Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Пэй Мин, Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Альтернативы боевого воспитания


Альтернативы боевого воспитания

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

АЛЬТЕРНАТИВЫ БОЕВОГО ВОСПИТАНИЯ

https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/48/350065.jpg

Время и место: Буцзиньши, Цинхэ Не, один из летних дней, "каникулы" между первым и вторым годом обучения Хуайсана в Ордене Лань
Участники: Не Минцзюэ, Не Хуайсан


СЮЖЕТ
В клане Не очень редко что-то меняется. Каждое утро тренировки до седьмого пота, каждый день тысяча и одна причина Хуайсану не посещать их, каждый час негодование главы Не поведением своего брата и попыткой заставить его заниматься с саблей, а не прятаться за веерами.
В клане Не редко что-то меняется. Но даже там порой случаются перемены.

Отредактировано Nie Mingjue (Суббота, 23 октября 11:02)

+1

2

Не Хуайсан с трудом разлепил глаза на рассвете. До его тонкого слуха отдаленно доносились голоса слуг и адептов, что спешили на тренировки. Никто не осмелился бы опоздать, когда на поле собирается присутствовать сам глава Ордена.
«Никто бы не осмелился…»
Хуайсан повернулся на другой бок, снова прикрывая глаза. Так приятно было понежится под одеялом до самого последнего момента, когда слуга начнет барабанить в дверь, повинуясь только лишь одному движению бровей Чифэнь-цзюня, что не увидел своего младшего брата среди разминающихся перед занятиями адептов. Снова. Каждый раз.
Вчера брат был особенно зол на Не Хуайсана. Он ведь не смог повторить связку, что они учили два дня до этого и под конец вообще уронил свою саблю, так у него устали и дрожали руки. Да, таким как брат ему никогда не стать и его руки, которыми он был вполне доволен сам – аккуратными, ловкими во всем что касалось тонкой работы, не были такими мощными и сильными как у брата или любого из адептов. И он точно не хотел чтобы ладони покрывались мозолями от рукоятки сабли - пальцы потеряют гибкость и движения кисти не будут уже такими изящными и четко выверенными.
Но брат все равно настаивал и злился каждый раз, когда Хуайсан не оправдывал его надежд. Почему раньше старшего брата не волновало насколько искусно младший владеет саблей заклинателей?
Очень не хотелось, что бы брат сердился на него снова как вчера. Потерпеть его недовольство и снисходительность – одно дело, но опять испытывать гнев Минцзюэ на себе ему совсем не хотелось.

Не Хуайсан двумя руками держал перехваченный у слуги поднос с чайными принадлежностями и ступал изящно и легко. Саблю он, естественно, «забыл» в своих покоях. Носить эту тяжесть на поясе не приносило ему никакого удовольствия.
- Доброй утро, дагэ! – Хуайсан поставил понос на стол так аккуратно, что тонкого фарфора чашки даже не звякнули. Младший Не умело читал по выражению лица брата, которые казалось ничего не выражало для стороннего наблюдателя, что сегодня ожидает его – будет ли брат снисходителен после вчерашней вспышки или же напротив дело обернется еще большей трепкой.

[nick]Nie Huaisang[/nick][status]всезнайка[/status][icon]https://i.ibb.co/3NYYRNV/ne.gif[/icon][quo]Nie Huaisang[/quo]

Отредактировано Wen Zhuliu (Пятница, 1 апреля 20:18)

+1

3

Рассвет едва окрасил небосвод легким розовым налетом, но адепты Будзинши медленно стекались на плац, нехотя выстраиваясь в ровные ряды и принимаясь разминаться. Все знали, если к появлению главы Не хоть один будет сонным и нескоординированным, тренироваться будут все до тех пор, пока не повалятся с ног от усталости. С военной дисциплиной в ордене Цинхэ Не было очень строго.
Минцзюэ вышел на тренировочное поле спустя час после рассвета. Он прекрасно знал, что ослушаться его не осмелятся, потому все будут там к этому времени. Как и понимал, что его  людям нужно время, чтобы привести себя в подобающий вид и подготовиться к утренним тренировкам. Мощная фигура возвышалась над ровными рядами адептов, спокойный цепкий взгляд темных глаз скользил по лицам, отмечая отсутствующих. Их было не так много. Хэ Чжицзи и Лю Мочжун находились в лекарском крыле. Об этом доложили еще вчера вечером. Лао Союнь еще три дня назад просил разрешение уехать к родителям. Остальные были на месте. Кроме одного.
Хватило короткого взгляда, чтобы один из слуг бросился в сторону покоев младшего господина Не. Вздохнув, Минцзюэ дал знак к началу тренировок. Хуайсан с несчастным видом появился на поле спустя некоторое время. Глава Не молча кивнул ему на строй. Каких-то особых результатов он не ожидал, потому сегодня недовольство мужчины ограничилось лишь опозданием.

Появление Хуайсана в зале заставило нахмуриться. Минцзюэ проследил за ним, коротко кивая на приветствие. Дождавшись, пока младший брат разольет чай, взял одну из чашек и сделал небольшой глоток. В чае мужчина не разбирался, потому отличать все эти тонкости вкусов даже не стремился. Другое дело вино, но принесли ему все же чай.
- Я хотел поговорить с тобой, Хуайсан.
Повертев чашку в пальцах, Минцзюэ поставил ее на стол, понимая, что если сейчас выйдет из себя, она первая же и пострадает. Не то, чтобы он был великим ценителем всей этой фарфоровой красоты, но все, что его окружало, вплоть до этих самых чашек, стоило денег. Которые модно было потратить на более полезные нужды, чем постоянно заменять посуду в резиденции ордена Цинхэ Не.
- Тебе настолько не нравится заниматься совершенствованием? Мне стоило быть строже с тобой, чтобы ты сейчас не испытывал мое терпение день ото дня?
Минцзюэ любил младшего брата. Он всеми силами старался его защитить. Не только от всего вокруг, от тягостей их жизни, от темных тварей, что могут встретиться ему на пути заклинательства. Но и от проклятия рода. Глава Не как никто знал, что ждет Хуайсана, если тот начнет развивать навык владения саблей. И не желал ему такой участи.
Но сейчас он понимал и другое. С его силой, Не Минцзюэ ждет незавидная участь всех тех, кто был до него на этом месте. С ростом его силы и мастерства, росла и опасность со стороны Бася. Сейчас мало кто знал о том, что за противостояние происходит между главой Не и его оружием. Но так не могло продолжаться вечно. Придет день, когда об этом станет известно. И день, когда Бася возьмет, наконец, свое. И тогда Хуайсану придется взвалить на себя управление кланом и орденом. Минцзюэ должен постараться, чтобы младший брат был к этому готов настолько, насколько вообще можно быть к такому готовым.

+1

4

Не Хуайсан не помнил матери вовсе. А отец был чем-то далеким, суровым и по большей мере чужим человеком. А вот старший брат был близким, родным, понятным и почти всегда рядом. Играл с ним, учил его держать деревянную саблю, обнимал, когда тот плакал от ночных кошмаров. Был для малыша Хуайсана всем миром.
И когда отец скончался, Хуайсан плакал навзрыд вовсе не из-за потери, а потому что очень жалел Минцзюэ, видя как тому больно и плохо. А еще от горького осознания того, что жизнь их обоих неминуемо измениться.

-Да? - на лице Не Хуайсана тут же отобразился недоумение и почти испуг. Ни чем хорошим или приятным разговоры со старшим братом для младшего не оканчивались уже несколько лет. Вероятно, он уже мог представить себе все темы, на которые они разговаривали: нужно тренироваться, нужно заниматься, нужно становиться сильнее, нужно быть взрослее и ответственнее…
А после вчерашнего разговора, ну как разговора, старший брат опять отчитывал его перед всеми, так что у Хуайсана уши горели аж до вечера, о чем новом они могут поговорить?
- Тебе не пришелся по вкусу этот чай? - принялся тараторить Не Хуайсан, махая рукавом в сторону слуги, мол, принеси другой. - Может быть тебе больше понравится Колодец дракона из провинции Хайнань?
И отступил на шаг назад, прекрасно понимая, что дело вовсе не в чае. И склонил голову, принимая, пока еще холодный, гнев старшего брата. Не очень стойко принимая, но стараясь смягчить его виноватым выражением лица.
- Ты же знаешь, брат, что близко моему сердцу и в чем я искусен гораздо больше, чем в обращении с саблей, - казалось, что первый вопрос брата давал надежду на то, что может быть с Хуайсана не будут так строго спрашивать, но второй вопрос не оставлял никакого шанса на мирное окончание беседы.
-Пожалуйста, дагэ, не будь со мной еще строже! Мне не даются премудрости пути самосовершенствования и так, а еще строже и мне прям хоть на свою саблю бросайся! - что ему оставалось, как только молить брата о пощаде. Хорошо, что слуга поспешил по его приказу заваривать другой чай, и они с братом остались наедине. Тренирующихся вдали адептов можно было не считать - они были сосредоточены на своих проблемах. Гнев главы Ордена Не мог легко перекинутся и на них, если будут отлынивать и прислушиваться к чужим разговорам.
- Пожалуйста, брат, не заставляй меня заниматься тем, что мне невыносимо трудно дается и совсем не нравится. Зачем тебе еще один неумелый заклинатель, когда я могу быть прекрасным художником и поэтом! Брат…- теперь Хуайсан шагнул ближе к брату, сокращая дистанцию во всех смыслах этого слова. – Разве в этом может быть что-то плохое? И раньше ты не был так категоричен и позволял мне заниматься тем, чем нравиться! – изящные пальцы Не Хуайсана коснулись предплечья брата, словно хотели удержать его гнев внутри.

[nick]Nie Huaisang[/nick][status]всезнайка[/status][icon]https://i.ibb.co/3NYYRNV/ne.gif[/icon][quo]Nie Huaisang[/quo]

Отредактировано Wen Zhuliu (Пятница, 1 апреля 20:18)

+1

5

Миндзюэ следил за братом. За каждым оттенком его эмоций. Может он не был искусным оратором, может, не умел плести хитрые интриги, но людей старался понимать, как понимал четкие планы военной стратегии, читал их эмоции, расставляя на воображаемой карте фигурки, чтобы представлять хоть какую-то суть в том, что происходит вокруг него. Хуайсан был не таким, как другие. Он был особенным. Его эмоции жили своей жизнью, переливались на солнце, будто драгоценный камень. А солнцем ему служил гнев старшего брата.
Чай. Да плевать он хотел на чай! Больше его заботила безопасность младшего брата, единственного, что осталось от его семьи. Он должен сохранить это сокровище, и для этого должен найти способ научить того защищать себя. Иначе… Бася, стоящая на массивной подставке рядом с ним, отозвалась на мысли гулким гудением.. Короткого взгляда хватило, чтобы заставить ее замолчать, подчиняясь силе. Но будет ли так всегда? Он как никто другой знал ответ на этот вопрос.
- Тебе ничто не мешает рисовать свои… - высказываться относительно увлечений брата Минцзюэ не стал, хотя и очень хотелось. Выходило у того и вправду неплохо, и унижать талант младшего было бы несправедливо, но и хвалить наследника боевого клана не за что. – Веера, ты можешь и будучи сильным тренированным воином! Уделял бы ты больше внимания тренировкам, я бы не стал даже слова говорить о твоих увлечениях. Но детство закончилось, Хуайсан. Ты давно уже не ребенок и должен понимать ответственность. Принимать ее.
Минцзюэ вздохнул. Не хотел он такой судьбы брату. Никогда не хотел. Была бы его воля, Хуайсан стал бы этим своим поэтом или художником, и не думал бы ни о чем. Он смог бы обеспечить спокойную жизнь для младшего, и дальше радуясь тому, как сияет счастливая улыбка на лице Хуайсана. Будь они в любом другом клане…
Но сабли ордена Не суровы, и не прощают слабости. А порядок в мире таков, что сильный пожрет слабого, и даже не задумается о чем-то другом. Здесь без навыков не выжить. И Хуайсану придется научиться защищать себя, пока есть еще время на это.
Посмотрев на брата тяжелым взглядом, мужчина. Он как только мог шел на уступки, когда дело касалось Хуайсана. Но всему был предел. И тому придется подчиниться воле старшего, так или иначе.
- Если это будет не сабля, ты продолжишь тренировки? Тебе нужно научиться себя защищать, Я не могу быть рядом постоянно, ты это понимаешь вообще?!
Положив широкую ладонь на его руку, Минцзюэ поднял тяжелый взгляд на младшего, пытаясь сдержать гнев и донести до него одну простую истину – как только не станет защиты, слабака сожрут. А такой участи Хуайсану глава Не точно не желает. И если потребуется, он сам вобьет в него навыки ведения боя.

+2

6

«…рисовать свои…»
Как только прозвучали эти слова Не Хуайсан инстинктивно весь сжался внутри. Он же видел как брат старается подобрать не слишком обидный эпитет для бесполезных и недостойных наследника клана Не занятий своего младшего брата и… находит их. И пусть крошечная пауза в речи Минзцюэ говорила сама за себя, в голосе брата Не Хуайсан не услышал презрительной брезгливости или неприкрытого гнева, которых так боялся.
- Брат, ну кого мне опасаться? – еще одна попытка спасти себя от дурацкого размахивания саблей или мечом или чем угодно, выставляя себя на посмешище, тратя время и щедро получая синяки и мозоли на пальцах. Да так что ни спать нормально, ни кисточку держать уверенно, а ведь это такая тонкая работа и дрожащими руками можно испортить весь рисунок.
- Наш клан, под твоим руководством, настолько силен, что никто не посмеет ему противостоять. Даже Вэни не посмеют открыто противостоять нам, - тут Не Хуайсан словно почувствовал свою собственную неискренность, она словно пепел осела на губах. – Брат, ты еще молод и полон сил. У тебя обязательно будет сын и не один! – вот их ты и будешь учить держать саблю и быть настоящими воинами, они будут похожи на тебя – большие, сильные, крепкие, красивые... – Почему ты думаешь, что мне угрожает опасность? – от немного явно дурашливого прежде тон Хуайсана изменился и стал взволнованно-серьезным. – Ты пугаешь меня… - ему ничего не стоило прижаться щекой к сильной и теплой ладони брата щекой, совсем как в детстве, когда он бежал под его защиту при малейшей опасности от нянек или наставников, пытающихся заставить его выпить еще супа или вызубрить всех глав Великих Орденов и их предшественников. – Ты не оставишь меня одного! Никогда не оставишь! – это были не капризы, это была мольба. И пусть скорее всего старший брат просто запугивает его, отцу было гораздо больше лет и, Хуайсан был в этом уверен, воля Минзцюэ еще сильнее чем был у их отца, вон как он легко усмирил Басю, но…
- Давай попробуем с мечом… - обреченный вздох младшего Не был, наверное, слышен в Облачных Глубинах и отражен тысячу раз об их знаменитую Стену плавил. – Не думаю, что есть какой-то в этом смысл… - проговорил он гораздо гораздо тише, чтобы не попасть под ту самую горячую руку, к которой только что прижимался щекой.
Не Хуайсан бросил быстрый взгляд на Басю и вспомнил о свой сабле, забытой где-то в покоях. Чем дальше от нее, чем реже брать ее в руки… ведь нужна сила воли, только сила воли, чтобы укрощать ее и пока она не впитала в себя достаточно крови монстров, Не Хуайсан не переживал о том, как в ней проснется злобный и неуправляемый дух. А меч… пускай будет меч. Пару провальных занятий и старший брат махнет рукой и все снова будет как прежде.

[nick]Nie Huaisang[/nick][status]всезнайка[/status][icon]https://i.ibb.co/3NYYRNV/ne.gif[/icon][quo]Nie Huaisang[/quo]

Отредактировано Wen Zhuliu (Пятница, 1 апреля 20:19)

+1

7

Минцзюэ смотрел на брата и не мог сдержать вздоха. Он положил раскрытую ладонь на голову младшего, как делал в детстве, легко погладил волосы. Как он мог оставить его одного? Такого беззащитного, наивного. Бросить на растерзание этому жестокому миру. Легкая улыбка тронула губы мужчины. Хуайсан знал, как найти подход к старшему брату. Пусть и боялся, пусть и злился порой, злился, это мужчина знал наверняка, но все же ближе друг друга у них не было никого. И Хуайсан это знал, как знал и то, что в любой момент может рассчитывать на помощь, поддержку и защиту Минцзюэ.
Глава Не снова вздохнул. Он бережно погладил младшего брата по голове, не в силах скрыть теплую заботу о нем. Ну как можно противостоять этому взгляду, такому трепетному и с плещущейся в темных глазах тревогой. Как можно отказывать ему, когда Хуайсан вот так смотрит, словно Минцзюэ был единственным, кто мог воплотить его мечты и желания в жизнь. Как можно не жалеть его, потакая капризам? И Минцзюэ жалел, потакал, и потом снова ругался и на него и на себя за слабость. Младший брат действительно был его самой большой слабостью.
- Не оставлю. Конечно, я тебя не оставлю. Никогда. Не стоит бояться, Хуайсан.
Праведный путь. Достойный и честный. Только он один знал, какими силами ему достается этот праведный путь. И как много лжи в нем на самом деле. Лжи во благо, потому что не должен показывать слабость. Не должен сомневаться в себе, давать повод усомниться другим. Не должен… позволить Хуайсану узнать всю ту горечь и тяжесть бремени главы ордена.
Поддавшись минуте слабости, мужчина покачал головой. Потом поднял суровый взгляд на слугу, стоявшего неподалеку и старательно прятавшего взгляд, чтобы не дай боги не разозлить грозного главу клана Не неподобающе прямыми взглядами на компрометирующую сцену. Тот поймал взгляд Минцзюэ и быстро скрылся за дверью, чтобы через несколько минут появиться снова.
- Не меч. Это будет бесполезная трата времени. Мне ли не знать этого. – Минцзюэ тихо хмыкнул и поднял лицо брала за подбородок, посмотрел на него серьезно, бережно скользнув по его щеке пальцем, снова тихо вздохнул, который раз за последние несколько минут, и убрал руку. – Хуайсан, я хочу подарить тебе кое-что. Надеюсь, мой подарок придется тебе по вкусу и вызовет больше интереса, чем сабля или меч. И ты с должным вниманием отнесешься к тренировкам.
Слуга осторожно удерживал в вытянутых руках широкий довольно увесистый на вид футляр. В нем мог бы прятаться меч, но какой-то слишком короткий. Минцзюэ кивнул брату, позволяя принять подарок. Внутри на шелковой подкладке темно-зеленого цвета покоился массивный, но достаточно изящный веер. В широких пластинках прятался короткий нож, что выпускался и прятался внутрь благодаря механизму. Гарды плотно прилегали друг к другу в закрытом виде, защищая экран веера в неком подобии коробочки. Сам белый экран был девственно чист.
- Я подумал, что тебе захочется самому расписать его.
Минцзюэ наблюдал за младшим братом, который изучал новый подарок. Мужчине хотелось узнать, что думает об этом Хуайсан. Будет ли этот вариант оружия ему по душе. Захочет ли начать тренироваться, или же поиски мастера боевого искусства с веером окажутся еще одной тщетной попыткой заставить младшего найти свой пусть воспитания боевого духа.

+1

8

– Это правда мне? Это не шутка? - старший брат никогда не был шутником, но в широко распахнутых глазах Не Хуайсана было столько удивления густо замешанного с неверием. Он только переводил взгляд с белоснежной поверхности веера на лицо брата. И Не Хуайсан читал на нем нежность и тревогу. И поспешил открыть рот, чтобы выпустить все чувства переполняющие его.
–Спасибо! Спасибо, дагэ! - зачастил Хуайсан, касаясь обманчиво хрупкой поверхности веера тем не менее трепетно и аккуратно. Медленно вынул из ящичка в котором тот покоился с невозмутимым достоинством не украшения или безделушки, а грозного оружия. - Он великолепен!
Не Хуайсан снова поднял, все еще не потерявшее удивленного и восторженного выражения, взгляд и теперь, не отрываясь, смотрел на брата и на то, как меняется его настроение. Сжимая веер обеими руками, как держал бы меч, он размашисто и низко поклонился брату, чувствуя что слов не хватит чтобы выразить благодарность. Не на людях, по крайней мере. Если бы никто не смотрел на них, Не Хуайсан порывисто обнял бы брата. Ведь тот вполне этого заслужил - за то, что услышал, за то, что понял, за то, что… Не Хуайсан не был великим воином или несравненным заклинателем, но и дураком он не был. И безразличным дураком тем более. Брат поступился многим сейчас ради него. Даже своими убеждениями и всеми традициями. Разве за то он не заслуживал всех слов, что роились в голове Не Хуайсана, но не имели право сорваться с губ во всеуслышание.
Не Хуайсан знал и то, что Минзцюэ точно так же легко читает в душе младшего брата. Ведь был рядом всю его жизнь. И понимает все, что Хуайсан не может выразить, легко угадывает, что ноги младшего брата одновременно словно желе из желудей дрожат и с трудом слушаются, при этом готовы прыгать до потолка. Или даже пустится в пляс.
– Я должным образом отнесусь к тренировкам! - оттарабанил он, еще раз поклонившись Главе Ордена. - Не пропущу не одну! Обещаю, дагэ!
Пальцы Хуайсана нежно, совсем как только что его щеки коснулся Минзцюэ, гладили свое новое оружие. А перед глазами мелькали сцены того, как невероятно грациозно и смертельно опасно будет двигаться веер. И роспись… Хуайсан уже придумал, что изобразит на веере - сливу в цвету над водопадом, облака и стаю птиц взмывающих вверх. И стихи в самом углу. О, это будет лучшая из его работ!
– Спасибо, дагэ! - кажется он уже повторил это много-много раз, но что поделать - Глава Ордена не может быть на глазах у всех обнят вторым молодым господином не потеряв лицо.
Ах, как было проще, когда старший брат еще не был Главой Ордена! Маленький Хуайсан еще не понимал насколько изменится его жизнь, когда насупившись шагал за руку с нянькой в траурной процессии. Ему не давали подойти ближе к брату и взять его за руку. Бедному Минзцюэ приходилось идти совсем одному, а ведь ему было так тяжело и одиноко среди белых одежд, флагов и полотнищ. “Почему я не могу быть с дагэ?!” - капризно, но тихо, снова и снова спрашивал Хуайсан няньку, но та каждый раз отвечала, что дагэ теперь Глава Ордена и Хуайсану больше нельзя дергать его за штанину или рукав, забираться к нему на колени и тянуть посмотреть на лягушек. И Не Хуайсан чувствовал злость на отца, ведь из-за того, что тот взял и умер, его старший брат больше не принадлежит ему всецело как раньше. Никогда еще Хуайсан не было так разочарован несправедливостью жизни!
– А когда мне можно приступать? - Не Хуайсан наслаждался удовольствием на лице брата. - А кто будет меня учить?
Было бы интересно посмотреть как старший брат обращается с боевым веером, но это были только мечты - Бася и ничто другое ложилось в его ладонь и превращала грозного Главу Ордена в неукротимого воина. Но как учитель… уж очень был требователен и строг старший брат. Не щадил ни себя, ни других. Ну кроме одного… При всем чистом восторге, который видели все, Не Хуайсан сумел утаить крошечную хитрую и самую чуточку самодовольную улыбку.

[nick]Nie Huaisang[/nick][status]всезнайка[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/55/613138.gif[/icon][quo]Nie Huaisang[/quo]

о выборе рисунка веера

Ли Лун Цзи - (Сюань-цзун)— китайский император династии Тан в 712—756 годах.

《句》李隆基

昔見漳濱臥
言將人事違
今逢慶誕日
猶謂學仙歸
棠棣花重發
鴒原鳥再飛
德比代雲布
心如晉水清

Недавно видел ты лежал на берегу реки,
Мне говорил - покину скоро мир людской.
Сегодня день рождения светлый твой,
Ужели у бессмертных научился возвращению?
На сливе распустились вновь цветы,
Летят как прежде любви братской птицы.
Твое добро повсюду словно облака,
Ты сердцем чист как тихая вода.

Примечание:
Стихотворение написано императором на выздоровление любимого брата Ли Е (李業).
Лежать на берегу реки (漳濱臥) - это аллюзия на болезнь, приковавшую к одру. День
рождения тут упомянут иносказательно; подразумевается что выздоровев,
адресат стихотворения заново родился.
отсюда

+1

9

Наблюдать, как на лице младшего брата расцветает улыбка, для Минцзюэ нет ничего лучше. Наконец-то он угодил капризному мальчишке. И пусть Хуайсан уже покинул тот возраст, когда только и делал, что играл и развлекался, прячась от учителей за его широкой спиной, менее беспечным и капризным он не стал. И менее любимым тоже. Потому радовать его любыми способами, так и осталось для мужчины одним из приятных моментов.
Не Минцюэ был доволен, что на этот раз все же удалось заинтересовать брата и призвать к его сознательности. У него был один человек на примете, кто мог бы помочь Хуайсану освоить боевой веер. Но пока мужчина сам не знал, как отнесется к такому повороту брат, он не стал поднимать эту тему. Мог бы, но… За все время Минцзюэ уже понял, если младший брат чего-то не желает делать, он этого никогда делать не будет.
- Я рад слышать, что ты наконец перестанешь пропускать тренировки. Учителем я назначу Люэ Цинмина. Он единственный знает, как правильно обращаться с этими штуками. Ты ведь и сам понимаешь, что в Цинхэ не так много людей, кто отошли бы от праведного пути.
Минцзюэ не одобрял такой подход, но не мог позволить оставаться брату незащищенным, потому ему пришлось смириться. Все же отрадно было видеть младшего таким воодушевленным, когда дело касалось тренировок. Хуайсан с самого детства избегал их. Сколько помнил нынешний глава Цинхэ Не, его младший брат постоянно прятался от учителей, а когда его находили и заставляли отправиться на поле для тренировок, плакал и жаловался что у него все болит и ему тяжело. Их покойный отец и мечтать не мог услышать от младшего сына таких слов. Минцзюэ слишком хорошо знал брата, чтобы понимать, как именно можно заманить его на уроки по фехтованию.
- Занятия начнешь завтра. Думаю, тебе сейчас больше хочется расписать свой новый веер, чем слышать лекции по его применению.
Кивком позволив Хуайсану удалиться, глава Ордена тихо вздохнул, прикрывая глаза. Его широкая ладонь привычно легла на шершавую теплую рукоять Бася. Теперь можно надеяться, что Хуайсан будет защищен, и у него не будет той же участи, как и у него самого.

Закончив с делами, Минцзюэ отправился к себе в комнаты. Как он и предполагал, Хуайсан провел все это время у себя, видимо вовсю увлеченный новым приобретением. К ужину он так и не появился, хотя Минцзюэ и не предполагал, что брат так рано закончит. С губ мужчины сорвался еще один вздох. Внутренне он еще не смирился с тем, что Хуайсан так жестоко нарушает традиции клана и ордена. Но трепетная любовь к младшему брату и желание его защитить все еще преобладали, позволяя принять такое решение.
Минцзюэ задумчиво смотрел на строки трактата о боевых искусствах, но мысли не позволяли ему уловить суть прочитанного. Сделав очередной большой глоток из чаши, что стояла рядом, мужчина обнаружил, что вино в ней снова закончилось. Потянувшись к кувшину, находившемуся тут же, он плеснул себе еще вина.
Хуайсан так любил все эти чаи, настойки, легкие вина, какие-нибудь цветочные и сладковатые. Он больше походил на ученого мужа, чем на воина. Мать бы им гордилась, отец бы ругался и не понимал. Как не понимал сейчас и сам Минцзюэ. Они всегда были кланом воинов. Сильны, проворны, опасны в бою. Сабли - их родовое оружие. Никого не было смертоноснее ордена Цинхэ Не. Стоит только посмотреть на него самого. Высокий, крепкий, сильный. Да одна Бася чего стоит. И Хуайсан. Маленький, хрупкий, такой весь изящный, словно по ошибке был рожден мужчиной. Еще и возится со всякими там трактатами, кистями и прочими неподобающими приличному воину предметами, вроде вееров. Что ждет их орден в будущем, когда его жизненный путь закончится? Минцзюэ снова тяжело вздохнул.

Отредактировано Nie Mingjue (Воскресенье, 3 апреля 12:01)

+1

10

Едва дождавшись разрешения утащить новую игрушку к себе в комнату, Хуайсан торопливо, но аккуратно убрал веер обратно в шкатулку и, не давая никому из слуг прикоснуться к ней, подхватил под мышку и мелко кланяясь брату, исчез с его глаз долой. К явному, и даже на некоторых лицах едва-едва, но заметному, облегчению окружающих. Чаще всего разговоры братьев касательно тренировок заканчивались совсем не так мирно.
Закрыв за собой дверь, Хуайсан поставил тяжелую шкатулку на стол, где обычно занимался росписью или чтением книг. Теперь, в умиротворяющей обстановке своих уютных покоев, он мог рассмотреть драгоценный подарок дагэ в деталях.
Шкатулка была изящная, очень подходила ко всему убранству спальни второго молодого господина Не. Хуайсан проследил кончиками пальцев по тонкой инкрустации на крышке шкатулки, обратив внимание на то, что в похожем стиле был украшен его комод. Теперь Хуайсан мог улыбаться в открытую - старший брат, как и прежде, был внимателен к мелочам, если дело касалось младшего. Половина безделушек, украшений, книг и кистей был подарены Не Минзцуэ. Не раз тот ворчал по поводу дорогих нарядов, гребней и заколок, но никогда скупился на покупки всего желаемого. И Хуайсан искренне благодарил брата за самой простой и незначительный подарок - будь то кисть или набор красок, книга со стихами или же с жизнеописаниями великих свершений глав Орденов. Читать захватывающие перипетии жизни именитых заклинателей, в том числе и его самого, Хуайсана предков, было гораздо увлекательный, чем махать саблей на тренировочной площадке или самосовершенствоваться медитируя по несколько часов в одной позе сосредотачиваясь на одной точке. Один раз учитель поймал Хуайсана на том, что он читает вместо медитации и нажаловался Главе Ордена. Книга попала под горячую руку старшего брата и была безжалостно сожжена. А через несколько дней Хуайсан обнаружил точно такую же на кровати. Не Минзцуэ применяя к младшему брату кнут никогда не забывал забросать его пряниками.
Не Хуайсан, не замечая времени, увлечённо наносил на белоснежный экран веера задуманный сюжет. Любуясь намечающимся рисунком, ожидая когда можно будет наносить следующий слой краски, он поглаживал изящные узоры лицевой гарды, отмечая тонкую работу и превосходное качество материала. И только под вечер, он со стоном распрямил спину и поднялся на дрожащие отсиженные ноги. Руки и лицо Хуайсана были перепачканы в засохших красках, пряди беспорядочно выскользнули из-под заколок, безупречно-аккуратно скрученная косичка на затылке расплелась от того, что Хуайсан в волнении и в азарте вдохновения постоянно почёсывал голову обратной стороной кисти. Зато на столе лежал подлинный шедевр. Сам Хуайсан не мог поверить, что эта роспись дело его рук. Осторожно, чтобы не размазать еще не до конца успевшую высохнуть лаковую краску, Хуайсан подхватил веер обеими руками, с трудом отодвинул плечом дверь и поспешил по коридору к комнате брата.
Чуть было не залетел в неё без стука, нарушая все мыслимые и немыслимые приличия. Такое прошло бы без последствий, и проходило, только когда он был еще совсем маленький и ночью прятался от кошмаров в надёжным объятиях старшего брата. Тот, конечно, ворчал, но ни разу не прогнал трясущегося от пережитого ужаса Хуайсана прочь.
— Дагэ! Дагэ! - негромко позвал брата через дверь.  - Это Хуайсан! Можно я войду? - и дождавшись ответа брата, протиснулся опасно балансируя раскрытым веером, который был заметно тяжелее привычных.
– Взгляни, дагэ! - он уложил веер на столик перед старшим братом, поверх книги, что тот читал. - Что скажешь? - с замиранием сердца опустился перед братом напротив, пожирая того глазами. - Хочешь я объясню тебе, какой тут смысл?

[nick]Nie Huaisang[/nick][status]всезнайка[/status][icon]https://i.ibb.co/3NYYRNV/ne.gif[/icon][quo]Nie Huaisang[/quo]

+1


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Альтернативы боевого воспитания