Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Игра вслепую » В глуши лесной горит огонь..


В глуши лесной горит огонь..

Сообщений 1 страница 8 из 8

1


в глуши лесной горит огонь..
http://forumupload.ru/uploads/001a/e3/c3/109/t698569.jpg
Участники: Лань Баоху и Су Цинва
Время: постканон
Сюжет: Всем известно, что даже через множество поколений адепты Гусу Лань и Молин Су не переваривают друг друга на вид, запах и особенно — слух. Но заброшенная избушка на границе не интересуется такими деталями и просто творит пакости.


Отредактировано 02 (Вторник, 28 сентября 15:30)

Подпись автора

Паршиво играю на цине, зато как фехтую!

+1

2

Баоху летел в родной орден, крепко стоя на мече и зевая на ходу. Не очень приятно, конечно, быть простым посыльным, когда ты один из наследных старших учеников, но что поделать. Наставник сказал — ученик сделал. И никак иначе. Да и письмо, вроде как, было сверхсекретным и важным. Но и в таком скучном задании были свои плюсы. После того, как письмо было передано, Лань наконец-то смог поесть вкусной еды, что он делал каждый раз, когда покидал Гусу. Хоть он и рос в ордене с рождения, но привыкнуть есть постную пищу так и не смог. Да и не хотел, если честно. В родном доме он всегда носил в кармане баночку соли, а когда был за его пределами, то обязательно покупал еду со множеством специй. А особо понравившиеся специи он покупал. Вот и сейчас в рукавах-цянькунь были припрятаны три стратегические баночки с разными видами перца.
«Надо будет сделать новый тайник, а то в старый уже ничего не влезае...а?» Додумать мысль Баоху не успел, так как меч под ногами внезапно стал трястись. Заклинатель попробовал влить энергию ци в меч, но почти сразу понял, что это бесполезно. Меч сначала потихоньку снижался, а потом просто начал падать. Ну и Баоху вместе с ним.
Инстинкты спасли его, и Лань умудрился приземлиться на одно из деревьев достаточно безопасно. А вот ханьфу спасти не удалось, и Баоху, глядя на все это безобразие, раздумывал о том, как бы ему теперь нормально спуститься, да меч найти. Да, заклинатель просто повис на ветке, зацепившись разодранным ханьфу, словно мешок с капустой. Приличных слов в голове сейчас не наблюдалось, но произносить их все вслух он, все-таки, не стал. Кое-как, кряхтя и шипя от негодования, Баоху спустился с дерева. Применив исцеляющее заклинание, он немного полечил себя, убрав царапины. Далее следовало привести в порядок и внешний вид. Верхнее ханьфу, превратившееся в тряпку, он просто снял и достал из небольшого свертка, который у него был с собой на спине, и который практически не пострадал, запасное и переоделся.
«Так. Теперь меч.» Призвав меч с помощью своей силы, тот вернулся в ножны спустя полминуты. Лань озадачился. То есть, использовать силу для призыва ему удалось, но лететь на мече он почему-то не может. Аномальные зоны уже встречались ему раньше, но сейчас он был на границе Гусу, и тут таких странностей ранее не наблюдалось. Это было странно. «Стоит ли мне разобраться самому или добраться до дома и доложить наставнику?»
Мысли снова были прерваны. На этот раз — громкими ругательствами, разносившимися, казалось, на весь лес. Баоху, первые мысли которого были о том, что кому-то нужна помощь, тут же рванулся на голос. Но чем ближе он был к человеку, тем более узнаваемым тот казался. «Нет, только не он!»
Увы, это был он — адепт клана Су, который выводил Баоху одним своим видом. С самой первой встречи на соревновании школ, Лань каждый раз сдерживался от того, чтобы не подраться с наглецом. Мало того, что тот несколько раз увел добычу, а потом и вовсе безжалостно сломал цинь на глазах у всех, так еще и запустил как-то раз в комнаты адептов Лань куриц! И это далеко не весь список проступков.
Баоху наконец-то оказался рядом с ненавистным заклинателем. Он молча смотрел на Су Цинва с мрачным выражением лица и ждал, когда тот его увидит.

Подпись автора

Фехтую не очень, но зато есть струны в кармане~

+1

3

Отправляясь на ночную охоту, Су Цинва заранее матерился от души. Цинь был с ним солидарен и созвучно матерился струнами. Он вообще предпочитал не спорить с буйным хозяином, у которого напрочь отсутствовали слух и чувство прекрасного, зато был поставленный удар и взрывной характер. Причиной гнева служила не столько пустяковость повода — надо же, одержимые кузнечики, кусающие крестьян до крови, даже вроде бы пожирающие! — сколько необходимость лететь на границу с кланом Гусу Лань. Этих святош Су Цинва на дух не переваривал. И дело было совсем не в том, что пятилетнего отпрыска из семьи Су не приняли на обучение в Гусу Лань по тем же причинам, по которым с ним не ладил собственный цинь. Паршивым нравом Цинва отличался еще с тех времен, когда был просто Су Е. Нет, правда, он же не настолько мелочный тип, просто его бесили их кипенно-белые одеяния, диалект, каменные лица, а еще пламенное неумение пить, держать удар и разговаривать без экивоков. Взять те же соревнование — отличное же время и место, чтобы как следует поиграть мускулами, посостязаться, проверить, кто из чего сделан. Да и вообще, если уж взялись подражать небожителям — так давайте, покажите-ка, чем это вы лучше этого скромного ученика! Как выяснилось, у гусуланьцев было только и достоинств, что брынькать в лад, чему Су Цинва нисколько не завидовал. Потому что он перехватил добычу не раз и не два, а правильные мальчики в белом - из чего у них там в Гусу Лань чай, если они после него такие заторможенные, интересно? - только бросали на него сдержанно негодующие взгляды, и даже не пытались начистить морду наглецу или каким-либо еще образом противостоять беспределу. Интересно, как это обосновывали их наставники? Обещали кармическое возмездие во имя Небес? Су Цинва был тогда так ужасно расстроен, что впервые за долгое время напился. Не то чтобы в клане Молин Су так уж сурово относились к алкоголю  - нет, Цинва встречался с ним во вполне мирных условиях,и заканчивалось все максимум дракой. Драки он любил, в них все было максимально просто и понятно. Но конкретно той ночью он проснулся в чьем-то сарае с бритой козой, в перьях, лепестках и тине, и понятия не имел, где его носило. Выяснять это во имя спасения остатков гордости Су Цинва не рискнул, тем более его отсутствие заметили, и более того - сначала отправили к лекарям, что тоже было достаточно унизительно, а потом еще и наказали. Ну это, допустим, было не особенно страшно, наказаний он не боялся. Куда хуже - с тех пор у Су Цинва было неотвязное ощущение, что он упустил что-то очень значимое. Что ж, прошлого было уже не вернуть, и на всякий случай он предпочитал пересекаться со святошами в белом как можно реже - и на тебе, задание от старшего наставника, то есть отвертеться не выйдет.
А ведь он пытался, он правда пытался, и очень громко выражал свое недовольство. Разумеется, уже во дворе и собираясь, потому что хамить в лицо старшим нельзя даже второму ученику клана и дальнему родичу главы. Проблема была в том, что в Молин Су вообще мало у кого характер был хотя бы сносный, и на причитания Цинва обратила внимание только трехцветная кошка жены главы. За это Цинва выделил ей маленький кусочек из скудных припасов - предполагалось, что он вернется раньше, чем ему понадобится еще что-то, в крайнем случае можно обменять или выкупить у покусанных крестьян. Да и кузнечики, в принципе, съедобны, особенно если с мукой и пряностями.
Цинва скривился и чуть не потерял равновесие, направляясь к указанной деревне: он предпочитал нормальную человеческую еду, но клан, который целых три поколения назад отделился от Гусу и за это время потерял больше, чем приобрел, не мог особо разбрасываться ресурсами. И заданиями - конечно, иначе кузнечиков бы уже перемололи и запекли бродячие заклинатели, возможно даже бесплатно. Бывали среди них такие чудаки. Су Цинва не представлял обстоятельств, которые бы заставили его работать бесплатно, но зарекаться не торопился: мало ли как жизнь повернется. Лететь предстояло далековато и над темным, глухим лесом, не внушающим особого доверия, но выбора не было. Су Цинва только немного снизился, придерживая гуцинь и ножны - та еще акробатика, бродячим фиглярам и не снилось такое! - чтобы не пропустить деревушку. Ему уже даже показалось, что между стволами мелькнул огонек, он наклонился рассмотреть поближе - и рухнул кувырком, спасибо хоть не с полной высоты полета. Навернулся, как сущий сопляк, едва вставший на меч. Су Цинва выругался от досады и попытался предпринять хоть что-нибудь. Взлететь ему всяко было не суждено, поэтому он перехватил клинок и сгруппировался. По тому, что меч лишь немного притормозил его падение и вообще дался в руки, да еще и рукоятью, а не лезвием (у него тоже характерец был в хозяина), Су Цинва понял, что дело неладно. Окончательно он в этом убедился, считая ветки спиной и плечами. Выматериться в падении он не успел, поэтому дождался падения, набрал побольше воздухе и от души обложил меч, лес, аномальные зоны (что еще это могло быть? В какой-то книге он точно о них читал!) и гребаных кузнечиков. Последним досталось просто за компанию. Цинва попытался встать и не смог, но зато обнаружил над собой очередную кислую физиономию в белом, и это было проблемой похуже всех вместе взятых, включая помятые бока (ребро сломал, что ли?) и отчаянно ноющую спину. Су Цинва немедленно решил, что кузнечикам досталось недостаточно и восполнил этот пробел: то ли крестьяне добежали и до гусуланьцев, то ли праведники предпочитали зачистить территорию вообще от всего на всякий случай, не дожидаясь прошений во славу великих предков, то ли кузнечики научились ловить заклинателей посочнее на засолку. Ни один из пунктов не радовал, но Цинва в любом случае не собирался так просто даваться ни в руки, ни в лапки, поэтому принялся ощупывать себя, не рискуя вставать во второй раз, только прошипел приветственно сквозь зубы:
- Угораздило ж меня брякнуться именно сюда! Здесь у гусулят посвящение во взрослые, что ли?
Нет, он прекрасно видел, что возвышенный отрок по возрасту где-то близок к нему, видел следы земли на белоснежных одеждах и смутно подозревал, что тот тоже не в восторге ни от места, ни от компании, но падение не прибавило ему тактичности, которой и так никогда не было. Только отбило остатки скудного воспитания и осознание того, что ему придется просить Ланя о помощи, потому что с заклинанием исцеления у него было не то чтобы прямо хорошо, а времени на затягивание ушибов и трещин, если они все-таки появились, не было. Радовало только то, что ци его сейчас слушалась - без возможности пользоваться золотым ядром все было бы совсем паршиво, а так тянуло пока на средней паршивости приключение.

Отредактировано 02 (Среда, 29 сентября 20:55)

Подпись автора

Паршиво играю на цине, зато как фехтую!

+1

4

— Угораздило ж меня брякнуться именно сюда! Здесь у гусулят посвящение во взрослые, что ли?
Если бы не выдержка, практикуемая в клане Лань чуть ли не с рождения, то лицо Баоху обязательно бы скривилось от отвращения. Он вытащил из-за пояса свой любимый белый веер, который удачно не пострадал, и начал нервно им обмахиваться, чтобы не сорваться. А срываться уж точно не стоило. Адепт клана Су, судя по всему, свалился с меча точно так же как и Лань, что давало повод для вывода, что ненавистный заклинатель не причастен к аномальной зоне. К тому же, коллега по несчастью упал явно более неудачно, чем Баоху, которого спасло дерево. Адепт Су не вызывал ни капли доверия или сочувствия, особенно, когда он вот так бесстыдно ругался, но если ему нужна была помощь, то Лань не мог просто так уйти.
— Что с твоей спиной?
«Если у него там что-то серьезное, то придется вызывать старших.» Баоху глубоко вздохнул и убрал веер, после чего присел на корточки и быстро прижал левую ладонь к грудной клетке Су Цинва.
— Не дергайся, а то наврежу, — он пустил заклинание осмотра внутрь тела, чтобы "прощупать" органы на повреждения. Адепту Су действительно не повезло. У него были небольшие смещения пары позвонков и треснутые ребра. — Ты тут один? Или еще кто-то есть? — Баоху убрал ладонь и достал из кармана маленькую баночку, где у него были регенерирующие пилюли. Поднять человека мгновенно они, конечно же, не могли, но вкупе с заклинанием, работали очень хорошо и быстро. Лань достал одну пилюлю и бесцеремонно впихнул ее в ругающийся рот Су Цинва, даже не собираясь что-то объяснять.
— Глотай, — адепт Су и сам должен понимать, в каком положении он находится. Никто тут не был в восторге от ситуации, и было бы действительно намного лучше, если бы они продолжали делать вид, что ничего не происходит, никто никого тут не лечит и т.д.
Теперь, когда пилюля была внутри раненного тела, Баоху применил одно из исцеляющих заклинаний, которые он знал. Тело адепта Су немного засветилось от заклинания и от того, что Лань передавал ему свою ци. Это заклинание работало именно с костями человека, поэтому Баоху когда-то выучил его самым первым, считая, что оно самое полезное.
«Ему уже должно становиться лучше.»

Отредактировано 10 (Пятница, 1 октября 19:19)

Подпись автора

Фехтую не очень, но зато есть струны в кармане~

+1

5

Для того чтобы прийти в себя, Цинва нужны была тишина, покой и отсутствие раздражителей. Раздражитель маячил рядом и упорно лез к нему - видимо, правила требовали подбирать все сирое, убогое и несчастное и срочно исцелять. С точки зрения здравого смысла упираться было последней глупостью, но во-первых, Цинва никогда и не претендовал на звание самого умного, во-вторых, ему все еще было больно, поэтому общение со здравым смыслом давалось ему сложно.
- А я тебя просил меня лечить? - тут же поблагодарил он, делая попытку отползти и тут же вспоминая, что может сделать все только хуже. Не хватало еще, к примеру, пробить легкое, тогда его может не спасти ничто. Даже крайне недовольный Лань. "Надо же, а я думал, им такие морды правилами запрещено корчить!". - Лучше б дал сдохнуть, чем врачевать с такой миной, с какой добивают, - Цинва фыркнул и постарался принять максимально непринужденную позу, уставился на спасителя. - Слушай, а ты всех с таким видом спасаешь? В Гусу Лань новые правила? Помнится, на последних соревнованиях вы мне даже по морде не дали, - он хмыкнул с великолепной наглостью человека, который подозревает, что отхватит все неполученное раньше прямо сейчас, если конкретный Лань готов будет переступить и эту традицию, но заткнуться еще не готов. - Или это у тебя яд? - Цинва бросил на пилюлю подозрительный взгляд. Не то чтобы он сейчас мог что-либо сделать с Ланем или с насильным лечением, поэтому выдал еще пару забористых фраз, выражающих его негодование, и покорно сожрал, что дали, завороженно замер, даже заткнулся, ожидая эффекта. В кустах поблизости что-то зашуршало, и ему разом стало не до социальных экспериментов. Он отвлекся от увлекательного процесса раздразнивания Ланя, вообще забыл о нем, вглядываясь в темноту. Крестьянские страхи насчет кузнечиков сразу перестали казаться ему надуманными и чрезмерными: пока он валяется тут, совершенно неподвижный и беспомощный, какой-нибудь хищной твари, тем более стае мелких хищных тварей, его сожрать ничего не стоит. То, что они мелкие, только хуже, они же ему линчи устроят прямо тут, на неизвестной полянке вдали от своих!
- Я тут один, - заторможенно и запоздало ответил Цинва, напрягая глаза до рези и не различая ничего, кроме подозрительного шуршания, приподнялся на локте, даже не заметив этого, и зачастил. - Слушай, меня отправили в ближайшую деревушку разобраться с какими-то одержимыми кузнечиками, ерундовая по сути проблема, к вашим с таким не суются,тут только белые халатики пачкать, - он выразительно скосил взгляд на ханьфу собеседника, начисто игнорируя тот факт, что его почти такое же. - Так вот деревня та недалеко, а кузнечики вроде как хищные и даже стаей кого-то загрызли. Слушай, музыкант, - он закашлялся: проглоченная пилюля приклеилась где-то в глотке в отсутствие воды и глубже  нырять пока отказывалось, но по сравнению с нашествием хищных кузнечиков это было сущей ерундой. Су Цинва так разволновался, что даже начал хамить открыто, рискуя распалить конфликт с и без того недружественным кланом. - Надеюсь ты-то был умнее и один в лес не поперся? Потому что я не уверен, что мы отмашемся от стаи мелких прыгучих прожорливых сволочей.
Цинва с надеждой покосился на свой меч и только теперь понял, что смог привстать, и даже, если упрется, возможно, сумеет подняться на ноги. Поэтому следующее, что он сделал - это оперся на цинь, как на обычную доску, и под гневный гул струн привстал на колени. Спина и грудь все еще болели, мешая сделать глубокий вдох, но ему стало уже гораздо лучше. Настолько, что Цинва рискнул повести плечами и встать, заканчивая прочувствованную речь совершенно в ином тоне:
- Короче, спасибо тебе, что помог, не оставил, но вот тебе - или вам, сколько вас тут шатается? - совет, давай убираться отсюда подобру-поздорову, пока не сожрали, - и первым заковылял в сторону клана, прикидывая, готов ли он попытаться снова встать на меч за пределами аномальной зоны и что он теперь скажет главе и учителям. То есть тут и вроде как задание не выполнил, и пострадал, но при этом не слишком-то виноват.
А потом вытащил горлянку с водой, сделал глоток, чтобы наконец пропихнуть упрямую горькую горошину и после следующего же шага потрясенно замер

Отредактировано 02 (Суббота, 2 октября 23:11)

Подпись автора

Паршиво играю на цине, зато как фехтую!

+1

6

Игнорирование, пожалуй, было бы единственно верным выбором в линии поведения с Су Цинва. Вот только Баоху совсем не Будда, и железным терпением он никогда не отличался. Хоть клан Лань и представлялся другим людям, как заполненным исключительно небожителями, однако его адепты все-таки были людьми смертными, со своими характерами и привычками. И лимитом терпения, конечно же.
— Если не нравится мое лицо, то можешь просто не смотреть. Никто тебя не заставляет.
Заклинание исцеления костей требовало определенной концентрации. Но вот откуда ее взять, если ненавистный Су каждым своим словом выводит его из себя. «Может и правда просто дать ему яду? Чтобы хоть потише стал...» И вот тут, только Ланя посетили подобные мысли, Цинва довольно подозрительно действительно замолчал. Баоху даже немного растерялся и чуть не потерял концентрацию при заклинании. Он внимательно смотрел на адепта Су, пытаясь вычислить, что же тот задумал. Но Цинва, почему-то, начал вести себя странно, будто бы прислушиваясь к чему-то. Сам же Баоху слышал только обычный шум леса, воспроизводимый природой и, населяющей абсолютно каждый лес, живностью. Ну и самого адепта Су, который вдруг резко начал нести какую-то ересь, он, конечно же, тоже прекрасно слышал.
— Кузнечики? Загрызли?
Баоху определенно не был экспертом в изучении насекомых, более того, он испытывал к ним некую долю отвращения, но при этом он был абсолютно уверен, что у этих насекомых нет каких-либо зубов, способных прокусить кожу человека. Вывод напрашивался неутешительный — Су Цинва сильно ударился головой и что-то в ней повредил. Лань закончил с исцеляющим заклинанием, теперь на выздоровление должна будет работать пилюля, которая точно поставит на ноги заклинателя. Вот только, поможет ли она при внутренней травме головы? Этого он не знал. Как и не знал, как именно нужно вести себя с сумасшедшими заклинателями. Цинва всегда выглядел буйным, так стоит ли сейчас оставлять его одного или лучше проводить до границ клана Су? Ответ пришел довольно быстро, когда Цинва использовал свой музыкальный инструмент совершенно ужаснейшим и неподобающим способом — просто опершись на него как на какую-то тумбу! Это было абсолютно возмутительно. Баоху умел играть на цине, но брал его с собой только на Ночную охоту, относясь к инструменту исключительно бережно. И хоть у адепта Лань сегодня не было циня с собой, однако даже сейчас он имел при себе несколько струн для экстренных случаев.
Выслушав бред, наполовину с кривой благодарностью за спасение, Баоху хмыкнул и отправился в сторону своего ордена. В конце концов, ментальное здоровье адептов Су — вообще не его проблема. Пусть наставник Цинва с ним и разбирается. А Лань тут не нанимался вправлять кому-то мозги. «Он просто псих...»
Баоху снова достал свой веер и задумался о том, каким путем ему добраться до дома будет быстрее. Он мог бы попробовать опять подняться на мече в воздух, но что если, набрав высоту, он снова сверзнется вниз? Получать еще раз шишки не хотелось. Да и на Цинва он потратил достаточно своей ци. Лань только успел лишь немного погрузиться в свои мысли, как резко пришлось из них вынырнуть.
— Что за..? — Прямо перед ним стоял явно ошарашенный Цинва, и Баоху наверняка выглядел так же. Кинув взгляд на местность, он понял, что они снова на той поляне, на которой встретились. Лань крепко задумался, обмахиваясь веером.
Он совершенно точно удалялся прочь от этой поляны никуда не сворачивая. И значит, что-то аномальное развернуло его обратно. Однако, еще недавно, Баоху спокойно добрался от своего места падения до места падения Цинва, и при этом никаких странностей не почувствовал. «Что же изменилось сейчас? Дело именно в этой поляне? Или во времени?» У него было несколько идей, которые нужно было проверить, чтобы попробовать выбраться из аномальной зоны. И вот тут понадобилась бы помощь второго заклинателя.
— Су Цинва, давай... — Лань не договорил, услышав какой-то нарастающий гул с одной стороны леса. Он повернул голову в сторону звука и напрягся. Баоху сразу подумал, что он ошибся, и дело не в аномальной зоне, а в злых умыслах кого-то третьего, который наслал иллюзию на это место. Он сжал свой веер, в который, незаметно для других, были вшиты несколько долговременных защитных заклинаний, которые он мог использовать, чтобы обороняться. Баоху встал чуть спереди, совершенно не слушая Цинва, чтобы иметь возможность защитить того тоже, если понадобится. В конце концов, именно Баоху сейчас был явно более здоровым и способным к сражению.
Однако, не всем планам в этой жизни суждено осуществиться. Огромный рой зелено-красной массы сначала показался волной опавших листьев, но, приглядевшись, Лань с ужасом осознал, что именно движется в их сторону. Баоху сделал шаг назад. Нет, он вовсе не боялся насекомых, что вы. Как может заклинатель, который бьется с монстрами и живыми мертвецами на Ночной охоте, бояться каких-то кузнечиков? Пфф, конечно же, не может! Еще один шаг назад. Просто насекомые вызывали в Баоху лишь отвращение и ничего более. Те просто выглядели неприятно, поэтому они и не нравились ему. Еще шаг назад. А раз они ему не нравились, то стоило просто не сталкиваться с насекомыми, чтобы не испытывать такие отрицательные чувства, верно?
Баоху сложил веер в руке и, развернувшись в противоположную сторону от надвигающихся кузнечиков, начал стратегически драпать куда подальше. По пути он успел хлопнуть по плечу адепта Су, мол "не стой столбом и убегай!".

Подпись автора

Фехтую не очень, но зато есть струны в кармане~

+1

7

Сказать Баоху что-нибудь на тему того, что он и без недовольной рожи не самый красивый парень на деревне, Су Цинва очень хотел, но не стал. Во-первых, нормальная у него была рожа, если бы не выражение, во-вторых, Лани в принципе выглядели так, словно подбор в клан шел по внешности, в-третьих, сам Цинва особым красавцем не был, в-четвертых, место и время для выяснения привлекательности лиц было самым неподходящим. Поэтому он оставил свое ценное мнение при себе и всерьез собирался унести его с собой в клан, когда, подняв глаза, снова обнаружил перед собой ту же рожу.
- Я бы не смотрел! - запоздало заявил он. - Так ж сам передо мной вылез...- он осекся и обернулся назад, осознавая, что хоть шагал он и вперед, оказался почему-то там же, где был до того, как начать шагать. Про аномальные зоны Цинва слышал много - и хорошего, и плохого, но такого не припоминал. Библиотека в Молин Су, впрочем, была не лучшей, и чего-то в ней могло и не быть... Су Цинва предпочел попытаться еще раз. И еще раз. И только голос Ланя, окликающего его почти мирным тоном (надо же!), заставил его отвлечься от хождения по прямой, но все равно по кругу. Су Цинва успел опробовать все свои идеи - благо, их было не так уж много, поэтому он охотно переключился на собеседника. Даже если Лань снова решит перегрызться с ним, это все равно будет веселее, тем более у него как раз могли быть соображения - Су Цинва поставил бы на это свой цинь! К сожалению, мелодий, способных разрушить такую иллюзию, Цинва не знал, иначе он бы уже сыграл, не щадя ни свои, ни чужие уши. Но репертуар Ланей был куда шире, и возможность свалить наконец стоила любых препирательств. Но шелест крыльев, оттенок лица Ланя и ужастики от простых селян очень быстро объяснили ему, что шанс свалить у них появится нескоро, и лучшее, что они могут сделать - это укрыться в доме и надеяться придумать какой-нибудь план, который позволит и с аномальной зоной разобраться, и кузнечиков разогнать, и самим уцелеть.
А еще у Су Цинва впервые появилось нехорошее подозрение, что дом мог быть чем-то вроде улья, в котором какой-нибудь нехороший человек разводит редкие виды насекомых, чтобы натравливать их на местных, а аномальную зону устроил, чтобы не добрались заклинатели. Обдумать эту замечательную идею он решил позже, тем более, что особым умом он никогда не отличался, и для размышлений ему нужны были подходящие время и обстоятельства. Ну или хотя бы отсутствие маячащих перед носом "выдумок" селян.
Су Цинва вытащил клинок, прикидывая, успеет ли он сделать хоть что-нибудь и удивляясь телодвижения Ланя, но мешать не стал: мало ли, какие у них новые техники, вдруг он прямо из воздуха вызовет гуцинь, и воздушная волна от этого будет такая, что сметет и кузнечиков, и сунувшихся под зону поражения дураков? Можно даже сказать, он предвкушал чуда, как трехлетний, когда Лань вместо этого попятился - еще и еще, словно обнаружив, что гуцинь застрял и не вытаскивается из воздуха, а потом и вовсе драпанул. Цинва хотел предложить поработать мечами, но надсадный массовый шелест оглушал, накатывался пугающей волной. Больше похоже было, что скорее его самого загрызут стаей, чем он успеет причинить хоть сколько-то значимый ущерб, так что Цинва плюнул и рванул следом за Ланем. Соваться в подозрительный дом сам по себе он бы нипочем не стал, но выбора не оставалось, более того - по пути у него несколько раз создалось ощущение, что зеленая волна накатывает, опрокидывает его с угрожающем шелестом, так что влетев, он бросился искать что-нибудь запереть дверь. Кто его знает, по идее, мозгов и рук у кузнечиков не много и навряд ли они способны распахнуть дверь, чтобы найти людей, но все-таки...
Под руку Цинва подвернулась кочерга. Он поторопился заложить дверь ею, едва не перепутав с мечом, обернулся к Ланю и хрипло поинтересовался:
- Что, мелодий от насекомых у вас еще не придумали?
В Молин Су от них придумали, например, жечь всякие травы, но их Цинва очень неосмотрительно не взял с собой, но если честно, он сомневался, что это сработает. А потом он представил, как все Гусу Лань в полном составе музицирует в последний час перед отбоем для изгнания комаров, и очень неуместно заржал, плюхнулся на пол, подпирая спиной дверь, и лениво поинтересовался:
- Тебе оттуда не видно, там окон открыты нету? - еще не хватало, чтобы кузнечики проломились вовнутрь! Цинва вздохнул, снял с плеча пока бесполезный цинь и осмотрелся. Прежде всего - в поисках чего-нибудь, что позволило бы ему передать в родной клан о засаде, в которой они оказались. Ничего похожего не нашлось, и Цинва пришлось, скрепя сердце и жертвуя чем-то вроде внутренних яиц, небрежно признаться:
- Я начинаю думать, что все это подстроено специально, то ли людей они тут ловят,то ли заклинателей, то ли всяких тварей разводят, то ли все сразу. Но тогда если это так, то мы сейчас прямо в логове этого нехорошего человека, и он вполне может выйти встретить нас откуда-нибудь из подвала, если уже не наблюдает из укромного угла...
Зачем неведомому вредителю наблюдать из угла за потенциально беспомощными заклинателями прямо в собственном логове, Цинва не подумал. Он больше сейчас думал о том, что Лань в самых изысканных выражениях оборжет эту идею и может быть наконец-то подаст сигнал о помощи, после чего перемолкой насекомых займутся уже Лани. Что может быть позорнее для адепта Молин Су, чем быть спасенным Ланями?
Су Цинва вздохнул и нервно обернулся на ближайшую стенку: в какой-то момент ему почудилось, что она дрогнула, словно устав стоять. Или решив погонять добычу как следует перед тем, как сплющить ее или скормить кузнечикам. Взбудораженного Цинву не устраивал ни один вариант, поэтому он практически ощетинился, глядя на стенку максимально агрессивно, даже пригрозил:
- Еще раз двинешься - и я сыграю, клянусь! И ты пожалеешь о том дне, когда тебя сложили!

Отредактировано 02 (Воскресенье, 10 октября 01:11)

Подпись автора

Паршиво играю на цине, зато как фехтую!

+1

8

Дом. Старый и ветхий домишко стал ориентиром стратегического отступления Баоху. И нет, сердце заклинателя вовсе не стучало в волнении. Ну, может быть, сердцебиение было чуть быстрее, чем положено. Так это же от бега! И кузнечики тут совсем не при чем. Хотя и "кузнечиками" их называть вот так — даже язык не поворачивается. Какие вообще должны были произойти мутации, чтобы эти насекомые стали такими опасными? «Чтобы я еще раз когда-нибудь летел над этим лесом? Да никогда!» За собой он слышал Су Цинва, который благоразумно решил тоже не вступать в конфронтацию с зелеными тварями. Лань с удовольствием бы ехидно отметил этот факт в любом другом случае, но ведь сейчас адепт Су брал пример именно с Баоху. Так что язвить пока не было смысла.
Он первым влетел в старый заброшенный дом и, дождавшись Цинва, тут же установил стандартное защитное заклинание на весь периметр дома. Лань не был уверен, что оно в полной мере сработает против насекомых, но попробовать же стоило, верно? Су подпер дверь какой-то кочергой и напомнил про окна, и Баоху оперативно закрыл те, что были в комнате.
Я начинаю думать, что все это подстроено специально...
И Баоху тоже так думал. А еще он думал, что все может быть и совсем по-другому. Сейчас знать все наверняка было точно невозможно.
— Аномальная зона, в которой нельзя лететь на мече, возвращающая поляна, рой кузнечиков и заброшенный дом... Если все эти составляющие сделаны кем-то одним, то, вероятно, для нас все это может закончиться не так хорошо, как хотелось бы, — он серьезно смотрел на Цинва, прикидывая его физические данные после пилюли на этот момент. Баоху, естественно, был очень хорошим мечником и музыкантом, хоть и предпочитал сражаться именно веером, но если их противник был настолько продуманным, то стоило объединиться на какое-то время с адептом клана Су.
— Если все это подстроено одним врагом, то здесь в доме его точно нет. Придумав дом-ловушку, он определенно будет смотреть на все со стороны. Осталось лишь разобраться с тем, что именно с этим домом не так, — Баоху начал осматривать комнату, в которой они оказались. С виду, эта была обычная заброшенная комната, что-то вроде небольшого зала для приема гостей. Была пара столов и несколько стульев, а также другие интерьерные вещи, но все они были в очень ветхом состоянии и покрыты таким слоем пыли, словно в этом доме кто-то не жил целое столетие. В комнате, помимо парадной двери, была еще пара дверей в стене напротив, но он не спешил проверять куда они вели. Параллельно Лань думал о том, что с насекомыми им так просто не справиться, а значит выйти из дома они пока не могут. Позвать на помощь — тоже было не вариант, так как Баоху просто забыл взять с собой сигнальные огни и талисманы связи. Собственно, раньше он не попадал в ситуации, где ему эта самая помощь бы требовалась. «Боги и другие небожители, просто уничтожьте всех насекомых на этой земле, пожалуйста.»
Еще раз двинешься — и я сыграю, клянусь! И ты пожалеешь о том дне, когда тебя сложили! — Баоху вздрогнул от неожиданности и хмуро посмотрел на Цинва. Он совсем забыл о том, что тот, возможно, повредился головой при падении. Да-да, история с плотоядными кузнечиками оказалась вполне себе реальной, но все же адепт Су упал на землю довольно сильно.
— Не разговаривай со стеной! И не смей играть без особой на то необходимости! — Лань слышал раньше игру Цинва и... Без преувеличения, это было ужасно. Однако сейчас само наличие у них циня внушало какую-то уверенность. «Возможно, можно использовать какую-нибудь мелодию, чтобы попробовать разогнать кузнечиков?»
Задумавшись, Баоху оперся рукой об одну из деревянных колонн, которые были в комнате, и спустя мгновение осознал свою ошибку. Чуткий музыкальный слух уловил тихий щелчок. И вот, уже на одних инстинктах, выработанных годами практикой, Лань перемещается вплотную к Су Цинва и оборачивает их обоих плотным полупрозрачным золотистым барьером, контролируя веером потоки ци, направляемые в барьер, и держа веер над головами заклинателей. Несколько тысяч игл, словно дождь, упали с потолка и вонзились в деревянный пол, как в масло. Баоху с ужасом посмотрел на потолок, на который забыл посмотреть ранее, и увидел, что тот выглядит словно сито, имея небольшие дырочки по всему периметру, которые сразу и не разглядишь. Несколько игл, которые ударились об барьер, отбросило в сторону, и когда Лань убрал защитный барьер, то наклонился осмотреть одну из них. Возможно ему только показалось, но на взгляд заклинателя, иглы были мокрыми или чем-то смазанные.

Подпись автора

Фехтую не очень, но зато есть струны в кармане~

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP


Вы здесь » The Untamed » Игра вслепую » В глуши лесной горит огонь..