Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Паньюйская птичка


Паньюйская птичка

Сообщений 1 страница 23 из 23

1


Паньюйская птичка
http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/32/208209.jpg


Участники:Вэнь Си (Хунчжан)◄►Шэнь Сяомин◄►Шэнь Янь (Таоцзю)Место:Паньюй (земли союзного клана Шэнь)Время:Предканон. Вэнь Си 13 лет; Шэнь Сяомин 14 лет; Шэнь Янь 10 лет Сюжет:Сватовство юного сына шестого господина Вэнь, визит в земли невесты из клана Шэнь. Знакомство.
Спасение младшего брата невесты от справедливого возмездия

действующие лица

[nick]Шэнь Янь[/nick][status]маленькая пакость[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/32/214448.png[/icon][quo]младший братец[/quo]

Отредактировано Nie Huaisang (Суббота, 3 апреля 16:56)

+2

2

[nick]Вэнь Си[/nick][quo]без меня меня женили[/quo][status]уголёк[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/339256.jpg[/icon]

Вэнь Си не хотел отправляться в Паньюй.
За несколько дней до выезда он рассматривал карты, и расстояние между землями кланов Вэнь и Шэнь даже чем-то привлекало, даже чем-то намекало на приключения, которые могли бы ожидать в этом долгом пути. Пока не узнал новость, сделавшую неплохой, в общем-то, день чуть-чуть хуже.
Ему нашли невесту.

Конечно, Вэнь Си знал, что когда-нибудь так и будет, и даже готовился к этому морально – лет до восьми, когда его голову ещё хоть на сколько-то занимали отголоски совсем уж детских сказок о могучих воинах и прекрасных добрых принцессах, любящих этих воинов всем сердцем за всякие героические дела. А наблюдая за сложными и многогранными в своей неприязни отношениями отца и матери, разочаровался в таком понятии, как семья, окончательно. К тринадцати годам уж точно.

А сейчас, проходя потемневшими от времени и десятков прошедших ног крупными деревянными спилами дорожек внутреннего сада, Вэнь Си занимался тем, чем никогда почти не занимался дома – был предоставлен самому себе. Вокруг всё цвело, зеленело, буйствовало пением птиц, и полы его тёмно-серых верхних одежд, цепляя собой упругие яркие травинки по краям узких дорожек, оставляли гнетущий тёмный шлейф его собственного уныния. И, если бы он не был так погружён в это самое уныние, попутно раздумывая, чем бы заняться, чтобы развлечь себя, но не привлечь внимание позабывшего пока что о нём отца, то непременно отметил бы, что в Паньюе достаточно красиво. И если бы ценить красоту было в его природе настоящего мужчины и воина, конечно же.

Когда настанет время знакомиться с – пока ещё – будущей невестой, его, конечно же, обязательно найдут. Из-под земли достанут, если потребуется, и в его интересах в этот момент оказаться как можно ближе к искомому месту, а то… плечи невольно свело судорогой в предчувствии удара, которого не последовало, но который вполне может последовать позже.

Через некоторое время Вэнь Си начало казаться, что он заблудился в почти одинаковых и таких разных изгибах тропинок, и одновременно было похоже на то, что последние полчаса он просто ходит кругами. Занятия себе он так и не придумал. Возвращаться не хотелось тоже, хотя это, безусловно, было бы самым верным решением. С раздражением пнув попавшийся под тонкую подошву сапога камешек, он отцепил от рукава приставшую колючку и недовольно поджал губы, решив всё же принять это самое верное решение, как тут услышал чьи-то крики со стороны вырисовывавшейся за персиковыми деревьями беседки с изящной резной крышей.
- Да я тебе сейчас!..
Или что-то такое, разобрать было сложно, потому что громкий, явно девичий голос перебивал другой, ещё громче, затянувшийся капризный крик на одной раздражающе-высокой ноте, от которой лопались его, Вэнь Си, уши, а так же все его понятия о пристойном поведении. Конечно же, это не его дело, и стоило просто проигнорировать этих крикунов, отправляясь, наконец, к отцу, до того, как его действительно отправятся искать. Не стоило заставлять Шестого ждать, как и главу Шэнь, как и его будущую невесту – наверняка разряженную во все эти душистые лёгкие шелка и ленты, и заколки с птичками и колокольчиками, и что там ещё носят девчонки, пытаясь привлечь внимание настоящего мужчины, но ноги сами понесли его в сторону беседки, потому что казалось – эти крики проще пресечь двумя быстрыми оплеухами, чем пытаться от них скрыться в глубине дома, до которого ещё стоило дойти.

Отредактировано Lan Sizhui (Воскресенье, 11 июля 12:34)

+3

3

[nick]Шэнь Сяомин[/nick][status]Барышня[/status][quo]JoY[/quo][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/37/807207.jpg[/icon]
- Прекрати немедленно!
Звонкий, как хрустальный колокольчик, голос Шэнь Сяомин строг, как только может быть строг голос юной девы. Пальцы ее, тонкие и бледные, старательно зажимают рот младшему братишке, но тот все  равно умудряется кричать так громко, что уши закладывает. А еще изо рта Шэнь Яня на пальцы попадают слюни и вот это самое гадкое. Шэнь Сяомин уверена - еще несколько таких криков и взрослые сбегутся сюда, и тогда попадет уже обоим, нет, ей даже больше попадет, - потому что старшая, потому что девочка (кто только придумал эти глупости?), потому что должна заботиться о младшем брате и потому, что где-то там, в парадных комнатах, пышно разодетый и наверняка суровый, уже ждет ее отец жениха и сам жених вдобавок. Интересно, слышно ли там крики?
Шэнь Сяомин не хочет никаких женихов, но еще больше не хочет умереть на алтаре в храме предков, убив себя шпилькой от гуаня и, если чтобы быть заклинательницей дольше пяти лет нужно замуж, значит замуж. Она даже согласна терпеть все эти ленты и шелка, - цвета Великого ордена Вэнь ей очень идут, не то что болотно-серое или голубое, - только недолго. И носить заколку с птичками и цветами (у нее остро отточенный кончик и старая служанка матери давно уже научила Шэнь Сяомин, в какие именно точки нужно ее воткнуть, чтобы отстоять себя) тоже готова, - это не то, что ленты, глаза не мозолит и не мешает. Но главное в том, что если она выйдет замуж, мать уже не сможет ей указывать. Интересно, какая мать у Вэнь Си? Строгая?
Но про это всё Шэнь Сяомин прямо сейчас не думает, - она думает о том, как сменить руку, зажимающую рот Шэнь Яню, как обтереть пальцы об его же одежду (на ней самой сегодня верхнее платье из праздничного яркого шелка, а он каждой капельки воды рождает темное пятно. А еще она думает о том, что никто же не видит, и уже почти заносит руку, чтобы шлепнуть Яня пониже спины, а иначе ведь тот не замолчит.
- Шэнь Янь, немедленно прекрати кричать, или..., - нужно только придумать угрозу пострашнее, чтобы наверняка сработало, - или я столкну тебя в пруд с карпами и твоя белая одежда окрасится розовым. Тогда ты не сможешь говорить, будто не брал моих румян! В пруд, А-Янь, там огромные карпы и холодная вода.

Отредактировано Wen Ruohan (Воскресенье, 28 марта 12:26)

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+3

4

Шэнь Янь был добрым мальчиком. Правда, это не всегда было заметно из-за его непреодолимой склонности к разнообразным проказам и шалостям. И сестру свою он любил. Боялся, но любил. Уж больно грозной была юная барышня Шэнь. И для своего возраста довольно-таки сильная заклинательница. Шэнь Яню никогда не сравниться с ней по силе духовного ядра и в совершенствовании не догнать. Зато он умеет делать забавные игрушки, которые двигаются и исполняют разные фокусы. Сяомин считает его поделки глупыми и бессмысленными, но старый учитель клана Шэнь не согласен с ней. Он учит маленького господина правильно заряжать игрушки потоком ци, чтоб они оживали и умели приносить пользу заклинателям. Например, бамбуковые птички уже получаются очень способными к доставке почты. И их не преследуют хищники, как живых голубей. Это уже точно полезные поделки. Так что пусть старшая сестра усмирит свою гордыню и признает талант брата.

А пока что маленький Янь поможет ей в обуздании заносчивых мыслей тем, что украдет у нее румяна накануне визита жениха. Так он думал, руководствуясь совершенно добрыми и благородными побуждениями, когда пробрался через окно в ее комнату и забрал коробочку из плотной узорчатой бумаги с ярким порошком. Шэнь Яню это больше пригодится для раскрашивания птичек.  А сестрица и так красивая. Зачем ей еще и щеки румянить?

Вот только, выбираясь обратно, Янь случайно опрокинул подсвечник и на шум сразу же прибежала старая сестрина нянька. Злобная бабка все рассказала Сяомин. И Шэнь Яня не спасло то, что он прятался полдня в саду. Сестрица выследила и теперь угрожает бросить в пруд с карпами. Знает же, злобная, что брат не умеет плавать и боится воды! Ну и что, что пруд неглубокий. Это смотря кому он еще неглубокий! Янь проверял – до дна у самого берега достал шест в полтора его роста! А дальше наверняка еще глубже. Утонуть Сяомин ему, конечно, не даст. Вытащит. Но к тому времени, бедный Янь уже точно наглотается воды с тиной и (о, ужас) с икринками карпов! От одной этой мысли становится дурно и орать больше не хочется. А ведь он так надеялся, что у сестры заболят уши от истошных воплей, и она его отпустит. К тому же в самом деле, в воде румяна растворятся и его красивое белое ханьфу станет противно розовым!

Шэнь Янь благоразумно затыкается и смотрит на сестрицу самыми жалобными глазами, какие только способен изобразить.  Наконец-то Сяомин опускает руку, зажимающую ему рот, правда сразу же отвешивает такой звонкий подзатыльник, что в глазах на миг темнеет. Наверняка, еще и ци направила в удар. Но маленький Шэнь спешит оправдаться:
- Сестра! Любимая старшая сестра, не бей меня, пожалуйста! Я потому украл твои румяна, что ты бы ими только испортила свою природную красоту. Румяниться идет только дамам в возрасте. Ты же знаешь это и сама.

Внезапно его лепет обрывается, а взгляд устремлен за спину сестры. Там, из-за цветущих кустов, выходит незнакомый молодой господин, и выражение его лица тоже не предвещает ничего доброго.
[nick]Шэнь Янь[/nick][status]маленькая пакость[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/32/214448.png[/icon][quo]младший братец[/quo]

+3

5

Заросли невысоких фруктовых деревьев скрывали не только беседку, но и небольшую площадку с прудом, цветами и, наверняка, рыбками внутри, и это всё было даже красиво (на красоту Паньюй не скупился), если бы всё не портила парочка, здесь обосновавшаяся и издававшая все те жуткие звуки, от которых у Вэнь Си болела голова.

- В пруд, А-Янь, там огромные карпы и холодная вода.

Какая-то девчонка, цепко ухватив тонкими, но очевидно, очень сильными пальцами верещащего дёргающегося мальца, выговаривает тому с самым устрашающим видом, насколько только могут устрашающе выглядеть девчонки. На ней нарядное платье клановых цветов Шэнь, нарядное, но, наверное, не очень… Одна из подружек будущей невесты уже приготовилась праздновать? Какая же тогда невеста, если у неё такие подруги… «Никаких подруг жены в доме, - мельком пронеслось в голове, - никогда».

Малец получает совсем неженственный подзатыльник и начинает что-то очень быстро, очень неразборчиво и очень жалобно лепетать, делая такое лицо, что, казалось, были готовы расплакаться даже каменные фигурки карпов, венчавшие углы беседки. И он явно заметил, наконец, его, Вэнь Си, поэтому тот решил, что совершенно точно должен что-то сказать. Как минимум – выразить своё если не неудовольствие, то недоумение.
Конечно, он не был в своём праве здесь, на чужой территории, и эти два совершенно невоспитанных ученика принадлежали к клану Шэнь… Но разве не с ним сейчас заключался союз, разве не он собирался присягнуть на верность их Великому Ордену?

- Что здесь происходит? – поинтересовался он с самой недовольной миной, но, в общем-то, спокойно. Не так, как там, у себя, далеко, когда собирался воспитать парочку нерадивых самых младших учеников целительными оплеухами клана Вэнь, предварительно убедившись, что на процесс воспитания не очень смотрят учителя…
- Разве вы не знаете, что Великий Орден почтил вас своим присутствием? Так… - он глотает непроизнесённое ругательство, которое произносить никак нельзя. Он знает много таких ругательств, но никогда не произносит их вслух, - почему ведёте себя, - «как базарные бабы», - так недостойно?
«Ну вот, теперь я говорю как старый учитель…» - как-то обречённо думает Вэнь Си, не забывая хмуриться. На него уставляются две пары глаз, и где-то в этих глазах смутно угадывается, что плевать они хотели на величие Великого Ордена… либо же сам Вэнь Си не выглядит его грозным и достойным представителем: слишком длинный, не слишком красивый и, в общем-то, слегка крупноватый. Впрочем, эти дети – не его невеста, чтобы перед ними красоваться.

Впрочем, девчонка достаточно симпатичная, и Вэнь Си где-то в глубине души, совсем на немного, но смущён. Остаётся только расправить плечи, попытаться вытянуться ещё выше и вообще выглядеть внушительно, не забывая удерживать на лице скучающе-недовольное происходящим выражение усталости от этого суетливого громко орущего мира где-то под ногами их клана.
[nick]Вэнь Си[/nick][status]уголёк[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/339256.jpg[/icon][quo]без меня меня женили[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Воскресенье, 11 июля 12:35)

+3

6

Так, в романе Цао Сюэ-циня «Сон в красном тереме» говорится, что у героини Бао-чай лицо как серебряный таз, глаза, как влажные абрикосы, губы не накрашены, но как киноварь, брови не нарисованы, но с зеленым отливом.[nick]Шэнь Сяомин[/nick][status]Барышня[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/37/807207.jpg[/icon][quo]JoY[/quo]
Что тебе дочери Ляпкина-Тяпкина? Перед тобой пример твоей матери!

С подзатыльником она конечно поторопилась. Это все тяжелая рука матушки - Шэнь Сяомин может быть и не хотела быть такой строгой (точно не хотела!!точно!),  но вокруг было не так много женщин, с которых ей, дочери главы клана Шэнь, стоило бы брать пример. И вот теперь рука словно сама собою потянулась и отвесила Яню затрещину, которую  Шэнь Сяомин вовсе не хотела! Ну, то есть хотела бы, но не отвесила...бы. Огорчилась она даже до того, как младший брат скорчил умильную мордашку - старшая сестра и так-то знала, что он не со зла (хоть и назло, конечно),  а теперь вот и вовсе почти растерялась. Как только этому Яню удается? Лучше бы, - думает она не в первый раз, - небеса его сделали девочкой, а ей, Шэнь Сяомин, досталось бы мужское место.
- Младший брат говорит, что думает о старшей сестре и ее красоте, но совсем не понимает, что не  всегда важна красота. Иногда нужно делать как положено...
Кто бы иначе по доброй воле носил все эти тысячи цепочек в волосах, ленточек на одежде и рядился бы в стоящие колом парадные одежды? Точно не она. Только отцу такое лучше не говорить - глава Шэнь зрелый заклинатель и традиции чтит, - каким-то прудом с карпами дело точно не ограничится, - еще посадит ее снова ткать шелк на целый месяц за то, что дочь вышла к жениху "неодетая". Пока она размышляет о том, как не хочется снова возиться с тонкими невесомыми нитками, рожденными в тельце невзрачного червячка, Шэнь Янь успевает и умолкнуть и уставиться ей куда-то за спину, словно там стоит кто-то, кого тут сейчас не должно было бы быть - матушка или отец или, может быть, наставник. Шэнь Сяомин знает, что никого за спиною нет, она ни за что не поймается на такую простую уловку - как раз Яну по возрасту, только тот все не моргает и пучит глаза, словно зеленая древесная лягушка. Она не обернется, ни за что не обернется. Она уже не маленькая и не поймается на такую простую уло...
Что???
Она оборачивается раньше, чем незнакомец успевает договорить, и смотрит, смотрит на него так, как смотрят на дрозденыша, забравшегося в соколиное гнездо. Не мигая. Испытыующе. Настороженно. Еще только  растущий,  немного нескладный, он не пугает ее так, как мог бы испугать в этом внутреннем саду чужой человек, однако этот незнакомец говорит так, будто имеет право и на сад и на тишину в саду и на уважение - только потому, что он... "из свиты жениха", - понимает внезапно Шэнь Сяомин и земля под ногами, ее земля, земля ее клана, вдруг как будто становится чужой. Его землёй. Ощущение, рожденное этим пониманием, холодит изнутри и ей отчаянно хочется убежать, а может быть сперва схватить за руку Шэнь Яня и убежать потом? Или не убегать, а защищать! Маленькая ладонь сжимается в острый кулачок, выдавая решимость.
Этот миг слабости длится всего ничего, но очень Шэнь Сяомин не нравится и вряд ли теперь забудется, и когда она склоняется в приветственном жесте эхо этих ощущений, а вовсе не дерзость, заставляет ее очень незаметно подтолкнуть Шэнь Яня ногой и пропеть почти на мужской манер:
- Заклинатели клана Шэнь приветствуют заклинателя Великого Ордена, заблудившегося в садах Паньюй и готовы отвести его обратно, в достойные такого гостя покои.
В конце концов зачем у него такое выражение лица, словно он императорский отпрыск среди жаб? Неужели все представители ордена Вэнь такие? Неужели ей придется жить среди таких лиц? Едва ли не против ее воли взгляд Шэнь Сяомин возвращается к младшему брату - вот уж кто головастик головастиком и конечно раздражает иногда ужасно, да что там, - бесит! но не ходит с лицом, словно навоза наелся.

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+3

7

Сестра знает все эти церемонные слова и поклоны. Она, конечно, молодец. А вот у Шэнь Яня подобные премудрости в одно ухо влетают, из другого вылетают. Некогда ему думать о такой ерунде, все мысли заняты новыми чертежами новых игрушек. Которые уже даже и не совсем игрушки получаются. Поэтому кланяться он не спешит. И приветствовать тоже. Только смотритс интересом и улыбкой. Ведь можно же оправдаться тем, что маленький еще и не знает, как положено себя вести.

И этот незнакомец с гордым лицом, по мнению юного Шэня не имеет никакого права спрашивать с них, наследников хозяина этих земель, что здесь происходит, еще и отчитывать за недостойное поведение.

Непреодолимое желание подшутить над гостем возникает спонтанно:
- А вы, наверное, наш новый наставник, да? Приглашенный из великого ордена Вэнь… И приехали обучать юную госпожу Шэнь традициям своего ордена. Ох, простите этих недостойных и непочтительных учеников, уважаемый мастер!

После этого Янь падает на колени и теперь уже кланяется «наставнику», со стуком приложившись лбом о деревянные круглые плитки, которыми выложена садовая дорожка.
- Этот ученик просит прощения за себя и за свою шицзэ.
А «шицзэ» тем временем, похоже, доходит до точки кипения. Потому что лицедействующий А-Янь, буквально, кожей затылка чувствует ее гневную ци, волнами сотрясающую воздух. Попадет, ох и попадет. Ну ничего. Семь бед – один ответ.

От усердного сожаления из рукава его ханьфу выпадает коробочка с румянами, конечно же, раскрывается от удара о дорожку и красный порошок ароматным облачком ударяет прямо в нос малолетнему безобразнику. Громкое многократное чихание еще больше разносит тонкий порошок вокруг. Главное, что б не попало на одежду сестры и молодого гостя из ордена Вэнь! А ханьфу самого Шэнь Яня уже не спасти. Оно таки стало жутко розового цвета, как и, наверное, все лицо и шея. Наконец, прочихавшись, он смотрит на весь этот кошмар, вышедший из-под контроля, выдавливает из себя смущенно-виноватое «Ой!» и пытается ретироваться за беседку. Поразительно быстро, хоть и на четвереньках. Еще быстрей, как можно быстрей, пока Сяомин и гость не опомнились!

Но не успевает! Крепкая хватка за шиворот весьма узнаваема. Сестрица приподнимает маленького Шэня и испытующе смотрит в красное от румян лицо, наверняка, набирая побольше воздуха, чтоб на одном дыхании высказать искреннее «восхищение» этим импровизированным спектаклем одного весьма одаренного актера.

Янь понимает, что его не спасет ни взгляд нашкодившего щенка, ни улыбка, полная чистосердечного раскаяния. Но с выражением лица ничего не может поделать. Одна надежда на то, что прям на глазах у чужака его бить не будут. А если будут, то не очень сильно. Он косится на важного гостя в поисках моральной поддержки. А вдруг ему польстило то, что его назвали мастером? Ну а вдруг?

[nick]Шэнь Янь[/nick][status]маленькая пакость[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/32/214448.png[/icon][quo]младший братец[/quo]

+3

8

Пример семейных отношений перед глазами Вэнь Си был не самым удачным… По крайней мере, отличался от описанной в легендах любви ровно настолько, чтобы построчно. Вспыхнувшая страсть привела девицу Гундай из Хулуна сначала к роли наложницы, а затем жены – когда смогла сделать то, что не удалось той, первой. Когда-то ей было даровано имя Лянью, и, видимо, с любовью, но подросший Вэнь Си особенной любви между отцом и матерью не видел. Но оставался единственным его ребёнком – так ли распорядилось небо или личная удача госпожи Вэнь Лянью сложно было сказать. И на первый, и на второй, и на оба пристальных взгляда та оставалась совершенно чиста.
Свою будущую жену Вэнь Си планировал любить. Ну или хотя бы не оскорблять её чувств наложницами и другими жёнами, как заповедовала ему мать. «Ты сам поймёшь, что так будет только лучше, - говорила она ему, когда явилась напутствовать сына перед поездкой. – Держи, отдашь ей это. Желательно – наедине, если вам дадут некоторое время поговорить. Но чересчур не любезничай. В конце концов, это мы, - тут она горделиво вздёрнула подбородок, - оказываем им честь».
В ладонь лёг почти неошлифованный кусочек бирюзы с вживлённой в него петелькой из серебра. Простой, пожалуй, даже слишком простой подарок. Но, раз матушка так была в нём уверена…
Правда, если его невеста похожа на эту девчонку, то ничего он ей не подарит!
Украдкой в пути он слышал, якобы барышни Паньюя похожи на беззаботных певчих птичек, освежающее дуновение ветерка, играющего с нежными лепестками цветов персика, мерцающее звёздное небо и яркую Луну. Эта же девушка больше напоминала задиристую кошку, которая, впрочем, не спешит бросаться на незнакомцев, оказавшихся на её дороге, сразу.
Вэнь Си кланяется девушке в ответ. В конце концов, пусть не считают, будто ему совсем незнакомы манеры, да и отчитывать их, наверное, не стоило, и вот хочется сказать тоже что-то такое, что-то достойное отпрыска гордого, но великодушного к своим безусловным союзникам, клана, и он уже даже открыл рот, из которого не успело вырваться ни звука, и получилось так, что Вэнь Си уставился на этих двоих подобно жабе.
— А вы, наверное, наш новый наставник, да?
Челюсть с едва уловимым слухом клацаньем захлопнулась. Глаза… глаза уставились на мальчишку, смотрящего столь честно и столь наивно, что невольно захотелось и вправду примерить на себя роль наставника, тем более, что роль была действительно неплоха.
После того, как мальчишка, распростёршись в земном поклоне, стукается лбом о деревянный спил, он еле сдерживает рвущийся наружу, как всегда невовремя смех, и себя – от того, чтобы его поднять, отряхнуть и поставить на ноги, как подобает. Но что-то идёт не так, это заметно по глазам девушки, с какими-то нечитаемыми эмоциями следящей, как из рукава мелкого негодника выкатывается маленькая яркая коробочка, вспыхивая облаком киноварной пыли.
Кажется, это и были те самые румяна, о пропаже которых знал каждый карп в садовом пруду…
Мальчишка, сразу перестав бить поклоны и свернув свой маленький театр, как был – на четвереньках, весь в краске – попытался уползти, и его проворству мог бы позавидовать самый резвый заяц, если бы его сестра не была ещё быстрее и одним отточенным – тренированным не только погонями за братом! – движением ухватила его за шиворот. В глазах мальчишки чудится страх пополам с досадой, но смотреть умильно он всё же не забывает – и на девушку, и на самого Вэнь Си, видимо, ища мужской солидарности против творящегося произвола.
- Уважаемый мастер считает, - он вновь возвращает себе тот самый суровый вид, - что этот ученик должен понести наказание за воровство.
И его всё-таки сложило пополам от хохота. Даже осознание, что второй подзатыльник может прийтись уже ему самому, не остановило.
- Прошу… я прошу прощения, - выдавил он, выпрямляясь и пытаясь вернуть себе снова пристойный вид. – Но, может быть, этот ученик уже достаточно… - взгляд снова проехался по окрасившейся одежде и чумазой мордашке, - наказан. Возможно, его стоит отмыть?
Нет, Вэнь Си вовсе не хотел переводить взгляд на пруд с карпами. Пруд с огромными карпами и холодной водой.
[nick]Вэнь Си[/nick][status]уголёк[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/339256.jpg[/icon][quo]без меня меня женили[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Воскресенье, 11 июля 12:35)

+3

9

спонсор поста — творческий вечер А. Пахмутовой 1975
"Шицзэ" больше всего хочется топнуть ногой и наподдать этому брату как следует - Янь то ли не хочет помнить, что этот заклинатель - чужой, то ли и впрямь намеревается кривляться как обычно. Ей и обидно (почти до слез, но слезы недостойны настоящей заклинательницы) и смешно, и как-то горько и... почему это он так просто втягивает совсем чужого в их игры? Отступать некуда и она конечно хватает брата за шиворот и встряхивает, и готовится ругать его почти что всерьез, только вот... Они что, правда уже сговорились? Спелись, так это называется - когда только успели? Шэнь Сяомин высверкивает, не сдержавшись, недоверчиво глазами, но их странный "Мастер" действительно хохочет, растеряв всю свою жабью напыщенность и даже став похож на нормального живого человека, а не тридцатилетнего старца. Принимать этого пришлеца в игру так просто ей не хочется, но... в конце концов как еще узнать тех, с кем, похоже, придется жить? Ничто, Шэнь Сяомин уверена точно, не знакомит с человеком так, как совместное недостойное поведение (и пить вовсе не обязательно), - может поэтому она кланяется, не выпуская ворота братца из цепких пальцев, принимает серьезный и подобающий вид:[nick]Шэнь Сяомин[/nick][status]Барышня[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/37/807207.jpg[/icon][quo]JoY[/quo]
- Уважаемый мастер прав. Этот ученик нуждается в стирке. Однако недостойная боится не совладать с этим сложным делом (она всерьез предполагает, что Шэнь Янь будет пищать, вопить и лягаться, - и Шэнь Сяомин уверена, что одна с братом точно не совладает, не замарав своего платья) и нуждается в помощи настоящего мастера. Возможно мастер не откажет недостойной в помощи?
Нет, она не думает о том, чтобы спихнуть брата в пруд - потом самой же придется его доставать, а вот о том, чтобы перевернуть вниз головой и, держа за ноги, макнуть в этот пруд головою - думает. Очень явно и громко думает. И одежда останется сухой...
Если повезет.

Отредактировано Wen Ruohan (Понедельник, 12 апреля 09:19)

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+3

10

А чужак просто отлично ловит подачу, даже не зная правил игры. Впрочем, у этих игр обычно мало правил: чтобы всем участникам было весело (и немного страшно); тот, кто начинает игру, должен начать ее неожиданно, без предупреждения; задача другого – вовремя понять, что это игра, но вести себя серьезно (насколько это вообще возможно!), не теряя лицо. Остальное все – сплошная импровизация и безудержный экспромт. Даже, как на ночной охоте до самого конца не ясно – кто жертва, а кто охотник! Все решает скорость реакции. А названия у игры нет. Просто игра и все. Но когда эти брат и сестра начинают игру, стонет обреченно практически все население Горного приюта*.  И понимают суть игры далеко не многие. А этот Вэнь, похоже, уловил сразу! Это очень радует Шэнь Яня. Значит, когда наступит время им с сестрой уезжать в Цишань, там уже точно найдется товарищ по играм.

Однако, игра принимает неожиданный поворот, когда «мастер» и «шицзэ» приходят к общему решению искупать виновного в пруду. А сестрица еще и помощи просит! Надо срочно что-то придумать. Но что?

- Достопочтенный мастер! У этого ученика есть секрет, - побольше убедительности, пустить слезу и дрожь в нижнюю губу, - об этом секрете не знает никто, даже шицзэ. Если этого ученика окунуть в природный водоем, он станет русалкой. Навсегда. – последнее слово звучит особенно безнадежно. Шэнь Янь словно и не замечает смех, который юный Вэнь уже больше не может сдержать.
- И по ночам этот ученик станет пить кровь невинных. И тогда его придется только убить. Я не хочу такой участи ни для себя, ни для клана Шэнь. Умоляю, сжальтесь! Ведь можно же меня отмыть в бочке. У нас прекрасные купальни. И вам с дороги, наверное, хочется освежится. Я провожу вас, уважаемый мастер Вэнь! А шицзэ как раз надо время, чтоб подобающе одеться перед торжественным приемом и помочь нарядиться невесте.
Его блестящие глаза с надеждой смотрят на пришельца с равнин и, чуть виновато, – на сестру. Ведь Шэнь Янь это все не со зла, не нарочно. Значит может рассчитывать на милосердие и снисхождение? Ну ведь может же?

*название резиденции клана Шэнь 山 避难 – Шань Бинань.
[nick]Шэнь Янь[/nick][status]маленькая пакость[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/32/214448.png[/icon][quo]младший братец[/quo]

+3

11

- Мастер окажет всю посильную помощь, - Вэнь Си вежливо кланяется девушке, удерживающей привычным сильным движением трепыхающееся красно-болотное нечто, и ловит себя на том, что взгляд направлен вовсе не туда, куда положено, а ровно на неё, а лицо при этом расплывается в глупейшей из улыбок, и чувствует он себя при этом глупейшим из людей, но вот удивительно – почему-то страшно и счастливо довольным.
Можно было бы выбирать жену, так лучше эта «шицзэ», чем дочь главы клана, которая, похоже, и из дому ступить боится, дабы не замарать шёлковых платьев и не потерять ни единого украшения.

Дальше только молча кивнув, Вэнь Си потянулся уже, чтобы помочь держать этого трепыхающегося мальца, как тот снова взорвался криком и новой идеей, так резко, что он сам невольно отдёрнул руку.
— Достопочтенный мастер! У этого ученика есть секрет…
Вэнь Си, скрестив руки на груди, внимательно, с видом самого настоящего мастера, выслушивает печальную, тщательно ото всех скрываемую историю про русалку и, умудрённо потирая подбородок (вдруг бы там росла борода как у самого настоящего мастера?) задумчиво изрекает.
- Ни уважаемый мастер, ни прекрасная шицзэ, - неприятно закололо жаром щёки, но настоящие мастера не обращают внимание на такие мелочи, - не могут допустить, чтобы этот непослушный ученик обернулся русалкой и причинял неисчислимые горести жителям Паньюя… Хотя его прегрешения и очень, очень велики.
Для убедительности он прошёлся взад-вперёд, словно старый учитель.
- Пусть этот ученик попросит прощения у своей шицзэ и пообещает ей никогда больше не брать её вещи, и тогда, возможно, мастер согласится заменить столь ужасное наказание на помывку в бочке.
«Истинно великодушен и мудр Великий Орден Цишань Вэнь, - подумал Вэнь Си не без некоей гордости, прежде всего, за себя самого и, безусловно, за весь орден, - даже когда выглядит так по-дурацки».
- Уважаемая шицзэ этого недостойного ученика будет согласна принять его извинения?

Хотелось бы, конечно, расспросить её ещё о невесте… Должна же она знать о своей госпоже! И даже меньше всего, пожалуй, волновало, красива ли та – больше, насколько она не похожа на снулую рыбу в бочке торговца, украшенную шёлковыми ленточками и позолоченными бабочками-колокольчиками. Но спросить об этом, наверное, не смел.

- А ещё… - он снова склонился в почтительном поклоне, - этот недостойный, Вэнь… Ю, хотел бы узнать, не согласится ли шицзэ назвать ему своё имя?
Ни к чему ей было знать его настоящее имя. Даже если будет потом спрашивать – в его окружении даже имелся целый настоящий Вэнь Ю, один из учеников, и никто не мог его винить в том, что первое имя, пришедшее в голову – этого несчастного. А вот имя девушки, считал Вэнь Си, он знать очень даже вправе.   
[nick]Вэнь Си[/nick][status]уголёк[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/339256.jpg[/icon][quo]без меня меня женили[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Воскресенье, 11 июля 12:44)

+3

12

[nick]Шэнь Сяомин[/nick][status]Барышня[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/37/807207.jpg[/icon][quo]JoY[/quo]
Сказку про русалку и про то, как брат превратится в хищного цзяожэня, стоит только макнуть его в пруд, она выслушивает стоически - бывали у Яня выдумки и получше и поинтереснее, но вот напоминания о времени и о том, что необходимо "помочь невесте" вызывают у "шицзэ" непреодолимую гримаску, скрыть которую не может даже многолетней выдержки самообладание. Хочется топнуть ногой и заявить, что мир устроен несправедливо - эти двое продолжат игру, а ей придется сидеть рядом с отцом и матушкой в неудобной одежде, не поднимать глаз, да ещё нюхать всё то, что по важному случаю напихали в курильницы. Мирру какую-нибудь. Сяомин знает, что все это очень дорогие вещи и она должна быть благодарна родителям за то, что те не скупятся, окружаяя ее хорошими искусно сделанными вещами, но от сильных запахов всегда так щиплет в носу, что аж слезы наворачиваются на глаза отневозможности звонко чихнуть.
Вот и где воздаяние?
"Прекрасная шицзэ" вздыхает легче предутреннего тумана и со скорбным выражением лица передает (почнее подпихивает, он все же тяжеленький) брата в руки "Мастера" - объяснять, что жители Паньюя и так уже лет пять от этого "кровопийцы" страдают и лет пять, не меньше, страдать будут она не хочет. Зачем портить игру?
Вместо этого Сяомин кланяется "Мастеру" снова и смотрит на него чуть внимательнее, чем в первый раз. Может быть он и впрямь не такой заносчивый как ей показалось?
- Ученица склоняется перед мудростью учителя из ордена Вэнь. Раз его мудрость говорит, что извинений достаточно, недостойная сестра этого брата примет их с готовностью.
Шэнь Сяомин склоняется в положенном поклоне, выдержка изменяет ей только тогда, когда брат и впрямь извиняется - его обещаниям больше не брать ее вещей она конечно не верит, но мордашка у Яня такая умильная, что удержаться ну совсем невозможно и "шицзэ" прыскает смехом в торопливо сложенные перед лицом ладони.
Только вот вопрос об имени заставляет ее перестать веселиться и бросить тревожный взгляд на мелкого - пусть даже не думает ее выдать, макнутый в пруд или там сухой, - все равно. Сяомин становится прямо серьезной, склоняясь перед этим Вэнем в ответ - когда ты взрослый, игры всегда кончаются вот так, внезапно.
- Шэнь Яньлинь приветствует господина Вэнь Ю на земле ордена Шэнь.
И ни к чему ему знать ее настоящее имя. А даже если и будет потом спрашивать, она уже скоро будет совсем не здесь, навсегда оставив детское имя с родителями.

Это даже не то, чтобы была неправда, - думает Шэнь Сяомин, только потом осознав, что поступила как-то не очень прилично - ведь если этот Вэнь разболтает о том, кого встретил, старшие непременно догадаются. Да еще и домашнее имя, выходит, сказала неизвестно кому. Щёки "шицзэ" впервые окрашиваются розовым, а уши - алым и она, развернувшись стремительно, мгновенно скрывается среди хорошо ей знакомых салов и дорожек Паньюя

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+3

13

Надо же как хитро этот Вэнь выпытал имя у старшей сестры. Да еще так галантно, прямо, как взрослый. Шэнь Янь не был уверен, что точно знаете значение слова «галантность», но ему хотелось бы думать, что знает. Впрочем, умение ввернуть умное словечко он предпочитал тренировать на крестьянах. Из них мало кто знал лучше него самого. А молодого господина, который выражается так мудрёно, всегда стремились чем-то вкусным угостить молодые сельские мамаши. Молодой господин не догадывался, что те добры к нему не за красноречие, а за игрушки, которыми он, не скупясь, одаривал их детишек. Все в руках Шэнь Яня буквально оживало –  соломенные куклы забавно кланялись и вышагивали, лягушки, сложенные из бумаги, сами прыгали, а деревянные птички летали и возвращались в руки того малыша, которому были подарены, никогда не путаясь с определением нового маленького хозяина.  Поэтому стоило только молодому господину Шэнь  появиться в одной из окрестных деревень, его сразу окружала толпа весело галдящей детворы, а руки скоро оказывались полны яблок, сладостей и выпечки. Впрочем, угощения он тоже делил на всех, никого не обижая и не обходя стороной.
Сестра убежала готовиться к приему сватов и жениха, а Янь остался наедине с сообразительным  чужаком. Он сразу поднялся с колен, попытался отряхнуть розовую пыль румян с одежды, такими же розовыми руками, ничего не получилось, естественно. Шэнь сконфуженно рассмеялся, поднимая взгляд на гостя:
- Верно говорят старшие соученики – косметику придумали демоны. Идемте, достопочтенный Вэнь Ю. Я отведу вас в купальню. Но сначала позвольте поблагодарить вас за мое спасение. Если бы не вы, быть мне утопленным в пруду, во цвете лет, не совершив ни одного подвига и не покрыв себя бессмертной славой.
Он благочинно сложил руки перед собой и поклонился:
- Этот Шэнь Янь теперь в неоплатном долгу перед уважаемым мастером Вэнь, до конца своей жизни. Позвольте пригласить вас на благодарственный банкет в мою скромную обитель после официального приема. Я угощу вас тем, что удастся спереть с господской кухни, и покажу вам мои скромные поделки.

Так, продолжая непринужденно болтать о всякой ерунде, Шэнь повел гостя по садовым дорожкам, в обход главного двора резиденции, к купальне. Он не был уверен, знает ли этот Вэнь Ю имя брата юной невесты из клана Шэнь. А если и знает – имя Янь не такое уж и редкое. В самом деле, мало ли в Паньюе Яней.

Приведя чужака к живописной бамбуковой хижине в глубине сада, Шэнь Янь попросил его подождать немного снаружи, пока он организует все для купания.
Прислуга внутри хижины поняла сразу все без слов, стоило только взглянуть на чумазого юного господина. А юный господин шепотом объяснил ситуацию, попросил приготовить две большие бочки горячей воды, купальные принадлежности и два комплекта чистого нижнего белья – для себя и для вон того гостя, что ждет снаружи. Для гостя – размером побольше, и для себя еще и чистую верхнюю одежду. Нет, прислуживать не надо. Они оба не дети и не барышни, справятся сами.
Когда все требуемое было готово, Шэнь Янь отвел Вэнь Ю во внутренний дворик хижины, где можно спокойно помыться и переодеться, любуясь красивым горным пейзажем вдали. Бочки были разделены плетеной ширмой из ивовой лозы, чтоб купающиеся не смущали друг друга.
[nick]Шэнь Янь[/nick][status]маленькая пакость[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/32/214448.png[/icon][quo]младший братец[/quo]

Отредактировано Nie Huaisang (Среда, 28 апреля 19:46)

+2

14

- Шэнь Яньлинь… - произносит Вэнь Си вслух, и его лицо как-то само собой расплывается в ещё более дурацкой, недостойной отпрыска клана Вэнь, улыбке. Почему-то в голове начинают сразу рождаться дурацкие планы, что, если вдруг Яньлинь когда-нибудь покажется во дворце, сопровождая, например, невесту, чтобы Вэнь Ю даже не смел его выдать – и знакомиться с девушкой тоже от его «не его» имени! Вэнь Ю знал, что с Вэнь Си разговор у них будет коротким, и если он его не поколотит на тренировке, то где-нибудь за углом уж точно… А с тем, как сыграть одновременно и самого себя с невестой, и одного из просто адептов клана с Яньлинь, он как-нибудь позже придумает… Если они вообще встретятся в этой жизни ещё раз.
- Молодая госпожа! – окликает он девушку, когда та уже собирается уходить и, дождавшись, пока она обернётся, кидает той в руки… что-то. Он точно уверен, что поймает, такая – поймает.
Этим чем-то оказался кусочек бирюзы, который дала ему мать для невесты. Но, в конце концов, невеста не знает о том, что жених должен ей сделать личный такой подарок, а матери он просто скажет «да, подарил», если та вообще ещё помнит и спросит. А тут… почему-то захотелось оставить что-то на память. Вэнь Си и сам не мог сказать, зачем.
Теперь у него оставалось две задачи – проводить этого ребёнка в купальни и вовремя явиться к отцу. Желательно, уже готовым, поэтому купальни не казались таким уж плохим планом… разве что парадные одежды ему туда не подадут.
- Ну раз этот ученик предлагает, мы обязательно всё сделаем… Но немного позже, ведь учителю тоже придётся сопровождать жениха.
То, как ловко мальчишка всё организовал, заставляло задуматься о том, что тот, наверняка, мог быть кем-то из младших родственников главы клана, больно свободно и со знанием дела он себя вёл. Что ж, если все Шэни были настолько бойкими… может быть, союз получится и не таким скучным.
Залезть в горячую воду было наслаждением, но Вэнь Си не привык размываться долго, да ещё со всеми предложенными благовониями, разным мылом с самыми разными запахами, сухими травами для того, чтобы добавлять их в воду… А ещё он забыл уточнить у мальчишки, сможет ли он вымыться самостоятельно, потому что даже не пришло в голову подозревать уже достаточно взрослого ребёнка в подобной несамостоятельности. Ну и ладно, с детьми Вэнь Си не ладил, а уж стирать их одежду не нанимался и подавно… Лишь один раз он, не очень-то мягко и вежливо, отмывал парочку самых младших учеников, которые требовали сопроводить их на «ночную охоту», но в итоге… лучше не вспоминать.
- У учителя есть вопрос к этому ученику, - по крайней мере, мальчишка был достаточно болтливый, может, и знает что?
Горы вдали настраивали на размышления. Поэтому вопрос, вертевшийся на языке, сорвался сам собой.
- Может, ученик что-нибудь знает о невесте? Этот учитель переживает за молодого господина. Возможно, невеста… тоже обращается в русалок?
Послушать старших учеников или отца, так женщины были способны совершенно на всё. И обращение в русалку, и питьё крови было меньшим из грехов, на которые была способна самая обычная женщина, а получение статуса жены делало тех и вовсе невыносимыми монстрами. Конечно, такими были не все женщины… Но у Вэнь Си сложилось чёткое впечатление, что милые, услужливые и благородные барышни встречаются только в сказках и легендах, а ещё… в тех заведениях, куда пока что ему путь был заказан.
[nick]Вэнь Си[/nick][status]уголёк[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/339256.jpg[/icon][quo]без меня меня женили[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Воскресенье, 11 июля 12:45)

+2

15

Если будущий муж хоть немного будет похож на этого Вэня, тогда Яню, пожалуй, будет интересно навещать семью сестры почаще. Он и сам не знает, отчего вдруг проникся теплой, дружеской симпатией к этому парню. Вэнь Ю, который казался поначалу заносчивым и хмурым занудой, так весело, от души смеялся шуткам и дурачествам младшего Шэня. Это же любому мальчишке приятно, когда его выходки встречают такое понимание и отклик. Да что там - мальчишке, и взрослыми это тоже, наверняка ценится.

А еще, очень здорово, что гость не нуждался в помощи прислуги при раздевании и купании - значит он не богатый маменькин сынок, изнеженный и избалованный. Таких Янь встречал, слава богам, не в своем клане. Это когда в прошлом году всей семьей ездили поздравлять старшую тетю с рождением долгожданного наследника. У нее до этого родилось пять дочерей подряд. И сын стал просто настоящим благословением небес. Так вот, там был какой-то напыщенный индюк лет 16 (то ли племянник теткиного мужа, то ли еще какая родня), который хныкал от случайного толчка в бок. Тот увалень, наверняка, даже зад себе самостоятельно подтереть не умеет, что уж говорить о купании...

Нет этот парень точно не такой! Его не стыдно и в свое «тайное убежище» пригласить. Янь расплылся в довольной улыбке, щурясь на солнышко, от мыслей о том, как будет угощать гостя сладостями и бесконечными историями про нечисть, в бесчисленном множестве обитающую в  горах. Это всегда интересно вспоминать старые легенды  или придумывать новые. Этот Шэнь большой мастер в сочинительстве занимательных историй. И, конечно же, он покажет своему новому другу все свои прекрасные поделки. Может быть, даже подарит что-нибудь, если ему понравится. И сестрицу с собой надо взять обязательно. В качестве извинений за кражу румян, и просто потому, что с ней весело.

Неожиданный вопрос Вэнь Ю отвлек Шэнь Яня от мыслей о собственном «банкете». Что бы такого насочинить про невесту?
- Ой, нет. Она не русалка. Но тоже не так уж проста, - начал он таинственно приглушенным голосом, каким положено рассказывать трагичные истории.
- На ней лежит проклятие горных лис. Ее бабка в молодости влюбилась в хулицзина, дала ему клятву верности, которую не сдержала. И вот, несчастный влюбленный лисий дух, перед тем как покончить с собой, наложил проклятие на всех потомков женского пола своей неверной возлюбленной. Каждое полнолуние юные девы Шэнь обречены таскать из  курятника кур, жрать их с перьями и потрохами, а потом танцевать голяком на кладбище до первых лучей солнца. Проклятие можно снять только тогда, когда муж или жених, не испугавшись этих диких танцев, будет разделять трапезу полнолуния с девой три месяца подряд.
Представляете, о достопочтенный мастер Вэнь, какой ужас ждет мужа моей... то есть я хочу сказать - будущей молодой госпожи Вэнь. Это ж врагу не пожелаешь - есть сырую курицу вместе с перьями!

Он врал, не задумываясь о логичности и складности своих россказней. Этому маленькому проказнику была интересна реакция гостя на именно вот настолько бредовую басню 

[nick]Шэнь Янь[/nick][status]маленькая пакость[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/32/214448.png[/icon][quo]младший братец[/quo]

+2

16

Вэнь Си пришёл к выводу, что ему, пожалуй, нравится Паньюй. Тут и красиво, и даже дети весёлые, но услужливые, и умеют уважить его статус (какой-никакой, а статус!), да и вообще… Главное, чтобы отец его не начал всё-таки искать, ибо плечи, не смотря на тренировки, у Вэнь Си были всё ещё слабые, а рукоять яньюэдао отца слишком тяжела.
Конечно же, этот мальчишка всё придумал про проклятие лисьего духа… Но на несколько мгновений Вэнь Си снова задумался о том, а нужна ли ему эта свадьба? Может, сказать отцу, что ему не нужна благородная дева Шэнь, а он хочет жениться на той служанке? Вряд ли служанка дочери главы клана была слишком уж проста по происхождению, да и вообще…
- Муж молодой госпожи явно не… крестьянин по происхождению, а заклинателя клана Вэнь не напугать никакими проклятиями, особенно такого как… мой господин.
В конце концов, Вэнь Си был уверен, что будь проклятие правдой, он бы без труда с ним справился. Не мечом, так поеданием сырой курицы. Можно подумать, дома ему подают блюда лучше и изысканней, если подают вообще… Вздохнув, он снова устремил свой взгляд за горизонт. Предчувствие бунтовало, говоря о том, что Шестой мог уже задаться вопросом, куда пропал его сын. Если, конечно, не увлёкся теми птицами, которых, насколько слышал и знал Вэнь Си, должен был ему подарить глава Шэнь. От отцовского птичника, куда как раз и выходили окна покоев его сына, немало болела голова, особенно по утрам, но зато никогда не было проблем проснуться вовремя и даже до означенного времени, потому что первые из этих пернатых тварей начинали свои песни уже в начале часа Тигра. И вот теперь у них будет пополнение… Но ни одна из них так не действовала на нервы, как Чжао, этот наглый жирный ворон, имеющий свои отдельные «апартаменты» и дерущий глотку каждый раз, когда ему что-либо приходилось не по нраву… А сразу после этой поездки мать уговорила отца посетить Ордос, а значит, он не упустит момента познакомиться с соколиной охотой, а значит…
- То есть, я… - Вэнь Си поймал себя на мысли, что слишком долго сидит в воде и слишком много думает. – Мой господин – господин великих добродетелей и поистине благородного сердца, конечно же, он спасёт свою жену!
«Вот завернул», - подумал Вэнь Си, ощущая, что фраза прозвучала так себе, хоть и по-настоящему искренне. Но, в конце концов, во всех легендах жён и невест было принято спасать, ежели те красивы и добры. А вот если дева Шэнь окажется сварливой ведьмой сама по себе, можно будет и пренебречь своим долгом героя, и пусть ту постигнет справедливое наказание скандальных жён.
- Вэнь Ю должен пойти и помочь своему господину готовиться к встрече. Но, возможно… мы ещё встретимся.
В конце концов, он вылез из бочки и оделся как следует, очень стараясь не сорваться на бег с места, натягивая на этом же бегу на себя верхние одеяния. Ещё не хватало, чтобы отцу донесли, что его сын бегал по саду чужого клана, будущих родственников, светя своим исподним. Он, конечно, должен был надеть что-то более нарядное, парадное, производящее впечатление, а также сотворить из волос на голове что-то более приличное, чем то, что там было сейчас. А времени было очень и очень мало…
«Лучше бы я превратился в какого-либо духа и танцевал на кладбище, - подумал он в сердцах, вспоминая, где выделенные ему покои, - по крайней мере, не было бы больше никаких забот».
[nick]Вэнь Си[/nick][status]уголёк[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/339256.jpg[/icon][quo]без меня меня женили[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Воскресенье, 11 июля 12:45)

+2

17

Испугать Вэня наскоро слепленной легендой не удалось. Впрочем, безобразник Янь и не рассчитывал на это. Ему хотелось узнать иную грань реакции гостя. Он же мог начать издевательски смеяться над невестой-оборотнем или, например, возмущенно фыркнуть, что на такой нечисти его господин ни за что не женится, что монстров порядочному заклинателю положено убивать. Нет. Он даже заверил, что господин Будущий Муж точно спасет горемычную проклятую деву Шэнь.
Ведь, как известно, слуги и подчиненные часто копируют поведение и характер своих господ. И уж точно, если смеют говорить о действиях хозяев - только если наверняка уверены, что все так и будет.  Так думал  юный Шэнь, завершая свое купание.

С ладоней, лица и шеи румяна оказалось легко смыть. Порошок не был жирным и прилипчивым к коже. А с прошлой помывки Янь еще не успел изваляться в грязи.  Он считал свою чистоплотность добродетелью. Умывался дважды в день по пояс, и целиком - через день, не слушая ворчания слуг, что молодой господин изводит целое море воды. Благо, с водой проблем в их поместье не было.

Чувство времени было еще одной из множества добродетелей этого Шэня. Поэтому он еще успел заскочить на кухню, где все кипело, шкварчало и одурительно пахло в процессе подготовки к банкету. Спереть горячую баоцзи, кусок холодной телятины и кувшин соевого молока, уворачиваясь от карающего полотенца толстой поварихи Хуалянь. Эта грозная бабища, удивительно быстрая и проворная, была бы лучшим привратником, какого только можно представить. Но Шэнь Янь, которому регулярно от нее прилетало, никогда не составит ей рекомендацию на повышение. Надо ж так не уважать своего юного господина! 

Свою до-банкетную трапезу мальчишка разделил с дружелюбным чудищем, дворовым псом, которого так и звали - Чимэй (горное чудище). Невозможно представить более некрасивое животное с более добрыми глазами и мирным нравом, чем этот Чимэй. Шэнь Янь очень любил его и всегда делился едой, оправдывая этим свои грабительские набеги на кухню. Нельзя сказать, что милая его сердцу псина голодала без него. Те же повара всегда снабжали костями и щедрыми объедками. Но дружба мальчика и пса священна. Это понимали оба - и Янь и Чимэй. Это понимали и господа Шэни, и адепты клана и челядь. Что если  кто-то пнет одного из этих друзей - будет иметь дело со вторым!

К приему в главном зале Шэнь Янь явился как раз вовремя, по пути успев переодеться  в нарядное ханьфу и украсить волосы детской заколкой, поскольку до взрослого гуаня и шпильки еще не дорос.  Занял свое место рядом с одним из старших братьев и приготовился ждать барышню  Шэнь и ее жениха «из дальних стран», надеясь, что ждать придется недолго.

[nick]Шэнь Янь[/nick][status]маленькая пакость[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/32/214448.png[/icon][quo]младший братец[/quo]

+2

18

[nick]Шэнь Сяомин[/nick][status]Барышня[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/37/807207.jpg[/icon][quo]JoY[/quo]
Что тебе дочери Ляпкина-Тяпкина? Перед тобой пример твоей матери!
Сколько же можно беседовать ни о чем?
Шэнь Сяомин не скучает - ей некогда скучать, ей страшно и больше всего хочется закрыть глаза - спрятаться от этих двух мужчин, неспешно, за чаем, беседующих о том, кто кого насколько рад видеть и кому из них выпала большая честь - гостю или хозяину. Шэнь Сяомин не может закрыть глаз, а сквозь опущенные ресницы упершиеся в пол скромно глаза не видят происходящего, - да если бы и видела - никакого проку. Пол перед нею расплывается в разноцветные пятна и она, бледная как самые лучшие белила, не падает в обморок потому только, что сроду никогда в него не падала.
И сейчас не будет!
Неосторожное движение головы заставляет богато украшенные заколки издать мелодичный звон и голос отца меняется, - кто-кто, а Сяомин хорошо умеет определять его недовольство, как по волшебству замирает в предписанной правилами позе, вроде бы и не смущаясь того, что на нее беззастенчиво поглядывают (словно бы она кобыла и должна украшать теперь собою чужое стадо) между первой чашкой чая и второй. Прислуживать гостю дело почетное и обычно ей нравится, только не в парадном одеянии, жёстком и неудобном, словно нарочно так измысленном, да ещё и затянутом ррешительной рукою матушки очень уж туго там, где Сяомин привыкла дышать, а ослабленное там, где самой ей хотелось бы плотнее прикрыть кромки нижнего, слишком уж нежного для совсем юной девушки по цвету, шелка.
А ведь так теперь, может быть, будет всю жизнь - в чужой семье, пусть и состоятельной, пусть очень непростой, никому не будет дела до того, к чему именно привыкла Шэнь Сяомин дома. А ещё... скулы её предательски розовеют под слоем белил и румян, сочетаясь природным чувством с чувствами положенными, нарисованными, ещё сейчас же должен явиться молодой господин Вэнь (который по счету? - Мать повторяла это только сегодня, но Сяомин, конечно, забыла - что за причуда именовать сыновей разных семей общими числами?) и придётся не только молчать и скромно улыбаться.
Страшно.
Сяомин страшно, когда она слышит шум чужих шагов, шум в ушах не дает расслышать слова, а сердце начинает биться сильно-сильно (это всё глупости, ну! Просто глупости. Просто тот, с кем ей придётся прожить всю свою жизнь).
Шэнь Сяомин кланяется жениху низко, как положено, звенят богатые заколки, шуршат неудобные рукава, - и распрямляется, словно гибкая лоза - краем глаза поймать облик того, кто...
А потом Сяомин роняет чашку с чаем. Полную чашку. Полную чашку свежего и изрядно горячего чая.
Прямо на одежды Шестого господина Вэнь.

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+3

19

Наказать его отец успевает только лишь на словах, и Вэнь Си внутренне очень рад, что задержался настолько долго, что не вбежал практически в покои раньше, что дало бы Шестому больше времени на наказание.
Чжао, тот спутник, которого его отец предпочитал всяко больше своего собственного и единственного сына, сидел на витом, богато украшенном насесте, нехорошо поглядывая на поблёскивающую вышивку парадных одеяний – перья и языки пламени – приготовленных для должного облачения жениха, иногда переводя свой хищный взгляд на бьющихся в золочёной клетке голубых сорок, преподнесённых в подарок главой Шэнь.
Словно бы эту проклятую птицу тут оставили проследить, дабы будущий жених достойно облачился в достойные его нового меняющегося статуса одежды.
Впрочем, за его внешним видом проследил старый прислужник отца, и не менее пристально, чем Чжао, так туго уложив его волосы под гуань, что его лицо почти растянулось в недостойной клана Вэнь широкой вечной улыбке. Так как достойный сын его достопочтенного хозяина был не особенно высок, тот настаивал на обуви с толстыми подошвами, от которой Вэнь Си удалось кое-как отбиться.
Конечно, он волновался, если только можно было назвать испытываемые им странные чувства именно так. Ему и не хотелось, и хотелось увидеть ту, с которой придётся разделить всю жизнь, и… не только жизнь, хотя такие мысли Вэнь Си старался не допускать, тем не менее… Оставалось надеяться, что невеста окажется не слишком страшной, не слишком жеманной и действительно не превращается ни в каких чудовищных существ, как о том рассказывал тот малец.
А если барышня Шэнь окажется такая же скучная и грустная как первая госпожа? А если, наоборот, окажется слишком неуёмной и язвительной как его собственная мать? Вэнь Си предпочёл бы нечто среднее между двумя этими женщинами.
Но, входя не просто в комнату, а в свою новую жизнь, он и не ожидал, что под золотыми звенящими заколками, белилами и краской скрывается его… а можно назвать старой знакомой?
Зато Вэнь Си кланяется молча и слишком старательно, так же старательно скрывая за ритуалами своё замешательство.
Пока громом среди ясного неба не звенит тонкий фарфор по полу.
- Что ж… сочтём это знамением на счастье, - спокойный тон Шестого звучит приговором его будущему счастью сильнее, чем всё до этого.
Если союз скреплён разлитым чаем, его уже ничем не разрушить.
Вэнь Си забыл, должен ли он был что-то говорить, или наоборот – должен был молчать, и решил промолчать, и теперь они оба сидели друг напротив друга, каждый рядом со своим отцом, и вежливо молчали, и оставалось только радоваться, что данный матерью камень он, сам того не ожидая, подарил той самой, но теперь «та самая» может подумать, что он рад оказывать внимание первым попавшимся девушкам. Или она так не подумает?
[nick]Вэнь Си[/nick][status]уголёк[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/339256.jpg[/icon][quo]без меня меня женили[/quo]

+2

20

Шэнь Янь больше всего любил свои детские интриги и проказы. Но вполне мог оценить по достоинству и чужие проделки, даже если сам оказывался их жертвой.

То, что случилось сегодня, было чистой воды стечением обстоятельств. И если иронией судьбы, то исключительно доброй и благотворной. А сам маленький Шэнь сыграл в этом, пусть и  малую роль, но без него бы эти двое вряд ли познакомились раньше срока. И, что немаловажно - не прониклись бы друг к другу искренней симпатией заблаговременно. А в том, что так и есть - сомнений не было. Поэтому А-Янь улыбался так лучезарно и широко, что получил несколько гневных, недоумевающий взглядов от стоящего напротив наставника. И эти взгляды заставляли улыбку цвести еще ярче на проказливом лице этого юного господина.

В своих мыслях он чувствовал себя едва ли не сказочным Повелителем Брачных Уз, Небесным Лисом, раздающим алые нитки судьбоносных связей влюбленным. Хотя, вряд ли сестрица могла влюбиться так быстро. Но задатки для этого заложены весьма добротные. А уж не влюбиться в такую красавицу как Сяомин этот Вэнь просто не имел ни малейшего шанса.

Решено! Он потребует, чтоб одного из будущих сыновей будущие супруги назвали в его честь!

И разбитая чашка - это точно к счастью! Прав шестой господин Вэнь. Хоть и  обладает неприятно постным лицом, а в рассудительности  и дипломатичности ему точно не откажешь.

Задумавшись слишком сильно, Шэнь Янь пропустил момент, когда надо было себя сдержать, и оглушительно чихнул. Абсолютно все  -  и домочадцы, и прислуга, и гости - повернули головы  в его сторону. Взгляды у всех были разные. У кого-то сочувственные, у кого-то осуждающие, были и те, кто смотрел на него с интересом, пока он коленопреклонно просил прощения за свою оплошность  и нарушение этикета. Например, шестой господин Вэнь:

- Кто этот звонкий ребенок, уважаемый глава Шэнь? - с добрым смехом обратился он к отцу.
- А это самый любимый брат нашей Сяомин, почтенный шестой господин Вэнь. Зовут этого невоспитанного  Шэнь Янем. Будьте милостивы и простите его. А уж я после накажу честь по чести. - отвечал папаша Шэнь.
- Ну, раз любимый, значит пусть сопровождает свадебный паланкин невесты, когда придет время. А наказывать не надо. Конечно же, прощаю.

[nick]Шэнь Янь[/nick][status]маленькая пакость[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/32/214448.png[/icon][quo]младший братец[/quo]

+2

21

[nick]Шэнь Сяомин[/nick][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/37/807207.jpg[/icon][quo]JoY[/quo][status]Барышня[/status]

Больше всего ей хочется закрыть лицо рукавом и убежать, или даже просто убежать, только вот ноги отчего-то совсем не слушаются Сяомин, словно не ее, а от детской соломенной куклы - ни согнуть не передвинуть и только когда служанки решительно усаживают ее обратно на место, только тогда она моргает, не решаясь, впрочем, взгляда поднять от пола.
Больше всего ей хочется ухватиться за рукав отца и зажмуриться, - это все совсем не похоже на страницы романов и куплеты песен, - Сяомин не знает толком, на что это похоже, и от непонимания ей страшно, куда страшнее, чем когда она просто не знала, кто ждет ее впереди. Или не ждёт? Вдруг молодой господин расскажет отцу, или обоим отцам, и... что? Утром Сяомин отдала бы полжизни, только бы никуда не уезжать, а теперь не знает и это тоже пугает, потому что редко когда ожидаешь предательства себя самой, всегда думаешь, что на себя-то точно можно положиться.
Сяомин страшно и сердце замирает в груди так, как никогда не замирало даже когда ей приходилось красться поздно вечером через весь сад, чтобы улизнуть на Ночную охоту, ей, как маленькой, хочется держаться за рукав, но до спасительного отцовского рукава аж несколько цуней - невероятная сейчас дистанция, отделяющая от спасения, и...
Когда Шэнь Янь чихает, с нее словно спадает колдовство - мужчины смеются и отец смеется тоже, и тогда она понимает, что на самом-то деле все пропало, и сидеть больше невозможно, и невозможно слышать этот смех, и чувствовать на себе этот взгляд - этот взгляд. Колдовство спадает и ноги возвращаются к ней и даже можно, кажется, вздохнуть... Шэнь Сяомин вспыхивает ярче самых ярких румян, ярче помады и красной туши, Сяомин молча и очень стремительно убегает прочь. И слышит за спиною удивленный голос отца и бежит только быстрее и даже запирает в комнату дверь.

Осознание приходит позже, накрывает, словно горная лавина, выбивает воздух из легких. Теперь он точно передумает и не женится на ней. Никогда.

За закрытой дверью Шэнь Сяомин рыдает так, словно жизнь совсем-совсем кончилась - румяна и белила и тушь ручьями текут сквозь пальцы на праздничное ханьфу, окрашивая рукава и колени и пачкая пол.

Отредактировано Wen Ruohan (Воскресенье, 5 сентября 20:24)

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1

22

То, что Вэнь Си знал о своей невесте до визита в Паньюй - что эта девушка, ещё совсем эфемерная и мифическая в его представлениях, ему должна идеально подойти. Смотрели звёзды, смотрели стихии, считали все обстоятельства, просчитали последовательно всю их жизнь, придя к выводу, что даже души одного человека не могут так идеально дополнять друг друга, как эти двое.
Это было... странно.
Ему больше понравилась девочка в беседке, пытавшаяся наказать своего несносного младшего братца за кражу румян.
Понравилась сразу, это он понял за те несколько десятков шагов до покоев, где ждали облачения жениха и новая жизнь с той, подходящей.
Но он должен был сохранять мужественный и спокойный вид, а так как смотреть больше было не на что, сверлил взглядом вышивку на рукавах платья его невесты, и ей, похоже, это не понравилось.
- Шэнь Сяомин, вернись! - звучит, но, наверное, недостаточно звучит, потому что девчонка только прибавила скорости. А отец молчит. Молчит, и выражение лица у него какое-то странное... Вэнь Си не помнит у него такого выражения лица. Он выглядит слишком... обычно?
Да какая разница! Неужели он сам, он, Вэнь, настолько не понравился этой невесте?!
Может, всё же стоило согласиться на обувь, на ту, с толстыми подошвами?..
Хотя и так, и так, а он стоял бы всё равно как столб, не зная, что делать. Хотелось, чтобы этот мальчишка чихнул ещё раз, и всё исправилось бы.
Почему-то хотелось, чтобы всё исправилось, но как исправить, Вэнь Си не знал. Ни одна из женщин, которых он знал, так себя не вели. Пролитый чай - это, конечно, неприятно, но зачем плакать, если стало понятно, что наказывать никто не будет?
Да и женщины в сказках никогда не роняли чайники, очень ловко управляясь по хозяйству. Вэнь Си слышал, будто бы невесте привычнее меч, чем чайники, и это ему было симпатично... После такого расстройства нет ничего лучше дружеского поединка, помогает выпустить пар и привести мысли в порядок.
В глазах юного жениха вспыхнул огонёк. Кажется, он понял, что надо делать!
Опустившись на колено перед главой Шэнь и отцом и уперев взгляд в пол, кое-где поблёскивающий мелкими янтарными каплями, он вздохнул.
- Этот Вэнь просит позволения поговорить... с молодой госпожой Шэнь. И исправить ошибки. Возможно... возможно, что-то в его поведении показалось недостойным молодой госпоже.
Да, конечно, если просто стоять столбом. Или сверлить взглядом. Наверное, девушка подумала, что... что совершенно не нравится ему... а на самом деле... Щёки слегка потеплели.

[nick]Вэнь Си[/nick][status]уголёк[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/339256.jpg[/icon][quo]без меня меня женили[/quo]

+2

23

[nick]Шэнь Сяомин[/nick][status]Барышня[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/37/807207.jpg[/icon][quo]JoY[/quo]

На стук в дверь она отвечает почти сразу - ну то есть совсем сразу после того, как за звуками своего горя может различить чье-то желание вмешаться. У Сяомин сердце не злое и она отлично знает - если кинуть сейчас чем-нибудь в дверь и прорычать "убирайся" (так в сказках делают злые персонажи, а она чувствует себя очень злой и расстроенной, пусть и не очень сказочной) - служанке же попадет. Или кто там еще может стучаться?
Заплаканная, она открывает дверь, решительно шмогая перед этим носом и утирая глаза - там, снаружи, конечно, слышно, и краска, конечно, потекла, но это не повод выставлять напоказ свои слёзы. Это всего-навсего вся ее жизнь, а не что-то такое уж важное, верно?
Сяомин не смотрит на ту, кому открывает дверь - кто здесь может быть из тех, что ее не знает с рождения?
- Что...
ты хотела? - собирается она спросить, и не спрашивает, потому что даже если не поднимать взгляд от пола, эти сапоги совсем никак не могут быть обувью служанки. Да и обувью отца - тоже не могут быть, - его сапоги совсем не такие, Сяоми знает их отлично. Вместо слез в покрасневших глазах рождается...гнев? Злость? Ну и что, что он не... ну, не, - это же не значит, что можно позорить ее, приходя прямо в спальню. Даже никаким всяким Вэням нельзя! Даже если бы он ей был жених - тем более если был бы!
Щёки Сяомин предательски краснеют, и конечно она забывает и про размазанную тушь и про смазанные белила, горделиво вскидывая голову.
- ...! Ты заблудился, господин Вэнь. Это - женская половина.

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Паньюйская птичка