата. И он вполне естественно полагает, что и младший к этому относится так же. Никогда даже не задумываясь, что может быть иначе.

- Как водичка? Не остыла еще? – непринужденно интересуется, подходит и пробует воду рукой.
- Ты долго не сиди, у нас еще совершенно очаровательный ужастик на сегодня. Я пока заварю еще чаю. Или может быть ты хочешь выпить? Есть пиво и сидр.

Потом надевает банный халат – розовый с голубым, сиренево-фиолетовый – это халат брата и удаляется делать чай. Семейный вечер сегодня особенно приятный.
[nick]Ши Мэй[/nick][status]старший брат[/status][icon]https://i.ibb.co/Gsgq8n5/AKr3o-Gk-SCq8.jpg[/icon][quo]ты - мой мир, я - твой бог[/quo]

+1

10

Всё-таки он почти роняет телефон в воду, когда обнаруживает, что в ванной не один. Фыркает – ещё бы вылетел из кабинки с леденящими душу воплями…
Дело, конечно, привычное, но Мин всё равно чувствует себя совсем немного неловко, когда брат подходит, опуская руку в воду. Может, ещё и потому, что выглядит тот, на его взгляд, намного… лучше, чем он сам. Ши Мэй вообще от кончиков волос до пальцев на ногах выглядит намного лучше, чем его младший брат. Тоньше и элегантней – если можно так выразиться – черты лица, немногим, но всё же более удачное сложение. Про умение подать себя и говорить не приходится, если бы сейчас к ним в ванную ворвались клиенты, то Ши Мэй явно повёл бы себя так же, будто находится за рабочим столом и при костюме.
Но Мин всё равно как-то на автомате подтягивает колени немного ближе к груди.
- Да нормально… - тянет он, откладывая в сторону телефон, и плескает водой себе в лицо, протирая глаза. – Который про вторжение инопланетян-паразитов или который про подкроватного монстра?
Посмотреть они хотели оба. Да и кто им помешает это сделать? Завтра после открытия студии вполне можно будет завалиться спать до вечера…
- А знаешь, пожалуй, пиво. И чай. И всё. И там вроде ещё баоцзы в холодильнике. Может, не остыли?
Пиво Мин не пил. Он вообще обычно не пил. Не то, чтобы никогда не пробовал, но после инцидента в театре всеми силами избегал даже коктейли в клубе. Но вот – почему-то захотелось.
Когда брат уходит, Ши Мин быстро домывается, натягивает халат и плюхается на диван, обнимая одну из подушек-авокадо. Ему нравится с косточкой, она больше и как-то уютнее.
На столике у дивана и правда примостился и чай, и пиво, и Мин подхватывает банку, открывая ту с сердитым шипением, и делает глоток. Горько, непривычно – уже. И как он это пил? Морщится, но не отставляет.
- Давай про подкроватного монстра, - принимает он героическое решение и только потом замечает, что Мэй запустил именно этот фильм.
Ребёнок в ярко-зелёной пижаме с выражением неописуемого ужаса на лице крадётся с фонариком по тёмным коридорам хорошего такого двухэтажного дома, который, как полагается, дико скрипит – всем, от половиц до стен и крыши, и, конечно же, ребёнка тянет в самую дальнюю и тёмную комнату, и звучит сакральный вопрос «Кто здесь?..»
В детстве Мэй часто пугал его всякими страшилками, только этим Мин объясняет себе, что взрослому мужчине под тридцать внутренне становится немного не по себе. Травмы детства, они же самые стойкие? Не чокаясь, он делает ещё один глоток пива во имя своих страхов.
- Спорим, его сейчас сожрут?
Ребёнка всё же не съедают, зато в комнате он находит выпотрошенных родителей, висящих под потолком. С ноги женщины сиротливо свисает розовый тапочек. От резко-скрежещущей музыки Мин давится булочкой и закашливается. Это просто от громкого звука, конечно же…
[nick]Ши Мин[/nick][status]младший брат[/status][icon]https://cdn3.savepice.ru/uploads/2021/3/20/ae2a7d4f3cb78151db6c6f6085d75bc1-full.jpg[/icon][quo]любите классику[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Суббота, 20 марта 18:59)

+1

11

Пиво? Ничего себе, серьезное заявление! Брат же не пьет. Уже много лет не пьет. И предложение выпить давно стало у них семейным приколом. И тут вдруг! Вечер обещает быть томным. Если Мин осилит всю банку, он же опьянеет. Готов ли к этому Мэй. Ему кажется, что готов, хотя вполне возможны сюрпризы в виде откровенных разговоров. Теоретически.

Баоцзы он тоже принес, правда, пришлось разогреть в микроволновке. Делая это, Ши Мэй немного морщил нос. Хотелось приготовить свежие, но это будет уже перебор с педантичностью. Он вполне мог себя контролировать в таких мелочах, а внутреннее раздражение забавляло его самого, как наблюдателя. Над собственной психикой Мэй просто обожал ставить опыты и эксперименты. Было некоторое внутреннее ощущение, что когда-то это обязательно пригодится.

Вечерние просмотры смешных (иногда мерзких и от этого, почему-то возбуждающих) ужастиков были заведены у братьев Ши уже давно. Этот странный жанр нравился обоим. Было весело предугадывать – кого из не особо умной кучки героев сожрут первым. Не менее весело было сидеть под одним пледом и в самый напряженный момент схватить холодными пальцами Мина за щиколотку. А потом, смеясь, уворачиваться от карающего плюшевого авокадо! В такие моменты Мэй казался себе абсолютно нормальным. Даже не смотря на вопли Мина «придурок!» и «гад!» и «я тебе лягушку на живот кину, когда ты спать будешь!»

Лягушки жили у братьев в аквариуме. Вместо рыбок. Это были маленькие, нежно розовые лягушки с черными бусинками глаз и крохотными пальчиками на перепончатых лапках. И почему Мин называл их иногда «крипотой» - Мэй не понимал. Ну да, они немного похожи на инопланетян. Но ведь миленькие же!

Ну вот, Мин закашлялся! Старший заботливо хлопает его по спине, а потом дает запить теплым чаем.
- Аккуратнее, диди. Никто же не отнимает у тебя баоцзы. Зачем спешить. – голос у Мэя сейчас мягкий и нежный. Такие же и объятия, которыми он согревает младшего брата, кутая в велюровый плед.
- Ты же совсем замерз. Пиво было слишком холодным? Давай, я принесу тебе теплые носки.

Этот точно принесет. Еще и сам наденет на ноги младшему брату, как маленькому.

[nick]Ши Мэй[/nick][status]старший брат[/status][icon]https://i.ibb.co/Gsgq8n5/AKr3o-Gk-SCq8.jpg[/icon][quo]ты - мой мир, я - твой бог[/quo]

+1

12

С братом ужастики смотреть было опасно, потому что тот вечно пытался перевести их в разряд экстремальной реальности. Но этот откровенно не тянул на ужастик, то есть, окровавленная розовая тапочка была самым страшным моментом за всю историю. Далее события на экране развивались более чем предсказуемо, а вот по ту сторону экрана, судя по взгляду Мэя, когда Мин потянулся за второй банкой пива – чуть менее предсказуемо. Но такое настроение было, что он мог поделать?
Тем временем, мальчик вырос и, захватив с собой свою девушку и тех друзей, которые должны были помереть первыми, вернулся в проклятый полуразрушенный дом, где когда-то подкроватный монстр убил его родителей.
- Как ты думаешь, первого сожрут парня в клетчатой рубашке или девчонку в платье? – ему удалось убедить брата, что нет, не холодно, и что просто хорошо вот так, завернувшись в плед, не надо никаких носков. Потому что действительно было слишком хорошо, чтобы шевелиться, и можно было не думать о том, что должен быть взрослым серьёзным человеком, а просто, то ли сидеть, то ли уже лежать,  пристроив как-то слишком потяжелевшую от пива голову на плече старшего брата и представлять, что тебе восемь, а ему  - восемь и три минуты. Большая, между прочим, разница.
Ещё бы не надо было высовывать руку из-под пледа, чтобы держать банку пива.
Они делают ставки и оба проигрывают – убивают и парня в рубашке, и девчонку в платье. Наконец-то, главным героям, которых больше интересуют их бурно развивающиеся отношения, удаётся побыть наедине. Не считая монстра, конечно же.
Мин считает, что двух банок пива хватит. Во-первых, больше не было. Во-вторых, он всегда был крайне нестоек к алкоголю, а уж теперь… Стыдно признаться, но перед глазами медленно всё поплыло, а он сам, казалось, заснёт скоро прямо так, на диване. Вроде бы, брат что-то говорил, вроде бы, он что-то отвечал, а лягушки, как всегда, мирно плавали в своём аквариуме, повёрнутом так, чтобы они тоже могли смотреть этот ужасный шедевр кинематографа.
- О, ну конечно…
Запершись в комнате от монстра, колотящего в дверь (как он выглядит, собственно, так и не показали), парочка решает… потрахаться. Мину как-то всегда становилось нелогично неловко на откровенных моментах. То есть, во время них надо было или самим забить на всё и целоваться, или… что? Девушка расстегнула блузку, демонстрируя чёрное кружевное бельё для особых случаев (каковым явно являлась охота на монстра, который уныло колотился в дверь, видимо, желая присоединиться, но его никто так и не пустил), и, плотоядно улыбаясь, поползла в сторону главного героя, немало приятно охреневшего от такого поворота сюжета. Насколько позволял судить опыт, сейчас монстр изгонится от силы чистой любви, или грязного секса, или чего-то такого… Типа древнее заклинание, о котором, как всегда, никто не был в курсе.
- Слушай, может, тоже изгоним эту крипоту из аквариума?
Нет, лягушек Мин любил, но сейчас его шутка показалась особенно удачной. Особенно – когда Мэй двоился в глазах. Ну, двух братьев с их заботой он точно не выдержит…
Пародируя героиню на экране, Мин сексуально сбросил с плеч плюшевый плед и, чуть не запнувшись в процессе и не скатившись с дивана, пополз к брату, томно закатив глаза. Возможно, у актрисы, сейчас изображавшей на экране страсть в кружевном белье, получалось лучше, но это неточно.
- Не бойся, - пытаясь изобразить низкий соблазнительный голос, выдаёт он, - если нам суждено умереть, сделаем это в объятиях друг друга, - под конец голос изменяет ему, и фраза из фильма выходит смазанной из-за задавленного смеха.
Мин роняет брата, обхватив за плечи, на диван, перекидывает через него ногу, седлая бёдра и придавливая своим весом, и дальше по сценарию должен быть поцелуй истинной любви, но, приблизившись к лицу брата, тот, наконец, громко ржёт и всё-таки сползает с него на пол, утягивая следом за собой и плед, и, кажется, оба авокадо. По крайней мере, что-то ударяет его по голове, но слишком мягко, чтобы это был кулак Ши Мэя.
- Пиздец он тупой!
Фильм. Конечно же, фильм. Кстати, монстр непредсказуемо не сдыхает, а, насытившись сексуальной энергией, всё-таки выламывает дверь и превращает комнату в кроваво-кружевную кашу. Конец.
[nick]Ши Мин[/nick][status]младший брат[/status][icon]https://cdn3.savepice.ru/uploads/2021/3/20/ae2a7d4f3cb78151db6c6f6085d75bc1-full.jpg[/icon][quo]любите классику[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Суббота, 20 марта 18:59)

+1

13

Со все больше и больше округляющимися глазами Мэй пронаблюдал за уничтожением второй банки пива, про себя резюмировал «во все тяжкие, ага». Происходящее на экране уже почти не занимало, и он обсуждал фильм чисто из вежливости. Куда как интересней было, поглаживать теплый бок привалившегося к плечу братца. Горько-сладкие мысли о том, что он сделает с Мином, если тот вырубится (от пива!) старший уже не отгонял от себя, так как перспектива этого становилась все четче.

Можно было бы его раздеть. Пересчитать родинки (не появилось ли новых, кроме прежних 56?), вспоминая развлечение, которое они себе позволяли лет, наверное, до 14. Братья Ши вообще всегда были очень близки эмоционально и раскованны физически в детстве и ранней юности. Пока не познали, что называется «добро и зло», доведя друг друга до первого оргазма. Пусть и вручную, все-равно, считается. Вот после этого случая Мин как-то замкнулся в себе, примерно на неделю. Потом, вроде, оттаял, но такого они больше не делали никогда. Хотя Мэй и замечал долгие взгляды на себе, когда дефилировал перед младшим в одном белье. А иногда и без него, как сегодня – в ванной. Может быть, поэтому Мин решил напиться, чтобы позволить себе немного шалости?

Вскоре догадка подтвердилась, когда этот пьяный кот принялся пародировать героиню фильма. Мэй ничего не сказал на это поначалу, было интересно, как далеко может зайти братишка. Лишь лежал на спине, придерживая его за талию и улыбался, не разжимая губ. Брат всегда считал эту улыбку Мэя немного жутковатой. Особенно, если ее сопровождал пристальный взгляд в упор.

Но стоило Мину рассмеяться в том месте, где по закону жанра должен быть поцелуй, как наваждение, не то, чтоб исчезло, а перешло в какую-то новую фазу. По голове младшему прилетело половинкой авокадо, конечно же, с подачи Мэя. А потом он придавил его хохочущего и растрепанного, в распахнутом снизу и сверху халате, к полу своей ступней, поставленной на грудь. Медленно проскользил пяткой по ходящему ходуном животу до того места, где пояс халата охранял последний бастион приличий, и заявил ласковым, проникновенным голосом:
- Если ты не остановишься прямо сейчас, я тебя выпорю. Тапком. Но только попробуй остановиться. И тогда я за себя не ручаюсь, братец.
Сложный выбор, не правда ли? Ши Мэй уставился на брата в ожидании, что же тот все-таки выберет? Продолжит дурачиться или изобразит послушного мальчика? Что же будет во втором случае, как он отреагирует на послушание, оставалось манящей тайной даже для самого Мэя.
[nick]Ши Мэй[/nick][status]старший брат[/status][icon]https://i.ibb.co/Gsgq8n5/AKr3o-Gk-SCq8.jpg[/icon][quo]ты - мой мир, я - твой бог[/quo]

Отредактировано Nie Huaisang (Четверг, 18 марта 23:25)

+1

14

Когда ступня скользит вдоль его груди, Ши Мин как-то не вовремя вспоминает, что последние годы встречается исключительно со своей рукой, и в последнее время эти встречи происходили всё реже. Он тяжело сглатывает, пытаясь отдышаться после смеха – и уже не только. Начинает казаться совершенно немыслимое – все эти провокации, взгляды… Но нет, они же не дети больше, в конце концов, поэтому Мин находит в себе силы улыбнуться и, отпихнув ногу брата, сесть на пол, приваливаясь спиной в дивану. Как-то… вечно невпопад накатывают эти воспоминания, и вечер немного тускнеет, а Мин чувствует внезапно навалившуюся на него за весь день усталость. Зевает, делая последний глоток пива, но, вместо того, чтобы подняться, почему-то так и остаётся сидеть на полу.
- Там ещё инопланетяне-паразиты остались, - замечает он, надеясь, что размножающиеся в кишках землян личинки собьют его почти случившийся стояк.
У тебя почти встал на собственного брата! Не то, чтобы это прямо било по голове внезапностью новости, но всё же… Всё же.
Всё же если бы тот продолжил движение…
Так, надо срочно кого-нибудь себе найти. Или подрочить. Или и найти, и подрочить в перерывах, почему нет, разве не так все нормальные люди живут? А он… нормален. Частично, но нормален, ещё есть все шансы стать законопослушным гражданином и поднять свой социальный рейтинг до небес.
И ему было, из кого выбрать, и женщину и, если честно, мужчину… Но не хотелось. Не хотелось уже ломать привычно текущую жизнь. Ни взлётом отношений, ни даже карьеры. Просто приходить домой было достаточно.
В конце концов, дома он был не один.
- Давай, я поставлю, - в конце концов, он подбирается к ноутбуку на табуретке перед диваном, щёлкая мышкой в поисках нужной папки с нужным фильмом. По времени, в принципе, ещё один влезет, а ему очень хотелось отвлечься. Ещё бы вернуть ощущение тихого семейного вечера, но он тут сам виноват, как всегда. Не стоило пить… Зато сейчас Мин почувствовал себя снова возмутительно трезвым.
Не забыть ещё отдать завтра ключи. Не забыть, не забыть… Будильник стоит? Стоит.
Он так и остаётся на полу, подтягивая к себе и обнимая авокадо, очень заинтересованно наблюдая, как кадры сменяются кадрами. Или только делая вид.
[nick]Ши Мин[/nick][status]младший брат[/status][icon]https://cdn3.savepice.ru/uploads/2021/3/20/ae2a7d4f3cb78151db6c6f6085d75bc1-full.jpg[/icon][quo]любите классику[/quo]

+1

15

Этот мелкий очаровательный негодник сумел найти лазейку между предложенными вариантами. Ни два, ни полтора! И тем самым разрушить такую интересную игру. Настроения придумывать что-то еще развлекательно-сближающее – как не бывало. Что ж, не первый раз и не последний. Мэй ничем не покажет брату свое разочарование. В конце концов Мин не обязан, не должен и не обречен разделять его желания и влечения. А ведь есть же решение, как все реализовать таким образом, что малыш ничего и не заподозрит.  Интересно, и когда же Ши Мэй все-таки уже наберется решимости и осуществит задуманное?

Мысли об этом немного утешили молчаливого старшего Ши, когда он вернулся на диван, перетащил обратно одну из авокадо-подушек, а вторую оставил на полу, чтоб младшему было что обнимать. И плед накинул ему на плечи. На полу все-таки прохладно. А чай неплохо бы заварить свежий, горячий. Да и пивные банки пустые выкинуть в мусор.
- Поставь на паузу, пожалуйста. Я сделаю нам чай и вернусь. Я быстро.
Проходя мимо, Мэй взъерошил Мину волосы, показывая, что не сердится на него. Показывая это больше самому себе, чем ему.

Пока закипает вода, Ши Мэй достает из тайника в настенном шкафчике небольшой бархатный футляр от Parker. Но внутри лежит совсем другое. Он вынимает маленькую ампулу без надписи, крутить ее в пальцах и кладет обратно, рядом с инсулиновым шприцем. Закрывает футляр и прячет в прежнее место. Препарат рецептурный и не очень-то законный для хранения в целях личного применения. Вырубает надежно и быстро, даже при внутримышечном введении. Ровно на 4 часа, с той массой тела, которая у младшего брата. Если вдруг Мин найдет тайничок, всегда можно соврать, что Мэй иногда (очень редко) принимает наркотик. Про диабет врать совсем уж не гуманно. Наркотик можно бросить, тяжело, но можно. Диабет не бросишь никак.

Он возвращается со свежим чаем спустя всего 7 минут.
- Не уснул еще, пьянчужка? – голос беззаботен и весел. – Вот чаю выпей и совсем в себя придешь. Но все же лучше пересядь на диван. Мне там без тебя холодно. Очень холодно. Даже с чаем.

Мэй умеет так провернуть манипуляцию, что братишка откликается на нее с радостью. Ведь старшему брату тоже нужны забота и тепло. Которые он принимает с искренней, светлой благодарностью, улыбаясь этой своей мягкой улыбкой, с милыми ямочками на щеках. И выглядит при этом совершенно уязвимо и беззащитно.
[nick]Ши Мэй[/nick][status]старший брат[/status][icon]https://i.ibb.co/Gsgq8n5/AKr3o-Gk-SCq8.jpg[/icon][quo]ты - мой мир, я - твой бог[/quo]

+1

16

Семи минут, на удивление, хватает, чтобы привести себя и свои мысли в порядок, вздохнуть полной грудью и встретить брата с чаем привычной благодарной улыбкой. Кажется, кризис миновал…
Мин снимает видео с паузы, и в комнате раздаётся чей-то истошно-нечеловеческий вопль. В кишках несчастных людей из человеческой колонии на Марсе начинают вылупляться инопланетные захватчики… Или это люди, получается, инопланетные захватчики? Кстати, вроде до паузы они были на Земле?
- Поспишь тут, - ворчливо отвечает он, обнимая покрепче тёплое авокадо. Давит зевок, почти успев вежливо прикрыть рот рукой. – Хотя, надо бы… Наверное.
Чай пахнет просто потрясающе, но почему-то его совсем не хочется. Мин всё-таки делает пару глотков, отставляет чашку в сторону и забирается на диван. Отказывать брату – это что-то нереальное, даже если в процессе чувствуешь себя пятилеткой. В конце концов, почему бы и нет?
Сейчас они сидят так же, как и в самом начале, и голова Мина покоится на плече старшего брата (а это, как известно, важно), и не было никаких дурачеств, рискующих испортить этот вечер, ближайшую неделю и целую жизнь.
- В следующий раз надо посмотреть про сумасшедшую, прикинувшуюся мелкой девкой и мочившей приёмные семьи, потому что хотелось мужика… Или как-то так. Название не запомнил.
Стало тепло, стало очень тепло, и одновременно с этим – дико потащило в сон, отрубая практически на месте. Мин вздохнул, засопел, почесав нос о братское плечо, потому что руками тянуться лень, и, ровно с первыми титрами, нехотя поднялся с дивана, потягиваясь.
- Спать пора… Иначе я завтра не встану. До обеда. До вечера.
Усадив авокадо в его законный угол дивана, Мин, затянув потуже пояс халата, проковылял в свою комнату. Вообще, сложно назвать комнатой помещение, куда едва влезла кровать, шкаф и письменный стол (и зачем ему письменный стол), но эта комната у него была, чему он был несказанно рад. Хотя бы потому, что их с братом взгляды на дизайн пола носками и всякой ерундой не совпадали, но в его комнату Мэй особо не лез. По крайней мере, с уборкой. Потому что знал – тут всё важно. Тут вот его приз за что-то, о чём он сам уже не помнил, там – высохшие два каштана, подобранные два года назад на осенней прогулке, под столом – книги, которые хотелось пожертвовать библиотекой, они же прижимают недособранный паззл к полу, чтобы не распался, кстати, где оставшиеся детали – никто уже не помнит…
В общем, всё очень важно.
Именно с этой мыслью Мин, чувствуя последний проблеск совести, снимает и вешает халат на дверцу шкафа, натягивает какую-то из футболок – в темноте цвет не видно – и рушится на кровать, вдавливая голову в подушку. Заползти под одеяло уже лень, но минут через пятнадцать он всё-таки это делает.
Будильник… Будильник был.
После чего наступает долгожданная темнота не только в комнате, но и в том пустом пространстве, что зовётся его головой.
[nick]Ши Мин[/nick][status]младший брат[/status][icon]https://cdn3.savepice.ru/uploads/2021/3/20/ae2a7d4f3cb78151db6c6f6085d75bc1-full.jpg[/icon][quo]любите классику[/quo]

+1

17

Мэй почти не смотрит фильм, впрочем, как и тот – первый. Отчасти, потому что все фильмы, которые они собираются смотреть с братом вместе, он сначала просматривает сам. Об этом старший никогда не признается Мину. Ведь в жизни близнецов так до обидного мало тайн друг от друга, что… их становится все больше и больше, только для того, чтоб не потерять свою индивидуальность. Парадокс. Внешне ты стремишься сохранить побольше общего, а «за кулисами» копишь различия, как никому не нужные ракушки и морские камешки в детстве, которые потом не помнишь, куда делись при переезде и особо-то и не страдаешь от потери. Но в момент собирания коллекции, каждый экспонат кажется важным и значительным.

Сидеть в темной комнате вдвоем на диване, обнявшись, под одним пледом, таращится в светящийся экран ноута на табуретке – прекрасно. Сказочно прекрасно. И даже кажется, что больше в жизни ничего и не нужно для счастья. Но, все-таки нужно больше. Иначе бы не было тайничка с ампулой и шприцем и не было бы визитов в спальню к младшему.

Фильм закончился, пора желать друг другу спокойной ночи и добрых снов. Точнее, по давно заведенной традиции, это желает только Мэй. И если однажды Мин скажет что-то подобное, то этим он удивит брата едва ли не сильнее, чем сегодняшним внезапным желанием выпить.

Ши Мэй выждал положенное на засыпание время. Потом подождал для верности еще минут 15, отнес чашки и чайник на кухню, вымоет позже. А потом тихо прокрался в комнату Ши Мина.

С какого же возраста начались эти традиционные посиделки у постели спящего брата? Наверное, еще с детства, когда они стали спать в отдельных кроватях, но все еще в одной комнате. Тогда Мэй всегда был готов встать, словно только что проснулся и отправиться в уборную, если бы, например, заглянул кто-то из воспитателей. Или проснулся кто-то из соседей по спальне. Но никто так и не застал его ни разу. Что очень поспособствовало закреплению странной привычки.

Было очень спокойно и уютно просто сидеть на полу, скрестив ноги, и смотреть на спящего Мина. Тот никогда не просыпался по ночам, спал крепко и почти всегда спокойно. Изредка ворочался или что-то неразборчивое бормотал. А Мэй просто сидел и смотрел. Долго, неподвижно, не издавая ни единого звука. И весь мир сжимался до крохотного пространства темной спальни, переставал существовать за ее пределами, время останавливалось. До того момента, как небо за окном начинало сереть перед рассветом. Тогда старший Ши так же бесшумно поднимался и уходил в свою комнату, поспать несколько часов. Ему всегда хватало 3-4 часа на то, чтобы хорошо выспаться. Возможно, потому что у постели брата он тоже спал, сидя и с открытыми глазами. Но это не точно. 

Когда прозвенит будильник младшего, пол, где сидел Мэй уже давно остынет, и ничто не выдаст ночного гостя. Так было всегда.
[nick]Ши Мэй[/nick][status]старший брат[/status][icon]https://i.ibb.co/Gsgq8n5/AKr3o-Gk-SCq8.jpg[/icon][quo]ты - мой мир, я - твой бог[/quo]

Отредактировано Nie Huaisang (Воскресенье, 28 марта 19:21)

+1

18

Утро Ши Мина сразу не задалось, и дело было почти не в будильнике, исправно прозвонившем в шесть. Просто тяжёлая голова, заложенный нос и больное горло имели мало общего, как с недосыпанием, так и со вчерашним пивом. Хотя… насколько оно вообще холодным было?
Он мог бы отпроситься на пару дней, но не мог не прийти именно сегодня и сейчас, чтобы открыть студию, поэтому стек с кровати, одёрнул футболку и прошлёпал в ванную комнату, олицетворяя собой настоящее больное уныние.
Чёрт, а ещё же у них какая-то отчётка была на носу…
Ладно, возможно, это действительно пиво и недосып, а значит, через полчаса он вполне так оклемается, а до вечера уж тем более. Правда, зеркало над раковиной не сообщило ему никаких хороших новостей, но Мин предпочёл не унывать и поплескал в лицо холодной водой. Стало совсем уж кисло.
Но причин сбиваться с утренней программы он не видел, поэтому всё-таки залез в душ, минут десять пообливался водой, всё-таки вымыл голову, но шампунь не нащупал – поэтому всё тем же гелем для душа… Кажется, что-то уронил, понадеялся, что грохот из ванной не разбудит брата. Выключив воду, убедился, что не кажется, и красиво расставил на полочке в кабине всё поваленное.
На завтрак у Мина были припрятаны замороженные гамбургеры, совсем не похожие на те, которые он жевал в Штатах, рискуя отхватить по шее не только от Мэя, но и если вдруг его застукает с майонезной булкой в руках руководитель труппы… Просто неплохая точка находилась как раз у входа в театр, фиг знает, что она там забыла, но, видимо, дела у бургерной шли на ура. Так вот, замороженные гамбургеры. Пока никто не видит – самое время погреть в микроволновке и успеть выключить её до того, как она огласит квартиру противным писком.
Впрочем, и он, и быстро разведённый кипятком из чайника кофе показались немыслимо отвратительными. Потому что больше всего хотелось лечь и сдохнуть, но Мин всё ещё упорно пытался не сдаваться. Если он выйдет раньше обычного, то, возможно, удастся присадить свою задницу на какое-нибудь место в автобусе, а не пытаться просочиться сквозь уже набившуюся толпу, одновременно радуясь своему телесному существованию в почти двухмерном пространстве, и ненавидя его – подпирал бы макушкой потолок, а животом стены, у этих жалких людишек не было бы против него никаких шансов.
От писка микроволновки он чуть не выронил из рук чашку с кофе. Он что, запихнул туда второй?.. Ну всё, теперь брат точно проснётся, застукает прямо на месте преступления и начнёт нудеть на тему правильного питания. А потом вот прищурится так – вот так, как это только он умеет – и задаст сакральный вопрос с надёжно скрытой родственной угрозой: «А как ты себя чувствуешь?..»
[nick]Ши Мин[/nick][status]младший брат[/status][icon]https://cdn3.savepice.ru/uploads/2021/3/20/ae2a7d4f3cb78151db6c6f6085d75bc1-full.jpg[/icon][quo]любите классику[/quo]

+1

19

Ши Мэй перед сном проверил будильник брата на его телефоне. Так он делал редко. Не то чтоб так уж трепетно соблюдал неприкосновенность личного информационного пространства Мина, просто не видел необходимости часто заглядывать в телефон. Потому что поведение младшего могло рассказать о нем больше, чем все его личные переписки и групповые чаты.

Сегодня поведение брата было явно необычным. Мэй помнил, что тому с утра рано вставать, и решил встать вместе с ним. Будильник старшему для этого был не нужен. Хватало намерения проснуться в определенное время. Это надежней.

Лежа в постели с закрытыми глазами, Ши Мэй по тихим звукам прорисовывал в воображении перемещения Ши Мина по квартире. Едва слышный грохот в ванной? Братишка не выспался или его мучает похмелье. Надо будет выдать стакан с растворимым аспирином перед уходом. Когда младший закончил с душем и отправился на кухню, Мэй сам поднялся и прошел в ванную. В отличии от этого ходячего «стихийного бедствия», он умылся и почистил зубы почти бесшумно, если не считать включенную воду, и ту не на полную мощность.

Мин, конечно же не заметил, что старший наблюдает за ним с нежной улыбкой, стоя в дверях кухни, в своей черно-серебристой шелковой пижаме, подпирает плечом косяк. И о замороженных бургерах в морозилке он знал. Даже знал о том, что братишка очень любил их еще там, в Америке. Маленькие слабости делали Мина особенно очаровательным. Так почему же за них ругать?

После звонка микроволновки, Мэй решил обнаружить свое присутствие:
- Ты и мне тоже эту жуть разогрел? Спасибо, диди. Ты очень заботлив. Я с удовольствием позавтракаю с тобой.
Обойдя стол, присел напротив и тут, рассмотрев лицо Мина заметил его явно нездоровый вид. Даже для похмелья как-то слишком:
- Как ты себя чувствуешь? – пытливо прищурился, задавая вопрос. – Впрочем, сам вижу – не важно себя чувствуешь.
Продолжать фразу «добегался без рубашки вечерами!» он не стал, приподнялся, наклонился через стол, отвел руку Мина, держащую бургер, от лица, и прижавшись губами к его лбу, проверил температуру.
- Оо, да ты горячий, как закипевший чайник! Заканчивай завтрак и обратно в постель. – тон Ши Мэя из игриво-утреннего стал холодным и непререкаемым. – Я заварю тебе имбирь с медом и лимоном. Для начала. А ключ сам отвезу в студию.

Когда старший начинал всерьез заботиться о больном брате, то превращался в строгого и абсолютно не пробиваемого заверениями «все хорошо, само пройдет к обеду» надзирателя. Возможно, поэтому Ши Мин болел редко.

Снабдив термосом с горячим питьем, он уложил брата обратно в постель, а сам быстро оделся и вышел из дома. 
[nick]Ши Мэй[/nick][status]старший брат[/status][icon]https://i.ibb.co/Gsgq8n5/AKr3o-Gk-SCq8.jpg[/icon][quo]ты - мой мир, я - твой бог[/quo]

+1

20

Раз уж он заболел, то нельзя было не признать, что время было самым удачным – сегодня одно занятие, потом три дня перерыва перед тем интенсивом, на который они подписались, как и некоторые другие коллективы, в рамках танцевального городского марафона. На самом деле, время позволяло Ши Мину подписаться не на одну студию и окончательно слезть с финансовой шеи брата, но…
«Ключи принесёт брат, я заболел» - написал он в чат, валяясь в постели. «Я уже жду под дверью» - ответ от Лю, снабжённый стикером грустной собаки, не заставил себя ждать.
Его телефон внезапно разразился писком входящего звонка. Увидев, кто звонит, он моментально разлепил покрасневшие глаза, и через мгновение комнату озарило звонким детским голосом.
- Пап, я тебе сейчас такое покажу!
Рыжеватый мальчишка с совершенно неевропейским разрезом глаз щербато улыбался в телефонную камеру во весь рот, в котором можно было не досчитаться нескольких зубов. Мин даже не пытается сдержать улыбки в ответ. Патрик. Имя выбирала жена, сочтя, что фамилии Ши бедному ребёнку уже будет вполне достаточно. У самого Мина когда-то было заготовлено «Сяолун».
- Может, сначала расскажешь, как ты там? - он не слишком хорошо владеет английским языком, подзабыв уже почти всё, что знал, но сын отлично его понимает и не смеётся слишком уж сильно.
- Да нормально, - тянет пацан, и видно, как он пытается звучать потише, и вообще, одет в пижаму, а кусок окна, маячивший за его спиной, отражает, как минимум, глубокий вечер.
- А?..
- Нормально, - Патрик улыбается уже шире. – Мама и Майк уехали отдыхать, я у бабушки.
- Так… - в Мине внезапно просыпается строгий родитель. – Ночь на дворе, тебе в школу завтра не пора вообще?
- Не-а, я болею, - и это звучит как-то так хитро, что не верится ни на секунду. – Да ты послушай, я вообще-то на гитаре играть учусь уже неделю, сейчас покажу…
Мин, улыбаясь, слушает шорох, наблюдает, как снова вернувшийся в кадр сын гордо демонстрирует гитару, забыв о бабушке с чутким сном, слушает первые робкие аккорды – на удивление не оскорбляющие тонкий слух… Нажимает незаметно на запись. У него много, этих записей. И негласная договорённость – они никогда не здороваются, ни прощаются. Словно и не расставались никогда, и нет этого расстояния в километры и двенадцать часов.
Наконец, Патрика, как следует похвалив, удаётся уложить спать, а сам он в который раз задумывается над возможным визитом… Но впустую. Мэй почему-то задерживается, хотя уже раз десять мог успеть смотаться до студии и обратно, впрочем, возможно, у брата дела в городе… Но разве не он вчера говорил, что весь день может провести дома? Наверное, его помощник не сдюжил работу…
Он успел немного послоняться по квартире и навести видимость уборки, заварить новый горячий чай и снова вернуться в постель, прежде чем услышать, как в двери поворачивается ключ.
- Смотри, - он подрывается с кровати и, не сомневаясь, что это именно брат, брат всегда рад его видеть и рад нападению прямо с порога, шлёпает ему навстречу прямо босиком по холодному плиточному полу коридора, и буквально насильно суёт под нос телефон. Снова раздаются простенькие гитарные аккорды. – Сегодня звонил. На гитаре играть учится, танцевать ну вообще не хочет. И в кого он такой? Хотя… - на самую долю секунды Мин немного мрачнеет. – Может, и к лучшему, что не хочет.
[nick]Ши Мин[/nick][status]младший брат[/status][icon]https://cdn3.savepice.ru/uploads/2021/3/20/ae2a7d4f3cb78151db6c6f6085d75bc1-full.jpg[/icon][quo]любите классику[/quo]

+1


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » Лавр и яблоня