Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Пэй Мин, Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » здесь был дом, но ему не хватило воды


здесь был дом, но ему не хватило воды

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

цзян чэн х вэй усянь

что ты будешь делать
с этой войной, чумой, крезой, бедой,
возвратившись домой
не тем, кем ты был,
но не тем, кем ты стал?

[nick]Wei Wuxian[/nick][status]never say you know me[/status][icon]https://i.ibb.co/xSK3Kn3/pp5.png[/icon][quo]<hr> <center><a href="https://theuntamed.ru/"><b>ВЭЙ УСЯНЬ</b></a></center> <hr> <center>It takes me to the place where I used to live (<i>home</i>)</center> <hr>[/quo]

0

2

Вэй Усянь уже на пороге резиденции Цзинь допустил мысль, что ступить за ворота, когда час быка давно наступил, должно быть не так просто. Однако он был приглашен на дневное собрание, и где-то в гостевом крыле ему даже готовили комнату, поэтому никаких трудностей не возникло - Вэй Усянь, пережив короткий расспрос от заклинателя, охраняющего вход, был сопровожден внутрь. Он не утруждал себя запоминанием всех галерей, коридоров и гостиных, но когда его наконец оставили, без труда нашел нужную дверь и проскользнул в комнату тихо - насколько это было возможно.

Через окно струился тяжелый запах цветов, прибитых дождем, и Вэй Усянь с неудовольствием обнаружил, что и сам весь мокрый; с алой кисточки Чэньцин капало на пол, и волосы слиплись в тонкие пряди. Он так спешил до этого, что просто не обращал внимания на свою одежду.

Некоторое время он смотрел на спящего Цзян Чэна, раздумывая, нужно ли его будить, или лучше посидеть рядом - скоро займется рассвет, а там и наступит утро. Черты Цзян Чэна несложно было разглядеть в полутьме неосвещенной комнаты; и они быстро исказились пробуждением.

В конце концов, Цзян Чэн всегда был довольно чутким. Особенно, когда обижался. Вэй Усянь, развязывающий пояс прямо перед ложе главы клана, подумал, что подобная картина при пробуждении мало кого может вдохновить, и принялся оправдываться сразу:

- Цзян Чэн, Цзян Чэн, ты только послушай! Они действительно пленили остатки клана Вэнь, чтобы отправить работать! Я уже по лицу главы Цзинь понял, что он наверняка обо всем осведомлен...

Пояс звякнул серебряной подвеской и упал на пол; Вэй Усянь принялся стягивать наручи, отвернувшись; голос его зазвучал глуше.

- Из клана Вэнь никто не умер... Так что и я никого не убил.

Он знал, что Цзян Чэн взорвется быстро, поэтому все самое важное нужно успеть сказать до того, как начнут биться вазы. Вэй Усянь, поправляя на плечах сползающие рукава, сел рядом с постелью и притянул к себе поближе резной столик с фруктами и вином. Не потрудившись даже разлить вино по чаркам, Вэнь Усянь просто снял красивую крышку с расписанного сосуда и приник к узкому горлышку.

Отдышавшись, он быстро выложил свои аргументы:

- Цзян Чэн, я не мог это так оставить. Вэнь Цюнлинь помог мне спасти тебя, и без него мы бы не упокоили родителей как положено. Ты можешь не брать это на себя, объявив меня отступником, и я найду другой способ помочь, вот и все. Я вернулся к тебе, чтобы мы решили это.

[nick]Wei Wuxian[/nick][status]never say you know me[/status][icon]https://i.ibb.co/xSK3Kn3/pp5.png[/icon][quo]<hr> <center><a href="https://theuntamed.ru/"><b>ВЭЙ УСЯНЬ</b></a></center> <hr> <center>It takes me to the place where I used to live (<i>home</i>)</center> <hr>[/quo]

+2

3

Ночь давалась беспокойной молодому господину Цзян. За прошедшие несколько недель произошло много событий, которые отзывались болью в сердце парня и тяжестью в груди. Потеряв отца и мать, семнадцатилетний Ваньин должен был стать главой и взять на себя ответственность за возрождение своего ордена Юньмэн Цзян, стертого в прах. После войны ему было необходимо не просто взять ответственность за орден и вести политические дела, как положено главе или наследнику, а воссоздать его из пепла.
Учитывая его возраст и то как относились к нему главы других орденов, ему было бы сложно добиться уважения, соответствующее главе ордена.
«На что способен юнец, если у него даже нет опыта?! Разве он сможет возродить орден, от которого ничего не осталось?!»ーслышалось у него за спиной, на что он лишь крепче сжимал зубы. Даже если они и видели в нем всего лишь мальца, неспособного ни на что, даже если ему и было семнадцать лет, сам же он являлся довольно сильным и умным, а так же хорошо разбирался в политической деятельности, обучаясь этому у себя в ордене еще до начала войны. Он так же отличился на обучении в Гусу, что даже учитель Лань похвалил его и признал его потенциал. Оставалось только доказать главам, что он не пустое место.
Проблемы возникали и с сомнительным путем Вэй Усяня, который обзавелся дурной славой. Цзян Чэну было откровенно плевать на то что говорят о его шисюне люди. Просто завидуют, предполагал он, все-таки Вэй Ин не раз занимал первое место в соревнованиях и обладал высоким интеллектом, не говоря уже о красоте, и такой сильный союзник был бы весьма кстати.
Однако сон превращался в агонию, образ мертвых родителей и шисюнов стоял перед глазами и с каждым моментом он словно снова и снова переживал события того ужасного дня. Картины всплывали в памяти. Огонь сжигающий на своем пути все то, что было дорого для Цзян Чэна, казался реальностью, и жар исходящий от огня поглощал парня так, что ему казалось что горит не пристань во сне, а он сам. То место в котором он родился, возмужал, было сожжено до тла.
Долгие ворочания во сне не давали мышцам раслабиться, и пот покрывал тело. Чуткий сон прервал тихий звук и ощущение присутсвия другого человека. Парень среагировал быстро, резко присев на кровати, он схватившись за кольцо Цзыдянь, семейное оружие ордена Юй, принимающее образ кнута, которое досталось ему от матери, уже был готов нанести удар незванному гостю, как услышал быстрое:

— Цзян Чэн, Цзян Чэн, ты только послушай!

Вэй Ин!ー прошипел он медленно отходя от испуга. От неожиданного визита, сон улетучился и парень устало потер вески, головная боль напоминала ему о недавно прерванном сне. Вэй Усянь не теряя ни секунды, видно знал характер своего шиди, быстро начал излагать свои мысли. С каждым словом сказанным им, лицо Цзян Чэна становилось мрачнее. У него итак было проблем по горло, не хватало только чтобы Усянь испортил отношений с орденом Цзинь, из-за каких-то отморозков из ордена Вэнь.

Нам то какое дело до этого? ーлениво проговорил Цзян Чэн, но стоило ему услышать фразу "Из клана Вэнь никто не умер... Так что и я никого не убил" он покраснел от гнева и готов был уже разнести всю комнату, но вовремя вспомнив что в гостях, он поумерил свой пыл и нахмурившись повторил ー"Так что и я никого не убил"?! Ты хочешь сказать, что если бы кто-то из этих... Этих выродков умер, то ты бы убил члена ордена Цзинь?! Думай о том что говоришь, Вэй Усянь!

— Цзян Чэн, я не мог это так оставить. Вэнь Цюнлинь помог мне спасти тебя, и без него мы бы не упокоили родителей как положено. Ты можешь не брать это на себя, объявив меня отступником, и я найду другой способ помочь, вот и все. Я вернулся к тебе, чтобы мы решили это.

По спине младшего пробежался холодок. Объявить отступником? И вновь гнев начал подступать к Ваньиню. Неужели Вэй Ин готов зайти так далеко ради них...? Возможно у Цзян Чэна где-то глубоко внутри были угрызнения совести, он и сам отлично понимал что Вэнь Цюнлинь сделал то что было его в силах, помог похоронить родителей, но он принимал это за должное, все таки это по их, Вэней, вине и были убиты его родители и сожжена Пристань Лотоса. Почему же?...

Зачем?...—тихо спросил он сжав руки в кулаки, так что ногти впились в кожу. Больше пугало то что говорил Усянь, не было похоже на его очередную шутку, он говорил вполне серьезно. Затем будто сорвавшись Цзян Чэн схватил Вэй Ина за плечи, сжав их, и переходя на крик продолжил— Зачем тебе все это?! Мы не в том положении, чтобы беспокоиться даже о самих себе; считаешь, сейчас самое время заботиться чужими неприятностями?

Отредактировано Jiang Cheng (Воскресенье, 13 февраля 00:53)

Подпись автора

水满则溢

+2

4

Мрачное лицо Цзян Чэна вполне соответствовало ожиданиям Вэй Усяня. Наверное, к этому разговору действительно стоило как-то подготовиться, но ведь уже утром по всей резиденции Цзинь разнесется дурная весть - как-никак, у золотого ордена выкрали пленников. Вэй Усянь был уверен, что глава Цзинь не погнушается закатить публичный скандал, чтобы в очередной раз обратить внимание на то, что он, Вэй Усянь, позволяет себе творить что вздумается...

Хуже всего, это влияло на Цзян Чэна. В конце концов, это на его репутации осядет темное пятно, в которое любой будет рад ткнуть при удобном случае.

"Пока тигриная печать остается в ордене Цзян, у нас будет преимущество", - решил Вэй Усянь, вскидывая перед Цзян Чэном руки и отвечая:

- Подумаешь, одним Цзинем меньше! Чем они отличаются от Вэней, если ставят свое пионовое клеймо на детях и женщинах?

Вэй Усянь снова разозлился и сделал несколько глотков вина; приторная сладость ничуть не утоляла жажду, но по-своему отвлекала от ярости. Некстати вспомнился Лань Ванцзи, увязавшийся за ним в лагерь с Вэнями, как будто других забот было мало! Пускай младший нефрит не из тех, кто будет сплетничать, но так или иначе у дела появился лишний свидетель, и орден Лань уже соприкоснулся с этой историей.

Главное, не говорить об этом Цзян Чэну. Пока что.

- Зачем?.. - Начал Цзян Чэн, и Вэй Усянь поджал губы, глядя в сторону.

Он совершенно не удивился, когда Цзян Чэн схватил его - их споры всегда принимали подобный оборот; как будто прикосновениями они могли быстрее понять друг друга. Вэй Усянь сжал запястья - главы ордена, напомнил он себе - и выдохнул ему в лицо:

- Я поступил по совести, вот и всё. Можешь изгнать меня из ордена. Я всё приму. Быть может, я пришел, чтобы попрощаться?..

[nick]Wei Wuxian[/nick][status]never say you know me[/status][icon]https://i.ibb.co/xSK3Kn3/pp5.png[/icon][quo]<hr> <center><a href="https://theuntamed.ru/"><b>ВЭЙ УСЯНЬ</b></a></center> <hr> <center>It takes me to the place where I used to live (<i>home</i>)</center> <hr>[/quo]

+2

5

Слова словно стрелы у опытного лучника, попадали в сердце Цзян Чэна
Скачущее настроение Вэй Ина, было абсолютно не привычным, все что накопилось, начало выливаться и души будто отдалялись. Словно стена появилась между ними, и с каждой секундой атмосфера в комнате становилась все более угнетающей. Цзян Чэн все еще не мог поверить в то, что услышал ранее.
Вэй Ин твердо стоял на своем, так что убедить его передумать, он и не пытался, но оправданно ли его рвение защитить их, или хотя бы, оправдается ли? С одной стороны, Ваньинь был рад что шисюн пришел сперва к нему, а не начал весь этот перепалох, тем самым вызвав злость ордена Цзинь на себя, но у медали есть и обратная сторона. Что должен делать с ними Ваньинь? Он сам являлся гостем, а куда деть целую группу людей? Этот вопрос стоял в его голове.

Вэй Ин... Скажи, куда ты их поведешь? — вновь тихо начал парень, вырвав запястья и поставив их на колени, и сжал ладони в кулак. Его голова была опущена и он смотрел в пол, будто пытаясь разглядеть там что-то. Но потом чуть увереннее поправил — Куда мы их поведем?

Он поднял свой взгляд на Вэй Усяня, который заметно нервничал. Цзян Чэн предполагал, что тот сам не знает ответа на этот вопрос и пришел к Цзян Чэну за советом и помощью, но все же решил спросить его. То что старший очень часто говорил слова "Изгнать", "Уйти" очень раздрожало Ваньиня. "Не ты ли говорил что в Гусу два нефрита, а у нас в Юньмэне будет два героя?!" готов был спросить он, но язык не поварачивался на это. Прикрыв лицо руками, он вздохнул.

От тебя всегда столько проблем! — закатив глаза съязвил Цзян Чэн, — Дай время, сейчас мы не можем ничего предпринять, мы находимся в уязвимом положении, неужели это дело не может немного подождать?!

Оглядев Вэй Ина с ног до головы, Ваньинь недовольно прищурился и спросил:

Где твоя одежда?! Вваливаешься в мою комнату в любое время да еще и полуголый!

Встав, он вытащил из стопки вещей, свою запасную одежду и протянул ему, а сам взял чарку и наполнил её водой. В отличие от Вэй Ина, на которого алкоголь мог не действовать даже если он выпьет несколько кувшинов, Цзян Чэну не везло, из-за этого он решил не пить вино, и ограничился водой. Впереди была еще целая ночь, чтобы поразмыслить над всеми вопросами и принять решение.

Отредактировано Jiang Cheng (Вторник, 15 февраля 02:16)

Подпись автора

水满则溢

+1

6

Вэй Усянь вернулся к своей развязной позе у резного столика. Сосудов вина была несколько - учитывая, что покои отводились главе Цзян, как-то слишком много - и, осушив первый большим глотком, Вэй Усянь блаженно вздохнул: не так уж просто было добраться ночью до Ланьлина по такой погоде. Иной заклинатель и вовсе бы не рискнул, но оставлять Цзян Чэна наедине с обвинениями не хотелось.

С мокрых волос капала вода, но Вэй Усяня это не сильно беспокоило - повернувшись к все еще раздраженному Цзян Чэну, он сказал:

- Мы все еще можем отрицать, что это все подлые наветы наших завистливых врагов, поскольку я в Ланьлине, а Вэни уже на границе Юньмэна. Хорош бы я был, если бы привел их прямо сюда...

Он раскупорил второй сосуд и продолжил:

- Я думал, если ты согласишься, то мы могли бы забрать их в Пристань?.. В любом случае, неподалеку. Если нет, то следует искать место подальше от территорий великих орденов.

Вэй Усянь повертел в руках персик и положил обратно на блюдо. Цзян Чэн выглядел так, будто смирился со всем - или по крайней мере был близок к этому - и Вэй Усяня это радовало. Раньше он подбивал его на сомнительные выходки в Гусу, еще на обучении, а теперь просит приютить незнакомых людей. Может, Вэй Усянь и правда такой беспечный?..

Он чуть не запутался в лиловых рукавах, пока накидывал выданное ханьфу. Вэй Усянь считал, что цвета Юньмэна ему не идут, но выбора не было. Хорошо, если никто не прицепится к его внешнему виду - он уже был горячо порицаем за то, что не носил меч.

- Моя одежда где-то там, - небрежно кивнул он в сторону, - не уверен, что ее еще можно носить... Одно разорение твоему ордену от меня, Цзян-шиди.

Вэй Усянь, начавший было дразниться, вдруг затих и серьезно посмотрел на Цзян Чэна:

- Не думай, будто я не понимаю, как много ты для меня делаешь. Именно поэтому я могу прийти только к тебе, Цзян Чэн.

[nick]Wei Wuxian[/nick][status]never say you know me[/status][icon]https://i.ibb.co/xSK3Kn3/pp5.png[/icon][quo]<hr> <center><a href="https://theuntamed.ru/"><b>ВЭЙ УСЯНЬ</b></a></center> <hr> <center>It takes me to the place where I used to live (<i>home</i>)</center> <hr>[/quo]

+2

7

Мы все еще можем отрицать, что это все подлые наветы наших завистливых врагов, поскольку я в Ланьлине, а Вэни уже на границе Юньмэна. Хорош бы я был, если бы привел их прямо сюда...

Стоило Цзян Чэну подумать, что хуже уже быть не может, как Вэй Ин доказывал обратное. К счастью, в этот раз только на словах.

Оглядев Вэй Ина он недовольно покачал головой. Капли дождя стекали с волос, а сам он явно озяб, и неизвестно сколько времени Вэй Ин провел в таком состоянии. Пусть Ваньинь и отрицал свое беспокойство за брата, на самом деле ему было далеко не все равно на то, что происходит с Вэй Ином. Его девизом было:"Обижать дозволено только мне" и даже если Цзян Чэн был груб по отношению к брату, то подобное со стороны других он не терпел.

Я думал, если ты согласишься, то мы могли бы забрать их в Пристань?.. В любом случае, неподалеку. Если нет, то следует искать место подальше от территорий великих орденов.

— Я поговорю насчет этого.

Сухо ответил он, притронувшись к тарелке с фруктами, есть особо желания не было. Сон напрочь ушёл из головы и сейчас все что ему хотелось это просто вернуться ненадолго в прошлое, вернуть все как было, и возможно, изменить его. Терять тех кого любишь — очень больно; осознание того что больше ты не сможешь услышать их голоса, увидеть их лица и улыбку, и даже прикоснуться к ним, раздирает душу и заставляет рваться на части. Не даром говорят: «Что имеем — не храним, а потерявши — плачем».
От раздумий отвлек голос Усяня, который уже успел переодеться. До этого, уговорить брата одеть что-то фиолетовое, было сложнее, чем разговорить Лань Чжаня, как про себя отметил Цзян Чэн. Но на шисюне этот цвет выглядел хорошо, конечно, не так как черный с красным, но все же.

Одно разорение твоему ордену от меня, Цзян-шиди.

Цзян Чэн усмехнулся. В какой-то степени это было правдой, — одно разорение от него.

Не думай, будто я не понимаю, как много ты для меня делаешь. Именно поэтому я могу прийти только к тебе, Цзян Чэн.

Эти слова ввели его в оцепенение, и приятное чувство охватило грудь. Его шисюн всегда был (и сейчас тоже) очень легкомысленным, по мнению Цзян Чэна, но Вэй Ин все понимал... Он все отлично понимал и знал, как тяжело приходится Цзян Чэну! От этого становилось намного легче — он все же не один. Слабо улыбнувшись, он кивнул, его черты лица разгладились. Знал бы Усянь, насколько нужны были эти слова ему сейчас. Встав, он направился к окну, для того чтобы определить время. Все еще горели звезды, но небо уже брало оттенки голубого — это значило, что уже близится рассвет, но когда шисюн пришёл, ему казалось, что час крысы только наступил. Отойдя от окна он направился к двери.

— В таком случае, я оповещу главу ордена Цзинь, что я забираю его пленников, жди меня здесь. — его взгляд вернулся к Вэй Ину. —Если переговоры пройдут успешно, — отправимся в Юньмэн, разберемся с нашими гостями, в противном случае... Будем действовать по обстановке.

Уже у выхода он напомнил:
—Главное — ничего не натвори и веди себя доброжелательно. По крайней мере — притворись.

И выйдя из комнаты он направился в резиденцию главы, надеясь его там найти. Некоторое время резиденция пустовала, но спустя некоторое время, Цзинь Гуаншань, — глава ордена Цзинь, — пришёл, и любезно пригласил Цзян Чэна войти в комнату.
Взяв все на себя, Цзян Чэн не мог предположить, что все пройдет так гладко: глава недолго раздумывая, разрешил забрать Вэней. Возможно  из-за родственных связей, может из-за своей благосклонности и жалости, в любом случае — разрешил.

Подпись автора

水满则溢

+2

8

Вэй Усянь занял место ушедшего Цзян Чэна, не заботясь о том, что вышитые полы ханьфу мнутся; если Цзян Чэн что-то обещал - стало быть, он выполнит обещание. К тому же, попадаться на глаза Цзинь Гуаншаню было опасно - присутствие Вэй Усяня рядом с ним в последнее время ничем хорошим не оборачивалось.

Иногда Вэй Усянь думал, что о нем говорили люди - точнее, о Цзян Чэне, постоянно защищающем его, разве не должно быть наоборот?.. Но война закончилась, и поднимать мертвецов, чтобы разбивать вражеские армии, уже было неактуально, поэтому окружающие быстро вспомнили, что мертвецы - это часть мерзкого темного искусства, которое, вообще-то, следует предавать общественному порицанию.

Что с того? Мнение других Вэй Усяня волновало мало.

Он понял, что засыпает, и свалился на постель Цзян Чэна, даже не подумав уйти в свою комнату. За окном уже было светло, и Вэй Усянь понимал, что скоро придется покинуть Ланьлин, но усталость была сильнее. Перед тем, как окончательно уснуть, он подумал: что Цзян Чэн думает о его заклинательском пути на самом деле?..

\

Они остановились на границе с Юньмэном, уже подходя к нужному месту. Вэй Усянь находился в шатком равновесии с желанием поспать и немедленно начать что-то делать - например, убеждать Цзян Чэна, что они правильно поступают. Или хотя бы просто подоставать его...

Вэй Усянь задумчиво потер подбородок и решил начать с самой свежей идеи:

- Цзян Чэн, что теперь будем делать?..

Так далеко в своих мыслях он не заходил. Оставить Вэнь Цин и ее родственников налаживать быт обычных людей? Принять в орден? С членом известного ордена никто в здравом уме не захочет конфликтов - такие дела быстро становятся публичными - и это преимущество. Но в ордене Цзян очень много людей пострадали в войне с Вэнями, не говоря уже о разгроме пристани... Вэй Усянь вспомнил то, чего не хотел бы вспоминать, и со злорадством переключился на мысль о Вэнь Чао, умирающем от его рук.

- Если принять всех, кого возможно, в орден, это будет наиболее безопасным вариантом... Но в таком случае, не должны ли мы скрывать, что они относятся к Цишань Вэнь?

[nick]Wei Wuxian[/nick][status]never say you know me[/status][icon]https://i.ibb.co/xSK3Kn3/pp5.png[/icon][quo]<hr> <center><a href="https://theuntamed.ru/"><b>ВЭЙ УСЯНЬ</b></a></center> <hr> <center>It takes me to the place where I used to live (<i>home</i>)</center> <hr>[/quo]

+1

9

Прохладный ветерок приносящий запах цветов лотоса, ударил в лицо, заставляя закрыть глаза и предаться воспоминаниям. Он вновь возвратился в то место где вырос, и то место, что ему так не хватало. Однако заходить желания не было, он помнил последний визит сюда, и точно знал, что за то время, ничего не изменилось. Стоило ему неуверенно переступить ворота, точнее место, где они должны были быть, сердце сжалось. Солнце светило ярко, а в реке плавали цветы лотосов, все было как раньше, но... Непривычная пустота. Казалось, место пустует уже многие годы или вовсе не было никогда жилым.

Пройдясь по ветхому мосту Цзян Чэн остановился у края, где цвели несколько лотосов. Присев на корточки, он аккуратно, словно боясь сломать, взял один из цветков в ладони. Душистые лепестки готовы были опасть в его руках, а семена внутри цветка, все еще были зеленые и не созревшие. Окинув взглядом озеро, Цзян Чэн прикрыл веки, погружаясь в воспоминания. Он хорошо помнил как его отец привел Вэй Ина в Юньмэн, как они в начале не поладили, а потом... А потом Усянь стал родным и близким человеком для Цзян Чэна. Тем, кому Ваньинь мог довериться не боясь, и тем, кто всегда стоял горой за него. Да, Цзян Яньли, его старшая сестра, тоже всегда защищала брата и была его опорой, но старший брат, пусть и названый, это совсем другое. Хотя Цзян Чэн и позволял себе многое: бить Вэй Ина; кидаться угрозами; но он чувствовал некую гордость, за то что у него есть Вэй Ин. Возможно иногда ему и приходилось краснеть за поступки шисюна, но: "Быть умным — значит вовремя прикинуться тупым", что и являлось девизом Вэй Ина.

Оторвавшись от мыслей, Ваньинь отпустил цветок и встал. Лепестки рассыпались по воде, уплывая, а его взгляд провожал их.

— Цзян Чэн, что теперь будем делать?..

Привел их сюда и не знаешь что делать?! — возмущенно воскликнул Ваньинь толкнув брата локтем в бок.

Если принять всех, кого возможно, в орден, это будет наиболее безопасным вариантом... Но в таком случае, не должны ли мы скрывать, что они относятся к Цишань Вэнь?

Принять всех кого возможно? — скептически подняв бровь переспросил Ваньинь, — Какой нам от этого прок? Только больше проблем. Чем меньше людей знает о том что они Вэни — тем лучше. Вэй Ин, прежде чем привести их сюда, нужно приготовить место где им жить. Выбери из них тех кто способен работать, а остальных приведем чуть позже.

Отредактировано Jiang Cheng (Понедельник, 28 февраля 18:06)

Подпись автора

水满则溢

+1

10

Вэй Усянь медленно потер воротник ханьфу там, где линия запаха касалась золотого ядра, а затем уходила под пояс. Золотого ядра у него больше не было.

- Вэнь Цин сможет помочь нам в медицинском деле, - проговорил он, глядя в сторону, - она же вылечила тебя.

Однажды его обман раскроется, и что он тогда будет делать? Цзян Чэн - слишком гордый, чтобы принимать от кого-то подачки, пусть даже это и Вэй Усянь, его шисюн. Вэй Усянь мысленно одернул себя: когда это в последний раз он называл Цзян Чэна шиди? Все давно изменилось.

- Хорошо. Тогда начиная с этого момента, Вэней у нас нет, - бодро заговорил Вэй Усянь, представляя, как поменяется лицо Вэнь Цин от этой новости.

Она его убьет. Но быть с младшим братом лучше, чем быть мертвой, да и годы, быть может, сгладят историю, и вечно скрываться не придется. Вэй Усянь посмотрел на Цзян Чэна и нахмурился; все слишком просто сошлось, разве так бывает? Почему вообще глава Цзинь пошел навстречу? Что-то подсказывало, что будущее еще принесет сюрпризы, и Юньмэн Цзян еще напомнят об этом одолжении.

\

Прошло несколько недель с того разговора.

Вэй Усянь дописал свиток и оставил развернутым на полу, чтобы тушь высохла; видимость при свечах оставляла желать лучшего, и строки выглядели кривыми. Переписывать он не собирался и, потянувшись с удовольствием, поднялся. Пол качнулся. Вэй Усянь понял, что уже порядком пьян, но его это особо не смущало.

Он подхватил пару оставшихся сосудов и легко выскользнул из комнаты, немного пошуршав бумажной перегородкой. Было тихо и почти совсем темно, но Вэй Усянь был уверен, что Цзян Чэн мало того, что не спит, так еще и сидит опять в кабинете главы.

- Цзян Чэн ~

Вэй Усянь не ошибся. Когда-то давно он приходил сюда, чтобы отчитаться перед дядей - это было еще с другими стенами; теперь же, хотя планировка совсем не изменилась, все ощущалось по-другому и не приносило боли. Все это относилось только к Цзян Чэну.

- Выпей со мной, - попросил Вэй Усянь, усаживаясь рядом и почти падая в объятия Цзян Чэна, - мой глава ордена должен меня во всем поддерживать!..

[nick]Wei Wuxian[/nick][status]never say you know me[/status][icon]https://i.ibb.co/xSK3Kn3/pp5.png[/icon][quo]<hr> <center><a href="https://theuntamed.ru/"><b>ВЭЙ УСЯНЬ</b></a></center> <hr> <center>It takes me to the place where I used to live (<i>home</i>)</center> <hr>[/quo]

+1

11

Слезы были пролиты, родители похоронены, а титул молодого господина остался позади и на его место пришло звание главы. Резиденция понемногу восстанавливалась, и Цзян Чэн все больше проводил время в своем кабинете, иногда с Вэй Усянем, обсуждая собрания орденов и предпринимая решения по поводу постройки, еды, и вообще, шисюн стал его правой рукой. Во многом их взгляды расходились, что не мало злило Цзян Чэна, а Вэй Усянь всегда упрямо стоял на своем, не слушая его, врываясь к нему, будь то цзинши или кабинете главы, когда пожелает, шутил, да и в общем, принимал его больше за друга чем за главу.

Вот и сейчас Цзян Чэн сидел у себя в кабинете и аккуратно вырисовывал иероглифы на бумаге, во дворе темнело и уже было слышно стрекотание сверчков, из-за чего Цзян Чэн отложил стопку бумаги, оставляя высыхать остальное. Он готов был уже потушить все свечи в комнате и покинуть её, как тишину прервал Вэй Усянь, зашёл он на удивление тихо (вход не пострадал). Цзян Чэн устало покачал головой, поворачиваясь к шисюну. Ну естественно, чего он ожидал? Где Усянь там и вино.

Цзян Чэн ~

Пьян. Цзян Чэн смирил его колким взглядом, но это не особо подействовало, и шисюн, плюхнулся рядом. Ваньинь настороженно отодвинул стол, подальше от греха обычно говорят, но в нашем случае, от Вэй Усяня, правда разница была небольшая.

Выпей со мной, мой глава ордена должен меня во всем поддерживать!..

В любой другой ситуации слово "глава" показалось бы Цзян Чэну лестным, но точно не в этой. Уголки губ приподнялись вверх, несмотря на то что только минуту назад он был хмурым. Отказываться ли от вина он не знал, неуверенно поглядывая на манящие кувшины, все же, он был главой и ему стоило быть серьезнее. Но даже запах, исходящий от Вэй Усяня сильно манил, сколько же вина он выпил до этого? Точно не одну чарку. Сразу вспомнилось недавнее собрание глав орденов, где Вэй Ин выхватил чарку с рук второго нефрита, выпив все залпом. От одной мысли об этом Цзян Чэн сморщился. Нельзя было сказать что его разозлил их контакт с Лань Ванцзи, скорее самовольство Вэй Усяня и его непослушание. Что говорить о главе, если даже его слуга не подчиняется ему?! Ничего хорошего.
Больше всего раздражали все эти стервятники, присутствующие на собраниях — им бы только повод дай, чтобы обвинить человека и распустить слухи, а Усянь отлично справлялся с этой задачей: меч не носил, пусть и в конце концов Цзян Чэн смог с ним договориться об этом; нормы не соблюдал, говорил то что ему вздумается. Про остатки ордена Вэнь, к счастью, все еще не было слухов, можно подумать, что орден Цзинь уже забыл о них, в чем Цзян Чэн очень сомневался. Забыл, как же, наверное там за спиной готовят план, в какой ситуации воспользоваться своим "благодетельством". На устах мед, а за пазухой меч.

Тебе видно делать нечего? — проворчал он, перебарывая желание то ли уснуть, то ли выпить, — какое сейчас время?

Подпись автора

水满则溢

+2

12

Вэй Усянь с наслаждением вдохнул запах дома, наполненный свежей тягучей зеленью. Цзян Чэн тоже источал этот запах, смешанный, конечно, с запахом его теплой кожи. Вэй Усянь положил голову на плечо рядом, и потолочные балки заплясали в его глазах. Он не подозревал, что все настолько плохо; плечо Цзян Чэна было твердым и горячим.

- Не знаю даже, какой час, - наконец ответил Вэй Усянь, утыкаясь носом в расшитый объемным узором ворот, - точно достаточно поздний, чтобы закончить работу.

Он насилу поднялся, чтобы уж совсем не висеть на Цзян Чэне, и впихнул тому булькнувший сосуд:

- Держи.

Он опять хотел сказать что-то важное, но сам не знал что. Что-то вроде того, что Цзян Чэн для него не только глава. И быть может, даже не только брат?.. Часть настоящей семьи, о которой Вэй Усянь иногда мечтал? Это было слишком сложно, чтобы облечь в слова, тем более, он знал, что о сказанном иногда приходится жалеть - о несказанном, впрочем, тоже.

Он устал блуждать в этих спутанных размышлениях и откупорил сосуд, чтобы сделать большой глоток; звезды, минуя крышу, будто бы засветили ему в лицо. Вино тонкой струйкой потекло по подбородку, и Вэй Усянь подобрал ее пальцами.

- Скажи, ты же не отдашь шицзе за этого павлина? Он так смотрел на нее в прошлый раз, даже мне ничего не ответил - я думал, он язык проглотил, - заболтал Вэй Усянь, совершенно не вдумываясь в собственную речь, - хоть он и смазливый, разве это залог счастья?..

Он покачал сосудом в руке, глядя на свисающего с него красную тесьму.

- Цзян Чэн, я хочу, чтобы все осталось как было.

Ему не хотелось остаться одному после того, как Цзян Янли выйдет замуж. Иногда казалось, что она держит их с Цзян Чэном вместе, заставляя заключить вечное перемирие, как после детского побега Вэй Усяня в лес; и стоит ей уйти, как они отвернутся друг от друга. В конце концов, у Цзян Чэна появились новые обязанности, и не пройдет и лет пяти, как и ему придется заключить помолвку. Вэй Усянь вдруг представил, как это будет, и ему сделалось дурно.

"Я так много выпил", - осознал он и отставил сосуд в сторону.

[nick]Wei Wuxian[/nick][status]never say you know me[/status][icon]https://i.ibb.co/xSK3Kn3/pp5.png[/icon][quo]<hr> <center><a href="https://theuntamed.ru/"><b>ВЭЙ УСЯНЬ</b></a></center> <hr> <center>It takes me to the place where I used to live (<i>home</i>)</center> <hr>[/quo]

+1

13

От холодного прикосновения, щеки Цзян Чэна покрылись легким румянцем, и в отличие от "всегда", сейчас не хотелось отталкивать Вэй Ина. Может, Цзян Чэну просто была необходима поддержка?.. В голове иронично промелькнуло "от брата" и что то в груди кольнуло. Он стал сиротой недавно, да и у него всегда были любящие брат и сестра, неужели у Вэй Усяня... Он тихо сглотнул, пытаясь не смотреть даже в сторону старшего.
Все это время, насколько тяжело приходилось Вэй Усяню, если он жил без родителей? Кому как не Цзян Чэну было известно откуда взялся этот страх к собакам? Почему же до этого, он не обращал никакого внимания на это? Потому что он эгоист. Глаза потускнели от одной мысли об этом. Эгоист, не привыкший думать о ком то кроме себя, как бы он вернул себе ядро, не будь рядом с ним Вэй Ина? Говорить об этом прямо он не собирался, не отталкивая отдыхавшего на его плече, будто надеясь что он поймет и без слов, почувствует. Пьяный да поймет. Если так посмотреть, не так уж они и отличаются, даже разница всего-то в нескольких днях.
Следующие действие вывело его из мыслей, и его лицо покрылось пунцовыми красками. Нет, он бы не позволил, но тот был не трезвым, чем утешал себя Цзян Чэн.

Не знаю даже, какой час, точно достаточно поздний, чтобы закончить работу.

Отложить работу, — недовольно заметил Цзян Чэн, — завтра все равно к ней возвращаться.

Думать об этом сейчас не особо хотелось. Завтра вернеться, раз уж на то пошло, а сейчас можно ведь немного отдохнуть. Тяжесть, пусть и всего лишь физическая, спала с плеч, протягивая кувшин. Думать уже много не хотелось, и без того голова болит. Отпив немного Цзян Чэн ощутил приятное жжение, на вино у Вэй Усяня точно вкус был. Не соблюдая никакой этики, прямо с кувшина. Хотя, перед кем соблюдать?

Скажи, ты же не отдашь шицзе за этого павлина? Он так смотрел на нее в прошлый раз, даже мне ничего не ответил — я думал, он язык проглотил, хоть он и смазливый, разве это залог счастья?..

Вэй Ин... Как ты не понимаешь: важно не то, смазливый он или нет, а то что он шицзе нравится! — Цзян Чэну тоже особо не сипатизировал Цзинь Цзысюань, но если он нравится Цзян Яньли, что он мог сделать? — если сестра попросит, я лично предложу этот брак, или у тебя есть другие варианты? Если бы ты был немного повнимательнее заметил бы как она на него смотрит!

Цзян Чэн, я хочу, чтобы все осталось как было.

Как было?..

Отредактировано Jiang Cheng (Среда, 23 марта 23:51)

Подпись автора

水满则溢

+3

14

Работа... Вэй Усянь поморщился, не скрывая своего пренебрежения; слава небесам, он не был наделен высоким происхождением и не должен был нести за кого-то ответственность. Вэй Усянь точно знал, что это не для него, пусть иногда он и задумывался о будущем. Все же вечно жить беззаботной жизнью и надоедать Цзян Чэну он не сможет... что ж, он подумает об этом потом.

- Ты слишком много работаешь! Смотри, превратишься в Лань Чжаня, потом не сможешь стать нормальным человеком! - Совершенно серьезно заявил Вэй Усянь и тут же расхохотался, вспоминая младшего нефрита.

Лань Чжань явно был им недоволен, ну и пусть; у Вэй Усяня был свой орден и свой дом, в котором соблюдения нескольких тысяч правил не требовалось. Может, они могли бы стать друзьями - так он считал, пока не вылетел из школы Лань лаоши - но стало поздно. Вэй Усянь уже не был заклинателем светлого пути, и многие дороги для него навсегда перестали существовать.

Он надулся и посмотрел на Цзян Чэна с недоверием:

- Цзян Чэн, девам всегда нравятся такие... - он попытался подобрать слова аккуратно, - такие самоуверенные высокомерные дураки, но ты же должен быть умнее...

Вэй Усянь уже позабыл, что планировал перестать напиваться, и вновь приложился к вину.

- Ладно, если он посмеет обидеть шицзе, ты прикажешь мне ему отомстить, хорошо?

Не то чтобы Цзинь Цзысюань был настолько плох сам по себе - просто Вэй Усянь слишком подробно помнил, с чего началась эта история с помолвкой. А началась она отнюдь не с комплиментов и радостей. В конце концов, Ланьлин Цзинь был не единственным в округе великим орденом, Цзян Чэн мог выбирать, и шицзе могла.

- Как было? - Вдруг спросил Цзян Чэн, и Вэй Усянь уставился на него в удивлении.

Мысли так быстро сменяли друг друга, что он на мгновение потерялся в них.

- Ну...

Вэй Усянь откинулся назад и просто лег на пол, чтобы посмотреть, как качается потолок.

- Чтобы мы не отдалялись друг от друга. Эта война, наконец, закончилась, и, надеюсь, подобных войн на нашем веку больше не будет. Вот только... я не буду учить адептов ордена темному пути, а убивать больше не нужно.

Он поджал губы, а потом опять захихикал:

- Хочешь, буду твоим личным слугой? Сестрица меня научила заплетать волосы.

[nick]Wei Wuxian[/nick][status]never say you know me[/status][icon]https://i.ibb.co/xSK3Kn3/pp5.png[/icon][quo]<hr> <center><a href="https://theuntamed.ru/"><b>ВЭЙ УСЯНЬ</b></a></center> <hr> <center>It takes me to the place where I used to live (<i>home</i>)</center> <hr>[/quo]

+2

15

На замечание брата он лишь усмехнулся махнув рукой. Представить себя холодным, бесчувственным и твердящим Вэй Усяню: “Убожество”; или вечно сидящим за бумагами — он не смог. Он хорошо помнил, что в правилах ордена Лань было не говорить за спиной человека, хоть переписывать их, в отличие от Вэй Усяня ему не приходилось, но стена правил никак не могла присутствовать в их ордене, тем более, пока главой является Цзян Чэн, а Вэй Ин ему в этом помогает. Вообще слово "нельзя!" не использовалось, девизом адептов ордена Цзян, всегда было "стремись достичь невозможного", куда уж там правилам следовать. Если бы не эти стопки бумаг Цзян Чэн бы предпочёл беззаботно плескаться в озерах вместе со своим братом, и разговаривать о всяком, как раньше. Он скучал по тому времени не меньше своего названого брата. Все изменилось слишком быстро, он не успел все обдумать, не успел отойти от горя, не успел... Да, рано или поздно этот пост достался бы ему, но прежде его должны были подготовить к этому. Из-за этого правильный распорядок составлять ему было сложно и работал он допоздна.

— Сосуд с вином был поводом прийти и отвлечь, дать отдохнуть, верно?”— прозвучало в голове с надеждой, но слова брата заставили спуститься с небес и вернуться в реальность.

- Нравятся! – с презрением повторил он, — зачем мне эти девы? У меня и без того проблем хватает. Если ты тоже хочешь сказать о потомстве или о чем-то подобном, – Цзян Чэн прищурился, вглядываясь в лицо брата, — не стоит. Я сам с этим разберусь. Вон, как там его… который постоянно у твоих ног крутится? А-Юань, верно? Раз у него нет родителей, почему бы нам не воспитать его как... — наследника? Нет, это точно лишнее. Конечно, теперь они часть ордена, но все еще не настолько. — Не важно, не бери в голову.

"— Tеперь они — часть нас, почему же я до сих пор не доверяю?"

Часть нас… Что значат эти слова? Убийцы его родителей, его шисюнов и шиди, теперь стали для него семьей? Нет, нет, нет! Они не убивали. Не убивали. Точно не убивали. Стал бы Вэй Ин заступаться за них будь они убийцами? По крайней мере, хотелось верить, что — нет. Ваньинь сам своими глазами видел как его шисюн отомстил тем кто был виновен. Как Усянь стоит за него стеной, не позволяет никому принижать сестру и его. Не раз главы других орденов жаловались (и это несмотря на то, что главой Цзян Чэн стал относительно недавно) на Усяня, на его распущенность, и что они вовсе не выглядят как слуга и господин. Какой слуга и господин? В его поведении не было даже толики страха. И Цзян Чэн был этому рад. Ему не был нужен слуга, ему нужен был тот, кто несмотря на свой статус, будет помогать ему, делать замечания. Делать замечания без надменности, а с искренним желанием помочь. Эти мерзкие, жалостливые или наоборот завистливые, а иногда бывало и высокомерные, взгляды, выводили его из себя. Эти формальные и наигранные гримасы, изображающие доброту и. Как это все бесило, раздражало, выводило из себя. Его иногда охватывала такая ярость, что он готов был убить всех вокруг, а действия Вэй Ина поощрял. Ну хоть кто-то настоящий, без масок.

- Если он действительно посмеет обидеть сестру, я лично позабочусь о том, чтобы хоть одна его конечность была сломана. А остальное предоставлю тебе, ты ведь не подведешь?

Не подведет, он точно знает. Временами, Цзян Чэн завидовал сам себе, ведь иметь сильного союзника это ведь хорошо. Да, орден Цзинь помогал, очень помогал, но казалось, что они улыбаются строя козни за спиной. Казалось, что однажды вся эта милость бегут востребована обратно, или использована против.

- Чтобы мы не отдалялись друг от друга. Эта война, наконец, закончилась, и, надеюсь, подобных войн на нашем веку больше не будет. Вот только... я не буду учить адептов ордена темному пути, а убивать больше не нужно.

Не отдалялись друг от друга? О чем этот дурак вообще думает?!

- Послушай меня внимательно. Если ты считаешь, что я тебя принимаю только из-за сестры – ты глубоко заблуждаешься. Я бы не стал терпеть кого-то с таким ужасным характером как у тебя! Не стал бы… никого и никогда! Разве это так сложно понять?!

Покрылись ли щеки румянцем или покраснели от гнева — он не знал, но чувствовал смешанные чувства. Гнев и еще что-то, описать которое он не мог. Чтоб он еще раз в компании с этим пил! Точно ведь откровенничать не стал бы, если бы не эта легкая туманнасть от вина. Неожиданно для себя он почувствовал покалывания на пальце и опустив взгляд обнаружил, что его кольцо, Цзыдянь, отвечает на его эмоции. Короткий хвостик, появившийся из кольца, сильно искрился фиолетовыми молниями, и норовит полностью взять свою форму. Цзян Чэн осторожно дотронулся до него. Он не раз видел как его мама бьет им ослушающихся адептов, а в последнем бою она и псов Вэнь раскидывала им. И о способностях этого кнута он тоже знал, но сейчас Цзыдянь казался более живым.

Словно змея, — он поднял руку перед собой, оценивая свое оружие. - Как думаешь, им можно убить? С моим уровнем навряд ли, наверное, только если задушить. Я бы хотел проверить его в действии. И возобновить ночные охоты. Это необходимо сделать в скорейшем времени.

В отличие от Вэй Усяня, который расположился на твердом полу, Цзян Чэн решил не отказывать себе в удовольствии, и лёг положив голову на грудь брата. Ваньинь облегченно выдохнул расслабляя плечи. Волосы распустились, не считая косичек по бокам. Представить что будет твориться на его голове, займись Усянь прической, было страшно. Возможно, если шицзе научила, он действительно сможет заплести что-то нормальное?
На ком интересно проводились уроки, раз ты так уверен в своих способностях? — он вытащил заколку с волос, убирая её куда-то на стол.

Отредактировано Jiang Cheng (Пятница, 6 мая 01:02)

Подпись автора

水满则溢

+2


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » здесь был дом, но ему не хватило воды