Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Лин Вэнь

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Рассвет в Хайань


Рассвет в Хайань

Сообщений 1 страница 6 из 6

1


Рассвет в Хайань
http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/597751.jpg
Участники:
Вэнь Сюй ◄► Вэнь Шань Шэ
Место:
морское побережье территории ордена Ланьлин Цзинь, город Хайань
Время:
середина июня, пара месяцев спустя 18го дня рождения Вэнь Сюя
Сюжет:
Сюрприз для Хуншэ на день рождения


[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

0

2

На этот раз хотя бы не пришлось продираться сквозь дебри официальных приемов, дожидаясь вечера, для того, чтобы наконец уйти из дворца. Не пришлось дожидаться даже утра, и всё равно то беспокойство, которое обязательно сопровождает любое ожидание, заставляло то и дело возвращаться мыслями к нехитрому плану, быть может, слишком похожему на тот, который не так давно привёл его в Линьфэн. Похожий, но при этом  совершенно другой. Хуншэ Вэнь Сюй сообщил, что собирается выйти в город ночью и остаться неузнанным. Для этого - простая одежда, как у смертных, и плащи, чтобы не привлекать внимание охраны дворца, для этого - мечи спрятать, для этого - не нужно лишнего сопровождения, да и дело, в общем, предстоит плёвое.
И то, и другое, в общем, было правдой, хоть и не всей правдой. О том, что оказавшись на одной из тихих улиц столицы, он обернется и, быстро положив руку на плечо телохранителя, задействует талисман перемещения, Вэнь Сюй предпочёл умолчать.
Поэтому, наконец оказавшись там, где собирался, там, где точно не найдётся соглядатаев, на пустынном берегу, он не может скрыть во взгляде опасений, но и удовольствия - веселого, свободного, от того, что всё получилось именно так, как он думал - тоже не может. Плечо Хуншэ он так и не отпускает, опирается устало - использование талисмана требует слишком много сил, не только духовных, но и самых обычных, физических сил, и Вэнь Сюй чувствует, что если отпустит, то тут же осядет на мокрый песок А со стороны - если вдруг найдется тот, кто посмотрит сейчас со стороны, - он, должно быть, просто перебрал и едва держится на ногах. Но смотреть некому,  город, хоть и недалеко, всё же не рядом, а здесь нет даже рыбацких лодок. До городских стен они ещё доберутся сегодня. Только не сразу. Сначала отдышаться, сначала согнать с лица глупую улыбку, которая, кажется, с каждым вздохом становится только шире. Сначала - дождаться, пока розовеющую полосу неба над невозможно далеким морским горизонтом, обожжет край солнца.
- Думал, до рассвета ещё далеко. Кажется, солнце совсем не торопится на Небо без Ночи.
И пусть. Это значит, они встретят первыми новый день. Особенный. Здесь. Вместо гулкой пустой тишины дворцового утра - тишина оглушительная, переподненная шумом волн, криками морских птиц. Ноги вязнут в песке. В лицо с каждым порывом ветра - мокрая соль. И ничего, что могло бы вернуть их двоих обратно прямо сейчас. Это точно стоит всех тех сил, которые потрачены, и любых других тоже.
Улыбка на лице всё та же, во взгляде - внимание и вопрос. Так невовремя и только теперь Вэнь Сюй вспоминает укор в том, что он всегда решает сам, и понимает, что опять поступил так же. Он знает свою свободу, но какая она, свобода Хуншэ, и имеет ли она хоть что-то общее с этим рассветом на пустынном морском берегу?
Даже первый пробившийся из-за горизонта, взрезавший предрассветные сумерки луч не может заставить его отвести глаза, пока хотя бы отблеск ответа не отразится во взгляде.

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+1

3

Шутка ли дело — достать во дворце простую одежду так, чтобы об этом вообще никто не узнал? Да чтобы рукава широкие и длинные — скрыть наручи с кинжалами, пусть от мечей, спрятанных в рукав (и рукав-то ещё нужно подготовить), отказа не было, но с дзюйя на предплечьях спокойнее, роднее. Такой одежды не оказалось. Не носят простые смертные наручи под одеждой, не позволено, они и рукава чаще всего закатывают до локтя, чтобы работать не мешали.
Потому, пару раз помянув демонов с самых дальних гор и внезапное ночное дело наследника, требующего незаклинательских одеяний, Хуншэ отправил Сяньхэ проследить за всеми делами до вечера, пока сам уходил в город. Была у него на примете одна лавка, где он мог бы найти, что нужно, облачившись в менее приметную, чем во дворце, одежду. И получить долгожданные новости… 
— Чего желает господин? — прозвучало за спиной, пока он разглядывал таблички на удачу, висящие у самого входа, читая в их расположении скрытое послание.
— Как обычно, — ответил он, улыбаясь и оборачиваясь.
Ву Чжун вернулся в Безночный город не так давно, уже после того, как позабытый почти всеми, кроме семьи, бывший Юэ вернул домой сестру и ее малолетнюю дочь. То была его собственная просьба — дать знать, что Ляо и Мэй-Мэй благополучно добрались до клана Красной реки. Ву Чжун приехал в Безночный город, привез сына, открыл лавку на окраине и отослал приглашение ее посетить тому, кто нетерпеливо ждал известия.
С тех пор, как Хуншэ получил первое письмо от сестры и решился ответить на него, в эту переписку он втянулся не на шутку, продолжая хранить эту тайну. Даже сейчас, когда он решился рассказать всю историю наследнику. Безопасностью семьи и местью Чжао, не имеющей давности, пренебрегать не стоило.
Старший брат Ву, как Шань Шэ привык звать одного из подручных деда, отправил сына присмотреть за лавкой, а сам увел гостя во внутренние комнаты дома.
— Вот, — в руки лег мешочек с посланием. — Тебе повезло, шиди. Утром доставили. Вина принести?
— В другой раз, у меня сегодня ещё много дел.
— Тогда подам господину Вэню чай.
Шань Шэ, как был сидя, от души пнул его по убранной в последний момент ноге, сапог прошел по касательной, послушал довольный удачной шуткой смех в ответ. И не скажешь, что Ву-гэ стукнуло почти сорок лет, ничуть не изменился. В то время как сам он накануне своего тридцатилетия чувствует себя порядком уставшим старцем.
— Чай — это хорошо, — несмотря на произошедшую возню, голос Хуншэ не изменился. — Найди еще удобную простую одежду на двоих, а мне — чтобы рукав пошире обычного, длинный и плотный. Надо под ним кое-что спрятать. Ну, ты понимаешь...
— Понимаю, — ответил тот и направился к выходу. — На двоих.
— Ву-гэ, — Хуншэ остановил его на пороге, — спасибо.
Тот кивнул и вышел, оставляя его наедине с письмом от сестры.
Истончившая ниточка связи с семьей, своим народом и родными местами, когда уже грозила и вовсе порваться, была поймана ее рукой. День за днем шелковыми нитями тепла и привязанности она опутывала эту нить, пока не заставила его вспомнить и снова почувствовать свою принадлежность к Юэ, как в равной степени — к исчезнувшему клану матери. Два года переписки рассказало много историй, оживило его замершие во времени воспоминания о доме, позволило будто своими глазами увидеть, как живет его семья, узнать, как идут дела у Красной реки.
Письма эти он сжигал, как прочтет несколько раз, хранить такое у себя было бы опасно. Для того Ву Чжун и оставлял его одного в комнате, чтобы он мог позволить себе хоть смеяться, хоть рыдать, да только не прятать свои чувства и написать ответ, не отвлекаясь на его шутки. Ву Чжун знал, что время Вэнь Шань Шэ слишком дорого…
Вот и сейчас он всё сделал быстро и безмолвно, оставалось только отдать ему цянькунь с письмом и забрать сверток из его рук, попрощаться и двинуться во дворец, убирая то, за чем пришел, в рукав. Увесистый мешочек с серебром, оставленный в комнате наверху, предназначался всей семье, и Ву Чжун хорошо знал, что с ним делать.

Каким бы плёвым ни было дело, ради которого Вэнь Сюй потащился в город без охраны сегодня ночью, готовиться пришлось весь вечер. А теперь, одетые как бродячие торговцы, разве что без повозки или мешков через плечо, да полностью забранными в небрежный узел волосами, они шли по оживленным и хорошо освещенным улицам, сворачивая на те, где ночная жизнь всё же останавливалась и затихала. Сюй шел на шаг впереди, а Хуншэ привычно следовал за ним, оглядывая дома и прислушиваясь к звукам ночи, думая о том, что написала Ляо, о том, что племянница подрастает и всё спрашивает, когда сможет поехать в гости к нему, и что у тетушки Фэнсян много радости от внучки, и что они обе старательно учатся, и что Мэй-Мэй хочет учиться у деда и ходит за ним хвостиком, и что Ляо тоже хочет не сидеть без дела, а помогать семье больше, и что…
Повернулся Сюй быстро, и его рука легла на плечо в тот же миг. А то, чего Хуншэ совершенно не ждал от него, произошло еще быстрее, мгновенно высасывая силы и рождая перед глазами фейерверк разноцветных бликов, шум в ушах превратился в пение морских волн вслед за тем, как он увидел лицо напротив уже на фоне прибоя. Довольное, счастливое лицо успешно нашкодившего мальчишки…
Рука на его плече тяжелеет и дрожит. Не мудрено, перетащить двоих под силу не каждому опытному заклинателю, да еще на такое расстояние.
— Думал, до рассвета ещё далеко. Кажется, солнце совсем не торопится на Небо без Ночи.
Глоток морского воздуха — глоток внезапной свободы. Хуншэ оглянулся. Никого вокруг, ни единой души.
— Вэнь Сюй… — вкрадчиво начал он и хотел бы покачать головой да пожурить за сюрприз, а только обхватил руками и притянул к себе, растратившегося силы, едва стоящего на ногах. — Давай-ка присядем.
До камней, раскиданных тут и там по берегу, было рукой подать, на одном таком и устроились, потеснившись.
— Где это мы? — пряди волос, выбившиеся из прически, всегда такой аккуратной, а на сей раз растрепанной, подхватил ветер. Ловить их пальцами было слишком приятно, и даже если бы кто увидел, какая разница?
Солнце поднималось над морем, чертя золотом дорожку к берегу, подсвечивая гребни волн, зеленых на просвет, запахи водорослей и соли вытеснили все остальные. И о чем он думал, прежде чем попасть сюда?
… что сестра просила разрешения приехать в столицу. Да.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Воскресенье, 30 мая 00:45)

+1

4

Конечно, он знает, что талисман перемещения отбирает слишком много сил, но знать и даже помнить - совсем не то же самое, что чувствовать. Слабость, которую ощущает Вэнь Сюй, больше, чем он рассчитывал, больше, чем ему когда-то встречалась, или ему так только кажется. Он и не думает жалеть: силы вернутся. Жалеет разве что о том, что, кажется, так и не смог по-настоящему удивить. Это, конечно, не самое важное, но хотел ведь. Хотел - сам не знал, для чего ему это нужно. Впрочем, он сам бы не удивился, наверно, даже если бы Змей заранее знал и о предстоящем им путешествии, и о том, куда направляются. Но Хуншэ задаёт вопрос - значит, не был готов? Не был? 
Они на берегу океана. Они на краю мира - этого или другого. Они на землях, где клановые языки пламени не пылают на одеждах. Они там, где солнцем считают только то, которое сейчас вынырнуло из волн и взбирается к зениту. Они там, где некому узнать их лица, и где никому нет до них дела. Они там, где день начался стоило им только появиться. Они там... Нет, они здесь, а там - всё остальное, всё, что могло бы помешать им.
- Далеко, - в этом ответе всё, что он должен был бы сказать, а география ни к чему, она только испортит магию. Хуншэ, конечно поймет и сам, когда они дойдут до городских ворот, а может, и раньше, но пусть ещё немного продлится этот рассвет в неизвестном Нигде.
Он опирается плечом на плечо того, кто рядом - не от усталости, а потому что вновь может может позволить себе это. Наконец. Постоянно быть на расстоянии вытянутой руки и ни разу не вытянуть эту руку, чтобы прикоснуться, сложно, хотя понимаешь это только тогда, когда ничто больше не мешает, когда теряет значение даже та стена, которую другие должны считать незримой, и которой, на самом деле, не существует.
Вэнь Сюй неожиданно думает о том, что не может сказать с уверенностью, как Змей привык отмечать день своего рождения, хотя это ведь уже четвертый, когда он может наблюдать. Он пожимает плечами, раздражённо отмахиваясь от неприятных мыслей.
- Во всяком случае, никаких официальных торжеств в твою честь.
Что угодно лучше, чем официальные торжества, особенно когда большинство гостей едва ли заинтересованы в чем-то, кроме как лишний раз блеснуть лицом в Знойном дворце. Никаких верениц слуг, несущих бессмысленные подарки в яшмовых ларцах, никаких пустых улыбок, неискренних и однообразных пожеланий долгой жизни и всяческого процветания. Накануне своего дня рождения, в который подобного избежать было невозможно, наследник обычно думал о том, нельзя ли подменить себя деревянным болванчиком, который будет кивать, если стоящий за его спиной Сяньхэ будет незаметно подталкивать голову.
Нет, конечно, не это всё беспокоит Хуншэ. Заставляет задумчиво покусывать губы, хотя сам он наверняка опять не замечает. Вэнь Сюй усмехается. Он хочет узнать, но не хочет спрашивать.
- Ты не о них думаешь. Ты ведь не забыл о дне своего рождения?
Он перестаёт следить глазами путь светила по небу и оборачивается, чтобы заглянуть в глаза. Чтобы кивнуть самому себе, не дожидаясь ответа.
- Ты забыл.
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

Отредактировано Jin Guangyao (Понедельник, 31 мая 17:44)

+1

5

Чувство опустошенности после мгновенного расхода большого количества Ци, когда силы покидают, когда он слабеет, Хуншэ не любил. Вернее бы сказать, ненавидел, если бы каждый раз не приходилось терпеливо собирать в кулак силу воли и не начать восстанавливать их мгновенно и как можно быстрее. В том, чтобы быстро восстанавливать силы и разумно их использовать, он сам себя считал мастером и не любил всё то, что может нарушить привычку экономить и не распылять Ци там, где можно обойтись без этих жертв.
Например, талисманы перемещения. Одно дело уметь их делать, знать, как ими пользоваться, совсем другое — пользоваться. И каждый раз после такого перемещения настроение портилось. В общем, сплошные минусы против одной единственной пользы — экономия времени.
— Далеко.
Вэнь Сюй доволен. Нет, он просто счастлив, говоря это. Он потратил так много сил, чтобы перенести их далеко. Туда, где они никому не нужны, где их никто не знает. Наверняка. И уж точно за пределы Цишань.
— Во всяком случае, никаких официальных торжеств в твою честь.
Вот оно что. Признание заставляет выдохнуть, вдохнуть и снова выдохнуть — уже беспокойство о причине столько внезапной перемены мест. И снова вдохнуть и подумать, хватятся ли их во дворце и как скоро?
— Ты не о них думаешь. Ты ведь не забыл о дне своего рождения?
Ну, как он догадался, о чем думает его телохранитель. Неужели он настолько потерял контроль и смотрится растерянно? Шань Шэ потер лицо руками, словно пытался разбудить себя от слишком долгого сна.
— Ты забыл, — слышится в ответ, а пристальный взгляд так близко, совсем рядом, рождает только одно желание… И… почему бы нет?
Пальцы, что ловили пряди, разметанные ветром, возвращаются, чертя дорожки вверх по спине, по грубой ткани плаща, который здесь совершенно не нужен, проводят по затылку, едва сминая волосы, с наслаждением касаются шеи за ухом. Жажда прикосновений, придавленная во дворце, выпущенная на свободу, победила вопросы и ответы, готовые сойти с языка, желание вернуть себе контроль вопреки здравому смыслу, ведь здесь его никто, кроме Сюя, не увидит.
— А разве простому телохранителю положены официальные торжества? — Улыбка на лицо вернулась, только когда этот желанный негодник оказался в крепких объятиях. — Ты обманул меня, — и вроде бы как и пожурил. Шепотом над ухом. Наконец, прикасаясь губами к виску, к скуле и так близко к губам. — Поздравляю.
Восхитительно чувство свободы утолить жажду, когда совсем не ждешь возможности сделать хотя бы один глоток.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+1

6

Прикосновение, начатое взглядом, им не заканчивается, вырастая в настоящее, в то, ради которого всё затевалось. Ну хорошо, не только, но сейчас, когда по спине скользят пальцы, пусть прикосновение едва заметно через ткань одежды и плаща, кажется, что ради него. Тем более странно вместе со своей небольшой наградой получать обвинение во лжи... которое тоже слишком уж похоже на награду, чтобы считаться чем-то другим.
- Нет! - вспыхивает само собой, но тут же погашено: дрожью от тронувшего кожу дыхания, неслышным смехом и ответным прикосновением губ к губам, порывистым, долгим, но сдержать его невозможно. - Нет, я говорил только правду.
А океан катит волны мерно и гулко, как будто пытается вымыть лишнее из мыслей. Что бы ни тревожило Змея дома, теперь это не должно иметь значения. Дом далеко, так далеко, как не был никогда, так далеко, что можно представить: его нет вообще. Сейчас можно представить это, сейчас можно поверить в это, и Вэнь Сюй думает, что сейчас он хотел бы поверить, и он опять не видит повода отказать себе в том, чего хочет.
- Идём.
Если у него и были какие-то планы, они уже разбились о берег вместе с волнами. Но силы возвращаются, и просто сидеть, издалека наслаждаясь водой, ветром, солнцем, невозможно, совершенно невозможно. И он поднимается на ноги и идёт к той линии, которую с каждой волной пытается преодолеть океан, но за которой песок раз за разом остаётся сухим.
Сила воды ничуть не похожа на силу огня, и здесь всё совсем не так, как в Цишань. Там всё опалено силой, здесь - пропитано. Должно отталкивать, но тянет ближе и ближе к волнам. И всё же ослепительные, хоть и не слепящие лучи, касаясь воды, возвращаются в небо. Можно уничтожить огонь водой или воду огнём. Можно, соединив их, сделать сильнее. Но это - не забота дня сегодняшнего, в этом дне вообще не должно быть забот.
- У меня есть подарок.
Вэнь Сюй вдыхает побольше солёного ветра, прежде чем обернуться. У него есть подарок - мелочёвка, которая, скорее всего, никогда и не пригодится. Не должна. Но он давно хочет, чтобы у Хуншэ было что-то похожее. Он не ждал повода, нет, но понадобилось время, чтобы создать эту вещь, не привлекая тех, кто в артефактах разбирается получше, да и удалось не с первой попытки, и... может быть, он действительно ждал повода, хотя, конечно, и не подумал бы признаться в этом.
В его руках простая, без лишних украшений, деревянная шкатулка, купленная у какого-то умельца за стенами столицы. Иногда необходимость скрывать всё, что может натолкнуть на опасные мысли любителей делать далекоидущие выводы, раздражает, иногда кажется занимательной игрой. Иногда Вэнь Сюй попросту забывает о ней, но не на этот раз. На этот раз никто не догадается о том, что первый молодой господин вдруг решил одарить своего телохранителя чем-то особенным.
И вот в его руках шкатулка, о которой никто не узнает, и внутри подарок, о котором никто не узнает, а в голове - ни единого слова из тех, которыми принято подарки сопровождать. Он просто стоит на линии прибоя, просто протягивает этот подарок в раскрытых ладонях и просто говорит то, о чём думает. Как и обещал.
- И нет желания делиться этим днём с кем-нибудь другим.

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+1


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Рассвет в Хайань