Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » [AU] Плывут облака...


[AU] Плывут облака...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

...Отдыхать после знойного дня,

Стремительных птиц
Улетела последняя стая.

Гляжу я на горы,
И горы глядят на меня...

https://i.pinimg.com/564x/f1/cb/31/f1cb31c7d7964ff025ef51675b42e987.jpg

Участники: Жунь Юйлун - в поисках себя и Пути, Лао Туяо - в поисках возмездия, Сыма Цзунси - к нему ведут все дороги.
Место: где-то в Китае.
О чём: узнается.

[nick]Жунь Юйлун[/nick][status]тихая река[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/470596.jpg[/icon][quo](Жунь Цзян)[/quo]

к реальной географии отношение имеет очень слабое (не имеет)

если вам кажется, что это сильно постканон со всякими отсылками, возможно, вам не кажется

вообще, если что-то покажется, сразу креститесь и забудьте

Отредактировано Lan Sizhui (Понедельник, 30 августа 13:25)

+2

2

У монашеского ордена, нашедшего пристанище среди редколесья безымянного острова в глубоких водах неспешной реки Байцзян, не имелось даже названия, как и громких выдающихся подвигов. Жители ближайшего города Ишань искренне полагали, что призвание этих даосов в поношенных зеленовато-голубых одеяниях – привечать на своём острове, который городской глава милостиво позволял им занимать, сирот и бродяжек, собирая всё отребье, которое не путалось больше под ногами честных граждан. Слоняться по улицам, не отказывая в выполнении любой, даже самой чёрной работы, за еду и несколько мелких монет. А также гадать всем желающим, подступающим к ним с затаённой в глубине глаз смесью любопытства и брезгливости.
Говорили, что так было не всегда. Что орден гремел на всю Поднебесную, а если и не всю, то хотя бы на провинцию, своей славой и благими деяниями, и именовался… да как-то именовался, уж точно не «орденом нищих». То ли орденом Звездной пыли, то ли орденом Яркой луны. А затем то ли проклятие снизошло, то ли ещё что, то ли бродячий даос, основавший его, наконец, вознёсся, но дела пошли из рук вон плохо, да и идут так до сих пор, и вся слава рассыпалась в прах.
Кто-то окончательно опустился, выпрашивая еду и гадая девицам на ярмарках, кто-то торговал «чудодейственными» зельями, возвращающими молодость, красоту, удачу и совсем обычными лечебными припарками, кто-то не покидал остров годами, тратя жизнь на самосовершенствование, ведь древние традиции, вопреки всем слухам, всё ещё были живы. Кто-то отправлялся в странствия, надеясь обрести в пути истину или хотя бы славу, влекущую за собой звонкую монету.
Жунь Юйлун не задумывался о прошлом, стараясь делать хоть что-то полезное каждый день в настоящем. Это несложно, если все мысли - как прокормить тех, кто нашёл приют на острове, но не мог позаботиться о себе сам. Дети, старики и увечные, да горстка даосов, половину из которых никоим образом не интересовали материальные проявления жизни – вот и всё население. Каждый требовал пищи, лечения и мало-мальски пристойной одежды, чтобы прикрыть тело. Некоторых из детей брали на обучение, рассмотрев их потенциал, но далеко не все они стремились стать заклинателями, насмотревшись на ту же самую полуголодную жизнь, только ещё и полную ограничений напополам с изнурительными тренировками. К чему годами взращивать золотое ядро, если придётся совершать подвиги на крестьянских полях, пропалывая посадки? А достойной заклинателей работы почти не поступало, и не потому, что время было мирное, а земли чисты – к чему обращаться к нищему монаху, с которого и спроса нет, когда можно получить помощь от настоящего могущественного ордена? У них – сила, у них – власть, у них – традиции, пронесённые сквозь века. У них тысячи воспетых подвигов в устах торговцев и трактирных рассказчиков. У них блеск мечей и шелка летящих одеяний.

…Разве что могущественный орден сочтёт ниже своего достоинства успокаивать мстительный дух погибшей несколько зим тому назад сварливой жёнушки.

И как же хотелось, много раз хотелось малодушно бросить всё и всех, и уйти тоже – да хотя бы странствовать! Но глядя в глаза этих детей, по наивности взирающих на его простые грубые одежды с плохо скрытым восхищением и ожиданием чуда, Жунь Юйлун понимал – не уйдёт. Слишком хорошо видел во всех этих детях себя самого. Ему дали шанс – вправе ли он лишать шанса других?
Его старый учитель ещё как-то умудрялся держать всё, происходящее на этом клочке земли, в крепких, немного подрагивающих в силу почтенного возраста, руках.  Каждый, приходящий на остров, находил своё место и занятие. Кто-то принимал решение встать на путь самосовершенствования, кто-то, получив необходимое лечение и поддержку, старался отблагодарить, каждый – кто чем умел, ибо искусство выращивания овощей и шитья одежды ценилось не меньше искусства владения мечом. Каждый имел полное право уйти. Бывали и тяжёлые времена, и тяжёлые люди - после того, как прибившаяся группа бродяжек под покровом ночи вычистила напрочь кладовые и отбыла на большую землю на одной из немногих лодок, не требовавших починки, орден (да, всё ещё орден, демоны его дери!) долго не мог восстановиться. Но пережили ведь трудности, избыли, вылили за порог, словно цветущую воду в кадке. 
Брат Бао с несколькими мужчинами и женщинами, нашедшими себе здесь пристанище, разбил огород и, кажется, в этом году им, наконец, удастся добиться хорошего урожая.
В округе завелась мелкая водная нечисть, по ночам вылезающая из воды и ворующая домашнюю птицу, ибо сил на что-то большее не доставало, и мелкая монета перепадала порой от хмурящего брови крестьянина, подсчитывающего убытки своего курятника.
И это было недостойно, и Жунь Юйлун старался пресекать подобного рода разговоры среди учеников, но те радовались, что имеют, наконец, источник несложного заработка, отвечающего, в то же время, их благородным потребностям будущих великих заклинателей.
Да только у каждого подобного «источника» должна быть своя причина, и именно в этом стоило разобраться. Особенно – пока не пошли разговоры, что даосы запустили нечисть в реку, чтобы выжимать из честного населения медяки и серебро.
Набеги начались недавно, не ранее, чем с начала середины лета. Кто-то избавился от трупа, выкинув в речные воды, и возмущение загубленной души оказалось достаточно сильно, чтобы всколыхнуть возмущение тёмной энергии? На свою беду, нашёл и прочёл старое заклинание? Чем-то ещё потревожил реку?
Достаточно, чтобы лишить жителей прибрежной линии покоя.

Жунь Юйлун не любил покидать остров, но выяснение природы набегов упало на его плечи, и он не только не должен был посрамить орден (всё ещё орден), старого учителя и самого себя – но и снискать какую-никакую известность. Не говоря уже о небольшом вознаграждении от города, как ему намекали некоторые братья, а прочие заявляли прямо. Близилась осень, холодная в этих краях, недоставало тёплой одежды и лекарств из тех трав и ингредиентов, которые невозможно добыть в местных краях. Его путь и лежал поначалу в резиденцию городского главы, который, с сомнением окинув взглядом невысокую измождённую фигуру, позволил заняться этим вопросом за то самое «небольшое вознаграждение». Но ни медяка вперёд!
На пороге Жунь Юйлуна догнал стражник и, осведомившись, не продаст ли тот чётки из зелёного нефрита, обвивающие худое запястье, получил твёрдое, вежливое «нет». Но на этом вопросы не закончились.
- По правде сказать, - мужчина как-то смущённо поскрёб в затылке, - о вашем острове много слухов ходит. Я-то понимаю, что одно отребье нищее, а вот жена моя верит, что праведники… Предвидите всякое…
Несколько раз за сбивчивую речь Жунь Юйлун напоминал себе, что простой человек вовсе не желает оскорбить ни его, ни орден, выражая свои мысли ровно так, как умеет, и стоит быть снисходительным. К тому же, они действительно – нищее отребье в глазах этих людей.
- И она не простит, ежели я кого из вас видел, а о судьбе нашей не спросил. Золотой дам, не пожалею!
Они вздохнули оба. К неудовольствию Жунь Юйлуна, многие его братья пообещали бы с три короба, забрали плату и были таковы. И оказались правы, ибо этот человек вряд ли жаждал слышать правду. За свой золотой, целый золотой, он хотел безбедное существование, милую тёплую жёнушку и хороших детишек, пусть даже призрачный отголосок обещания сладкого будущего.
- У этого господина всё будет хорошо, - наконец, произнёс он, бросая взгляд на протянутые ему мозолистые растрескавшиеся ладони, - если он найдёт в себе силы не заглядывать в будущее насильно. Удача пуглива и осторожна, подобными действиями её можно развеять, и…
- То есть, впереди нас ждёт удача? Вот так счастье! – и, сунув в руки даоса потёртый кожаный кошелёк, стражник побрёл в сторону господского дома, бормоча: «То-то Ли Лунсяо похаживает в наш дом, никак старшую сосватать решил… Сбыть с рук – и счастье, хороший он торговец, крепкий, да и парень ничего…»
А ведь ровно ничего из этого Жунь Юйлун ему не говорил.
Но теперь у него были деньги. И пусть вид кошелька вызывал в душе лёгкое неодобрение и даже возмущение, выбирать не приходилось, и стоило порадоваться, что столько денег досталось так сравнительно легко. Стоило отложить, но он всё же купил на мелкую монету в лавке самых дешёвых конфет, одну из них не без наслаждения отправляя в рот, стоило покинуть людные улицы. Первым нечисть увидел крестьянин Лю, если верить рассказам стражников, с ним и стоило поговорить, а местность у его стоящей почти на воде хижины тщательно изучить.
Но было слишком жарко, близилась середина девятой стражи, и Жунь Юйлун, выйдя на окраину города, присел под одно из деревьев, росших у самой воды. Ничего не случится с крестьянином Лю, если он ненадолго прикроет глаза, всего на мгновение, вдыхая влажный тинистый воздух. Всего на мгновение. Или на пару.

[nick]Жунь Юйлун[/nick][status]тихая река[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/470596.jpg[/icon][quo](Жунь Цзян)[/quo]

+2

3

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/37/t993726.png[/icon][nick]Угадайте, кто[/nick]

Вода здесь была холодной. Холодной, несмотря на то, что ее должно было бы согревать солнце - но не согревало.
Неспешной, пусть даже чуть подальше течение и было - вон как закрутило щепку и потащило, и заставило пару раз подпрыгнуть и утянуло под берег, в прохладу и спокойствие воды.
Спокойствие? Тихая вода не выдала и единым всплеском появление тонкокостной руки, словно бы и сама рука тоже состояла не из плоти и крови, а из воды. Из воды бесшумно показались почти лишенные плоти пальцы, затем узкое, сверкающее хорошо отмытой костью плечо - порченное мясо, сохраненное водою, не издавало запаха так же, как не плескала предательски вода и вот уже существо, больше всего похожее на недостойно подвижный труп, выбралось на прибрежную землю, ухватилось несоизмеримой предательской силой за сапог и за пояс и равнуло, завертело, перекинуло через себя в воду, где другие пальцы - скользкие и бесстыдно сладостные зажали неудачливой добыче рот и потянули в воду, дальше, глубже, быстрее.
На плечи человеку словно бы обрушилась в прыжке вся тяжесть берега, чьи-то руки вцепились в шею и в волосы, заставляя погружаться на дно куда быстрее щепки.

Отредактировано Wen Ruohan (Понедельник, 30 августа 14:57)

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+2

4

Туяо остановился на отдых именно на этом дереве, под которое сел весьма скромно, но добротно одетый незнакомец.

Этот потомок древнего, но нелюбимого простым народом и заклинателями клана Ядов Лао уже достаточно натерпелся и насмотрелся за три года своих скитаний по миру. Ему приходилось скрывать свою личность, чтоб не быть убитым, как и отец, и братья, и все адепты Лао.

Теперь Туяо остался совсем один. Это устраивало. Никаких забот, кроме как о себе. Но время шло, а душа требовала мести. И слишком много было должников у него, чтоб перебить их в одиночку! Последний из клана Лао был слаб для этого.

Можно было, конечно, попытаться найти друзей, соратников, единомышленников. Но Туяо не чувствовал в себе достаточно сердечного жара, чтоб воспламенить другие сердца идеей восстановления проклятого клана.

Гораздо прельстительней и реальней казалась идея самому обрести достаточно сил, чтоб наказать всех, кто этого заслуживал. А потом можно и на гору какую-нибудь, к даосам, творить добро и выправлять карму.

Вот от этих то мыслей и отвлек его непрошенный сосед. Излишним благородством Лао Туяо не страдал. И есть хотелось регулярно. Поэтому перспектива ограбить или  выманить  обманом какие-то деньги у случайного прохожего не казалась чем-то недопустимым и предосудительным.  Он и знать не знал, что в этой реке у него завелся более кровожадный конкурент!

С нечистью потомку ядовитого рода было справиться легче легкого. Не зря же несколько поколений в клане ядов пичкали себя, своих жен (и беременных тоже!), своих детей различными ядами, постепенно выводя новый вид заклинателей, способных своей ядовитой кровью убивать монстров и усмирять нечисть. Вот только и для людей эта кровь была ядовита. За что и перебили в итоге весь клан. Из страха.

Стоило поторопиться, иначе мертвая добыча, конечно, отдаст ему все и так, но спасенная и живая станет должником, а значит - отдаст больше, чем  имеет при себе в данный момент.

Поэтому Туяо стремительно покинул свое убежище в густых ветвях и бегом кинулся в реку, по пути полоснув свою ладонь ножом. Еще один шрам гарантировал еще одну побежденную заразу, на этот раз - речную.

[icon]https://i.ibb.co/Dw3cxHY/602198addc38d.jpg[/icon][nick]Лао Туяо[/nick][quo]Лао Янью[/quo][status]отрава[/status]

+2

5

Этот сон, словно размоченным в воде хлебным мякишем залепившим голову, не был простым, и если бы Жунь Юйлун отнёсся к своему состоянию внимательнее, он понял бы это, да только обращать на себя внимание не привык.
За что и поплатился пробуждением тогда, когда отяжелевшие одежды и склизкие костяные руки почти утащили его на самое дно подсвеченной солнцем илистой воды.
Эти руки, эти пальцы - казалось, они были повсюду, лишая движения, утаскивая за собой. Так легко попасться... Так легко поддаться, выдавливая последний воздух из лёгких, и едва не делая вдох... да только воздуха нет.
Жунь Юйлун дёргается, пытаясь вырваться, ему кажется - изо всех сил, но так ли это на самом деле? И вырваться не удастся, уже поздно для того, чтобы вырываться, и меча нет в руке, и цянькунь не у пояса, на привычном месте, а так и остался на берегу...
Спокойствие. Спокойствие и концентрация.
Даже кажется, будто нефритовый "жемчуг" жжёт запястье огнём - или это костяные пальцы, пытающиеся лишить его всякого движения. Лёгкие тоже жжёт огнём почти на пределе, но стоит ещё немного потерпеть, позволяя камнем утянуть себя почти на самое дно, и глубокая же эта река...
Резкий выброс ци, кажется, иссушает почти полностью, выжигает последний воздух в лёгких, последние силы в теле - и гнилая плоть распадается мутной трухой, оседая на дно, его же самого буквально выталкивает из реки к поверхности.
Как раз, чтобы сделать шумный вдох и ухватиться за что-то... или кого-то? Он даже не осознаёт, тряся головой и судорожно пытаясь нащупать ногами хоть какую-то твёрдую поверность.
И получается.
Надо же. А казалось - глубока как пропасть, а Жун Юйлун барахтался почти у самой поверхности. Стыд-то какой... Заснуть, попасться в лапы нечисти, которой, казалось, и значения придавать не стоило, почти захлебнуться, использовать технику, пользоваться которой могло быть чревато... И очень скоро откликнется недомоганием по всему телу, ноги бы смочь переставлять.
Ещё и вцепиться в кого-то не хуже нечисти, будто только в чужой помощи и нуждался.
Куда уж тут стать великим орденом...

[nick]Жунь Юйлун[/nick][status]тихая река[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/470596.jpg[/icon][quo](Жунь Цзян)[/quo]

+2

6

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/37/t993726.png[/icon][nick]Угадайте, кто[/nick]

Мертвые рыбы в иссохшей реке
Зловонный зной пустыни

Вот так всегда - стоит только возжаждать малого и получаешь ударом ци по сусалам, а поверх еще и усмирительно-ядовитой водою по уязвимым, самую малость тухленьким, членам (и членикам) - так думало бы робко-плотоядное существо, распадаясь на ткани и пару органов, если бы ему было, чем думать. На самом же деле особых мыслей у него не было и в нем промелькнуло разве что сожаление, а может и мелкая досада, когда пальцы, не выдержав напора духовной силы, разжались, сухожилия, вымоченные водою, растянулись, а с костей слетели остатки мышц.
На поверхности неглубокой заводи вздулся огромный, едва ли не в человеческий рост, водный пузырь, а затем взорвался кучей останков изукрашивая и тех, кто стоял в воде, и берег.
Невыносимое зловоние растеклось в воздухе, облекая в душные объятия и стоящих, и лежащих, и деревья и травы.
Заткнулась от омерзения голосившая тревожно на ветке птица...

Первой всплыла кверху пузом рыба - выстлала серебристыми тушками быструю реку ниже по течению, судорожно взбила ядовитую воду в пену и замерла, совершая свой путь к морю, уставившись укоризненно-блёклым взором. Спикировал на засыпающую рыбу зимородок и, поперхнувшись, на лету ушел камнем в воду, да так, что из воды только жалкие оцепеневшие лапки торчали со скрюченными пальцами.
Замерли ниже по течению, и разразились гневными возгласами прибрежные кусты, где рыбачили ребятишки, - негодующими воплями и бранью разразилась женщина, стиравшая с берега какие-то потрепанные вещи, и благодарности не было в ее словах, один проклятия "этим заклинателям опять попортившим всё, до чего только дотянутся" и в целом отношение к двоим, выбравшимся (или едва только залезшим) в воду неуловимо изменилось во всей природе с неудержно-безразличного на скрытно-агрессивное, - подтверждением того служила и пыль, поднимающаяся от дороги, ведущей к расположенной ниже по реке деревушке.
По ней явно кто-то бежал.
Навстречу ему со стороны города, тоже не оставившего вниманием внезапное серебристое пятно на воде и крики, уже выходили те самые стражники...

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+2

7

Мастерский бросок в воды реки незадачливого Туяо завершился очень... неуклюже. Что тому было виной, он так и не понял. То ли дно, оказавшееся гораздо ближе к поверхности, чем он рассчитывал, то ли чудовищный взрыв ци, буквально оглушивший его и разорвавший речную нечисть в клочки гниющей плоти и костей. Однако, вроде ничего ужасно для Туяо и для этого несчастного, чуть не ставшего обедом гуля, не произошло. По крайней мере сейчас.

Но оно грозило произойти вскоре. Потому что осмотрев, что случилось  с рекой от совмещения взрыва с ядом его крови на всем обозримом расстоянии вниз по течению, он понял, что погибла не только нечисть, а вообще вся живность в этой реке. И еще хорошо, что у «спасенного» не оказалось на теле ран, а речной водицы он успел наглотаться прежде, чем в нее попал яд Туяо, иначе бы отрава попала в его кровь или рот и он плыл бы вместе с рыбой брюшком кверху.

У этой реки ютились несколько деревень, жители которых, безусловно имели полное право рассчитывать на местную рыбу, как на значительную часть собственного рациона питания. И  теперь они были лишены этой части. Как только способность соображать вернулась к Туяо, он понял перспективу предстоящих неприятностей настолько ясно, насколько это вообще было возможно понять.

Последние несколько лет скитаний и вынужденной скрытности приучили потомка проклятого клана просчитывать неблаговидные вероятности на уровне «паранойя старшая сестра интуиции».  И еще ни разу он об этом не пожалел.

Кое-как высвободившись из мокрых, но крепких объятий того, кого сначала хотел обворовать, а потом спасти, он помог ему выбраться на берег, встряхнул за плечи помогая прийти в себя и быстро заговорил, стараясь придать своему голосу как можно больше убедительности:

- Смотри, что ты натворил с рекой! Я даже не хочу знать, что это было. Но сейчас сюда нагрянут местные жители и хреново придется нам обоим.  А я ведь просто хотел тебя спасти! - раскрывать свои способности первому встречному Лао Туяо не собирался, поэтому решил свалить всю ответственность за случившееся на него.

- А сейчас нам лучше или сматываться отсюда со всей скоростью, на которую способен твой меч (ты ведь заклинатель?), или быстренько договориться, что мы будем врать крестьянам. Один из нас может представиться им преследователем, а другой пойманным преступником, которого теперь надо как можно скорей доставить на суд в клан, которому он причинил ущерб. И, я надеюсь, ты понимаешь, что наши настоящие имена и названия кланов звучать не должны?!

[icon]https://i.ibb.co/Dw3cxHY/602198addc38d.jpg[/icon][nick]Лао Туяо[/nick][status]отрава[/status][quo]Лао Янью[/quo]

Отредактировано Nie Huaisang (Среда, 20 октября 06:13)

+1

8

На самом деле, это всё было очень… неожиданно, и Жунь Юйлун никогда раньше не делал ничего… подобного! Нет, конечно, он применял это заклинание, хоть и редко, но не один и не два раза в жизни, и никогда, никогда оно не было такой силы! Это просто невозможно… За двадцать семь лет жизни он прекрасно изучил пределы собственного организма, и хоть и стремился становиться лучше каждый день и совершенствоваться, знал – выше головы не прыгнешь. Не всем дано стать бессмертными.
Уничтожить всё живое своей ци – тоже было дано не каждому.
И выжить после этого.
Смутившись, он отцепился от незнакомого мужчины, который взялся… просто взялся откуда-то посреди дохлой рыбы и воплей возмущённых, приближающихся к реке горожан (и он их прекрасно понимал), оглядевшись по сторонам, хотя лучше бы было и не смотреть.
Но в одном незнакомец был прав, надо что-то решать – и быстро.
- Слушай меня, не знаю, кто здесь ты, а меня в этом городе каждая собака знает, и я не могу позволить, чтобы они пошли громить общину, - скороговоркой заговорил Жунь Юйлун. – Бежать мы не будем, а если ты хочешь ловить преступника – лови, но…
Он прикрыл глаза. Энергии оставалось немного, но достаточно для одной небольшой хитрости… Почему она осталась вообще, стоит разобраться потом.
Жунь Юйлун сложил простую печать и растёр ладонями лицо. На незнакомца посмотрел… явно кто-то другой, непохожий на Жунь Юйлуна. Этому небольшому трюку научил его старейшина, который в юности вёл… не всегда праведную жизнь, но свято верил, что всё в этом мире может в своё время послужить на благо!
Хоть и не было благом уничтожать реку. Но зато Жунь Юйлун мог защитить общину, от которой все местные жители давно мечтали избавиться, только повод дай. Теперь же повод был – вон он, утекает белыми брюшками вдаль по течению.
- Подыграй мне, - тихо прошипел он незнакомым голосом и, бухнувшись на колени прямо в водянистую жидкую грязь у берега, воздел руки к небу и заголосил.
- О, благородный господин, пощадите несчастного Лю! Ваш вид так грозен, что Лю всё осознал и больше никогда, никогда не вступит на тёмный путь, готов принять любое наказание, - добавил он даже кокетливо, пытаясь воспроизвести то крестьянское заискивание перед власть имущими, которое частенько видел, наблюдая за людьми.
- Что здесь происходит? – начальника стражи Жунь Юйлун узнал сразу. Тот с подозрением оглядел их обоих, не отнимая руки от меча. И, по глазам было видно, не узнал ни того, ни другого. Это было на руку, потому что если этот незнакомец (не слишком похожий на честного человека) был бы хорошо известен в городе, никто бы им не поверил. У самого же Жунь Юйлуна оставалось времени… достаточно, если его парнёр по несчастью достаточно остёр умом и языком, и совсем мало, если тот будет путаться в речах.
О том, как помочь местным жителям он подумает уже позже, спокойно добравшись до острова.

[nick]Жунь Юйлун[/nick][status]тихая река[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/470596.jpg[/icon][quo](Жунь Цзян)[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Среда, 20 октября 15:39)

+1

9

Ну конечно он прибежал, - нечасто тут такое происходило. Да что нечасто - вообще никогда не было такого, чтобы вся рыба в реке перевернулась кверху брюхом, а крестьяне и не подумали набивать ею свои корзины да переплетенные корою ловушки, а побежали в город стражу звать.
Так что день не задался - начальник стражи, в плечах столь же широкий как в охвате пуза, сперва прогромыхал все ступеньки со стены вниз, а потом, не присев, отмахал по пыльной дороге по самому что ни на есть солнцепеку и... упарился. Капли настоящего, соленого пота покрывали его встревоженное лицо и, что даже хуже, расплывались по одежде под доспехом отвратительными темными пятнами. Всё это не добавляло начальнику стражи ни любви к тем, кто сподвиг его на элакий подвиг, ни рассудительности.
- Что здесь происходит??!!!
Это он спросил грозно, едва успев притормозить и отфыркаться, пока его ребята борзо, но опасливо (эвон, сколько рыбы сдохло, им врвсе не хотелось последовать за нею и валяться вверху брюхом) хватаются за мечи.
Это - был вопрос базовый, из тех, что выпалают прежде, чем голова начинает принимать участие в происходящем. Стоило же начальнику стражи чуточку пропыхтеться, стоило услышанным словам добраться, наконец, до рассудка и сознания, как за меч (теперь уже тоже опасливо) схватился и он сам. Темный путь, это намного, намного опаснее трех рек с дохлой рыбой.
Теперь стражник смотрел на этого самого благородного господина (выглядел тот, по правде, больге похожим на оборванца, но кто их знает, этих даочжанов, может этот дал обет самосовершенствоваться в образе проходимца?) с надеждой, а на того самого Лю с явственной опаской. А опаска, известное дело, придает желаниям растоптать и изрубить куда больше веса.
- Какое ещё наказание? За следование тёмным путём тут одно наказание - смерть!
Особенно когда наказуемый уже пойман, стоит на коленях и вроде бы не так страшен. В задних рядах самые запасливые уже подбирали камни потяжелее.

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+2

10

- Погодите, достопочтенный страж порядка! - Лао Туяо решительно выставил вперед ладонь, отгораживая рукой коленопреклонного  собрата по несчастью.

- Этого сеятеля бедствий так легко не убить, как вам кажется. Мой клан уже трижды его убивал, и каждый раз сие исчадие Диюя возрождается во столько раз сильнее, сколько смертей перенесло. Сначала он был не сильнее мелкого беса. Но три смерти подарили ему столько сил, что посмотрите - он сумел уничтожить все живое в вашей реке. Я сам выжил лишь благодаря сильнейшему талисману нанесенному на мое тело невидимой тушью. А он сейчас такой смирный только благодаря эфирной сети, связанной с этим талисманом.

Туяо нес полную околесицу, выдумывая ее находу. Он знал, чем уверенней будет его тон, чем тверже линия плотно сжатых губ и нахмуренных бровей, тем охотней ему поверит этот толстый стражник.

- Единственный способ обезвредить этого монстра в человечьем обличье - заточить его в чан со сложносоставной  смолой, потом добавить затвердитель, который изобрел  настоятель нашего горного монастыря и скинуть на дно бездонного озера, которое находится внутри пещеры нашей горы.

Туяо схватил парня, которого пытался выручить таким мудреным образом, за мокрые волосы, поднял его лицо к себе и, сверля гневным взглядом сказал:

- Подтверди мои слова этому храброму воину, проклятая нечисть! Правду ли я говорю? На пороге страшной расправы ты не посмеешь лгать людям. И скажи заодно, что их ожидает, если они все-таки  убьют тебя сейчас?! От каких сотни бед и тысячи невзгод я пытаюсь их уберечь. Говори же, мерзкий демон!!

[icon]https://i.ibb.co/Dw3cxHY/602198addc38d.jpg[/icon][nick]Лао Туяо[/nick][status]отрава[/status][quo]Лао Янью[/quo]

+1

11

«Позор-то какой, - подумал Жунь Юйлун, услышав слова стражника. – После того, как мне отрубят голову, заклинание спадёт».
Почему-то именно это казалось важным. Та горстка людей, за которую он нёс ответственность, и которая расплатится за его глупость. Нельзя допустить. Он был готов… наверное, он был готов решить эту ситуацию и по-другому. Тем способом, о котором не хотелось пока что думать.
И этот парень, очевидно, старался помочь в ситуации, потому что и сам натворил немало, Жунь Юйлун не мог не чувствовать природу ци, вмешавшуюся в его собственный поток, что и привело… к последствиям.

Но нёс он сущую ерунду!

«Небо, какие три раза убивал?! Нас, от греха подальше, забьют камнями обоих! И мстительных духов не побоятся!»

Но на лице нечестивца Лю всё равно удерживалось выражение крайнего раскаяния во всех своих прегрешениях разом.
- Да-да-да-да-да! – затараторил он. – Янь-ван свидетель этой недостойной крысе в человеческом обличии, благородный воин говорит сущую правду! – Жунь Юйлун попытался поклониться, волосы затянуло ещё больнее, и он вполне натурально взвыл. – Ах! Совершенную! Моя кровь слишком ядовита, чтобы её проливать, а раскаяние не позволяет утаить эту правду и уничтожить здесь всё живое. Чёрная душа Лю склоняется перед справедливостью и чистотой благородных господ.

Если это не сработает, Жунь Юйлун откусит себе язык. На лицах горожан появилось явное недоверие, некоторые настороженно поглядывали на стражу, многие отступили на шаг, на полшага назад, более не решаясь приблизиться. Но замер, казалось, даже воздух, грозя вот-вот лопнуть и взорваться… Неизвестно, чем. Чем-то похуже просто дохлой рыбы и мёртвой воды.

[nick]Жунь Юйлун[/nick][status]тихая река[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/33/470596.jpg[/icon][quo](Жунь Цзян)[/quo]

Отредактировано Lan Sizhui (Понедельник, 25 октября 14:01)

+1

12

Положение стражника было тяжелым. Несправедливо тяжелым было его положение, ведь с одной стороны брат сестры жены его троюродного брата даже держал экзамен на чиновника (он не помнил толком, выдержал ли тот мальчишка испытание, или нет - главное в том событии был повод и набрались они с братом отменно, - до говорящего дайкона надрались, чего уж говорить), - то есть в его-то семье тоже водились уважаемые и учёные люди и вот так вот сходу верить в то, что какого-то демона три  раза уже убивали и он только сильнее стал... Да тут бы уже под каждым кустом сидело по заклинателю с веревкой божественного плетения - жаждущих славы и известности, а то и вознаграждения.
Нет, в то, что вот этот говорливый заклинатель и впрямь поймал такое чудовище стражник не верил совсем.
Однако положение было не так просто - верил ли он или не верил, крестьяне-то потихонечку начали верить в это представление и боевой пыл их поугас заметно. А его бравые ребята (вчерашние крестьянские сыны и позавчерашние сеятели риса) еще держались, конечно. изо всех сил вздергивая подбородки, но кишкой об кишку тоже подрагивали.
Раскаяние, надо же...
- Какой бы ядовитой не была эта кровь, можно было бы убить этого жалкого демона и без ...
Цепкий взгляд стражника снова проходится по обоим приблудным, отмечая то, что на поганом нечестивце Лю крови-то вовсе вроде и нет, другое дело на "заклинателе" и слишком уж смелый стражник разом вспоминает многое - и то, что двое мальчишек ждут его дома к вечеру, это не говоря уж о Сюин, которая хоть и змея подколодная, но ведь тоже ждёт, - и то, что до императорских чиновников наверняяка дойдёт, что они тут смовольно демона казнили, да не как положено, а из страха якобы кровь пролить, - и даже то, что заклинатели, это же, ну, заклинатели и простым людям в их дела лучше не лезть, а если этот вот, который заклинатель, - он демон, так тем более. Этот-то подлый Лю тоже не из местных, и заступничества особо не ищет...
Всё это стражник успевает подумать очень быстро, стоит только ему заметить то, у кого там на самом деле текла кровь и в голове его рождается единственно правильное решение:
- Пролития крови. Ты! Который с горы! Незачем тащить эту тварь до вашего бездонного озера - у нас тут и свои заклинатели имеются - веди своего раскаявшегося сперва прямо, а потом через реку на остров. Спросишь там кого постарше. А нам... нам еще теперь реку ...и город.. и рыбу. Эй, вы там! Никого к реке не пускать!
Приняв такое мудрое решение стражник решительно вычеркивает этих двоих из своих интересов и отворачивается - он все правильно сделал, а если господа заклинатели накосячат, это их, заклинательские, проблемы. К тому же и парни его выглядят поживее - не пускать к ядовитой реке, это по ним, это стоит их миски риса. А про то, кто тут был демон, он прозорливо и немедленно пошлет куда надо гонца, и окажется, что он-то всё как надо сделал, хоть заклинатели, хоть нет.

Подпись автора

война - дело молодых, лекарство против морщин
memo ||| self

Кто кроме Вэней? (С) Не Минцзюэ

+2


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » [AU] Плывут облака...