Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Одна искра сжигает весь порох


Одна искра сжигает весь порох

Сообщений 1 страница 11 из 11

1


Одна искра сжигает весь порох
http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/516337.jpg
Участники:
Вэнь Жохань ◄► Вэнь Шань Шэ
Место:
Знойный дворец
Время:
Три года в ордене Цишань Вэнь (18 лет), ноябрь.
Сюжет:
Наша служба и опасна, и трудна...


[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/403128.jpg[/icon][quo]телохранитель Владыки бессмертного[/quo]

0

2

Я на башню всходил, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.

Если бы эти двери, ведущие в комнату для совещаний, были традиционными, легкими конструкциями из бамбука и бумаги, они бы поддались, поддались не пламени гнева, - этого в вышедшем было нельзя угадать, - поддались ярости жеста, с которым главе Вэнь хотелось ими хлопнуть.
Как они смеют?
Как они только смеют???!
С момента смерти старшего дяди отношения между главой ордена и его собственными.. Ах нет, в том и дело - не собственными, а старейшинами ордена Цишань Вэнь, - только накалялись, теперь, наконец, докатившись до состояния непробиваемо-ледяной ненависти.
И теперь двери комнаты закрывались за спиной Вэнь Жоханя так же медленно, как если бы ничего не произошло.
Если он сорвется и сделает так, как хочется - громыхнет створкой о створку, быть может даже вырвав их силой своей ярости из петель - они победят. Если он только не сможет удержаться сейчас и выдаст себя хоть тенью того жара, что растекается изнутри - они победят. Если он останется стоять здесь, приходя в себя и словно бы ожидая того, что створки закроются... Это было бы вернее всего - продышать напряжение, успокоиться, перевести пламя и гнев во что-то иное, трансформировать внутри себя...
Если они закроются за его спиною, а он будет этого ждать, он будет просто выглядеть полным дураком, будто бы ребёнком, которого мудрые взрослые выставили за дверь, чтобы там, за дверями, решить будущее клана.
Стоять нельзя и второй господин Вэнь стремительно, только этим выражая свои ощущения, разворачивается прочь, прочь, через коридор и  дальние двери, долой с любопытствующих и приметливых глаз. Он владеет лицом безупречно, лицом, но не цветом лица и улыбка, пренебрежительно-жистокая, насмешливая, пересекает сейчас не лицо - маску, что белее отбеленного солнцем шёлка.
Не белее. Зеленее.
И эта зелень проступает изнутри ощущением подкатывающей дурноты, заставляет идти быстрее, не оглядываясь на тех, кто должен его сопровождать - главе Вэнь не до них. Не до этого, вообще ни до чего и хорошо только то, что дверь потаенного хода открывается перед ним незамедлительно. Чтобы сразу почти закрыться - сегодня желаний и внимания Вэнь Жоханя не достаточно для того, чтобы проследить за тем, кто вошел, а кто остался. Сейчас его это СОВСЕМ НЕ ВОЛНУЕТ!!!
Не волнует ничего. И кровь, выступившая на губах от этого усилия к безразличию - тоже. Тёмная, почти чёрная кровь с горьким отвратительным вкусом - нужно немного замедлиться (и второй господин Вэнь замедляется, тяжело опираясь рукою на грубую каменную стену), нужно вдохнуть и медленно, аккуратно, выдохнуть.
Аккуратно, а не захлебываясь горечью незнамо откуда взявшейся желчи...
А еще нужно выйти отсюда, и... лечь.
Лечь, пока дурнота не захлестнула с головой, потому что если поддаться, они - они окажутся правы в том, что имеют наглость решать. За него. Вместо него. Словно бы (носок сапога упирается в начало лестницы, - это хорошо, это значит, что он все же идёт и осталось не так уж далеко) он, Вэнь Жохань, нуждается в их МУДРЫХ ОСТРОЖНЫХ СОВЕТАХ!!!
Ступенька, подлая и изворотливая, словно тоже входит в совет старейшин ордена Цишань Вэнь, Великого Ордена, выскальзывает из-под ноги, как живая и глава этого самого ордена успевает еще понять, что, кажется, падает, падает медленнно, тягуче, неотвратимо и бездонно...
... спиной вперед.

Отредактировано Wen Ruohan (Понедельник, 26 июля 22:10)

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1

3

Четыре недели и два дня…
Ровно столько прошло времени с тех пор, как командир Цзя позволил ему начать. Почти семь — с того дня, когда он впервые прошел по тому потайному ходу с… открытыми глазами. Теперь же от нечего делать Хуншэ мысленно бродил в нем, считая ступеньки и повороты, которые теперь, подними его ночью и заставь с сонными глазами идти, прошел бы, не просыпаясь. Наставника он видел совсем недавно — разминулись в галерее, когда он направлялся на холм. Вэнь Хаодун никак не мог показать, рад ли видеть ученика или недоволен тем, что тот больше не приходит, оттого смесь самых разных чувств отразилась на лице наставника нестройной рябью в ответ на широкую улыбку и низкий поклон со стороны Шань Шэ. В самом деле, за три года они привыкли друг к другу, но и только. Теперь же занятия были другими, и обучение было иным.
До самого обучения, правда, пока дело не дошло. Владыка был занят другими делами, и ему оставалось только терпеливо ждать и один раз в два дня (теперь уже не каждый вечер) приходить на тренировочный холм и проверять, как идут дела в отряде. Тренировки после завтрака и нескольких часов сна как нельзя лучше снимали усталость от терпеливого пребывания в одной позе, в одном месте, в тишине и почти полной неподвижности. Такого ли он хотел для себя раньше?
Стоять рядом с массивными дверьми зала совещаний, куда Владыка отправился сегодня, было… скучно. О чем шла речь внутри, слышно не было, однако, он хорошо запомнил, как выглядят старейшины, когда выражают свое недовольство, и вряд ли сейчас эти лица внутри комнаты выражают что-то иное. Это внушало опасения, что Владыка выйдет оттуда в не самом хорошем настроении. Момент, когда тот появился, пропустить было бы невозможно, но именно сейчас, когда двери открылись, выпуская Главу Вэнь наружу, был ничем не примечателен, разве только…
Владыка прошел мимо него, посмотрев сквозь, будто не видя вовсе, а лицо его сейчас было бледнее лучшей рисовой бумаги. Шань Шэ даже пришлось сделать шаг в сторону, чтобы рукав, летящий за стремительно уходящим Главой ордена, не ударил его по груди. Ускоряющиеся шаги заставили броситься следом и догонять, переходя с широкого шага на почти прыжки. Странно, должно быть, это выглядело со стороны, но сейчас дела ему не было до того, как он выглядит. Прилепившись за левое плечо, где и должно быть, он соразмерил свои шаги со стремительностью Владыки и в последний момент успел скользнуть в среагировавшую на его огненную ци, щедро просочившуюся уже вдали от зала совещаний, дверь потайного хода.
Что именно пошло не так, оставалось только догадываться, а Владыка всё ещё не замечал его присутствия, зато, стоило двери закрыться, тот оперся на камень, тяжело проседая в осанке, словно силы покинули его разом, и снова двинулся вперед, к лестнице.
Нет, Шань Шэ не испытывал страха за свою жизнь, стоило остановить, окликнуть, быть может, даже коснуться рукой, и он шагнул вперед, оказавшись так близко за спиной, что мог почувствовать даже жар, исходящий от нее. Страх другого рода закрался в сердце. Владыка был… нездоров, Цзя Сю предупредил обо всём, что новый телохранитель должен был знать, но не вдавался в подробности, лишь указания — что делать в случае, если…
“Владыка!” — замерло в горле и не прорвалось через сцепленные зубы, когда того развернуло почти лицом к нему, когда тот начал оседать и запрокидывать голову назад, летя на камень ступеней спиной. Некогда было даже дышать, не то что говорить. Шань Шэ метнулся вперед, огибая падающее тело, ныряя под него рукой и выставляя ее вверх. Тяжесть потерявшего сознание легла на его спину, придавливая силой падения вниз, клоня к ступеням, заставляя ноги подогнуться под неожиданно тяжким грузом, опереться другой рукой на выщербленный камень, становясь на одно колено и получая всплеском ци по голове. Оглушенный на несколько мгновений, даже не сдержав тяжелого вздоха, почти стона, он проморгался и попытался выпрямиться.
Его драгоценная ноша не подавала признаки сознания, и даже не ощущалось тяжелой жаркой ци, которая всегда сопровождала Главу Вэнь, зато его дыхание стало затрудненным, клокочущим и… пугающим до холодного пота. Шань Шэ умудрился поменять руки и развернуться, укладывая Владыку набок и замечая на губах кровь.
— Демоны!
Это выглядит как яд. Или открывшаяся внутренняя рана, и промедление грозит смертью. Тащить обмякшее тело на себе по ступеням вверх — безумие. Слишком долго. Решение пришло в голову само.
— Хэйчжао, друг мой… выручай…— едва слышен вздох-шепот, и гулкое эхо не посмело подхватить его и прокатить вперед.
Меч с тихим шелестом покинул ножны, сегодня крепленные к поясу, и лег на ступени перед ним. Ступить на него было тем ещё испытанием, удерживая на весу, на своих коленях, не поднимаясь на ноги, совершенно расслабленное и оттого слишком уж тяжелое тело Владыки. И благословил небо и всех своих учителей, что заставляли его тренироваться до звезд в глазах, чтобы он уверенно держался на мече. Сейчас подниматься на нем над ступенями и удерживать баланс было тяжелее в разы, особенно на поворотах,  где приходилось еще следить за тем, чтобы края одежд не запутались, не зацепились за что-нибудь, чтобы этот проклятый путь поскорее был завершен.
Несмотря на надежду, Владыка в себя не пришел, хорошая новость была в том, что он всё ещё был жив и размеренно, хоть и слабо, дышал, когда они достигли конца пути, когда с трудом дотянувшись до двери, выходящей рядом с покоями Главы, он смог, наконец, выровнять меч над полом, подняться в полный рост, стоя на нем, держа на руках свою ношу, затормозить рядом со стражей у дверей, сегодня той тройки, чьего командира он лишил жизни на их глазах.
— Сообщи командиру Цзя, — приказ тихий, не громче обычной речи, тихий настолько, что слышит только тот, к кому он обращается. — Найдите Третьего Брата, — взгляд упирается в оставшихся. Послать двоих кажется хорошей идеей, лучшей идеей — в два разных места, где тот может быть в это время суток. — Голову сниму, если кто-то, кроме него, узнает, что случилось с Владыкой.
Он не шутит, и они знают об этом, но не страх заставляет всех троих двигаться быстрее ветра, скрываясь за поворотом коридора в считанные мгновения. До настоящего дня они не видели Владыку… таким. Слуга выходит навстречу и растерянно прижимается к стене. Так девчонка, Ся-Ся, падает на колени за шелковым пологом, она прибирала в спальне и не успела понять, почему в ней оказался заклинатель, сходящий с меча и несущий Главу Вэнь к кровати.
— Ся-Ся, — уставший и охрипший голос телохранителя не меняется в тоне и не дарит ей больше беспокойства, чем уже есть, — принеси воды и хлопковую ткань. Нужно будет смыть кровь…
Девушка послушно вскочила и унеслась, шустро огибая в дверях пожилого слугу.
— Что случилось с господином? — тот обеспокоен и теперь уже не отойдет от него ни на шаг. Правильно, так и должно быть… так и должно. Усталость накатила волной, сметая его с ног и сажая на пол у кровати.
— Владыка бессмертный нуждается в отдыхе, — произнес Шань Шэ, закрыв глаза и нащупывая пульс на бледном запястье. — Недостаток Ян слишком сильный, — ответил что-то, не отвечая ничего. Зачем пугать раньше времени?
Пришлось отойти, предоставить слугам заботу, пересесть на пол вдали от кровати, вспоминая ещё и ещё раз, как это всё случилось. Когда же Третий Брат вошел в покои, ему пришлось подчиниться его воле и уйти, чтобы снаружи увидеть командира Цзя, стремительно шагающего ему навстречу с тем, кого он за ним послал.
— Командир Цзя,  — приветствовать того было почти приятно. — Третий господин Вэнь уже здесь.
Больше всего сейчас хотелось вернуться обратно и быть рядом с Владыкой, но попадать под горячую руку Третьего ой как не хотелось.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/403128.jpg[/icon][quo]телохранитель Владыки бессмертного[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Вторник, 27 июля 02:41)

+1

4

[nick]Цзя Сю[/nick][status]командир личной стражи Вэнь Жоханя[/status][quo]верность[/quo]

- Что?
Командир Цзя шагает стремительно, почти бежит, останавливаясь лишь тогда, когда видит - дверь заперта.
Дверь заперта, а Вэнь Шань Шэ - снаружи. Он говорит, но Цзя Сю и сам понимает - если дверь закрыта, Третий господин Вэнь уже внутри. Наверное это хорошо, но он сперва задает свой вопрос, тот самый, что вел его наверх, а потом - притормаживает и действо это видно невооруженным глазом: командир стражи заставляет себя быть медленным, тяжеловесным, весомым. Останавливается. Приветствует этого Вэня как полагается. И затем только переспрашивает:
- Что произошло?
Но сам не слушает, вместо этого решительно и бескомпромиссно заставляет всех трех свидетелей произошедшего...происходящего вернуться на пост и не говорить ни с кем. Ни о чем. Любого, кто спросит - запоминать и задерживать.
Только когда это дело сделано - тогда он возвращается к происходящему.
Итак.
Он знает (еще только услышав шаги того, кто растревожил его в неурочный час, поднял с постели, заставив едва ли не на ходу затягивать пояс и прятать за спину меч, который руки нашли первым, да так и не выпустили), что был прав, призвав этого Шань Шэ, знает, что чутье на неприятности не обмануло его, снова, но радости от этого не испытывает и лик командира Цзя замкнут и хмур.
И очень, очень внимателен к тому, что и как ему скажут в ответ.
Теперь, когда свидетелей нет, он не скрывает своей тревоги. Только переспрашивает:
- Третий господин Вэнь давно там?

Третий господин Вэнь закрывает за собою дверь так, что сразу понятно - беречь спокойствие того, кто за ней смысла особого не видит, больше дает воли своим эмоциям, которые, однако же, никак более не проявляются: лицо его сосредоточенно, но спокойно, а вот взгляд - требовательный и цепкий к деталям, достается сперва и исключительно почти что Вэнь Шань Шэ, словно бы отметки на его одежде и волосах должны рассказать что-то, что сам он утаил. Сам он опирается на дверь спиною, не стесняясь показать своей усталости, не смущаясь подчеркнуть, что внутрь все еще не пустит:
- Глава Вэнь должен отдохнуть.
И ни слова больше, словно он всерьез ждёт, что один из них троих развернется и уйдет, наконец, позволив оставшимся разговаривать без утайки и экивоков - он дает эту возможность и продолжает говорить только после тихого напоминания от командира Цзя "Владыка сам его себе выбрал."
С этим третьему брату спорить сложно, да и не хочется на самом деле - кроме этого немало есть иных поводов для беспокойства.
Теперь.
- Комнату нужно прогреть. Окна - закрыть. Как и в тот раз, Владыка стабилен, но эта стабильность от слабости: серьезный недостаток ян опасен, но куда опаснее для Владыки бессмертного недостаток ци и последствия сдержанного гнева - это сродни последствиям искажения ци. На исходе часа я приду поставить иглы, они помогут сконцентрировать ци  Владыки в меридиане трёх обогревателей. К часу Крысы будет готово лекарство.
Он не смотрит больше на тех, кто стоит перед ним, словно вслушивается в то, как не доносятся из-за двери звуки.
- Все развивается ещё медленнее, чем шесть лет назад, а значит старший брат может вовсе не очнуться сегодня, тогда лекарство не понадобится.

Отредактировано Wen Ruohan (Четверг, 5 августа 11:34)

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1

5

Командир Цзя едва ли запаздывает, всего лишь приходит следом, но при том всё же остается снаружи, не пытаясь войти, переводит дух с трудом.
— Что произошло?
С ответом Шань Шэ не торопится, и пока делает вдох, командир Цзя уже распоряжается его тройке разойтись и занять свои посты, подальше от любых сказанных слов, унося запрет на разговоры о том, что случилось.
— Владыка вышел из зала совещаний в… измененном состоянии, — осторожная немногословная речь должна быть точна, но знает ли он, что именно произошло в том зале? — Шань Шэ последовал за ним в потайной ход. Едва ступив на лестницу, Владыка потерял сознание. Благодаря науке командира Цзя, доставить Владыку сюда удалось… быстро.
Достаточно ли быстро? Быть может, теперь это и вовсе не имеет значение.
— Третий господин Вэнь давно там?
— Пришел немногим раньше вас.

Ожидание не затянулось, однако показалось, что прошла целая вечность, прежде чем дверь снова открылась, выпуская Третьего, выражение лица которого вовсе не понравилось.
— Глава Вэнь должен отдохнуть.
Тишина, воцарившаяся следом, явно давала понять, что не всем здесь будет озвучено продолжение. Опущенный было взгляд неторопливо поднялся, скрещиваясь со взглядом Третьего господина Вэнь, поплывшее из глаз упрямство скомкано и направлено в пол снова, но с места он не двинулся ни на цунь, продолжая стоять там, где стоял до того.
— Владыка сам его себе выбрал, — послышалось следом, заставившее вздохнуть с облегчением, но лишь на миг. Раз уж целитель не решается говорить при любых посторонних, дела не так хороши, как хотелось бы. Беспокойство, державшее сердце сжатым, коснулось когтями, заставляя затаить дыхание и слушать, слушать…
— Комнату нужно прогреть. Окна — закрыть. Как и в тот раз, Владыка стабилен, но эта стабильность от слабости…
Как и в тот раз… Он уже слышал, что раньше было то, повторения чего опасался командир Цзя, и теперь разве что начинал догадываться, о чем он так смутно намекал раньше.
— Серьезный недостаток ян, — да, его навыка хватило, чтобы определить это, но что же происходит на самом деле? — опасен, но куда опаснее для Владыки бессмертного недостаток ци и последствия сдержанного гнева — это сродни последствиям искажения ци.
Искажение ци? Взгляд сам собой оторван от созерцания плитки на полу, теперь он не отрывает его от целителя клана, ловя каждое слово, ища возможность… помочь.
— На исходе часа я приду поставить иглы, они помогут сконцентрировать ци Владыки в меридиане трёх обогревателей. К часу Крысы будет готово лекарство.
Судорожное метание мыслей, воспоминаний, предположений, заставляет слышать острее, даже сдавленный присвист дыхания, что берет Третий брат, его усталое волнение… что могло вызвать такое… такое? Чем это назвать?
— Все развивается ещё медленнее, чем шесть лет назад, а значит старший брат может вовсе не очнуться сегодня, тогда лекарство не понадобится.
Может. Не. Очнуться.
Звучит страшно. Как непреодолимая стена до небес, по которой нужно подняться, чтобы пройти испытание. С той лишь разницей, что испытание сейчас проходит не он. И что по сути от него сейчас не зависит почти ничего.
Кроме разве одного.
— Вэнь Шань Шэ просит командира Цзя, — стоит только Третьему брату удалиться, он поворачивается, отдавая новый поклон уже начальнику стражи, продолжая не сразу, а лишь тщательно выбрав слова, — продолжить свой отдых. Этот Шань Шэ не отойдет от Владыки всю ночь и утром будет ждать вас. Впереди день, потребуются силы… Если будут новости, любые, вы получите их тотчас.
Спина не разогнется, пока он не услышит согласия. Пока не получит подтверждения, что этот Шань Шэ теперь один из тех, кто не только знает, но и тот, кому можно доверить всё что угодно.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/403128.jpg[/icon][quo]телохранитель Владыки бессмертного[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Пятница, 17 сентября 14:13)

+1

6

[nick]Цзя Сю[/nick][status]командир личной стражи Вэнь Жоханя[/status][quo]верность[/quo]

- Владыка очнется.
Сказано больше для того, кто попал в эту ситуацию в первый раз, чем для себя или, тем более, Третьего брата, время которого сейчас весит едва ли не столько же, сколько жизнь главы Вэнь, от того немногословный командир Цзя обещает:
- Цзя Сю расскажет этому Вэнь все то, что ему необходимо знать.
Взгляд его провожает Третьего недолго, в целом Цзя Сю не так интересно, разогнется или нет эта спина - жесткие, крепче камня и стали пальцы берут Вэнь Шань Шэ за локоть, и именно там, где - Цзя Сю уверен, знают они оба, сухой хруст будет означать завершение карьеры воина, телохранителя, а может даже и заклинателя. Он не собирается ни давать согласие, ни раздавать подтверждения здесь на виду, - пусть Цзя Сю и не может точно сказать, что и от кого он желает сейчас скрыть, - вместо этого хруста и этого и вороха слов Шань Шэ очень аккуратно втаскивают в комнату Владыки, в спальню главы Вэнь, плотно закрывают дверь и потом, только потом, командир Цзя Сю открывает рот. Медлит. Разжимает пальцы. И все же говорит:
- Командир Цзя дождется исхода часа и третьего господина Вэнь. Но Вэнь Шань Шэ останется на ночь при Владыке как он того просит. Прежде, чем Цзя Сю уйдет "спать", ему покажут важное, нужное и полезное. И тебе тоже, - взгляд господина Цзя останавливается на слуге, но имени его, это видно, Цзя Сю сейчас вспомнить не может, - в этой комнате есть шкатулка темного дерева с белыми лилиями и птицами. Найди и принеси сюда.
Только теперь он позволяет себе это - взгляд и жест приветствия и промельнувшее по лицу выражение тревоги, сменившееся упрямо поджатыми губами, - Шань Шэ не единственный тут упорный адепт.
- Нездоровье господина должно оставаться в секрете от всех, даже от старейшин ордена, его других братьев или родственников, - так решил Владыка бессмертный, став главой ордена Вэнь. Цзя Сю не может обсуждать решений Владыки, возможно он будет наказан за то, что сказал лишнего,  однако Вэнь Шань Шэ должен знать, что делать, когда Владыка бессмертный очнется, а делать придется очень быстро, быстрее даже чем послать знак.
Времени думать не будет, - это хочется сказать, нет, хочется остаться и все проконтролировать самому, не полагаясь ни на кого, не доверяя никому, однако... Цзя Сю мрачнеет, признавая в первую очередь перед собою - очнется Владыка ночью или же нет, - силы и впрямь понадобятся днем. Много сил. Очень много сил и много терпения.
- Нашел?
Это не телохранителю, это - слуге.
- Пока он ищет нужно помочь Ся-Ся раздеть Владыку - третьему господину Вэнь понадобится снять пояс, а значит придется снять почти всё - вдвоем нам будет удобнее.

Отредактировано Wen Ruohan (Воскресенье, 5 сентября 22:01)

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1

7

Командир Цзя верит, что Владыка очнется. Это заставляет волну горечи, подкатившую к горлу, улечься в терпеливом ожидании. Потому он и стоит в поклоне, ожидая решения командира и… возможного… ему бы так хотелось, продолжения разговора о том, почему тот не велел ему убираться к своей тройке, а позволил остаться.
— Цзя Сю расскажет этому Вэнь все то, что ему необходимо знать.
Касание пальцев, жесткое, точное, говорящее само за себя, — предупреждение без слов… Лишнее, если бы командир Цзя мог заглянуть в его сердце. Сопротивление — первое, чего бездумно желает тело, и последнее, что стоило бы делать… Шань Шэ идет покорно, расслабленно и уверенно, бросив короткий взгляд в коридор, где стоит трое стражей. Те самые, что сопровождали Юэ к алтарю клана, и обратно — уже Вэня, те, чьи жизни он решил пощадить в обмен на молчание. Эти трое были согласны, их командир — нет, оттого и был убит недрогнувшей рукой. В тот раз ситуация была вовсе иной, но цена молчанию — жизнь, в этом ничего не изменилось.
— Командир Цзя дождется исхода часа и третьего господина Вэнь. Но Вэнь Шань Шэ останется на ночь при Владыке как он того просит. Прежде, чем Цзя Сю уйдет "спать", ему покажут важное, нужное и полезное.
Шкатулка с белыми лилиями, которую слуга был отправлен искать ни на мгновение не отвлекло внимание от слов командира Цзя, не заставило смотреть по сторонам. Эту комнату он уже успел разглядеть, пока ожидал прихода Третьего брата. Если та шкатулка здесь и была, то точно не на виду. Пусть слуга ищет, пока он слушает…
— Нездоровье господина должно оставаться в секрете от всех, даже от старейшин ордена, его других братьев или родственников, — так решил Владыка бессмертный, став главой ордена Вэнь.
Став… Оттого ли память подкидывает откровение, отпечатанное в его памяти, словно высеченное в камне, те крупицы истории, что ему довелось узнать, как то, что Владыка часто бывал в клане Гао. Нездоровье… началось давно.
— Цзя Сю не может обсуждать решений Владыки, возможно он будет наказан за то, что сказал лишнего, однако Вэнь Шань Шэ должен знать, что делать, когда Владыка бессмертный очнется, а делать придется очень быстро, быстрее даже чем послать знак.
— Да, — единственное, что он отвечает, разом на всё, не тратя лишних слов ни на этикет, ни на приличия, вспоминая о том, что Владыка позволил ему самому узнать и увидеть. Возможно, Цзя Сю и не будет наказан… возможно. Он слушает, но командир не торопится продолжать.
— Нашел?
Слуга не успел, оттого ли командир словно пробуждается от слов, тянущих в прошлое, словно в сон, и начинает движение.
— Пока он ищет нужно помочь Ся-Ся раздеть Владыку — третьему господину Вэнь понадобится снять пояс, а значит придется снять почти всё — вдвоем нам будет удобнее.
Будь он на год младше, он был бы счастлив, зная, что его кожа не склонна розоветь от смущения. Сейчас же от прежнего смущения не осталось следа вовсе. И все те чувства, что он раньше испытывал, прикасаясь к Владыке, сейчас как тлеющие угли, подернутые пеплом, разошлись алым пламенем по венам и снова погасли. Куда яснее, сильнее, ярче мелькнувшее воспоминание — лицо сына Шестого брата…
Не время. Шань Шэ проморгался, следуя указаниям Цзя Сю в точности, удерживая на своих руках драгоценное, теперь расслабленное и будто пытающееся стечь вниз, потяжелевшее, тело Владыки. Служанка была напугана, ее руки дрожали, собирая тяжелые складки ткани, наконец, унося лишние одеяния, она на время удалилась, чтобы почти сразу вернуться и встать рядом в ожидании.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/403128.jpg[/icon][quo]телохранитель Владыки бессмертного[/quo]

+1

8

[nick]Цзя Сю[/nick][status]командир личной стражи Вэнь Жоханя[/status][quo]верность[/quo]

Там, где Ся-Ся робеет, командир Цзя делает свою работу спокойно и явно не в первый раз, никак не отождествляя ее ни с возможным смущением, ни с иным подтекстом, которого то ли не видит, то ли видеть не желает, ровно так же не желая демонстрировать ни своей тревоги, ни своих опасений. Что толку в таких опасениях - бояться последствий бессмысленно, если не противостоять им, а противостоять и бояться было, по мнению Цзя Сю, недостойно ни воина, ни заклинателя. Он останавливается сам и останавливает служанку тогда только, когда дело доходит до самого пояса - широкого, едва не в две чи пояса из тонкой, но жесткой кожи, больше похожего на доспех, чем на украшение одежды, приличествующее достойному мужу.
- Снимем его и уже не сможем поднять Владыку так легко, - хмуро поясняет он Вэнь Шань Шэ, подставляя широкую ладонь под отяжелевшее тело и не давая расслабленному телу главы Вэнь слишком уж проседать спиною и стечь.
- Да и перевернуть тоже, а Третий господин наверняка прикажет. Пусть Ся-Ся подготовит постель.
Он становится спокойнее, намного спокойнее и неторопливее, когда эта часть забот остается позади - теперь у них все готово и когда бы Третий господин ни пришел, что бы ни захотел сделать - они и впрямь готовы. Готовы же? Вэнь Шань Шэ достается короткий взгляд - долгий взгляд достается тому слуге, что несет шкатулку - шкатулку тёмного дерева с белыми как снег лилиями. Долгий взгляд позволяет взять паузу и подумать о том, что и как следовало бы сказать, но больше краткого мига командира Цзя не медлит, - на самом деле решение давно уже принято и отступаться он не намерен: после того, как Владыка уложен, он кланяется низко, словно глава Вэнь здесь с ними и может его видеть и слышать, словно бы тот все равно находится здесь, и только потом оборачивается к тому, кому доверил сейчас самое важное.
- Командир Цзя не изучал медицину, но был рядом в прошлый раз... прошлые разы и все последние годы - он знает, что тело главы Вэнь может очнуться раньше рассудка и воли Владыки бессмертного - тогда Вэнь Шань Шэ придётся защитить Владыку от его самого - защитить от гнева и боли главы Вэнь и второго господина, и себя. Этот Шань Шэ принадлежит к клану Вэнь, он должен справиться.
Он касается, склонившись, покрывала на постели, расправляет набежавшую складку, но не говорит больше ничего лишнего. Ничего из того, что можно не говорить, считая, что его тревоги, сомнения, воспоминания и опасения не относятся к делу. Только знание, которое пробуждает воспоминание и память, заставляет лицо темнеть:
- Третий господин сказал, что в этот раз всё будет медленно, он не ждёт главу Вэнь обратно раньше утра. Но Цзя Сю не уверен. Он не понимает в лечении, но знает, что глава Вэнь всегда торопится... выздороветь - Вэнь Шань Шэ должен быть внимателен.

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1

9

Чем бы ни был этот “пояс”, один его вид уже говорил о том, что это не простое украшение и без него Владыка не появляется нигде. Пожалуй, Шань Шэ слишком увлекся тем, что рассматривал этот кожаный, скрытый от посторонних глаз, мастерски сделанный предмет, неприлично приблизив лицо и склонив голову набок, пытаясь понять, как тот завязан.
— Снимем его и уже не сможем поднять Владыку так легко, — слова командира вернули обратно, словно вырвали из цепких лап внезапно накатившего забвения, заставили выпрямиться и принять позу, более подобающую ситуации. — Да и перевернуть тоже, а Третий господин наверняка прикажет.
Спросить он был должен, просто обязан, но служанка никак не может отойти, принимаясь за шелк одеял и подушек, а пожилой слуга уже спешит к ним, неся испрошенную шкатулку. Белые лилии на темном, как лед на поверхности холодной весенней реки, поплыли в глазах, заставляя отвести взгляд и пару раз моргнуть. Может ли такое быть, что шкатулка эта…
Некогда думать о том, откуда эта, слишком похожая на ту единственную ценную вещь, что осталась у Гао Сяолин, когда она покинула разоренную кланом Чжао деревню целителей, эта шкатулка из темной древесины с белоснежными цветами была слишком… похожа. Похожа настолько, что на пару вдохов заставило сердце подпрыгнуть, удариться о горло, упасть куда-то вниз и замереть. Оставалось только лишь гадать, подарок ли это от клана Гао?
Но и это должно ждать. Он обдумает всё позже, сейчас есть дела, важнее которых более нет ничего. Ся-ся повернулась к ним лицом, всем видом своим говоря, что ее работа исполнена. Не нужно слов, чтобы понять, что следует делать ему, пока Цзя Сю бережно ставит шкатулку у кровати, сам он поднимает такое тяжелое, тянущее вниз, к полу, к земле, тело Главы Вэнь, еще более бережно переносит на кровать и укладывает так, как должно, накрывает одеялом.
— Третий господин велел закрыть окна и прогреть комнату, — негромко говорит он и кивает девушке, всё ещё стоящей рядом, затем смотрит на слугу. Слуги же торопятся к ставням, делают всё быстро, кланяются и покидают комнату.
Командир Цзя уже совершил свой поклон Владыке, а он замешкался разговором и теперь торопится последовать его достойному примеру, вспоминая имена божеств, к которым обращается слишком редко, редко за помощью для себя, всё чаще — молясь за других. Но и на молитвы время будет тоже. Не сейчас…
Командир Цзя говорит, не тратя лишних слов, а он всё ещё слушает, не задавая вопросов, не опережая слова, которые предназначены ему, взвешивая каждое своё на внутренних весах, думая о последствиях для себя, для него…
— Третий господин сказал, что в этот раз всё будет медленно, он не ждёт главу Вэнь обратно раньше утра. Но Цзя Сю не уверен. Он не понимает в лечении, но знает, что глава Вэнь всегда торопится… выздороветь — Вэнь Шань Шэ должен быть внимателен.
— И будет, — спокойно соглашается он в ответ. — Вэнь Шань Шэ учился у лучших и надеется, что учился хорошо. Пусть командир Цзя не беспокоится о том, что может случиться, а может и не случиться, но Вэнь Шань Шэ просит рассказать… — в самом деле, просьба эта, действительно, может повлечь за собой наказание, и взгляд, брошенный на Владыку, тянет за собой тяжелый вздох, — … больше. Пока не вернулись слуги.
Продолжать стоять или сесть?
Шкатулка помогла принять решение. Он решительно сел на пол, протянул руку, поднял ее и раскрыл. Свернутые ленты, флакон темного стекла и… Он поднял удивленный взгляд на Цзя Сю, повертел в руках шелковую веревку в два пальца толщиной, местами будто протертую до того, что нитки торчали в стороны, пока не пришло… понимание.
— А если такое всё же случится, — веревка отправилась обратно в шкатулку, а флакон лег в ладонь, — Шань Шэ должен точно знать, как… не навредить. — Одна капля густой как сгущенное масло жидкости вытекла на подставленный ноготь и сияла темной прозеленью. Остро различимый запах листьев эвкалипта и смолы дерева чжан скрадывал всё остальное, поэтому пришлось попробовать… И аккуратно сплюнуть в рукав, прикрываясь вторым. — Командир Цзя намеренно не рассказывает, что с этим нужно делать, полагаясь на то, что этот адепт разберется сам? По всей видимости это лекарство призвано снимать боль, если втирать его в кожу, но его нельзя пить или накладывать на раны, змеиный яд предназначен… не для этого.
Правильней было бы сказать, что он “не предназначен для приема внутрь”, но вышло слишком уж двусмысленно. Шань Шэ откашлялся, послевкусие лекарства оказалось не слишком приятным, и это дало еще немного времени.
— Тот пояс… Однажды Вэнь Шань Шэ своими глазами видел, что Владыка бессмертный нездоров, было много сомнений и домыслов. Вероятно, то, что известно многим в клане Вэнь, не стало известно тому, кто совсем недавно был принят в семью. Если командир Цзя… согласится рассказать, почему Глава Вэнь вынужден носить этот пояс, это поможет позаботиться о нем лучше. — Эта просьба не только давнее желание понять, что не так со здоровьем Учителя, жажда узнать, чем же он, Хуншэ, может помочь. Оттого руки сложены в искреннем просящем жесте, и голова склонена в ожидании. — Шань Шэ бы не просил о таком, если бы не опасался своими неосторожными движениями навредить здоровью Владыки. И не просил бы о таком командира Цзя, если бы мог спросить Владыку сам… Раньше у Шань Шэ был шанс, но не было необходимости, теперь же… Всё изменилось.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/403128.jpg[/icon][quo]телохранитель Владыки бессмертного[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Воскресенье, 19 сентября 21:23)

+1

10

[nick]Цзя Сю[/nick][status]командир личной стражи Вэнь Жоханя[/status][quo]верность[/quo]

Он просто смотрит - смотрит внимательно, потому что думает, что знает, куда смотреть. Потому что не верит во внезапно всплывающих талантливых заклинателей, без родни и наставников, потому что слишком хорошо знает о том, насколько не характерно для Владыки бессмертного такое вот внезапное доверие. Замечает ли он что-то или нет, командир Цзя не торопится ни с выводами, ни с обвинениями, ни с подсказками - то, что он скажет зависит не только от того, как этот ученик среагирует на шкатулку, но и от того, поймёт ли он смысл его содержимого. Не всё можно и стоит объяснять... Не всему стоит учить именно сейчас и на таком вот примере.

- Если такое все же случится, Вэнь Шань Шэ использует эту шкатулку. Лекарство помогает расслабить мышцы и дождаться конца приступа, чтобы поставить иглы. Говорят, при этом недуге можно переломать все кости от усилий и Цзя Сю в это скорее верит, чем нет - чтобы удержать Владыку, Шань Шэ потребуются духовные силы, а значит в этом слуги не смогут ему помочь. Только позвать Третьего господина или меня. Ты понял?
Глаза командира Цзя не отрываясь глядят на того, кого здесь могло бы не быть, не случись череда невероятных событий. Командир Цзя в невероятные события не верит, только в судьбу и умысел, а значит не прячет взгляда.
- Командир Цзя должен был понять, умеет ли этот адепт то, что должен уметь, или только учился, как учатся многие. Целители ордена Вэнь готовят немало адептов каждый год - но только лишь единицы и впрямь получают какие-то знания и могут их применить. Цзя Сю должен был знать наверняка.
Он медлит, но уже не от того, что сомневается - просто переводит взгляд с Владыки на того, кто распробовал, похоже, до конца. Медлит, но все же садится по другую сторону шкатули, у ложа главы Вэнь, явно собираясь дождаться прихода третьего господина:
- Всё изменилось и всё осталось неизменным. То, что было известно каждому, ныне забыто и Цзя Сю расскажет только малую часть. Расскажет при Владыке бессмертном, не таясь: на осеннюю охоту прошлый глава ордена Вэнь взял своих сыновей, трофеи охотников тогда ещё показывали главе ордена и молодые господа отправились на поле смотреть добычу. Один из монстров оказался лишь оглушен, говорят, что тогда он очнулся и напал - первый молодой господин смог отразить атаку, но второму молодому господину не было ещё семи лет. Телохранитель спас молодому господину жизнь, однако его тело упало на ребенка и повредило ему спину. Второй молодой господин пролежал в повязках год, но так и не смог встать. Еще через год лекари из горного клана, которым старый глава Вэнь позволил осмотреть ребенка, достали из спины второго молодого господина обломки костей и начали заново учить его ходить. Первый молодой господин Вэнь показал младшему брату, как использовать свою силу, чтобы преодолевать болезнь. А пояс заменяет те кости, что целители клана Гао извлекли двадцать лет назад. Все в клане Вэнь знают эту историю, но Владыка слишком... горд, чтобы показывать слабость и сама история давно забылась. Старейшины клана, целители, даже сам Владыка не желает помнить о том, что его спина требует особого внимания, но тем, кто за нее отвечает, неплохо бы знать правду: глава ордена Вэнь не может позволить себе игнорировать давнее ранение и долго сдерживать эмоции.  Иначе главе Вэнь снова станет трудно дышать, а слугам снова и снова придётся доставать шкатулку с белыми лилиями.
Брови Цзя Сю сходятся к переносице, когда взгляд касается одеяла Владыки - снова и снова, он не тянет рук, чтобы проверить пульс или токи ци у лежащего, но то, как он прислушивается к дыханию, слышно и видно всякому, кто дает себе труд наблюдать и неподвижность ладоней, лежащих на коленях, вряд ли обманет внимательного наблюдателя - командир Цзя очень спокоен и очень взволнован одновременно - недоволен произошедшим и не так сильно это скрывает, как мог бы, пожалуй.
- Остается надеяться на то, что Третий господин сможет вернуть главе Вэнь хотя бы часть его сил прежде, чем Владыка очнется.

Отредактировано Wen Ruohan (Вторник, 21 сентября 21:57)

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+1

11

Понял ли он то, что было ему сказано? На каждый такой вопрос, взгляд или где было необходимо, он молча кивал, не создавая лишнего шума, не сбивая командира Цзя с мысли, давая понять, что слушает кожей, а не только ушами. Понял ли этот ученик, как использовать то, что лежало в шкатулке?
Однажды он видел, как усмиряли больного, бившегося на земле в приступе, подобном тому, что описал Цзя Сю. Тому ремесленнику на голову упал камень на горной тропе, но не убил, а превратил в калеку на долгие годы, а сам Шань был едва ли семи лет от роду, слишком мал, чтобы запомнить в точности всё, что тогда говорилось, но хорошо запомнил, что старшие делали. Искажения же Ци он не видел ни разу в жизни, оттого, стоило углядеть на столе лекаря-наставника среди прочих бумаг трактат об искажениях ци, не найдя ничего подобного в библиотеке ордена, он вернулся и нашел массу причин и возможностей читать его украдкой, быстро, запоминая только суть. К счастью, наставник ему достался очень занятой, и его часто не бывало на месте, в то время как ученик должен был прочесть много свитков в его отсутствие и… не важно. Всё это в прошлом. Теперь же он был рад, что тот самый трактат он всё же сумел украдкой прочитать и не попасться на этом занятии.
Владыка бессмертный, чьи силы превосходят его собственные во много раз, вовсе не похож на того ремесленника, упавшего без сознания на площади и бившегося в припадке, и удержать его… будет ли под силу одному Хуншэ? Сомнения пришли и развеялись, стоило подумать о том, что командиру Цзя, не обученному целительским практикам и техникам клана Вэнь, это удавалось… и не раз. Значит, он справится. Должен справиться.
История, которую он ждал так долго, историю, которую знали почти все в клане, кроме него самого, разбудила слишком много и без того неспокойных чувств. Они толпились и перебивали друг друга, потому Шань Шэ не знал, какому из них отдать предпочтение. Он слушал молча, лишь время от времени отводя взгляд, чертя им по лакированной поверхности шкатулки, что всё ещё лежала у него на коленях, по краю одеяла, не в силах поднять его и посмотреть на Владыку, по узору плит пола, и снова возвращался к лицу командира Цзя, продолжающего рассказ. Горный клан Гао… Владыка упоминал, что гостил у них часто, но не говорил почему. Теперь картина складывалась в единое целое, принося горечь и успокоение одновременно. Ненадолго.
Старейшины… Те, кто точно знают, что испытывать гнев Владыке не полезно… Точно зная об этом, делают всё возможное, чтобы тот его испытывал.
Непростительно.
— Остается надеяться на то, что Третий господин сможет вернуть главе Вэнь хотя бы часть его сил прежде, чем Владыка очнется.
Собственный нарастающий гнев отрезвляет, бьет по щеке наотмашь, заставляя отмахнуться от воспоминаний и не пересчитывать старые долги, не добавлять к ним список новых. Но и не перестать хмурится, сдвинув брови.
— Если потребуется, Вэнь Шань Шэ отдаст все свои, — впервые за долгое время он говорит и говорит снова только по делу, аккуратно ставя шкатулку у кровати на прежнее место. — Пусть Командир Цзя не беспокоится о главном.
Тихая ярость, поднявшая голову внутри, услышала слово “жди”. Жди своего часа. Однажды кто-то заплатит за то, что случилось сегодня, и заплатит свою немалую цену. Не сегодня. Быть может, даже не в этом году. Но обязательно. Уверенность в этом окрепла.
— Вэнь Шань Шэ благодарен Командиру Цзя за доверие. То, что услышал Вэнь Шань Шэ, слишком важно. Теперь многое становится понятно… 
Многое… слово это он выделил, решившись посмотреть на Владыку и не удержавшись от вздоха. Гао подняли его на ноги, а потом Гао стерли с лица земли. Быть может, и у этой истории есть куда менее очевидные причины, чем желание отдать деву Чжао в жены Главе ордена и тем самым приблизиться к власти? Как знать…
— Вэнь Шань Шэ узнает у Третьего господина, чем может быть полезен, на исходе часа.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/403128.jpg[/icon][quo]телохранитель Владыки бессмертного[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Вчера 02:34)

0


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Одна искра сжигает весь порох