Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Прогулка в облаках


Прогулка в облаках

Сообщений 1 страница 16 из 16

1


Прогулка в облаках
https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/606482.jpg
Участники:
Вэнь Сюй ◄► Вэнь Шань Шэ
Место:
Чаншань, территория ордена Цишань Вэнь
Время:
Конец июня. Вэнь Сюй - 18 лет. Вэнь Шань Шэ - 30.
Сюжет:
Время окунуться в Красную реку.


[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

0

2

"Когда-нибудь" - для первого молодого господина Вэнь не ответ. Он не знает случаев, чтобы "когда-нибудь" становилось определенным днём и часом. Жить неопределенностью можно бесконечно, но это то же самое, что жить в постоянном обмане. Это неправильно.
Вэнь Сюй знает, как разрушительны бывают сомнения. Для того, чтобы заметить сомнения в глазах Вэнь Шаньшэ, ему не нужен никакой артефакт, достаточно внимательного взгляда. Он задумчив с того самого дня на берегу океана, с тех самых слов, которые удалось вырвать едва ли не силой. Он хотел бы оказаться там, где родился. Там, где не был половину жизни. Хотел бы, но "когда-нибудь".
Вэнь Сюй не знает, что хуже: это желание или эти сомнения. Он чувствует, что в сомнениях этих есть доля его вины: сложно скрывать своё недовольство и, быть может, Хуншэ не желает усугублять его. Он не собирается вмешиваться ни в то, ни в другое, но время идёт, и то, что раньше нужно было ловить во взгляде, теперь как будто пробирается наружу, царапает кожу порывом несуществующего холодного ветра. Время идёт, но Змей не просит отпустить его в те горы, как будто ему совершенно всё равно. Но чем больше равнодушия у Хуншэ, тем меньше у Вэнь Сюя - он хочет обещанной честности, в конце концов, в той же мере, сколько отдаёт сам. Тогда он решает, что от сомнений хотя бы проще избавиться.
Лучший способ, который Вэнь Сюй может придумать, чтобы избавиться от сомнений - приказ. Поэтому к утру, к тому времени, когда Змей привычно возникает на пороге комнат, приказ для него уже готов. Вэнь Шаньшэ создаст талисман перемещения в то место, которое со дня своего рождения звал домом. И Вэнь Шаньшэ будет готов отправиться туда. Вместе с первым молодым господином. Стоит определенных усилий не добавить "если захочет видеть первого молодого господина рядом в этом путешествии", но Вэнь Сюй сдерживает порыв: ни к чему подменять они сомнения другими. Иногда свобода попросту мешает.
День он собирается посвятить бумагам и прочим делам, которые откладывает уже слишком долго. Но, конечно, этот план терпит полный крах: сосредоточиться на чем-то подобном, когда Хуншэ нет рядом, когда некому передать для расшифровки очередное витиеватое письмо, когда никто не тушит тлеющий край особо нудного доноса - невозможно. Так что день - уже по-настоящему жаркий летний день, под лучами, губительными для того, кто не Вэнь, - отдан совершенствованию на почти пустом тренировочном поле.
Вэнь Сюй вновь находит Хуншэ тогда, когда солнце становится милосерднее. Находит, хотя частью сознания почти уверен, что Змей уже там, в своих горах, ускользнул из душащих объятий приказа, который не случайно отдан так, чтобы можно было ускользнуть. Но - находит. И спрашивает только
- Готов?
[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+1

3

Нет.
Первое, что хочется сказать в ответ, прямое и честное — глядя в глаза. Не готов.
Он вряд ли будет готов к тому, чего хочет слишком давно, настолько, что потерял счет годам, то едва-едва отдавая себе в этом отчет, то остро, как этим летом. Как в тот день у моря, когда признался в этом Сюю.
Теперь же с оттенком легкой горечи во рту после полученного приказа, он поднял на ноги Ли Сяньхэ и отправился в свои покои. Сидеть у окна и смотреть, как жара плавит воздух, поднимает вверх горячие его потоки, было не так интересно, но не мешало вспоминать и думать о предстоящем.
На самом деле чего-то подобного от Сюя он теперь ждал. Ждал и немного жалел, что был откровенен с ним настолько, чтобы вспомнить родные горы вслух. Явиться туда одному, как он хотел и не хотел, чтобы посидеть на своей скале, посмотреть на знакомые звезды, прогуляться по окрестностям, совершить обряды на могиле родителей, хотя бы за одну лишь ночь — он мог это сделать в любое время, а потом вернуться к утру обратно. Два талисмана, которые он всю неделю делал для себя, наслаивая слой за слоем, как привык, краску, усиливая черты, вплетая больше своей ци, лежали готовые второй день в шкатулке темного, почти черного цвета, с белыми цветами. Пионы…Шань Шэ помнил эту шкатулку с раннего детства, в ней мама хранила пеньюй, тот самый, что теперь принадлежит Ляоли. Именно в этой шкатулке к нему приехало письмо от нее той осенью, почти два года назад, дав ему долгожданное известие и успокоение — сестра благополучно добралась до Красной реки, и ее приняли в семью вместе с дочерью. Шкатулка была благодарностью и хранилищем для его драгоценности — послужившей пропуском подвески с потрепанной уже кистью из бело-красной яшмы, когда-то принадлежавшей отцу…
Теперь она лежала в этой шкатулке постоянно, ведь ему пришлось сказать, что подвеска утеряна на той ночной охоте, и носить ее с собой он бы уже не смог. Как бы он объяснил такое.  Не возьмет её и сегодня. В гости заходить он все равно не планировал, а лишь подышать забытым уже воздухом, исполнить поминовение, побродить по горам, быть может, зайти в дальнюю деревню и купить простой еды и кувшин вина. Не обязательно знать семье, что Хуншэ приходил. Ни к чему им такие... гости.
Говоря себе о “гостях”, он думал, что поставит в неловкое положение абсолютно всех. Вэней в семье никогда не любили, Вэни не стремились наведаться в Чаншань, их никто не приглашал, и быть настоящим Вэнем, приходя без этого приглашения — тон крайне дурной, особенно, когда тебя дома не было пятнадцать лет. Дом ли это теперь вообще для такого как он?
Мысли сбивались в кучу и мешали медитации, спокойному отдыху и простым сборам. Он еще раз прошелся по комнате, проверил карманы, поправил одежду, ту же самую, что пригодилась неделю назад, одернул рукава, прикрывающие “клыки”, посмотрел на приготовленную одежду для Первого молодого господина Вэнь. И снова сел на пол в попытке собрать силы перед дальним прыжком, опираясь на меч. Хэйчжао всегда помогал сосредоточиться.
— Готов?
Нет. Он не готов, но кивает головой, потом — в сторону одежды, развешенной на ширме, на простые сапоги, стоящие под ней, поднимается и надевает плащ. Убирает меч в рукав.
— Нам не стоит привлекать много внимания к себе, — Хуншэ смотрит на резную дверцу, за которой спрятана шкатулка Гао Сяолин. Стоит ли вернуть ее сестре? Нет… Не будет даже повода подумать о том, чтобы пробраться тайком в дом и оставить шкатулку где-нибудь на видном месте. И еще — так малодушно и эгоистично хотелось оставить ее себе. — Надеюсь, мое лицо за эти годы подзабыли…
Короткий и грустный смешок всё же вырывается, чтобы перейти в сосредоточенное молчаливое ожидание, и уже после того, как Вэнь Сюй ухватится за него, протянуть свою руку, положить её на плечо… и притянуть к себе, так безрассудно, так стремительно посылая в талисман свою Ци…

Если бы он практиковался чаще, возможно, получилось бы лучше, а так, внезапный приступ дурноты и слабости, почти сбил с ног, заставляя оглядываться по сторонам с опозданием. И сожалением.
Место для приземления он выбрал неудачно. И почему решил, что его скала осталась только его скалой?! Какой-то растрепанный мальчишка, подскочил на ноги, опираясь одновременно на одну руку, в другой он держал меч, прыгнул назад, со склона, заставляя выбросить вперед руку в попытке удержать, остановить, жест донельзя беспомощный сейчас и весьма бесполезный. Хуншэ дошел до обрыва, убедился, что мальчишка встал на меч и летит в сторону школы.
— Понятно, — он сел на место, пригретое местным жителем, силясь понять, кем он является, и подбросил дров в костер. — Нам придется подождать. Если мы уйдем и спрячемся, нас буду искать, пока не найдут, и лучше бы не становиться в этой охоте теми, кого ищут. Только не на этой земле.
На этой земле — слишком опасно.
Кувшин вина из дворца, конечно же, был с собой. Как всегда. На тот случай, когда вина слишком хочется, и лучше бы ему быть, чем не быть. Потому, накинув на голову капюшон, он вытащил кувшин, сбросил пробку в костер и протянул Сюю.
— Присядь и выпей со мной. Всё пошло не по плану.
Смешно. На самом деле, он так хотел вернуться в дом, увидеть семью, что судьба сыграла злую шутку.
Или это он сам обманул себя, выбирая место.
Нужно восстановить силы.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Вторник, 26 октября 01:31)

+1

4

Вэнь Сюй переодевается прямо там: сбрасывает тяжёлое черное вышитое алым ханьфу, снимает нижние одежды, заменяет их простой одеждой домотканного полотна, поступая так же и с сапогами, пряча ножны под такую же дешёвую неприметную ткань. Он не собирается привлекать к себе внимания, точно не собирается. Он понимает, что присутствие сына женщины из клана Чжао, точно так же как присутствие первого молодого господина клана Вэнь, не пойдут на пользу этому визиту. Что он должен быть никем или, ещё лучше, его вовсе не должно быть. И он отпустил бы, пусть неохотно, но всё же. Вот только Змей не просит об этом, как не просил и раньше, отступить от своего слова нет повода. Он просто не будет привлекать к себе внимание, чтобы этот визит не стал официальным, и чтобы он не стал погоней за запоздалой местью.
Но когда это, в самом деле, у них получалось?.. Им двоим не стоит идти вместе в разведку, это точно: не из-за недоверия, нет, только из-за того, что эта разведка исключительно случайно, но зато наверняка приведёт их в самое средоточие сил противника и вовлечет в генеральное сражение, ни больше, ни меньше.
Впрочем, здесь не было похоже на войну. Войны не ведутся в таких глухих местах, наверно поэтому их принято считать мирными. Костёр, весело потрескивающий на камне, сложенные рядом дрова - эта скала, конечно, могла бы быть наблюдательным пунктом, если бы не терялась в кронах деревьев так, что наблюдать с неё хоть сколько-нибудь далеко было совершено невозможно.
Воспользовавшись приглашением, Вэнь Сюй охотно садится рядом и берёт в руку кувшин. Опять камни и огонь, опять вино и вдвоём. Пусть теперь уже совсем ненадолго, он всё равно прикасается плечом к плечу Хуншэ. Так ведь теплее.
- Следует придумать правдоподобное объяснение, почему нам понадобилось пробираться сюда таким образом?
Или сбежать? Сил Хуншэ на обратную дорогу не хватит, но сил наследника хватит вполне. Этот путь он предлагать не спешит - его лучше оставить на тот случай, если что-то в самом деле пойдет не так. До сих пор это лишь небольшое отклонение от плана, если вообще был какой-то план. Вэнь Сюй и без него чувствует себя вполне уютно.
Но Змею и в самом деле не помешают силы: очевидная слабость никогда и ни в каких переговорах не бывает помощником. Наследник поднимает руку к его виску, чтобы поделиться своими.
- Или просто скажем правду?

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+2

5

Он и забыл уже, как холодны бывают ночи в этих горах зимой, а тепло камня, прогретого за день летом, помнит хорошо. Опираясь одной рукой на такой, не обогретый костром, а всё ещё отдающий тепло изнутри, он пытается унять головокружение, вызванное обратным током Ци. Слишком быстро восстанавливать силы нельзя, как не стоит суеты и их теперешняя ситуация.
— Следует придумать правдоподобное объяснение, почему нам понадобилось пробираться сюда таким образом?
Кувшин возвращается к нему. Вино освежает, заставляет вдохнуть поглубже пряный воздух с еле уловимым ароматом трав, знакомым с детства. Именно на этой скале этот аромат лугов всегда становился ярче, а запахи пасущейся поодаль домашней животины к нему не примешивались. Не слышно было ветра с поселения, примыкающего к поместью, и сейчас. Он бы хотел провести тут хотя бы пару часов в тишине, вспоминать детство и тот камень, на котором когда-то было так удобно спать…
Хуншэ прикрывает глаза и чувствует касание горячей руки, улыбается и тихонько толкает плечом в плечо, мол не надо, всё хорошо.
— Или просто скажем правду?
— Правду? — наклонить голову и коснуться ладони так приятно. Еще приятнее был бы поцелуй, но совершенно точно — сейчас не до него. — Честно говоря, я и сам не знаю, какую правду стоит сказать, а о какой умолчать. Этот мальчишка… надеюсь, из семьи, а значит, приведет кого-нибудь из дома. А если нет, то из школы. Возможно, здесь скоро будет многолюдно, слова лучше выбирать с умом, а руки лучше держать на виду. Чужаков здесь не любят, а чужаков, способных вломиться на эти земли таким образом, тем более. Красная река всегда хорошо охраняет свои границы и никогда не позволяет тут никому разгуливать и охотиться без разрешения и уведомления. Здесь и на ночную охоту просто так не выйдешь, добычу-то еще поискать придется.
Вино пошло в ход снова под очередной вздох, слишком довольный для случившегося, и кувшин вернулся к Сюю. Взять палку и пошевелить дрова в костре было слишком приятно, и Хуншэ не стал себе отказывать в этой малости. Силы слабансировались достаточно, чтобы можно было хорошо оглядеться вокруг, посмотреть на усыпанное звездами небо, не над костром, чей свет затмевал их сияние, а там, вдалеке, на серп убывающей луны, всё ещё достаточно яркий, чтобы освещать кроны, за которыми больше не было видно крыш школы.
— Деревья выросли, — он вздохнул в очередной раз, чувствую ход времени и словно возвращаясь из своего детства в свой теперешний мир, придя в который он опять чувствует себя здесь чужаком. — Все… выросли.
Когда он убежал из этих мест, братьям было тринадцать и двенадцать. Узнает ли он их, если увидит? Узнают ли его… Смешно. Почему он так избегал возвращения сюда? Повинуясь своей судьбе, ушедшей от рода слишком далеко, или повинуясь опасению, что возвращение не будет легким ни для кого?
— Я не уверен, что всё пройдет гладко, — Хэйчжао неторопливо извлечен из рукава, слишком узкого для того, чтобы быть удобным, но достаточного для сокрытия от чужих глаз ценностей, и бережно убран покуда под плащ. Глоток вина, ещё один, будет последним перед тем, как в тишине ночи затрепещут, хлопая друг о друга, полы одеяний тех, кто приблизится к этой скале на мечах, стремительно и не таясь. Они на своей земле. Всего трое.
Хуншэ не смотрит на прибывших, а только на пламя костра, оставаясь недвижимым и полагаясь на слух. Теперь мало что зависит от него, но волнение растет не поэтому, и не потому, что рядом наследник клана Вэнь, которого он обязан защищать ценой жизни, оттого, что слова все будто выветрились из головы, оставляя там пустоту.
— Чужаки, вы пришли на земли Красной реки. Назовитесь, — голос кажется знакомым, слишком знакомым, но прошло столько лет, и ошибиться так легко. И всё же… хочется улыбнуться, а лицо недвижимо.
Только рука медленно берется за меч и так же медленно ставит его на камень, демонстрируя взору прибывших. Узнают ли этот меч, когда-то принадлежавший Юэ?
— Хуншэ? — голос другой, удивленный донельзя, почти шепчет, заставляя всё же повернуть голову и выглянуть из-под прикрывающей голову ткани.
Посмотреть и убедиться, оба брата здесь, а давешний мальчишка выглядывает из-за спины… Отца, догадался он теперь. Племянник.
— Ммм… — что-то в улыбке Главы Юэ ему не нравится, совсем не нравится. — Старший брат… — он оборачивается и что-то говорит сыну, уставившемуся теперь на него не с опаской, а как на небожителя. Тот скатывается с края площадки, словно его ветер сдул со скалы, и исчезает из виду. Быстрый. Не показалось.
Юэ Чжэнлян делает шаг вперед, убирая свой меч в ножны, и Хуншэ поднимается следом, всё ещё не в силах улыбаться. Улыбается только младший брат. Цзинхао изрядно веселится, он никогда не скрывал своих чувств, и сейчас не скрывает, однако не торопится, перекидывает свой меч на плечо и с интересом наблюдает, как братья приближаются друг к другу.
— Старший брат… наконец-то, дома, — Чжэнлян раскрывает объятия, словно готов принять беглеца обратно, не оставляя выбора для ответного жеста, и Хуншэ принимает его, сжимая свой меч в руке и чувствуя, как Цзяньшао ударяет его по спине, будто со всего размаха, ножнами плашмя, а кулак младшего аккуратно и точно бьет в печень. Так, чтобы не показалось мало, чтобы ничего не сломать, но сразу дать понять, насколько его тут ждали. — Ты должен мне бой.
— Я… помню, — Хуншэ старается вдохнуть, и получается не сразу. — Я тебе должен.
— Дааа. А мы тебя и не ждали так скоро, — протягивает Чжэнлян уже менее мрачно, заглядывает за плечо и смотрит на того, кто остался позади… почти разочарованно, отпихивая Хуншэ в сторону и складывая руки в традиционное приветствие. — Глава Юэ приветствует Первого молодого господина Вэнь в Чаншань.
Цзинхао поспешно склоняется тоже и уже не выглядит таким счастливым и по-домашнему свободным, хочется потереть лоб, но Хуншэ только растирает потрепанный правый бок, выпрямляется и, взглянув на Сюя, говорит:
— Мы не собирались вас беспокоить. Просто путешествуем налегке, — сгладить неловкость нужно, и придется ему.
— В этом случае путешественники не откажутся от гостеприимства Красной реки. Прошу следовать за мной.
Чжэнлян встает на меч и направляется в сторону дома, не оглядываясь, Цзинхао ждет, пока указание Главы будет выполнено, — в этом указании вопроса не было, — и лишь после этого летит следом.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Пятница, 29 октября 17:51)

+1

6

Правда - это правда, и если она разная для разных случаев, то это уже не правда. Вэнь Сюй понимает это именно так, и ему кажется, что всё довольно просто. Ни разу Хуншэ не дал понять, что клан, из которого он пришел, желает ему смерти, а раз так, то не проще ли... говорить правду? И о цели визита, и о себе. Хотя о том, кто пришел, и говорить не надо.
- Если всё так, значит, они уже знают, что ты - не чужак.
Это тоже довольно просто: создать талисман, который перенёс бы в сердце земель, где посторонних не бывает, может только человек, который уже бывал здесь. Конечно, могут существовать и другие варианты, которые включают предательство, намеренное или нет, но разве первым делом не следует предполагать самое простое.
Приветствие, которое звучит так быстро, что палочка благовоний не успела бы прогореть и на четверть заставляет Вэнь Сюя почти неслышно хмыкнуть и осознать, что стремление усложнять свойственно, вероятно, не только Хуншэ, но и всем уроженцам этих гор. И всё же меч предъявлен, и вместе с ним на свет появляется правда. Начало неплохое, продолжение нравится Вэнь Сюю меньше.
У него есть брат, и он отлично знает, что тычок в бок иногда работает не хуже любого другого приветствия, но - он никогда не ударил бы так, чтобы было действительно больно, и уверен, что и Вэнь Чао не ударил бы.
Наследник поднимается на ноги вслед за своим телохранителем, напряженный, но всё ещё останавливает свою руку, которая готова протянуться к мечу. От него совершенно точно ждут другого приветствия.
Он отдаёт то, чего ждут, ни крупицей больше, может быть, немного меньше. Лучше бы главе Юэ не узнать его. Не будь имя названо, всё было бы проще, и на пробелы гостеприимства Красной реки можно было бы не обращать внимания - закрытый в себе горный клан не обязан встречать тепло любого неизвестного сопровождающего того, кто когда-то был их братом. Они могли бы даже оставить его здесь под надёжной охраной - и едва ли он стал бы возражать. Но глава Юэ видит в нём никого иного как наследника Цишань Вэнь, не собирается видеть никого иного даже ради обоюдного удобства, и, не без тщательно скрытого бахвальства, стремиться продемонстрировать то, в чём его клан так силён. Что ж, первый молодой господин Вэнь запомнит то, что ему показали. Всё, что ему показали. Когда-нибудь пригодится, а сейчас он без особых сомнений становится на меч, который больше нет нужды скрывать, и направляется за гостеприимным главой в сторону резиденции его клана.
Молча. Вести светские беседы не было ни расположения, ни подходящих условий, говорить что-то Хуншэ при свидетелях тем более не хотелось. Впрочем, Юэ в свою очередь не пытаются разговорить его, и, кажется, имеют какой-то замысел, рушить который Вэнь Сюй не собирается, во всяком случае, до тех пор, пока цели совпадают. Пусть хоть у кого-то всё идёт по плану.
Поместье оказывается на удивление совершенно не таким, каким мог представить его себе Вэнь Сюй. Наследник, не скрываясь разглядывает строение, чересчур роскошное для горного клана, во всяком случае, для тех горных кланов, с которыми ему доводилось встречаться. Сколько нужно слуг, чтобы стены остались светлыми, несмотря на горные ливни и зимние бури? Сколько нужно дерева, чтобы обогревать такую громаду там, где даже в разгар лета веет прохладой? Он должен бы выразить восхищение, хотя бы выражением лица - должен. Но не уверен, что именно его можно прочесть в глазах. Бросив на Хуншэ быстрый взгляд, первый молодой господин вновь оборачивается вслед хозяину дома и позволяет себя проводить.

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+1

7

Вэнь Сюй вряд ли когда в своей жизни видел и еще увидит нечто похожее на то, что случилось на вершине этой скалы. Ему вряд ли кто-то ещё окажет так мало уважения и уделит приветствию так мало времени, как на этой земле. А Хуншэ теперь и вовсе не знает, насколько сильно не в почете ныне Вэни в Чаншань, стало ли всё ещё хуже или, напротив, — спокойнее? По лицу Чжэнляна не понять ничего. Читать того, кого не видел полжизни, путь даже и вырос рядом с ним, невозможно. Одно было ясно, их “семейный” разговор был прерван, не начавшись. И, видимо, осторожным образом отложен.
Брат куда-то торопился. Хуншэ усмехнулся. Должно быть, исправлять свою же оплошность. Наверняка он отослал сына, чтобы предупредил о его прибытии, а теперь нужно предупредить и о том, что в гости пожаловал наследник клана Вэнь. Оттого он не слишком торопился догонять Чжэнляна, наслаждая густым ковром зелени в свете серпа луны там, почти под ногами, запахами леса и видом снежных вершин гор вдалеке, украшенных у подножий продолговатой формы холмами, что дали название долине.
Вид стен родного дома, выглянувших из-за сплошного ковра деревьев, порадовал сердце больше, чем он мог ожидать, освещая лицо улыбкой, которую сам заметил не сразу.
— Теперь старший брат не заблудится? — бросил ехидное Цзинхао, обгоняя его и посмеиваясь, посмотрел на обоих и улетел прочь в сторону дома, построенного предками на возвышении, над школой.
И теперь, когда они остаются одни, можно замедлиться еще немного, почти остановиться и, уцепившись за рукав Сюя подняться с ним рядом повыше над кронами, чтобы проявились крыши всех строений и стен, длинные дома учеников и гарнизона, два больших двора, изолированных друг от друга, один для новичков, другой для старших, сторожевые башни, и последними — площадки, с которых ученики уходят в длинные горные перелеты… Огни сейчас горели только у главных ворот и во дворах. Наверху, в доме семьи, зажигались новые.
— Чжэнлян не хотел быть главой клана, но я всё равно сбежал и сбросил с себя эту ответственность. Она упала на него всем весом слишком неожиданно, — усмешку сдержать всё же не удалось. — И, к счастью, не раздавила. Думаю, я еще слишком легко отделался.
Пока еще они не над территорией школы и достаточно далеко, можно протянуть руку, ласково коснуться пальцами напряженной шеи, сжать их на плече.
— Я боюсь, тебе придется стать свидетелем того, как я буду платить по своим счетам еще какое-то время. Скажу честно, я это всё заслужил, не стоит относиться слишком серьезно к тому, что ты еще можешь увидеть. Идем… Пролетим над школой потом при свете дня, а пока не стоит слишком задерживаться.
Пробираясь над стеной, что смыкалась с истертой лестницей, уходящей вверх, они могли видеть, как в первый из просторных дворов, выходят ученики.
— Ночная тренировка, — негромко пояснил Хуншэ. — Старшие здесь, младшие под защитой старших там, дальше, — одно движение головой в сторону второго двора, где сейчас было тихо, указало направление. — В это время младшим принято хорошо есть и отдыхать, иначе тренировок не выдержать. Подъем летом на рассвете, зимой как летом… Дальше пойдем пешком.
Решение принято, когда на стене у самых ворот, он увидел тех, кто предусмотрительно дал им немного времени поговорить.
— Наставник не любит суеты и не приветствует полеты над домом.
Ступить на камни стены — словно прикоснуться к прошлому, спокойно и без привычной стремительности, спешить больше некуда, тоже было приятно. Почувствовать себя дома — хотел бы, но этого не случилось.
— Глава Юэ приносит извинения за неподобающий прием, — Чжэнлян поклонился, вряд ли выражая горечь в своих словах, скорее наоборот, в его речи куда больше было веселья. — Ученики готовы вылетать на ночную охоту, было бы не слишком удобно оставлять дорогих гостей в лесу, а объявлять о вашем визите мы не планируем. От глаз главы Юэ не может ускользнуть то, что одеты вы не для официального визита, а значит, поднимать волну нет никакого повода.
— Глава Юэ прав, — острие Хэйчжао взглянуло вниз, а руки сложились в привычный приветственный жест, — мы здесь не по делам ордена.
— Старший брат, конечно же, расскажет, по каким делам он здесь, — Чжэнлян одобрительно посмотрел на меч и повернулся к Сюю. — Первый молодой господин Вэнь, если вы пожелаете скрыть свое имя, каким представить вас семье?
Пройти через ворота, где каждая трещина была когда-то знакома, потом по лестнице, считая ступени, наверх, было почти возрожденным сном, в который он поверил вот только сейчас.
— Переоденься, ступай… — тихое сыну, замаячевшему наверху лестницы, Чжэнлян бросил и махнул рукой, мол уходи быстрее, а потом обернулся. — Добро пожаловать в наше гнездо. Чувствуйте себя свободно.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

+1

8

Он не ждёт, что хозяева будут столь вежливы и обходительны, чтобы дать своим незваным гостям поговорить. Он сам не поступил бы так, во всяком случае, если не доверял бы хоть одному из двоих. Возможно, Хуншэ всё это время не решавшийся вернуться, немного преувеличивал недовольство семьи. Или нет. Вэнь Сюй не берется судить, рано. Он ещё раз задумчиво смотрит вниз на поместье, прежде чем ответить.
- Мой отец не должен был стать главой клана, но стал им. Жизнь бывает непредсказуемой, пусть глава Юэ злится на неё.
Он молчит о том, что и сам не желает себе такой тяжести. Молчит, потому что знает: если время придёт, всё равно примет её. Не из-за того, что его готовили к этому с рождения. Потому что люди не свободны выбирать судьбу. Так же как не выбирал свою Хуншэ, даже если тот сам уверен, что сбежал от неё: он просто не мог не прийти в клан. Потому что он - Вэнь.
Поэтому же Вэнь Сюй с сомнением качает головой, когда Змей говорит о счетах, которые выставила ему семья. Это - не его семья, не его братья. Все выросли, но некоторые - некоторые ещё и изменились. Вэнь Шаньшэ - человек ордена Цишань Вэнь, его человек.
- Просто помни... -  он не объясняет, лишь поднимает руку и прикасается двумя пальцами к груди Хуншэ, заставляя свой подарок отозваться жаром, - об этом. И о том, что я никогда не забываю.
Этого должно быть достаточно. Вэнь Сюй не верит, но знает, что Змей поймет. Тот понимает его - не всегда, но чем дальше, тем лучше, а сейчас понимать без лишних слов важнее, чем обычно. Лишних слов, как и лишних мгновений, чтобы словами переброситься, похоже, не предвидится. Терпение хозяев иссякает быстро, и они уже встречают нетерпеливыми взглядами эту краткую экскурсию.
И небрежной вежливостью, на которую наследник оставляет ответить Хуншэ. В конце концов, если уж Юэ Чжэнлян знает его в лицо, то слышать о том, что первый молодой господин Вэнь молчалив и едва ли не косноязычен, тоже должен был. Ну и ни к чему разочаровывать людей, которые так ценят информацию. Так что отвечает Вэнь Сюй не ответными раскатами дворцовой вежливости, которая восславила бы гостеприимство этого дома, а исключительно по делу.
- Глава Юэ может использовать имя Мао Юньти.
Отвечает мимоходом, как будто имя давно привычно. Отвечает, не выпуская на лицо ни следа веселья, но сам внимательно следит в неровном свете за лицом хозяина дома: скажет ли оно ему о чём-то? И положительный ответ, и отрицательный интересны по-своему, и угрызений совести за эту небольшую непозволительную шутку он не испытывает.
- Однако же главе Юэ не стоит волноваться: этот гость не имеет намерения отвлекать на себя внимание присутствующих от семейного ужина.

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

Отредактировано Jin Guangyao (Воскресенье, 31 октября 00:02)

+1

9

Произнесенное вслух имя, а вернее два имени, не вызвали такой реакции, как слова, сказанные следом. Быть может, гость и не имел намерения привлекать к себе внимание, но упоминание ужина, само по себе ничего не значащее для разговора предположение, либо ожидание привычного распорядка для этого времени суток, здесь трактовалось иначе. Это время отдавалось отдыху и сну для тех, кто мог себе его позволить, так как привычка подниматься еще затемно в этих краях была обычным делом. Ужин здесь ранний и закончился давно. Для тех, кому было мало, предусматривалась охота и ловля рыбы, чем сами они всё детство и занимались. Вспомнить те дни было приятно и отчасти грустно…
Одного взгляда на братьев было достаточно, чтобы понять — традиции не изменились. Ничто не заставит их измениться, пока эти традиции будут полезны и будут работать на благо семьи. Однако даже устоявшиеся правила потеснились безропотно, стоило тому, от кого зависит слишком многое, войти в дом. Младший откланялся и ушел сразу, Чжэнлян остался и проводил гостей туда, где обычно собиралась вся семья.
— Почти ничего не изменилось, — Хуншэ едва ли мог спокойно усесться, куда было бы предложено, остановив брата на полувзгляде, и неторопливо прошел по общему залу. Всё те же массивные опоры, на которых покоится не слишком высокий потолок, две добротные лестницы без привычных уже глазу резных украшений, ведущих наверх, в комнаты для каждого члена семьи, не слишком большие по меркам Знойного дворца, но достаточно просторные, чтобы не испытывать неудобств. Дерево и камень, сплетенные в убранстве… как оказывается он скучал по этой простоте. Настолько, что захотелось прикоснуться к этим стенам.
Что он и позволил себе сделать.
— А что должно было измениться? — услышал он в ответ спокойное, но с долей усмешки. — Твой уход из семьи не нарушил порядка вещей в этих краях.
— Я… надеялся на это, — светской беседы не выйдет, это и радовало, и нет, ведь Сюй оказался свидетелем разговора, который продолжился куда более спокойным образом. И всё же… Хуншэ обернулся, чтобы увидеть лица обоих.
Чжэнляну было что сказать в ответ, но он… промолчал. Промолчал о том, что готов был произнести вслух, а лишь предложил присесть к столу, где гостям будет удобно. Искушать судьбу, второй раз игнорируя просьбу, он не стал и покорно направился обратно, как вдруг услышал со стороны задней части дома, где когда-то был двор для тренировок…
— Где он?!
Почему был? Очевидно же, что двор никуда не исчез, и тренировки — тоже. А уж любимая старшая родственница, заменившая ему когда-то мать, и подавно. Юэ Фэнсян не просто была младшей сестрой отца, ее железной рукой после гибели главы клана и ее собственного мужа семья была собрана воедино и продолжила свою историю вопреки тем, кто желал ее закончить. Вместе с историей семьи Гао с Белой Горы. А рука у нее и впрямь была железная, и палка в ней сейчас была самая настоящая. И одежда была слишком далеко от привычно женской, так что сомнений не осталось. Известие о его прибытии нашло ее во внутреннем дворе.
— Тетушка?
Мало кто мог бы поставить Хуншэ в тупик, но сейчас он не сразу понял, как следует поступить, кроме как увернуться от летящего в него удара, пришедшегося как раз по камню, которого он перед тем касался. Следом пришел и младший, неся в руках большой поднос с чайником и чашками, и остановился на пороге.
— Тетушка, прошу вас, не сердитесь, — пробормотал Хуншэ, уходя в сторону от следующего взмаха. Что запомнит Вэнь Сюй после того, как они выберутся из Чаншань живыми? Отчего-то стало смешно и тоскливо, и интересно, чем закончится этот маленький поединок.
— Ты опять не предупредил меня, — новый удар пришелся по колонне и оставил на ней след содранного лака, — а теперь что вернешься.
— Простите, я виноват. Давайте поговорим спокойно, — прятаться за колонной и бегать вокруг нее было не слишком правильно, и его едва не достали палкой.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Вторник, 9 ноября 01:07)

+1

10

Смех братьев был тих, но слишком даже весел.
— Матушка, вы разрушите дом, выйдете лучше во двор, — Чжэнлян махнул рукой, и Цзинхао приблизился. — А мы с господином Мао пока выпьем чай. Вы же не возражаете, господин Мао?
— Спасибо, ты очень помог! — Хуншэ бросил это недовольным тоном, но не в шутку. Он услышал это. Он понял это, как понимал когда-то раньше.
И первым выскочил на улицу, уводя за собой львицу Юэ на площадку перед домом. Там они смогут поговорить без свидетелей.
— Не беспокойтесь, — разлить чай у Цзинхао никогда не получалось мастерски, но этого сейчас и не требовалось, всё внимание гостя было обращено в другую сторону, — ничего плохого со старшим братом не случится. Мадам Юэ определенно рада его видеть, — он подвинул чашку ближе к гостю с самой искренней улыбкой, — иначе бы взяла меч.
Мама взяла бы, как грозилась первые дни после побега Хуншэ. Много дней подряд, пока они не получили щедрые дары от Главы Вэнь. Потом все стихло, а дары были убраны в самую дальнюю из всех комнат дома, и стало тихо. Слишком тихо.
В самом деле, криков больше слышно не было.
— Надеюсь, блюдо из риса, овощей, мяса и яиц горных птиц вам понравится, — Чжэнлян вдохнул аромат чая и сделал первый глоток. — Мы держим несколько куропаток для себя. Я попросил старшую супругу приготовить для вас ужин. Если это вам не по вкусу, мы найдем что-нибудь еще, чем вас порадовать в столь поздний час.
И вряд ли речь сейчас шла только об ужине, но и вряд ли гость разделял веселье братьев.
— Моя мать вырастила его и считает своим сыном, — пришло время пояснить всерьез. — Вам не стоит волноваться о том, что здесь происходит. Об этом не узнает никто. Никто из тех, кто не должен. И покуда старший брат немного занят, позвольте уточнить, как надолго вы планируете остаться у нас и чем мы можем посодействовать в вашем путешествии?
Возможно, он слишком торопится, возможно, его вопросы не по вкусу наследнику клана Вэнь, но договор есть договор, и соблюдение его — важное условие. Одна сторона близка к тому, чтобы его нарушить. Была близка. Теперь же дело нужно замять и сделать это быстро.

[nick]Yue Zhengliang[/nick][status]Юэ Чжэнлян[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/196443.jpg[/icon][quo]Глава Красной реки[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Четверг, 11 ноября 15:06)

+1

11

Изменять привычкам трудно, особенно если в этом нет смысла. Вэнь Сюй привычно принимает приглашение и садится за стол, не задумываясь о том, что быть может, не ему оно адресовано, не его здесь считают главным гостем. Осматривать помещение, тем более, так тщательно, как делает это Хуншэ, тоже нет нужды: своё мнение о том, что клан не бедствует, он уже составил, а подробности... Не за подробностями они сюда явились.
То, ради чего явились, Змей, кажется, получает полной мерой. Хотел встретиться с прошлым лицом к лицу, хотел... сравнить - конечно, сам он не говорил ничего такого, но Вэнь Сюй уверен - хотел. Что ж, вот оно, прошлое - с головой. Или не совсем с головой, как было бы, если бы Вэнь Сюй остался в Безночном городе (если вообще что-то было бы, кроме сожалений), но уж по шею точно. Разве этого недостаточно, чтобы понять: здесь уже давно не его жизнь?
Глава Юэ молчит неловко, Хуншэ молчит задумчиво, Вэнь Сюй просто молчит, с вежливой полуулыбкой на губах. Она остается там же, ей и положено быть там, меняется только взгляд, только плечи напрягаются, когда наследник приглашает все усилия, чтобы не обернуться, не понятия на ноги в ответ на окрик. В ответ на ворвавшийся в дом ураган в женском обличье. Удар, еще удар, чай. Вэнь Сюй понимает, что опасности нет, что если бы была, то и Змей был бы совсем другим. Не бежал, а защищал бы, чего бы ни стоило. Чего бы ни... Вэнь Сюй гонит прочь сомнения: именно так, чего бы ни стоило. И всё же ему это не нравится, совсем не нравится.
Но наследник клана Вэнь давно научился сдерживать силы, и ни капли не выплескивается в пространство, только во взгляд, который дополняет всё ту же нужную улыбку, взгляд, который он поднимает на главу Юэ, быть может, слишком медленно, услышав вопрос. Услышав, но не поняв. Чай? Брат? Меч? Хозяин дома старается проявить гостеприимство, но гость не слишком хорош в дипломатии и сосредоточен на другом, так что рассеянно переспрашивает.
- Поздний?
Если это поздний, то... То Красной реке не помешает немного мирного неба без ночи над головой, хотя бы сегодня. Поздние визиты это, конечно, крайне невежливо, но стороны господина Юэ, впрочем, рассыпать такие намеки тоже не слишком вежливо, и Вэнь Сюй немного приходит в себя с пониманием, что дипломатических танцев здесь не дождётся так же, как не дождутся их от него. Уже лучше - эту пытку мог бы не выдержать.
- Пусть глава Юэ не беспокоится о развлечениях, - повторяет он, залпом выпивая предложенный чай, - если подобные приветственные поединки припасены только для самых почетных гостей, - коротко оглядывается на дверь и тут же возвращает собеседнику взгляд. - Ужин это тоже хорошо, впрочем.
Глава Юэ. Намного ли старше его самого? Едва ли. Вэнь Сюй не сдерживает короткого вздоха: зачем тогда усложнять? Зачем вместо того, чтобы сказать "убирайтесь до рассвета" эти осторожные как будто вопросы? Ах да, никто не поверит в Мао Юньти, как ни старайся. Никто не поверит даже в то, что наследник клана Вэнь явился вовсе не выпытывать драгоценные секреты. Если говорить осторожно, выбирая каждое слово, чтобы оно несло в себе не менее четырех значений, если заставить других делать то же самое, то так легко не понять. Или найти повод. Вэнь Сюй знает, что его успехи в этом искусстве откровенно слабы. И не знает, что можно заставить его играть на чужом поле. Он подается чуть вперёд, едва, но заметно, сокращая расстояние. Раз никто не узнает, что он посмел говорить прямо, то чего стесняться?
- Наше появление пугает вас? Настораживает, злит, быть может? Прошу, не ищите скрытые смыслы там, где их нет, глава Юэ. Никаких посягательств на... да ни на что. Визит без приглашения - не желание нарушить границу, а лишь результат того, что Вэнь Шаньшэ никогда не получал приглашения в те места, где родился, к тем людям, рядом с которыми провел половину жизни, и которые... - "Дороги"? "Много значат"? Едва ли что-то может заставить его сказать то, чего он не хочет говорить. - Которых помнит.
Никогда? На мгновение Вэнь Сюй задумывается, так ли это на самом деле. Если получал? Если он до сих пор не желал им воспользоваться, а приказ оказался не поводом, а... приказом? 
В конце концов, старший дядя, которого невозможно было не вспомнить, тоже никогда не стремился поддерживать связи с орденом. Но тогда получается, он, Вэнь Сюй, опять поторопился. Опять не смог понять, истолковав всё по-своему. То есть, прямо и бесхитростно. Наследник раздраженно отмахивается от этих мыслей - позже.
- Здесь нет ни первого молодого господина Вэнь, ни, - а вот об этом он скажет с особым удовольствием, пусть даже оно не отразится ни на лице, ни в голосе, - вашего старшего брата. Пожелаете воспользоваться этим?
Способов этому очень много. И если да, то к чему тянуть?

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+1

12

Палка в руке Юэ Фэнсян описала несколько кругов, угрожающе ткнулась в сторону Хуншэ, поспешившего сделать еще пару шагов назад.
— Тётушка, мне, правда, очень жаль, что я не смог попрощаться.
— Ладно тебе, — палка, отброшенная в сторону, жалобно брякнула о камень, издала еще один печальный стук и застыла на земле у жаровни. — Да простила я тебя давно… Иди сюда, хоть обниму.
— Зачем тогда… — ловить и выговаривать слова, рассыпавшиеся в одночасье, так трудно, а обнять женщину, которая была и остается хорошей матерью, — давно забытое чувство, тянущееся тонкой ниточкой в прошлую жизнь, куда проще и желаннее.
— Вырос-то как… — хватка у тетушки как была, так и осталась не женская, и пальцы ничуть не ослабли с годами, сжавшись на плечах, прошлись по рукам. — Хорошо… Зачем гоняла по дому?
— Да. Я же тут… не один.
В глазах Юэ Фэнсян блеснул огонек, и она прищурилась.
— Вот именно. Ну, давай, не теряй времени, — жест головой, мол лезь в башню, был однозначен. — Иди поздоровайся.
Взгляд Хуншэ нерешительно поднялся вверх, туда, где горел одинокий огонек в окне под самой крышей.
— Что, прям так? — он потер лоб, невольно вспоминая следом, какую затрещину получил от деда в ночь перед своим побегом.
— И с каких это пор тебя останавливают простые стены простого дома? — недовольные нотки в голосе тётки так и грозили вылиться в новую. Уж здесь-то по большому счету никому не интересно, кто он и чем занимается в столице. — Совсем забыл себя прежнего?
— Нет, — удалось улыбнуться в ответ и следом даже рассмеяться, весело и с горчинкой. — Я ничего не забыл. Наверное… Но и тревожить вас не хотел…
— Как… Так ты, значит, и не собирался зайти поздороваться? — голос тетушки вкрадчиво понизился, а в воздухе запахло жареным, заставляя направиться к опоре дома со всё нарастающей скоростью и вскарабкаться по ней, почти вбежать, на нижнюю крышу. Оглянувшись на потрясающую кулаком разъяренную Львицу, он вздохнул и полез выше.
Разъяренная Львица прищурилась, улыбнулась и направилась в свою комнату тем же путем, когда племянник скрылся из виду на самом верху дома.

[nick]Вэнь Шань Шэ[/nick][status]Алый Змей[/status] [icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/881997.jpg[/icon][quo]телохранитель наследника главы ордена Цишань Вэнь[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Четверг, 11 ноября 20:08)

0

13

Он не торопился, а брат не мешал. Диди умел быть рядом и при этом — незаметным, умел слушать и слышать. Вот и сейчас он словно отодвинулся от них, заняв место подальше, сел расслабленно со своей чашкой и молча наслаждался ароматом чая, выказывая внимание только ему. Этот они пили не каждый день, тот, что приезжал из Безночного города вместе с новостями от брата Ву. Цзинхао хороший чай любил, а ему самому нравились и горные травы. В любом случае, если наследник клана Вэнь не покривился, выпив чашку того, что был бы ему более привычен, чем местные отвары, значит, хотя бы угадали с напитком. Правда, судить об этом наверняка оказалось непросто — слишком много отвлечений у того сейчас было.
— Ужин это тоже хорошо, впрочем.
Тоже хорошо. И еда. Этого подтверждения вполне достаточно, чтобы убедиться — пока всё идет гладко.
— Приветственные поединки у нас в почете, — согласился Чжэнлян и кивнул, думая о том, выпадет ли возможность помериться силами с Хуншэ. Эта мысль грела сердце и раззадоривала кровь, заставляя скрывать довольную улыбку в уголках губ.
Он ждал терпеливо, и дождался своего. Похоже, чаша терпения первого молодого господина Вэнь всё же переполнилась, накренилась и опрокинулась, а слова из нее потекли откровенным потоком.
— Наше появление пугает вас? Настораживает, злит, быть может? Прошу, не ищите скрытые смыслы там, где их нет, глава Юэ.
“Скрытые смыслы? Я даже не подумал бы, что тут могут быть скрытые смыслы… Но… интересно…”
— Никаких посягательств на...
“На?” — Чжэнлян тоже подался вперед, запоздало отражая жест, как в зеркале, внимательно вглядываясь в гостя.
— … да ни на что. Визит без приглашения — не желание нарушить границу, а лишь результат того, что Вэнь Шаньшэ никогда не получал приглашения в те места, где родился, к тем людям, рядом с которыми провел половину жизни, и которые...
“Которые?”
— Которых помнит.
“Скрытые смыслы… кто бы мог подумать…”
— Здесь нет ни первого молодого господина Вэнь, ни вашего старшего брата. Пожелаете воспользоваться этим?
Неторопливо, как сытый и довольный кот, Чжэнлян откинулся на деревянную балку за спиной и запрокинул голову.
— Хорошо… — пожалуй, скрывать довольную улыбку теперь нет необходимости. И когда снова сел прямо, согласно покачал головой. — Почему бы и нет? Любая возможность — это прежде всего возможность, и раз уж вы так решительно добрались до наших земель, вам это тоже предстоит.
Две чаши он наполнил чаем сам, предлагая гостю освежить горло после длительной речи.
— Пугает… настораживает… — чашка простая из обожженной глины, напитавшаяся ароматом именно этого чая, приятно легла в руку, — злит? Ну что вы. Нет, конечно! Удивляет. Хуншэ не появлялся дома пятнадцать лет, и даже не предупредил, что собирается вернуться. Признаться, Красная река предпочитает договоры и не любит сюрпризы. Но этот, в самом деле, оказался приятным. — Глоток чая перед следующей опасной шуткой был просто необходим. — Я могу понять… его желание вернуться, но ваше желание его сопровождать — увы, нет. Опасаетесь, что мы оставим его себе? Прошу, развейте мои сомнения.

[nick]Yue Zhengliang[/nick][status]Юэ Чжэнлян[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/196443.jpg[/icon][quo]Глава Красной реки[/quo]

Отредактировано Wen Ning (Четверг, 11 ноября 21:57)

+2

14

Второй предложенный чай Вэнь Сюй тоже опрокидывает в себя залпом, даже не пытаясь разобраться, чай это, вода или, может быть, что-то, что должно согревать гостей в слишком прохладный для середины лета вечер. Хуншэ не возвращается, и ужина всё ещё нет, и собственные слова, отраженные голосом главы Юэ звучат так, как будто Вэнь Сюй сказал что-то, чего говорить был не должен. Так, как не должны звучать. Насмешкой. Снисходительностью. Он глубоко вдыхает, заставляя огонь, который опять вспыхивает в крови, сидеть смирно. Выдыхает уже коротким смехом.
- А вы собираетесь?
Или это была не шутка? Но что может быть непонятно? Уж не подозревают его в том, что он использовал желание Змея увидеть Чаншань, чтобы... Что? Выведать тайны клана? Уничтожить его? Разве не смехотворно? Хозяин дома улыбается, но улыбка не всегда значит то, что должна значить. Вэнь Сюй красноречиво переводит взгляд за спину Юэ Чжэнляна на его младшего брата. И обратно на собеседника.
- В самом деле не можете? У меня напротив сложилось впечатление, что желание оказать поддержку своим людям даже там, где она, вероятно, не требуется, вполне в традициях вашей семьи, и уж точно не может быть непонятно её главе. Неужели я ошибся?
Это кажется по-своему забавным - в конце концов, до сих пор наследника клана Вэнь нигде не встречали таким градом намеков на то, что он здесь не к месту. Но веселье это так густо замешано на раздражении и тревоге, на том, что он и сам ощущает, что не должен находиться здесь, и в то же время - что должен... Слишком много всего, слишком просто заблудиться, если не идти прямой дорогой к цели. Ему бы свои бы сомнения развеять, прежде чем браться за чужие.
- Нет, глава Юэ, я не надзиратель. И я не думаю, что могу потерять Хуншэ, - он, конечно, думает об этом, нечасто, но... чтобы ложь не была заметна, добавляет, - таким образом. Но если вы действительно рады ему, нужно ли искать причины? Примите сюрприз таким, какой он есть, не искушайте судьбу.

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+1

15

Пламя волнуется. Он замечал это уже не раз, но отчего-то так и хочется подбросить в него еще пару больших прекрасных веток и посмотреть, как схватится. Или это всего лишь давняя… почти неприкрытая временем вражда подняла голову? Та неприязнь к тем, кто пожелал поработить их народ, ту, что не искоренить даже в десятом поколении?
— А вы собираетесь?
Удержать ветер в горах? Конечно же нет!
Но вслух не скажешь, как не скажешь и того, почему Хуншэ сдуло этим ветром в столицу ордена Цишань Вэнь. Но вот задержать его здесь хотя бы на несколько дней… это было бы хорошо. Даже очень хорошо. От этой мысли на сердце стало тепло, и Юэ Чжэнлян поймал себя на желании сказать “да”, но только вздохнул.
— В самом деле не можете? У меня напротив сложилось впечатление, что желание оказать поддержку своим людям даже там, где она, вероятно, не требуется, вполне в традициях вашей семьи, и уж точно не может быть непонятно её главе. Неужели я ошибся?
Прерывать не хочется, хочется дослушать, и он снова молчит и смотрит на высокородного гостя, ловя взглядом искры, будто пляшущие вокруг лица — отблески сдерживаемого гнева.
Оказаться поддержку? Кажется, он снова ослышался или понял что-то не так. Разве старший брат нуждается в поддержке, чтобы вернуться домой? Быть может, в ордене Цишань Вэнь так называют дозволение?
— Нет, глава Юэ, я не надзиратель. И я не думаю, что могу потерять Хуншэ… таким образом. Но если вы действительно рады ему, нужно ли искать причины? Примите сюрприз таким, какой он есть, не искушайте судьбу.
А вот это уже почти… почти угроза, и пора убирать еще не использованные сухие поленья подальше. И только по краю сознания мелькает быстрая, как полет стрелы перед самым носом, мысль — каким же образом тогда? — и пропадает из поля зрения. Не сейчас. Потом. Или никогда.
— Мы, конечно же, не будем этого делать, — соглашается он, допивает свой чай и бросает краткий взгляд на брата. Тот понимает и незаметной тенью неторопливо разливает чай по последнему кругу всем. — Долгое время договор между нашими семьями не нарушался, и мы в достаточной степени привыкли доверять клану Вэнь, притом что личные встречи глав слишком редки. Не поймите неправильно. Ваш визит большая неожиданность для нас…
Стоит ли добавлять, что, если бы этим Вэням тут были не рады, то они бы уже летели к границе земель Красной реки в сопровождении Ночных Воронов? Вряд ли…
Юэ Чжэнлян не скупится ни на пояснения, ни на улыбки, лишние слова ни к чему, но нужные должны быть произнесены.
— Семья Юэ не оспаривает выбор Хуншэ и признает его собственный путь, но если уж говорить о традициях нашего народа, молодой господин должен узнать об этом… Мы признаем кровное родство неизменным. Для нас он по-прежнему Юэ и останется Юэ до конца своих дней. Таков наш закон кровного родства, и здесь вы не найдете иного отношения к нему. Достаточно ли у господина Мао понимания наших традиций, или пожелаете узнать больше?
Тихий звук шагов матери, неторопливо спускавшейся с лестницы, дающей понять, что время на представление завершилось, был как раз кстати.
— Не сегодня, конечно же, — Чжэнляну ничего не стоит широко улыбнуться вновь. — Семья соберется на поздний ужин, а вам стоит отдохнуть с дороги и не думать о делах хотя бы один вечер. Матушка… — сыновья почтительно поднимаются, встречая хозяйку дома и ждут, когда она чинно присядет, расправит складки темно-синего закрытого одеяния с неброскими вышитыми белым и красным шелком цветами по краю рукавов, вороту и подолу, — молодой господин Мао у нас в гостях.
— Юэ Фэнсян приветствует молодого господина Мао, — поклоном и улыбкой, конечно же, а руки оправляют рукава после. — И просит прощения за невольную горячность, проявленную к старшему сыну. Должно быть, не каждый день вы видите подобное.
Мама и бровью не повела, называя гостя по имени, хотя в этом доме разве что только дети могли не догадаться. И хорошо, что младшие спят, а не снуют туда-сюда, тычась любопытными носами во всё происходящее.

[nick]Yue Zhengliang[/nick][status]Юэ Чжэнлян[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/196443.jpg[/icon][quo]Глава Красной реки[/quo]

+1

16

Господин Мао с готовностью утвердительно склоняет голову. Ну конечно, он понимает и принимает чужую традицию: клан никогда не получил бы всей той силы, которой владел теперь, если бы объединял всех подопечных, связывая их одними и теми же обычаями, а не разделял, позволяя сохранять свои собственные. Поэтому Юэ, разумеется, могут считать Вэнь Шаньшэ своим братом. Они, впрочем, могут считать его хоть живым небожителем, сошедшим с облаков, это ничего не изменит. Кровь Змея - это кровь клана Вэнь, и клану Вэнь он принадлежит. И принадлежит ему.
Но конечно, господин Мао не собирается спорить об этом с главой Юэ, как упрямый ребенок, из рук которого пытаются вырвать игрушку. Есть вещи, в которые он верит непоколебимо, потому что без этой веры невозможно идти вперёд, не оглядываясь. Верность Хуншэ - ему, отцу, ордену - одна из них. Потому что таким было его слово. Дело Хуншэ донести это же слово до них тех, кто по-прежнему считает его братом. И даже больше - только он сам должен пожелать донести это. Если ритуал, сделавший его Вэнем - настоящий, если так, то прославление и возвышение своего клана теперь у него в крови.
- Разумеется, этот Мао пожелает узнать больше, - взгляд взметнулся в сторону негромкого звука шагов, прежде чем вернулся к Юэ Чжэнляну. - Когда у главы будет время на этот разговор.
Или, может быть, разговоры на этот раз отложат в сторону, и по-другому выяснят, чьи традиции должны соблюдаться в первую очередь. Вэнь Сюй устало потёр переносицу. Пришлось всё-таки хлебнуть этих двусмысленно-вежливых улыбчивых разговоров на голодный желудок, а может и ещё придется: грозило Хуншэ что-нибудь от рук "матушки" или нет, но спасать наследника своим появлением он не спешит.
Вэнь Сюй кланяется так, как подобает поклониться этой женщине, глубоко и уважительно. Он ведь прибыл вовсе не рушить устои, не нарушать договоры, о которых даже не знает, не спорить о праве на то, что и без того принадлежит ему, он просто хотел... Вэнь Сюй опять запинается мыслью о то, что его действия едва ли объяснимы. Это странно - сам он понимает, чувствует, что сделал именно то, что было необходимо. Впрочем, этого достаточно - для него. Этого должно быть достаточно для Хуншэ. Мнение других почти не интересует его.
- Этот Мао не умеет осуждать горячность, холодность была бы куда более пугающей.
Убегающий от палки Змей - зрелище и в самом деле редкое. Уникальное даже. Вэнь Сюй не уверен, что хотел бы увидеть нечто подобное ещё раз. Но силы преодолеть желание вежливо распрощаться с гостеприимной Красной Рекой в себе он находит. Только бросает мельком взгляды на каждую дверь, из которой мог бы появиться Хуншэ.
- Может ли он надеяться, что тот, ради кого собирается семья, после жаркого приветствия госпожи сможет присоединиться?
Или торжественный ужин без него станет наказанием за самоуправство и необдуманные приказы? Пожалуй, со Змея станется.

[icon]https://cdn.discordapp.com/attachments/759437865465413682/759911051147477022/3.jpg[/icon][quo]ВЭНЬ СЮЙ[/quo][nick]Wen Xu[/nick][status]Испытание огнём[/status]

+1


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Прогулка в облаках


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно