Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Пэй Мин, Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » for what it's worth


for what it's worth

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


I tear the sun  in three
To light up your eyes

[nick]Nie Huaisang[/nick][status]come on lay with me[/status][icon]https://i.ibb.co/8xwGbnd/nhs.png[/icon][quo]<hr> <center><a href="http://modaozushi.rolbb.ru/"><b>НЕ ХУАЙСАН</b></a></center> <hr> <center>'cause i'm on fire<br>(got no lover)</center> <hr>[/quo]

+1

2

i always aim to please,
but i nearly died

Не Хуайсану приходилось прежде расшивать пояс. Сначала получилось не очень, поэтому пришлось распороть. Ему ничуть не жаль было видеть, как часы вышивки превращаются в рваные клочки ниток - потом получится лучше. Эта работа была медленной и не терпела спешки. Не Хуайсан был спокоен - его терпения хватило бы на что угодно, и это терпение ему пригодилось в самый черный час.

Потом получится лучше... Так Не Минцзюэ говорил, когда у Не Хуайсана не получались выпады, или когда Не Хуайсан падал от усталости на тренировочном поле, чувствуя, как сгорают плечи и руки под солнцем Цинхэ.

Стежки на руках и ногах Не Минцзюэ вышли мелкими и ровными, и обрезая нить на запястье, Не Хуайсан задумчиво провел пальцами по выступающему узору. Кожа брата стала мертвенно-серой и непривычно холодной.

Не Хуайсан наклонился и поцеловал ледяную ладонь; в абсолютной тишине шорох одежды и шумное дыхание были слишком громкими, гулко разносясь по огромной полупустой зале. В ней остались только масляные лампы и почти догоревшие свечи. Вечером точно шел дождь, но вечер давно минул; Не Хуайсан устало подумал о том, что скоро займется рассвет.

Тело Не Минцзюэ было перед ним - не изменившееся на вид даже после смерти. Только сшитые конечности выдавали его, но потом они скроются одеждой. Не Хуайсан принес его в собственную комнату - не спальню, а подобие библиотеки с выставкой оружия, когда-то давно привезенным братом из разных мест.

Не Хуайсан погладил плечи и ключицы; он помнил их горячими - особенно под своими руками. Теперь шея заканчивалась ровным срезом, выполненным с поразительной аккуратностью. Не Хуайсан поджал губы, едва коснувшись мыслями Цзинь Гуанъяо.

Все было хорошо, даже слишком... и ему понадобилось все испортить. Те старания, что приложил Не Хуайсан, чтобы наладить свои дела и дела ордена - с братом - пошли прахом, но разве он сдастся только из-за смерти?

К счастью, для поднятия мертвых духовная сила не требовалась. Цинхэ Не наравне с другими получил часть записей Вэй Усяня - возможно, с легкой руки Не Хуайсана, лучшую их часть. Даже будучи расчлененным, тело Не Минцзюэ излучало убийственную ци, и поверх стежков пришлось наложить печати, чтобы он не смог двигаться.

Не Хуайсан не был до конца уверен, что это поможет, но в крайнем случае он сам не был против умереть.

Он вернулся к столу, чтобы взять голову. Не Хуайсан сам прикрыл ей глаза когда-то, но безмятежным лицо Не Минцзюэ не выглядело - он словно все еще злился и был готов убивать. Этот темперамент Не Хуайсану нравился; он потрогал побелевшие сухие губы кончиками пальцев, а потом поднял лицо к своему и легко поцеловал их - на мгновение, будто бы всерьез ожидая, что ресницы напротив дрогнут, и карие глаза наполнятся теплом.

В тишине прошелестел обреченный вздох, и Не Хуайсан повернулся к телу. Пришить голову к шее было сложнее всего - он боялся, что ничего не выйдет; что ряд получится кривым, и придется начинать заново. Он слишком устал и почувствовал, как его терпение развеивается пеплом, оставляя за собой отчаяние.

Спустя некоторое время он закончил и даже медленно расчесал волосы, прикрывая ими шею.

- Дагэ, - позвал Не Хуайсан, обнимая брата, - это я.

[nick]Nie Huaisang[/nick][status]come on lay with me[/status][icon]https://i.ibb.co/8xwGbnd/nhs.png[/icon][quo]<hr> <center><a href="http://modaozushi.rolbb.ru/"><b>НЕ ХУАЙСАН</b></a></center> <hr> <center>'cause i'm on fire<br>(got no lover)</center> <hr>[/quo]

+3

3

"Дагэ"...

Тихий голос Не Хуайсана стал не раздражающим, а успокаивающим не так давно. Незадолго до… до чего?
Из памяти ускользают обрывки воспоминаний, в голове царит странная каша из всего сразу. Перепутано и спутано. Что было раньше, что случилось потом? Почему брат то старше, то младше? Почему он то счастливо улыбается, то смотрит куда-то с ужасом в глазах, а потом поворачивается и прикрывает веером странную усмешку на губах? Этот дурацкий веер, который непременно нужно было расписывать собственноручно? Какой ужас, как же раздражает. Раздражало?
Где же веер? Где Не Хуайсан?

Холодно. Привычный жар сменился пронзительным холодом, так что всё тело ещё немного, и задрожит. Но не двигается в места. Не Минцзюэ и сам неподвижен, нет желания сделать что-то, будто он скован по рукам и ногам.

"Дагэ"...

На лице Не Минцзюэ еле заметно дёргается бровь. Двигаться сложно, но не потому, что кто-то его связал или сковал. Тело будто забыло, как это делать, и веки поднимаются очень медленно, будто закостенели. Но перед глазами теснота, мутный туман, который хочется развеять, но руки со странным хрустом поднимаются выше, замирают на уровне груди. Пальцы не сжимаются в кулак с первого раза, но вдруг что-то тёплое льнет рядом.

Тёплое, что хочется прижать к себе и поглотить, сожрать до последней крошки, чтобы согреть тот лютый холод, что поселился в груди.

Тепло не уходит, даже когда руки смыкаются вокруг него, тепло рядом, и оно помогает туману стать не таким густым. Бьётся сердце совсем рядом. Стучит глухо, завораживает. Помогает поймать ритм, помогает прийти в себя.
Он помогает.
Брат.

– А… А-С-с-с-а… - горло будто бы песком запорошило, скрипучие и хрипящие звуки из него выходят, да и глаза всё ещё не видят ничего. Желание сожрать тепло рядом с собой уходит, хоть брови и хмурятся всё ещё, а в груди сворачивается чёрным комком жажда крови. Гнев и ненависть.

Мэн Яо… этот мерзавец!

– Я-а-о-о… - хрипит Не Минцзюэ, и его руки сжимаются с силой на плечах. Гнев придаёт ему больше возможностей контролировать тело, но он же вызывает к жизни другие желания. Убить Цзинь Гуанъяо. Самое главное и основное, читать мешает мыслить здраво, что…

Мужчина держит Не Хуайсана за плечи и поднимает в воздух, пытаясь их глаза на одном уровне уравновесить. Но колени вдруг подгибаются, и Не Минцзюэ падает вниз, теряя равновесие, увлекает за собой брата. Да и в целом оказывается лежащим сверху над парнем, продолжая смотреть в его глаза немигающим взглядом.
– Где я? - сипит он чуть более чётко, а потом опускает взгляд ниже, спотыкается о неестественно серую кожу на руке, на вздувшиеся вены, на почерневшие пальцы.
– Что… слу-чи-лось? - продолжает расспрос, теперь уже рассматривая лицо не парня, но молодого мужчины под ним.

Это его брат? Почему он выглядит старше, чем Не Минцзюэ помнит? Да, в его воспоминаниях полный кавардак, но таким он не видел Не Хуайсана.
– Ты возмужал… стал взрослым мужчиной… а я? Что со мной стало?

[nick]Nie Mingjue[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/8/496429.jpg[/icon][quo]In your head, in your head they are crying[/quo][status]zombie[/status]

+3


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » for what it's worth


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно