17.10.2020. Тайный Санта 2020!!!
11.10.2020. Наконец-то выложены фанты для чтения!
03.10.2020. Настало время выбирать следующую жертву тринадцати вечеров!
30.08.2020. Все фанты перемешаны и отправлены участникам. Приём работ по 30 сентября.
09.08.2020. Немного новостей (и новые фанты!).
28.06.2020. Теперь можно создать свой блог в подфоруме дневников.



«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо




Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Сыгранное » ГОЛОСА НА ВЕТРУ


ГОЛОСА НА ВЕТРУ

Сообщений 1 страница 30 из 76

1

http://s3.uploads.ru/NjxCU.jpg
Wei Wuxian&Lan Wangji

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

2

***
Безусловно, добраться до часа Свиньи в Гу-Су было невозможно. Даже на мечах полет занял бы больше времени, а большинство учеников еще не смогли бы продержаться в воздухе достаточно долго и не истощить ци. Бессмысленная трата сил же и не одобрялась, и не была желательна, к тому же Лань Чжань не любил без серьезного основания пренебрегать привычным распорядком.
Перешептывания учеников, строем шагавших позади, доносились как жужжание пчел, монотонное и умиротворяющее. Умиротворение требовалось сейчас Лань Чжаню как ничто другое. Он был сосредоточен, спокоен, уверен, но что станешь делать со вздрагивающими листьями души, будто на внезапном ветру, трепетавшими в событии этого дня? Летний ливень, сметая засуху, нагрянул, и природа засверкала в бесконечно прекрасной игре капель… Так ощущал он себя, но подавил ликование, подавил страх, все эмоции, нарушившие гармонию его недавних дней. подавил беспощадно и быстро. Шестнадцать лет… все шестнадцать лет сошлись сегодня в одном мгновении.
Он мог сомневаться - но только до слов Вэй Ина.
Неважно, как это случилось, - были несколько вариантов того, как невозможное могло снова вступить в игру, и зная УСяня, проще было предположить, что судьба преподнесла ему подарок самым грязным и неприемлемым образом. Это так хорошо вписывалось в канву его жизни ..и смерти. Цзы Дянь одним ударом отсек все иные возможности. Тело не было захвачено.
Хотя Лань Чжань и не предположил бы возможность захвата. Кем бы ни был У Сянь, он не опустился бы до похищения чужого тела, даже если бы ад рвал его на клочки.
Не хотелось, было страшно думать о том, как прошли для него эти шестнадцать лет. И, привычкой рационально использовать как время, так и энергию мыслей, Лань Ванцзи отстранил от себя мысли о прошлом. Настоящее обещало новую груду проблем, так зачем вспоминать лишнее!

Его взгляд скользнул вдоль дороги, мимо низко нависших ветвей и цветов, мимо высверкивавших среди палой листвы обломков кварца и змеевика, мимо оплетенных лианами стволов, вперед, к просвету между деревьев, где на развилке стоял камень-указатель.
Через пару сотен шагов они дошли до поворота на деревню. Ванцзи, не замедляя шага, свернул мимо указателя. Деревья подходили к перекрестку очень близко, и это был удобный момент, чтобы У Сянь… простите, - молодой господин Мо, - попытался удрать. Наверняка попытается, в этом Лань Чжан не сомневался. Не имело значения, что тот сказал полчаса назад, не имело значения и то, что У Сянь искренне думал до этой минуты. Нрав у него был как у дикого кролика - то убегает, то замирает, и логика в этом отсутствовала напрочь.
Однако выучка адептов и даже учеников ГуСу Лань не давала Ванцзи оснований сомневаться в своих спутниках. Не прекращая и даже не меняя темы своей болтовни, у перекрестка юные заклинатели плотно соединили ряды вокруг молодого господина Мо и его осла, не давая тем возможности перепутать дорогу.

Высокая арка ворот уже приятно привлекала взгляд. Для столбов и перекладин были выбраны толстые стволы долговечных, прочных пород, едва поддававшихся обработке, и тем красивее выглядела на них простая, но четкая резьба. Главная улица радовала взгляд - чисто выметенная, она была окружена хорошо подобранными камнями и аккуратными цветочными горшками среди них, цветы чередовались, создавая веселое и дружелюбное настроение. Нескоьлко жилых домов, лавки и деревенская гостиница дополняли друг друга в должной гармонии, а люди, приветствовашие по пути к гостинице Ваньцзи и его группу, казались вполне ддовольными жизнью и доброжелательными к чужакам. Деревня, похоже, процветала. Ванцзи мысленно одобрил свой выбор будущего ночлега.
Но лишь до момента, когда они подошли к крыльцу гостиницы.

Несмотря на красиво изогнутую, ради хорошего феншуя, дорожку к ступеням, на Лань Чжаня дохнуло темной силой ша. Дуновение было легким, и вряд ли его смогли бы уловить даже хорошие ученики, но заклинатель его уровня не мог не почувствовать присутствие ша ци. Он остановился перед крыльцом.
Другой гостиницы в деревне не было. Оскорблять деревню и просить ночлега у жителей, когда есть гостеприимный дом, тоже не выглядело верным. Закрыв глаза, Ванцзи сосредоточился и мысленно исследовал гостиницу и ее насельников, он проделал это достаточно быстро чтобы не встревожить учеников, но тщательно. Источником ша не были ни комнаты, ни люди в гостинице. Возможно, не очень давно здесь была какая-то неблаговидная драка или сильный скандал…  Дуновение ша могло объяснить присутствие следа вчерашней или позавчерашней драки.
В любом случае, время требовало готовиться ко сну, ведь всем еще следовало поужинать и омыться.
Ванцзи открыл глаза и стал подниматься в гостиницу.
Навстречу тут же выбежал прислужник, вполне естественный и приятный в своей готовности, за ним не ощущалось лицемерия или тайных умыслов. В общей зале не было слишком шумно, разговаривали живо, но не очень громко. Все это было вполне в рамках достойного заведения, и Лань Чжань мог позволить ученикам поужинать здесь вместе со всеми.
- Пусть молодым господам подадут ужин, а сейчас я хочу посмотреть комнаты и банный покой.
Ванцзи повернулся к У Сяню.
- Пойдем со мной.
Поднимаясь по лестнице на второй этаж, где были расположены жилые комнаты, он добавил вполголоса:
- Ша ци.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

3

Вэй Усянь, занимающий теперь уже по праву тело молодого господина Мо, был практически в отчаянии и на исходе идей того, как же улизнуть из компании Лань Ванцзы и учеников Ордена Лань. Всю дорогу он только и занимался тем, что играл безумного дурачка, то рыдая обнимал деревья и кричал, что не хочет в Облачные Глубины, то вдруг срывался с места в попытке сбежать с дороги. Но ни одна из этих попыток не увенчалась успехом, ученики то окружали его плотным строем, упрямо снимали с деревьев, хоть это и задерживало путь всего отряда, то Яблочко подводил его своей ослиной головой и отказывался нести своего хозяина подальше от всего этого. Вэй Ину не было стыдно за этот спектакль, гораздо страшнее ему было бы, если бы его вдруг раскрыли. Особенно после встречи с Цзян Чэнем, который, кажется, был готов убить каждого следующего по Тёмному Пути. Его можно было понять, после всего, что он пережил из-за Старейшины Илин, именно поэтому Усянь и собирался сбежать от него как можно дальше. Но Ванцзы разрушил все его планы, невесть зачем-то решивший взять с собой молодого господина Мо, да в том числе после заявления того, что ему нравятся такие мужчины, как Лань Ванцзы. Поэтому Вэй Ин и был в отчаянии, он совершенно не знал, что сделать ещё непристойного, чтобы его старый друг в гневе вышвырнул его и отказался брать с собой.
Поэтому, когда впереди забрезжил ночлег, а вместе с ним возможность сбежать под покровом ночи, Вэй Усянь воспрянул духом и отбросил свои попытки сбежать, чем несказанно обрадовал учеников Ордена, они уже устали от его выходок.
Вот только стоило им подойти к зданию гостиницы, как у него возникло нехорошее предчувствие, слишком много темной ци витало вокруг, так что Вэй Ин украдкой бросил взгляд на Лань Ванцзы, но по прекрасному профилю последнего не было видно ничего, но не заметить такого возмущения он бы не смог.
Честно сказать, Вэй Усянь собирался заказать кувшины вина, вдоволь наесться вкусной еды, а ночью уже оседлать Яблочко и держаться от неприятностей подальше. Особенно от Цзян Чэня, Лан Ванцзы и всех тех, кто мог бы его разоблачить.
Но планам Вэй Ина не удалось сбыться, только он собирался усесться за один из столов, как прекрасный нефрит Ордена Лань позвал его с собой. Мысленно Усянь закатил глаза и спросил "за что?", но не стал устраивать сцен, и пошел следом за ним и прислужником на второй этаж.
— Что? - фраза Лань Ванцзы о ша цы заставила его посмотреть на мужчину с удивлением, но тут же нацепить на лицо широкую улыбку. Конечно, от него не скрылось ни то, что Вэй Ин в этом теле практиковал техники Темного Пути, а значит тоже должен был почувствовать что-то. Почему только Лань Ванцзы обратился к нему с этим, по достоинству оценил игру на флейте? Мысленно хихикнув своей шутке, стоило всё-таки ответить что-то собеседнику, а то странно выглядело это всё.
— Она из под земли идёт, с самим зданием всё в порядке, — пожал плечами он и тихо сказал как можно более беззаботным тоном. Но на самом деле шутить здесь было нельзя, такое возмущение ци могло принести некоторые неприятности.
— Сколько у вас комнат свободных и спальных мест? — спросил он уже громко у прислужника, надеясь, что ему достанется что-то, откуда будет легко сбежать.

0

4

Деревенская гостиница нечасто подвергалась нашествию благородных гостей в таком числе. От силы здесь мог проездом побывать какой-нибудь господин из соседнего уезда, в сопровождении слуг, – поэтому наверху была одна "самая лучшая" комната и две попроще, каждая на двоих, если господин пожелал бы разместить там своих близких слуг. Торговцы, как правило, выбирали комнату подешевле и попросторнее, чтобы и товар под приглядом, и слуга-другой тут же на подхвате, и платить меньше. Две таких комнаты были на первом этаже.
Но как разместить ораву высочайших господ заклинателей, бедняга слуга не знал, и хозяин гостиницы, устремившихся им навстречу, тоже решил вопрос самым простым способом:
— Почтительнейше прошу, недостойный этот дом весь ваш, выбирайте любые комнаты!
Да и какая ему разница, как они поместятся, видно же, что плата будет хорошей, пусть сами и разбираются!

Лань Ванцзи осматривал комнаты настолько тщательно и неспешно, что харчевщик стал нервничать. Он начал что-то бормотать, убеждая господ, что это лучшие комнаты, и лучше только "у даймё в чертогах!"
При необходимости, адепты ГуСу Лань, при всей их изысканности, могли чувствовать себя комфортно и на голых камнях в пещере, но если была возможность расположиться достойным образом, кто бы ею пренебрегал? Иное дело, насколько опасным могло оказаться это "достойное место"...
Лань Ванцзи посмотрел на УСяня ничего не выражающим взглядом, потом чуть кивнул в ответ его словам.
— Поставим защиту, – проговорил он негромко.
Выйдя в коридор из последней небольшой комнатки, он обернулся к хозяину:
— Хорошие комнаты, меня всё устраивает. Пусть заменят постельное белье на свежее, во всех трёх. Я и господин Мо займем среднюю комнату, в боковых будут ученики. Но этого мало, у вас есть ещё комнаты?

Он снова смотрел на УСяня, поверх плеча харчевщика, и едва-едва приподнимал углы губ в улыбке.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

5

Кажется, толпа заклинателей всерьез заставила занервничать хозяина гостиницы, поэтому он предложил выбрать любые комнаты. У Ордена Лань деньги на это явно водились, в отличие от пустых карманов самого Усяня, поэтому прежде чем сбежать отсюда, он собирался вдоволь понежиться на постели, наесться досыта и напиться. Кто знает, когда ему ещё предвидится возможность сделать это за чужой счёт, сколько потом придется голодать во время странствий?
Ещё и Лань Ванцзы так тщательно изучал комнаты, что хозяин спутал его внимательность с придирчивостью. Усянь даже посмеялся над тем, как он пытался расписать прелести комнат, и не удержался от возможности поторговаться.
— Уважаемый господин Лань слишком хорошо воспитан, чтобы высказать вам, что комнаты ну ни на что не годятся. Неужели ваши дела так плохи, что у вас нет возможности обставить их получше? Надеюсь, что вы предложите за них достойную цену и не попытаетесь нажиться на благородном Ордене Лань?
Он подмигнул через плечо Лань Чжаню, пока хозяин не видел, и продолжил свою речь, пусть думает, что хочет.
— Ещё мы очень устали после дороги, поэтому нам нужно самое лучшее вино, самые лучшие кушанья. А ещё воду для купания, мы же все в пыли! — Вэй Ина несло вскачь как жеребца, сорвавшегося из узды, — Сейчас же проверьте, есть ли ещё свободные комнаты, вы же не заставите благородных заклинателей ютиться вчетвером в одной?
На самом деле он собирался прогнать хозяина подальше, чтобы спокойно поговорить с Лань Ванцзы, а в особенности уговорить его поселить господина Мо в другой комнате.
Как только хозяин гостиницы скрылся из виду, Вэй Ин нацепил на лицо самую милую улыбку и прильнул к Лань Чжаню, потянув пальцами за рукав.
— Лань-гэгэ, это мои слова о том, что мне нравятся такие мужчины, как ты... Поэтому ты решил поселиться вместе со мной? Я боюсь, что не смогу удержать себя в руках, если окажусь с тобой в одной комнате, поэтому лучше мне поселиться с кем-то ещё. Я уже так настрадался от моей любви к прекрасному, боюсь, что не смогу ничего с собой поделать... — когда уже его дорогой в прошлом друг поймет, что находиться рядом с ним попросту небезопасно для целомудренного и праведного заклинателя Ордена Лань? Что ему сделать, чтобы тот разгневался?

0

6

Если бы нужно было добавить аргументов к тому, что для Ванцзи уже не требовало доказательств, достаточно было послушать болтовню "господина Мо". Лань Ванцзи стоял рядом, меньше, чем на расстоянии локтя от УСяня, и слушал его, как привык, молча, не сводя с его лица взгляда из-под полуопущенных век. Он не мог понять УСяня, но и не слишком надеялся его понять. Сейчас, когда тот неправдоподобным, исключительным образом, снова был в мире живых, снова стоял рядом, – для Лань Чженя не было ни сомнений, ни выборов. Если вновь позволить Вей Ину остаться одному, да он же опять натворит столько, что заставит себя убить... Снова.
Лань Чжень знал, что не позволит этому быть.
Не сможет позволить. Не сможет пережить вновь.
Он слушал воркотню, привыкая к новому голосу и облику УСяня, и не собирался ничего отвечать.
Когда в словах Вей Ина возникла пауза, Лань Ванцзи указал движением подбородка в сторону лестницы.

— Идём. Надо осмотреть общую комнату и купальню.

Мир для Лань Чженя вернулся к гармонии и покою. Он ощущал себя необходимым образом дополненным, цельным, – чувство, какого не осознавал, когда испытывал, и какого не испытывал шестнадцать лет.
Он снова был всецело собой.
Вей УСянь был с ним, и теперь не найдется силы, чтобы разрушить вновь обретённое.
Но чего не понимал Ванцзи, это самого УСяня. Откуда это стремление улизнуть? Эти капризы и метания?  Страх перед заклинателями, которые могут вновь припомнить старое? Тогда зачем пытаться удрать от помощи, словно не сам УСянь позвал Ванцзи? Его характер оставался загадкой. Впрочем, как и всегда.

Ученики встали при появлении старших; Лань Ванцзи не дал никаких указаний, и они снова вернулись к столам и прерванному ужину. Здесь, рядом с очагом кухни, влияние ща ци было не так ощутимо, благостная сила питающего сердца дома защищала хозяев и гостей, – но по мере того, как они свернули через крытый коридор к купальне, Ванцзи мрачнел. Не доходя купальни, он остановил слугу:
— Все молодые господа будут мыться в своих комнатах, – распорядился он непререкаемо. – Обеспечьте воду и всё необходимое в достаточном количестве.
Зная этот мир куда лучше, чем шестнадцать лет назад, он вложил в руку прислужника крупный кусочек серебра, и человек тотчас стал самым преданным и расторопным слугой из живущих.
Ванцзи отослал его жестом пальцев, сам же не собирался пока уходить назад.
Он посмотрел в сторону купальни, откуда через приоткрытую дверь лился приятный свет нескольких свечей и струился ароматный пар.
Для любого несведущего это место стало бы идеальным отдыхом после дороги и соблазнило бы искупаться.
Быстро пройдя остаток коридора, Лань Ванцзи распахнул дверь и спустился по ступеням к воде в каменном бассейне, куда из стены был проведен бамбуковый водосток.
Он остановился у воды и стал внимательно рассматривать каждую деталь купальни.
Дышалось тяжело, и Ванцзи делал короткие вдохи с долгими выдохами, вбирая самую малость оскверненного воздуха.
— Я хотел бы узнать ваше мнение, молодой господин Мо, – предложил он тихо.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

7

Реакция, а точнее отсутствие реакции на откровенно флиртующий тон со стороны Лань Ванцзы, заставили Вэй Усяня засомневаться, уж не растерял ли он за шестнадцать лет нахождения мертвецом свои навыки доведения до белого каления? Или что-то изменилось за это время, и Лань Ванцзы стал ещё более терпеливым к подобному поведению? С этим нужно было что-то делать, и срочно, и от своих намерений Вэй Ин не собирался отказываться, поэтому затаив в мыслях новые идеи последовал за мужчиной вниз, а затем через общую комнату и коридор с сторону купальни. В оживленной комнате не ощущалось такого гнёта темной ци, поэтому Вэй Ин с сожалением посмотрел на кувшины с вином и тарелки, полные еды, и в животе остро засосало от голода. Ладно, разберутся с проверкой гостиницы, и тогда уже можно предаться утехам плоти — обжорству и пьянству.
По выражению лица Ванцзы было понятно — по мере приближения к купальне ситуация в корне менялась, темной ци становилось больше, она буквально витала в воздухе.
Решение распорядиться о купании в своих комнатах было правильным, их проще было защитить талисманами, особенно если учесть, что купальня представляла собой небезопасное место.

Еле поспевая за стремительным Лань Ванцзы, Вэй Ин закрыл за собой дверь купальни и спустился следом за мужчиной к воде. По нему было видно, что находиться в помещении было сложно, в отличие от Вэй Усяня, чувствовавшего себя как рыба в воде.
— И как никто не заметил такого гнета ща ци? Хотя... Вряд ли кто-то из заклинателей останавливался в этой деревеньке... — глубоко вздохнув, Вэй Ин наклонился к воде и коснулся её поверхности пальцами, — Возможно, мы сами послужили причиной такого выброса, столько заклинателей в одном месте могли разбередить дремлющих здесь, кто бы они ни были.

Он поднялся в полный рост и закрыл глаза, прислушиваясь к своим ощущениям. Если бы в земле были потенциальные ходячие мертвецы, то они бы не ускользнули от его мысленного взгляда, значит, самым простым вариантом были призраки.
— Это больше похоже на призраков, я не ощущаю ничего, что... — что мог бы использовать в своих целях в качестве ходячих мертвецов, да, Вэй Ин? — но находиться здесь опасно, ща ци слишком большая концентрация. Подожди там.
С этими словами он сделал ничто иное, как толкнул Лань Ванцзы в воду, а затем взмахнул рукой, разбрасывая талисманы собственного изготовления, что горели, используя темную ци. Сделав вид, что нахождение Лань Ванцзы в воде было просто необходимо для правильного проведения этого ритуала, Вэй Усянь присел на край бассейна, свесив ноги в воду и наклонил голову набок, наблюдая за мокрым, но даже в такой ситуации выглядящем исключительно прекрасно Лань Чжанем.

— Прости, Лань-гэгэ, в самом бассейне концентрация ща ци меньше, вот я и решил помочь тебе. Не подумай, я не хотел поставить тебя в неловкое поведение и понаблюдать за тем, как мокрые одежды не станут скрывать приятных взгляду очертаний твоего тела, — кокетливо рассмеялся он и обернулся в сторону догорающего поблизости талисмана, — Но скоро здесь будет можно находиться, но на непродолжительное время. Нужно расспросить хозяина или его слуг, не было ли случаев мучительных смертей на земле гостиницы? Или пропадал кто-то... Не хотелось бы столкнуться с озлобленным призраком.

0

8

Только одна причина, самая веская из всех, оставила Бичэнь в ножнах. Ванцзи доверял УСяню намного глубже, чем осознанно. Случись подобное – невероятно и предположить – сделать кому-то ещё, и рефлекторно Ванцзи уже отсек бы тому руку.

Он плюхнулся в воду, изумлённый, но вовсе не встревоженный. То было мгновение, когда с губ Ванцзи могло бы кое-что сорваться, имей он привычку давать хоть малую волю языку. И этим "чем-то" могло стать имя "УСянь".
Но у Ванцзи не было привычки озвучивать всё, что ему бы хотелось.
Вместо слов он молча кинул на дверь и окно купальни запирающее заклинание.
Мысль, что несносный Вэй УСянь опять собрался предпринять попытку к бегству, была логична, после всех его попыток за проведенные ими вместе часы.
И только запечатав помещение, Ванцзи позволил себе услышать шуточку УСяня о своем виде.
Идти в насквозь мокрых одеждах через общую залу, мимо учеников, в комнаты?
Вэй УСянь, Вэй УСянь!..
..Но зачем он заготовил так много "сжигающих мрак" талисманов?

Воздух стал гораздо свободнее. Должно быть, именно купальня была местом, привлекавшим призраков каким-то своим образом. Вэй Ин выжег немалую часть темной энергии, а его болтовню о том, что в воде ща ци было меньше, Ванцзи пропустил мимо ушей, как многое, что тот балаболил.
— Как скажешь, – кивнул он спокойно и обнажил Бичэнь.

Чтобы начертать мечом нужные знаки, не требовалось ни много времени, ни перемещений. Вэйцзин и с места не собирался сходить. Он дал приказ мечу, и тот взмыл в воздух, рассекая невидимые сплетения темной энергии и создавая защитный узор.
Чтобы не оставлять помехи движению меча, Ванцзи схватил УСяня за щиколотку и рывком стянул в купальню.

Бичэнь сделал свою работу, Ванцзи подставил руку, рукоять меча легла ему в ладонь. Вернув оружие в ножны, он аккуратно положил меч на каменный край купальни.
А затем стал снимать с себя одежду.

На время их общими усилиями ша ци была развеяна, установленный Бичэнем барьер препятствовал её накоплению, как меньшее, в ближайший час.
Раз обстоятельства сложились так, а не иначе,  искупаться им не мешало ничто.

Ванцзи сложил мокрую одежду на край купальни  и закрыл глаза, отдаваясь почти медитативному удовольствию ароматной, горячей воды. "Не стремиться к удовольствиям" было одним из правил Ордена, но не получать удовольствия не предписывалось нигде.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

9

Кажется, Лань Ванцзы совсем не сердился, что его сбросили в воду. Вот только запирать дверь и окно купальни было зачем? Чтобы никто не зашёл или, наоборот, не вышел? Вэй Ин осознал, что не совсем понимает, что творится у его друга в голове, оно и понятно, прошло столько лет, за которые характер мужчины мог измениться, это Усянь продолжал жить в прошлом. Ну что ж, теперь стоило узнать получше Ванцзы, может быть, что-то из этого знания поможет сбежать из-под его пристального внимания. Кстати! Вэй Усянь чуть не хлопнул себя рукой по голове, может быть как раз пресекать попытку бегства были призваны эти запирающие талисманы?

А потом вдруг Вэй Ин сам не понял, как оказался в воде. Нужно помнить, что вырос он в Причале Лотоса, и плавать умел как рыба, но от неожиданности растерялся и вынырнул из воды с недостойным фырканьем и обиженным выражением лица. И замер на месте, потому что во-первых, наблюдать за движениями Бичэня было очень волнующе и завораживающе, а во-вторых, Лань Чжань, Лань Ванцзы, Ханьгуан-цзюнь раздевался. Вэй Ин, кажется, даже рот не смог закрыть, который открыл, чтобы что-то сказать, и все вертящиеся на языке колкости как будто проглотил. Для начала, он просто впервые за долгое время, ещё с того памятного раза в источнике в Облачных Глубинах, видел своего друга обнаженным. И честно сказать, по сравнению с тем, прошлым Лань Ванцзы, настоящий выглядел ещё прекраснее. Недаром их с братом называли нефритами Ордена ГуСу Лань, фигура перед ним была как будто высечена из камня умелыми инструментами скульптора. И если раньше Лань Ванцзы был по юношески тонок и изящен, то сейчас Вэй Ин ничего не мог поделать, он был ошеломлён тем, что перед ним будто предстал небожитель во плоти.
А самое главное, что Лань Ванцзы почему-то совершенно не стеснялся какого-то господина Мо! Даже после его слов о том, какое влияние оказывают прекрасные мужчины на него! На секунду Вэй Ину показалось, что над ним просто издеваются. И если бы это был не Лань Ванцзы, то в этом не было бы сомнений.

Немного отойдя от потрясения, вызванного неожиданным образом обнаженного Ванцзы, Вэй Усань решил, что с него хватит, и если Лань Чжань не понимает, что будь на месте Вэй Ина на самом деле Мо Сюаньюй, то он продемонстрирует, как опасно так поступать. Ради блага Лань Ванцзы, разумеется, и исключительно из дружеских побуждений.
— То есть ты решил искупаться? — бодрым голосом произнес он и начал стягивать с себя мокрые одежды, последовав примеру мужчины, уложив их на краю купальни. Краем глаза заметил и лобную ленту, с огоньками в глазах переложил её в свои одежды, спрятав под поясом, и вернулся к Ванцзы.

— А зачем ты запер окно? Это в Ордене ГуСу Лань так принято мыться? — продолжал строить из себя дурачка он, подплывая ближе и касаясь пальцами прилипших к плечу мужчины волос.
— А то я уже было подумал, что тебе в голову какие-то неприятности полезли, вот ты и решил запереться тут, чтобы никто не увидел ничего лишнего... — остановиться и не дразнить его было невозможно, ведь в тот раз увидев порнографические рисунки Ванцзы так разъярился, может быть, и сейчас получится его разозлить?

— Я ведь уже говорил, что мне нравятся такие мужчины, как Лань-гэгэ, неужели это можно понимать, как предложение сделать шаг вперёд? Вот уж не подумал, что у такого праведного человека, как ты, могут появиться такие мысли насчёт меня... — лёгкими порхающими движениями пальцев, пока его не остановили, Вэй Усянь зачем-то провел по щеке мужчины, погруженного в медитацию. Как же было сложно приставать к мужчине, когда ты не знаешь, что делать! Приходилось импровизировать на ходу, надеясь, что действия будут максимально непристойны, но и не вызовут в Лань Чжане желания пронзить его тут же своим Бичэнем.

— А что если я вдруг тебя решу поцеловать, что же ты будешь делать? — Вэй Ина опять несло, язык развязался до такой степени, а ведь он ни капли вина не взял ещё в рот. Единственное, что успокаивало его — Лань Ванцзы уж точно не стал бы отвечать на его провокации, так что можно было не бояться дразнить его самыми недостойными способами.

0

10

Вода в купальне была значительно теплее и куда менее благодатно воздействовала на дух и тело, чем воды Ледяного источника. Ванцзи понял это слишком быстро и всем естеством. Горячая вода вызывала движение крови, это вполне естественно, но вместе с тем она пробуждала жар иного рода, и жар этот поднимал токи плоти и саму плоть. А это уже было, пусть даже естественно, но непристойно. Особенно же непристойно, потому что возбуждение совпало с проказливым прикомновением УСяня. Пускай вода в купальне доходила обоим до плеч,а УСяню и до ключиц, но Ванцзи никоим образом не хотел бы смутить его. Пальцы УСяня тронули его лицо так ласково и по-детски, что Ванцзи не хотел ни движением, ни мыслью вспугнуть этот миг. Словно кролик тыкался мокрым носом, доверчиво и тепло.
Усилием воли Ванцзи укротил неуместное колыхание плоти прежде, чем мог бы оскорбить им УСяня.
Он взял УСяня за руку, вложил ему в ладонь губку и прижал руку УСяня к его же плечу.
— Мойся, – увещевающе проговорил Ванцзи.

Вода была достаточно глубока. При желании в купальне можно было и побултыхаться, как это делал УСянь, хотя Ванцзи был решительно намерен лишь смыть с себя дорожную пыль, но не забавляться. Длинные черные волосы УСяня распустились в воде завитками водяного вьюна, Ванцзи поймал пальцами несколько прядей и дал им ускользнуть с водой, тут же одёрнув себя за беспечное поведение.
Он взял вторую губку и немного мыльного песка и энергично, ровно растер руки, плечи и торс, поднявшись на ступеньку из воды. По некоторым причинам он держался лицом к УСяню, так, чтобы тот не смог увидеть его спину. А УСяня не затрудняли никакие предосторожности, и его стройное красивое тело почти целиком было открыто взгляду. Ванцзи поймал себя на том, что слишком часто его взгляд пользуется этой возможностью. Он опустил глаза и продолжил омовение, усердно и аккуратно.

Благодаря, вероятно, близкому источнику, вода в купальне была свежей, её сток уносил прочь хлопья мыльной пены и грязь. Для гостиницы такой источник должен был быть истинным благословением, определенным какими-то особенностями горных напластований, – на чем Ванцзи и постарался сосредоточить мысли, чтобы не думать об УСяне, плескавшемся рядом.
Очень скоро это напомнило ему детскую сказку, где предлагалось "не думать о белой козе". Достаточно глубокая, но недостаточно просторная, купальня не позволяла держаться им на таком расстоянии, чтобы даже случайно не касаться друг друга. Окунувшись вновь, чтобы смыть с себя мыльную пену, Ванцзи скользнул кистью руки по телу УСяня и тут же понял, что эта часть тела была вовсе не плечом и не рукой, а значительно ниже.
Он отдернул руку слишком резко, вызвав движение воды, и рука, вынырнув на поверхность, запуталась в струистых волосах УСяня.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

11

Вэй Ин и не подозревал, что мужчина рядом настолько трепетно относился к его душевному равновесию и всеми силами сдерживал себя, чтобы не оскорбить взор естественными, хоть и по мнению Ванцзы неуместными реакциями своего тела. Больше Усянь был сосредоточен на том ощущении, какой теплой на ощупь была щека мужчины, и почему это ощущение вызвало в его душе такой отклик. Он давно не чувствовал такого... домашнего уюта, расслабленности и абсолютной безнаказанности. Это пьянило почище Улыбки Императора, возвращало его мыслями в те времена, когда они всё ещё были юны и беззаботны, не успели вкусить горечи потерь и остроты жажды отомстить.
— Понял, понял, — шутливо проворчал он, когда не получил, ожидаемо, никакой реакции на свои слова о поцелуе. Как раз это его и успокаивало, было ощущение, что Лань Ванцзы реагировал на него не сильнее, чем на зудящего у уха комара. Не спускает же он с рук какому-то господину Мо такие шалости просто так?
Когда Лань Чжань взял его руку, Вэй Ин попытался было вырвать её, но столкнулся с неожиданно сильными пальцами. Не став сопротивляться, чтобы не оставить синяков на коже, он развернулся к Лань Ванцзы спиной и начал смывать с себя дорожную пыль, пару раз шутливо брызгая водой в сторону мужчины, но без особенного энтузиазма, шалости ради.
Даже пару раз погрузился под воду с головой, чтобы и волосы были очищены от пыли. Кажется, Лань Чжань решил закончить с медитацией, поэтому шуточное предложение помочь ему помыться так и осталось невысказанным, Усянь слишком погрузился в приятные ощущения горячей воды, чистого тела, приятной компании, что позабыл о своих планах довести мужчину рядом до состояния гнева.
Купальня была не слишком большой, поэтому Усянь то и дело касался в воде то руки Ванцзы, то его плеча, поэтому когда вдруг до низа его спины что-то дотронулось, решил что это его собственные волосы. Но вот дальше события стали развиваться как-то особенно стремительно. Через мгновение вода в купальне пришла в движение, так что Усянь покачнулся и одновременно с этим почувствовал, что в волосах что-то запуталось. Непроизвольно он дернулся вперёд, тем самым ненарочно мешая пальцам Лань Ванцзы легко выпутаться, потерял равновесие в воде и взмахнул руками, отпрянув уже назад, чтобы его удержать. Нужно ли говорить, что таким образом он оказался прижатым спиной к груди Лань Чжаня?
Произошедшее вдруг заставило его запаниковать, так что Вэй Ин повернулся лицом к мужчине, упираясь руками в его грудь и часто дыша. Кажется, пальцы Лань Чжаня всё ещё были в его волосах, и таким образом он не мог отпрянуть от мужчины, да и не сообразил, что это можно сделать.
— Лань-гэгэ, мои волосы, — голос Вэй Ина немного дрожал от всего этого, ему было стыдно за эту странную панику, но ещё больше он не понимал, что только что произошло. Лицо мужчины оказалось слишком близко, но он просто не мог отвести взгляда от подернутых ледяной дымкой кристально чистых глаз Ванцзы.
— Как неловко получилось, я такой неуклюжий... — попытался облечь это в шутку, продолжая прижиматься к нему Вэй Усянь. — Меня, кажется, в воде что-то схватило.

0

12

Эти глаза... Ванцзи не был знаком с Мо Сюаньюем и не видел его глаз прежде. Но будь они и похожи, вряд ли настолько. Яркие и озорные, глаза Вей Ина смотрели на него с малознакомого лица, смотрели тем же обжигающим, чуть сумасшедшим взглядом. Так близко...
Что с ним происходило? Ванцзи потерял ощущение реальности. Время и пространство исчезли, будто необоримой силы заклятие вдруг пришло в действие над ним. Губы Ванцзи дрогнули, но ни слова не прозвучало, ни даже возникло в его мыслях.
Он просто смотрел.
И бесконечностью позже почувствовал, как близко оказались они друг к другу. Тяжёлые мокрые волосы УСяня оплели предплечье и пальцы Ванцзи, запутавшись ещё больше, когда УСянь затрепыхался в воде как тонущий кот. Теперь, не желая того, Ванцзи обнимал его за плечи, его рука лежала на лопатках УСяня, чуть оттягивая тому голову за волосы. Торсом к торсу, бедрами к бёдрам, они могли оказаться ещё ближе лишь в одном, недопустимом случае... И будто в ответ своим мыслям, Ванцзи почувствовал, как в его бедро твердо и бесстыдно упирается возбуждённая плоть УСяня.
Немногим раньше Ванцзи и самому пришлось справиться с подобным, а УСянь никогда не отличался дисциплиной, нужной для контроля своего тела. Он просто не мог подчинить некоторые свои рефлексы, напомнил себе Ванцзи.
— Я не хватал, – пробормотал он. – Я запутался.
..но сказал ли он это о волосах УСяня?
— Не двигайся.
Он стал свободной рукой разбирать пряди волос, постепенно высвобождая и себя, и УСяня из конфуза. Дыхание УСяня у самого лица Ванцзи, его мерцающие колдовски жаркие глаза, торопливый стук его сердца у самой груди Ванцзи... а на большее тот старался и вовсе не обращать внимания, но как было не замечать то, что настырно ласкалось о его ногу и, того гляди, готово было прижаться к паху!
Эти пара минут были самыми долгими в жизни Ванцзи. Ни одно наказание он не воспринимал так мучительно, – но ни одно мгновение не обжигало его таким восторгом и наслаждением!
Стиснув зубы, Ванцзи торопливо выпростал руку из последних прядок и тут же, опасаясь, что мог причинить этой резкостью боль УСяню, осторожно поправил пальцами его волосы.
Он сделал шаг назад, нащупал ногой ступеньку и стал подниматься наверх, нашаривая рукой лежавшие стопкой полотенца. Накинув одно на плечи, быстро выбрался из купальни. Мысленная ревизия тела успокоила Ванцзи в собственной благопристойности, но рисковать он не хотел.
Одежда была мокра после падения в воду. В замешательстве Ванцзи подержал в руках мантию и рубаху, затем взял с крючка один из гостиничных банных халатов и решительно просунул руки в рукава. В конце концов, зачем ещё они тут висят!
Только завязав пояс халата, он снова повернулся к УСяню.
— Я подожду, можешь не спешить.
И стал искать в аккуратно сложенной одежде снятую на время купания ленту.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

13

Слишком близко они находились друг к другу, буквально кожей к коже, и Вэй Усянь не подозревал, что его озорные шалости доведут его до ситуации, когда он окажется со своим другом в такой щекотливой и что уж греха таить, интимной ситуации. Они были мужчинами, поэтому Усяню и в голову не пришло чего-то опасаться, да и это же был Лань "мои уши краснеют от порнографических картинок" Ванцзы! Но одна мысль мелькнула в голове. "Какие же у него сильные руки". И следом... "Почему он до сих пор меня не оттолкнул?" Но если бы Усяню не так повезло, и вместо молодого господина Мо была молодая госпожа, чтобы избежать позора, Лань Чжань должен был жениться.
— Что же тогда меня коснулось? — тихо пробормотал Усянь в ответ на какой-то смущенный тон Ванцзы. Кажется, сам того не желая, он действительно смог вывести мужчину из равновесия, поскольку отвечал он без привычного спокойного и уверенного тона.
— Я... Не двигаюсь, хорошо, — он и так перестал барахтаться, только подался немного вперёд, подбородком практически касаясь плеча Ванцзы, чтобы тому легче было распутывать пальцы. Поглядывая мельком на сосредоточенное, но не охваченное гневом лицо Лань Чжаня, Вэй Ин невольно залюбовался его профилем и губами, отчего, кажется, сердце опять пустилось вскачь. "Да успокойся же, неясно, кто сильнее взволнован этой ситуацией, ты или бедный Ванцзы!" — сказал он самому себе, но руками перестал уже упираться в грудь и отталкивать от себя мужчину, просто в ожидании развязки скользил задумчиво пальцами по плечам и перебирал его волосы.
— Ну вот, я свободен, — Вэй Ин уже успел взять себя в руки к тому моменту, как Ванцзы отпустил его волосы, и даже очень заботливо поправил их. Как будто его рука только что не держала длинные пряди, запрокидывая его голову назад, как будто открывая шею поцелуям. Ну, такая картинка как-то ему встречалась, только на месте Усяня была девушка. Непорядок...
— Спасибо, — зачем-то поблагодарил он Лань Чжаня, который спешил выбраться из воды, как преступник с места преступления.
Вэй Ин наблюдал из воды за тем, как тот всё ещё с легкой несобранностью, явно из-за пережитого волнения, пытается найти себе приличествующую виду одежду, и только после того как накинул на себя халат, повернулся к нему.
— О, да я тоже уже накупался, честно говоря, — с этими словами и озорной улыбкой, как ни в чём не бывало, он стал подниматься по ступеням, и вдруг понял, что же ищет Ванцзы. Не так давно он сам спрятал его лобную ленту, но не знал, что между ними следом случится нечто, затмевающее пропажу ленты.
— О, ты не это ищешь? — не утруждая себя пока поисками полотенца, Вэй Ин наклонился к своим вещам и протянул Ванцзы его ленту.
— Вот, она как-то оказалась в моих вещах, — абсолютно не признавая своей вины в её пропаже и беззаботно улыбаясь, он следом предложил, — Хочешь, я помогу завязать? А то вдруг развяжется и потеряется? Я хорошо вяжу узелки…

0

14

В самую пору было приложить ладонь ко лбу и воскликнуть: "УСянь!" – с той неизменной интонацией, какая вырывалась у любого, кто прежде близко имел дело с невозможным Вэй Инем. И эта знакомая до неизбежности ситуация сняла с Ванцзи недавнее напряжение.
Он молча протянул руку за лентой, уже не тратя слов на укоры и выговоры. В углах губ дрожал, неуместный, силой сдерживаемый смех. УСянь не мог быть другим.
Как ничто иное, это понимание  вернуло Ванцзи в день настоящий, лицо его посерьёзнело, а чувства обострились.
Он повязал ленту, сел на скамеечку у стены, обтер полотенцем ноги и всунул их в гостиничные же тапочки – валяные башмаки неопределенного размера, но на удивление комфортные и теплые. Дожидаясь, пока УСянь будет готов идти, Ванцзи оставил прачке мелкий слиток серебра, чтобы тот тщательно позаботился о мокрых одеждах и обуви. Лишь Бичэнь и неразлучный нефритовый жетон, который он перевязал на рукоять меча, Ванцзи не собирался оставлять в стороне от себя.
Как ни нелепа была шалость УСяня, скинувшего его в воду, как ни были смутны и перепутаны переживания в некоторые моменты, а купание воздействовало благотворно. Хотелось бы надеяться, что и на УСяня тоже, и что нрав его на некоторое время утихомирится. Но Ванцзи не рассчитывал на что-то столь непрочное, и молодому господину Мо было не избежать внимательного присмотра до самых Облачных Глубин.
До которых ещё следовало дойти.

Деревня, давшая им приют, не входила в зону ответственности ордена ГуСу Лань, однако ожидать, чтобы крестьяне проползли на коленях умолять о помощи было не в характере Лань Ванцзи. Когда он видел явно вредоносное влияние, пусть пока и не замеченное местными, он не собирался пройти мимо. Но благие намерения, если не ситуация не была критична, должны были ждать своей очереди, уступая незыблемым правилам Ордена.
Близился девятый час.
Прежде, чем он наступит, следовало проверить меры безопасности у младших.

Ученики уже поужинали и разошлись по комнатам, как распределили их двое старших, Лань Сычжуй и Лань Цзинъи.
Появление Ханьгуан-цзюня в фетровых тапках и гостиничном халате, хотя и строго подвязанном и уложенном четкими складками, произвело на этих двоих ожидаемое впечатление, однако воспитание не позволило ни звуку, ни тени неподобающей мысли зародиться у юных адептов. Только рот у Цзинъи приоткрылся безмолвно, да ресницы Сычжуя затрепетали в изумлении.
Эти двое не стали занимать одну из ближних к старшим комнат наверху, а распределили обязанности между собой – Цзинъи выбрал себе место в общей комнате, чтобы держать под надзором трёх младших, а Сычжуй разделил комнату с одним из приглашенных учеников, слева от комнаты Ванцзи и его гостя. Оба стояли в коридоре, в ожидании Ханьгуан-цзюня, чтобы отчитаться за вверенных им младших, и теперь возвращение старшего из купальни встряхнуло их до глубины души.
Впрочем, впечатление померкло тотчас, когда Ванцзы распорядился наложить на все комнаты младших защиту.
Защиту? Здесь, на ночлеге, где они уже были готовы расслабиться и вдоволь отдохнуть?
Нетерпеливый Цзинъи тут же выпалил:
—Так вот почему мы здесь остановились! – и схватился за меч, уже готовый рубить и крошить.
Ванцзи молча посмотрел на него, и тот немедленно притих, не дожидаясь заклинания молчания.
— Мы здесь на ночлег, – шикнул на него Сычжуй. — Ханьгуан-цзюнь, вы обнаружили что-то в купальне?
Логичный вывод, если видишь перед собой полуголого наставника в банном халате!
— Отдохните, – сказал Ванцзы, и сказанное было приказом. – Завтра мы займёмся этим местом.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

15

Кажется, ситуация с лентой помогла немного разрядить обстановку. Бичэнь не рвался в бой, Лань Ванцзы молча забрал полосу ткани из рук Вэй Ина, и, кажется, сумел справиться с тем смятением, что охватило его совсем недавно в купальне. И если бы сам Усянь не был из-за этого в таком же смятении, то порадовался, что смог пробить невозмутимого Ванцзы. Вот только теперь он не мог долго задерживать взгляд на лице мужчины, в груди что-то вспыхивало обжигающим жаром, поскольку в памяти тут же всплывали подробности их недавнего недоразумения с объятьями. И то, какой нежной и мягкой была кожа щеки мужчин, и как он был осторожен, выпутывая пальцы из волос. Как напряжены были его губы в этом сосредоточенном состоянии.
Поэтому пока Вэй Ин избегал долгих взглядов на своего друга, пока сам не мог разобраться в том, почему его самого так смутила эта ситуация.
Поэтому он тоже молча пожал плечами, вытирая тело полотенцем и просушивая им длинные волосы. Подождал, пока Лань Чжань направится из купальни, и уже одевшись в халат и тапочки последовал за ним. Вдруг что-то привлекло его внимание, и он замер, а потом вернулся к купальне, отворив дверь.
Внутри никого не было, мыльная вода уже покинула резервуар, и ничто не напоминало о только что случившемся здесь. Вэй Ину показалось, что он услышал женский голос, но в помещении действительно не было видно никого.
Глаза молодого человека сверкнули алым цветом и тут же вернулись к обычному виду, незамеченные никем.

К тому моменту, как он зашёл в коридор, Лань Ванцзы начал разговор со старшими учениками, так что Вэй Ин появился очень вовремя, как раз чтобы услышать вопрос.
— Да, мы обнаружили что-то очень интересное! — он с невозмутимым видом подошел к Лань Ванцзы и пальцами встряхнул свои всё ещё влажные волосы.
— Но уважаемый Ханьгуан-цзюнь прав, это всё подождёт до завтра, ведь уже скоро девять часов, нужно ложиться спать, — он уже пришёл в себя, так что к нему вернулась его привычная манера говорить вместе с желанием поиздеваться над обладателями "траурных одежд".
— Лань-гэгэ, я так утомился после купания, ты же не против, что я заберу ужин и вино в комнату? — с этими словами он взял Лань Ванцзы под руку и не обращая внимания на взгляды окружающих положил голову тому на плечо. Но всего на мгновение, потому что теперь, обезоружив своим поведением, как он надеялся, всех троих, он сорвался с места и побежал в общую комнату.
И если Лань Чжань решит, что Усянь сбегает, то пусть ему будет стыдно, он всего лишь попросил кувшин вина и немного еды. Усевшись за столик в ожидании своего заказа, он задумчиво перебирал пальцами пряди волос, и уже это возвращало его мысли к тому, как в них запутался Ванцзы. Да что с ним такое!

0

16

Выражение, с каким оба ученика уставились на бесцеремонного молодого господина Мо, можно было описать двумя словами: жажда убийства. Бедняга Цзинъи качнулся всем телом вперёд, готовый наброситься на невежу, и, как всякий раз, Сычжуй успел схватить его за край рукава и запястье, возвращая к самообладанию. Ванцзи же и головы не повернул в сторону влетевшего в их разговор УСяня.
Беспардонное поведение "молодого господина Мо" было великолепной возможностью для учеников ГуСу Лань попрактиковаться в равной мере и в терпимости, и в выдержке. Ванцзи, вдвое старше этих детей, прекрасно помнил, какое действие производили на него самого в юности фокусы Вей Ина, тогда  – приглашенного ученика Облачных Глубин. Теперь, спустя более десятка лет, он иначе оценивал свой опыт, полученный с УСянем. Неплохо, если каплю шокирующего опыта получат и эти дети.
— Приступайте, – коротко указал он ученикам, в то время, как УСянь продолжал занимать все их потрясенные мысли. Вздрогнув, оба немедленно поклонились и рванули прочь, едва соблюдая рамки допустимых для заклинателей достоинства и грации движений. До Ванцзи донеслось их смятенное перешептывание: "Как только Хангуан-цзюнь способен стерпеть этого... Этого человека?!" – "А что, по-твоему, он должен был накинуться на него с кулаками?"
Одного лишь воображаемого образа обоим подросткам хватило, чтоб подавиться приглушённым смехом.
Юноши скрылись за дверью одной из комнат, чтобы наложить защитные заклинания. Ванцзи подошел к лестнице. Он не видел, куда подевался неуёмный УСянь, к этому мгновению тот уже мог – да, прямо в халате и тапках, с него бы сталось, – выскочить на улицу и задать стрекача. Не желая тратить время, Ванцзи начертал в воздухе заклинание и бросил в воздух двумя пальцами тонкую светящуюся нить. Конец нити был зажат у него между пальцами, светящаяся искра устремилась сквозь воздух вниз над лестницей и через общий зал. 
Заклинание быстро нашло цель, хотя и невидимую Ванцзи. Светящаяся – для обладавших магическим зрением – нить, невидимая обывателям, обернулась вокруг груди УСяня.
Не выпуская её из пальцев, Ванцзи зашёл в свою –  общую с УСянем – комнату и закрепил заклинание на второй из двух постелей.
— Не задерживайся, – проговорил он негромко и ровно. Голос, донесённый до УСяня заклинанием, прозвучал только для него, прямо над плечом.

Окинув взглядом комнату, Ванцзи начал накладывать заклинания, намеренно оставив без защиты один угол. Если ученики сделают всё верно, любому бездумному созданию с темной энергией будет проще попасть в незащищённое место, а не в комнаты младших. Оставив путь,  Ванцзи отступил на полшага и установил несложную, а потому незаметную и вполне надёжную ловушку, оценив возможную силу создания примерно на второй уровень.
Если бы существо тьмы оказалось сильнее, вряд-ли бы гостиница, её персонал и её постояльцы выглядели столь безмятежно и несведуще.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

17

Реакция учеников побила все ожидания Вэй Усяня, один из них даже рванулся вперёд, но был остановлен своим товарищем. Интересно, что бы он сделал, оторвал бы молодого господина Мо от чистого и невинного Лань Ванцзы? Ох, если бы довести этого ужасно спокойного и терпеливого великолепного нефрита Ордена ГуСу Лань было так же просто... Вэй Ин бы уже находился очень далеко от этого места, Облачных Глубин и всех заклинателей вместе взятых.
Кажется, погоню за ним не устраивали, так что Вэй Усянь раздумывал обо всем этом в благостном расположении духа. Пока, конечно же, Лань Ванцзы доказал, что избавиться от него будет не так просто, как ему казалось. Он почувствовал что-то, опустил глаза вниз на свою грудь, и увидел тонкую светящуюся нить, которая казалась паутинкой, но разорвать её было бы очень сложно.
Голос Ванцзы, раздавшийся прямо над ним, заставил Усяня вздрогнуть от неожиданности, обернуться, но, естественно, никого не увидеть за собой. Забрав с собой кувшин с вином и глубокое блюдо с какими-то закусками, Вэй Ин не удержался и попробовал подойти к двери. За пару шагов до цели почувствовал, что нить натянулась, не пуская его дальше. Выругавшись себе под нос, не жалея выражений, он решил отомстить Ванцзы за такую подлость с его стороны. Подумать только, такой приличный с виду, а держит его как своего пленника!
Поэтому в комнату, среднюю на втором этаже, он ввалился уже после двух глотков вина в скверном настроении и с порога начал предъявлять претензии.
— Разве же это правильно так обращаться со своими гостями? Чему только учат в вашем Ордене?
Но громкие возмущения Вэй Усяня поутихли, когда он обвел взглядом комнату и заметил заботливо расставленные по углам заклинания.
— Я смотрю, ты тут времени зря не теряешь... Ты обманул учеников, сказав, что мы завтра будем разбираться с проблемой? Погоди, ты действительно не сказал им правды? — сказать, что Вэй Ин был шокирован, это ничего не сказать, в его голове совершенно не укладывалось, что Ванцзы может утаивать правду. Что же ещё изменилось в его друге за эти годы? Что ещё он может утаивать?
— Ты думаешь, оно только и ждёт, чтобы напасть? Здесь нужно что-то другое, чтобы его приманить, — глаза Усяня загорелись от энтузиазма, если бы получилось захватить душу в собственноручно сделанный им мешочек-ловушку, то его можно было бы использовать в своих целях.
— Как там оно было?.. — он уселся прямо на пол, сделал ещё глоток вина прямо из кувшина, достал одно из защитных заклинаний, которые были обычно заготовлены у каждого уважающего себя заклинателя, так что попросту стащил у Лань Ванцзы. Достав нож, сделал надрез на пальце и стал наносить на заклинание символы поверх, изменяя всю суть защитного на привлекающий. И собрался уже нанести завершающие штрих, как до него вдруг дошло. А не призовёт ли этот наспех сделанный талисман призыва не только тех духов, что искажали ци в этой деревне, но и всех остальных в округе? Но потом усмехнулся и провел пальцем по бумаге, отправив призывающий талисман взмахом руки в полет.
— Если ученики сделали всё правильно, то разбираться придется нам, — он одним прыжком поднялся с пола, отчего вино в кувшине булькнуло, и озорно посмотрел на Лань Ванцзы.
— О прекрасный Ханьгуан-цзюнь, твой Бичэнь же защитит жалкого меня от нападения ужасных темных тварей? — кокетливо промурлыкал он, хватаясь за рукав Лань Ванцзы и заглядывая тому в лицо, чтобы определить, удалась ли его шуточка. Скучал он по издевательствам над невозмутимым Лань Чжанем, да и память у него была такая, что он легко забывал что-то неприятное, так что даже в глаза тому смотрел без особенного волнения. Он умел брать себя в руки, если того требовали обстоятельства.
— Как тебе моя память? Хорошо я запомнил символы на флаге призыва духов? — всем видом выражая просьбу похвалить его, Вэй Ин тянул Лань Чжаня за рукав.

0

18

Ванцзи не собирался проверять начертание заклинания, но коль скоро УСянь захотел проверки, он поймал талисман из воздуха и добросовестно просмотрел все символы. Ошибок не было, он кивнул, подтверждая совершенство проверенной работы... а затем поджёг талисман и дождался, пока тот выгорит полностью.

Работа УСяня, без прикрас, была мастерской. И тем была плоха. Лань Ванцзи не собирался в эту ночь решать все проблемы окрестного населения.

— Пора спать, – серьезно сказал Ванцзи. – Девять часов.

Тем временем, коротким движением пальцев он снял заклинание нити-поводка, хотя и не потому что внял упрекам УСяня. В комнате и без того было достаточно заклинаний, чтобы не сбивать с толку бессмысленную нежить ещё одним.
Нападет ли создание этой ночью, Лань Ванцзи не знал, он не претендовал на должность императорского предсказателя погоды и удачных дней. И заявление УСяня, будто он не рассказал правды ученикам, тоже было Ванцзи пропущено мимо, как плохо обточенная кривая стрела. Его намеренная погрешность в защите была не так приманкой, как ещё одним уровнем защиты учеников, и только. Начни нежить толкаться в защищённое пространство, поставленные учениками барьеры было бы проще сломать, чем заграждения мастера, так что мастер просто сделал прореху.
Был и другой путь, если действительно нежити захочется разгуляться именно сегодня: напасть на беззащитных.
На деревенских жителей.
Но как бы ни было сильно ощущение ша ци внизу, Ванцзи не определил в нем кровожадности, ненависти или прямой угрозы.

А вот талисман привлечения нежити, сотворённый УСянем, такую угрозу мог навлечь на всех. Вырастет ли когда-нибудь этот ребёнок? Ванцзи покачал головой, глядя на УСяня с теплой укоризной.
— Ты не делай такого больше, – попросил он мягко. – Надо отдохнуть.

Он загасил свечу у своей постели, и теперь только одна, та, что стояла на столике перед УСянем, чуть освещала комнату.
И его.
Пусть лицо молодого господина Мо не было лицом Вэй Ина, но сейчас тени сгладили его черты, и стало особенно заметно, что под влиянием личности УСяня глаза стали его глазами. Ванцзи смотрел на освещённое золотистым огоньком лицо, на смутно очерченную фигуру в полумраке, на такой знакомый жест руки, державшей кувшинчик с вином, – смотрел, запечатлевая их в своих глазах.
Он положил Бичэнь на столик рядом с собой, лег и вытянулся в постели всем телом, как привык. С закрытыми глазами Ванцзи видел свечу и УСяня с неизменным вином.
Неизменным осталось не только вино в руке УСяня. Ванцзи получил возможность не допустить, чтобы характер УСяня сыграл с ним ту же шутку.
Но не была ли эта возможность иллюзией, в какую ему хотелось поверить?
Какая разница.
"Какая разница", – внутренне улыбнулся Ванцзи. Он не допустит, чтобы УСянь повторял свои ошибки. Не за тем он снова получил жизнь.

Девять часов запустили внутренние ритмы Лань Ванцзи, отсекая дневные мысли.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

19

Конечно же, Ванцзы нужно было влезть и всё испортить. Хотя сначала, когда он поймал талисман, была ещё небольшая надежда на то, что его план повоевать с нечистью сегодня осуществится. Но тот сгорел до конца, так что Усянь только надулся картинно и выпил ещё вина. Раз не дождется похвалы, и не предвидится ничего особенного, то можно спокойно закончить кувшин.

— Ну что вы за скучные люди, девять часов — это же самое время веселиться! — закатил глаза Вэй Ин, но почувствовав, как с его тела пропадает светящаяся нить, замолчал. Ладно, одной проблемой меньше, теперь он мог бы свалить, когда захочет. Проблема была только в одежде, которую унесли сушиться и приводить в порядок, да и в том, что почему-то прямо сейчас бежать совершенно не хотелось.

— Не делать больше таких талисманов? Ну-у-у ладно, — пообещал он честно, решив, что Ванцзы не сможет спать спокойно, пока не услышит этого.
— Спокойной ночи, — пожелал он мужчине, который уже погасил свечу у своей кровати, и даже присел на вторую кровать, вот только сон к Усяню совсем не шел. Так что он сделал ещё глоток вина, Утер губы рукавом и поднялся с постели, направившись к окну. Из него открывался красивый вид, на небе уже взошла луна, её почти полный бочок освещал окрестности, и ни одной тучки не наводило на неё тень. Усянь внимательно обвел взглядом окрестности гостиницы, но ничего подозрительного так и не заметил. Кажется, сегодня будет тихо, необычно даже, учитывая все последние дни.
У него нашлось время на то, чтобы обдумать, что же делать дальше. Учитывая, что все мучившие Со Сюаньюя погибли, то тело теперь принадлежит ему по праву. Мир явно пришел в норму, никто вроде Старейшины Илин не угрожает, так что проблем быть не должно. Вэй Ин задумался о каком-то домике в горах или лесу, где он мог бы жить спокойно, или же о путешествии по стране, где можно было послушать обо всем случившемся за эти годы. Путь назад был закрыт, из Облачных Глубин он собрался убежать, или вовсе не доехать.
Другое дело Лань Ванцзы... Почему-то он так прицепился к молодому господину Мо, но Усянь никак не мог понять, что же заставляет его терпеть все проделки и неумолимо тащить его в Облачные Глубины?

Он обернулся, допивая вино большими глотками, ощущая, как алкоголь опускается вниз, приятно обжигая пищевод. От него внутри становилось тепло и хорошо, кажется, что пьянел он быстрее, чем обычно.
Отвернувшись, наконец, от окна, он долго переводил взгляд от одной кровати к другой, а потом огонек озорства зажёгся в его глазах. Развязав пояс и бросив верхние одежды прямо на пол, он подошел к постели Лань Ванцзы и присел на её краешек.
Кажется, Лань Чжань уже спал, или просто молча лежал, не обращая внимания на компанию Усяня, поэтому он пристально посмотрел на фигуру мужчины, лежащую перед ним.
Вино слегка ударило в голову, и сами собой полезли воспоминания о недавних событиях в купальне. Кажется, тогда ему удалось смутить Ванцзы, так что Вэй Ин решил, каким образом отомстит ему за нить-ловушку.
Он осторожно забрался на кровать, сначала проверяя, точно ли Лань Ванцзы спит, но тот вроде бы не подавал и виду, что его сну что-то мешает. А потом скользнул к нему под одеяло, прижимаясь к нему и забросив ногу тому на бедро. Рука расположилась на груди у мужчины, а своё лицо с хитрой усмешкой Усянь спрятал на его плече, прикрывая глаза. Запах мыла и свежести, плюс ещё какой-то неуловимый, приносили приятные ощущения, уюта и тепла.
— Твоё счастье, что я устал и не буду к тебе сильно приставать. Но потом пощады от меня не жди, — тихо прошептал он, зачем-то прикасаясь к волосам Лань Ванцзы и убирая с его щеки непослушную прядку. Поерзал немного, окончательно перебираясь на грудь мужчины, и так и остался лежать с одной ногой между его, вслушиваясь в мерное дыхание и биение его сердца. Странное ощущение, которое не хотелось ничем прерывать, в конце концов помогло ему погрузиться в сон.

0

20

После долгой возни с одеялом, УСянь, наконец, затих. Его дыхание отдавало вином, а влажные волосы пахли травами, отваром которых была ароматизирована горячая вода в купальне. Ванцзи лежал, не открывая глаз и не изменяя ритма дыхания. Он ждал, пока нетерпеливый и неуёмный его спутник, наконец, поддастся вину и сну. УСянь глубоко вздохнул, опять что-то пробормотал, и, наконец, его дыхание стало ровным и неглубоким, дыханием спящего человека.
Ванцзи прислушивался к ощущению тепла и покоя, исходившему от УСяня. Делить постель с другим человеком, не будучи к этому вынужденным ни холодом, ни другими условиями, было ..странно. И гораздо более странным ему казалось, что Ванцзи не испытывал никакого желания отстранить УСяня от себя, перетащить заснувшего на другую постель. Открыв глаза, Ванцзи без мыслей смотрел в темноту над собой и прислушивался к дыханию УСяня.
Чуть повернув голову, он коснулся губами волос неугомонного своего спутника, потом прижался щекой к его голове и, внезапно встревоженный мыслью, что может нарушить сон УСяня, снова откинул голову на подушку.
Закрыв глаза, Ванцзи погрузился в полумедитативное, полудремотное состояние, когда чувства оставались настороже, а тело получало необходимый отдых.
Он ждал. После того интенсивного воздействия на ша ци, какое они с УСянем применили в купальне, должна была возникнуть реакция.
В гостинице царила сонная тишина. За окнами пели цикады, издалека что-то прокричала ночная птица. Постепенно Ванцзи пришел к мысли, что, возможно, скопление ша ци было тяжёлым, но остаточным, и эта ночь пройдет спокойно. Он заснул, и лишь краем сознания, в силу привычки, сквозь сон удерживал каплю внимания на ловушке в углу комнаты.
..Она сработала ближе к рассвету. Ванцзи проснулся при первом же беззвучном сигнале своих заклинаний. С постели он мог хорошо видеть ловушку и теперь всмотреться в попавшуюся добычу. Это был призрак, по силуэту – призрак молодой женщины, тоненькой и в одеждах, говоривших о достатке. Если бы Ванцзи мог получше разбираться в женской одежде, он понял бы, что покрой платья устарел на несколько десятков лет, может, на полсотни.
Бесшумно, чтобы не побеспокоить УСяня, Ванцзи поднялся с постели. Рука его взяла Бичэнь, не вынимая из ножен, и, босиком, не затрудняя себя поиском обуви, Ванцзи подошел к связанному призраку.
Молодая женщина выглядела растерянной и неагрессивной. Её одежда была разорвана, а лицо – заплаканно. Женщина держалась руками за шарф или платок, накрученный на шею. Ванцзи присмотрелся, чтобы убедиться в первом впечатлении, – да, шарф был шелковым, тонким, и скручен он был в жгут, совсем не для красоты. Вместе с опухшим лицом и выпученными глазами, он дополнял картину. Женщина была удавлена – или удавилась сама.
Заклинатель обернулся и посмотрел на спавшего УСяня. Движением запястья он набросил на постель покров тишины, чтобы разговор не помешал тому спать, и снова взглянул на призрак.
— Молодая госпожа, я не хочу вам вредить, – учтиво проговорил Ванцзи. — Прошу вас, поговорите со мной.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

21

Вокруг было темно, хотя он и открыл глаза. Воздух бурлил тёмной энергией, и с каждым новым вдохом Вэй Ин проходил дальше, ощущая под ногами поверхность, похожую на пол в пещере. Ногам было холодно, порой попадались мелкие камешки, а один раз он чуть не упал, споткнувшись о камень, размером с человеческую голову. Обернувшись, он заметил позади себя искорку света, но почему-то манил его не выход из пещеры, а наоборот, что-то внутри, окутанное ша ци, на кажущееся смутно знакомым.
Шаг. Ещё один. Нога внезапно попадает в воду, в тишине раздается громкий всплеск.
И тут же уши разрезает резкий звук. Трель флейты, гневающаяся, раздраженная, поёт откуда-то, так что Вэй Усянь оборачивается и крутит головой по сторонам.
Как будто помогая ему, слева разгорается огонек, подсвечивая темную фигуру, которая направляется прямо к нему. Флейта продолжает петь, и за спиной у себя Вэй Ин слышит хрипы ходячих мертвецов, но не может пошевелиться, только смотреть на то, как подходит к нему человек, играющий на флейте.
Мелодия резко смолкает, и Усянь ощущает, как жёстко чужие пальцы хватают его за горло, отрывая от земли. Он хватается за эти холодные руки и барахтается, пытаясь освободиться.
А когда видит лицо человека, который его держит, вдруг впервые за долгое время ощущает страх. Усмешка на красивых губах, тонкий нос и знакомые черты лица.
С темным огнем в глазах на него смотрит Старейшина Илин, и в его лице нет ни капли жалости.

С тихим стоном Вэй Ин вырывается из сна и садится на кровати, прижимая руки к горлу, которое, кажется, ещё хранит ощущения холодных пальцев, а потом понимает, что в комнате всё ещё темно. Но Ванцзы нет рядом.
В панике озираясь по сторонам, как будто только его друг сейчас мог успокоить, что это был всего лишь сон, он вдруг заметил стоящего мужчину перед призраком женщины.
Значит, ловушка всё-таки сработала.
Но после вежливой просьбы Ванцзы женщина замотала головой и попыталась сделать шаг назад, а когда не смогла этого, закрыла лицо руками и тихо заплакала. Плечи её затряслись в рыданиях, но она не боялась заговорить, просто не могла озвучить того, что её так расстроило.
Вэй Ин спустил ноги на пол и осторожно подошёл к Ванцзы, мягко положив тому руку на плечо, чуть отстраняя его назад. Но в этом жесте не было грубости или желания оскорбить.
— П-позволь мне? — голос Вэй Усяня сорвался, и оказался неожиданно хриплым после того кошмара, так что ему пришлось прочистить горло, прежде чем продолжить.
— Молодая госпожа, если вам тяжело говорить, вы можете показать мне, что вас беспокоит, — кажется, вид молодого юноши, который внимательно смотрел на неё, внушал больше доверия, чем серьезный и сосредоточенный, даже суровый вид Ванцзы. От этого казалось, что он будет осуждать, если вдруг услышит что-то неподобающее.
— Мой друг нас не услышит, если вы готовы сказать мне что-то на ухо, — Вэй Усянь подошёл к призраку, не страшась его совершенно. Это не был озлобленный дух, женщина просто пострадала и несла в себе грусть и обиду, но не жажду крови и мести.
— Это случилось здесь? — Вэй Усянь тихо сказал это призраку, и та непроизвольно посмотрела в окно. Проследив за её взглядом, он понял, куда она смотрела — на купальню. Волосы на затылке зашевелились от нехорошего предчувствия, но Вэй Ин всё равно продолжил.
— Молодая госпожа, вы можете показать мне, что случилось. Лань Чжань, у тебя есть колокольчик? — обернулся он мужчине, — Если понадобится вырвать меня из Сопереживания, я полагаюсь на тебя.
Не дожидаясь ответа от Ванцзы, в котором он был абсолютно уверен, Усянь протянул руки ладонями вверх и призрак положила свои руки сверху. Обжигающие льдом прикосновения, и Вэй Ин вдруг открыл глаза, видя перед собой помещение купальни.
"Я был прав, это действительно произошло здесь..."
На его глазах молодая женщина начала снимать с себя одежды, так что он целомудренно отвернулся, хотя это и были всего лишь воспоминания. Возможно, его лицо даже покраснел там, перед Ванцзы, поскольку он действительно был смущён таким развитием событий.
За спиной послышался звук открываемой двери, но женщина не услышала его, опускаясь по ступеням в воду, повернувшись спиной к опасности. В помещение тихо заходили мужчины, и выражения их лиц не понравились Усяню сразу. На их руках была кровь, ещё свежая, они переглядывались, пожирая глазами тонкую фигуру женщины в воде.
Кажется, Усянь начал понимать, что случилось, но избежать следующей картины, которую показывал призрак, он не мог. На его глазах эти мужчины набросились на молодую женщину, вытащили её из воды, не взирая на её громкие крики о помощи и ужас в красивых глазах. Он прижал пальцы ко рту, настолько отвратительно было это зрелище, но призрак сжалилась над ним, и как только картина перед глазами стала напоминать кошмар, вдруг сменилась на другую.
Женщина лежала на полу купальни, сотрясаясь в рыданиях, её тело было избито, а бедра покрыты алыми мазками крови. Вэй Ин почувствовал, что его замутило от злости на этих животных в облике людей, но продолжал смотреть. Раз призрак показывает ему что-то, значит он не мог не оправдать её доверия. Судорожно ищущая одежду рука вдруг наткнулась на шелковый шарф, и в глазах женщины зажглась решимость. Она свернула шарф в тугой жгут и обернула его вокруг шеи, как будто примеряя к себе.
Вэй Ин вынырнул из Сопереживания, ощущая, как по его щекам текут слёзы, но он не стыдился этого.
— Мне так жаль... — прошептал он, с сожалением смотря на призрака, после чего закрыл глаза и опустился на пол. Ноги его не держали.
— Она была в купальне, когда разбойники напали на это место. Они убили её спутников мужчин, а после надругались над её телом. Душа не выдержала такого позора, поэтому она лишила себя жизни.
Ему было очень тяжело рассказывать это, он просто не мог простить тех, кто причиняет боль женщинам, и всегда стремился их защищать.
— Не она одна здесь. Она пришла нас предупредить, поэтому они теперь придут. Нам стоит ждать нападения призраков, чьи руки запачканы кровью, кто привык убивать. Кажется, мы своим прибытием действительно разворошили осиное гнездо, призраки чувствуют большое количество энергии здесь и приходят в беспокойное состояние.
Он прикрыл глаза руками, тяжело дыша. Картина всё ещё не шла из его памяти, и злость поднималась в нем бурной волной.
— Их нужно уничтожить. За то, что они с ней сделали, их нужно уничтожить. Не успокоить, они заслуживают и после смерти самой ужасной участи, — голос Вэй Усяня просто был наполнен злобой и яростью, а кулаки сжались от переполняющего его гнева. Он обернулся на Ванцзы, вытирая рукавом слезы с щек.
— Если ты посмеешь меня остановить, ты меня больше никогда не увидишь, обещаю, — кажется, он забыл играть роль молодого господина Мо, разговаривая сейчас с Лань Ванцзы совершенно серьезно и так, будто тот действительно мог хотеть его видеть рядом с собой.
— Если они не придут ночью, я сам позову их, и они не посмеют меня ослушаться, — выплюнул он напоследок, стиснув зубы и сжимая пальцами виски. Так он не чувствовал себя давно, очень давно. Его сердце воспылало жаждой отомщения.

0

22

Уже наблюдая за тем, как исказилось лицо УСяня при Сопереживании, Ванцзи взмахом руки призвал свой гуцинь. Нет, у него не было колокольчиков, и не в привычке адептов Лань было носить с собой что-то подобное. Но Призрачный гуцинь был тем оружием, инструментом и другом, сила которого способна была помочь в самые непредвиденные моменты.
Взяв несколько нот, Ванцзи направил мягкое, умиротворяющее заклинание на УСяня и слившегося с ним призрака. Звуки мелодии полились тихой росой, их капли сверкали, создавая вокруг УСяня ажурную пелену, и когда фон был создан, Ванцзи коротким ударом пальца послал две ноты, разъединяя призрак и живого. Девушка-прищрак была достаточно слаба, даже при всех её посмертных переживаниях, а УСянь, в любом теле, – достаточно опытным заклинателем, и расторгнуть их было достаточно просто.
В случаях более опасных мог произойти захват, – да, ирония ситуации, захват тела, и без того сменившего владельца.
Под моросящими потоками звуков УСянь вернулся из видений чужого посмертия, исстрадавшийся чужой болью и яростный. Он захлебывался словами и гневом, – но Ванцзи продолжал играть, теперь "Разъединение" он плавно перевел в Песнь Очищения.
Ритм звуков воздействовал не на слух, музыка не "звучала" в своем магическом диапазоне, она вибрировала, проникая в каждую клетку тела. Утишая боль, смягчая горе, успокаивая ярость и гнев.
Ванцзи играл для обоих, – несмотря на то, что призрак покинул тело УСяня, их недавняя душевная связь ещё сохранялась, и мужчина успокаивался быстрее, по мере того, как покой овладевал духом женщины.
Ванцзи не сводил взгляда со своего друга, пока не увидел, что мелодия вернула тому должную власть над эмоциями.

— Молодой господин Мо, – он произнес это имя без иронии и без тени какого-либо намёка, словно Старейшина И Лин только что не открылся перед ним во всей красе, использовав едва ли не самое сложное искусство своей школы, Сопереживание. – Беспокойство духа – лёгкая добыча для тёмных сил. Вспомни, что убило Старейшину И Лин. Потеря контроля.
Иногда следовало быть жестоким, и Ванцзи умел ударить точно.

Он убедился, что Песнь Очищения оказала свое влияние, и движением кисти убрал гуцинь. Подойдя к УСяню, Ванцзи положил ладонь ему на плечо.

Нет, эти годы не изменили его неприязни к чужим прикосновениям. На пальцах одной руки можно было пересчитать случаи, когда Ханьгуан-цзюнь прикасался к кому бы то ни было, если только не оказывал помощь раненому.
Нюанс был в слове "чужой".
Впрочем, ни УСянь, ни господин Мо понятия не могли иметь об идиосинкразиях Младшего Нефрита Лань. И вряд ли УСянь мог сейчас понять, что изменилось в отношении к нему Ванцзи.

— Ты готов? Я снимаю защиту. Надо узнать, где те, о ком предупреждает молодая госпожа.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

23

Мягкое звучание гуциня волнами накатывало на вспыхивающего в гневе Вэй Ина, медленно, но верно успокаивая его. Давно он не ощущал такого спокойствия и был благодарен Ванцзы за то, что тот вопреки жажде крови Усяня поступил по-своему, в обычной своей манере. Что это было, забота о молодом господине Мо или что-то иное, отвращение от только что продемонстрированное темной практики, он не знал.
Но когда прикрыл глаза, услышал, как мужчина назвал его чужим именем. Он не попался, к счастью, хоть и очень сильно рисковал. Видимо, спросони просто не сообразил, что Сопереживание может его обнаружить для других. Решив объяснять это попавшимися в руки старыми рукописями, он было поднялся с пола, как продолжение фразы долетело до него и вонзилось кинжалом в спину. Естественно, Лань Ванцзы знал, как закончил Старейшина Илин. Вэй Ин, он же тот самый Старейшина Илин, тоже знал. Видимо, молодого господина Мо решили предупредить, что темные практики ведут к плохому концу.
Вэй Ин резко обернулся, смотря в глаза Лань Ванцзы с смесью подозрительности и опаски, а затем заставил себя натянуть маску беспечного весельчака.
— Лань Чжань, не пугай меня так! Ты же сможешь помочь мне, сыграв на гуцине в случае чего?
Его все ещё немного трясло — оборотная сторона Сопереживания — это как раз со-переживание. И Вэй Ин никогда бы не хотел вновь испытывать что-то подобное, он ощущал всю боль, отчаяние и понимал, почему женщина покончила с собой.
— Спасибо.
Он вздрогнул, когда пальцы Ванцзы вдруг легли на его плечо, и посмотрел в лицо мужчины, будто пытаясь по глазами прочитать, что же тот думает. Но это положение вдруг напомнило ему события в купальне, так что он тряхнул головой и отвернулся, прижимая пальцы к вискам.
— Я готов. Стоит тебе снять защиту, они придут. Они преследуют её и после смерти, подлые твари и отвратительные ублюдки, — выплюнул он последние ругательства, прижимая руки к плечам, неосознанно принимая закрытую позу и пытаясь защититься от чего-то. От воспоминаний?
— Снимай защиту, пусть поплатятся, — в его глазах, когда он посмотрел вновь на Ванцзы, горела решимость.

0

24

Сказанное УСянем могло быть разве лишь, если насильники были убиты там же и в те же минуты, когда совершали свое злодейство. Неупокоенные души, преследующие жертву и после смерти должны были иметь для этого немалую причину и запас злобы против жертвы.
В своей немалой практике заклинателя Ванцзи не доводилось сталкиваться с подобным явлением. Он посмотрел на УСяня, потом на призрак.
Призрак подталкивал УСяня к спешке. Но спешка, как бы ни хотелось неупокоенной душе отомстить за предсмертное страдание, – неверный путь для заклинателя. А УСянь был не просто заклинателем, но одним из пяти лучших.
И всё же он поддавался спешке.
Ванцзи едва заметно нахмурился.
Лгать при Сопереживании дух не мог. Всё, что узнал от девушки УСянь, – было.
А теперь небольшое уточнение: было ли только это?
Мог ли УСянь – создатель техники Сопереживания и, бесспорно, лучший её исполнитель – допустить ..нет, не ошибку, – неточность? Поддаться эмоциям и недоглядеть что-то важное?
Гадать Ванцзи не собирался. Вместо снятия защиты он вновь призвал свой гуцинь и взял первые ноты Открытия Истины. Призрачную фигуру женщины, все ещё не способную покинуть клетку, опутали синие нити заклинания. Она затряслась и раскрыла рот, громкий вопль, в котором смешались ярость и страх, пронзительно, на пределе слышимости вырвался из внезапно большого рта.
Не прерывая мелодии, Ванцзи включил в нее несколько новых нот, и крик призрака прервался, утратив звучание. Продолжая беспомощно раздевать рот, женщина залилась слезами и умоляюще потянулась всем телом у УСяню. Она не могла даже коснуться плетения, создававшего клетку, но ее взгляд и поза были до щемящей боли трогательны и полны надежды.
Она ещё не страдала, но сила опутавших призрак нитей была такова, что стянись они плотнее, – и дух начнет разрушаться. Любой призрак чувствовал эту силу и не мог не страшиться, за нею стояла окончательная смерть.

— Говори, что ты умолчала?

Ванцзи положил ладонь на струны, приглушая вибрацию.  Призрак снова мог говорить – или, если захочет, орать во все горло, – и быть услышанным. Ни тон, ни лицо Ванцзи не оставляли сомнений, что он нетерпим к промедлению с ответами. Женщина задрожала, попыталась поднести связанные руки ко рту, потом невнятно что-то прошептала. Под взглядом Ванцзи она повторила громче:
— Не моя, это не моя вина, я не могла!..
Внезапно Ванцзи взглянул на дверь.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

25

Когда в ночной тишине, перемежаемой всхлипами призрака, вдруг вновь  зазвучал гуцинь, Вэй Ин обернулся на Лань Ванцзы с удивлением на лице. Что случилось? Он только что собирался снять защиту, а теперь решил подождать и... Что он хотел от несчастной женщины-призрака?
Когда синие нити опутали фигуру призрака, Усянь дернулся вперёд, будто мог разрушить это заклинание, как будто хотел защитить её.
На секунду ему показалось, что Лань Ванцзы намеренно мучает призрака, но это ведь было против правил его Ордена. Где же правило трёх У?
— Лань Чжань! — воскликнул он, когда понял, что Ванцзы угрожает женщине, — Как она могла умолчать? Я пережил такой ужас, разве она могла что-то скрыть, но показать мне это?.. — он прижал пальцы ко рту и всем своим видом выражал отношение к случившемуся.
Но когда до него донёсся вначале тихий шепот, а потом её слова, Усянь понял две вещи. Первая — женщина действительно что-то скрыла, хоть и заставила его пережить ощущения, которые он не хотел бы переживать никогда, да и не позволил бы этому случиться, ощутил себя слабым и беззаботным. Второе — его ярость только что с мучителей женщины была готова обрушиться на саму жертву.
— То есть ты заставила меня пережить насилие, но посмела что-то утаить? — в тихом голосе Вэй Ина послышались металлические нотки, тон был слишком спокойным и не сулил ничего хорошего женщине.
Но взгляд Ванцзы, брошенный на дверь, отвлек Усяня от призрака. Решив, что мужчина сам разберётся с лживой тварью, он распахнул дверь с силой, всё ещё негодуя в душе.
Но перед ним не оказалось ни одного озлобленного призрака, хоть Вэй Ин и готов был встретить их в одних нижних одеждах. Вместо этого он окинул взглядом множество глаз учеников, толпящихся у двери и прошипел им.
— Внутрь, сейчас же, если вы не хотите умереть прямо в этом чертовом коридоре прямо сейчас! — он был не просто зол, он был вне себя, а всё из-за одной женщины, которая не сказала всей правды.

0

26

Четверо юных героев ордена ГуСу Лань, во главе с Лань Цзин И, примчались с первого этажа, с мечами наголо на звуки гуциня, распознав мелодии ночной охоты. Четверо остальных, ночевавших в соседних комнатах второго этажа, немедленно примкнули к ним, и все восемь бесстрашных даочжанов выстроились фронтом перед дверьми. Они были готовы сражаться плечом к плечу с Ханьгуан-цзюнем хоть против всей армии Старейшины И Лин... а напоролись на взгляд Хангуан-цзюня.
Ванцзи смотрел, по своему обыкновению, молча, но не одна дюжина учеников ГуСу Лань предпочла бы этому взгляду самую суровую ругань.
Предоставив младших сердитой заботе УСяня, Ванцзи тем временем уже снова разговаривал с призраком. Небольшая суматоха с приходом учеников не отвлекла его от основного – слёзы призрака тоже не помешали допросу.
Синие нити вокруг ее тела растаяли, и призрачная женщина с рыданиями села на пол внутри своей клетки.
Лань Ванцзи убрал гуцинь и  повернулся к притихшим героям.
— Нарушенные правила ордена ГуСу Лань вы перечислите в своих отчётах, – коротко и с холодным осуждением он подвёл черту под неизбежным. Никто из восьмерых даже не попытался оправдываться. Сычжуй сокрушенно вздохнул, Цзинъи до боли стиснул ножны меча, остальные запереминались на месте, словно пол под ними стал раскаленным, – но всё это молча. Ванцзи счёл их поведение приемлемым.
— В ваших комнатах и помещениях рядом что-либо происходило?
Юноши переглянулись и покачали головами, отрицательные ответы раздались вразнобой.
— Снаружи был шум, – сказал Цзин И, –примерно два часа назад.
Он осекся и прикусил язык, а остальные ученики быстро посмотрели на него: сознаться, что ты не спал, как тебе было положено, не верх ли глупости?
— Ну да, шумели так, что я проснулся, – сердито оправдался парень. – Голоса были такие, как у пьяных людей.
Чтобы молодой ученик, с крепким сном, проснулся от пьяной бузы за окном, бузотеры должны были топтаться прямо за его стеной, во дворе. Ванцзи взглянул на юношей, деливших комнату с Цзин И. Те растерянно пожимали плечами. Их сон был крепок.
— Цзин И постлал себе рядом с окном, – объяснил Лань Сычжуй, как всегда, помнивший о деталях. И удивлённо кивнул своим мыслям: – Окно во двор.
Цзин И хлопнул себя по лбу.
— Гостиница же запирается на ночь!
А те, кого они видели этим вечером в гостинице, вовсе не буянили и не выказывали намерений пьянствовать всю ночь напролет.
Это могло ни о чем не свидетельствовать, но…

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

27

После злобного шипения на учеников, те бросили взгляд на Ванцзы и зашли в комнату. Вэй Ин захлопнул за ними дверь и сложил руки на груди, размеренно дыша и успокаиваясь. Эта чертова ведьма, эта тварь как будто отвлекала его от чего-то очевидного, заставляла терять контроль, и не в практике Темного Пути здесь дело. Что-то с ней было не так, но Усянь пока не мог понять, что именно. Не заодно же она с бандитами, которые так над ней поиздевались!
После фразы Ванцзы про нарушение правил и отчёты, Усянь не выдержал и прыснул со смеху, но прикрыл себе рукой рот. Интересно, сколько сам Лань Чжань нарушил правил сегодня?
— Пьяные люди во дворе? Это не я шумел, — он поднял руки вверх и подмигнул ученикам. Кажется, кто-то из них хотел закатить глаза, но этого он уже не увидел. Посерьёзнев, он прошёл к Лань Ванцзы и посмотрел на плачущего призрака из-за его плеча.
— Ученикам лучше остаться здесь, раз они уже покинули свои комнаты. Если это озлобленный призрак, они для него лакомые кусочки, которые так и хочется съесть.
Он поправил пояс халата, который за время сна немного распустился, и привел в порядок растрёпанные волосы. Наблюдательные глаза могли бы заметить, что вторая кровать была нетронута, но сейчас Вэй Ину было плевать на всё это и мнения окружающих.
— Я пойду проверю двор и вернусь через коридор. Постарайся выяснить пока, что эта мразь скрывает, — с этими словами, он подошёл к окну, распахнул его и спрыгнул вниз, мягко приземляясь и осматриваясь по сторонам.
Закрыв глаза, он стал наблюдать за изменениями темной ци, пока не обнаружил ещё один источник, только уже на втором этаже. Вэй Ин открыл глаза и вдруг его взгляд наткнулся на что-то, лежащее неподалеку от стены гостиницы.
Он подошёл ближе и наклонился, но не было необходимости даже проверять пульс, человек был мертв, и судя по всему его душу совсем недавно высосали без остатка. На губах Усяня заиграла усмешка, он коротко свистнул и хлопнул в ладоши. После этого труп дернулся и медленно поднялся с пола, покачиваясь.
— Иди на второй этаж по коридору, — клин клином вышибают? Вэй Ин понадеялся, что вид жертвы заставит его убийцу замешкаться и совершить ошибку. Да и ходячий мертвец сможет отвлекать призрака, не боясь за свою душу, тем более, что его мучительная смерть придаст ярости в нападении на своего мучителя.
Спустя некоторое время после ухода Вэй Усяня, в дверь постучали кулаком. Потом ещё раз, явно проявляя нетерпение.
— Один человек мертв, его душу сожрали, — тихий голос молодого господина Мо раздался со стороны окна. Он сидел на раме, положив ногу на ногу и обнажая белоснежное в полутьме бедро. В его пальцах была сжата вырубленная из бамбука флейта.
— Кажется, у нас гости? — указал он взглядом на дверь, по которой уже барабанили что есть сил.

0

28

Напоминать, чтобы был осторожен? УСяню?
Ванцзи не собирался так бессмысленно тратить время. Он было проводил взглядом непоседу, нырнувшего в окно, но тут же целомудренно отвёл взгляд. УСяню, похоже, было безразлично, что при движении полы его халата взметнулись до непристойного. Сильные стройные ноги и крепкие ягодицы мелькнули на мгновения перед взглядами оставшихся в комнате, прежде, чем ночь скрыла эту бесстыдную, но красивую картину. Юноши Лань поспешили спрятать взгляды,  заливаясь краской смущения, а пара приглашенных учеников из менее строгих кланов переглянулись, разделив эстетическое восхищение. Но даже им не пришло в голову сообразить, что Ханьгуан-цзюнь тоже облачён в гостиничный халат из того же невзрачного деревенского полотна, и что вряд ли под ним больше одежды, чем на молодом господине Мо. Грубая ткань лежала вдоль тела Лань Ванцзи аккуратными строгими складками, пояс был выверенно повязан, и налобная лента безукоризненно ровно обнимала лоб, – ни ему, ни ученикам не было ни малейшего повода для смущения.

Заглушая неловкость от поведения молодого господина Мо, Лань Цзинъи порывисто спросил:
— Хангуан-цзюнь, разве мы так и будем прятаться здесь?

Мало того, что нарушение комендантского часа и прочие мелочи повисли над ними угрозой строгого наказания по возвращении в Облачные Глубины, – так ещё и были напрасны, им не позволят участвовать в охоте?!
Уже одно это было хуже порки и стояния на коленях!
"Мы вышли на ночную охоту, чтобы набраться опыта, – как мы его наберёмся, если..." – послышались обиженные шепотки. 
Ванцзи в этот раз не смотрел на учеников, и его молчание не сразу дошло до них. В какой-то момент все зашикали друг на друга, останавливая воркотню. Стихло последнее бурчащее: "Да я тогда тоже в окно, и там..."

Ловушка, если не считать призрака самоубийцы, была пуста. Для Ванцзи это было неприятным знаком. По словам женщины-призрака, не менее трёх мертвых бандитов обитало в окрестностях, – привязанные своими злодеяниями, они и после смерти не могли покинуть место своих бесчинств. Вэй Ин, с присущей ему горячностью, требовал уничтожения их душ без шанса на возрождение.
Ванцзи, со своей позиции, думал о тех жертвах, которые, кроме женщины, были убиты поблизости. Обрели ли покой они? А если нет, – кем стали теперь?
Кто более озлоблен и опасен живым – бывшие убийцы или их жертвы, жаждущие отмщения?

А теперь– внимание, маленький контрольный вопрос: почему в деревне днём было так спокойно, словно на этой земле никогда и не случалось никакого злодейства?

Ванцзи нарисовал в воздухе знак, отпирая клетку.
— Уходи, – сказал он призраку.

И, как он ожидал, вместо того, чтобы покинуть страшное место своего пленения, женщина-призрак вскрикнула со страхом и осталась на месте, сжавшись в комок.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0

29

После слов Вэй Ина за дверью вдруг всё стихло, как будто только что по ней не молотили с такой силой, что она ходила ходуном.
Он бросил взгляд на призрака, который уже не был связан ловушкой, но не собирался скрываться из вида. Даже, наоборот, как будто бы пытался прижаться к полу, чтобы его не увидел тот, кто стучал в дверь.
Вэй Усянь с усмешкой скривил губы и спрыгнул с окна, ступая босыми ногами по полу — тапочки он где-то обронил, но не обратил на это никакого внимания. Он в принципе не придавал значения своему виду, особенно учитывая то, что с репутацией господина Мо можно было не волноваться по этому поводу. Да и раньше он не был стеснен какими-то нормами морали и поведения, так что это было вполне в его духе. Даже прыгать из окна, находясь в одном банном халате. Разве это должно мешать, когда вокруг шастают призраки?
Он подошёл к плачущей женщине и присел на корточки, заглядывая в её глаза.
— Они пришли за тобой, поэтому ты так плачешь? — призрак закивала головой, протягивая к нему руки, но лицо молодого господина Мо не выражало ни капли сочувствия и жалости. Призрак испуганно отшатнулась от него и протянула руки к ученикам, пытаясь найти в них то сочувствие, что не увидела в сопереживавшем ранее заклинателе.
— Они пришли за тобой, но вначале нападут на нас, да? — продолжал Вэй Ин и его глаза на секунды полыхнули алым. Или это был просто отблеск свечи? Но на лице призрака будто волной отразилось смешение эмоций. Вначале она скривилась, будто от боли, а потом вдруг улыбнулась так, что уголки губ оказались чуть ли не в районе её ушей.
— Сейчас! — крикнул Вэй Ин, и дверь в комнату вылетела как пушечное ядро. Следом за ней фигура мужчины очень быстро вскочила внутрь и остановилась перед плачущим призраком.
— Перед нами очень хитрый дух, мои друзья. Женщина, пережившая ужасные вещи в прошлом, погибшая мучительной смертью. Все признаки, чтобы стать озлобленным призраком, верно? — продолжая усмехаться, Вэй Ин покрутил в пальцах флейту и с удовольствием понаблюдал за тем, как призрак наблюдает за этим с опаской.
— Скажи мне, кто тебя убил? — он указал флейтой на поднятого им ходячего мертвеца и тот протянул руку, указывая скрюченным пальцем на женщину, разразившуюся рыданиями.
— Она ест души людей.
Тон голоса Вэй Усяня был серьезным и жёстким, но обращался он именно к Лань Ванцзы.
— Лань-гэгэ, как ты думаешь, ученики смогут с ней справиться? — он вплел пальцы в волосы и откинул непослушные прядки со своего лба.

0

30

Следовало отдать должное юным даочжанам, – они были настороже ещё до того, как к дверям приблизились шаркающие шаги, и каждый уже держал наготове заклинание, когда поднятый мертвец заколошматил в дверь. Тонкие рейки могли бы не выдержать уже и первого удара, но труп сдерживали не они и не хрупкие листы рисовой бумаги, а символы, на них нарисованные. Защиту ставил Ванцзи, и он не умел делать халтуру.
Команда Вэй Ина последовала вместе с жестом, снявшим защиту. На резкое: "Сейчас!" – впрочем, среагировал не только мертвец. Ученики в то же мгновение образовали полукруг лицами ко входу, и восемь магических мечей вылетели из ножен.
Ванцзи коротким жестом остановил руки, уже готовые направлять заклинания и разить сталью.
Он не мог одобрить сделанное УСянем, оживлять и приводить труп в гостиницу, полную постояльцев, даже на очную ставку с призрачной убийцей, было противно любому воспитаннику ГуСу Лань. Но... таков был УСянь, и то, чего не стерпел бы от него Ванцзи, сейчас, вероятно, можно было пересчитать по пальцам одной руки.
Впрочем, на случай, если этому сумасброду захотелось бы устроить турнир "труп против призрака", Лань Ванцзи приготовил заклинание на всех троих.
Нет, УСянь всё же не стал развлекаться подобным аморальным образом. Ванцзи укоризненно качнул головой и указал ученикам на труп:
— Присмотритесь. Позднее я задам вам вопросы.

Путь, каким призрак попала в ловушку, теперь был единственным для нее возможным путем бегства, но Ванцзи словно полностью упустил это из виду. И когда фигурка женщины стала терять четкость, а окруживший её туман струйками потянулся к незащищённому углу комнаты, он по-прежнему ничего не видел, не слышал и не делал.
Лань Сычжуй, вместе с остальными рассматривал живого мертвеца, но уловил охнул и метнул вдогон духу полоску с заклинанием. Вслед за ним на призрак снова устремились взгляды остальных учеников, но их участие не потребовалось. Заклинание настигло призрак, и женщина снова обрела почти материальный вид и застыла на месте, повиснув в воздухе на прерванном полушаге.

Ванцзи посмотрел на УСяня. Его глаза тепло мерцали. "Смогут ли?" – словно переспрашивал его взгляд.

— Решайте взвешенно, – напомнил он ученикам и указал на призрак.
Те закивали, губы младших зашевелились в шепоте, явно цитируя "правило трёх У".

Выбитая дверь зияла, и с нижнего этажа уже вовсю слышался беспокойный гомон людей, не решавшихся вступить на лестницу наверх.
— Потом поставьте на место дверь, – добавил Ванцзи и вышел в коридор.
Он не смотрел на живой труп, а только на УСяня.
— Молодой господин Мо, предлагаю проводить этого господина в его комнату и позволить ему отдохнуть.

Прошло лишь два часа со смерти невезучего гостя, и выглядел он, скорее, как заболевший, но вполне живой. Поднимать среди людей панику появлением воскресшего мертвеца было равносильно тому, как прокричать о начале новых войн за гору Луанцзань. Старейшина И Лин стал героем страшных сказок, и не стоило возвращать его в сознание обывателей в ином статусе.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

0


Вы здесь » The Untamed » Сыгранное » ГОЛОСА НА ВЕТРУ