Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Игра вслепую » Никогда не верь своим глазам


Никогда не верь своим глазам

Сообщений 1 страница 30 из 179

1

Никогда не верь своим глазам


· Дата и время:
Глубокая современность
· Место:
Где-то в одном из китайских мегаполисов
· Участники:
03 (Мо Юньцин), 06 (Бэй Вэньянь)

https://forumupload.ru/uploads/001a/e3/c3/107/48923.jpg

Сюжет

6. Городское фентези: заклинатели в современном Китае

Отредактировано 03 (Четверг, 21 октября 16:58)

+1

2

Говорят, если человек долго вынужден скрывать какую-то тайну, то у него начинаются проблемы с психикой и здоровьем, и Мо Юньцину, как врачу, стоило бы об этом знать, но он убеждал себя, что с ним всё в порядке, стоило просто быть… осторожным. И стойким. И честным. Помнить о долге и о данных обещаниях. Понимать, что у каждого человека есть своя судьба, и ничего не бывает просто так. Не бывает непосильного. Если что-то кажется сложным – значит, настало время преодолеть преграду. Что там ещё говорил ему учитель? А, не забывать вовремя обедать, обязательно пить воду и чистить зубы два раза в день. Эти пункты соблюдать почему-то оказалось сложнее.
К тому же, потустороннее из жизни часто вытеснялось суровой реальностью.
Шли вторые сутки пребывания на работе, просто так получилось, что один из дежурных врачей заболел, подменить некому, а у него «такое доброе лицо, к тому же, ты живёшь один, семья дома не ждёт». Жёстко, но справедливо, ведь Мо Юньцина дома не ждал даже кот.
Ну… у него был кактус. Просто, потому что его не надо поливать. То есть, всё-таки надо, но не постоянно. Проще говоря, когда вспомнит, что кактус иногда тоже надо поливать. Года два назад несчастный даже цвёл… Но он всё проспал.
Мо Юньцин снял очки и растёр лицо. Близился вечер, и накопившаяся усталость привычно давала о себе знать. Через час-другой она уйдёт, и можно будет так же привычно войти в обычный рабочий режим. Благо, сейчас он работал не в главном госпитале города, где выходить из рабочего режима не приходилось никогда.
Менее напряжённый график его более чем устраивал, к тому же, не страдало болезненное желание помогать людям. Просто так, по-человечески.
Мо Юньцин готов был отдаваться работе, больше, глубже и в разных позах, раз уж ни на что другое давно уже не было времени, но иногда ему требовалось время – тоже не личное, но которое стоило потратить на… нечто другое.
Первую треть своей жизни, которую он провёл в приюте при одном из монастырей на севере страны, Мо Юньцин считал, что его наставник помешался. Нет, он был хорошим человеком, но утверждать, что все эти старые легенды – вовсе не сказки, не показатель примитивности древнего ума, пытающегося объяснить необъяснимое магией, энергиями и прочим, а настоящая история их мира… Больше звучало как бред, и Мо Юньцин не считал это всё ничем, кроме бреда, пока…
- Доктор Мо? – раздался стук в дверь.
Вот всегда всё в приёмном примерно так и начиналось. С простого «доктор Мо?» - и непростых последствий.

+3

3

На выставку древнего оружия Бэй Вэньянь попал совершенно случайно. Шеф требовал захватывающую серию со снимками на разворот, но даже мало-мальски интересных историй в городе, как назло, не было ни единой. Кто станет читать о похождениях продавщицы пирожков с Западной улицы, которая потеряла кота и достала до печени весь полицейский участок, а потом оказалось, что кот никуда и не пропадал и все это время спал у нее под кроватью?
Ну, а из выставки можно было хоть что-нибудь выжать. Например, принести красивые снимки, а к ним сверху сочинить какую-то псевдоисторическую драму про отважного генерала и красавицу в высоком замке, которую он спасал, прокладывая себе путь сквозь тела врагов вот этой самой саблей – только посмотрите, какой замечательный кадр сделал наш штатный фотограф!
Мысленно ухмыльнувшись, Вэньянь прицелился объективом в висящий на стене экспонат. По лезвию шел какой-то то ли узор, то ли надпись – чтобы рассмотреть, надо было подойти вплотную.
- Эй…, - дернулся было охранник.
- Спокойно, идет съемка, - Вэньянь привычно ткнул в того корочкой «Пресса», равнодушно поймал восторженный взгляд мужика «Про меня напишут в газете!» (почему все они думали, что в своей статье он вообще о ком-то вспомнит?), и подобрался вплотную к экспонату.
Камера защелкала снимками. Улыбнувшись, Вэньянь включил предварительный просмотр и опешил. На снимках была пустая стена.
- Это как же…, - пробормотал он, протягивая руку и ведя пальцами по лезвию сабли. – Вот же она висит…
В следующее мгновение выставочный зал закачался у него перед глазами. В виски ударило сильной болью, пришлось закрыть глаза. В голове замелькали странные образы и картины… какие-то люди, летящие на мечах. Люди на мечах? Что это за бред-то такой, вообще?
- Что с вами? Вам плохо?
Вэньянь обнаружил себя сидящим на полу и крепко прижимающим к груди фотоаппарат. Над ним склонился обеспокоенный охранник.
- Вам бы к доктору…
- К доктору? Да… наверное, я… переработался…
Поднялся шум, его окружили сердобольные. Протягивали руки, ахали на все лады. Не лучшее для того, чтобы собраться с мыслями. Потирая висок, он поднялся на ноги, слушая советы о том, что вот же – больница практически напротив, дорогу перейти. Ай, молодой мужчина совсем бледный стал, как же так, идите в приемный покой, вам там дадут какую-нибудь таблеточку…
Да, слишком много кофе за один день. Перед глазами снова промелькнули странные картины. Люди в длинных одеждах, развевающихся по ветру. Битва на горе.
- Какого черта…
Покосившись на стену, где продолжала висеть, матово поблескивая, сабля, Вэньянь вышел из помещения выставки, перешел дорогу и все еще растерянно сказал девушке на ресепшене больницы:
- Мне бы... на осмотр к доктору. Наверное.

+3

4

- Доктор Мо, к вам пациент.

Медсестра пропустила вперёд молодого мужчину и вошла следом, передавая его карточку, произнесла несколько слов и так же быстро и тихо вышла. Очки снова заняли своё законное место на носу. Солидности они не добавляли, как ни крути, а вот занудности…

То, что никого не повезли на каталке под крики об экстренной госпитализации, не могло не радовать. Просто, по-человечески. Резко стало плохо, сейчас вроде ничего, пришёл на обследование. Случается сплошь и рядом. Правда, не все обращают внимание и ищут врача.

- Какие у вас жалобы… – произнёс он, снова поднимая взгляд на пациента, – господин Бэй?.. - Мо Юньцин бегло пролистал хрусткие чуть желтоватые листы. Надо внести его данные в компьютер… эта рутина немного раздражала, а ещё больше то, что пропустить её было нельзя. – Когда первый раз почувствовали недомогание? С вами такое часто бывает? – почти скороговоркой, подробности он выяснит немного после.

На первый взгляд мужчина выглядел так, будто с ним всё в порядке, если не считать излишней бледности кожных покровов, которая, очевидно, была ему несвойственна. Один из тех, кто подвержен погодным изменениям, либо едва не сгоревший на работе? Стресс, слишком много кофе или курева, просто неудачный день… С другой стороны, некоторые заболевания могут ничем особо себя и не проявлять, не обязательно вползать в кабинет со стонами и харкать кровью.

Как-то не вовремя пришло в голову, что он не поздоровался и не представился, понадеявшись, что бейджа, немного криво прицепленного на карман халата, хватает. К тому же, медсестра должна была сообщить, к кому из врачей его направляет. Эта – всегда говорит, не забыв немного непрофессионально снабдить каждое имя кратким комментарием. Пациенты почему-то должны были обязательно знать, что доктор Вэй Чао любит пирожки и дотошно расспрашивает о каждой мелочи, к Лу Юйнань лучше не подходить без заранее заготовленной истории обо всех своих болячках… Чем занимается в свободное время и как подходить к доктору Мо Юньцину сам он предпочитал не знать.

- Позвольте…

Раздался противный звук отрывающейся липучки, и манжета тонометра плотно обхватила крепкую руку. Пискнул аппарат. Давление немного выше, чем следовало бы, пульс – тоже.

- Как часто у вас бывают головокружения? – тихо вздохнув, он развернулся на стуле к господину Бэю, внимательно его осмотрев ещё раз, пока что чисто визуально. Что-то царапало интуицию, что-то неочевидное. – Курение, много кофеина, работа допоздна? Или… что-то ещё?

+2

5

Вэньянь смотрел на доктора, который задавал ему какие-то положенные его профессии вопросы, но не слушал его. Причина была веской: за спиной этого человека покачивалась призрачная фигура в облаке каких-то мерцающих вихрей. Что это было, он не мог сказать наверняка, но с перемещением с выставки в больницу, его глюки не просто не исчезли… они усилились.
«Сколько было чашек кофе? Шесть или, все-таки, восемь?»
Мо Юньцин видел перед собой мужчину лет тридцати, кареглазого, с короткой стрижкой по последней моде. Одетого достаточно привычно: джинсы, свитер, кроссовки, дутый жилет. В руках – сумка под фотокамеру. Пришедший «больной» явно не брезговал спортом, его фигура говорила о том, что в спортзале он проводит достаточно много времени, а значит, ведет (хотя бы частично) здоровый образ жизни. На болезненного или хронического он не походил. Скорее, наоборот. Таким рады в армии, на таких заглядываются женщины. Не падают такие люди в обморок посреди выставочного зала.
Вэньянь же молча рассматривал доктора. Раздумывая над тем, как бы так ненавязчиво сообщить ему «потрясающую» новость, что видит за ним призрака. И каковы шансы, что после такого сообщения его не отправят лечиться в психушку.
Тем временем, доктор начал измерять его давление, и Вэньянь постарался дышать ровно и вести себя смирно. Вопросы звучали снова и снова, а он не понимал, почему он – совершенно здоровый, молодой мужик, должен заполнять карточку какого-нибудь пенсионера? Он до того был у врача за всю жизнь раза три! Когда сломал руку, когда сломал нос – не себе, а придурку с соседнего двора (пришлось с ним сходить, потом же помирились), и когда делал прививку от гриппа.
Проникновенно посмотрев в глаза Мо Юньцину, он произнес:
- Я не псих.
И понял, что этим, наверное, подписал себе приговор в глазах любого врача.
- Послушайте… у меня не бывает головокружений. У меня нет никаких жалоб. Но… десять минут назад со мной произошел совершенно странный случай, и у меня даже доказательства есть, - Вэньянь потряс камерой в сумке.
- Там, на этой выставке, происходит что-то ненормальное.
«Зачем я, вообще, все это ему рассказываю?»

+2

6

- Я рад за вас, - вырвалось как-то само в ответ на заявление, и подкрепилось вежливой дежурной улыбкой. Он не псих, отлично, так и запишем. Психическое здоровье – это важно.

Однако, с этим с виду совершенно здоровым мужчиной (Мо Юньцин невольно выпрямился, сидя за столом, и подобрался, мысленно откашлявшись) всё же было что-то не так. Однако, с ментальными проблемами Мо Юньцин имел дело редко… Точнее, на своей основной работе – не имел вообще, не его профиль.
В жизни, конечно, психи ему встречались. Некоторые из них даже были уверены, что они совершенно здоровы.

- Раз уж вы пришли, значит, вам нужна помощь, - Мо Юньцину оставалось только надеяться, что выглядит он доверительно. Такой типичный доктор в очках и костюме, белый халат тоже на месте. Причёска «среднестатистическая мужская», скромные часы марки, которую может себе позволить любой со средним доходом. Лёгкий налёт интеллигентности и холостяцкой жизни. По крайней мере, ему не раз говорили, что последнее – заметно… Наверное, стоило чаще бывать на свежем воздухе, а то он давно забросил тренировки, погрузившись в рутину.
Конечно, он мог бы посмотреть… по-другому. Но только тогда имелся риск, что господин Бэй точно запишет себя в психи.
- Странные случаи бывают в жизни каждого… - звучал Мо Юньцин откровенно паршиво. Он не психиатр и, наверное, первый раз в жизни об этом пожалел. – На выставке? Какой выставке? Возможно… - он замялся и выдал как-то совсем жалко, хоть голос, вроде, и прозвучал привычным образом, - …возможно, вам следовало обратиться в полицию? Все странные происшествия по их части, вряд ли здесь я смогу вам чем-нибудь помочь, - Мо Юньцин поправил рукава халата, - но вы можете рассказать, что вас беспокоит.
Очень не хотелось смотреть на часы, но в коридоре стояла тишина. Даже непривычная тишина, будто внезапно замер весь воздух. Нехорошее предчувствие, едва скребущееся в глубине души при первом взгляде на Бэй Вэньяня, стало слишком осязаемым.
Что ж… следовало воспользоваться его же собственным приёмом.
- Я не псих, - Мо Юньцин слегка усмехнулся, - но дайте мне свою руку. И лучше закройте глаза.
И, привстав со стула и перегнувшись через стол, сам взял господина Бэя за руку, прикладывая два пальца к запястью. Да-да, сам он тут же бы спросил, мол, какого чёрта, доктор, вы же только что мне измерили и давление, и пульс! И почему нельзя согреть руки, зачем хватать холодными. Это, пожалуй, не спросил бы, но подумал.
Лёгкое свечение от пальцев, очень хорошо бы, чтобы господин Бэй не заметил вовсе. Или списал… на что-нибудь.
Впрочем, если Мо Юньцин ничего не почувствует, можно будет отметить, что положенное время на осмотр ещё не истекло, вот он и честно отрабатывает свою собственную зарплату.
И что он предупредил, что тоже псих.
Однако… под пальцами ощутимо пульсировали не только сосуды.
- Господин Бэй… - виски угрожало заломить, и Мо Юньцин мельком растёр их пальцами, возвращаясь на своё место. Взглянул на него поверх очков – ещё раз, заглядывая в глаза. – В ваших интересах рассказать мне всё. Не бойтесь показаться ненормальным. Возможно… всё не совсем так просто, как вы думаете.
«И не так просто, как думаю я».
Кажется, спокойной смены ожидать не придётся. Лишь бы только не произошло ничего больше, он не сможет проигнорировать ни то… ни другое.

+2

7

Вэньянь на всякий случай посмотрел на бейджик доктора. Нет, слова «психиатр» на нем совершенно точно не было. Но, впрочем, это же он сам начал изливать ему душу, не спрашивая мнения доктора на сей счет. Что, вообще, на него нашло? Поддаться порыву, явиться в больницу и… чтобы что?
«Доктор, я вижу мертвых людей?»
- Я так думаю, - стараясь придать себе максимально уверенный вид, сообщил Бэй Вэньянь. – Что просто переутомился. Я читал в научных статьях, такое бывает. Много работы, мало зарплаты… в смысле, мало отдыха. Ничего такого я не употребляю, если что, могу дунуть, в какую скажете трубку и сдать кровь на что угодно. Иногда курю. Ну, пью, если вечеринка. Не более того. С детства могу похвастаться хорошим здоровьем. И именно потому мне не свойственны… как вы сказали? Головокружения.
Вопрос про полицию был логичен. Как ушат воды за шиворот. Вэньянь блекло улыбнулся.
- Знаете, - почему-то откровенно произнес он. – Там меня бы послали трезветь. Я сам не знаю, честно говоря, зачем пришел в больницу. Вы простите меня, что отнимаю ваше время. Наверное, есть люди, которым действительно нужна помощь, а я…
«Поддался панике? Они летали на мечах. Черта с два. На третьем курсе академии мы нажрались до зеленых эльфов. Так даже те не летали!»
Вэньянь собирался уже встать и уйти, оставив на ресепшене часть гонорара за прием, но в этот момент Мо Юньцин снова коснулся его запястья.
Закрывать глаза он не стал, но руку протянул без колебаний. Руки у доктора были очень холодными, и Вэньянь отрешенно подумал о том, что тот, наверное, мерзнет. Хотя только начало осени, но в кабинетах, поди, отопление еще не включили.
Свечение над своим запястьем он отметил уже как-то даже лениво. Что такое свечение, после призрака за спиной доктора? А, может, это вообще не призрак, а какой-нибудь дух?
«Эге… Бэй Вэньянь, тебе надо взять отпуск. Поехать куда-нибудь на море, познакомиться с кем-то на пару ночей, отдохнуть и перестать работать сверхурочно! Тебе уже мерещится чертовщина на каждом шагу».
Подняв взгляд на доктора, он внезапно отметил, что тот потирает виски каким-то до боли знакомым жестом. Он сам так сегодня на выставке себя вел.
«Хм?»
- Давайте, договоримся, вот о чем, - Вэньянь глубоко вздохнул и поискал взглядом камеру на потолке. – Я вам все расскажу. Но мы с вами исключим из разговора понятия «ненормальный» и «показалось». Доктор…, - он поискал взглядом бейджик снова. – Доктор Мо. Я журналист. Вот мое удостоверение. У меня есть доказательства того, что я говорю правду.

+2

8

Насчёт «много работы, мало зарплаты» Мо Юньцин был полностью согласен, и ему самому было, что сказать по этому поводу. Было бы, если бы речь шла о другом, но они сейчас не в кафе собрались поболтать о повседневных проблемах.
А проблемы у этого парня были, потому что Мо Юньцин видел почти чёткую картину нестабильности ци, и эту нестабильность нельзя было списать на усталость.
«Видели в фильмах этих мужиков в ханьфу и с мечами? Как-то так вышло, что они существуют».
И если господин Бэй не добьётся от этого заявления сам, добавить:
«И вы, кстати, один из них».
На самом деле, традиционную одежду почти никто не носил. Да и само искусство было в упадке, из которого, скорее всего, никогда больше не поднимется. В современном мире нет места потустороннему, непонятному и необъяснимому формулами.
Заклинатели остались. Как и угроза, с которой они были призваны бороться.
И у них было два пути, кто-то посвящал всё время тренировкам и медитациям с детства, если их замечал нужный человек. Сам Мо Юньцин так и не понял, повезло ли ему или нет попасть в монастырь, а не в обычный детский дом, но раз он мог в этой жизни сделать хоть что-то полезное, то, наверное, повезло.
А были и другие, «пробуждённые», бывшие заклинателями в одном из своих перерождений, и внезапно «вспомнившие» прошлую жизнь.
Это если исключить вселение какого-либо духа в человеческое тело, конечно.
Но присутствия чужого духа Мо Юньцин не чувствовал, да и выглядит подобное обычно немного по-другому.
- Давайте договоримся, - ему оставалось лишь согласиться со своим ночным пациентом. – Господин Бэй, я, возможно, понимаю то, о чём вы хотите рассказать… Нет, я не пытаюсь над вами издеваться или отвлекать внимание, пока под столом жму тревожную кнопку, - Мо Юньцин поднял обе руки вверх. – Мы же договорились. Исключаем понятия «ненормальный» и «показалось», и я вам полностью верю, хоть и не всегда доверяю прессе в целом, - он чуть прищурился. – Но позвольте сначала задать маленький вопрос. У вас… начались видения? Возможно, нечёткие, но полностью реальные. Когда они начались? Что вы делали перед этим?
Каким-то внутренним порывом захотелось встать, щёлкнуть чайник в закутке кабинета, там, за шкафами, где, помимо чайника, его ждали пакетики с кофе, где сахара было больше, чем кофе, но приходилось раз за раз идти на сделку с совестью ради дозы хоть какого-то кофеина. И угостить этой отравой господина Бэя, надеясь на его не слишком снобские вкусы. А вот чая Мо Юньцин на работе не держал, его собственные вкусы не позволяли ему заваривать листья кое-как, в перерывах, лишь бы хлебнуть чего-то горячего. Захотелось… но он почему-то не решился. Зачем сбивать человека с мысли и тратить его время?
«Это всё второй день без сна…» - мысленно успокоил он себя. Но всё-таки встал, наплескал из кулера воды в пластиковый стаканчик (разбавив ледяную тёплой до приемлемого на его взгляд уровня) и, обойдя стол, поставил перед Бэй Вэньянем.
- Я вас внимательно слушаю, - возвращаться обратно в кресло не хотелось, поэтому Мо Юньцин, оперевшись бёдрами о стол, скрестил руки на груди и действительно приготовился слушать очень и очень внимательно.

+2

9

Бэй Вэньянь никогда и ничего не боялся. Он вырос в крайне неблагополучном районе города, его детство прошло на улице, и драки со сверстниками были частью его жизни. Позже он увлекся боевыми искусствами, но не придавал этому особого значения: это было модно, многие ими занимались. Без фанатизма ходил в спортивный клуб, на неплохом уровне знал кунг-фу и мог за себя постоять. Ну и за ближнего тоже мог, поскольку иногда в голове играло обостренное чувство справедливости. В общем, он считал хорошую физическую подготовку – нормальным и естественным занятием любого мужчины. Поэтому красавцы в развевающихся одеждах, летящие на мечах, из новомодных дорам, которые обожала смотреть его младшая сестра, вызывали у него исключительно пренебрежительную улыбку. Придумают же ересь… Летающие мечи, почему-то, смешили сильнее всего. Не могли, что ли, сразу имперских штурмовиков придумать?
Работая журналистом уже много лет, он никогда не испытывал проблем с красноречием. И вот сейчас он впервые в жизни опасался открыть рот и рассказать про подобные видения. Потому что, с его точки зрения, после такого сообщения, любой адекватный доктор должен вызвать бригаду со смирительными рубашками. А графа в личном деле о том, что он провел пару месяцев в психиатрической клинике, никак не улучшит его зарплату.
Вэньянь глубоко вздохнул и почему-то снова обратил внимание на руки стоящего перед ним доктора.
- Напротив здания вашей больницы проходит выставка древнего оружия, - наконец, сказал он, открывая сумку и вынимая из нее фотоаппарат. – Я пришел туда с целью написать статью для моего издания. Но, при попытке сфотографировать висящую на стене саблю, я обнаружил, что на снимках ничего нет.
Он продемонстрировал Мо Юньцину… кадры со стеной, на которой висела сабля.
Нет, ну это уже перестало быть смешным.
Вэньянь посмотрел на стоящий перед ним стакан с водой и пожалел, что это не виски. Но все-таки опрокинул его в себя залпом в слабой надежде, что поможет.
- Клянусь, на снимках ничего не было. И именно потому, я подошел вплотную, чтобы убедиться в том, что сабля – не голограмма. Когда я к ней прикоснулся, у меня страшно заболела голова. А потом начали появляться образы людей в светлых одеждах, которые парили на мечах. Я видел большую битву, но не могу сказать наверняка – какой эпохе она принадлежала. Много крови, много мертвых тел. Там были люди и не-люди. Какие-то темные создания.
Тоскливо посмотрев на доктора, Вэньянь расчехлил контрольный для себя выстрел:
- И у вас за спиной тоже мужик висит в халате. Нет, не в больничном халате.
«Ну, всё. Ждем, за мной выехали двое с носилками».

+2

10

Хотелось сказать ему: «Присядьте», но Бэй Вэньянь сидел и так. Поэтому Мо Юньцин, вспомнив о том, что он, всё-таки, доктор, просто сходил и налил ещё один стакан воды. Для начала.
Принять такое бывает… сложно. Особенно, если всю жизнь не сталкивался ни с какими «выдумками», считая их уделом кино и книжек. Возможно, иногда представляя что-нибудь по типу «А вот бы я умел летать…», но в порядке бреда.
А этот Бэй ещё и не выглядел любителем всякого фэнтези, почему-то так казалось.
- Выставка оружия, говорите? – кажется, Мо Юньцин помнил их рекламный баннер и даже обещал себе заглянуть ради интереса, но не смог выкроить время, а потом и вовсе забыл. Выходит, что они ещё не закрылись?
Бэй Вэньянь полез за фотоаппаратом, и Мо Юньцин, подгоняемый любопытством, склонился ниже, опираясь ладонью о плечо сидящего мужчины, но, наверное, чересчур уж близко.
- Простите… - пробормотал он, смутившись, и поспешно убрал руку, сжав пальцы в кулак. Допустим, смущение было вызвано фотографией сабли на стене. Которой, по словам Бэй Вэньяна, там быть не должно. То есть, она была на стене, но её не было на фотографии, а теперь, вот, есть. Просто прекрасно.
Да, всё-таки его терзали видения, и, на самом деле, этому журналисту повезло, что он попал именно на смену к доктору Мо, ибо только доктор Мо не вызвал бы психическую перевозку прямо сейчас. Даже немного смешно…
Воин, погибший в бою?
Его бы привести к мастеру… Эти пробуждённые иногда могли быть слишком сложным делом, простому заклинателю не всегда под силу стабилизировать и облегчить их состояние, тем более, в любом деле нужна была практика. Мо Юньцин мог… помочь ему. Главное, чтобы не съехал с ума раньше, чем начнёт принимать происходящее.
Мужик в халате?
- Не обращайте внимания, наверное, это что-то из моих прошлых жизней… - Мо Юньцин махнул рукой, но осёкся.
Откашлялся, поправил очки, галстук, одёрнул халат.
- Просто вы сейчас видите отрывки своей прошлой жизни… Я так думаю. Значит, вы касались сабли? Может, чего-либо ещё на этой выставке? Может… встретили кого-то необычного?
«Куда уж необычнее, ты молодец, Мо, наверное, стоило его привязать сначала… Ну или вколоть успокоительное».
Вместо этого он постарался ободряюще улыбнуться, но подозревал, что его морда с тёмными кругами под глазами, меньше всего на свете выглядела бодро и располагающе.
"Ноль эмпатии, ноль. Для него всё это непривычно, не веди себя так, будто сбежал из психушки".
- Так, ладно... Господин Бэй, вам придётся как-то принять то, что жизнь немного сложнее, чем кажется. Нет, это не кино. И никаких издевательств.

+2

11

Как ему должен был помочь второй стакан воды, Вэньянь не знал, но подозревал, что будь в стакане алкоголь – эффект был бы таким же нулевым, потому что его нынешнее состояние не склоняло к расслабленности.
Задумчиво прокручивая колесико кадров на камере, он почувствовал ладонь доктора на своем плече и поднял на него вопросительный взгляд.
«За что он извиняется?»
Право слово, последнее, что сейчас могло смутить Вэньяня, так это то, что к нему прикоснулись. После призраков на мечах-то…
- Всё в порядке, - машинально ответил он и улыбнулся Мо Юньцину так, словно они случайно столкнулись где-то в офисе, один разлил кофе, а второй рассыпал документы. Обычная ситуация из жизни. Из жизни, которая, он чувствовал, сегодня безвозвратно изменилась.
- Из ваших… прошлых жизней?
Бэй Вэньянь немного помолчал. Потом поднял фотоаппарат и сфотографировал доктора Мо. Посмотрел на снимок. Красивый. В кадре присутствует. Так.
В редакции у него был один приятель, который обожал устраивать идиотские розыгрыши. Каждый раз они были один другого дурнее, и вот сейчас Вэньяню в голову закралось подозрение, что он стал участником какой-то нелепой новомодной программы из серии: «Улыбнитесь! Мы вас классно надурили!».
Но доктор выглядел серьезным. А как еще должны выглядеть подставные актеры? Но с каких пор технологии шагнули так далеко, что проекция призраков попадает прямиком в мозг?
И тут у Вэньяня снова заболела голова. В новом видении он отчетливо увидел меч, висящий над полем битвы. С меча стекали вниз капли густой черной крови. Человека на мече не было.
«Кто из нас сошел с ума? Я или доктор?»
Вэньянь нахмурился, пытаясь перетерпеть болезненный приступ накатывающей тошноты, вкупе с острыми пульсациями в висках.
- А есть у вас таблетка от головной боли? – спросил он.
«Не кино…»
Вдруг до Вэньяня дошло, что доктор говорит с ним так, словно его совершенно не удивляет услышанное. И вот лично он каждый божий день сам летает на мече в соседнее кафе за хотдогами.
- Нет, я больше ни к чему не прикасался и никого не встречал, - медленно произнес Вэньянь, глядя теперь в упор на Юньцина. – А должен был? Кому сдавать квест?
Шутка так себе. Но он долгое время гонял с парнями в разные компьютерные ММОРПГ.

+2

12

Очевидно, что он не поверил.
Возможно, Мо Юньцину стоило прочесть на досуге что-нибудь по психологии. Что-нибудь из серии, как нравиться людям, завоёвывать их расположение и вкладывать в голову всякую муть.
Господин Бэй пошатнулся, или это только показалось, но почти физическое ощущение, как ему стало плохо (а может, хуже) прошило почти насквозь.
- Так, сидите. Нет, лучше лечь, я провожу вас на кушетку.
Вряд ли здесь помогли бы таблетки, по крайней мере, сильно бы не спасли ситуацию, но раз господин Бэй хочет, то таблетку получит. Надо же за всё время этого приёма сделать что-то нормальное. Что-то… ну, что обычно делают врачи. Проверяют язык или дают таблетки.
- Аллергии на лекарства нет никаких?
Квест. Тот ещё квест. Мо Юньцин невольно улыбнулся.
- Вам сейчас тяжело, это пройдёт нескоро.
Хотелось бы ещё задвинуть речь про сущность всего сущего и тонкие материи, но он не умел. Поэтому-то и нужен был мастер, который, казалось, мог убедить кого угодно в чём угодно, снабдить убеждение парой притч и вот, человек принял свою новую роль.
Медсестру с лекарством приглашать в кабинет не хотелось, поэтому Мо Юньцин залез в портфель и выщелкнул из блистера белый матово поблёскивающий кругляш, которые принимал сам иногда целыми пачками. Что было не очень правильно, пациентам-то он рассказывает про пользу свежего воздуха, прогулок и отказа от вредных привычек…
- Просто представьте, - он и сам не заметил, как присел на корточки перед мужчиной, собираясь уговаривать, словно маленького ребёнка. – Чёрт, как бы так объяснить… - доктор Мо ещё раз взглянул внимательно на мужчину. Простой. По крайней мере, на первый взгляд. Значит, надо по-простому. – Человеческая душа проживает не одну жизнь, и иногда… они, ну, накладываются друг на друга. Редко, но бывает. Видимо, эта сабля ранее принадлежала вам или достаточно близкому для вас человеку… там, в прошлом, - Мо Юньцин поднялся, снял очки и потёр переносицу. – Конечно, так сложно сказать, это требует более тщательного изучения. Ваша душа узнала свою вещь, но человек не должен помнить свои прошлые жизни. Из-за этого вы видите все эти, - он взмахнул рукой, - галлюцинации. На самом деле, это воспоминания. Нагрузка для мозга большая, но вы справитесь. Ваше состояние можно стабилизировать, на какое-то время.
Вроде бы, он звучал уверенно и умно. Да, именно так. Серьёзно. Правда, Мо Юньцина не покидало ощущение, что в глазах Бэй Вэньяня он выглядел психом, причём, почище самого Вэньяня.

+2

13

Ложиться Вэньянь не стал. Потому что тогда все происходящее уже окончательно стало бы похоже на прием у психиатра. А он до сегодняшнего дня, между прочим, считал себя совершенно здоровым человеком (и психологически в том числе). И сам с удовольствием подшучивал над теми, кто бегает советоваться к врачам по поводу любой царапины.
- Аллергии нет.
Взяв таблетку, он запил ее водой из стоящего на столе стаканчика и понадеялся на то, что волшебная сила убеждения избавит его от головной боли, а заодно и от галлюцинаций. Потому что ситуация стала напоминать анекдот про инопланетян. Но у инопланетян, хотя бы, был большой фан-клуб! Даже конвенты проводились какие-то.
Захотелось курить, но в кабинете у доктора этого, абсолютно точно, нельзя было сделать. Некоторое время Вэньянь просто слушал, стараясь вникать в то, что говорит Мо Юньцин и внезапно ему показалось, что тот тоже крайне переживает о том, что его могут принять за психа.
- Хорошо, допустим.
Глубоко вздохнув, Вэньянь провел ладонью по своим волосам от затылка ко лбу, взъерошивая непокорные густые пряди, от чего они и вовсе встали торчком.
- А вы точно педиатр? Если все так, как вы говорите, и я вдруг начал видеть воспоминания из своих прошлых жизней, то кто тогда вы такой? Я не видел на дверях табличку «оккультные науки, помощь в общении с умершими предками» и все такое прочее.
Убрав фотоаппарат обратно в сумку, Вэньянь задал последний вопрос:
- Как я понимаю, избавиться от подобных видений нельзя, можно только к ним привыкнуть. Ну, значит, есть какое-то лекарство, которое… помогает стабилизировать состояние? Или что вы рекомендуете людям, приходящим с подобной хворью?
«Надеюсь, меня не будут скручивать такие приступы посреди важных пресс-конференций. Так и вовсе без работы можно остаться».

+2

14

- Терапевт. Думаю, к педиатру вам уже… поздновато, - Мо Юньцин позволил себе лёгкую улыбку. – И, прежде всего, я врач. 
Бэй Вэньянь, судя по карточке, был младше его на два года, хотя внешне вряд ли можно было это предположить – на его фоне доктор выглядел как-то неказисто. Хотя с чего бы ради вообще представлять, как они выглядят на фоне друг друга?
«Тебе нужен отпуск. Потерпи неделю».
Да, через неделю обещала настать долгожданная свобода, с которой Мо Юньцин так и не придумал, что делать. Прежде всего, он выспится, а когда проснётся, в оставшиеся два-три дня отпуска сходит в магазин и, возможно, выберется в один из вечеров в бар.
- На самом деле, это закончится, - добавил он, как мог, тепло. В конце концов, этого Вэньяня можно понять, не каждый день узнаёшь, что в тебе что-то там пробудилось и ты теперь почти супергерой из мультиков. - Как скоро – не могу сказать, индивидуально. Если не будете отрицать происходящее, вам будет проще. Помочь можно.
Часы время показывали почти совсем уже неутешительное, но – по-прежнему было тихо. Мо Юньцин поверил бы в остановку времени, если бы не знал, что это невозможно. По крайней мере, никто из существующих ныне заклинателей не обладал подобными силами, всё же, они не боги. Когда-то раньше… возможно.
- Раздевайтесь по пояс, ложитесь лицом вниз на кушетку.
Хорошо, что та уже была застелена стерильно-голубой одноразовой простынёй. Мо Юньцин отошёл к шкафчику, доставая упаковку одноразовых игл для акупунктуры. Увы, он сомневался в способности этого пациента регулярно принимать несколько видов отваров, которые ещё надо было приготовить, и за которые не возьмётся практически ни одна аптека, поэтому решил действовать быстро, но чтобы наверняка. Если перекрыть некоторые точки, это приглушит связь, но поможет избавиться от видений. Не слишком полезно, но и не вредно, временная мера, после которой стоило бы заняться проблемой вплотную, и Мо Юньцин надеялся выиграть время и уговорить ей заняться. Будет жалко, если этот господин Бэй в итоге всё же станет пациентом психиатрической клиники.
Конечно, можно было просто его вырубить, затолкать в машину и увезти к монастырю. Но это противоречило свойственной Мо Юньцину гуманности.
Вымыв и обработав руки, он натянул перчатки и подошёл к кушетке.
- Постарайтесь не шевелиться. Тогда всё пройдёт быстро и безболезненно.

+2

15

- Вы не ответили на вопрос, - напомнил Бэй Вэньянь. – Насколько мне известно, на ни одном медицинском факультете не обучают способам снятия странных видений о прошлых жизнях. Вы, вот, откуда настолько хорошо осведомлены? 
Он поднялся, откладывая жилет на спинку стула, а затем стягивая свитер через голову. Положил его на сумку сверху и подошел к кушетке, вытягиваясь на ней в полный рост, положив ладони под подбородок.
Вопрос доверия относительно того, что там собирается делать доктор, особо не стоял. Выбора-то не было. Галлюцинации явно не пройдут сами по себе утром. Оставалось уповать на то, что клятва Гиппократа (или кому там клянутся темные колдуны, все знающие про прошлые жизни?) остановит доктора от желания навредить сильнее.
Этот день был, определенно, очень странным. К счастью, торопиться было некуда. Статья потерпит еще пару суток, дедлайна шеф не назначал. Младшая сестра уехала на несколько дней в соседний город к подружке (надо будет не забыть встретить ее вечером в воскресенье на вокзале). Более никаких важных дел на вечер у Вэньяня не было. Со времен окончания последних более-менее близких отношений, прошло три месяца. Обмен вещами состоялся, номера из телефонных книг исчезли, совместные фоточки из соцсетей – тоже. Он мог позволить себе находиться, где угодно всю ночь, не опасаясь утреннего скандала на тему.
В кабинете было прохладно, и он повел сильными плечами, услышав привычный хруст сустава с левой стороны.
- Звучит так, словно вы демонов из меня изгонять собрались, - пробормотал Вэньянь.
Отрицать происходящее он, в принципе, не собирался. Главное, чтобы оно не оставило его без работы. Содержать себя, съемную квартиру и оплачивать обучение младшей сестры на одну, не особо высокую зарплату, и так было напряжно. Он не мог похвастаться сбережениями, все они ушли на колледж для малой. Но в последнее время Вэньянь все чаще задумывался над тем, чтобы поучаствовать в боях за деньги.

Отредактировано 06 (Пятница, 22 октября 19:30)

+1

16

- …Занимаетесь спортом? – просто потому, что надо было что-то сказать после такого долгого рассматривания. Мо Юньцин просто задумался, размышляя, как наиболее дипломатично и мягко продолжить рассказывать правду. С пробуждёнными он работал, но до этого вечера тем, как правило, было уже известно о причинах такого болезненного состояния.
- Я просто берегу самую шокирующую информацию напоследок, - ответил Мо Юньцин с тихим смешком. – Когда у вас пройдёт головная боль. Не могу позволить себе усилить её ещё больше.
Когда меридианы вот-вот будут готовы перегореть, не до подробностей. Ни до каких, ни к чему волновать человека. Убедившись, что Бэй Вэньянь улёгся как следует, Мо Юньцин быстро сложил печать, повторив двумя пальцами линию позвоночника, но не касаясь кожи.
- У вас болит плечо? Необходим массаж.
Так, отметить между делом, рассматривая распростёртого перед ним человека, намечая необходимые точки. Тянь-чжу, Да-чжу, Шан-син… Тут, главное, не перестараться и не… недостараться. Заодно просто расслабит тело, мышцы даже на взгляд казались перенапряжены. Работа фотографа проходит частью на ногах, частью сидя за компьютером, перед редактором фотографий. И когда он только успевает поддерживать такую форму?..
«Доктор Мо, вы думаете не о том», - и внутренний голос был, как всегда, прав.
Ещё пару точек он отметил на пояснице, решительно сдвинув чуть ниже пояс джинсов. Отметил на часах двадцать минут. Для первого раза должно быть достаточно, да и он всё же надеялся, что одного раза и хватит. На первое, опять же, время.
- В институте, конечно, этому не учат, - наконец, ответил Мо Юньцин. – А вот в монастыре на севере Тингри вполне. Я там вырос, в приюте. Сломать головой бетонную плиту не обещаю… Но тоже кое-что могу. И мне тоже было сложно принять, что все эти летающие мечи и прочее – не выдумка. Однако, это есть в вас. Стоит только пробудить.
Зачем говорить, что его меридианы вполне могли перегореть, если бы тело не справилось с внезапной нагрузкой. Зачем говорить, что он мог потерять разум, если бы его личности… Не сошлись? Может быть, потом. Сейчас всё шло нормально.
- Вы у меня первый, - добавил Мо Юньцин и уточнил. – Такой. Из вспомнивших. Обычно я действовал под присмотром учителя… Но спокойно! – он резко повысил голос и закашлялся. – Спокойно. Всё хорошо. Всё нормально. Никаких опытов, и инопланетяне потом вас тоже не украдут. Кстати, вас, наверное, ждут дома?

+2

17

- Стараюсь держать себя в форме на случай возможной смены работы, - Вэньянь тут немного кривил душой. Дело было не только в этом. Несмотря на профессию достаточно мирную (хотя и опасную во времена мировых кризисов), его всегда тянуло писать репортажи не про выставку орхидей в центральном парке или новые достижения в компьютерной индустрии. Оружие, холодное и огнестрельное, исторические раскопки, новая милитари-коллекция… его всегда тянуло ко всему, что было, так или иначе связано с войной.
Даже в Lineage II, куда его затянули друзья, он играл за паладина, не видя для себя иной роли, кроме как быть для группы щитом и мечом.
- Ах, так шокирующей информации еще не было? – Уточнил Вэньянь и негромко рассмеялся. – Право слово, доктор… вы вряд ли занимаетесь массажем, а мне всегда не хватает времени, чтобы на него куда-то записаться. Все доктора советуют от переработки отправиться на море, больше отдыхать и хорошо питаться. Но это не так легко выполнить, как кажется. Плечо… просто старая травма, повредил на тренировке. Она не требует внимания, особенно, в свете последних событий. Как-нибудь дойду до костолома, пусть вправит.
Он лежал спокойно и не двигался, позволяя Мо Юньцину делать все, что тот считает необходимым. В акупунктуре Вэньянь понимал примерно ничего.
- Ого, бетонную плиту? – Он выгнул бровь. Звучало крайне интересно, и почему-то не вызывало чувства сомнения в правдивости. – Только не говорите, что действительно летаете на мече. Я пока что не готов принять факт такого передвижения.
Любую проблему лучше всего встречать с юмором, так он считал. Раз уж теперь это будет частью его жизни, то лучше с видениями договориться, чем враждовать.
- Я первый? – Вэньянь издал тихий смешок. Страха перед неизвестностью не было. – Доктор, будьте со мной ласковы, мне еще на работу выходить! Делайте, что угодно, только не разбивайте камеру!
«У меня нет денег на новую».
Мо Юньцин, кажется, тоже нервничал. Что ж, когда делаешь что-то впервые, даже если видел, как это делают профессионалы сотню раз, всегда волнительно. Это Вэньянь мог понять и готов был помочь (по крайней мере – не мешать).
- Нет. Меня никто не ждет. Можете продолжать втыкать иголки, сколько будет нужно.

+2

18

- Я не предлагаю вам делать массаж, если вы не хотите. Но травмы лучше не оставлять без внимания.
Да, вот так. Непринуждённо и вроде как вежливо-безразлично.
- Сейчас проще передвигаться на обычном транспорте, человек, летящий на мече, привлечёт слишком много внимания. Дроны, всякие отслеживающие радары, просто очевидцы…
Меч у Мо Юньцина действительно был. Правда, использовался почти исключительно во время тренировок, когда находилось на них время. Для укрепления духовной связи через взаимодействие. Даже интересно, была ли их связь настолько сильна, чтобы пробудиться через, возможно, века от простого прикосновения?
- А больше иголок и не нужно, - он хмыкнул, снова посмотрев на часы. Ещё немного. – Постарайтесь не напрягаться несколько дней… Хотя немного напрячься вам, пожалуй, придётся.
Когда время вышло, Мо Юньцин аккуратно убрал иглы. Всё должно успокоиться. Всё-таки удивительное совпадение. Этот человек пришёл сегодня, когда сам Мо оказался на рабочем месте совершенно случайно, потому что работать эту ночь был не должен, а должен мирно спать в своей постели вот уже несколько часов. И вроде всё получилось, как надо, но напряжение последних дней дали о себе знать. Ему не часто приходилось тратить свои духовные силы. Похоже, мастер прав, и ему действительно необходимо больше практики. Но насчёт того, что у Юньцина не получится жить жизнью обычного человека, старик всё-таки ошибался. Очень хотелось в это верить.
- Вы можете встать. Одевайтесь, господин Бэй. И постарайтесь сейчас сразу отправиться домой и лечь спать.
Мо Юньцин прикрыл глаза, немного поморщившись. Ему тоже неплохо было бы выпить таблетку от головной боли или хотя бы стакан воды. Правда, осталось ещё одно дело.
- Вы свободны завтра утром? Часов, где-то, после девяти? – он слегка склонил голову набок. – В смысле, мы могли бы сходить на эту выставку. Видения прекратятся, но ненадолго. Вам ещё многое предстоит узнать.

+2

19

Вэньянь легко приподнялся на вытянутых руках и поднялся на ноги одним движением. Прислушался к внутренним ощущениям. На первые прикидки, ничего не болело. Красавцы в халатах тоже пока не являлись, с мечами или без них. Но что-то подсказывало уже, что это ненадолго.
- Спасибо, доктор. Сколько я вам должен?
«Интересно, тут принимают деньги, кредитные карты или кровь врагов, собранную в полнолуние?»
Он взял свитер, привычно путаясь в рукавах, потому что в кармане джинсов завибрировал мобильный, напоминая о том, что малая не получила целительных выговоров на ночь и забеспокоилась. Прижав зубами край ткани, Вэньянь одной рукой набрал ей: «Спи, чудовище, брат занят», и, наконец, оделся.
Взглянул на Юньцина из-под упавшей на глаза челки, немного удивленный его вопросом.
- У меня не офисный график, - мягко ответил он. – Главное, приносить работу вовремя. Так что, я с удовольствием встречусь с вами снова. На выставке, да.
Скользнув взглядом по фигуре доктора, Вэньянь напомнил себе, что он тут, вроде как, уже выставил себя психом, поэтому лучше не усугублять. Хотя мысль о массаже была крайне интересной.

Отредактировано 06 (Пятница, 22 октября 22:11)

+2

20

- Вы ничего не должны, вы уже заплатили за визит, - снова дежурная улыбка. На полградуса теплее. – Тогда у входа в больницу, в девять. В этой ситуации надо разобраться до конца. И… Не думайте, что проснётесь завтра и обнаружите, что вам всё приснилось. Увы, это не так.

Стоило господину Бэю покинуть кабинет, как снова всё словно встало бы на свои места. То есть, вошло в прежнюю колею. То есть, остаток смены прошёл отнюдь не спокойно, и к утру Мо Юньцин больше всего походил на ходячий труп, а не на доктора. Словно бы все прочие дела только и ждали, когда закончится эта… встреча.
Кстати, о встрече. Он уже договорился посетить эту выставку оружия, а номер не спросил, поэтому даже не может написать, что идти на неё не в состоянии, хоть и время можно было подобрать другое – впереди его ждало несколько выходных дней. Номер, конечно, остался в карточке, но объяснять сестре, зачем она ему понадобилась… Его холостячество и так выглядело… неуместным. Некоторым. Ещё не хватало будить совсем не нужные для карьеры и спокойной жизни подозрения.
Так как костюм никуда не годился, Мо Юньцин, сдав смену, порылся в шкафу, выудив из недр когда-то брошенные туда «на всякий случай» джинсы и серую толстовку. Они тоже не выглядели с иголочки, но костюм в похожем состоянии пугал намного больше. А так… слегка помятый, с всклокоченными волосами и унылым взором, сжимающий в руках бумажный стаканчик с кофе из автомата у входа, он вполне мог раствориться в толпе.
На часах уже было десять минут, но Мо Юньцин вышел так быстро, как мог, почти сразу заметив высокую фигуру.
- Доброго утра, - прохладный ветер пробирал до самых костей даже сквозь толстую ткань толстовки и майку. А ведь всего два дня (уже) назад было ещё тепло, и он отправился на работу без пальто. – Как вы себя чувствуете сегодня?
На первый взгляд - неплохо. Спал господин Бэй уж точно больше. Горячий кофе обжёг язык, заставляя тихо зашипеть, но это такие мелочи, потому что кофе делал две главные вещи: был горячим, да и просто – был.
- Если не ошибаюсь, выставочный центр через дорогу, немного пройти в сторону парка… Я в этом районе только работаю, но просто так хожу редко. Так что ведите.
Конечно, никто не подпустит их к сабле неприлично близко. И уж тем более не даст унести её с собой, чтобы изучить как следует. Но если постараться, то можно составить общее мнение, хотя бы понять, это просто артефакт, обладающий силой или вещь, значимая только лишь для одного человека и реагирующая на него одного. «Толпы психов с кровавыми мечами в глазах на пороге приёмного нет – и хорошо», - подумал Мо Юньцин.
- Только не говорите вслух ничего сильно… подозрительного.
Пискнул телефон в кармане, и Мо Юньцин извлёк его на свет, просматривая сообщение от одной из коллег.
«Что за приятель? Познакомишь?»

+2

21

Бэй Вэньянь действительно отправился домой. Хотя головная боль прошла, но внутри черепа все еще потрескивало, намекая на то, что с новостями нужно переспать. Возможно, тогда они станут более структурированными, как хорошая статья.
«А что, - уже засыпая, подумал он. – Какой броский заголовок: Журналист популярного издания сходит с ума на местечковой выставке. Сумасшествие заразно. Спешите видеть».

Но утро оказалось вовсе не таким ужасным, как он себе представлял. Бодрящий душ и крепкий кофе снова сделал из Вэньяня человека, а не сотрудника. Четыре часа сна – это была настоящая роскошь. Правда, воспоминания, как и обещал доктор, никуда не делись, но с утра все равно выглядели куда более приятными.
Ровно в девять он подпирал собой дерево возле входа в больницу, дожидаясь появления Мо Юньцина. Джинсы, свитер и короткая кожаная куртка. И, конечно, неизменный фотоаппарат, с ним Вэньянь вообще никогда не расставался. На нем, кстати, осталось вчерашнее фото доктора, и журналист уже убедился в том, что оно никуда не делось.
Мо Юньцин почти не задержался, но выглядел он откровенно не очень. Судя по всему, вот ему поспать ночью не удалось не из-за призрачных мужиков в халатах, а из-за вполне себе реальных. И ушел из дома он явно давненько, потому что в одной только толстовке при такой погоде прогуливаться было опрометчиво – доктору ли не знать?
- Доброе, - кивнул Вэньянь, отклеиваясь от дерева. – Хорошо. А вот вы, похоже, не можете этим похвастаться. Тяжелая смена?
Кивнув в направлении здания, где располагалась выставка, он направился в ту сторону, раздумывая над тем, могут ли заболеть обычной простудой люди, способные разбивать бетонные блоки? Что-то подсказывало, что могут. А в его прошлых видениях они еще и умирали вполне натуральным образом.
Покосившись на Юньцина, Вэньянь приподнял бровь:
- Думаете, я начну прямо там орать: «Смотри, эта та самая сабля, с которой меня вчера приходнуло?», - он фыркнул. – Не стоит беспокоиться об этом, я все еще не хочу попасть в раздел «Слава психиатрии».
Когда они уже почти подошли ко входу на выставку, Вэньянь достал из кармана плитку шоколада (купил утром по дороге, это была старая привычка – мозгам требовалась глюкоза) и протянул ее Юньцину.
- Есть мнение, что вам она сегодня нужнее, доктор. Вы какой-то зелененький. А сладкое улучшает работу мозга.

+2

22

То, что он выглядит хреново, Мо Юньцин, конечно же, знал. Но надеялся, где-то очень глубоко в душе, что это не настолько очевидно окружающим.
- Смена как обычно, - он пожал плечами. – Только их было две подряд, так получилось. Иногда не избежать накладок.
Говорят, древние заклинатели не нуждались во сне неделями. Что ж, Юньцин не был настолько древним. Возможно, постигнет это искусство ближе к сорока…
Прохладный ветер играл на руку, не давая окончательно погрузиться в транс, когда глаза смотрят, руки делают, язык разговаривает, а мозг в глубокой отключке. Обычно этот автопилот доводил до кровати, после чего мирно вырубался вместе с остатками самосознания, но в этот раз плану придётся изменить. Да и бывало такое, подумаешь, расстрадался совсем.
- Мало ли, - Мо Юньцин всё-таки не выдержал и рассмеялся. Откровенно заржал. Тихо так, почти истерически. – Стресс на людей действует по-разному. Может, дело и не в сабле. Но если попытаться перещупать всё оружие на выставке, выпишут штраф.
Тротуарная плитка бодро ложилась под ноги, а быстрый шаг помогал согреться. И почему-то всё ощущалось правильным. Будто так и должно быть. Будто он должен встретить этого человека, помочь ему – чтобы что? Может, в Мо Юньцине просто говорил долг, ведь он поклялся помогать другим по мере своих возможностей, и эта возможность ему была предоставлена. Но всё равно душу скребло ощущение… будто они с Бэй Вэньяном знакомы. И, в то же время, Юньцин готов биться об заклад, что впервые его видит.
Показалось стеклянное здание выставочного центра, и Вэньянь остановился, порывшись по карманам. Брови Мо Юньцина неконтролируемо поползли вверх. Шоколад?
- Зелёный? Это ещё нормально. Спасибо, - отказываться он не стал, потому что желудок решил неожиданно дать о себе знать. Пусть Юньцин и не очень любил сладкое, но закинуть что-то внутрь себя стоило, тем более, после крепкого кофе.
- Мой мозг работает нормально. Просто медленно, - он с трудом подавил зевок, входя внутрь здания.
Даже несмотря на свободный вход, людей не было. Не было даже школьных групп, которые регулярно можно было встретить на подобных выставках. С одной стороны, это играло на руку. С другой, всё внимание сотрудников центра будет приковано к единственным посетителям.
Хотя здесь было, на что взглянуть, зря они все так. Все, кто не пришёл.

+2

23

- Не выпишут, - спокойно возразил Вэньянь. – У меня есть волшебная палочка. Вполне современная, между прочим.
Он отвел в сторону полу куртки, показывая бейджик «Пресса», который всегда действовал безотказно и открывал, практически, любые двери. Ну, на хорошо охраняемый военный объект с ним, конечно, так просто не попасть. А на рядовую выставку – вполне. Он даже на футбольные матчи бесплатно с ним проходил, причем, на вип-трибуны.
- Так что, можем щупать… кого захотим.
К счастью, сегодня охранник в зале с саблями был другой. А то действительно могли возникнуть подозрения относительно вчерашнего мужчины, грохнувшегося чуть ли не в обморок, и снова пришедшего на то же самое место.
Но, поскольку, других посетителей в столь раннее время не наблюдалось, смешаться с толпой у них все равно не выйдет. Поэтому, Вэньянь решил прибегнуть к одной из своих обычных уловок.
Продемонстрировав удостоверение сонному охраннику, по виду которого нельзя было точно сказать, умеет ли он вообще читать, он громким шепотом объявил:
- Мне нужно провести небольшую фотосъемку экспонатов. А это, - кивок в сторону Юньцина. – Известнейший кинорежиссер, который пришел сюда с целью проникнуться духом истории перед съемками своего нового фильма. Возможно, он ищет подходящие типажи. Окажите уж нам всяческое содействие и не поднимайте шума. Он такой суровый, ужасно не любит повышенное к себе внимание.
Пройдясь с фотоаппаратом по залу, Вэньянь для виду поснимал все подряд. Остальные экспонаты на него никак не реагировали. Когда же он дошел до сабли, то надеялся, что Юньцин уже провел с ней всяческие действия… ну, какие? Колдунское сканирование? Как там работают те, кто летают на мечах?
Вообще, у него было странное ощущение. Словно им не впервой было заниматься чем-то в паре. Расследовать? Изучать? Ответа пока не было, но он, казалось бы, вертелся на языке. В редакции Вэньянь работал без напарников, но вот сейчас ему казалось, что это было бы отличной идеей. Если бы у него в напарниках был этот человек.
- Это она, - негромко сказал он Юньцину, кивнув на саблю.

Отредактировано 06 (Суббота, 23 октября 11:04)

+2

24

Мо Юньцин надеялся, что сразу, как войдёт в выставочный зал, на него снизойдёт озарение, но снизошёл на него только ленивый взгляд охраны, ставший более заинтересованным, когда Бэй Вэньянь начал тому втолковывать про прессу и режиссёров. Он тихо хмыкнул. Отличная идея, жаль только, у его очков были прозрачные стёкла, а не затенённые – никакой загадочности. Но важный вид напустил на себя на всякий случай. Интересно, как ведут себя режиссёры?..
Юньцин заложил руки за спину и задумчиво прошёлся по залу, рассматривая выставленные экспонаты. Коллекция оружия была неплоха… Разных эпох, по задумке, должен был быть показан путь развития мастерства оружейников от примитивного к сложному.
- Мне нужно, - наконец, проронил он, стараясь звучать значимо, - вдохновение. Красивая, но достоверная картинка. У кого искать вдохновение, как не у старых мастеров?
Охранник важно кивнул. Но, на вкус Мо Юньцина, Вэньянь зря упомянул, что они относятся к каким-либо знаменитостям, потому что…
- Господин режиссер, - мужчина выглядел как-то даже заискивающе, - а позвольте узнать ваше имя? Знаете, все эти актёры, - он взмахнул руками, - вечно на виду, а ведь по сути кто выполняет главную работу? Вы! Моя дочь помешалась на парнях из телевизора, вот скажу ей, лучше обрати внимание на тех, кто занимается настоящим делом!
- Ся Чжу, - Юньцин понадеялся, что краткое замешательство не бросилось в глаза охраннику. В крайнем случае, тот мог подумать, что режиссёру не очень хочется открывать своё имя… первое, пришедшее в голову.
- О!.. – произнёс охранник. – О господине Ся слышал каждый!
Хотя по глазам было видно – ничего он не слышал, но сознаваться не хотел. Что ж, это играло на руку, потому что мужчина отошёл в сторону с полной готовностью не мешать творческой личности проникаться духом времён.
Проблема в том, что только дух времён он и ощущал. В смысле, в зале было немного пыльно.
- Я ничего не вижу, - сообщил он Вэньяню, подходя к сабле. – То есть, конечно, вижу… Ну ты понял. Вы… поняли.
Почему-то сократить дистанцию в общении оказалось очень легко. И почему-то очень неправильно. Или правильно. Просто голова совсем уже не варит, и мысли путаются, наполняясь всем, чем только можно, кроме дела.
- Значит, это она… - доктор чуть прищурился, разглядывая вязь на лезвии: простой растительный орнамент, переплетающийся с иероглифами. И, несмотря на то, что клинок был вычищен, отполирован и вообще смотрелся как новый, они были потемневшими, полустёршимися – настолько, что разобрать было невозможно. Как будто… как будто кто-то не хотел, чтобы их прочли.
Воровато оглядевшись по сторонам, Мо Юньцин приоткрыл прозрачную дверцу выставочной витрины и коснулся лезвия.
И в глазах резко потемнело, а из лёгких словно выбили весь воздух одним сильным коротким ударом.

+2

25

- Юньцин!
Всё произошло как-то невероятно быстро. Вэньяну показалось, что он увидел алый дух меча еще за мгновение до того, как он появился, чтобы ударить. И почему-то он знал, что для всех, кроме него самого, этот удар будет смертельным.
Сабля всегда признавала только одного хозяина. Живого ли, мертвого, ушедшего или переродившегося. Обычные люди могли найти ее, погребенную в древней гробнице под камнями и пыльными слоями времен. Могли отчистить от крови и копоти, выставить напоказ и потеху толпе, как старую игрушку – но лишь до поры. Ни один другой заклинатель, кроме хозяина, не мог к ней прикоснуться. Особенно этот.
Эти знания влились в мозг молниеносно. Или они всегда там были, а сейчас просто проявились, как лица на старой фотопленке?
Вэньянь оттолкнул доктора с траектории удара и закрыл его собой. Они оба грохнулись на пол, Юньцин на спину, а он на него сверху. Перед глазами миры прошлого и нынешнего несколько раз поменялись местами. Закружились в кровавом калейдоскопе. В этот раз воспоминания были болезненнее, чем в прошлый. Вэньяню казалось, что голова у него сейчас взорвется от количества образов, ощущений и какой-то внутренней, необъяснимой боли.
На этом фоне боль физическая пока отошла на второй план. Найдя мутным взглядом лицо доктора, Вэньянь заставил себя сфокусироваться на нем.
- Ты в порядке?
О каких дистанциях могла идти речь уже. Охранник замер у стены. То ли его закоротило, то ли – время для него шло иначе?
Из уголков губ Вэньяня текла кровь, и, судя по солоноватому привкусу во рту, новости были для его здоровья не самые радужные. Удар он принял в себя, но более всего его сейчас беспокоило, чтобы доктор не пострадал.
«Почему я не подумал о том, что моя сабля никого к себе не подпустит?»
А он мог о таком подумать? Тем не менее, чувство вины было ярким.  Вэньянь закашлялся, чуть отворачиваясь, чтобы не испачкать кровью Юньцина. Кажется, в прошлой жизни тот не любил, когда на его одежде оставалось хоть одно лишнее пятнышко.
В голове снова загудело, словно в нее ворвался церковный колокол. Обрывки воспоминаний еще не складывались в цельную картину, но уже становились достаточно живыми, чтобы въедаться кислотой под кожу.
Одно Вэньянь знал точно: его меч никогда не причинит вреда этому человеку. В этом он клялся в прошлой жизни.

+2

26

Как замечательно, что от удара не треснули стёкла очков, потому что лишиться зрения было бы… как минимум, обидно.
Да и рёбра от навалившегося сверху веса не треснули, так что день по всем признакам выходил замечательным.
Сначала, совсем на мгновение, Мо Юньцин даже подумал, что он просто добрался, как обычно, до кровати, грохнулся в подушки, а это всё просто слишком реальный сон.
По крайней мере, он лежал. Только на ощутимо холодном каменном полу, который, к тому же, неплохо было помыть, а не в собственной постели.
Да и на нём сверху в постели… давно никто не лежал.
- Я в порядке, - хрипло произнёс он, - а вот ты…
Время снова словно замерло, или он просто слишком сильно приложился затылком об пол. Но со своей головой он как-то справится, а вот Вэньянь… Юньцин потянулся, стирая кровь с его лица. Он сам дурак, не надо было его тащить так сразу, это опасно…
- Я не знаю, кто ты, - тихо проговорил он, - и что это за оружие, - снова те же колебания энергии, как у этого парня не перегорели все меридианы? – И почему ты так легко это переносишь.
Да, возможно, Бэй Вэньянь мог возразить насчёт лёгкости. Либо этот парень был настолько крепок мозгом, что никакие потрясения судьбы не вытрясут из него самообладания. Очень полезное качество, странно, что с таким характером тот работает всего лишь фотографом. Интересно, о военной или политической карьере тот не думал?
А когда Мо Юньцин снова коснулся его руки, то понял, что Бэй Вэньянь… и восстановился гораздо быстрее. Очень быстро. Сам. Потому что по всем недавним признакам должен быть уже мёртв или очень близко к этому.
- Знаешь, похоже, на сегодня хватит.
В голове творился полный сумбур. Что за сабля? Кто такой Бэй Вэньянь? Почему ведёт себя так, будто ему всё нипочём, хотя давно известно – по-настоящему мощная сила и заклинатели из легенд в этих самых легендах и остались, в жизни все способности гораздо скромнее. Говорилось, конечно, о богах… Но тут впору было нервно рассмеяться.
Мо Юньцин поднялся на ноги, помог подняться Бэй Вэньяню и отряхнул джинсы.
- Ты как? – он внимательно вгляделся в лицо напротив.
Охранник затряс головой и направился в их сторону. Задремал на посту? Настолько, что его не разбудил даже грохот от падения на пол двух взрослых мужчин?
- Господа? Всё в порядке? – бдительно поинтересовался он. Но спокойно, словно бы что-то насторожило, но предавать слишком большого значения этому не стоило.
Словно бы он ничего не заметил.

+2

27

Голову под руку Юньцина он подставил как-то машинально совершенно, доверительным привычным жестом. Словно не в первый раз было, что тот приводит его в себя после очередного ранения.
- Я и сам уже не знаю, кто я, - также тихо ответил он, на мгновение прикрывая глаза и снова ощущая щемящее чувство безвозвратно уходящей спокойной жизни.
В любом случае, нужно было вставать и как-то приводить себя в порядок. И тут Вэньянь осознал, что между ним и доктором находится еще один вполне объемный предмет.
- Клянусь, это фотоаппарат, - он негромко рассмеялся.
Подняться на ноги оказалось не сложно, но сложно на них удержаться. Голова кружилась, Вэньяня повело, но он заставил себя выпрямить спину ровно. Проверил камеру: к счастью, не разбилась. Только с одного угла наметился скол, но корпус заменить дешевле, чем линзу.
- Если я скажу, что хорошо, то это будет наглая ложь. Послушай…, - Вэньянь снова закашлялся, заставляя себя проглотить кровь, потому что охраннику вот это видеть было не нужно точно. Тут уже никакие удостоверения не помогут.
- …пошли куда-нибудь, где можно поговорить. Ну, или… я не знаю. Я живу не очень далеко отсюда, у меня дома есть кофе и виски.
Звучало кошмарно, но других идей не было.
- И какая-то аптечка. Кажется, мне снова нужна твоя помощь. Но я помню, что ты с суток и… Ты поспишь, а я покараулю. А потом дашь мне еще каких-то волшебных таблеток, потому что голова снова раскалывается.
«Покараулю? Кто-то может напасть?»
Но прямо сейчас Вэньянь был не в состоянии анализировать то, что он говорил словами через рот, потому что образы в его голове продолжали смешиваться, накладываясь один на другой и тюкать его в висок, словно настойчивые голодные вороны.
- Вы нам очень помогли, - он поднял руку и максимально благожелательно помахал охраннику, надеясь, что не выглядит, как восставший из мертвых призрак.
«Надеюсь, тут не было камер, которые засняли всю эту великолепную сцену…»

+2

28

- Недалеко – это хорошо, потому что я живу на другом конце города.
Встреча с горизонтальной поверхностью заставила желать новой встречи со страшной силой. Будто бы всё накопившееся напряжение, раньше сдерживаемое, наконец, нашло выход. А лучший выход, как известно, сон.
Правда, спать он пока не мог себе позволить, следовало помочь Вэньяню… снова.
- Ни кофе, ни виски тебе сейчас нельзя, - Мо Юньцин скрестил руки на груди, чуть склонив голову на бок. В его привычке не было отчитывать малознакомых людей, но удержаться почему-то было сложно, очень сложно. Почему-то знать, что у Бэй Вэньяня было важно. – Я снова не знаю, куда идти, - он чуть усмехнулся. – Так что… веди?
Кивнув охраннику на входе, Мо Юньцин вышел наружу. Кажется, стало немного теплее, либо он уже притерпелся к прохладной погоде. Конечно, в его планах не было вламываться к кому-то в квартиру, тем более, спать в ней. Даже будучи в отношениях, Мо Юньцин никогда не чувствовал себя уютно на чужой территории и не очень любил, когда посягали на его квартиру, предпочитая встречи в гостиницах или на любой другой нейтральной территории. Конечно, нравилось это не всем, потому что – ну как, симпатия, чувства, всё такое прочее, а поведение, будто оба глубоко семейные люди, прелюбодействующие тайком. Объяснять, что не стоит светить такими отношениями, Мо Юньцин так же не любил. Поэтому лучше всего ему было одному, в собственной квартире в компании кактуса и ноутбука, с чашкой чая, в тёплой пижаме и тапках. И никто не сможет убедить его в обратном.
Но сейчас Юньцин и правда был готов вырубиться, где угодно, лишь бы вырубиться.
- Знаешь, что тебе нужно сейчас? – Юньцин немного щурился от светящего почти прямо в глаза солнца. Они шли рядом, и он, в принципе, был готов поддержать Вэньяня, если тому вновь станет плохо, но надеялся, что доберутся они без приключений. К тому же, тот сказал – тут недалеко?
- Здоровый сон, зелёный чай, прогулки на свежем воздухе, медитация и лёгкие тренировки. Короче говоря, - он усмехнулся, и это прозвучало грустно, потому что следующее слово было настоящей мечтой. Всеобщей, - тебе нужно в отпуск. Я бы посоветовал взять на работе перерыв. Знаешь, выглядит всё так, что я вмешиваюсь в чужую жизнь… - Юньцин немного замялся, снова чувствуя неловкость. В чужую жизнь он действительно вмешивался, иногда попытки помочь были ещё хуже, чем неоказание помощи. Разрушительны. Но нельзя так просто оставить кого-то наедине с проблемами. Особенно, такими. К тому же, чувствовалась какая-то связь в этом всём…
И касалось, чёрт возьми, Мо Юньцина напрямую! Видения своей-то прошлой жизни Бэй Вэньянь видел. Но при чём тут призраки за спиной у него, у Мо?
Юньцин тяжело вздохнул.
- Через неделю у меня отпуск. Если ты сможешь выкроить хотя бы пару дней, - он заглянул в лицо Вэньяню. – Мы могли бы отправиться к моему мастеру. Нет, не так. Ты обязан отправиться в храм. Иначе ты можешь… Просто поверь. Ты и так мне поверил без колебаний, - что до сих пор казалось странным, - так поверь и в этот раз, - слово «погибнуть» произносить язык не поворачивался, но оно повисло невысказанным грузом в воздухе.
Оставалось надеяться, что они уже прошли большую часть пути, потому что напряжённое молчание действовало на нервы.

+2

29

«Почему ты все время меня отчитываешь, как младшего ученика? Всего один кувшин вина, и тот был – совершенно точно не отравлен».
Вэньянь потряс головой, отгоняя навязчиво-странные мысли. Да, возможно, его квартира была не лучшим местом для того, чтобы попробовать снова призвать образ призрака в белом ханьфу, но он не представлял себе, куда еще они могли пойти прямо сейчас, чтобы не стать объектами ненужного внимания.
Разумеется, если бы дома была Ли, он никого бы туда не привел. Но она, к счастью, уехала на несколько дней, поэтому квартира была в полном его распоряжении. Ну, друзья у него и прежде ночевали. И не только друзья. Он к таким вещам относился спокойно.
Юньцин заговорил об отпуске, и Вэньянь на минуту представил себе лицо шефа, когда он подойдет к нему с этим вопросом. И мог даже с точностью воспроизвести все выражения, которые услышит в ответ, причем, ни единое из них не будет цензурным.
Они остановились перед обычным многоквартирным домом, и Вэньянь достал из кармана ключи, прикладывая «таблетку» к кодовому замку.
- У меня нет оснований тебе не верить, - сказал он, наконец. – Ты слишком часто стал мелькать в моих воспоминаниях. Довольно нелепо было бы с моей стороны делать вид, что это случайное совпадение. В храм – так в храм. Поедем, раз надо.
Они поднялись на четвертый этаж, и Вэньянь открыл дверь, пропуская Юньцина в квартиру.
- Кухня прямо по коридору. Чайник, джезва – все в твоем распоряжении. Диван, крайне рекомендую, спина не болит после ночевки. Словом, располагайся, я отойду ровно на пять минут.
Ему критически надо было умыться, потому что соленый вкус крови во рту становился все более тяжелым, и от этого голова болела сильнее.
Скинув куртку и сумку в прихожей, Вэньянь зашел в ванную. Зеркало не было к нему благосклонно. Хотя он бы был более благодарен, если бы увидел в нем себя.
Квартира была небольшой, но достаточно уютной. Две комнаты, двери в которые были закрыты, и просторная кухня на солнечную сторону. Всё очень просто, без изысков, но везде очень чисто. Слишком прибрано для холостяцкой берлоги, скорее, чувствовались родственные связи. На подоконнике стояла чашка с героем новомодной дорамы и лежала ярко-розовая девичья резинка для волос.
Смыв кровь и приведя себя в порядок, Вэньянь отмыл раковину от алых разводов и появился на кухне.
- Кофе? – спросил он. – Мне нельзя, но тебе-то можно.
Хотя, положа руку на сердце, он смутно себе представлял, как после всего случившегося ему может навредить кофеин.

+2

30

- Я в твоих воспоминаниях? – удивительно, но не только же Вэньяню удивляться. На самом деле, Мо Юньцин никогда не интересовался своими прошлыми жизнями, справедливо полагая, что память о них стирается не зря. Ни к чему нести целые сотни лет воспоминаний. Но… было просто любопытно. Значит, этот Бэй видел его? Или это ложная память, потому что тот видит его сейчас? Видения не всегда бывали полностью достоверными, пробелы фантазия вполне могла заполнить по своему усмотрению.
- У тебя очень… - Юньцин задержался в коридоре, скидывая у обувной полки ботинки, - мило, - взгляд остановился на нежно-розовых девичьих кроссовках.
Кухня, чайник, диван. Именно такой порядок казался идеальным, но до дивана надо было ещё подождать. Вся его сущность отчаянно требовала душа, но душ в чужой квартире – нет. Нет. И нет ещё раз. В конце концов, запасное бельё Юньцин в карманах не носил. Просто забыть о нём, ничего, не умрёт. Сейчас он ещё раз проверит состояние Вэньяня, попьёт кофе и мирно слиняет к себе домой.
В квартире действительно было мило. Даже можно сказать, уютно. И порядок, везде порядок, которым педантичный на работе Юньцин дома похвастаться не мог. Отчаянно чувствовалась женская рука… И виделась в деталях.
Что ж, раз Вэньянь привёл его домой, значит, его девушка не возражала. Или целый день работала, а на ночь Юньцин точно оставаться не собирался.
Вопрос о кофе почти застал Мо врасплох, тот как раз, стараясь не налить вокруг, плескал в лицо прохладной водой из-под крана на кухне.
- Мм… Да. Пожалуй, да. Только сначала займёмся тобой.
Взглядом спросив разрешение, он оторвал от рулона несколько листов бумажных полотенец, промокая лицо и руки, и усадил Вэньяня на стул.
И коснулся кончиками пальцев висков – почти… чувствуя что-то в этот момент, даже призрак ощущения, которое, вроде, должно было возникнуть, но так и не возникло, отозвавшись лёгкой мигренью.
- Это, конечно, всё мелочи, - сказал Юньцин, мягко массируя нужные точки. Совсем немного – передать собственную энергию, незаметно, вливая буквально по капле, но та и без таких предосторожностей подходила слишком уж хорошо. Что ж, такое встречается. Этот Бэй, судя по всему, вообще удачливый парень. – Я всё ещё удивляюсь, что ты не бегаешь с воплями и не кричишь что-то странное, - он тихо рассмеялся.

+2

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP


Вы здесь » The Untamed » Игра вслепую » Никогда не верь своим глазам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно