Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Пэй Мин, Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Система «Спаси-Себя-Сам» для главного злодея » экстра на день Святого Валентина


экстра на день Святого Валентина

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Shen Jiu &
Liu Qingge &
Shen Yuan

https://i.imgur.com/7K7wGZs.jpg

then had a ménage à trois

[nick]Shen Jiu[/nick][icon]https://i.imgur.com/kzeY1Bq.jpg[/icon][quo]учитель года[/quo]

Отредактировано Hua Cheng (Среда, 16 февраля 16:03)

+3

2

Шэнь Юань наслаждался спокойным днем на маленькой террасе своего бамбукового дома. Гедонистические планы мастера пика были прекрасны: навестить Юэ Цинъюаня и посмотреть на его магнолии, переписать пару свитков, вечером организовать чтение какой-нибудь классики. Увы, Самолет не очень старался над продумыванием культуры своего романа, так что выбор был весьма посредственным; спасибо, что темные твари отличались разнообразием, иначе Шэнь Юань совсем бы приуныл. Даже попытки действительно обучать детей, а не создавать вид обучения, стали скучной рутиной. Игра на цине, особенности литературных тропов эпохи Хань... Шэнь Юань был как никогда благодарен себе из прошлого, залипающему в дебрях форумных тредов до утра! Ему пригодились разрозненные знания, которые человеку в современном Китае особо не были нужны, но в мире новеллы они как нельзя лучше подошли образу Шэнь Цинцю.

От размышлений его отвлекло оповещение Системы.

[Доступно прохождение дополнительного задания: поиски чистой любви. Принять?]

Шэнь Юань вздрогнул от удивления. Вообще-то, с тех пор как Ло Бинхэ упал в Бесконечную бездну, Система уснула и на контакт не шла, что немало радовало. К тому же, ее задания не отличались особой гуманностью. Шэнь Юань подумал немного и спросил:

- И что я получу?

[Загружаю...]

- Эй, я еще не согласился! - Возмутился Шэнь Юань, наблюдая, как интерфейс окрашивается в розовый и обрастает мелкими сердечками.

[Задание успешно принято, просим Вас внимательно ознакомиться с материалами задания и подготовиться к выполнению. Желаем Вам скорейшего успеха!]

На него вывалилась куча окон; информация о награде (какие-то унылые флешбеки Шэнь Цинцю и как обычно мизерное количество баллов), дополнительные условия (Шэнь Юань их просто пролистал, не читая) и описание, состоящее наполовину из витиеватых фраз про "соединение сердец" и "счастье быть любимым".

"Учитывая, что любовь здесь доставалась только Ло Бинхэ, очевидно, это связано с очередной его девицей", - решил Шэнь Юань, - "наконец появится повод прогуляться".

Однако он чуть не подавился воздухом, когда в конце концов суть всего квеста свелась к маленькому таймеру с надписью: "Признаться в любви 0/1".

- Система, какого хрена?!

[Шэнь Цинцю должен признаться в чувствах любому выбранному персонажу. Это сделает его характер более многогранным и внесет разнообразие в жизнь второстепенных героев романа]

- Этот Шэнь Цинцю разве не одинокий, не понятый всеми мастер, трагично преодолевающий удары судьбы? - Шэнь Юань яростно обмахивался веером, создавая целый вихрь ветра вокруг себя.

[Вы исправляете недостатки сюжета. С днем Святого Валентина!]

[nick]Shen Yuan[/nick][status]mr fixer[/status][icon]https://i.ibb.co/fFNNNzD/333.png[/icon][quo]<hr> <center><a href=""><b>ШЭНЬ ЮАНЬ</b></a></center> <hr> <center>be my valentine 💙</center> <hr>[/quo]

+3

3

В мрачной комнате с давящей атмосферой с потолочной балки свисал металлический трос с закрепленным на конце обручем. Обруч плотно обхватывал человеческую талию. В висящем все еще угадывались очертания того, что можно было бы назвать «человеком», с грязными спутанными волосами и чумазым лицом безумца. Самым ужасающим в представшей картине являлись отсутствующие конечности – все четыре были отсечены. На плечах и бедрах в плоти виднелись срезы. От каждого движения пленник мучительно хрипел: «А-а-а ». Он не сумел бы произнести ничего внятного, поскольку язык его, вырезанный кем-то, отсутствовал.

Пробуждение было похоже на то, что мужчину вдруг вырвало силой из глубин огромного ледяного озера. Всё тело била крупная дрожь, ноги не держали его толком, подгибаясь сразу же, как только ступили на твёрдую почву. Руки с противным скрежетом царапали что-то, пытаясь ухватиться за предмет. Руки? Или фантомное ощущение от конечностей, что давало надежду, когда Шэнь Цинцю приходил в себя, и тут же повергало в пучину отчаяния, когда получалось скосить взгляд вбок. Глядя на те обрубки, что завершали его прежде величественные плечи, искалеченный жестоким демоном - его бывшим учеником, - мог только выть от осознания того, что тот даже не даёт умереть, оставляя его в таком состоянии живого трупа.

Но сейчас Шэнь Цинцю чётко ощущал под ногтями, кажется, кору дерева, за которую и пытался ухватиться, обнимая несчастный ствол так, как будто держался за последнюю соломинку в этом безумном водовороте мира.
Открыв слезящиеся глаза, он закрыл их тут же от слишком яркого света, но потом приоткрыл слегка, заслонившись пеленой густых изогнутых ресниц от солнечных лучей. Кажется, закатных?
Но привыкший практически к полной темноте, за исключением моментов, когда мучитель приносил огонь лишь для новых и новых пыток, сейчас мужчина страдал от света больше, чем от тьмы.

"Что это? Новый способ пытки? Я сплю и вижу сон, но на самом деле моё тело всё ещё висит там уродливым обрубком?" - Шэнь Цинцю даже не задумывается о том, что все его мучения - это просто какой-то кошмар, и сейчас он бодрствует. Слишком уж реалистичными были ощущения, а тело ещё хранило в себе отпечаток боли и страданий, хоть визуально было в порядке.

К слову, в полном порядке было не только его тело, но и одежда, аксессуары, даже его любимый веер был аккуратно подоткнут за широкий пояс, так что первым делом, пока Шэнь Цинцю пытался отдышаться и понять, как ему выбраться из этого сна, сразу же раскрыл веер и с наслаждением обмахнулся им, подставляя лицо под струи свежего воздуха.

Его взгляд из-за веера метнулся по сторонам, чтобы примерно оценить обстановку. Кажется, он находился неподалёку от пика Байчжань, где сейчас Горным лордом был…

Шэнь Цинцю широко распахнул глаза, не обращая внимания на то, что те вновь заслезились от солнечного света, потому что не верил той картине, которая предстала перед ним.
Прекрасная картина давно утраченного… да, того самого Лю Цингэ, с которым их такая ненависть объединяла, что они практически жить не могли без драки друг с другом. Но почва для того была совсем иной. В отличие от чёрной зависти, с которой мужчина смотрел на своего ученика Ло Бинхэ, к этому прекрасному Горному лорду чувства были слишком сложными, и все их ссоры оставляли за собой одновременно радость от привлеченного внимания, но и горечь от того, что кажется кроме ненависти в ответ не было ничего.

В конце концов, Шэнь Цинцю подвёл его, когда в попытке помочь ему справиться с искажением ци запаниковал. В этот злополучный день в пещере мужчина и понял, что все его чувства можно охарактеризовать как странную, но влюблённость в Лю Цингэ. А нападки больше были похожи на ревность. Вот только именно это смятение в сердце и вызвало нервную дрожь в руках, отсутствие сосредоточенности, приведшее в итоге к смерти.

Шэнь Цинцю пришлось надеть на себя маску холодного безразличия, ещё прочнее чем раньше, и злость его стала чаще выплескиваться на окружающих, но то была боль потери.
А Ло Бинхэ получал всё, чего пожелает, даже не прилагая к этому усилий, пока его Учитель хранил в сердце горечь утраты.

Поэтому ноги сами понесли его вперёд, а на лице Шэнь Цинцю появилось совершенно неописуемое редкое выражение лица - губы тронула улыбка, а глаза светились от счастья. Даже если это сон, пока здесь есть Лю Цингэ - это не кошмар.

– Ты жив! - не говоря больше ничего, он практически врезался в фигуру Лю Цингэ, совершенно бесстыдно обнимая его со спины и прикрывая глаза, не в силах сдержать плещущийся в них океан эмоций.
Но спустя несколько мучительных секунд, за которые разум пытался осознать происходящее, Шэнь Цинцю отшатнулся с поспешностью, будто прикоснулся к чему-то обжигающе горячему, и мысленно вырывая себе все волосы на голове, ожесточённо замахал веером так, будто пытался с его помощью призвать сотни ветров.

– Кажется, я ещё не совсем пришёл в себя после кошмара, - пробормотал Шэнь Цинцю, совершенно не представляя себе, как отреагирует на его появление его шиди. Но просто сбежать от него, вспомнив о важном деле, не получится, поэтому пришлось задержаться, приготовившись защищаться от нападения Лю Цингэ.

Вряд ли он был так рад видеть своего недруга, как сам Шэнь Цинцю, поэтому тот уже начал придумывать себе хорошую причину поскорее уйти с его глаз. Но как не хотелось! Это ли не кошмар - находиться рядом с тем, кого и не чаял увидеть живым, любовь к которому осознал только в момент его гибели? Вот чего хочет добиться Ло Бинхэ?

[nick]Shen Jiu[/nick][icon]https://i.imgur.com/kzeY1Bq.jpg[/icon][quo]учитель года[/quo]

+2

4

Если бы кто-то в школе Цанцюн обладал достаточным уровнем отсутствия самосохранения, он бы непременно попытался пошутить над тем, как преданно после каждой ночной охоты глава пика Байчжань в первую очередь заглядывает на горную вершину своего шисюна, и только потом, будто убедившись, что с тем всё в порядке, отправляется к себе. Сам же Лю Цингэ не видел в своём поведении ничего странного, за последние годы привыкнув к тому, насколько кардинально изменились за последние годы их отношения с Шэнь Цинцю.

Этот надменный язвительный горный лорд вызывал у него смешанные чувства и раньше, до того, как он слёг с этой загадочной лихорадкой, после которой будто проснулся новым человеком. До того, как волей небес или злого рока они вместе оказались в пещере Линси, и Шэнь Цинцю помог своему шиди выбраться оттуда живым и даже здоровым. До того, как Лю Цингэ пообещал самому себе с тех пор и навеки защищать своего шисюна и помогать ему превозмогать последствия, вызванные отравлением Неисцелимого.

Нет, всё началось гораздо раньше. Возможно, даже при их первой встрече? Когда ещё совсем юный адепт пика Байчжань столкнулся на Радужном мосту с учеником с вершины Цинцзин. Величественный, гордый, язвительный и высокомерный, он вызывал у Лю Цингэ сильные чувства, которые не отличавшийся спокойствием духа заклинатель был не в силах держать в узде. Порой он сам верил в то, что ненавидит Шэнь Цинцю, но в то же время продолжал искать встречи с ним и каждый раз выводил из себя, будто хотел, чтобы его шисюн обратил на него внимание.

Но теперь их вечные дрязги остались позади. Хотя, возможно, где-то в глубине души Лю Цингэ даже скучал по тому невыносимому язвительному типу, который хватался за свой меч каждый раз, если чувствовал хотя бы намёк на критику в его сторону. И он так же каждый раз проигрывал, что его бесило ещё больше, но не останавливало. Впрочем, после перемен, произошедших с ним, они наконец-то смогли нормально общаться. И хоть Лю Цингэ никогда не задумывался о природе их отношений, он непрестанно посещал пик Цинцзин после своих ночных охот, прежде чем отправлялся по своим делам, включающим тренировки (читай, избиение) собственных адептов.

На этот раз "пик безмятежности" пустовал. Точнее, его адепты как обычно занимались своими делами, играли на музыкальных инструментах, упражнялись в каллиграфии или рисовании, услаждая своим творчеством слух и взор гостей горной вершины. Но их обожаемого Учителя, к сожалению, никто за последние часы не видел, и даже главный ученик лишь пожал плечами, высказав мысль, что в этот раз шишу Лю задержался на охоте, и учитель вполне мог сам отправиться на пик Байчжань, чтобы найти его.

Лю Цингэ не замечал понимающих взглядов чужих учеников, направленных на него, к счастью, не слышал приглушённые шепотки за своей спиной. Кивнув, он развернулся, подумав о том, что Шэнь Цинцю совсем не обязан ждать его возвращения, словно это какое-то событие, и он вполне может сейчас проводить время за беседой с главой школы или с главой пика Аньдин, с которым горный лорд за последнее время умудрился найти общий язык.

Однако, стоило Лю Цингэ сойти с меча на подступе к своему пику, как он послышал торопливые шаги за своей спиной, а в следующее мгновение в него практически врезалась до боли знакомая фигура, к величайшему изумлению горного лорда обняв его со спины. Мгновение они оба стояли, словно выпав из реальности и пытаясь сообразить, что произошло, прежде чем Шэнь Цинцю также резко отстранился, вызывая у своего шиди неожиданное смутное ощущение утраты. Пожалуй, Лю Цингэ был бы не против... точнее, он бы хотел, чтобы эти объятия продлились подольше.

- Разумеется, я жив, - хмыкнул он, поворачиваясь и смотря на мужчину, взгляд которого словно был прикован к его лицу. - Это был обычный демон-перевёртыш, он не представлял для меня угрозы. А ты... с тобой всё в порядке?

Что-то было не так. Во взгляде Шэнь Цинцю? Обрадованном, но одновременно затравленном, будто у дикого зверя, которого долгое время держали в клетке, а теперь выпустили на волю, и он не знал, чего ожидать. Взволнованном? Лю Цингэ не был хорош в том, чтобы блестяще читать чужие эмоции, да и Шэнь Цинцю, придя в себя, почти моментально вернул своему лицу привычное спокойное выражение, для верности ещё и прикрыв его веером.

- Тебя мучают кошмары? - Лю Цингэ нахмурился и, не думая о возможном сопротивлении, взял шисюна за руку, проверяя течение ци в его меридианах. - Твоя энергия в порядке, значит, это не происки демонов. Что тебе снилось?

+3

5

Едва получив этот случайный, ужасный квест, Шэнь Юань не смог оставаться на месте и следовать своему прекрасному расписанию: он тут же понесся куда глаза глядят. Небеса, неужели это он только что жаловался на скуку? Все было так хорошо...

Покидая свой пик, он успел вспомнить все ругательства, которые когда-либо использовал в жизни и уже успел позабыть, находясь в образе культурного и возвышенного человека, неспособного произнести слово "член", не используя при этом приличествующих случаю эвфемизмов. Чертов Самолет с его экстрами! Наверное, ему надонатили выше крыши за очередное неграмотное порево, оформленное в духе праздника влюбленных, который к тому же не имел никакого отношения к китайскому дню Циси!

Шэнь Юань ощутил, как кровь поднимается по горлу, только допустив мысль, что с Шан Цинхуа сталось бы написать и что-нибудь про рождество - лишь бы на дошираки занесли.

- Успокоиться, успокоиться... - Пробормотал он, совершенно не изящно прислонившись к первому попавшемуся дереву.

Ему нужно было подумать. Обмахиваясь веером, Шэнь Юань деловито принялся перечислять всех, перед кем мог бы уронить свой светлый образ. Задача, на самом деле, была не так проста: ему пришлось исключить всех женщин, учитывая несколько подпорченную репутацию оригинального Шэнь Цинцю. К тому же, кроме непосредственно учениц он мог бы подойти лишь к Ци Цинси...

Шэнь Юань потер переносицу. Безнадежно. Перебирая так и эдак, он оставил в топе своих привязанностей Лю Цингэ и Юэ Цинъюаня. Глава школы был его другом детства - удобно в какой-то мере, но знал его Шэнь Юань не так хорошо. Можно ли будет сделать вид, что он пошутил? Был ли среди персонажей Самолета хоть один открытый гей? Все женщины новеллы хотели Ло Бинхэ, а остальные мужские персонажи - жён Ло Бинхэ.

- Лю Цингэ спасет меня! - Решил Шэнь Юань наконец и направился в сторону Байчжань.

Уже через некоторое время он понял, что от такого решения ему ничуть не полегчало. Еще, может, пару лет назад он бы не сильно пожалел, если бы Лю Цингэ рассорился с ним в лучших традициях оригинального сюжета, но теперь Шэнь Юаню очень бы этого не хотелось. В какой момент все так изменилось?..

Пытаясь разобраться, Шэнь Юань обнаружил даже слишком много подробностей: их краткие визиты друг к другу, совместные охоты, вполне идиллические беседы на собраниях главы школы... Кажется, Шэнь Юаню давно было пора провести ревизию своей гетеросексуальности.

- Шан Цинхуа, придурок, - выплюнул Шэнь Юань, давно привыкший в любой непонятной ситуации обвинять главу пика Аньдин.

Он чуть было не влетел в спину Лю Цингэ, от ярости не в состоянии даже разглядеть свой путь.

- Лю-шиди!

Охнув, Шэнь Юань тут же отпрянул, краем глаза зацепившись за спутника Лю Цингэ. Как ни странно, это был он сам - немного менее актуальная версия, судя по тому, что это неудачное ханьфу Шэнь Юань давно выбросил из гардероба Шэнь Цинцю.

- Кто ты такой? - Спросил он, прячась за веером, чтобы скрыть упавшую от удивления челюсть.

[Согласно дополнительным условиям задания, оригинальный персонаж Шэнь Цинцю также должен найти себе пару]

Неужели невинная привычка не читать лицензионные соглашения так подвела Шэнь Юаня? Мысленно обливаясь слезами, он подумал: "Кому какая разница, оригинальный Шэнь Цинцю все равно умер!".

[Еще нет]

Шэнь Юань содрогнулся от этого бесстрастного механического тона и представил себе тело без конечностей, которое все еще держит где-то в подвале маньяк-Ло Бинхэ...

- Лю-шиди, что он сделал тебе? - С беспокойством в голосе спросил Шэнь Юань, памятуя о ненависти оригинального Шэнь Цинцю к главе пика Байчжань.

[nick]Shen Yuan[/nick][status]mr fixer[/status][icon]https://i.ibb.co/fFNNNzD/333.png[/icon][quo]<hr> <center><a href=""><b>ШЭНЬ ЮАНЬ</b></a></center> <hr> <center>be my valentine 💙</center> <hr>[/quo]

+2

6

Губы Шэнь Цинцю за веером сморщилось так, как будто он съел что-то кислое и теперь никак не может избавится от этого привкуса во рту. То, что сейчас происходило, нормальным назвать было нельзя, и мысли вновь вернулись к тому, что это всего лишь сон.
Лю Цингэ мало того, что выглядел живым и вполне здоровым, так ещё и разговаривал с ним так, как будто… будто они были практически друзьями? Но когда они в последний раз общались, то это совсем не было похоже на такой спокойный обмен фразами.

А уж своим вопросом о том, всё ли в порядке с Шэнь Цинцю, мужчина вызвал у того приступ головной боли в попытке понять происходящее. Первой реакцией было огрызнуться и сказать, что это не его - Лю Цингэ, - дело, как он себя чувствует. И с каких это пор к нему испытывают такую заботу. Рот уже было открылся, чтобы извергнуть из себя поток язвительности, как вдруг до Шэнь Цинцю медленно стало что-то доходить.

Ведь Лю Цингэ никогда не был мастером притворства, вызвать у него бурную реакцию было проще простого, и этим его шисюн пользовался с удовольствием. Но у этого факта был и обратный эффект - вряд ли сейчас мужчина лгал, интересуясь о здоровье Шэнь Цинцю.

– Мне… конечно, это не происки демонов! К-какие демоны, где демоны? - сложил веер Шэнь Цинцю жестом, полным возмущения, так что плотные наружные края с громким хлопком сомкнулись. На деле же одно упоминание о демонах вызвало неприятный холодок вдоль позвоночника и желание расспросить, где же находится Ло Бинхэ. Заодно он таким образом отвлёк внимание Лю Цингэ и выдернул свою руку из его ладоней. От прикосновения к себе мужчина ощущал слишком волнительный трепет, поэтому испугался, что его дрожь в пальцах может заставить захотеть провести детальную инспекцию. Нет, против он ничего не имел, вот только всё ещё не верил, что сейчас всё это происходит в реальности

Он не успел ничего добавить, как вдруг причина не верить в происходящее добавилась ещё к списку, вот только была такой огромной, как полная луна на своём восходе.
Откуда-то сбоку появился двойник Шэнь Цинцю, в ужасном безвкусном ханьфу, которое тот бы сам не надел ни при каких обстоятельствахобстоятельствах. Да ещё и точно так же влетел в спину Лю Цингэ, голося что-то про… "Лю-шиди"? Что за тон?

– Кто это такой? Оборотень-перевёртыш? - презрительно сощурив глаза, Шэнь Цинцю направил сложенный веер в сторону самозванца, - Это какая-то шутка? - теперь он уже ткнул концом веера в грудь Лю Цингэ и поднял на него рассерженный взгляд, нахмурив при этом брови.
– Если это отродье Ло Бинхэ решил так надо мной подшутить, клянусь… - пробормотал тихо он, вновь покосившись на двойника и оценивающе окинул его взглядом.

– Я, разумеется, Шэнь Цинцю, глава пика Цинцзин! А вот кто ты такой - большой вопрос.

Конечно же, затравленный Ло Бинхэ до состояния полнейшей паранойи, Шэнь Цинцю не верил ничему, но почему-то нахождение рядом с ним живого Лю Цингэ придавало больше сил. Настолько, что он даже забыл про привычке на того выплеснуть порцию яда. Всё же двойник-самозванец был более подозрителен, чем выживший и почему-то относящийся к нему по-доброму… "Лю-шиди" Хотел бы он так легко и беззаботно называть так своего шиди, как этот демон зеркального облика. Но с этим он разберётся позже. Может быть, глава пика Байчжань головой ударился, и ему всё отшибло?

[nick]Shen Jiu[/nick][icon]https://i.imgur.com/kzeY1Bq.jpg[/icon][quo]учитель года[/quo]

+2

7

Когда несколько лет назад Ло Бинхэ упал в Бесконечную Бездну, пик Цинцзин превратился в гору траура и скорби по лучшему из своих учеников. Шэнь Цинцю, пусть и тщетно пытался скрыть это, тосковал больше всех, должно быть, сожалея о том, что не успел тогда на помощь своему ученику, что не смог, как в прошлый раз, прикрыть его собой, вместо Ло Бинхэ принимая на себя удар. Потребовалось немало времени, прежде чем Лю Цингэ снова увидел на губах и в глазах своего шисюна слабую улыбку. Всего мимолётно, но с тех пор горный лорд пика Байчжань осознанно или не очень пытался сделать всё, чтобы к Шэнь Цинцю вернулось прежнее настроение, а душа его наконец-то обрела спокойствие.

Этот затравленный взгляд, который Лю Цингэ мог наблюдать всего короткий миг, всё ещё никак не выходил из его головы. Шэнь Цинцю прикрывался веером, заявлял, что с нми всё в порядке, и это просто глупые кошмары, но даже обычно доверчивый Лю Цингэ сейчас сомневался в его словах. Он посмотрел на руку мужчины, которую тот забрал, хмурясь и пытаясь понять, что помимо кошмара на самом деле могло вывести его шисюна из душевного равновесия.

- Ты прав, демоны не появлялись на хребте Цанцюн с тех пор, как мы прогнали Ша Хуалин и её сброд. Но ты уверен, что...

Договорить он не успел, слегка пошатнувшись от нового тычка в спину. Брови Лю Цингэ взлетели вверх, а его лицо приняло совершенно сложное выражение, когда он услышал знакомое обращение, сказанное удивлённым голосом позади себя. Это был... Шэнь Цинцю. И перед ним, испепеляя горного лорда взглядом, так же стоял... Шэнь Цинцю.

Лю Цингэ резко обернулся и, убедившись, что слух его не подвёл, а вот сознание - вполне вероятно, сделал шаг назад, материализуя в своих руках Чэнлуань, но пока не спеша пускать его в ход. Два Шэнь Цинцю... Невозможно. Могло ли быть такое, что эта ночная охота что-то сделала с его духом, и он вновь подвергся искажению ци? Или тот демон-перевёртыш, которого он убил, на самом деле сумел провести его и теперь явился в виде горного лорда пика Цинцзин, чтобы доставить Лю Цингэ неприятности.

- Нет, со мной всё в порядке. Да и с чего бы..?

Действительно ли в порядке? Обычно в его мире всегда существовал только один Шэнь Цинцю, и появление второго вызывало сильные сомнения в здравости душевного здоровья Лю Цингэ. Но ведь оба Шэнь Цинцю тоже видели друг друга и уже требовали у Лю Цингэ объяснения, что происходит. Хорошо, если бы он сам понимал хоть что-то в этой ситуации. Пока же Лю Цингэ мог только и делать, что стоять между ними, держа наготове свой меч, но не спеша пускать его в ход. Пока он не знал, кто из этих Шэнь Цинцю был настоящим, использование меча было слишком рискованным. Он никогда не простит себе, если даже случайно убьёт своего шисюна.

- Что здесь происходит? - в конце концов, обретя дар речи, смог спросить он, переводя взгляд с одного на другого и пытаясь найти подсказку. Оба слишком были похожи на оригинал, слишком одинаково буравили друг друга взглядами, заставляя своего шиди всё больше склоняться к мысли, что он окончательно и бесповоротно сошёл с ума.

- Ло Бинхэ? - услышав имя лучшего ученика Цинцзин, Лю Цингэ нахмурился и повернулся к первому Шэнь Цинцю, который, как и он, подумал об участии в этом безумии демона-перевёртыша. - При чём тут твой ученик? Ты не вспоминал о нём с Собрания Союза Бессмертных и его падения в Бесконечную Бездну.

Он окончательно перестал что-либо понимать в происходящем.

+2

8

Шэнь Юань встал рядом с Лю Цингэ - возможно, даже слишком близко, почти касаясь его - и уверенно положил ладонь ему на предплечье. Оригинальный Шэнь Цинцю явно мог напасть, учитывая его не очень удачные отношения с другими мастерами пиков. Требовалось срочно что-то придумать, чтобы не допустить сражения, но ситуация становилась все хуже с каждой минутой.

Шэнь Юань с подозрением посмотрел на Шэнь Цинцю. Можно ли считать его настоящим? В смысле воплощенным человеком, а не каким-нибудь временным фантомом?

- Система, что будет с оригинальным Шэнь Цинцю после выполнения задания?

[Это зависит от его действий]

Ну спасибо! Внутренний Шэнь Юань и так был близок к истерике, но когда Лю Цингэ рядом с ним обнажил клинок, стало совсем не до размышлений о судьбе этого Шэнь Цинцю, который к тому же обвинял Шэнь Юаня в плохом косплее!

- Я тоже глава пика Цинцзин, - в конце концов совсем не эффектно выдавил Шэнь Юань, - Лю Цингэ - мой шиди, а не твой.

Он чуть было не закончил словами "ты же его убил", но звучало бы не очень реалистично перед самим Лю Цингэ (как будто до этого все выглядело реалистично!), так что пришлось остановиться. Очевидно, Шэнь Цинцю боялся Ло Бинхэ, но его Ло Бинхэ здесь не существовало.

"Пока что", - кисло напомнил себе Шэнь Юань, невольно вспоминая падение своего ученика в Бесконечную Бездну.

- Ло Бинхэ не появится здесь. Мой ученик благородно погиб, защищая заклинателей других школ, как и сказал Лю-шиди.

Шэнь Юань немного приукрасил правду, делая вид, что не знает о природе Ло Бинхэ; главное, чтобы Шэнь Цинцю не вздумал развивать эту тему - это было еще опаснее, нежели выяснение, кто здесь настоящий мастер пика Цинцзин. Но не мог же, в самом деле, Шэнь Юань рассказывать про свои квесты и оригинальные сюжеты Самолета! Даже если бы Шэнь Цинцю его понял, для Лю Цингэ это была бы явно лишняя информация.

- Лю-шиди, верни меч в ножны, - мягко попросил Шэнь Юань.

Вздохнув, он попытался оформить все свои мысли во что-то связное:

- Мы оба - Шэнь Цинцю. Не стоит тратить время на проверки. Это сложно объяснить... В любом случае, не смей нападать на Лю-шиди.

Шэнь Юань вполне понимал, что рядом с оригиналом выглядит как боевой хомячок, пусть и за проведенное в мире новеллы время тоже успел получить какие-то боевые навыки. Но по версии Самолета Шэнь Цинцю пытался испортить жизнь каждому, кто вызывал в нем зависть, так что предупреждения не были лишними.

[nick]Shen Yuan[/nick][status]mr fixer[/status][icon]https://i.ibb.co/fFNNNzD/333.png[/icon][quo]<hr> <center><a href=""><b>ШЭНЬ ЮАНЬ</b></a></center> <hr> <center>be my valentine 💙</center> <hr>[/quo]

+2

9

Ох, как бы хотел сам Шэнь Цинцю понять, что же происходит с ним, почему он оказался в такой ситуации… может быть, это он ударился головой очень сильно, и забыл даже о том, что у него есть брат-близнец? Отчаянно пытаясь удержаться за голову в прямом и переносном смысле, мужчина прикладывает руку ко лбу и потирает морщинку, что пролегла между нахмуренных бровей. Но когда вначале Лю Цингэ, а следом за ним и второй "Шэнь Цинцю" произносят имя Ло Бинхэ так, будто тот не является убийцей, демоном и злобной тварью, лицо заклинателя вначале бледнеет, а затем и вовсе лишается всяких красок. Кровь отливает от головы к ногам, явно намекая на то, что единственный выход - бежать.

Шэнь Цинцю и не подозревал, что он настолько напуган перспективой появления Ло Бинхэ, что это заставит его обычную ледяную маску пойти трещинами, обнажая животное отчаяние. Руки вновь заболели в районе плеч, и мужчина поморщился, потирая их через ткань Ханьшу, продолжая слушать объяснения, а точнее какой-то странный лепет со стороны своего двойника.
Значит… значит, его ученик якобы умер и упал в Бесконечную Бездну. Но вернулся же спустя некоторое время, когда этого никто не ожидал, привёл с собой армию демонов для уничтожения человечества. Затаивший злобу на весь мир и в частности Пики с их Горными лордами и учениками, он не останавливался ни перед чем, чтобы отомстить за издевательства.

– Когда это случилось? Сколько прошло времени? - переспросил Шэнь Цинцю, переводя взгляд с одного человека на другого, уже смирившись с тем, что происходит какая-то дьявольщина. Ведь если здесь жив Лю Цингэ, почему бы не быть и второму Шэнь Цинцю?

– Да не буду я на него нападать! - воскликнул он и тут же осмотрелся по сторонам. Всё это время они стояли как ни в чем ни бывало, выясняя отношения на свежем воздухе, позволяя каждому кому не лень стать свидетелями явления двойников. Плохой знак, плохой знак…

– Я сам хотел его… неважно, - обрубил свою попытку рассказать о том, что хотел спасти Лю Цингэ в своём мире Шэнь Цинцю, не обращая внимания на то, как странно прозвучала фраза, вновь вскинул веер и схватил за запястье шиди, внимательно всматриваясь в его глаза: - Вложи свой меч в ножны. Мне тоже не нравится, что случилось, но раз уж мы попали в эту ситуацию, то стоит понять, как из неё выбраться.

Он сделал паузу, отпустив на время руку Лю Цингэ, хотя хотелось больше утащить его за собой куда-то в уединённое место и выяснить всё, но стоило считаться с тем, что мужчина может не верить им обоим одинаково.

– Но хоть кто-то подумал головой о том, как мы выглядим со стороны? - прошипел он язвительно, указывая веером на своего двойника, тот же самым умным считает себя, - Пойдёмте в мои комнаты, там и продолжим разговор.

С категоричным видом он развернулся на пятках и направился в ту сторону, готовый уже услышать, что и комната теперь "его", и кровать в ней, как и "Лю-шиди". Ох, Шэнь Цинцю до сих пор не смог найти в себе силы назвать Лю Цингэ так, поэтому начинал завидовать этому двойнику. А зависть его легко обращалась злостью, не доводя до добра.

На его счастье, на пути никто не встретился, может быть, шёл мужчина слишком быстро, хоть и оглядывался на своих спутников. Вдруг бы Лю Цингэ решил, что с него хватит? Или этот подозрительный Шэнь Цинцю, отражённый будто в мутном зеркале, сбежал бы куда-то?

– Лю.. -шиди, ты же проверял поток ци в моём теле, с ним было всё в порядке? Ты можешь проверить и этого… Шэнь Цинцю, чтобы мы откинули прочь подозрения? А потом я могу сделать тоже самое для тебя, - Шэнь Цинцю кончиками пальцев коснулся тыльной стороны ладони в неожиданно для самого себя нежном и заботливом жесте. Ведь если сам Цзю и сошёл с ума от мучений Ло Бинхэ, то сводить с ума ещё и чудом выжившего шиди не хотелось.

Шэнь Цинцю сощурился, посмотрев на двойника и позволил торжествующей усмешке коснуться своих губ. Весь его вид будто бы говорил: "это твой шиди, но трогаю его я".

[nick]Shen Jiu[/nick][icon]https://i.imgur.com/kzeY1Bq.jpg[/icon][quo]учитель года[/quo]

+1

10

Лю Цингэ переводил взгляд с одного горного лорда на другого, похожих друг на друга словно две капли воды, но при этом неуловимо различающихся. Заклинатель никогда не был особым экспертом в чтении чужих мыслей по лицу собеседника, а Шэнь Цинцю как никто другой овладел искусством эти самые мысли скрывать. И все же даже Лю Цингэ заметил, как побледнело лицо одного двойника при упоминании Ло Бинхэ, и как второй двойник уже не первый раз предупреждал первого не вредить Лю Цингэ.

Зачем ему вообще причинять своему шиди вред? Даже если они часто спорили в прошлом до той лихорадки, изменившей характер Шэнь Цинцю, никто из них никогда даже не помышлял об убийстве другого.

- Два года назад во время Собрания Союза Бессмертных, - Лю Цингэ нахмурился, посмотрев на первого шисюна. Его поведение и реакции отличались от тех, к которым привыкла школа Цанцюн за последние годы. И все же они не казались неправильными. Напротив, теперь, видя раздражение на таком знакомом лице, Лю Цингэ чувствовал непонятное для него самого облегчение и даже тихую радость, будто встретился с давним другом, которого не видел много лет.

Могли ли существовать сразу двое Шэнь Цинцю? Могло ли быть так, чтобы Лю Цингэ, в прошлом не ладивший ни с одним из них, сейчас вопреки нереальности ситуации чувствовал себя комфортно рядом с обоими?

- Почему Шэнь-шисюн должен напасть на меня? Он бы никогда этого не сделал.

Лю Цингэ повернулся ко второму двойнику, совершенно уверенный в том, что говорил. И пусть его рука оставалась на рукояти Чэнлуаня, горный лорд не мог пустить оружие в ход, пока не был уверен в том, кто из двух Шэнь Цинцю - настоящий. Должно быть, сейчас Лю Цингэ совершал непростительную ошибку, под двойным взглядом всё-таки дематериализуя свой клинок, но поднять его против шисюна и его двойника он не мог.

Пожалуй, окажись подобная ситуация с кем-то другим, и Лю Цингэ не стал бы так безропотно повиноваться тем, кто вполне мог оказаться демонами-перевертышами. Или, может, дело было в какой-то иррациональной уверенности в том, что оба мужчины говорят ему правду? Ведь он проверил течение ци одного из них, и оно было стабильным. И в то же время ни один Шэнь Цинцю по каким-то причинам не усомнился в нереальности второго.

А, может, это именно Лю Цингэ сошел с ума? И все это происходит лишь в его голове, и на самом деле Шэнь Цинцю ему лишь кажется? Ведь такое уже было... Тогда в пещере Линси, когда да заклинатель совершил ошибку во время своей медитации, и искажение ци едва не свело его с ума. Но в тот раз его забрала злость и жажда убийства, из-за которых он едва не причинил Шэнь Цинцю непоправимый вред. Могло ли такое повториться сейчас? Не лучше ли ему будет покинуть всех, дабы избежать невинных жертв?

Лю Цингэ потёр переносицу, вместе с двумя Шэнь Цинцю проходя в Бамбуковую хижину. Его собственное лицо не было непроницаемой маской, так что, вероятно, все его сомнения для обоих мужчин были как на ладони. Закрыв за собой дверь, Лю Цингэ посмотрел на первого Шэнь Цинцю и коротко кивнул. Было что-то ироничное в том, что его собственная галлюцинация предлагала ему убедиться, что с ним все в порядке. Опустив взгляд на их руки, мужчина перевернул ладонь, ловя пальцы Шэнь Цинцю, и протянул вторую руку другому двойнику.

- Если у кого-то из вас течение ци нарушено, я смогу это понять.
Он взял за руки их обоих, прикрывая глаза и сосредотачиваясь. Энергия ровно текла по меридианам обоих мужчин, и все же Лю Цингэ нашел то, что их отличало. Нет, ни один не был демоном, подделать подобное было невозможно ни на одном уровне мастерства. Но разве... такое было вообще возможным?

- Яд "Неисцелимый", - он открыл глаза и, нахмурившись, повернулся к первому Шэнь Цинцю, - я больше не чувствую его в тебе. Но у тебя, - Лю Цингэ посмотрел на второго, - он остался.

Отредактировано Liu Qingge (Понедельник, 21 февраля 23:48)

+2

11

Судя по всему, Шэнь Цинцю явно старался выяснить, не придется ли ему встретиться с Ло Бинхэ - даже слова о том, что "любимый" ученик погиб, его не совсем не успокоили. Наверное, как и Шэнь Юань, он с ужасом подумал о триумфальном возвращении Ло Бинхэ уже в образе имба-демона. Тут крыть было нечем - сюжет действительно подразумевал превращение слабого главного героя в нагибатора всех времен, способного к объединению миров, жестокому отмщению всем обидчикам, услаждению сотен красоток...

Мгновение назад Шэнь Юань еще жалел бедного Ло Бинхэ, своего белого лотоса, но от мысли о его "взрослой версии" сочувствия заметно поубавилось, как и сочувствия к Шэнь Цинцю, запросто отдающего распоряжения. Тем не менее, какое-то рациональное зерно в его словах присутствовало, и, кивнув, Шэнь Юань последовал за ним, не спуская при этом глаз с Лю Цингэ.

Было бы унизительно, если бы Шэнь Юаня и правда заподозрили в том, что он какая-то подделка - его сердце явно бы этого не выдержало, особенно со стороны Лю Цингэ.

Вернувшись в собственный дом - который, по-видимому, Шэнь Цинцю тоже считал своим - Шэнь Юань повернулся к Лю Цингэ, стараясь игнорировать Шэнь Цинцю, но едва услышав слова "проверить этого...", презрительно фыркнул и холодно поджал губы, становясь даже слишком похожим на оригинал.

- Хорошо, - согласился он, протягивая руку Лю Цингэ.

Их пальцы легко соприкоснулись - как обычно, напомнил себе Шэнь Юань, это уже не раз происходило - но почему-то он почувствовал себя смущенным и отвел взгляд.

— Яд "Неисцелимый"...

- Как и всегда, - ответил он, - хотя благодаря Лю-шиди ток ци стал стабильнее.

Шэнь Юань нахмурился, думая, стоило ли закрывать собой чертового-главного-героя Ло Бинхэ... Может, он припомнит добрый поступок своего учителя, когда вернется, чтобы отрезать ему конечности?

- Боюсь, именно мои действия привели к этому... недоразумению. Я не знаю, сколько это продлится, - Шэнь Юань наконец посмотрел на Шэнь Цинцю, - поэтому... если мастер Шэнь хотел бы сделать что-то важное, не стоит медлить.

Искал ли Шэнь Цинцю именно Лю Цингэ, или так случайно получилось? Шэнь Юань молился за второй вариант, но частью тела, обычно заведующей интуицией, подозревал, что правда ближе к первому. Таймер задания никуда не исчез и продолжал истекать, назойливо списывая даже секунды. У Шэнь Юаня оставалось восемь минут.

Лю Цингэ перед ним все еще казался растерянным, и момент для каких-либо признаний абсолютно не казался удачным. Шэнь Юань глубоко вдохнул и медленно выдохнул, пытаясь взять себя в руки. Если подумать, этот Шэнь Цинцю был по-своему интересен. Любопытно, что бы он рассказал о Ло Бинхэ... и о себе. В оригинальном романе не было его предыстории - вряд ли Самолет таким заморачивался - и Шэнь Юань ощутил неподдельный энтузиазм.

Когда-то он старался походить на Шэнь Цинцю, чтобы не вызывать подозрений, но со временем он расслабился и совершенно перестал контролировать себя, все меньше вспоминая о том, как должна себя вести его оригинальная версия. Шэнь Юань изучающе осмотрел Шэнь Цинцю, как если бы давал ему оценку, и да - он был хорош, главный антагонист всего романа, в конце концов!..

Еще минута прошла; Шэнь Юань медленно перевел взгляд от Шэнь Цинцю к Лю Цингэ и заметно покраснел.

[nick]Shen Yuan[/nick][status]mr fixer[/status][icon]https://i.ibb.co/fFNNNzD/333.png[/icon][quo]<hr> <center><a href=""><b>ШЭНЬ ЮАНЬ</b></a></center> <hr> <center>be my valentine 💙</center> <hr>[/quo]

+2

12

Лю Цингэ так был уверен в том, что Шэнь Цинцю на него не нападёт, что мужчина от этого заявления почувствовал желание скукожиться и скукситься как мяч, из которого весь воздух вышел с противным писком.
Ло Бинхэ пропал два года назад, значит, его путь постепенно продвигался всё дальше в Бесконечную бездну, дальше от человечности. Но не мог же он сейчас рассказать им о том, что знает, к чему приведёт всё это… Его сочтут сумасшедшим, если узнают невообразимые детали, ведь оба собеседника считали ученика благородным героем, который спас всех. Как же… героем…

– Яд "Неисцелимый"? - нахмурился Шэнь Цинцю, стараясь отвлечься от того, что Лю Цингэ вновь взял его за руку. К счастью, сейчас он не думал про пытки из прошлого, и пальцы не дрожали так, как раньше. Странно, но присутствие их обоих успокаивало и придавало стабильности. Поведение мужчины, конечно, отличалось от обычного, но сложно остаться собой после долгих мучений, когда истязают не только тело, но и дух.

– Ты медленно умираешь? - переспросил Шэнь Цинцю, теперь уже обратив внимание на своего двойника, плавно скользнул к нему, шурша полами одежды, обхватил ладонями его лицо. Он захотел рассмотреть его поближе, но заодно и проверить кое-что, точно ли это не демон.
– Что ты предлагаешь мне сделать? Я хотел лишь убедиться в том, что мы одинаковые, как бы безумно, это не выглядело.

Конечно, после заявления Лю Цингэ о состоянии этого второго "я" было странно то, что собирался сделать Шэнь Цинцю, но решимости в нём набралось почему-то очень много.
Мужчина протянул свой веер в руку Лю-шиди, бережно оставил его там, а потом потянулся пальцами к поясу, развязывая его и распахивая ханьфу.
– Ни один оборотень бы не видел меня обнажённым, а значит… если у тебя тоже… - бормотал он, надеясь, что на него сейчас сзади не обрушатся упрёки и возможно кулаки защитника.

– Вот! - восторженно воскликнул он, стянув с плеча двойника одежду и демонстрируя Лю Цингэ небольшое родимое пятно на плече, - А теперь смотри…

Шэнь Цинцю распахивает и на себе одежду, судорожно опасаясь, что в этом подобии сна или морока сейчас на плече не будет ничего, поэтому нижний слой трещит по швам, когда мужчина рывком сдергивает его и тянет Лю Цингэ ближе.
– Вот, смотри внимательно, мы и правда оба… настоящие. - Он поворачивается к второму Шэнь Цинцю и со вздохом чуть склоняет голову. - Прошу простить меня за недоверие, но я оказался здесь после одного очень неприятного места.

Вдруг его руку свело сильной болью, так что Шэнь Цинцю охнул от неожиданности и осел на колени, непонимающе сжимая ладонью плечо. Под пальцами оказался лишь розоватый шрам, будто бы кожа когда-то была рассечена, но теперь…

Шэнь Цинцю всхлипнул совершенно неподобающим образом, испуганно ощупывая взглядом свою руку. Если бы он не сдернул одежду, то и не заметил бы.
"...если мастер Шэнь хотел бы сделать что-то важное, не стоит медлить." - Эти слова пронеслись в голове, сказанные его же собственным голосом, и мужчина беспомощно поднял взгляд на Лю Цингэ. Он должен рассказать правду, пока не стало поздно. Что, если его тело постепенно пытается вернуться к тому состоянию, из которого его вытащили? Или он до сих пор висит там, дожидаясь своего палача?

– Я тоже хотел… тоже хотел спасти тебя, Лю-шиди. Потому что… ты мне всегда нравился, с нашей первой встречи. И я хотел, чтобы ты обратил на меня внимание… но я не умею нормально говорить о таких вещах, никогда не умел. Жизнь научила меня не верить людям и их обещаниям. И если мне суждено умереть, я не хочу, чтобы я погиб, умолчав обо всём этом. Даже если Ло Бинхэ опять.. кхм, вернется. Не дерись с ним, я не хочу, чтобы ты умирал. Ты дорог мне, Лю-шиди. - Голос Шэнь Цинцю становился всё тише с каждым предложением, когда он повернулся к другому Шэнь Цинцю, - Он же тебе тоже нравится? Ты позаботишься о нём?

[nick]Shen Jiu[/nick][icon]https://i.imgur.com/kzeY1Bq.jpg[/icon][quo]учитель года[/quo]

+1

13

Они оба были настоящими, и в то же время отличались друг от друга подобно луне и солнцу. "Неисцелимый" в крови одного из них, и затравленный взгляд дикого зверя - в глазах другого. Мягкая полуулыбка и просьба не причинять никому вред, и гордо приподнятый подбородок, будто бросающий вызов всему свету.

Может, Лю Цингэ, сам того не ведая, слишком хорошо успел изучить их обоих? Ведь никто кроме него и главы школы не придал особого значения, когда Шэнь Цинцю вернулся обновлённым после той лихорадки. Большинство горных лордов лишь с облегчением вздохнули, когда поняли, что поведение их шисюна изменилось в хорошую сторону. Никто кроме них двоих не замечал или не хотел замечать, насколько другим стал глава пика Цинцзин.

И сейчас мозаика, в которой долгое время не хватало важных деталей, наконец была собрана. Лю Цингэ всё ещё не представлял, как подобное возможно, и всё ещё склонялся к мысли, что всё происходит в его голове. И всё же он был свято уверен, что оба Шэнь Цинцю - не подделки друг друга, а настоящие оригиналы.

- Этот ток был бы ещё стабильнее, если бы ты выполнял все наставления Му-шиди. Я не могу исцелить тебя полностью.

Лю Цингэ порой думал о том, что случилось во время того нападения демонов на школу, и что было бы, приди он на помощь немного раньше. Обычно горный лорд не имел привычку перебирать в памяти уже произошедшие события. Но тот случай никак не давал ему покоя. Что, если бы он вышел из медитации быстрее, что, если бы пришёл раньше и успел до того, как Шэнь Цинцю оказался отравлен...

Мужчина взял веер, протянутый ему вторым (или первым?) Шэнь Цинцю и, нахмурившись, уставился на них обоих. Что именно они должны были успеть, и о чём говорили? И почему первый мастер Шэнь принялся раздевать своего двойника, а потом и как-то даже слишком поспешно и резко раздеваться сам? Пока его действия не выглядели как угроза для тех, кто находился в доме, Лю Цингэ не сопротивлялся. Хотя его брови всё равно взлетели вверх, когда ему продемонстрировали сначала одно родимое пятно на чужом плече, а затем и второе.

И почему же в таком довольно безобидном моменте мочки ушей Лю Цингэ заалели, а ему нестерпимо захотелось отвести глаза? Отвести, потому что в душе мужчина с удивлением для себя осознал, что хотел бы смотреть на Шэнь Цинцю целую вечность...

- Но как такое возможно? Если у меня не произошло искажения ци, как объяснить, что вас двое? И почему ты упомянул о Ло Бинхэ? Как может твой ученик быть замешан..?
Договорить он не успел, заметив гримасу боли, исказившую обычно невозмутимое лицо шисюна. Оказавшись рядом и присев на одно колено, Лю Цингэ обеспокоенно осмотрел мужчину, замечая розовый шрам на его плече, за который Шэнь Цинцю держался. Взгляд горного лорда метнулся вверх - к другому Цинцю, ещё не успевшему запахнуть своё ханьфу, и на его теле никаких шрамов он не увидел.

- Что произошло? Из какого места ты вернулся?
Лю Цингэ взял его за руку, продолжая хмуриться и в душе злясь на себя за бессилие. Желание помочь Шэнь Цинцю словно было выгравировано в его подсознании, и он не мог беспомощно сидеть и смотреть, как страдал тот, кто был ему дорог. Если бы он только чему-то мог ему помочь... Пусть Шэнь Цинцю только скажет, а там Лю Цингэ сделает всё, даже если понадобится перевернуть реки и заставить их течь вспять.

- О чём ты говоришь? Ты спас меня, - тихо напомнил он, непонимающе смотря на горного лорда. Почему этот Шэнь Цинцю говорит об этом? Почему... почему говорит, что Лю Цингэ всегда нравился ему? Почему снова упоминает своего ученика и говорит о своей и его, Лю Цингэ, смерти? Пальцы лорда пика Байчжань сжались на руке Шэнь Цинцю, а его обычно прямой и уверенный взгляд стал растерянным.

- Что бы ни случилось, я смогу тебя защитить. Вас обоих, - он поднял глаза на второго Цинцю, надеясь получить ответы хотя бы от одного из них. - Я помогу тебе справиться с последствиями "Неисцелимого", - теперь он опустил взгляд на первого, - я не позволю тебе умереть, что бы ты ни говорил о предназначении. Я позабочусь о вас, - его щёки теперь тоже порозовели, но взгляд вновь стал ясным и упрямым. Лю Цингэ непоколебимо верил в то, что он говорил. - И моё сердце всегда принадлежало только этому мастеру. И до лихорадки, изменившей его, - он вновь посмотрел на того, кто стоял перед ним, при этом продолжая держать за руку и стоять на коленях перед вторым, - и после неё.

+2

14

Умирает ли он? Шэнь Юань на мгновение замер, будто сам уже забыл о своем состоянии, а тут ему так некстати об этом напомнили! Еще и Лю Цингэ принялся отчитывать своего шисюна - впрочем, не впервые. Шэнь Юань окинул их обоих надменным взглядом, словно не желал признавать очевидного, то есть, на самом деле - обсуждать Ло Бинхэ и вновь возвращаться к сюжетным вопросам, которые для присутствующего в комнате Лю Цингэ вообще являлись спойлерами.

К счастью, пронесло, но стоило только Шэнь Юаню расслабиться и выдохнуть, как Шэнь Цинцю оказался слишком близко и по-хозяйски обхватил его лицо. Он уставился в ответ, ожидая получить жуткое впечатление отражения, как если бы посмотрел на себя в зеркало; но черты Шэнь Цинцю чем-то неуловимо отличались - может, пережитыми трудностями или более сухой мимикой - и не вызывали желания отпрянуть. Шэнь Юань подумал - спустя долгие секунды жадного наблюдения - что Шэнь Цинцю красивый... и тут же мысленно одернул себя: у них, в конце концов, одно лицо на двоих, разве не странно думать о таком?

- Что ты... - запоздало возмутился Шэнь Юань, ища взглядом поддержки у Лю Цингэ.

Напрасно. Кажется, Лю-шиди все устраивало, да и самого Шэнь Цинцю ничего не смущало.

- Ни один оборотень бы не видел меня обнажённым, а значит... - пробормотал Шэнь Цинцю; пришлось покориться внезапному стриптизу.

- Подделать кого-то под тебя невозможно, - беззлобно заметил Шэнь Юань, с интересом наклоняясь к Шэнь Цинцю, чтобы не терять тонкое ощущение близости между ними.

Их тела, в отличие от лиц, были почти одинаковыми, и все же Шэнь Юань не отказал себе в соблазне коснуться ключицы, над которой действительно имелось такое же бледное пятно, как у него; однако в этот момент Шэнь Цинцю со всхлипом сел на пол, придерживая плечо, и Шэнь Юань опустился вслед за ним.

Он не успел даже задать вопрос Системе, когда Шэнь Цинцю начал говорить:

- Я тоже хотел… тоже хотел спасти тебя, Лю-шиди. Потому что… ты мне всегда нравился, с нашей первой встречи.

Шэнь Юань удивленно распахнул глаза, не в силах осмыслить услышанное. Шэнь Цинцю пытался помочь Лю Цингэ в пещере Линси? Но, вероятно, что-то пошло не так, и предотвратить искажение не удалось?..

"Ты в курсе, что Самолет это по-другому описал?" - Возопил про себя Шэнь Юань. Его посетила догадка, что, может, это не оригинальный Шэнь Цинцю, а какой-то альтернативный? Существуют ли еще Шэнь Цинцю в других версиях этого сеттинга?

В любом случае, он соврал бы, если бы сказал, что его сердце не дрогнуло от этого признания. Как если бы его произносил он сам - кроме, конечно, слов о самой первой встрече... На миг Шэнь Юань ощутил грусть - оттого, что воспоминания Шэнь Цинцю ему не принадлежали, ведь, в сущности, Шэнь Цинцю он и не являлся. И вряд ли Лю Цингэ когда-либо узнает об этом.

- Конечно, я позабочусь о нем, - пообещал Шэнь Юань отстраненным голосом и отвернулся.

Таймер на его глазах отсчитывал последнюю минуту. Поднять взгляд на Лю Цингэ было очень сложно - как будто осталось еще что-то, чего бы он мог стыдиться. Ему должно было стать проще после того, как Шэнь Цинцю признался первым, но проще почему-то не стало. Возможно, стоило вообще отказаться от этого странного задания.

Шэнь Юань уже готов был струсить, но вдруг подумал, что Шэнь Цинцю, наверное, исчезнет сразу же, как только Система откатит этот квест. От этой мысли у него перехватило дыхание.

- Лю-шиди, я должен сказать... ты давно нравишься мне. Так что позволь мне быть рядом с тобой.

Шэнь Юань едва слышал собственные слова через оглушительный стук сердца в ушах и мерзкий звук таймера на последних секундах; и его лицо тут же вспыхнуло, как только Лю Цингэ заговорил. Шэнь Юань отложил свой веер, чтоб взять Шэнь Цинцю за руку - теперь они с Лю Цингэ держали его вместе - и несмело переплести пальцы.

Лю Цингэ выглядел более уверенным - таким Шэнь Юань и привык его видеть; это успокаивало. На некоторое время повисла тишина, и, наконец, решившись, Шэнь Юань подался вперед, чтоб ладонью повернуть лицо Лю Цингэ к себе и поцеловать, легко и почти невинно, будто пробуя, сможет ли он и правда это сделать; будто бы в страхе получить отказ.

Прикрыв глаза, Шэнь Юань коротко сжал пальцы Шэнь Цинцю, а затем потянул его на себя - ближе к Лю Цингэ. Чувствуя, как их колени соприкасаются через ткань, ощущая дыхание Лю Цингэ на своей щеке, Шэнь Юань обнаружил себя абсолютно счастливым, пока не вздрогнул от механического голоса Системы:

[Поздравляем с получением скрытого достижения "Закрыть гештальт"! Оригинальный антагонист романа получил счастливую концовку в лавстори. Живите долго и счастливо!]

[nick]Shen Yuan[/nick][status]mr fixer[/status][icon]https://i.ibb.co/fFNNNzD/333.png[/icon][quo]<hr> <center><a href=""><b>ШЭНЬ ЮАНЬ</b></a></center> <hr> <center>be my valentine 💙</center> <hr>[/quo]

+2

15

Шэнь Цинцю с сожалением подумал о том, что лучше было бы, если Лю Цингэ продолжал его ненавидеть, они бы перебрасывались колкостями и едкими замечаниями, кончалось бы всё дракой, но всё было совсем не так, как он привык! Уж точно он не думал, что когда окажется на полу, то и его второе я опустится следом, а Лю-шиди обеспокоенно бросится с расспросами, но от всех слов так ужасно болела голова, что они звенели в ушах шумом, не складываясь во что-то осмысленное.
Но и разобрав их, мужчина не стал бы отвечать, уже понимал, что сказал лишнего, что его расспросы о Ло Бинхэ только вызвали внимание окружающих.
Но он, черт возьми, боялся, на самом деле боялся этой непреодолимой силы, что смела всех на своём пути в его собственном мире. Да, все-таки пора было признать, что он попал в какое-то искажение между мирами, где события явно развивались совсем иным путём. Вот только не рассыплется ли и эта реальность? Не принёс ли он за собой неудачу?
Что, если это всё же подстроено его бывшим учеником? Или… ещё хуже, получилось совершенно случайно без его ведома.

– Я не желаю возвращаться туда. - Только эти слова он из себя выдавил в ответ на вопросы Лю Цингэ.

И тут заговорил второй Шэнь Цинцю, его голос звучал так созвучно, но в то же время интонации были чуть другими. Что удивительно, но этот второй Шэнь Цинцю почему-то не горел желанием выяснить у него всё. Доверял тому, кто носит его собственное лицо и действует так же мудро?
Но вся мудрость улетучилась, стоило только услышать слова Лю-шиди, обращённые к нему - и одновременно к его двойнику же? Ведь фраза о том, что сердце было отдано ему, не могла означать ничего иного, кроме как того, что Лю Цингэ принимает его чувства. Более того, он отвечает тем же.

В груди всё сжалось, но уже не от боли, а от смеси счастья и грусти о том, что в своей собственной жизни Шэнь Цинцю совершил ошибку, не попытавшись понять за подобным поведением просто смущенного и не умеющего выражать свои чувства юношу.
Все трое сейчас ощущали прилив крови к щекам, их лица раскраснелись, а дыхание было неровным от избытка эмоций.
Почему-то мужчине показалось, что он здесь лишний. Что его любовь умерла вместе с его собственным Лю Цингэ, и сейчас он должен отдать память мёртвым, а потом уйти смиренно принять свою участь. Конечно, не смиренно, но всё же было ли ему место здесь?

На невысказанный вопрос ему ответили не слова, но действия.

Шэнь Цинцю почти задохнулся, когда его двойник вдруг взялся за руку, будто бы почувствовал неуверенность и желание уйти на второй план. Такое несвойственное ему стремление уступить - но самому себе ведь не так обидно. Теперь обе его руки лежали в ладонях двух других мужчин, и от ощущения сплетённых пальцев вдруг родилось новое чувство.

Шэнь Цинцю впервые за долгое время не чувствовал себя одиноким.

А потом его мир рухнул вниз, разбиваясь на осколки, где-то там же лежала его вера в то, что подобное никогда не сможет случиться.
Ведь он собственными глазами видел сейчас, как целует Лю Цингэ, как прижимаются его-их губы, как прикрываются глаза и трепещут ресницы. Эта картина могла бы стать для него уже тем самым, после чего и умереть не жалко, но тут второй Шэнь Цинцю (надо как-то называть его про себя, кроме как двойник или второй) потянул его на себя. Мужчина вдруг оказался так близко к обжигающе-прекрасному действу, что этот жар передался и ему. Как и желание подобно путнику в пустыне прижать губы к живительной влаге и испить до тех пор, пока не утолится жажда.

Как только губы Лю Цингэ перестали быть в плену поцелуя, Шэнь Цинцю сам подался ближе - ещё ближе, - неуверенно накрывая их своими, вот только с дрожью в теле его нетерпение выплеснулось таким образом, что он скользнул языком в тёплый влажный рот, не сдержав при этом сладкого стона.
Это продлилось пару мгновений, прежде чем мужчина распахнул глаза, удивлённый собственным поведением, и отстранился, переводя растерянный взгляд на своего второго "я".
– Вы же не против моего присутствия? - медленно протянул он тоном, совсем не похожим на свой обычный язвительный, скользнул за спину Лю Цингэ и стянул ханьфу дальше с его плеч, но так, чтобы руки ненадолго запутались в рукавах и оказались в его - Шэнь Цинцю, - власти.

– Мне кажется, что раз Лю-шиди пообещал позаботиться о двоих сразу, он не до конца понимал, что говорил… - на губах появилась странная полуулыбка, когда Шэнь Цинцю выглянул из-за спины Лю Цингэ и поймал взгляд второго Шэнь Цинцю, - …возможно, ему стоит показать? - С этими словами мужчина потянул на себя ворот нижней части одеяния Лю Цингэ и обхватил губами его шею, оставляя на коже влажные следы, пока проводил языком ниже, где шея переходила изгибом в плечо. Горячее дыхание обдавало будто бы высеченные из камня мышцы мужчины, что привык держать меч в своих руках. Но эту силу можно было бы применить и в другое русло.

Шэнь Цинцю усмехнулся, когда его руки отпустили рукава ханьфу и скользнули по груди и ниже, пальцами протискиваясь под слои ткани, создавая беспорядок в попытке добраться до голой кожи.

[nick]Shen Jiu[/nick][icon]https://i.imgur.com/kzeY1Bq.jpg[/icon][quo]учитель года[/quo]

Отредактировано Hua Cheng (Вторник, 1 марта 23:30)

+2

16

С самой первой своей встречи они не были равнодушными друг другу. Вот только вопреки чаяниям впечатлительных девушек, обожающих истории о любви с первого взгляда, их чувства друг к другу не смогли сразу понять даже они сами. Это было похоже на пожар, на цунами, сметающее всё на своём пути. Невозможность оставаться спокойным рядом с другим человеком, желание обратить на себя внимание, пусть и не всегда самым лучшим образом.

Он не был ослеплён этим чувством. Лю Цингэ как и все остальные видел неподобающее поведение Шэнь Цинцю и, пожалуй, резче остальных осаживал его, в лоб высказывая правду, на которую не решались остальные. Порой ему хотелось схватить горного лорда второго школьного пика за плечи и как следует встряхнуть, смотря в его глаза. Хотелось спросить и получить в кои-то веки честный ответ: "Почему ты так себя ведёшь? Ведь я же знаю, что ты можешь поступать иначе!" И как бы Лю Цингэ ни раздражался, как бы ни злился с поведения своего шисюна, он всё равно продолжал верить, что, несмотря на его поступки, Шэнь Цинцю никогда не будет способен на настоящую подлость. Он может уколоть словами, заставить кого-то сомневаться в себе, но никогда не нападёт исподтишка.

А потом он изменился, и Лю Цингэ впервые увидел на его губах добрую, а не язвительную или надменную улыбку. В пещере Линси его разум был затуманен, он плохо помнил первые мгновения после того, как его спасли от искажения ци. И всё же самым главным там было - лицо. Обеспокоенный взгляд, облегчённый вздох, когда Шэнь Цинцю понял, что сумел ему помочь.

Он уже тогда понял, что это кто-то другой. Одно и то же лицо, но слишком отличный от прежнего Шэнь Цинцю человек. Но никаких доказательств у Лю Цингэ не было, и со временем он позволил убедить себя в том, что никакой подмены не произошло. Что это всё лихорадка, которая наконец-то переключила что-то в голове его шисюна. Он не перестал любить его за это, просто... Он будто начал любить их обоих: того прошлого, скрывающего только одному известную боль за вечными усмешками, и этого настоящего, который искренне заботился о тех, кто был рядом с ним.

Жар от прикосновения чужих губ отразился румянцем на щеках, разгорелся ярким пламенем в забившимся быстрее сердце. Лёгкое прикосновение, но оно выбило почву из-под ног горного лорда, заставив его засомневаться в том, происходило ли это всё на самом деле. Его рука, державшая пальцы другого Шэнь Цинцю, сжалась, а когда он повернул голову, то ещё одни губы оказались так близко, что Лю Цингэ сам потянулся к ним. Этот поцелуй отличался от первого, и он подобно разряду молнии прошиб его тела. Мужчина послушно приоткрыл рот, пропуская чужой язык внутрь и неловко отвечая на свой второй (внимание, пару мгновений назад был первый) в жизни поцелуй.

- Не спрашивай больше такого, - брови Лю Цингэ нахмурились, хотя яркий румянец на щеках нивелировал его обычный грозный вид. - Ты никогда не будешь лишним.

Он перевёл взгляд на второго Цинцю, покорно позволяя одному из них стянуть с себя верх ханьфу, невольно заводя пойманные в плен рукавов руки назад. Всё происходило как в тумане и одновременно с тем ощущалось так ярко. Лю Цингэ почувствовал жар чужих губ на своей шее, и тихо выдохнул, широко распахнутыми глазами смотря на мужчину перед собой. Его взгляд, обычно упрямый и строгий, сейчас казался совершенно растерянным и даже беспомощным. Что-то осело приятным комом внизу его живота, вызывая у Лю Цингэ непривычные ему ощущения, заставляя его обычно непоколебимое тело дрожать и отзываться на каждое прикосновение чужих рук и губ.

- Шисюн..? - прошептал он, опуская руку на колено мужчины, сидящего позади него, и сжимая пальцы. С губ сорвался судорожный вздох, когда руки Шэнь Цинцю расслабили нижние слои ткани и добрались до обнажённой кожи. Лю Цингэ вздрогнул и невольно подался назад, желая почувствовать ещё больше, прикоснуться ещё сильнее.

+2

17

Шэнь Юань и до этого момента осторожно признавал, что ему случалось ревновать Лю Цингэ. Пусть на воинском пике почти не было места привязанностям, у Лю Цингэ оставались благодарные ученики, а также верные общей дружбе мастера школы. Кроме того - к чему скрывать - Лю Цингэ был известным, красивым заклинателем, добившимся невероятных успехов в самосовершенствовании.

(Еще на моменте с пещерой Линси растерянный Шэнь Юань испытал не столько сочувствие и облегчение, сколько подозрительное замирание сердца, но списал на погоду и телесное напряжение.)

Тем не менее, он спокойно наблюдал за тем, как Шэнь Цинцю целует Лю Цингэ буквально в нескольких цунях от него самого, Шэнь Юаня. Кровь прилила к щекам, шее и паху, стоило только услышать тихий стон, сорвавшийся с губ Шэнь Цинцю и тут же потонувший во влажном поцелуе. Не будь Шэнь Юань так близко к ним, он бы этого не услышал, но именно то, что он являлся неотделимой частью какой-то общей химии, заставляло его сердце биться быстрее. Он все еще держал их за руки, мог рассмотреть в подробностях каждую ресницу и блеск волос, и все же он совершенно не почувствовал, будто у него что-то отняли оттого, что Шэнь Цинцю прикоснулся к Лю Цингэ.

Шэнь Юань четко понимал, что не воспринимает Шэнь Цинцю некоей копией себя самого; Шэнь Цинцю был кем-то отдельным, все еще почти незнакомым человеком, по воле судьбы (или чего бы там ни было) влюбленный в Лю Цингэ...

Шэнь Юаню этого было достаточно. Он вдруг решил, что именно хочет сделать, и, отпустив руку Лю Цингэ, обхватил лицо Шэнь Цинцю ладонями - еще совсем недавно все обстояло ровно наоборот - и медленно приблизил к себе. Шэнь Юань почему-то хотел это отпечатать в памяти, до конца осознать, и секунды текли неторопливо, пока он нежно потер пальцами бледные скулы, коснулся уголков губ и бровей; приник к губам, облизнул их и протолкнул язык внутрь.

На мгновение он представил, что об этом мог подумать Лю Цингэ, пульс которого он чувствовал своим торсом, и покраснел еще сильнее, отстраняясь немного от Шэнь Цинцю и разрывая тонкую нить слюны, растянувшейся между ними.

- Мастер Шэнь должен остаться с нами... - подтвердил Шэнь Юань, бросая на Шэнь Цинцю взгляд из-под ресниц, - чтобы не возникло путаницы между нами, называй меня Шэнь Юань.

Шэнь Цинцю явно поддерживал настроение Шэнь Юаня, распахивая верхние одежды Лю Цингэ и путая рукава. Шэнь Юань с готовностью принял эту идею, плотнее прижимаясь к Лю Цингэ со спины и не оставляя возможности выпутаться из этой тесноты. Ощущение горячего мускулистого тела, даже сквозь ткань, заставило Шэнь Юаня шумно выдохнуть - прямо в ухо Лю Цингэ, ладони которого вынужденно касались голого торса Шэнь Юаня.

Пока Шэнь Цинцю изучал открывшийся вид, Шэнь Юань не отказал себе в удовольствии положить руки на колени Лю Цингэ и погладить их, наводя еще больший беспорядок в его одеянии.

- Этот шисюн хочет, чтобы его шиди было хорошо, - проговорил Шэнь Юань, прежде чем оставить невесомый поцелуй на шее откинувшегося назад Лю Цингэ.

А затем укусить - тонко подобрав кожу, чтобы на ней остался яркий лиловый кровоподтек.

[nick]Shen Yuan[/nick][status]mr fixer[/status][icon]https://i.ibb.co/fFNNNzD/333.png[/icon][quo]<hr> <center><a href=""><b>ШЭНЬ ЮАНЬ</b></a></center> <hr> <center>be my valentine 💙</center> <hr>[/quo]

+2

18

Слова, что слетели с губ Лю Цингэ, полились целебным бальзамом на истерзанное паранойей и недоверием сердце, так что Шэнь Цинцю неожиданно для себя всхлипнул от избытка этих, безусловно положительных эмоций. Он давно не ощущал себя таким нужным, таким окружённым любовью, таким…

Но потом его щеки обхватили ладони второго Шэнь Цинцю, притягивая к себе, так что мужчина удивлённо распахнул обычно сощуренные глаза, позволяя искреннему изумлению прорваться через маску холодного безразличия. Хотя какой холод, если они все трое так близко, касаются друг друга жаром тел даже через одежду. Одежда теперь кажется совсем лишней… а прикосновения другого "я", пережившего совсем иной опыт и потому более открытого в проявлении эмоций, в проявлении ласки и заботы, заставили сердце забиться ещё чаще.
Он ничего не понял, только ощутил вдруг чужие губы на своих, будто бы он сам себя - простил и принял, признал и дал право любить, быть любимым, остаться здесь, где он на своём месте. Где он может ощутить себя счастливым, желанным, и…
Это что, самолюбование в высшей форме?

Шэнь Цинцю почувствовал себя на самом деле обладающим извращённым телом и помыслами, когда низ живота от поцелуя самого себя [но не точно самого себя] налился тяжестью, а дыхание стало сбиваться.

– Шэнь Юань… - повторил мужчина хриплым от того, что творилось с его телом, голосом, помутневшим от желания взглядом рассматривая Лю Цингэ и то, как Юань скользнул ему за спину, продолжая то, что до этого начинал он сам.

– Этот шисюн желает того же для своего шиди, - поддержал он следом за словами Шэнь Юаня, подавшись ближе к Лю Цингэ и теперь уже более уверенно сжимая и оглаживая его крепко сложенное и мускулистое тело, забираясь ладонями за пояс нижней одежды и оттягивая ткань, чтобы выпустить на волю сжатый в темноте, но не заслуживающий такой жестокости, возбуждённый член мужчины.

Он был хорош, такой же как и его хозяин - покрытый набухшими венками, с покрасневшей от прилившейся крови головкой. Шэнь Цинцю кончиками пальцев провёл по нему от основания до самого верха, размазывая большим пальцем выступившую на кончике смазку и медленно облизнул губы, поднимая тёмный от возбуждения взгляд на лицо Лю Цингэ.

– Лю-шиди хватит на нас обоих… его верхняя часть и его нижняя часть одинаково просят поцелуев, - он мурлычет это, прижимаясь губами к животу, опускаясь по нему ниже, позволяя щеке случайно задеть восставшую плоть. Шэнь Цинцю примерно подозревал, каким образом должна выглядеть интимная близость между мужчинами, но только в теории. Поэтому бросил любопытный взгляд на Шэнь Юаня, будто бы спрашивая у него, знает ли тот, что хочет делать?
– Но возможно, Лю-шиди хотел бы не только поцелуев? Возможно, он хотел бы слиться с нами в удовольствии? - он говорил это, рассматривая выражение лица Юаня. Готов ли он оказаться не совсем в ведущей роли?

Свободной рукой он потянулся к одежде Шэнь Юаня, забираясь под ханьфу и сжимая его ягодицы в своей ладони по осереди. Если тот не будет возражать, то у Шэнь Цинцю есть одна идея, как принести удовольствие им одновременно.
– Но я предлагаю нам опуститься на пол. Мои ноги меня не держат, - выскользнув из одежды первым, мужчина старается не стесняться своего вида, защищаясь усмешкой и горделивым прищуром. Пусть его тело и оказалось покрыто шрамами - кажется, следы издевательств Ло Бинхэ не пропали, а будто бы зажили, - это была часть него. Часть прошлого, которое он не хотел больше переживать.

[nick]Shen Jiu[/nick][icon]https://i.imgur.com/kzeY1Bq.jpg[/icon][quo]учитель года[/quo]

+2

19

Это было похоже на сон. Приятный, но слишком нереально прекрасный, чтобы оказаться действительностью. Эмоции и чувства, что горный лорд долгие годы держал в себе, теперь наконец-то вышли наружу, а вселенная, словно награждая его за ожидание, подарила ему возможность оказаться в объятиях сразу двух Шэнь Цинцю.

Прошлое и настоящее, открытая улыбка и вечно прищуренный взгляд. Все несоответствия, что он замечал и научился игнорировать, теперь становились понятными. Их двое. Их всегда было двое. И пусть Лю Цингэ ещё не разобрался, как они оба оказались в его реальности, отказываться от своего счастья он не собирался.

Словно заворожённый мужчина наблюдал за поцелуем Цинцю. Это завораживало, возбуждало, разгоняло кровь подобно пожару по его венам. Лю Цингэ поперхнулся воздухом, переводя взгляд с одного на второго Шэнь Цинцю и обратно. Он хотел запечатлеть это в своей памяти и никогда не забывать.

Несмотря на странность ситуации, в которой они оказались, все ощущалось крайне правильным. И их поцелуй, и заверение, данное Шэнь Цинцю - второй Цинцю никогда не будет лишним. И даже та покорность, с которой Лю Цингэ подчинялся своим шисюнам, тоже не вызывала сопротивление в его сердце. Верить им обоим было так же просто и легко, как держать в руке меч. Так же просто, как дышать.

Кожа горного лорда покрылась мурашками, стоило губам Шэнь Юаня оказаться рядом с его ухом. Лю Цингэ постарался освободить руки, все ещё захваченные в плен рукавов ханьфу. Послышался жалобный треск ткани, но мужчину это не остановило. Он хотел касаться их обоих, отвечать на распаляющие ласки, которые ему дарили.

Мужчина вздрогнул, почувствовав укус на своей шее, наслаждаясь безумно приятной смесью боли и удовольствия. Все его тело словно превратилось в оголенный нерв, и заклинатель невольно выгибался в чужих руках, желая продлить ласку, ощутить больше, крепче, сильнее. Его глаза широко распахнулись, а щеки окрасились румянцем, когда пальцы Шэнь Цинцю, разобравшись с его поясом, вынули наружу напряжённый член горного лорда. Лю Цингэ едва не задохнулся, смотря на своего шисюна, когда пальцы последнего, больше дразнясь, чем действительно даря ласку, прошлись по его достоинству.

- Цинцю... - выдохнул Лю Цингэ, опасаясь, что голос может подвести. Сознание будто подернулось дымкой, когда Шэнь Цинцю спустился горячими поцелуями к низу его живота, заставляя неимоверно сильно желать большего и вместе с тем сгорать от жгучего стыда. Руки, заведённые назад и все ещё скованные треснувшей тканью, насколько могли, опустились ниже, через ханьфу поглаживая и сжимая пах Шэнь Юаня. Он не хотел, чтобы хоть кто-то из двух Цинцю оказался обделённым лаской, и собирался дать им не меньше, чем они могли ему предложить.

- Я хочу... вас обоих. И больше, чем поцелуи.
Сказать что-то подобное для него было уже настоящим подвигом. Наконец высвободив одну руку из плена ханьфу, Лю Цингэ притянул Цинцю к себе на колени. Его пальцы осторожно и нежно коснулись розового шрама на плече, и заклинатель, наклонив голову, повторил этот путь губами, словно хотел забрать себе ту боль, которую Цинцю получил вместе с этим шрамом.

+2

20

cause you know that i would
help you out if i could; this isn't a joke
i like the way that you look

Шэнь Юань почувствовал, как пересохло в горле, когда Шэнь Цинцю хрипло произнес его имя; его собственное, а не давно привычное оригинального мастера пика Цинцзин. Наверное, никто в этом мире вообще не знал имя Шэнь Юаня до этого самого дня, и от подобной мысли потеплело на сердце. Это было так банально - он покраснел еще гуще, утыкаясь губами в ворот одежд Лю Цингэ; холодный шелк контрастировал с горячей кожей - очень приятно. Шэнь Юань оставил засос и здесь тоже, и красное пятно быстро расцвело и налилось кровью. Не лучшее место, учитывая, что Лю Цингэ всегда собирает волосы, однако останавливаться Шэнь Юань явно не собирался.

Учитывая, как удерживаемые спутанными рукавами ладони Лю Цингэ терлись о пах Шэнь Юаня, прижавшегося со спины, всех всё устраивало. Особенно, пожалуй, Шэнь Юаня, не скрывающего рваного дыхания и тянущегося навстречу случайным касаниям пальцев. Определенно, этого не было достаточно, но внимание быстро переключилось на Шэнь Цинцю, раздевающего Лю Цингэ спереди, и следить за его бледными ладонями оказалось более увлекательно, чем можно было представить.

"Это мое лицо", - отстраненно подумал Шэнь Юань, с затаенным восторгом наблюдая за Шэнь Цинцю, сначала из-под ресниц, а затем открыто, -  "нужно время, чтобы привыкнуть к этому".

Не только лицо, но и... пальцы. Пальцы на члене Лю Цингэ. Шэнь Юань жадно смотрел на них, сам тем временем медленно скользя по рельефному прессу Лю Цингэ и гладя выступы мышц - он слишком часто это представлял, изредка наблюдая за тренировками на Байчжань, когда являлся невовремя - и ощущая, как рот наполняется слюной от желания потеснить Шэнь Цинцю. Для Лю Цингэ, смотрящего сверху вниз, это выглядело бы очень странно, но, наверное, хорошо...

- Но возможно, Лю-шиди хотел бы не только поцелуев?.. - Произнес Шэнь Цинцю.

"Шэнь-шисюн, кто же спрашивает после всего этого? У шиди Лю уже явно нет выбора".

Шэнь Юань с запозданием кивнул и успел едва различимо коснуться прядей волос Шэнь Цинцю, прежде чем тот наклонился ближе и забрался ладонью под одежды цвета цин. Шэнь Юань подался вперед - это было почти невозможно, он и так всем телом прильнул к Лю Цингэ - и сквозь тонкую ткань штанов ощутил, как пальцы сжимаются на его ягодицах. Это острое ощущение неожиданно застигло его врасплох; Шэнь Юань издал тихий стон, утыкаясь Лю Цингэ в плечо и стараясь скрыть этот ужасный звук.

Он определенно не хотел становиться порно-героиней в лучших традициях бездарных тропов Сян Тянь Да Фэйцзи! Возможно, он просто никогда не испытывал такого прилива возбуждения оттого, что его потрогал другой мужчина. Он, конечно, мысленно уже начинал готовиться к чему-то подобному, когда решил признаться Лю Цингэ, но все происходило слишком быстро.

Шэнь Юань словно очнулся, когда рядом с ним послышался треск ткани.

- Шиди, я помогу, - сказал он, распутывая Лю Цингэ и краем глаза наблюдая за тем, как обнажается Шэнь Цинцю.

Шрамы на нем, должно быть, оставил Ло Бинхэ - и странно, что здесь они остались, будто в насмешку; тело было исполосовано везде. Шэнь Юань на мгновение поджал губы и нахмурился, стараясь не погружаться в размышления об этом, хотя его, в конце концов, самого ожидало нечто подобное в будущем.

Шэнь Юань развязал свой пояс и так же быстро избавился от ханьфу, как и Шэнь Цинцю, не глядя кидая все на пол. Предметы одежды смешались, создавая беспорядок, но раздражения от этого Шэнь Юань не испытал, отходя в сторону и открывая ящики низкого резного шкафа - в них он хранил личные вещи, в основном веера, шпильки, гребни и пудру. До того, как они втроем совсем увлекутся друг другом, Шэнь Юань решил проявить предусмотрительность.

Он наконец отыскал прозрачный фиал с маслом и вернулся к Лю Цингэ, держащего Шэнь Цинцю на коленях.

- Может быть, шиди Лю более подробно расскажет, что он хочет сделать?..

Шэнь Юань перевел взгляд с Лю Цингэ на Шэнь Цинцю, понимая, что второй куда больше руководит процессом, но попытаться разговорить молчаливого шиди тоже очень хотелось. В любом случае, кажется, Шэнь Юань не избежит роли нижнего в их сексе... не без удивления он признал, что это его полностью устраивает.

[nick]Shen Yuan[/nick][status]mr fixer[/status][icon]https://i.ibb.co/fFNNNzD/333.png[/icon][quo]<hr> <center><a href=""><b>ШЭНЬ ЮАНЬ</b></a></center> <hr> <center>be my valentine 💙</center> <hr>[/quo]

+1


Вы здесь » The Untamed » Система «Спаси-Себя-Сам» для главного злодея » экстра на день Святого Валентина