Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » АУ, ООС. Ти-хо в лесу, только...


АУ, ООС. Ти-хо в лесу, только...

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Ти-хо в лесу, только никто не спит...

http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/37/876856.jpg

Участники:
Вэнь Хунчжан (без памяти)
Вэнь Жохань (без совершенствования)
Не Хуайсан (без оглядки)
Не Минцзюэ (со всем, что есть)

Место:
Нечистая Юдоль и окрестности

Время:
Где-то до Аннигиляции

Сюжет:
Что-то, как всегда, пошло не так.

Варнинг: отсутствие обоснуя

Отредактировано Wen Ruohan (Вторник, 13 апреля 16:33)

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+5

2

Ужас, - липкий, леденящий душу ужас, - именно это ощущал глава ордена Вэнь, отвлекшись наконец от созерцания неба над головою, с которого так неудачно сверзился, и переведя взгляд на собственные члены, торчащие из вороха громадных, совсем не по размеру, черно-красных тряпок, в которые при падении превратился шелк его, нужно полагать, одежд.
Он на самом деле неплохо представлял себе принципы и последствия искажения ци, даже не столько от того, что смог пронаблюдать участь предыдущего главы ордена Не, сколько потому, что сам ходил по краю уже далеко не в первый раз - обжигающие эмоции, подстегивающие не менее обжигающие духовные силы, умноженные на растворенный в крови огонь - стоило только ослабить контроль над собою и расклад мгновенно переставал быть в его пользу. Темное железо добавило лишь самую малость. Другое дело, что последний раз он так терял контроль еще тогда, когда второго молодого господина Вэнь не только не родили, но даже и не зачали. Другое дело, что в прошлый и все разы до этого его выходящее за грани дозволенного пламя было кому сдержать.
Не сейчас.
Вэнь Жохань оглядывает окружающие его предметы, - слишком большие и какие-то громоздкие, оглядывает и себя, не торопясь делать никаких выводов.
Успеется.
Судя по ноющему затылку и ушибленному плечу, в этот раз его сдержало исключительно падение сквозь ветви деревьев. Или даже не совсем сдержало... Чужие, - не может быть, что его, - ноги в складках алого тряпья заполошно дернулись, когда Вэнь Жохань попытался привстать на руках, и это движение, на которое он не рассчитывал, но надеялся, внезапно вызывает в нем неудержимый хохот, беззвучный, ненасытный, взахлеб, едва умещающийся в прижатые ко рту ладони.
Итак, эти руки - его...
И ноги, бестолково и непослушно елозящие средь складок ткани - спасибо, Создатель, - тоже его...
И сам он, в целом и общем, жив. И условно, если не обращать внимания на досадные мелочи, вроде неспособности разозлиться как следует, чтобы почувствовать привычный жар в крови - цел. Этого достаточно, чтобы был резон трепыхаться - чужое (или его же, просто отчаянно молодое?) тело еще не повод сдаваться, хотя и повод задуматься, а вот спина... Переломанную еще раз спину он, пожалуй, второй раз не пережил бы. Не перетерпел.
Думать об этом он прекращает сразу же, директивно, немедленно, отряхивая машинально ладони (почему такие узкие?) от веток и останков травы, оглядываясь вокруг и терпеливо высвобождая из под задницы по-девичьи длинные (все еще, - и на том спасибо!) волосы.
А где все?
Ладно адепты, - раз уж его так перекроило, что встать едва выходит даже с помощью дерева, от молодых адептов ордена могло мало что остаться, кроме пепла и мечей - всплеск при конечном (а куда уж дальше?) искаженнии всеми известными ему трудами описывался как неизъяснимо сильный. Пусть. Но Вэней, кровных, настоящих, рожденных в клане Вэнь, такая вспышка уничтожить не должна. Или он, Вэнь Жохань, вовсе ничего не понимает ни в ци, ни в орденских традициях, ни в клановых умениях.
- Хунчжан?
Собственный голос, звонкий и непослушный, заставляет его вздрогнуть (самое время проснуться, ну!), но упрямо повторить зов:
- Хунчжан?!!

Отредактировано Wen Ruohan (Вторник, 13 апреля 21:34)

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+4

3

Надо двигаться. Он не мог сказать, куда он двигался до этого, тело запомнило заданное движение, но…
Как-то не так запомнило.
Пронзило совсем уж нехорошей болью, но - терпимой. А вот оказаться лицом в грязи и сухих подгнивающих листьях было уже не таким терпимым, поэтому стоило потратить силы, чтобы, на пробу раскачавшись, перевернуться на спину и уставиться на небо над головой, приветливо мерцающее в переплетениях древесных веток.
Очень красиво. Только красиво – это где?
"Не похоже, чтобы я вчера пил…" - ветром проносится в голове, и даже слегка успокаивает… пока почти не подбрасывает с земли вспышкой осознания - "вчера" вообще стёрлось из его головы. А также "позавчера", "неделю назад" и "весь последний год". Всю последнюю жизнь. По спине выступил противный, холодящий кожу липкий пот, а пальцы, дрожа, вцепились в эту самую несчастную землю, загребая пригоршни грязных листьев и мелких веточек. Ещё немного усилий - и ему удалось сесть, и первое, что он сделал - нервными, какими-то глупыми движениями принялся ощупывать собственную голову, словно пытаясь запихнуть туда хоть немного улетучившихся воспоминаний.
Ну… судя по всему, он человек. И не особо побился, хоть и, зашипев, обнаружил на лице пару ссадин. Да и не только на лице, пристально изучив себя, как мог, он понял, что его хорошо так потрепало. Только почему?
А может, его прокляли демоны? Точно! Его определённо прокляли демоны!
Заполошенно заозиравшись по сторонам, однако, ни одного демона он не обнаружил. Вокруг, если честно, вообще больше никого не было, как и признаков того, что неподалёку – а вдруг? – мог бы быть… ну ладно, трактир, где довелось настолько напиться, что он теперь валяется в каком-то лесу, подозревая за каждым древесным стволом прячущегося демона.
Внезапно взгляд привлекло лёгкое мерцание неподалёку – в точно такой же листьево-грязевой кучке, в которой сидел и он сам. Это меч?
Да, меч, лежит себе, простой такой, ножны чёрные, рукоять без лишних узоров, только кроваво-алый камень поблёскивает как-то злобновато и даже нехорошо. Он потряс головой. Как может какая-то блестяшка выглядеть свирепо? Просто смешно…
Тихо похихикивая и стараясь не обращать внимание на проявившее себя в полной мере головокружение, он, пошатываясь, поднялся на ноги и, воровато озираясь по сторонам, приблизился к мечу. Вот он – только руку протяни, ну он и протянул…
Лесной тихий и свежий воздух огласил короткий крик, вдалеке возмущённо заклёкотали птицы.
Меч! Прыгнул! Ему в руки! Сам!
Отбросив неизвестную пакость подальше (блеск камня стал ещё недовольней), он обнаружил себя почти в том же месте и в том же положении, как и нашёл изначально – на земле, на ушибленной… Кхм.
Но, раз встал один раз – встанет и другой, тем более, что надо было куда-то идти, куда-то в более приемлемое место, пусть и держась за попадавшиеся под руки и другие части тела деревья (странный меч было решено обойти по большой дуге).
Но, видимо, этого было мало, этого было недостаточно, потому что невдалеке показался, покрикивая, какой-то малец, в не менее потрёпанных и каких-то странных одеяниях, гораздо большего размера, чем тому требовались. Бродяжка пришёл побираться? Странное место он выбрал для этого…
— Хунчжан?!!
Стоит себе, держится за дерево, того и гляди – упадёт, а кричит громко и повелительно так. Как-то сразу не понравилось.
Поморщившись, он решил отреагировать как-то, раз уж они повстречались тут, да ещё при таких неясных обстоятельствах, а заодно дать понять, что у него – красть нечего. И попрошайничать – тоже.
- Ты чего раскричался? Ограбили, что ли? – как-то не вовремя дала знать о себе головная боль, поэтому заготовленным словам и приветствиям не суждено было сорваться с его губ. – Голова и так трещит…
Кстати, может, мальчишка знает, что тут произошло? Ну вдруг на самом деле нападение демонов?
Внезапно его осенило каким-то отцовским инстинктом, и он понял, что так не понравилось ему в криках этого несчастного.
- И не сквернословь*, - фыркнул он снисходительно, - маленький ещё.

____________

* - [*混账 hùnzhàng хуньчжан “пустая трата” — бран. негодяй; бесстыдник, прохвост, дурак, распиздяй, бестолочь], несчастному заклинателю послышалось не его имя, которое он и так не помнит.
[nick]Вэнь Хунчжан[/nick][status]火[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/52990.jpg[/icon][quo]火[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Понедельник, 3 мая 17:47)

+4

4

Бродяжка, точно. Если бы глава ордена Вэнь узнал о таких мыслях своего племянника, он орал бы так, что либо к тому вернулась сама собою вернулась бы память, либо рассудок отправился бы вслед за нею, чтоб не возвращаться вовсе. Это его одежды из шитого алым шелка достойны бродяжки? Ну да, великоваты лет на... десять примерно, но бродяжки???
Впрочем, Владыка бессмертный негодовал и так, вовсе даже не догадываясь о том, что там думает его ныне скорбный главою племянник - не то, чтоб с ним давно не разговаривали подобным образом... ДА С НИМ ВООБЩЕ НИКОГДА В ЖИЗНИ ТАК НЕ РАЗГОВАРИВАЛИ!!!! Даже в самые ранние годы своей маломобильной юности, не в силах убежать от кормилицы или пронося мимо рта зажатую в кулаке ложку, он уже был Второй Молодой Господин Вэнь. Как бы не трещала голова у его племянника, прежде всего он должен был бы ему поклониться и со всем почтением, и...
Примерно тут под ногами Вэнь Жоханя обычно начинало дымиться - не в смысле на этих самых словах, а  скорее на этом градусе негодования и возмущения. Но сейчас не дымилось и, прислушавшись к себе и к сухой траве под ногами, глава ордена Вэнь, в общем, понял, что... море пламенного огня, конечно, есть, но как-то оно... мелковато. Считай, нету, хотя негодование - негодование есть. Только вот одного негодования совсем не достаточно для того, чтоб приложить обнаглевшего племянника головою о ближайшее дерево, чтобы пришел в разумение (клин клином) и перестал нести всякую чушь. Это надо же, он еще запрещает!!! Ему! Мозгов он что ли лишился???
Желание полыхнуть, нет, не желание - насущная необходимость, - в этот момент делала жизнь почти что мучительной, однако полыхнуть, похоже, главе Вэнь в настоящий момент было попросту нечем. И это было мучительно отдельно. Даже больнее, чем яркое осознание того, что кроме обезумевшего родича в лесу, кажется, вовсе никого нет.
Нну ладно. Значит сперва нужно справиться с трудностями, а уж потом...
Так, нужно топнуть ногой (едва не навернувшись и только сильнее ухватившись за дерево, бывшее главе Вэнь сейчас надеждой и опорой вместо некоторых отбитых родственников, - непочтительные ветки оказались несравненно твердыми, да и земля как-то сильно ударила в подошву, он и забыл, что так оно бывает), вдохнуть, выдохнуть, и попробовать лаской... Это как с мулом, убежавшим с поклажей - сперва приманить, а уж потом обломать палку о бока наглого животного.
— Ограбили нас с тобою вместе.
Одного на годы и силу, другого, похоже, на мозги и даже на взгляд главы Вэнь потеря была не равной - если своё он всерьез надеялся со временем вернуть (хотя и придется приложить немало усилий к тому, чтобы это самое время у него было), то мозги... или есть, или нет, заново не отрастают.
— Родич так сильно ударился головой, что перестал меня узнавать?
Ладно, племянник не мог его помнить в этом возрасте, но не настолько же сильно глава Вэнь изменится за следующие пять лет, чтобы совсем не догадаться, что именно за "родич" может так говорить? В его двадцать они были уже знакомы, он же помнит!

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+4

5

Этот ребёнок… Ладно, уже не ребёнок, как казалось издалека, но всё равно мальчишка, казалось, скоро закипит так, что от него повалит во все стороны пар. Почему тот так отреагировал на безобидные, в общем-то, слова, он не знал, наверное, не привык, чтобы ему что-то запрещали и вообще пытались воспитывать.
- Значит, ограбили… - задумчиво протянуть, осмысляя всю глубину этой фразы. – Что ж, хорошо.
Хотя, конечно, ничего хорошего. Но хоть не демоны, в самом-то демоны, с другой стороны – эти твари были теми ещё лжецами… Что мешало им прикинуться мальчишкой и сказать, что его ограбили?
Следующая же фраза привела его в полнейшее замешательство, потому что он был уверен – мальчишку видит впервые. Родичи… Родичи. Главное, не показать собственную подозрительность и во всём с ним соглашаться. Пока что.
- Родичи. А кто ты мне, - он задумался, прикидывая примерный возраст. – Брат?.. – и, оценив, что смотрел на него сверху вниз, - младший? – с лёгкой надеждой. Старательно отрицая мысль, что не помнит, сколько ему самому лет. – И что, ты говоришь, у нас украли?
Ударился головой, ударился головой… Ударился. Не узнаёт.
«Всё-таки, надеюсь, это сон, и я скоро проснусь… Сон преотвратительный, кстати, надо будет найти лекаря и попросить у него каких-нибудь капель, чтобы в следующий раз спать без снов».

Почувствовав, как его мутит, он подавил в себе недостойное желание ухватиться за то же самое дерево, за которое сейчас цеплялся его новообретённый родич. Да он действительно его не узнаёт!
- Так, подожди… - на дерево он всё-таки опёрся одной рукой. – Как, ты говоришь, тебя зовут?... – хоть вроде он этого и не говорил, но выяснить не помешало бы. И он намеревался задать ещё несколько вопросов, если бы не вспыхнувшее ярко в мозгу. – А… как зовут меня?...
«Да, это было хорошей идеей…» - как-то отстранённо подумал он, сползая аккуратно по стволу дерева, потому что лучше бы было присесть. Дело в том, что он совершенно не помнил ни кто он, ни откуда он, ни сколько ему лет, и действительно ли этот малец его родственник. Сознание затопило ощущение какого-то слишком хладнокровного спокойствия, хотя где-то внутри себя он бегал по кругу, схватившись за голову, и орал.
Дышать. Не паниковать.
Это работало, и внутренняя беготня понемногу успокоилась. Что ж… видимо, в ускользнувшей из его памяти жизни, у него были крепкие нервы и железное спокойствие. Возможно… возможно.
Дышать. Не паниковать.
К горлу подступил какой-то странный жар, заставляя схватиться рукой и прикрыть глаза. Дышать и не паниковать.
В конце концов, жар отступил, оставляя после себя какую-то мрачноватую опустошённость. Он поднял взгляд на мальчишку, возможно, не слишком добрый, но какой уж есть.
- Да, я тебя не узнаю. И ничего не помню. И лучше бы… - он крепко ухватил своего «родича» за рукав, подтягивая ближе, и опасно сверкая глазами – не специально, оно само как-то так получилось, - лучше бы тебе сейчас рассказать всю-всю правду.

[nick]Вэнь Хунчжан[/nick][status]火[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/52990.jpg[/icon][quo]火[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Понедельник, 3 мая 17:47)

+4

6

— Брат... младший?
— Нет, старший дядя.
Ну потому что что он вообще?
Разглядывать племянника (да и вообще кого угодно) снизу вверх было непривычно и раздражающе - за столько лет глава Вэнь привык (успел привыкнуть) к тому, что на окружающих глядит сверху - и положение, и архитектура, и даже рост - все позволяло. Отвыкать ему не хотелось. Точнее, не хотелось даже думать о том, что придётся отвыкать - судя по тому, насколько выше был беспамятный родич, до того лета, когда низкорослое тело буквально за пару месяцев решит наверстать упущенные высоты, еще год. Хорошо если. А то и полтора. И что, полтора года теперь терпеть этот "вид с ноздрей"?
Хотя нет, если это... Хунчжан... сядет, можно будет не особенно терпеть и глава Вэнь... В смысле Владыка бессмертный.. Который теперь скорее Вэнь Жохань... , со всею юношескою почтительностью придерживает падучего родича под локоть, а то ведь снова головою ударится.
Впереди маячили сплошные неприятности, начиная с того, что старших снова придется долгое время уважать (он это и со Старейшинами ордена едва терпел, а теперь явно придется выносить это самое старшинство едва ли не от каждого первого) и кончая тем, чтобы мгновенно и не меняясь в лице рассказать очень достоверную историю того, как они вообще здесь очутились. И как их зовут... И...
Расчет подменяет собою негодование, хоть несброшенные эмоции и доставляют неудобство, как всякие неоконченные процессы.
Как там это делается?

Вэнь Жохань опускается на землю рядом с "новым старшим братом" и бережно промакивает на том ссадину, изведя ради этого на тряпки край рукава, все равно теперь избыточно для него длинный.
Не упасть бы в этих тряпках.
— Старший брат прежде звал меня Юньти. Пока помнил, как.
Меньше врешь, - принимает решение Ещё Недавно Владыка Бессмертный, - меньше шансов запутаться и сказать не то, что следует. На имя же предстоит откликаться, а значит выбирать особенно не из чего. Пальцы, которыми Вэнь Юньти касается чужой кожи, чувствуют подступающий к той жар, но не сразу решаются поверить в сопутствующее происшествию везение - если племянник сохранил духовные силы, нужно будет только уговорить его встать на меч вдвоем и вернуться домой. Не так страшно, как могло бы быть - Вэнь Юньти позволяет себе улыбку беспокойства и тревоги за "брата", в то время как сам проверяет догадку - собственных его сил едва ли хватит на то, чтобы подняться над лесом, но на то, чтобы почувствовать жар семейного огня вполне достаточно.
— Му Вейюан не может думать, что младший брат его обманывает. Младший никогда бы не посмел говорить неправду в присутствии старшего брата, наставляющего его на пути совершенствования.
Не посмел бы и впрямь, - только вот старший его брат мертв, но Вэнь Жохань уверен, не был бы против того, чтобы временно поделиться одним из своих имен. В конце концов если можно получать от всего этого болезненное удовольствие - почему нет? Оставалось только потянуть за слишком широкий рукав обратно, демонстрируя умеренный испуг и пояснить:
— Братья Му следовали в Цинхэ, следуя наказу умершего отца. Му Вэйюан говорил Му Юньти только то, что в городе живет давний друг их семьи, который приютит его, пока старший брат не закончит свое обучение ремеслу заклинателя - поэтому брат Вэйюан торопился попасть в город как можно быстрее.

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+4

7

— Братья Му следовали в Цинхэ, следуя наказу умершего отца. Му Вэйюан говорил Му Юньти только то, что в городе живет давний друг их семьи, который приютит его, пока старший брат не закончит свое обучение ремеслу заклинателя — поэтому брат Вэйюан торопился попасть в город как можно быстрее.

На этой фразе Не Хуайсан решил обнаружить свое присутствие. Посвятив некоторое время тихому наблюдению за этой забавной парой хорошо ударенных об землю заклинателей, он уже довольно неплохо поразвлекся. Выводы младший господин Не решил оставить на потом, как десерт. А пока что:
- Этот адепт клана Не приносит свои искренние сожаления, что невольно подслушал часть разговора уважаемых заклинателей.
Хуайсан вышел из-за дерева и поклонился двоим… мужчинам? Да, пожалуй, мужчинам. Хотя один из них и выглядел, как ребенок, к тому же не младший из них, а именно старший. Возможно, причина была в утрате памяти? Возможно.

-  Этот адепт видит, что братья Му в беде и нуждаются в помощи. А принцип человеколюбия, который свято чтит этот адепт, не позволяет пройти мимо.
Ага, принцип человеколюбия, как же! Природное любопытство и склонность, что угодно превратить в игру, где ведущий знает чуть больше, чем остальные участники, но умело прикидывается наивным дурачком – вот что не позволило пройти мимо Не Хуайсану.

Что он сам делал в лесу, тем более в одиночку, в то время, как старший брат считает его надежно запертым в комнате и наказанным за плохое поведение – тайна о семи печатях.

- Если позволите, я провожу вас в ближайшую деревню. Там живет моя тетушка. Она отличная целительница. Точно поможет вам прийти в себя. А по пути вы мне расскажете, что с вами приключилось такое ужасное. В деревне вас накормят и найдут новую чистую одежду.

«Этот адепт клана Не» специально пренебрегает такими элементарными правилами приличия, как то – не обращаться по имени, не будучи представленным; обращаться к себе и к собеседникам в почтительном третьем лице; соблюдение правил диалога.
«Этот адепт» как будто специально не замечает одежды не сильно уважаемого в этих краях клана Вэнь. Ведь помочь им скрыться – отличная возможность завербовать осведомителей, потом в удобный момент предъявив счет за спасение и помощь. Не прямым текстом, конечно же. А смиренно попросив об услуге. Человек благодарный просто не сможет отказать.

Хуайсан опускается на траву рядом с этой странной парой, отцепляет от пояса флягу с водой и протягивает старшему брату Му. Тому, кто выглядит старшим:
- Прошу, выпейте воды.

+3

8

Братья Му следовали в Цинхэ, дабы старший из них – он! – мог закончить обучение ремеслу заклинателя. И в этой дороге, и после – должен позаботиться о своём младшем брате… Как он мог забыть такое? Это не иначе как какой-то морок, и он, получается, как заклинатель, должен был с этим справиться… но как?
- Юньти… - он – Му Вэйюан? – прокашлялся и  поднял на своего младшего брата взгляд, полный самого искреннего раскаяния. – Наверное, уже понял, что его старший брат ничего не помнит. Ни куда мы следовали, ни откуда… Но этот никчёмный позаботится о своём брате.
Осталось только решить, что делать дальше. Возвращаться домой или двигаться всё же в Цинхэ в попытках найти этого самого друга семьи? У этого друга должно быть имя, но называли ли его Юньти? Заклинатели… Получается, тот странный меч – заклинательский? И он, возможно, его?
- Знаешь, я много не помню, полностью – кто мы и откуда, урывками – всё остальное, удивительно, как не забыл, как ходить и разговаривать, - он усмехнулся, возможно, немного нервно. – Но тут неподалёку, прежде, чем найти тебя, я видел странный меч… Он сам прыгнул мне в руку, и я подумал, что это какой-то морок… Но раз ты говоришь о заклинателях, то…
Му Вэйюан и сам не мог сказать, почему сбился на тихий быстрый шёпот, словно их в этом лесу кто-то мог подслушать, но, оказывается, подслушать их и действительно очень даже могли, ибо…
— Этот адепт клана Не приносит свои искренние сожаления, что невольно подслушал часть разговора уважаемых заклинателей.
Из-за деревьев показался молодой мужчина в сером, с самым участливым выражением лица, и это немного настораживало… в любом случае, в каком бы мире они не оказались, и насколько бы сам Му Вэйюан не помнил этот мир, с трудом верилось в существование вежливых случайных встречных путников, обещающих помочь, проводить… Возможно, он слишком чёрств душой для вежливого доверия и веры в добрых бескорыстных людей. Возможно, в этом он неправ. Но, сохраняя всё то же доброжелательно-растерянное выражение лица, внутренне насторожился ещё больше. Сам Вэйюан, может, и отпустил бы ситуацию, но с ним был младший брат… Его кровь, о которой он не помнил, что не умаляло долга перед ним.
Мягко, но настойчиво отстранив протянутую руку с флягой, что выглядело вроде как и не отказом, будто она просто мешала кое-как подняться с земли, выпрямившись, Му Вэйюан, будучи человеком вежливым (ему хотелось почему-то в это верить), учтиво поклонился в ответ и не забыл строго зыркнуть в сторону младшего брата, чтобы и тот не пренебрегал правилами приличия – и оставался настороже. Впрочем, Му Юньти выглядел удивительно способным за себя постоять…
«Этот лес не похож на место для прогулок», - подумал он, а вслух произнёс нечто совсем иное.
- Братья Му благодарны за помощь, которую так самоотверженно готов оказать им адепт благородного клана Не… - но вынуждены отказаться. Хотя… Возможно, стоило разобраться, что это за адепт и почему так вовремя оказался рядом, в то время, как они буквально оказались разбиты снаружи и изнутри, по-другому и не скажешь, - но этот Му Вэйюан, - имя почему-то казалось чужим. Неудивительно, раз он его совершенно не помнил, но всё равно – он надеялся почувствовать что-то в душе… ну хоть самую малость. Пусто, – хотел бы знать имя великодушного спасителя. Признаться, вот так просто, из душевной чистоты предложить помощь заблудшим путникам – редкость. Хотелось бы надеяться, что это не будет воспринято как недоверие…
Кажется, речи он в своей жизни произносил нечасто… Либо вовсе не такие, какие сейчас пытался развести.

[nick]Вэнь Хунчжан[/nick][status]火[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/52990.jpg[/icon][quo]火[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Понедельник, 3 мая 17:47)

+3

9

- Хуайсан!
Рев главы Не разнесся по всей Нечистой Юдоли, выходя далеко за ее пределы. Этот несносный мальчишка! Такой упрямый, такой своенравный, такой… Минцзюэ злым взглядом обвел пустую комнату. Он не мог долго злиться на младшего брата. Потому уже спустя час, когда закончил с тренировкой, пошел к нему поговорить. В очередной раз. И что же?! Этот мальчишка сбежал! От разъяренного рычания даже его любимые веера, закрепленные на специальных подставках, затрепетали.
Минцзюэ понимал, что сам вырастил его таким. С тех самых пор, когда они остались одни, нет, еще раньше, он всегда оберегал маленького брата от тяжелой работы. Защищал его, старался увлечь чем-то интересным, чтобы не видеть его слез. И к чему все это теперь привело? Слабый, бегущий от тренировок как от огня, избалованный мальчишка, который должен был стать сильным достойным юношей. Минцзюэ не лелеял надежд, что его обойдет проклятие клана Не. А значит… Но Хуайсан был не готов. И, если быть честным, вряд ли вообще когда-то будет готов к такой ответственности. Для него мир – игра. На уме только глупые книжки, срамные картинки да веера.
Разослав на поиски брата людей, мужчина медленно выдохнул. Уйти Хуайсан мог только в лес. Больше тут идти некуда. Вот только незадача, лес окружал резиденцию Цинхэ Не со всех сторон. А куда направился его брат предсказать было не просто. Минцзюэ знал, что тот далеко не так прост, как может казаться на первый взгляд. Даже на второй и третий. Хуайсан обладал теми качествами, которых самому главе Не катастрофически порой не хватало. Хуайсан был умен, хитер и расчетлив. И было бы в нем хоть немного того коварства и желчи, что течет в крови Цзиней, или самодовольство и эгоизм, которым отличались Вэни, Минцзюэ бы десять раз задумался о том, является ли Хуайсан достойным сыном прошлого главы клана Не. Но к счастью, младший брат оставался таким же добрым, несколько ленивым, но в целом очень приятным юношей, не строящим планы по завоеванию мира, а пускающим все свое внимание на любимые увлечения, привыкший жить спокойно и в свое удовольствие.
- Хуайсан!
Громогласный голос Минцзюэ летел над деревьями, разносясь далеко по окрестному лесу. Конечно, тот вряд ли отзовется, понимая, что брат обнаружил пропажу и вряд ли сейчас находится в благодушном настроении. Но тем не менее, глава Не надеялся, что глупостей тот совершать тоже не станет. Мужчина выбрал направление наиболее вероятное для направления младшего брата. Немного поплутать, чтобы запутать следы, и отправиться не к ближайшему населенному пункту, а к другому, чуть дальше и в совершенно противоположной стороне. Если Минцзюэ помнил верно, а ведя политику, такие знания приходится держать в голове, на юго-западе как раз должна быть готова новая партия рисового вина. К этому времени приходят торговые караваны, чтобы отправить часть вина в другие города. Минцзюэ докладывали еще два месяца назад, что новую партию рисового вина с пряностями уже заготовили. Два месяца. Как раз достаточный срок, чтобы оно созрело, и было готово к дегустации.
Голоса он услышал издали. Лес особое место. Здесь звук разносится иначе. Лес может околдовать, водить кругами, завести в топь. Но знающим, он можем помочь. Минцзюэ вырос в этом лесу. И знал его как и свою резиденцию. Потому он легко смог сориентироваться и пошел в сторону голосов.
- Хуайсан! Какого демона ты тут делаешь?
Минцзюэ возвышался над всеми троими грозной скалой. Хмуро сведенные брови не предвещали ничего хорошего. Тяжелый взгляд изучал чужаков, будто желая вывернуть из души наизнанку, чтобы удостовериться, что его драгоценному младшему брату ничего не грозит рядом с ними. Рукоять Бася за его правым плечом чуть подрагивала, словно просясь в бой. Хотя Минцзюэ не видел причин для ее беспокойства. Разве что эти оборванцы… Взгляд помрачнел, выхватывая из общей картины обрывки вэньских одежд. Какого они тут делают? Кто они вообще такие? Что этим недостойным «сынам солнца» понадобилось на его земле? Снова вынюхивают что-то, в бесплотной попытке выслужиться перед Жоханем? Мужчина хмыкнул, складывая руки на груди и глядя на Хуайсана. Конечно, брат выкрутиться. Он всегда выкручивался. Это Минцзюэ знал так же хорошо, как и то, что тренировки с саблей для него смерти подобно. Из-за этого они и поссорились в очередной раз. Из-за этого он и был наказан. Но снова нарушил приказ брата сидеть в комнате, прекрасно зная, что как бы сильно не гневался на него глава Не, но любовь к младшему все равно возьмет верх.
Минцзюэ только мысленно вздохнул, продолжая изучать взглядом картину «Не ждали». Глаза мужчины блеснули неодобрением, когда младший по привычке попытался прикрыться веером, будто это могло спасти его от всех бед в мире. Но глава Не продолжал молчать, ожидая хоть каких-то объяснений.

+3

10

на заднем плане играет гуцинь, танцуют слоны

Как, как ведут себя дети, когда им едва ли дали свой меч? Вэнь Жохань не знал и было самое время горько об этом сожалеть - ни сам он, ни его братья, ни его сыновья не вели себя как нормальные дети. С другой стороны... Если уж племянник умудрился забыть все на свете, про то, как нужно себя вести обычным детям тоже, наверное, не помнит. Если вообще знает...
- Му Юньти понимает. После нападения брат упал с такой высоты, что даже свой духовный меч обронил. Младший брат принесет его, пока старший отдыхает... Если старший брат позволит ему касаться его меча...
Хорошо бы и остальные мечи собрать, и...
При появлении нового, совсем лишнего свидетеля брови Му Юньти сдвигаются к переносице, лицо хмурится сосредоточенно, а сам он стремительно скрывается за плечом "родича" - серые одежды Третьего участника разговора никак не вселяют оптимизма в главу ордена Вэнь и заставляют незаметно спрятать в широкий потрепанный рукав кончики пальцев - коснуться своего меча, надежно спрятанного от лишних взглядов. Он понимает, что рассказ про ограбление обсудить уже не удалось, как и спокойно выбраться из лесу незамеченным и опускает глаза, скрывая полыхнувшую ярость за вежливым уважением старших. В голове его вспышками мелькают и пропадают истории, которые можно (и видимо придется) рассказать, если дело дойдет до расспросов - исходный рассказ про попытки спрятаться от адептов ордена Вэнь, забрав их одежду он отметает сразу - без поддержки "брата Му" эти карты не разыграть. Как и версию "адепты ордена Вэнь первые на на  напали". Как же все-таки не вовремя это  адепт появился из-за дерева. И как хорошо, что он не так много мог подслушать.
Интересно, почему этот адепт ни о чем не спрашивает? Хитрый, не любопытный и глупый или коварный? В то, что любой из адептов ордена Не не распознает сколь угодно потрепанные  черные одежды солнечного клана он не верит, оттого Вэнь Жохань позволяет себе один краткий взгляд сквозьопущенные ресницы, пытаясь определить свойства нового игрока и глубину принципов его человеколюбия. Пальцы главы Вэнь с силой сжимают плечо племянника, по забывчивости предупреждая об очевидном - осторожности и одновременно бережно помогая старшему (теперь) родичу встать.
Ах да, кажется надо ещё и испугаться? С испугом у него совсем туго, приходится скрывать его отсутствие за вежливым поклоном, тем более, что от конвоя до деревни и целительной тётушки брат Му все же отказывается. Если удастся только избавиться от назойливого и слишком уж добренького адепта, они и впрямь справятся...
Заслышав новый голос Вэнь Жохань мгновенно зажмуривает глаза, словно от страха перед громким и грозным голосом, скрывая узнавание и неумолимо подступившие чувства, сжимает пальцы и подвернувшийся край рукава "старшего брата" - вот только главы ордена Не и его командных окриков ему сейчас для счастья не хватает... Кого он там зовет?
Осознание того, во что и с кем он вляпался заставляет "Му Юньти" ткнуться в вэньские одежды родича лбом едва сдержав рвущийся стон. Этот конвоем до лекарки не ограничится.

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+3

11

Громогласный рев главы Не только что листья с веток не сшибал! Ну вот, теперь придется забыть о такой веселой перспективе - вытрясти из этих пострадавших неизвестно от чего Вэней много интересной и полезной информации. Хуайсан прикрыл глаза, медленно досчитал до 10 и обратно. Дагэ он встретил обезоруживающей улыбкой, изо всех сил надеясь, что он не устроит своему непослушному младшему брату взбучку при чужаках.

Хуайсан, конечно, очень любил дагэ. А как его можно не любить? Надежный, как скала, заботливый и добрый в душе. Где-то очень глубоко в душе. Особенно, если не слишком часто терять саблю и почаще на плацу изображать усердную тренировку, когда дагэ идет мимо. Ездить с ним на советы кланов, помогать в сложных дипломатических ситуациях, требующих изворотливости и гибкости, который не пристали праведному, сильному духом мужу - это было легко. Просто в нужный момент подсказать правильную идею, выход, решение. Пусть и не особо приятную непреклонному характеру Минцзюэ, но он ведь не был дураком! Понимал, что так будет лучше. И с суровым лицом кивал. Ему было легче, когда эти идеи высказывал его хитрый и мягкий, как сытая кошка, младший брат. Так дагэ мог сохранить свою репутацию гордого  главы Не и в, то же время, избежать  неловких, невыгодных ситуаций, порой ведущих к конфликту.
Все остальное время Хуайсану полагалось стоять за правым плечом старшего брата, трепетать ресницами и веерами. А еще, и это немаловажная часть обязанностей, сидеть на банкетах, которые не особо любил Минцзюэ. Любезничать, болтать о ерунде, заводить знакомства и налаживать связи. Ведь подарок дорогой безделушки в коллекцию  племянника жадного, но очень любящего свою родню главы соседнего клана, вполне мог обеспечить выгодный договор насчет, например снижения торговой пошлины на полгода. Что окупало стоимость безделушки и экономило время и нервы главы Не.

За это Хуайсану были позволены некоторые привилегии и послабления в режиме тренировок. А еще, у младшего Не имелась коллекция особых взглядов и выражений лиц, с которыми он почти всегда мог выпросить, что угодно и добиться любого  необходимого разрешения. Как у собственного брата, так и у чужих людей. По крайней мере, он был в этом убежден, что мог. А вера, как известно, залог успеха!

И вот сейчас надо было срочно что-то придумать в стиле «некогда объяснять!». Объяснять было не то, чтоб совсем некогда, но это могло нарушить планы Хуайсана на этих найденышей. Кстати, а какие же у него на них планы? Он пока и сам не знал, но свято был уверен, что планы появятся очень скоро. Все-таки пострадавшие непонятно от чего адепты клана Вэнь не часто валяются в лесах Цинхэ.

-  Дагэ, я прошу тебя. Это последний раз! Позволь мне помочь этим бедолагам. Посмотри - они все избиты, возможно ранены. Не исключено, что их свои же так отделали. Я потом все тебе объясню. Но в беде не стоит бросать даже волчонка, несмотря на то, что его отец резал твой скот.  Есть такая мудрая даосская притча. Я тебе дома расскажу.

Вооружившись самым безотказательным выражением лица, Хуайсан смотрел на своего строгого брата, глазами полными почти детской надежды.

+3

12

Если бы до этого он уже не потерял память, то от грозного голоса, возможно, потерял бы её повторно прямо сейчас. На этой слишком уж населённой поляне как для безлюдного леса появилось ещё одно действующее лицо, и его несчастный младший брат от ужаса аж зарылся лицом в потрёпанные одежды старшего брата. Привычным неосознанным жестом взъерошив тому волосы, что в таком возрасте было уже не особо уместно, Му Вэйюан толкнул Юньти подальше за спину, подальше – от этого заклинателя. Второй же, только что разливающийся сладкими речами, мгновенно принял подчёркнуто собранный и умильный вид, и сложно было сказать, почему внутренне Вэйюан не хотел принять этот самый вид достойным настоящего мужчины и воина. Видимо, на контрасте с этим «дагэ», который вёл себя так, будто и эта лужайка, и этот лес, и этот адепт, и вообще вся жизнь принадлежит именно ему, и это вызывало какое-то странное внутреннее несогласие. Да и одежды эти серые выглядели смутно знакомыми, слишком смутно, чтобы ухватиться за эту мысль, через мгновение уже растворившуюся в голове.
Зато они выяснили, что их таинственного спасителя зовут Хуайсан, потому что в грозном рыке явно узнавалось именно имя и именно этого добродетельного юноши.
Му Вэйюан пожалел, что возраст, хоть он толком его и не помнил, явно не позволял ему тоже ткнуться лицом в чьё-нибудь плечо. Приходилось это самое лицо держать (как может), не слишком явно переводить взгляд с одного на другого, причём оба почему-то смотрели на них как-то странно, то есть – не как смотрят на усталых и избитых путников, которым хотят помочь, а примерно как…
Му Вэйюан в очередной раз согнулся в низком поклоне, и спутанные после, как выяснилось, падения волосы раздражающе упали на лицо, но так было даже лучше, так невозможно было разглядеть выражение этого самого лица, ибо готовился он сейчас нести совершенную околесицу, но это казалось ему лучшим выходом из ситуации.
- Этот Му Вэйюан просит прощения, - неизвестно, правда, за что, но вечно просить прощения – это нормально, это правильно, это, как правило, успокаивает людей, - за то, что вместе с младшим братом заплутали в этом лесу, - очевидно, принадлежавшим этому, постарше? Ещё не хватало сцепиться с местным князьком, который считает, что даже ветер не может дунуть без его позволения. Вздохнув, Му Вэйюан склонился ещё ниже, не понимая, почему внутри буквально начинает клокотать какое-то раздражение. В конце концов, что ещё делать простолюдинам, как не полностью ощущать своё зависимое положение и подчинённость?
А ещё стоило голос сделать помягче. В конце концов, он же не приказывает этим двоим убраться с дороги со своими расспросами, а уж они с братом сами разберутся, что с ними произошло, почему это произошло и как стоит поступать дальше. Всё же, Му Вэйюан склонялся к тому, что не стоит принимать помощь, а отказаться со всей возможной вежливостью и убраться куда-то подальше, но что-то подсказывало ему, что так просто это гостеприимство теперь их не отпустит, что они с братом, сами того не зная, вляпались во что-то серьёзное. В конце концов, что бы ни произошло… главное, чтобы с Юньти всё было в порядке. Но что именно может произойти, он и не знал. Очевидно – их всё же проводят и укажут, где искать дом господина, любезно согласившегося их приютить, после безвременной кончины отца? Или же решат помочь ещё больше и сначала проводят к целителю? Почему-то это казалось каким-то… смешным. Причём настолько, что Му Вэйюан довольно ощутимо для слуха фыркнул от смеха, хоть и попытался сдержаться, а потом натужно закашлялся, пытаясь выдать приступ смеха за внезапно разыгравшуюся простуду.
- Остаётся только надеяться на благородство этих достойных господ из клана Не, чьих имён этот Му, к величайшему сожалению, не знает, и верить, что достойные господа действительно не оставят Му в беде.
Но рассказывать об их горестях полностью и упоминать потерю памяти он не стал. К чему эта информация? К тому же, это немного шокированное и наивное выражение лица следовало запомнить и удержать, вместе с честно распахнутыми глазами. Конечно, младший из адептов уже честно признался, что их подслушал, и очевидно, мог слышать и про его… временный недуг, но напоминать о нём лишний раз не хотелось. В конце концов, может, память вернётся к ним.
Нашарив где-то позади рукой брата, он обхватил его за затылок и тоже повелительно нагнул. В конце концов, где его манеры? Может, один из этих адептов и страшен как все события их жизни, но о воспитании не следовало забывать.
- Этот Му смеет просить только, чтобы достойные господа позволили собрать свои вещи и, если не затруднит, показали дорогу до ближайшего города. Дальше братья Му справятся сами.
Что-то Юньти говорил про меч… Его, Вэйюана, меч. Подумать только. Вроде бы, он уже что-то рассказывал про меч или только собирался, он ведь видел один по дороге, наверное, это и есть его меч. Виски снова неприятно заныли, и все мысли снова спутались окончательно.
[nick]Вэнь Хунчжан[/nick][status]火[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/52990.jpg[/icon][quo]火[/quo]

+3

13

Миндзюэ наблюдал за всем этим спектаклем и не мог понять, это им всем троим головы напекло, или вэньских псов кто-то хорошенько отделал, что те так странно себя ведут. Ладно Хуайсан, он всегда вел себя не как все, вечно строил какие-то планы и лез куда не стоило. О его поведении вовсе говорить не стоит, хотя оно и помогало на всех этих ненавистных встречах и банкетах. И все же… Это Хуайсан, и он был таким всегда. Тут оставалось только смириться. А вот что с этими двоими не так? Чтобы кто-то из Вэней кланялся. Миндзюэ нахмурил брови. Это все ему очень не нравилось. Не сходилось в его понимании мира.
- Дома объяснишь.
Обсуждать при посторонних с братом его самовольную отлучку и нарушение приказа главы не  входило в планы мужчины. Окинув мрачным взглядом обе фигуры в потрепанных одеждах характерной расцветки, глава Не сдвинул густые брови на переносице, обдумывая свой следующий шаг.
Оставлять их тут он точно не собирался. Мало ли что они тут вынюхивают. Что бы с ними не случилось, здесь они точно оказались не просто так. В подобные совпадения Миндзюэ не верил. А вот что они вынюхивали тут еще нужно узнать. Да и оставлять ребенка в лесу, пусть это и вэньский ребенок, не позволяла природа главы Не. Его извечная справедливость, которая многим как кость в горле. Без которой он терял львиную долю себя самого. Вздохнув тяжело, Миндзюэ принимает единственно верное для него решение.
- Ты. Бери своего мелкого и следуй за мной.
Развернувшись, мужчина бросил суровый взгляд на младшего брата, знаком указывая ему идти следом. Нечего шататься по окрестным лесам с Вэнями, когда он вообще-то наказан и должен сидеть дома. Больше не обращая ни на кого внимания, Не Миндзюэ направился в сторону Будзинши. Он был уверен, что Хуайсан не посмеет ослушаться его вот так, когда старший брат и глава так близко, и возмездие такого непослушание не заставит себя ждать. Остальные двое… Что же, если попытаются сбежать, лишь докажут свою причастность к темным делам и шпионажу, за что тут же расплатятся с жизнями. Если прислушаются к его словам, останутся живы, а разбираться с ними он будет после, уже дома.

До Нечистой Юдоли они добрались быстро. Всего полтора часа занял весь путь, а если бы не было ребенка, справились и быстрее был. Миндзюэ, впрочем, намеренно не спешил, позволяя самому младшему члену их небольшого отряда успевать за остальными. Степенно вышагивая впереди, глава Не вошел в ворота своей резиденции, направляясь прямиком ко дворцу. Со стороны тренировочного поля слышались голоса адептов, старательно выполняющих упражнения. К военной подготовке в клане относились с особой строгостью, зная тяжелый характер главы и его высокие требования.
Спешащий навстречу слуга выглядел обеспокоенным, но заметив за спиной главы его брата, заметно успокоился. Все в резиденции прекрасно знали, каким бы суровым не был к брату Миндзюэ, он продолжал его любить, оберегать и баловать. И новости о том, что молодого господина Не нигде не могут найти привела бы его в ярость.
- Распорядись, чтобы в главный зал привели лекаря. И подготовь комнату для гостей. – Миндзюэ не сбавил шаг, проходя мимо замершего в положенном поклоне слуги, – Еще распорядись на счет обеда. Через час. Хуайсан!
Глава Не взглянул мельком на младшего брата, покачал головой и вздохнул. Меняя решение на ходу, он махнул рукой в сторону покоев младшего.
- Иди в свою комнату и приведи себя в порядок. Потом можешь присоединиться к нам.
Входя под своды дворца Нечистой Юдоли, мужчина вздохнул свободнее. Только подойдя к месту главы, Миндзюэ снял Бася и опустил ее на законное место, после чего сел, наконец оглядывая зал и присутствующих. Остановив взгляд на Вэнях, мужчина чуть нахмурился. Их стоит допросить, но сначала лучше дождаться лекаря, чтобы быть уверенным, что с ними все с порядке, и повреждения не слишком серьезны.

+3


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » АУ, ООС. Ти-хо в лесу, только...