http://forumuploads.ru/uploads/001a/b5/3f/50/123436.jpg
ЦЗИНЬ ГУАНЬШАНЬ
Магистр дьявольского культа

- глава ордена Ланьлин Цзинь;
- рост: 185 см;
- оружие: меч (правда, уже давно никто не видел, чтобы он им пользовался), веер (только с виду красивая безделушка, на деле это опасное оружие, оснащенное отравленными шипами, у него острая кромка, а ребра изготовлены из специального прочного сплава);
- имеет множество внебрачных детей от разных женщин.


Глава ордена Цзинь снискал в заклинательском мире славу неисправимого любителя любовных приключений и праздного образа жизни, которого мало что заботит помимо разврата и телесных удовольствий. И подобная слава вполне устраивала Цзинь Гуаньшаня, амбициозного и хитрого политика, который как никто другой понимал цену грамотно созданного образа. Умных не любят, безгрешных ненавидят, честных презирают.  А пока все обсуждают его новую любовницу, последние похождения, очередного бастарда или горячую ссору с госпожой Цзинь, никто не заподозрит, к чему на самом деле стремится ветреный и несдержанный правитель самого богатого Ордена. Бабник и сибарит - что с него взять?!

Когда есть деньги, но нет такой военной мощи и такого количества артефактов, как у ордена Вэнь; когда твой племянник - тупоголовый идиот, а сын, любимый сын, еще слишком неопытен, не в меру горделив, и у него нет Тигриной печати, как у шисюна этого мелкого выскочки - сына Фэнмяня; когда у тебя вместо таких умниц, как два Нефрита из Гусу, два бастарда: один - позорище, второй - и того хуже; когда среди твоих генералов нет никого, кто хотя бы отдаленно мог сравниться с военным талантом Не Минцзюэ, а ты сам не герой войны, как остальные, тогда... тогда приходится крутиться, как можешь. И использовать все доступные средства.

Цзинь Гуаньшан, внешне еще молодой и красивый мужчина, сколько себя помнил, всегда пользовался успехом у противоположного пола и никогда не умел делиться. Он очень хорошо понимал, чего жаждал Вэнь Жохань, и преклонялся перед его стратегией, но, несмотря на восхищение и помощь, в которой он ему никогда не отказывал, был в их неявном тандеме один изъян - Цзинь Гуаньшань хотел того же, чего и Вэнь Жохань, но только для себя. И потратил годы, бесчисленное количество шпионов и, наконец, одного нелюбимого сына, чтобы узнать все о слабостях, пристрастиях и характере главы Вэнь. Цзинь Гуаньшань никогда и ничего не делал своими руками, никогда не отдавал сам приказы и ничего сам не обещал, но всегда знал, при ком, о ком и что сказать, чтобы добиться желаемого результата.

Но если на политической арене все складывалось для ордена Цзинь вполне благоприятно, на личном фронте и в семейной жизни покоя, как не было, так и не намечалось. Отношения с госпожой Цзинь, темпераментной волевой женщиной, у главы ордена сложились очень бурные. Цзинь Гуаньшань в силу своей скрытной хитрой натуры не любил прямолинейных и умных женщин. А свою жену даже побаивался, за что и прослыл неспособным удержаться от измен подкаблучником. С женой они очень горячо ссорились, и не менее горячо мирились, после чего он исчезал на какое-то время, чтобы забыться в объятиях очередной юной любовницы. Цзинь Гуаньшань, пусть все еще уважал, но уже давно разлюбил свою жену, никогда не доверял друзьям, не питал нежных чувств к остальным своим детям. Единственный член семьи, к которому он испытывал искреннюю любовь, был его единственный сын - Цзинь Цзысюань, с которым не мог сравниться ни один из многочисленных незаконнорожденных отпрысков. Но и с ним он так и не смог в полной мере найти общий язык.

Цзинь Гуаньшань, от природы наделенный острым, но весьма ленивым умом, всегда отличался особым вниманием к людям и деталям. За годы своего правления он собрал компромат на каждого из своих друзей и врагов. Он видел все их просчеты и ошибки, был способен вести двойную игру и просчитывать ходы противника наперед. Но не увидел самого главного - что его родной сын, сын той самой шлюхи, которую он без сожалений обрек на бесславную смерть, - точная копия его самого. И что взращенное и воспитанное им чудовище со временем захочет того, же, что и он, но только для себя.


пример поста

Утро началось как обычно. Без кофе. Без завтрака и без чистых носков. К сожалению, решаемо было только последнее.

Йонге стек с кровати в планку и пару раз сонно моргнул, морщась. Нога болела так, как будто изнутри кто-то всю ночь тыкал в нее раскаленной спицей. Снова, что ли, дождь пойдет? Не март, а ноябрь какой-то, сплошные ливни. Тихо выругавшись сквозь зубы, сделал на пробу двадцать отжиманий. Левая рука, переломанная в свое время в нескольких местах, отозвалась ноющей болью, но хотя бы ощущалась как родная, вполне терпимо. С ногой было хуже: бедро ему собирали по частям, а те, части, которые на нашли, заменили на искусственные. Новые технологии, новые сплавы. А болит, сука такая, как будто туда деревянный костыль вставили.
Обезболивающие препараты он старался глотать не так часто, как хотелось. Хватило случая, произошедшего два года назад, когда от передозировки чуть кони не двинул. И едва не погубил своего коллегу и друга. Приходилось обходиться тем, что есть - железной выдержкой и матом.

- А и хрен с тобой! - Мужественно сдерживая охи-вздохи, Йонге собрал себя с коврика и показал уверенный фак беговой дорожке. Сегодня он не будет бегать. Нигде и никак. Тут бы до офиса доползти несколько этажей вниз.

Вопрос с носками решился быстро. С гардеробом у Кармы лет с двадцати проблем не было. Приняв душ, Йонге не спеша одевался перед большим, в полный рост, зеркалом, характерно морщась каждый раз, когда приходилось переносить вес на больную ногу. Сегодня срочной работы не предвиделось. Визитов клиентов тоже. Можно было бы даже не спускаться вниз и попросить Хиро разобраться со звонками, но Йонге даже думать об этом не хотел. Вот так один раз позволишь себе дать слабину, и через неделю с кровати не встанешь.

- Доброе утро, мистер Хайнекен! - на подходе к лифту Йонге окутал аромат духов, а через минуту что-то мягкое и упругое коснулось плеча. - Как дела? Давно вас не видела.

- Доброе утро, Линда, - Йонге улыбнулся девушке, скептично выгнув бровь. В таком широком коридоре, видно, было очень мало место, что обгоняя его, соседке пришлось прижаться своей необъятной грудью.

Девица была моложе его лет на... двадцать? Сейчас же хрен разберешь, сколько женщине лет. Но томно вздыхала в его сторону она не в первый раз. Йонге искренне недоумевал, какого ляда нужно от него странной бабе. Хромой, одноглазый, далеко не первой свежести, на вид - матерый рыжий дворовый кот. Йонге видел одного такого в соседнем пустом помещении, даже подкармливал, покоренный внешним сходством. Что в нем привлекает женщин сейчас, он не понимал, но висли они на нем пачками. Вот бы лет десять-пятнадцать назад так было. Все же, женщины - очень странные существа.

- Мистер Хайнекен, а вы слышали, в квартире рядом с вашей умер жилец. И теперь она стоит пустая. Я думала, не перебраться ли мне туда? Она и просторней и светлей, - соседка стреляла в него глазами, как опытный снайпер, а двери лифта неумолимо приближались.

"Ей-богу, если ты это сделаешь, я подведу к ручке входной двери электричество!"

- Жаль, хороший был мужик! Всего доброго, Линда. Сегодня я пешком, - не дойдя пару шагов до лифта, Йонге увернулся от острых ноготков, которые собирались цапнуть его за локоть, и, тяжело опираясь на трость, потопал к лестнице, чувствуя себя Русалочкой, ступающей по лезвиям ножей, после того как злая морская ведьма подарила ей ноги в обмен на волшебный голос. В случае с Йонге, это, видимо, были мозги.

Спуск по лестнице уже через пару этажей начал восприниматься им, как мастер-класс по низвержению в ад.

Офис встретил приятной тишиной и прохладой. Есть хотелось до темных кругов перед глазами, но Карма стоически терпел, приказав себе не думать о еде, пока не разберется с чертовыми звонками.

Йонге внес информацию в базу, разобрался с двумя должниками, даже выбил обещание оплатить выставленный счет до конца дня. Оставалось еще несколько вопросов, как вдруг его ноздрей коснулся божественный аромат свежей выпечки. Недоумевая, откуда бы он мог доноситься, Йонге повертел головой и упрямо сжал губы, чтобы не закапать слюной документы.

- Что за фигня! - пяти минут пытки булочными ароматами хватило, чтобы от железной выдержки бывшего безопасника Гидры не осталось и следа. - Прокляну нахрен!

Поднявшись, Карма, матерясь, натянул на себя черное полупальто, небрежно обвязал вокруг шеи длинный вязаный шарф, надел перчатки, без которых редко показывался в холодное время года и, взяв трость, вышел на улицу. Запах усилился. Йонге выматерился уже громче и повел носом, пытаясь понять, откуда пахнет. И тут до него дошло. Они с Хиро еще несколько дней назад видели, что помещение по соседству с ними уже заняли. И слышали, что кто-то собирается открыть там булочную. Йонге как-то по-другому представлял себе хлебный магазин, поэтому значения новости не предал. И вот, как оказалось, зря. Если так будет благоухать каждое утро, работать на голодный желудок станет невозможно.

- Доброе утро, сосед! - не успев сменить зверское выражение лица на дружелюбное, Карма переступил порог опасного заведения и неожиданно для себя обнаружил, что внутри очень уютно, тепло и... пахнет сдобой так, хоть на стену лезь. Проклятье! То есть, нет! Отставить активацию, отмена. Просто...

Последней каплей стала кофемашина, в которую Йонге влюбился с первого взгляда. Он тут же забыл все, что хотел сказать, зато очень ярко вспомнил утро. Без кофе. Без завтрака. Без носков. В носу предательски защипало, а в области сердца нехорошо кольнуло, напоминая про возраст. Про одиночество. Чертову больную ногу. А тут везде резные полочки, корзиночки, под каждой ватрушкой забавные салфеточки. и еще что-то, что не определить на вкус и цвет, но что ощущается, как мягкий уютный плед, накинутый на плечи в дождливый день. Забота, епт...

- Я, вот, познакомиться зашел, - обратился Йонге к торчащей из-под прилавка пятой точке. - Заодно и кофе не отказался бы попробовать.