Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Хэ Сюань, Лин Вэнь

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Паньюйская птичка


Паньюйская птичка

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


Паньюйская птичка
http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/32/208209.jpg


Участники:Вэнь Си (Хунчжан)◄►Шэнь Сяомин◄►Шэнь Янь (Таоцзю)Место:Паньюй (земли союзного клана Шэнь)Время:Предканон. Вэнь Си 13 лет; Шэнь Сяомин 14 лет; Шэнь Янь 10 лет Сюжет:Сватовство юного сына шестого господина Вэнь, визит в земли невесты из клана Шэнь. Знакомство.
Спасение младшего брата невесты от справедливого возмездия

действующие лица

[nick]Шэнь Янь[/nick][status]маленькая пакость[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/32/214448.png[/icon][quo]младший братец[/quo]

Отредактировано Nie Huaisang (Суббота, 3 апреля 16:56)

+2

2

[nick]Вэнь Си[/nick][quo]без меня меня женили[/quo][status]уголёк[/status][icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2021/3/27/88ce5b9e88012f7e624ad122f66d410a-full.jpg[/icon]

Вэнь Си не хотел отправляться в Паньюй.
За несколько дней до выезда он рассматривал карты, и расстояние между землями кланов Вэнь и Шэнь даже чем-то привлекало, даже чем-то намекало на приключения, которые могли бы ожидать в этом долгом пути. Пока не узнал новость, сделавшую неплохой, в общем-то, день чуть-чуть хуже.
Ему нашли невесту.

Конечно, Вэнь Си знал, что когда-нибудь так и будет, и даже готовился к этому морально – лет до восьми, когда его голову ещё хоть на сколько-то занимали отголоски совсем уж детских сказок о могучих воинах и прекрасных добрых принцессах, любящих этих воинов всем сердцем за всякие героические дела. А наблюдая за сложными и многогранными в своей неприязни отношениями отца и матери, разочаровался в таком понятии, как семья, окончательно. К тринадцати годам уж точно.

А сейчас, проходя потемневшими от времени и десятков прошедших ног крупными деревянными спилами дорожек внутреннего сада, Вэнь Си занимался тем, чем никогда почти не занимался дома – был предоставлен самому себе. Вокруг всё цвело, зеленело, буйствовало пением птиц, и полы его тёмно-серых верхних одежд, цепляя собой упругие яркие травинки по краям узких дорожек, оставляли гнетущий тёмный шлейф его собственного уныния. И, если бы он не был так погружён в это самое уныние, попутно раздумывая, чем бы заняться, чтобы развлечь себя, но не привлечь внимание позабывшего пока что о нём отца, то непременно отметил бы, что в Паньюе достаточно красиво. И если бы ценить красоту было в его природе настоящего мужчины и воина, конечно же.

Когда настанет время знакомиться с – пока ещё – будущей невестой, его, конечно же, обязательно найдут. Из-под земли достанут, если потребуется, и в его интересах в этот момент оказаться как можно ближе к искомому месту, а то… плечи невольно свело судорогой в предчувствии удара, которого не последовало, но который вполне может последовать позже.

Через некоторое время Вэнь Си начало казаться, что он заблудился в почти одинаковых и таких разных изгибах тропинок, и одновременно было похоже на то, что последние полчаса он просто ходит кругами. Занятия себе он так и не придумал. Возвращаться не хотелось тоже, хотя это, безусловно, было бы самым верным решением. С раздражением пнув попавшийся под тонкую подошву сапога камешек, он отцепил от рукава приставшую колючку и недовольно поджал губы, решив всё же принять это самое верное решение, как тут услышал чьи-то крики со стороны вырисовывавшейся за персиковыми деревьями беседки с изящной резной крышей.
- Да я тебе сейчас!..
Или что-то такое, разобрать было сложно, потому что громкий, явно девичий голос перебивал другой, ещё громче, затянувшийся капризный крик на одной раздражающе-высокой ноте, от которой лопались его, Вэнь Си, уши, а так же все его понятия о пристойном поведении. Конечно же, это не его дело, и стоило просто проигнорировать этих крикунов, отправляясь, наконец, к отцу, до того, как его действительно отправятся искать. Не стоило заставлять Шестого ждать, как и главу Шэнь, как и его будущую невесту – наверняка разряженную во все эти душистые лёгкие шелка и ленты, и заколки с птичками и колокольчиками, и что там ещё носят девчонки, пытаясь привлечь внимание настоящего мужчины, но ноги сами понесли его в сторону беседки, потому что казалось – эти крики проще пресечь двумя быстрыми оплеухами, чем пытаться от них скрыться в глубине дома, до которого ещё стоило дойти.

+3

3

[nick]Шэнь Сяомин[/nick][status]Барышня[/status][quo]JoY[/quo][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/37/807207.jpg[/icon]
- Прекрати немедленно!
Звонкий, как хрустальный колокольчик, голос Шэнь Сяомин строг, как только может быть строг голос юной девы. Пальцы ее, тонкие и бледные, старательно зажимают рот младшему братишке, но тот все  равно умудряется кричать так громко, что уши закладывает. А еще изо рта Шэнь Яня на пальцы попадают слюни и вот это самое гадкое. Шэнь Сяомин уверена - еще несколько таких криков и взрослые сбегутся сюда, и тогда попадет уже обоим, нет, ей даже больше попадет, - потому что старшая, потому что девочка (кто только придумал эти глупости?), потому что должна заботиться о младшем брате и потому, что где-то там, в парадных комнатах, пышно разодетый и наверняка суровый, уже ждет ее отец жениха и сам жених вдобавок. Интересно, слышно ли там крики?
Шэнь Сяомин не хочет никаких женихов, но еще больше не хочет умереть на алтаре в храме предков, убив себя шпилькой от гуаня и, если чтобы быть заклинательницей дольше пяти лет нужно замуж, значит замуж. Она даже согласна терпеть все эти ленты и шелка, - цвета Великого ордена Вэнь ей очень идут, не то что болотно-серое или голубое, - только недолго. И носить заколку с птичками и цветами (у нее остро отточенный кончик и старая служанка матери давно уже научила Шэнь Сяомин, в какие именно точки нужно ее воткнуть, чтобы отстоять себя) тоже готова, - это не то, что ленты, глаза не мозолит и не мешает. Но главное в том, что если она выйдет замуж, мать уже не сможет ей указывать. Интересно, какая мать у Вэнь Си? Строгая?
Но про это всё Шэнь Сяомин прямо сейчас не думает, - она думает о том, как сменить руку, зажимающую рот Шэнь Яню, как обтереть пальцы об его же одежду (на ней самой сегодня верхнее платье из праздничного яркого шелка, а он каждой капельки воды рождает темное пятно. А еще она думает о том, что никто же не видит, и уже почти заносит руку, чтобы шлепнуть Яня пониже спины, а иначе ведь тот не замолчит.
- Шэнь Янь, немедленно прекрати кричать, или..., - нужно только придумать угрозу пострашнее, чтобы наверняка сработало, - или я столкну тебя в пруд с карпами и твоя белая одежда окрасится розовым. Тогда ты не сможешь говорить, будто не брал моих румян! В пруд, А-Янь, там огромные карпы и холодная вода.

Отредактировано Wen Ruohan (Воскресенье, 28 марта 12:26)

Подпись автора

игрок заранее дает разрешение на тяжелые ранения, в том числе на смерть персонажа в результате адекватного отыгрыша
memo ||| self

+3

4

Шэнь Янь был добрым мальчиком. Правда, это не всегда было заметно из-за его непреодолимой склонности к разнообразным проказам и шалостям. И сестру свою он любил. Боялся, но любил. Уж больно грозной была юная барышня Шэнь. И для своего возраста довольно-таки сильная заклинательница. Шэнь Яню никогда не сравниться с ней по силе духовного ядра и в совершенствовании не догнать. Зато он умеет делать забавные игрушки, которые двигаются и исполняют разные фокусы. Сяомин считает его поделки глупыми и бессмысленными, но старый учитель клана Шэнь не согласен с ней. Он учит маленького господина правильно заряжать игрушки потоком ци, чтоб они оживали и умели приносить пользу заклинателям. Например, бамбуковые птички уже получаются очень способными к доставке почты. И их не преследуют хищники, как живых голубей. Это уже точно полезные поделки. Так что пусть старшая сестра усмирит свою гордыню и признает талант брата.

А пока что маленький Янь поможет ей в обуздании заносчивых мыслей тем, что украдет у нее румяна накануне визита жениха. Так он думал, руководствуясь совершенно добрыми и благородными побуждениями, когда пробрался через окно в ее комнату и забрал коробочку из плотной узорчатой бумаги с ярким порошком. Шэнь Яню это больше пригодится для раскрашивания птичек.  А сестрица и так красивая. Зачем ей еще и щеки румянить?

Вот только, выбираясь обратно, Янь случайно опрокинул подсвечник и на шум сразу же прибежала старая сестрина нянька. Злобная бабка все рассказала Сяомин. И Шэнь Яня не спасло то, что он прятался полдня в саду. Сестрица выследила и теперь угрожает бросить в пруд с карпами. Знает же, злобная, что брат не умеет плавать и боится воды! Ну и что, что пруд неглубокий. Это смотря кому он еще неглубокий! Янь проверял – до дна у самого берега достал шест в полтора его роста! А дальше наверняка еще глубже. Утонуть Сяомин ему, конечно, не даст. Вытащит. Но к тому времени, бедный Янь уже точно наглотается воды с тиной и (о, ужас) с икринками карпов! От одной этой мысли становится дурно и орать больше не хочется. А ведь он так надеялся, что у сестры заболят уши от истошных воплей, и она его отпустит. К тому же в самом деле, в воде румяна растворятся и его красивое белое ханьфу станет противно розовым!

Шэнь Янь благоразумно затыкается и смотрит на сестрицу самыми жалобными глазами, какие только способен изобразить.  Наконец-то Сяомин опускает руку, зажимающую ему рот, правда сразу же отвешивает такой звонкий подзатыльник, что в глазах на миг темнеет. Наверняка, еще и ци направила в удар. Но маленький Шэнь спешит оправдаться:
- Сестра! Любимая старшая сестра, не бей меня, пожалуйста! Я потому украл твои румяна, что ты бы ими только испортила свою природную красоту. Румяниться идет только дамам в возрасте. Ты же знаешь это и сама.

Внезапно его лепет обрывается, а взгляд устремлен за спину сестры. Там, из-за цветущих кустов, выходит незнакомый молодой господин, и выражение его лица тоже не предвещает ничего доброго.
[nick]Шэнь Янь[/nick][status]маленькая пакость[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/32/214448.png[/icon][quo]младший братец[/quo]

+3

5

Заросли невысоких фруктовых деревьев скрывали не только беседку, но и небольшую площадку с прудом, цветами и, наверняка, рыбками внутри, и это всё было даже красиво (на красоту Паньюй не скупился), если бы всё не портила парочка, здесь обосновавшаяся и издававшая все те жуткие звуки, от которых у Вэнь Си болела голова.

- В пруд, А-Янь, там огромные карпы и холодная вода.

Какая-то девчонка, цепко ухватив тонкими, но очевидно, очень сильными пальцами верещащего дёргающегося мальца, выговаривает тому с самым устрашающим видом, насколько только могут устрашающе выглядеть девчонки. На ней нарядное платье клановых цветов Шэнь, нарядное, но, наверное, не очень… Одна из подружек будущей невесты уже приготовилась праздновать? Какая же тогда невеста, если у неё такие подруги… «Никаких подруг жены в доме, - мельком пронеслось в голове, - никогда».

Малец получает совсем неженственный подзатыльник и начинает что-то очень быстро, очень неразборчиво и очень жалобно лепетать, делая такое лицо, что, казалось, были готовы расплакаться даже каменные фигурки карпов, венчавшие углы беседки. И он явно заметил, наконец, его, Вэнь Си, поэтому тот решил, что совершенно точно должен что-то сказать. Как минимум – выразить своё если не неудовольствие, то недоумение.
Конечно, он не был в своём праве здесь, на чужой территории, и эти два совершенно невоспитанных ученика принадлежали к клану Шэнь… Но разве не с ним сейчас заключался союз, разве не он собирался присягнуть на верность их Великому Ордену?

- Что здесь происходит? – поинтересовался он с самой недовольной миной, но, в общем-то, спокойно. Не так, как там, у себя, далеко, когда собирался воспитать парочку нерадивых самых младших учеников целительными оплеухами клана Вэнь, предварительно убедившись, что на процесс воспитания не очень смотрят учителя…
- Разве вы не знаете, что Великий Орден почтил вас своим присутствием? Так… - он глотает непроизнесённое ругательство, которое произносить никак нельзя. Он знает много таких ругательств, но никогда не произносит их вслух, - почему ведёте себя, - «как базарные бабы», - так недостойно?
«Ну вот, теперь я говорю как старый учитель…» - как-то обречённо думает Вэнь Си, не забывая хмуриться. На него уставляются две пары глаз, и где-то в этих глазах смутно угадывается, что плевать они хотели на величие Великого Ордена… либо же сам Вэнь Си не выглядит его грозным и достойным представителем: слишком длинный, не слишком красивый и, в общем-то, слегка крупноватый. Впрочем, эти дети – не его невеста, чтобы перед ними красоваться.

Впрочем, девчонка достаточно симпатичная, и Вэнь Си где-то в глубине души, совсем на немного, но смущён. Остаётся только расправить плечи, попытаться вытянуться ещё выше и вообще выглядеть внушительно, не забывая удерживать на лице скучающе-недовольное происходящим выражение усталости от этого суетливого громко орущего мира где-то под ногами их клана.
[nick]Вэнь Си[/nick][status]уголёк[/status][icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2021/3/27/88ce5b9e88012f7e624ad122f66d410a-full.jpg[/icon][quo]без меня меня женили[/quo]

+3

6

Так, в романе Цао Сюэ-циня «Сон в красном тереме» говорится, что у героини Бао-чай лицо как серебряный таз, глаза, как влажные абрикосы, губы не накрашены, но как киноварь, брови не нарисованы, но с зеленым отливом.[nick]Шэнь Сяомин[/nick][status]Барышня[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/37/807207.jpg[/icon][quo]JoY[/quo]
Что тебе дочери Ляпкина-Тяпкина? Перед тобой пример твоей матери!

С подзатыльником она конечно поторопилась. Это все тяжелая рука матушки - Шэнь Сяомин может быть и не хотела быть такой строгой (точно не хотела!!точно!),  но вокруг было не так много женщин, с которых ей, дочери главы клана Шэнь, стоило бы брать пример. И вот теперь рука словно сама собою потянулась и отвесила Яню затрещину, которую  Шэнь Сяомин вовсе не хотела! Ну, то есть хотела бы, но не отвесила...бы. Огорчилась она даже до того, как младший брат скорчил умильную мордашку - старшая сестра и так-то знала, что он не со зла (хоть и назло, конечно),  а теперь вот и вовсе почти растерялась. Как только этому Яню удается? Лучше бы, - думает она не в первый раз, - небеса его сделали девочкой, а ей, Шэнь Сяомин, досталось бы мужское место.
- Младший брат говорит, что думает о старшей сестре и ее красоте, но совсем не понимает, что не  всегда важна красота. Иногда нужно делать как положено...
Кто бы иначе по доброй воле носил все эти тысячи цепочек в волосах, ленточек на одежде и рядился бы в стоящие колом парадные одежды? Точно не она. Только отцу такое лучше не говорить - глава Шэнь зрелый заклинатель и традиции чтит, - каким-то прудом с карпами дело точно не ограничится, - еще посадит ее снова ткать шелк на целый месяц за то, что дочь вышла к жениху "неодетая". Пока она размышляет о том, как не хочется снова возиться с тонкими невесомыми нитками, рожденными в тельце невзрачного червячка, Шэнь Янь успевает и умолкнуть и уставиться ей куда-то за спину, словно там стоит кто-то, кого тут сейчас не должно было бы быть - матушка или отец или, может быть, наставник. Шэнь Сяомин знает, что никого за спиною нет, она ни за что не поймается на такую простую уловку - как раз Яну по возрасту, только тот все не моргает и пучит глаза, словно зеленая древесная лягушка. Она не обернется, ни за что не обернется. Она уже не маленькая и не поймается на такую простую уло...
Что???
Она оборачивается раньше, чем незнакомец успевает договорить, и смотрит, смотрит на него так, как смотрят на дрозденыша, забравшегося в соколиное гнездо. Не мигая. Испытыующе. Настороженно. Еще только  растущий,  немного нескладный, он не пугает ее так, как мог бы испугать в этом внутреннем саду чужой человек, однако этот незнакомец говорит так, будто имеет право и на сад и на тишину в саду и на уважение - только потому, что он... "из свиты жениха", - понимает внезапно Шэнь Сяомин и земля под ногами, ее земля, земля ее клана, вдруг как будто становится чужой. Его землёй. Ощущение, рожденное этим пониманием, холодит изнутри и ей отчаянно хочется убежать, а может быть сперва схватить за руку Шэнь Яня и убежать потом? Или не убегать, а защищать! Маленькая ладонь сжимается в острый кулачок, выдавая решимость.
Этот миг слабости длится всего ничего, но очень Шэнь Сяомин не нравится и вряд ли теперь забудется, и когда она склоняется в приветственном жесте эхо этих ощущений, а вовсе не дерзость, заставляет ее очень незаметно подтолкнуть Шэнь Яня ногой и пропеть почти на мужской манер:
- Заклинатели клана Шэнь приветствуют заклинателя Великого Ордена, заблудившегося в садах Паньюй и готовы отвести его обратно, в достойные такого гостя покои.
В конце концов зачем у него такое выражение лица, словно он императорский отпрыск среди жаб? Неужели все представители ордена Вэнь такие? Неужели ей придется жить среди таких лиц? Едва ли не против ее воли взгляд Шэнь Сяомин возвращается к младшему брату - вот уж кто головастик головастиком и конечно раздражает иногда ужасно, да что там, - бесит! но не ходит с лицом, словно навоза наелся.

Подпись автора

игрок заранее дает разрешение на тяжелые ранения, в том числе на смерть персонажа в результате адекватного отыгрыша
memo ||| self

+2

7

Сестра знает все эти церемонные слова и поклоны. Она, конечно, молодец. А вот у Шэнь Яня подобные премудрости в одно ухо влетают, из другого вылетают. Некогда ему думать о такой ерунде, все мысли заняты новыми чертежами новых игрушек. Которые уже даже и не совсем игрушки получаются. Поэтому кланяться он не спешит. И приветствовать тоже. Только смотритс интересом и улыбкой. Ведь можно же оправдаться тем, что маленький еще и не знает, как положено себя вести.

И этот незнакомец с гордым лицом, по мнению юного Шэня не имеет никакого права спрашивать с них, наследников хозяина этих земель, что здесь происходит, еще и отчитывать за недостойное поведение.

Непреодолимое желание подшутить над гостем возникает спонтанно:
- А вы, наверное, наш новый наставник, да? Приглашенный из великого ордена Вэнь… И приехали обучать юную госпожу Шэнь традициям своего ордена. Ох, простите этих недостойных и непочтительных учеников, уважаемый мастер!

После этого Янь падает на колени и теперь уже кланяется «наставнику», со стуком приложившись лбом о деревянные круглые плитки, которыми выложена садовая дорожка.
- Этот ученик просит прощения за себя и за свою шицзэ.
А «шицзэ» тем временем, похоже, доходит до точки кипения. Потому что лицедействующий А-Янь, буквально, кожей затылка чувствует ее гневную ци, волнами сотрясающую воздух. Попадет, ох и попадет. Ну ничего. Семь бед – один ответ.

От усердного сожаления из рукава его ханьфу выпадает коробочка с румянами, конечно же, раскрывается от удара о дорожку и красный порошок ароматным облачком ударяет прямо в нос малолетнему безобразнику. Громкое многократное чихание еще больше разносит тонкий порошок вокруг. Главное, что б не попало на одежду сестры и молодого гостя из ордена Вэнь! А ханьфу самого Шэнь Яня уже не спасти. Оно таки стало жутко розового цвета, как и, наверное, все лицо и шея. Наконец, прочихавшись, он смотрит на весь этот кошмар, вышедший из-под контроля, выдавливает из себя смущенно-виноватое «Ой!» и пытается ретироваться за беседку. Поразительно быстро, хоть и на четвереньках. Еще быстрей, как можно быстрей, пока Сяомин и гость не опомнились!

Но не успевает! Крепкая хватка за шиворот весьма узнаваема. Сестрица приподнимает маленького Шэня и испытующе смотрит в красное от румян лицо, наверняка, набирая побольше воздуха, чтоб на одном дыхании высказать искреннее «восхищение» этим импровизированным спектаклем одного весьма одаренного актера.

Янь понимает, что его не спасет ни взгляд нашкодившего щенка, ни улыбка, полная чистосердечного раскаяния. Но с выражением лица ничего не может поделать. Одна надежда на то, что прям на глазах у чужака его бить не будут. А если будут, то не очень сильно. Он косится на важного гостя в поисках моральной поддержки. А вдруг ему польстило то, что его назвали мастером? Ну а вдруг?

[nick]Шэнь Янь[/nick][status]маленькая пакость[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/32/214448.png[/icon][quo]младший братец[/quo]

+2

8

Пример семейных отношений перед глазами Вэнь Си был не самым удачным… По крайней мере, отличался от описанной в легендах любви ровно настолько, чтобы построчно. Вспыхнувшая страсть привела девицу Гундай из Хулуна сначала к роли наложницы, а затем жены – когда смогла сделать то, что не удалось той, первой. Когда-то ей было даровано имя Лянью, и, видимо, с любовью, но подросший Вэнь Си особенной любви между отцом и матерью не видел. Но оставался единственным его ребёнком – так ли распорядилось небо или личная удача госпожи Вэнь Лянью сложно было сказать. И на первый, и на второй, и на оба пристальных взгляда та оставалась совершенно чиста.
Свою будущую жену Вэнь Си планировал любить. Ну или хотя бы не оскорблять её чувств наложницами и другими жёнами, как заповедовала ему мать. «Ты сам поймёшь, что так будет только лучше, - говорила она ему, когда явилась напутствовать сына перед поездкой. – Держи, отдашь ей это. Желательно – наедине, если вам дадут некоторое время поговорить. Но чересчур не любезничай. В конце концов, это мы, - тут она горделиво вздёрнула подбородок, - оказываем им честь».
В ладонь лёг почти неошлифованный кусочек бирюзы с вживлённой в него петелькой из серебра. Простой, пожалуй, даже слишком простой подарок. Но, раз матушка так была в нём уверена…
Правда, если его невеста похожа на эту девчонку, то ничего он ей не подарит!
Украдкой в пути он слышал, якобы барышни Паньюя похожи на беззаботных певчих птичек, освежающее дуновение ветерка, играющего с нежными лепестками цветов персика, мерцающее звёздное небо и яркую Луну. Эта же девушка больше напоминала задиристую кошку, которая, впрочем, не спешит бросаться на незнакомцев, оказавшихся на её дороге, сразу.
Вэнь Си кланяется девушке в ответ. В конце концов, пусть не считают, будто ему совсем незнакомы манеры, да и отчитывать их, наверное, не стоило, и вот хочется сказать тоже что-то такое, что-то достойное отпрыска гордого, но великодушного к своим безусловным союзникам, клана, и он уже даже открыл рот, из которого не успело вырваться ни звука, и получилось так, что Вэнь Си уставился на этих двоих подобно жабе.
— А вы, наверное, наш новый наставник, да?
Челюсть с едва уловимым слухом клацаньем захлопнулась. Глаза… глаза уставились на мальчишку, смотрящего столь честно и столь наивно, что невольно захотелось и вправду примерить на себя роль наставника, тем более, что роль была действительно неплоха.
После того, как мальчишка, распростёршись в земном поклоне, стукается лбом о деревянный спил, он еле сдерживает рвущийся наружу, как всегда невовремя смех, и себя – от того, чтобы его поднять, отряхнуть и поставить на ноги, как подобает. Но что-то идёт не так, это заметно по глазам девушки, с какими-то нечитаемыми эмоциями следящей, как из рукава мелкого негодника выкатывается маленькая яркая коробочка, вспыхивая облаком киноварной пыли.
Кажется, это и были те самые румяна, о пропаже которых знал каждый карп в садовом пруду…
Мальчишка, сразу перестав бить поклоны и свернув свой маленький театр, как был – на четвереньках, весь в краске – попытался уползти, и его проворству мог бы позавидовать самый резвый заяц, если бы его сестра не была ещё быстрее и одним отточенным – тренированным не только погонями за братом! – движением ухватила его за шиворот. В глазах мальчишки чудится страх пополам с досадой, но смотреть умильно он всё же не забывает – и на девушку, и на самого Вэнь Си, видимо, ища мужской солидарности против творящегося произвола.
- Уважаемый мастер считает, - он вновь возвращает себе тот самый суровый вид, - что этот ученик должен понести наказание за воровство.
И его всё-таки сложило пополам от хохота. Даже осознание, что второй подзатыльник может прийтись уже ему самому, не остановило.
- Прошу… я прошу прощения, - выдавил он, выпрямляясь и пытаясь вернуть себе снова пристойный вид. – Но, может быть, этот ученик уже достаточно… - взгляд снова проехался по окрасившейся одежде и чумазой мордашке, - наказан. Возможно, его стоит отмыть?
Нет, Вэнь Си вовсе не хотел переводить взгляд на пруд с карпами. Пруд с огромными карпами и холодной водой.
[nick]Вэнь Си[/nick][status]уголёк[/status][icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2021/3/27/88ce5b9e88012f7e624ad122f66d410a-full.jpg[/icon][quo]без меня меня женили[/quo]

+1


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Паньюйская птичка