Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Игра вслепую » Для тебя вся моя ненависть


Для тебя вся моя ненависть

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


Для тебя вся моя ненависть


Tao Yung // Тао Юн
— 25 лет, клан Ган Тао —

Единственный наследник в своём ордене, с детства воспитывался, как будущий глава, потому характером обладает суровым. Заносчив, не любит идти на компромиссы и во всём старается быть первым. Тао Юна окружают люди, признающие его лидером, иначе им просто не ужиться рядом. Клан Ган Тао силён в упокоении призраков и прочей нечисти, досаждающей людям. В современности к заклинателям напрямую не обращаются, поскольку для поддержания баланса в мире, магия скрывается. Ордены либо сами выискивают нечисть, либо получают просьбу о помощи от правительства.
Резиденция клана Ган Тао расположена в самом сердце Шанхая, маскируясь под огромный гостиничный комплекс.

https://i.ibb.co/jbjrGY4/02.png


https://i.ibb.co/1dbBwzz/34a511055743de25fec6f1263a86b1b1.jpg

Wang Bai // Ван Бэй
- 25 лет, клан Шань Ван -

Изящная и кроткая на первый взгляд внешность Ван Бэя обманчива: он высокомерный и прямолинейный, чем не сильно отличается от своей родни. Клан Шань Ван издавна славился выносливостью и большим опытом в усмирении горных чудовищ, и хотя со временем многие его члены выбирали жизнь вблизи городов, резиденция и школа все еще прятались в горных вершинах.

Будучи наследником именитого клана и популярной заклинательской школы, Ван Бэй обязан сохранять лицо и всячески приумножать семейную славу, но все его честно заслуженные успехи меркнут на фоне продолжительного соперничества с Тао Юном.

[hideprofile]

+1

2

Взгляд Юна был мрачнее тучи, когда он шёл в зал своего клана, где проводились различные собрания. Резиденция ордена хоть и располагалась в самом центре современного города, оформление внутри выглядело традиционно - вдоль широкого коридора на стенах висели флаги с изображённым на них фениксом - намёк на то, что родоначальники считали себя не ниже императора Поднебесной, к тому же мастерски владели заклинаниями, связанными с огнём.
И вот прямо сейчас Юн чувствовал себя тем самым огненным фениксом, который вот-вот готов взорваться от переполнявшего его негодования. В орден пребывали представители дружественного клана Шань Ван, с которым должна была состояться какая-то крайне важная беседа. А раз единственного наследника не стали посвящать в детали заранее, значит опасались реакции на новость, зная о его взрывном характере. Мрачные предчувствия не покидали Юна с самого утра, когда отец велел одеться в традиционную одежду ордена и к обеду прибыть в главный зал, чтобы приветствовать почётных гостей. И каким бы ни был заносчивым будущий глава, всё же против приказа отца он пойти не мог, оттого сейчас и шёл тяжёлой походкой, чувствуя,  будто с каждым шагом он все ближе приближается к бездонной пропасти.
По всему залу были развешены красно-золотые флаги ордена, низкие столы сервированы тончайшим фарфором, а откуда-то издалека уже доносились ароматные запахи блюд.
Юн вежливо поклонился старшим, отметив, что здесь находятся не только родители и ближайшие помощники, но и все старейшины обоих орденов, отчего между его бровей залегла глубокая складка, кажется, дело было ещё более важным, чем он мог предположить. И, конечно же, в зале присутствовал этот надменный красавчик, Юн невольно скривил губы, лишь скользнув взглядом по красивому лицу Ван Бэя. Уж кому, как не Юну было знать, что под маской благородства и изящности скрывается тот ещё самодовольный засранец. Однако, как это всегда и случалось, на собраниях орденов оба они держали себя в руках, выказывая друг другу холодную вежливость. Родители обоих даже представить не могли, что они друг другу глотки готовы выдрать, оставь их наедине в одном помещении. Один из лучших учеников академии, но та ещё заноза в заднице.
Юн уселся на отведённое ему место, резко откинув полы черного ханьфу. Он надеялся лишь, что разговор не будет касаться его лично и достаточно будет лишь присутствия в зале, чтобы соблюсти приличия, соответствующие этому мероприятию. Чтобы после торжественной части спокойно удалиться по своим делам.
Однако, когда отец поднялся со своего места, бросив суровый взгляд в сторону сына, Юн прямо всем нутром почувствовал, что ему определённо не понравится то, что он сейчас услышит. Он сидел, как на иголках, почти не вникая в приветственную речь, без которой не обходилось ни одно собрание, и ожидал, что вот-вот услышит нечто, что ему до чёртиков не понравится.
- Как мы все знаем, влияние ордена Лю Жонгао в мире заклинателей стало слишком сильным, и для того, чтобы нам не допустить их возвышения надо всеми кланами, было принято решение объединить наши славные ордены, - тут старший Тао бросил ещё один предупреждающий взгляд в сторону сына, отчего в голову тут же ударила кровь, ох, ему явно не понравится принятое решение, не зря глава пытается пригвоздить его к месту своими взглядами.
- Сегодня мы собрались здесь, чтобы объявить о помолвке единственных наследников наших семей - Тао Юна и Ван Бэя.
Юн чуть не поперхнулся вином, услышав подобное. Пару секунд он осознавал услышанное, глядя в глаза своего родителя, в которых явно читалось, что если он сейчас встанет с места или скажет хоть одно слово, то тут же и умрёт.
Конечно, Юн знал о борьбе за власть между орденами, но никогда бы не предположил, что может быть принято настолько нелепое решение. Он сжал челюсти с такой силой, что казалось вот-вот раскрошит все зубы. Он еле держал себя в руках, чтобы остаться неподвижным, рука с силой сжала хрупкую пиалу, от чего та лопнула с громким треском. Тяжёлый взгляд пополз по присутствующим в зале, остановившись на человеке, который сидел напротив у другой стены. Его вид и эти белоснежные одежды просто выводили из себя. Интересно, он был в курсе такого поворота? Сам Юн сейчас пытался переварить информацию, пока совершенно не понимая, как на это реагировать, раз перевернуть стол и разразиться громкой бранью при старших никак нельзя. Он молчал. Пока.

Отредактировано 08 (Четверг, 30 сентября 20:17)

+2

3

Ван Бэю удалось немного пройтись по коридорам и посмотреть на картины и вазы, будто случайно расставленные по всем углам. Жесткий воротник нижнего слоя ханьфу постоянно напоминал о себе; Ван Бэй давно уже отвык носить традиционный костюм - с тех пор, как переехал в город - поэтому ощущал смутную тревогу по поводу предстоящего ужина.
Отец взял его с собой неспроста - обычно главу клана устраивали вежливые отказы, однако в этот раз возражения не принимались. Ван Бэй скучал. Быть может, в иных обстоятельствах его заинтересовали бы чужие картины или перспектива посмотреть на редкое оружие (благо у крупного клана его было в достатке), но одна только связь Ган Тао с единственным наследником вызывала боль в зубах. Нельзя сказать, что Ван Бэй его ненавидел - все же это слишком сильное чувство. Скорее, Тао Юн раздражал. Ван Бэй никогда еще не испытывал такого явного желания врезать кому-нибудь по лицу без каких-либо предварительных расшаркиваний.
Когда дорогих гостей пригласили в зал, Ван Бэй уже мог подробно описать ведущие к залу галереи с точностью до цуня. Главы церемонно друг друга поприветствовали; Ван Бэй с выражением лица снулой рыбины медленно поклонился.
Позднее он смотрел к себе в чашку, не обнаруживая и следа аппетита. Пока велись праздные обсуждения каких-то глупых новостей ("Слышал, мастер Юэ в этом году взял десять учеников", "На два больше, чем в прошлом"), Ван Бэй гипнотизировал взглядом сосуд с вином. Для вина было явно рано.
"Этот Тао Юн, кажется, опаздывает", - с мрачным удовлетворением подумал Ван Бэй, глядя на профиль отца.
Вообще-то не так уж часто они сидели рядом на каких-либо встречах, и такое скрупулезное отношение к этикету тоже вызывало подозрения.
Ван Бэй едва поднял глаза, когда Тао Юн наконец сел на свое место; и тут же отвернулся - смотреть тут не на что. Тао Юн по-прежнему вызывал только отвращение. Трудно сказать, почему между ними всегда было напряжение. Ван Бэй не мог назвать ни одной стоящей причины. Думая об этом, он почти не слушал, о чем говорят, но когда лицо Тао Юна перед ним исказилось от возмущения, Ван Бэй напрягся.
- ...чтобы объявить о помолвке единственных наследников наших семей — Тао Юна и Ван Бэя.
Ван Бэй ощутил, как кровь отлила от лица, и тщательно выглаженная ткань ханьфу заскрипела в сжатом кулаке. Какого черта? Разве не нужно сначала узнать мнения наследников о такой весьма оригинальной идее?!
Он глубоко вдохнул, но прежде чем издал хоть слово, натолкнулся на строгий взгляд повернувшегося к нему отца. Ван Бэй выдохнул, и с воздухом будто ушли все силы. На самом деле, отец простил бы ему многое - и уже прощал - но скандал по поводу помолвки был бы слишком. В такой ситуации даже сексуальной ориентацией не отговоришься - в браке по политическим причинам подобное никого не волнует. Ван Бэй особо не думал о том, каких именно романтических отношений он хотел бы, но точно не таких. Небеса будто смеялись над ним.
Повисла тишина. Ван Бэй все еще глупо хлопал ресницами, совершенно не понимая, чего все ждут. Наверное, здесь была заготовлена пауза под кидание столов и битье тарелок, и судя по фарфоровой чашке, расколовшейся прямо в ладони Тао Юна, присутствующие отделались малой кровью. Кто-то громко вздохнул.
Ван Бэй встретился взглядом с Тао Юном, качая головой. Момент для выяснения отношений был совершенно не подходящим. Если уж они оба этого не хотят, они могут придумать, как поступить. Время ведь еще было - такие помолвки обговариваются за годы до бракосочетаний, да и вообще мало ли что может произойти.
- Мы назначили хорошую дату. Через месяц. - Коротко объявил отец.
Ван Бэя окатило волной жара. Кошмар. Зал одобрительно загудел. Чашки, вроде бы, пока были в безопасности.
"Если я его убью, меня же не посадят?" - Подумал Ван Бэй, изображая улыбку, больше похожую на оскал. Теперь он уже почти надеялся на то, что Тао Юн просто разнесет все в щепки. Но прежде чем это произойдет, Ван Бэй решил налить себе вина и заполнил чарку до краев, чтобы медленно выпить до дна.

[nick]Wang Bai[/nick][quo]<hr> <center><a href="https://theuntamed.ru/"><b>ВАН БЭЙ</b></a></center> <hr> <center>nevermore</center> <hr>[/quo]

+2

4

Юн буквально впился глазами в своего закадычного недруга, однако, судя по выражению лица Бэя, тот тоже был не в курсе предстоящей помолвки. С его щёк совершенно сошла вся краска, будто он готов прямо сейчас грохнуться в обморок. Бедняга. Только вот Юн совершенно точно знал, что это не более, чем притворство, этот человек вовсе не был таким нежным, каким он казался. И, глядя на него, в Юне всё больше пробуждалось желание хорошенько тряхнуть этого святошу за плечи. Впрочем, он понимал, что это желание вызвано лишь тем, чтобы хоть куда-то излить свой гнев, а Бэй был самым подходящим кандидатом.
Официанты, одетые в традиционную одежду, аккуратно расставляли кушанья на низких столиках, но Юн совершенно не чувствовал аромата, и сейчас он вообще не был уверен, что ему в горло полезет хоть один кусок.
Месяц? Да вы совсем тут рехнулись?!
Неужто ситуация настолько серьёзная, что нет совсем никаких выходов? В конце концов объявили бы их названными братьями или там сделали слияние орденов, объединив их названия и техники. Да что угодно, но не такую нелепицу! К тому же в современном мире решать политические вопросы заключением брака - это в чистом виде варварство.
- Отец! - не выдержал Юн, подав голос, но был остановлен строгим взглядом и жестом отца, который вытянул вперёд руку, вынуждая своего наследника закрыть рот.
- Дело решённое. Церемония состоится через месяц, а все ордены будут приглашены на праздник, чтобы засвидетельствовать факт того, что наши семьи породнились.
Следующие полчаса, пока старшие обсуждали детали этого сомнительного дела, Юн сидел, вперив взгляд в одну из колонн в зале, и ждал того момента, когда ему можно будет уйти отсюда, никого не оскорбив таким поступком. Ему казалось, что поймай он хоть один взгляд от кого-то из присутствующих, то в руках он себя держать уже не сможет и учинит грандиозный скандал.

Как только официальная часть церемонии завершилась, Юн, еле сдерживая дрожь в руках, поклонился всем присутствующим и покинул зал. Лишь оказавшись подальше от гостей, он позволил своему гневу вырваться наружу, разбив несколько ваз в коридоре и сорвав драпировку со стены. Но даже после этих варварских действий ему ничуть не стало легче. А когда он попытался покинуть резиденцию, чтобы провести остаток вечера в каком-нибудь городском баре, то с негодованием обнаружил, что отец запретил покидать территорию ордена, словно чувствуя, что молодой человек обязательно что-то натворит.
Поэтому единственным способом унять свой гнев было отправиться в покои Бэя и учинить тому допрос. Благо гости оставались здесь на ночь, а значит займут комнаты в гостевых комнатах в левом крыле здания. Оставалось только дождаться, когда веселье в главном зале достигнет своего апогея и всем будет уже не до разборок младшего поколения.

Чем ближе Юн приближался к нужной двери, тем сильнее была его уверенность, что этот хрупкий святоша прекрасно знал обо всех планах старших, только по какой-то причине не стал останавливать всю эту клоунаду. А это полуобморочное состояние, которое он выдал при всех, не более, чем отличная игра на публику. Юн был готов выломать дверь ко всем чертям, если сейчас она окажется запертой. Но этого не потребовалось, Бэй сам вышел из покоев, когда Тао Юн уже тянул пальцы к ручке. Какая удача! Он перехватил запястье своего женишка и грубо толкнул того обратно в комнату, с размаху впечатывая лопатками в громко хлопнувшую дверь. Его буквально колотило от гнева, который при виде этого красивого лица разгорался ещё сильнее.
- Говори, - сцедил Юн сквозь зубы, нависая сверху и всё сильнее сжимая запястье своей жертвы.

+1

5

Вообще-то у Ван Бэя не было проблем с алкоголем, поэтому, прежде чем достигнуть желаемого состояния, пришлось осушить чарок пять. Отец на это не обращал внимания, да и прочие гости, кажется, совсем не наблюдали за наследниками кланов, явно находящимися в молчаливом шоке. Несмотря на толерантный двадцать первый век, помолвка заклинателей одного пола все же являлась событием. Ван Бэй напрягся, постаравшись вспомнить что-то подобное в прошлом, но видимо таких конфузов у глав великих кланов пока еще не случалось - или Ван Бэй их не помнил. Мозг склонен вытеснять травмирующую информацию из памяти.
Ван Бэй равнодушно относился к тому, что немало людей предпочитали партнеров своего пола; просто если бы он задумался о таком варианте развития отношений между школами пораньше, может, он приложил бы больше усилий для доставления проблем Тао Юну.
И последняя надежда Ван Бэя покинула: сам Тао Юн никаких возражений не высказал и сидел тихо, пусть и обуреваемый злостью. Его напряженное лицо очень хотелось потыкать пальцем, поэтому Ван Бэй то и дело кидал взгляды напротив, с трудом удерживаясь от неприличных порывов. Казалось, что время идет слишком медленно, и когда формальности сошли на нет, Ван Бэй с удивлением обнаружил, что прошло всего минут сорок. Он плавно поднялся, чувствуя себя немного пьяным - не настолько, чтоб было заметно со стороны, но ощутимо для себя - и даже улыбнулся, прежде чем вежливо сбежать из зала, поочередно попрощавшись со всеми старшими.

Чтобы избежать встреч с незнакомыми старшими заклинателями - или того хуже, своими родственниками - Ван Бэй спрятался в спальне, любезно предоставленной ему как гостю. Было скучно, пока он не догадался проверить, есть ли в резиденции Тао сеть. Проблем с этим не было - не то что в родных горах.
Сидя перед чайным столиком и листая ленту инстаграма, облаченный в традиционные одежды Ван Бэй подумал, что со стороны выглядит как типичный дорамный актер, отдыхающий между съемкой сцен. Вот только даже у дорамных актеров рабочий день в какой-то момент заканчивается, а Ван Бэю носить это еще два дня.
В конце концов, прошло часа два, и Ван Бэй решил выйти на террасу - ее он точно снаружи видел на этом этаже. Упорядочить разбегающиеся мысли было бы неплохо; но едва Ван Бэй открыл дверь, как ту же оказался схвачен и оттащен в сторону. Дверь захлопнулась; Тао Юн буквально навис над ним, вцепившись в руку.
- Ты, - прошипел Ван Бэй, не стесняясь свободной рукой пихнуть Тао Юна в бок.
Не сильно, но чувствительно, чтобы проявить недовольство.
- Мне тебе сказать нечего. Лучше бы ты мне рассказал, как ты, находясь в клане, ничего заранее не узнал?
Ван Бэй с отцом не виделся довольно давно, и долгожданная встреча за день до прибытия в Ган Тао омрачилась неожиданными новостями. Учитывая, что учебный год в академии еще не начался, Тао Юн, должно быть, находился дома какое-то время.
- Отпусти меня. По-хорошему.
Ван Бэй был абсолютно уверен, что Тао Юн послушается - не устраивать же драку из ничего прямо сейчас.

+1

6

В висках пульсировало от накатившего гнева. Юн сам привык принимать решения, он сам должен был решить, кто станет его спутником, когда и при каких обстоятельствах. Он не терпел вмешательства в свою жизнь, и единственный, кому не мог возразить - собственный отец. Потому сейчас его и трясло от бессильного гнева, и единственный, на кого это всё можно было излить - Бэй.
От ощутимого тычка в бок, Юн только ещё сильнее разъярился, чужую руку он так и не выпустил из пальцев, сжав лишь сильнее.
- Не заговаривай мне зубы, неужели ты думаешь, что если бы я знал о подобных планах, то не расстроил бы их? - Юн с силой тряханул наследника Ван, сильнее прижимая его к двери.
- А, может быть, - глаза Юна в глубине полыхнули красным, - ты сам этого хотел? Ждал, когда сможешь остаться со мной наедине? - пальцы свободной руки пробежались по белой коже щеки Бэя, и Юн невольно подумал, насколько же она гладкая. Его голос стал обманчиво ласковым, однако в хрипотце можно было уловить угрозу.
Юн прижался всем телом, придавливая жертву к двери, теперь его губы стали на уровне его уха.
- Хочешь прославить свой орден, объединившись с моим? Или ты просто хочешь меня, поэтому ничего не сделал, чтобы остановить их? - пальцы потянули прядь распущенных светлых волос.
Как бы сейчас не был раздражён Юн, он не мог заметить, что от Бэя приятно пахнет каким-то лёгким парфюмом - шампунь или одеколон, которым он пользовался, этот запах не был навязчивым, чуть уловимым. И почему-то это открытые Юна удивило - прижимать того было приятно, несмотря на тот факт, что Бэй являлся парнем. Впрочем, ненавидеть его это нисколько не мешало.
- Нам сейчас никто не помешает, все заклинатели гуляют в главном зале, поэтому никто из них не услышит твоих громких стонов. Только скажи, - голос Юна всё больше походил на рычание. Сейчас он и сам не был уверен, чего хочет больше - завязать драку с этим надменным ледышкой или швырнуть его на кровать и доказать, что заключать между ними брак было отнюдь не лучшей идеей для самого Бэя.

Отредактировано 08 (Воскресенье, 10 октября 13:50)

+1

7

Ван Бэй ощущал, как атмосфера стремительно накаляется - даже воздух, казалось, заискрил - и Тао Юн едва дышал от ярости, видимо, твердо решив сломать Ван Бэю запястье. Впрочем, неудивительно: Тао Юн никогда терпением не отличался, да и ситуация была дурацкая, но Ван Бэй, немало гордящийся своей невозмутимостью, тоже начал закипать. Почему он вообще должен терпеть что-то подобное?
- Раз не расстроил, значит, о делах своей семьи совсем не осведомлен, - ввернул Ван Бэй, позволяя себе упускать из виду тот факт, что он и сам не был в курсе семейного договора.
Его лопатки коснулись двери; это раздражало. Вообще все это: и пафосный прием, и неудобная одежда, и чужие тупые договоренности, но особенно - Тао Юн, не способный остановиться и подумать. Ван Бэй как раз собирался это сделать - хорошенько поразмыслить, может, поговорить с отцом утром или внезапно найти себе какую-нибудь возлюбленную, без официального брака с которой свет не мил - в общем, поискать варианты... Лицо Тао Юна было слишком близко, и Ван Бэй засмотрелся на него, пока мысли самовольно текли в неизвестном направлении.
Он почти успокоился, но вспыхнул снова, вслушавшись в то, что говорили губы напротив.
- Тао Юн, блядь, я бы к твоей прабабке посватался, чем к тебе!
Ван Бэй ощутил такое искреннее возмущение, что почти закричал; щека горела. Он вложил в ладонь немного ци, чтобы отпихнуть, наконец, Тао Юна от себя, едва успев откинуть назад волосы, которые тот решил потрогать. Это было возмутительно. Кроме того, пусть они вдвоем и недолюбливали друг друга, разве Ван Бэй действительно выглядел как... как кто-то, кому нужны странные договоры, чтобы начать с кем-то отношения?
Он засмеялся, выпрямляясь и поправляя измятые уже рукава:
- Ха-ха, думаешь, ты так хорош? Ты не похож на того, кто может доставлять кому-то удовольствие, уж извини.
Оружия, конечно, у Ван Бэя не было: веер и кинжал забрали на входе, но он был бы плохим заклинателем, если бы бы полагался только на свое оружие. Сложив печать освободившейся рукой, он зло ударил перед собой, отстраняя Тао Юна как можно дальше; хотелось вообще его не видеть. Послышался треск - что-то наверняка сломалось, жаль красивую мебель. Тонкая бумага, придавленная подставкой для кистей, зашелестела и рассыпалась по полу.
- Тебе лучше уйти и не позориться.

+1

8

Тао кипел от злости, ему действительно хотелось хоть как-то отыграться на главной цели такого своего состояния, будь то боль или унижение. Да что угодно, лишь бы в груди перестало жечь. Только вот страха на лице противника Юн не увидел, только дерзость и ответные издёвки, отчего лишь сильнее захотелось его сломать, доказать, что принятое решение было самым плохим в жизни наследника Ван.
Тао замешкался на какую-то долю секунды, позволив Бэю сложить печать и применить духовную силу. Мощной волной его откинуло назад, он успел поставить блок, скрестив руки перед собой, и всё же часть мебели за его спиной разлетелась в щепки от сильного удара. Юн зарычал, стиснув зубы. Пальцы сами сами собой сложились в печать, которая тут же вспыхнула пламенем, озарив гневное лицо со сведёнными у переносицы бровями.
- Я уйду не раньше, чем разберусь с тобой, - огненный шар метнулся в сторону Бэя, дверь за его спиной с жутким треском вылетела в коридор, а сам Юн, как разъярённый бык, подлетел, замахиваясь кулаком, чтобы ударить в скулу, но он так и не смог опустить руку. Эти черты были слишком красивыми, будто кожа была создана совсем не для того, чтобы оставлять на ней некрасивые отметины.
- Чёрт бы тебя побрал, - Тао отскочил на другую сторону комнаты, понимая, что в схватке он проиграет, если слишком приблизится к противнику, в ближнем бое он всякий раз будет думать о том, чтобы не ударить сильнее, чем нужно. С каких пор его вообще заботит чужое лицо, ведь Юну всегда казалось, что поставь он фингал под глазом блондина, как он тут же испытает небывалое удовлетворение. И вот сейчас собственные действия стали откровением. Схватить за волосы можно, но ударить кулаком - нет.
Жаль, что в руках нет ни меча, ни даже талисманов, можно использовать лишь заклинания, которые будут работать, если начертать символы в воздухе. Либо драться на руках, только вот второй способ не для Юна, кажется, с этим противником он не сможет биться в полную силу. А ведь он столько лет хотел сломать этого парня, стереть с его лица надменную ухмылку. И что теперь? Теперь оказывается, что Тао не в состоянии сделать даже это.
В ярости он создал несколько огненных шаров, которые сейчас в бешенном мельтешении кружили по помещению, лишь ожидая, чтобы заклинатель указал им направление для атаки. Он едва ли заметил, как от огня занялся тончайший балдахин на кровати, где предполагалось будет спать гость.

+1

9

Ван Бэй разозлился. Он редко пребывал в таком состоянии - не в последнюю очередь потому, что злость его нередко превращалась в бесконтрольную истерику, в которой легко было потерять лицо. Ван Бэй об этом знал и тщательно оберегал свое внутреннее спокойствие, чтобы случайно не совершить то, о чем потом можно было пожалеть.
О погроме чужой резиденции точно можно было пожалеть, но это быстро перестало иметь значение. Какого черта этот Тао Юн себе позволяет? Еще и сам выносит двери, как избалованный ребенок! В прошлой жизни Ван Бэй, должно быть, немало грешил, раз теперь вот это все - его проблемы, да еще и не без помощи "любящего" отца.
- Ты! Мог бы подумать, как нам решить это, а не вываливать на меня всякий бред!
Ван Бэй ненадолго умолк и презрительно фыркнул: слишком высокие ожидания для кого-то вроде Тао Юна. Он всегда мешал своей упертостью, нежеланием договариваться. Ван Бэй обычно терпел тех, кто ему не нравился - такова жизнь - однако с Тао Юном было особенно сложно.
Прикрывая лицо, Ван Бэй собрал ци в кулак, собираясь немедленно ответить на удар, если понадобится, но слова были быстрее рук:
- Я думал, что смогу на тебя положиться хоть раз.
Его голос потонул в треске: воздух, собиравшийся вокруг Ван Бэя и ведомый его силой, всколыхнул занавески и выбил стекла. Газовая ткань над кроватью вспыхнула, как сухая трава, буквально за секунду, и пламя тут же начало расползаться, подгоняемое свежим сквозняком.
- Из-за тебя теперь все горит, тупица!
Ван Бэй избегал смотреть на Тао Юна - ярость была такой сильной, что он боялся не удержаться и просто рвануть вперед. Он отвел руку в сторону, зная, что до противника точно не достанет - и остатки балдахина рухнули вниз, на уже полыхающую кровать. Перекошенное лицо Ван Бэя покраснело, и он потер его холодными дрожащими пальцами.
Тао Юн опять все испортил.

+1

10

И всё же в способностях противнику отказать было нельзя, Ван Бэй был наполнен духовной силой и его атаки были мощными, даже по тому, как звенел воздух от его энергии, можно было судить, что в будущем этот человек прославится своими деяниями. Но это нисколько не умаляло тот факт, что сейчас он раздражал до чёртиков - своей непокорностью, надменностью и даже этим красивым лицом. Если по нему нельзя ударить, то впечатать в какую-нибудь поверхность можно. Швырнуть на кровать и прижимать его сверху, давя рукой на затылок, пока тот не станет задыхаться и молить о пощаде. По спине прошла приятная дрожь, слишком уж сильно напоминающая возбуждение. И что это вообще за мысли? Неужто настолько сильно разозлился.
Юн недобро сощурился, глядя, как в руке Бэя собирается сгусток ци. Ну пусть попробует ударить в полную силу ещё раз и тогда Тао за себя не отвечает. На лице выступили желваки, с такой силой он сжал челюсть. Звон стекла отвлёк лишь на секунду, а затем с громким треском на кровать обвалился несчастный балдахин, который уже вовсю полыхал.
- Ещё и кровать сломал, - ядовито процедил он, - видимо, чтобы найти повод забраться поскорее в мою, - Юну было абсолютно плевать, как он сейчас выглядит, и как его слова воспримет противник, его вообще мало волновало мнение других людей. Стыд и Юн - понятия несовместимые. Ему просто хотелось вывести из себя Бэя, заставить того трястись от гнева, потерять контроль, ведь потеря контроля - это всегда проигрыш.
Юн сжал кулаки, огненные шары внезапно замерли в воздухе, а затем тонкими полосками ринулись в сторону Бэя. Однако никакого вреда ему не принесли, лишь обвились вокруг тела, туго стягивая руки и ноги.
- И кто из нас двоих тупица? - Юн медленно наступал, глядя тяжёлым взглядом на противника. Желание сломать того всколыхнулось с новой силой. Сломать, унизить, подчинить - их отношения могут быть только такими, и если старшие этого не понимали, когда заключали нелепый договор, то уж Ван Бэй на собственной шкуре осознает всю прелесть такого соглашения. И горько пожалеет о том, что ни слова не сказал против и не сделал ничего, чтобы предотвратить это собрание.
Мебель в комнате полыхала, разгораясь всё сильнее от ветра, дувшего из разбитых окон, но Юн особо не обращал на это внимание, гораздо больше его занимал человек, который сейчас безуспешно пытался выбраться из пут.
- Что здесь происходит? - гневный голос, раздавшийся от двери, заставил Юна остановиться. Гневно сверкая глазами в проёме выломанной двери стоял отец. Юн от досады тихо зашипел и отпустил Бэя. Огненные всполохи, обвивавшие его тело, растворились в воздухе.
- Ван Бэй, как ты мог? - двое глав вошли в помещение, недовольно сверля глазами своих отпрысков. Несколько движений руками и огонь унялся, наполняя комнату едким дымом и запахом гари.
Тао Юну нечего было на это ответить.
- Так вот как вы чтите решение старших! - голос главы Тао гремел от гнева, заставляя Юна всё больше хмуриться, - Вы оба будете наказаны!
- Грохот был слышен даже в главном зале, - вторил ему глава Ван, - недели будет достаточно? - он обратился к отцу Юна и он медленно кивнул. После чего не говоря ни слова, отец тяжёлыми шагами подошёл к Юну, дёрнул его на себя за руку и ощутимо нажал пальцем на важные акупунктурные точки. Юн с ужасом почувствовал, как циркуляция ци по каналам тут же прекратилась.
- Отец! - он рыкнул, вырывая руку из чужих пальцев.
- Неделя! - прогремел глава Тао, не давая вставить ни слова больше.
- Подготовьте новую комнату наследнику Ван, - это он сказал уже в коридор людям, собравшимся у входа и с удивлением глазеющих на творящийся внутри погром. После чего быстрыми шагами вышел вон.
Юн бросил на Бэя уничтожающий взгляд, не обещавший ничего хорошего. Скоро, очень скоро.

+1

11

Ван Бэй прошипел что-то неразборчивое, пытаясь выбраться из пут, но ожидаемо ничего не добился - только еще глубже увяз, ощущая, как сводит запястья. Ну и дерьмо. Он никогда не был так близок к тому, чтобы просто разорваться от злости; ситуация стремительно ухудшалась.
- Отец... - начал Ван Бэй, едва услышав знакомый голос.
Он уже почти скучал по драке с Тао Юном - даже по связанным рукам - все лучше, чем объясняться в произошедшем. Впрочем, пожар и следы погрома были красноречивы сами по себе. Ван Бэй протянул руку, чувствуя, как в теле угасает ци, будто лишая его всех сил. Он никогда еще не был наказан подобным образом; сжав губы, Ван Бэй медленно поклонился и резко ушел прочь.
Сказать ему было нечего.

Раз уж он нарвался на этот скандал и показал себя в таком отвратительном свете, Ван Бэй рассчитывал, что это принесет в конце концов хоть какую-то пользу - нет худа без добра. Но отец еще раз подтвердил, что помолвка состоится, и ни мнение Ван Бэя, ни мнение Тао Юна ничего не изменит. Поэтому наследнику клана следовало проявить смирение и вести себя поприличнее.
На фоне этих обсуждений Ван Бэй вспоминал о Тао Юне, пожалуй, слишком часто. И до этого он то и дело раздражался, только допустив мысль, что им опять придется увидеться на занятиях или, того хуже, столкнуться на каких-нибудь состязаниях. Теперь же образ Тао Юна преследовал Ван Бэя постоянно - может быть, потому, что невозможность использования ци напоминала об их последней ссоре.
Прошло всего три дня, и Ван Бэй все еще был зол - он не мог тренироваться или охотиться, поэтому просто блуждал в районе академии, надеясь проветриться перед сном и придумать какой-нибудь выход из своего положения. Но увидел он только сигнал бедствия, присланный в виде записки с печатью. Судя по всему, предназначалась она именно Ван Бэю, и хотя в его состоянии было опрометчиво ввязываться в передряги, он решил поддаться: поблизости все равно никого из заклинателей больше не было, да и с запечатанными меридианами нельзя было послать зов.
Ван Бэй быстро добрался до нужного места - темной, плохо освещенной улицы, невесть откуда взявшейся рядом с центром города. Что-то здесь было не так, и Ван Бэй почти сразу понял, что именно: Тао Юна он чуял за версту.
- Ты что здесь делаешь?
Он нахмурился и подошел ближе, утверждаясь в своей догадке: Тао Юн действительно был здесь, и тишина, окружавшая их двоих, вдруг показалась очень подозрительной.
- Еще скажи, что это ты позвал меня сюда. Какого черта тут никого больше нет?..

+1

12

Целая неделя! Всё это было похоже на какое-то проклятье. Юн половину ночи ходил из угла в угол, коротая время в своей комнате. Ощущение бессилья было настолько отвратительным и унизительным, что его просто разрывало от гнева, и от невозможности хоть как-то исправить ситуацию. Глава Тао дал понять, что в разговоре о помолвке поставлена точка и решение изменено не будет. Слишком важный полический союз, чтобы от него можно было просто так отказаться. Юн ненавидел Бэя и с такой же силой он ненавидел орден Лю Жонгао, из-за которых этот брак и будет заключён во что бы то ни стало. Только под утром ему наконец удалось забыться в беспокойном сне, в котором ему снился красавчик Бэй, не желая покидать даже мыслей.

Последние дни тянулись бесконечно долго, Юну казалось, что прошло ничуть не меньше месяца, а ведь на самом деле так нудно тянулись всего лишь три дня. Что же будет к исходу недели? Он даже боялся себе такое представить. А вот что он хорошо представлял - с каким удовольствием накрутил бы светлые пряди на кулак и впечатал лицом Ван Бэя в какую-нибудь поверхность, весь негатив сошёлся в одной точке - на юном заклинателе, которому до чёртиков хотелось отомстить за своё беспомощное состояние. Однако, каждый раз фантазии заканчивались вовсе не так, как хотел Юн, вместо того, чтобы действительно отомстить, сделав больно, он начинал фантазировать, как прижмётся щекой к этой белоснежной коже, вдохнёт запах и проведёт рукой вдоль всего тела, чувствуя под рукой мелкую дрожь. Чёрт бы побрал этого Бэя! От этих мыслей напрочь сбивалось дыхание и отомстить хотелось ещё сильнее.
Даже напиться в баре в городе не помогло, голова стала соображать хуже, а вот фантазии стали более яркими и контролю поддавались плохо. Так что с алкоголем вышел не лучший вариант.
Сообщение о нападении нечисти на людей прилетело неожиданно, Тао даже в голову не пришло, что это может быть уловкой, ведь все в ордене знают, что он находится под наказанием, а значит ничем не может быть полезен в борьбе с потусторонними силами. Только вот сейчас Юн не мог мыслить здраво, он настолько устал от собственной никчёмности и скуки в последние дни, что не раздумывая бросился туда, откуда шла угроза. Однако встретил он вовсе не призрака или нежить, а того самого красавчика, который так нежно изгибался в его фантазиях, сияя светлыми глазами. Сейчас же эти глаза смотрели холодно, Юн готов был поклясться, что видит в глубине зрачка ненависть. Впрочем, с чего бы Бэю его любить, весь он только и думает о том, как бы сломать и заставит страдать.
— Ты что здесь делаешь?
- Тот же вопрос хотел бы задать и я тебе, - Юн сверлил собеседника взглядом, невольно отмечая, как красиво легла прядь волос на плечо.
Брови Тао сошлись на переносице. Что за бред он несёт, решил, что Юн станет заманивать в ловушку, чтобы отомстить? Однако в словах Бэя была и истина - почему тут было так темно и больше никого из заклинателей? Не могли же сообщения получить только они двое, так это не работает. Учитывая, что оба не могли использовать свои силы, они не могли добраться сюда первыми. Что-то во всём происходящем было подозрительно.
Юн огляделся, а потом перевёл взгляд на Бэя, тот хоть и был самоуверенным и надменным, но точно не стал бы проворачивать такое ради встречи, это действительно было больше в духе Юна.
- Я не знаю.

В этот момент из глубины тёмного переулка послышался какой-то шорох, а затем звук, похожий на гортанное клокотание, такой не сможет издавать живой человек. Два огонька полыхнули красным, а затем зажглись ещё несколько.
- Неупокоенные призраки, - шепнул Юн, вытягивая из кармана талисманы. И только когда он на автомате отправил бумагу в полёт, а она плавно спланировала на землю, не достигнув цели, до него дошло, что сейчас это всего лишь бесполезные клочки бумаги. Единственное, чем они могут помочь - защитить на какое-то время помещение, если развесить талисманы на стенах. Но тут всё зависит от силы призраков, судя по горящим глазам, долго их удержать не получится.
- Бежим! - Юн вцепился в тонкое запястье Бэя и потащил его за собой прочь из переулка. Бежать в сторону людей сейчас нельзя, те окажутся ещё более беззащитными перед нечистью, чем заклинатели, лишённые силы, но хотя бы знающие, как можно противостоять тварям.

+1

13

Тао Юн выглядел как-то иначе, совершенно не похожий на себя обычного, или Ван Бэю так только казалось - последняя их встреча многое изменила. Быть может, жажда обоюдного убийства немного поутихла, и осталось место размышлениям. По крайней мере, Ван Бэй уже перешел от яростной злости к более привычному фоновому раздражению, характерному для их отношений. Надежд на то, что эти отношения значительно потеплеют, раньше как-то особо не было, но общая беда немного примирила Ван Бэя с тем, что так или иначе быть рядом с Тао Юном все же придется.
В тусклом свете фонарей лицо Тао Юна рассмотреть было сложно, и Ван Бэй сделал шаг вперед, улавливая вполне явный алкогольный запах.
- Ты что, пьян? - Спросил он, невольно морщась.
Внезапно смущенный своим неравнодушием, Ван Бэй все же не смог удержаться:
- Ты хоть понимаешь, насколько это опасно сейчас?..
Он хотел выразить свою точку зрения, чтобы Тао Юн наверняка понял, что напиваться в ослабленном состоянии без оружия - мысль не самая мудрая, будь ты хоть трижды чей-то знаменитый наследник или сильный заклинатель, но стоило только начать, как улица оживилась. Ван Бэй умолк и всмотрелся в сумерки, сквозь которые плыли яркие огни - точнее, горящие глаза призраков, как заметил Тао Юн. Каких-либо подробностей разглядеть не удалось: Ван Бэя тут же потащили за собой, и про себя он отметил, что это не самая плохая идея. Ну, должны же быть годные идеи и у Тао Юна, в конце концов.
Ван Бэй быстро осознал, что хватка на запястье - не самое приятное, что он когда-либо испытывал, поэтому обхватил ладонь Тао Юна в ответ, чтоб если и держаться, то хотя бы как-то поудобнее. Зачем вообще держаться за Тао Юна и почему это не так ужасно, как всегда казалось, Ван Бэй точно сказать не мог.
Они пробежали несколько домов, и где-то рядом забрезжил свет с параллельной улицы, где вовсю ходили люди, не подозревающие о близости темных сил. Ван Бэй потянул Тао Юна в сторону - к какому-то недостроенному зданию с открытыми автоматическими дверями, которых будто заело на полпути.
"Как удобно", - подумал Ван Бэй про себя, подозревая что-то неладное в этой череде совпадений: пустая улица, никем не замеченные злобные духи, какая-то пустая темная новостройка...
- Ладно, - сказал он, переводя дух и все еще сжимая пальцы Тао Юна, - надо что-то придумать.
Понимание того, что в любую секунду они могут оказаться не одни, добавляло лишней паники. Ван Бэй ненавидел ощущение беспомощности, которого, к счастью, в его жизни было очень мало до этого дня.
- Духов можно уничтожить... или упокоить. Ты можешь понимать их?..
В Шань Ван предпочитали избавляться от любой нечисти, а не заниматься душеспасением, но в текущей ситуации, кажется, уничтожение вряд ли вообще было возможно.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP


Вы здесь » The Untamed » Игра вслепую » Для тебя вся моя ненависть