Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Пэй Мин, Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Долг и честь


Долг и честь

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


Долг и честь
https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/258778.jpg
Участники:
Цзян Чэн ◄► Вэнь Нин
Место:
Граница ордена Ланьлин Цзинь и Юнмэн Цзян
Время:
Постканон. Ранняя весна, спустя год после событий в храме Гуань-Инь
и пару дней после очередной "встречи" с Цзинь Лином.
Сюжет:
Проводив племянника к дороге в Гу Су, Вэнь Нин решает вернуться в Цишань.
Но опять что-то неожиданно пошло не так.


[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/180040.jpg[/icon]

+1

2

[indent] Цзян Чэн измерял шагами свою Цзинши уже несколько минут. Обычно он с утра находился в своем кабинете, но сегодня он решил отоспаться, и нежданный визит не радовал. Признаться, юным заклинателям повезло ведь он все еще не тронул их и слушал молча и внимательно, лишь хмурясь и нервно крутя заискрившееся кольцо на пальце, которое в любую минуту готово было стать кнутом и разнести помимо комнаты, адептов, явившихся до рассвета с плохими новостями. Хотя для Цзян Чэна не доставило бы труда сделать это голыми руками.
— Что значит "пропал"?! —процедил он сквозь крепко стиснутые зубы, быстрым шагом направляясь к трем молодым заклинателям в золотых одеждах, — а вы где были?!
— Г-глава ордена Цзинь, он... — договорить юноше не дали, грубо схватив за плечи.
Глава ордена Цзян никогда не славился спокойным и терпеливы нравом, особенно когда дело касалось его племянника. Ходили слухи, что Цзян Чэн контролирует его чересчур, но на это у него была причина, и слушать кого-нибудь он не собирался. Цзинь Лин — единственный близкий человек для него, память о сестре, а самое главное — он его племянник, и сохранить его было долгом для Цзян Чэна. Своей "излишней" опекой, он пытался огородить племянника от всего плохого; защитить его. Своими колкостями он хотел вырастить из того мужчину, пусть это был и не совсем правильный метод, по мнению многих. Но при всей строгости дяди, Цзинь Лин умудрялся сбегать подальше от всех и всего и поступать так как ему хочется. Слишком много самовольничал, пытаясь доказать свою самодостаточность. Возможно они и отличались этим, ведь Цзян Чэн пытался дать своему племяннику то что так не хватало когда-то ему: поддержку, когда он стал главой; мудрые советы; отношение как к родному сыну, а ведь Цзян Чэн не получил этого даже от своего отца, и самое главное, стать для Цзинь Лина его опорой, рядом с которым он будет чувствовать себя увереннее и не бояться никого. С выражением любви у него были проблемы, и даже однажды, он довел маленького А-Лина до слез, но тогда на выручку пришёл бывший глава ордена Цзинь, Ляньфан-цзунь, успокоивший малыша. После этого, Глава ордена Цзян больше не пытался показать свою любовь таким образом.
Цзинь Лин часто уходил на ночную охоту не сообщая, и ни для кого это не было секретом, однако он не задерживался там, и сразу после его ухода надзиратели, — как их любил называть сам юноша, — сразу же сообщали это Ваньиню, контролируя чтобы все прошло гладко и без происшествий.
"Глава ордена Цзинь... Действительно, кто перечить станет?" От одной мысли про это у Цзян Чэна что-то сжалось внутри. Казалось, только недавно он слышал топот детских ножек, его первое, звонкое и наполненное детского счастья «Дядя!», радость, что тот испытывал когда дядя подарил ему его первую собаку, эти воспоминания, возможно, были для Цзян Чэна дороже чем племянник мог себе представить. Хотелось взять его под свое крыло и оставить там, оберегать, защищать. Но рано или поздно птенец вылетает из гнезда и задача его родителей, в случае с Цзинь Лином опекуна, подготовить его к этому вылету и в целом, к предстоящей жизни за пределами уютного места.
— Глава... — Слушать дальше Цзян Чэн не стал, мягко говоря, оттолкнув собеседника и наспех хватая Саньду и одевая верхнее одеяние, рывком раскрыл вход. Гостям не понадобилось приглашения выйти, можно сказать они только этого и ждали, и, оставив свою комнату пустовать, Цзян Чэн поднялся на меч, отправляясь в Ланьлин Цзинь.

Минуя Юньмэнские озера, любоваться которыми у него сейчас не было времени, да и в это время лотосы не цвели, и даже если цвели, то их можно было бы посчитать на пальцах: сезон наступал ближе к осени, а сейчас только ранняя весна. Весна тоже хороша. В это время цветут цветы на деревьях, дарящие не только аромат садам, но и красоту. Вообще, весна — это прекрасное время, для тех у кого нет аллергии на пыльцу, и, к счастью, у Цзян Чэна её не было. Пролетая над деревьями, на которых только начали появляться почки, а у некоторых уже были цветы, его взгляд остановился на ком-то в сером. Едва уловимый звон цепей выдавал своего хозяина и беспокойство Цзян Чэна только усилилось. Он не раз видел носителя этих цепей и их встречи ничем хорошим не заканчивались. Возможно он бы и не стал тратить свое время и поспешил искать своего племянника, но призрачный Генерал, Вэнь Цюнлинь, шел со стороны Ланьлина, и вид его пусть и всегда был словно он покинул поле боя, в этот раз он выглядел куда более потрёпанным. Сердце охватило плохое предчувствие и тревога. Даже если башня Кои встречала гостей с распростертыми объятиями, этому гостю они рады не были бы никогда. Давнее убийство Цзинь Цзысюаня, оставило след, и пусть правда раскрылась, глубоко в сердце все еще оставалась обида и не только у Цзян Чэна, ведь убит, на тот момент молодой наследник ордена Цзинь, отец Цзинь Лина, был руками этого Вэня. Цзян Чэн устремился к источнику звука, а Цзыдянь на пальце, уже принимал образ кнута, искрившись фиолетовыми искрами отзываясь на гнев своего владельца. Спустившись ниже и сойдя с меча на расстоянии в один чжан от Призрачного Генерала, он смерил его высокомерным взглядом, всем видом показывая свою неприязнь. Он бы и не начал разговор, если бы не подозревал его в причастности к исчезновению племянника.
— Вэнь Нин... — Словно пробуя на вкус, он сухо произнёс его имя, сведя брови на переносице сильнее, продолжил, — что ты здесь забыл?!

Отредактировано Jiang Cheng (Пятница, 13 мая 21:58)

Подпись автора

水满则溢

+2

3

Если ему и стоило пойти куда-нибудь после злоключений в тех пещерах, то дорога лежала бы точно не в Башню Кои. И хоть доставить Цзинь Лина в целости и сохранности домой после всего пережитого стоило бы, и убедиться в том, что он в порядке и что он будет в порядке, эту почетную обязанность (хоть Лин и возражал) взял на себя А-Юань. Всё же Лань Сычжуй куда более приятный сопровождающий, чем Призрачный Генерал. Никто не поймет и вряд ли кто-то потерпит присутствие Вэня рядом с главой ордена Ланьлин Цзинь, тем более того самого, которому особенно не рады.
Впрочем, то, что ему не рады, Нин пережить мог, а вот то, что неугомонный юный глава ордена вряд ли сядет дома и больше никогда не пойдет на ночную охоту в одиночку… Думать об этом не хотелось, но мысли возвращались снова и снова к тому, что им обоим довелось испытать в том месте. В этот раз Цзинь Лину повезло, что на ночной охоте им троим удалось встретиться. Кто знает, повезет ли так в следующий? Если глава ордена Ланьлин Цзинь внезапно исчезнет, кто знает, который из его кузенов станет следующим и что после этого может произойти в устоявшемся сейчас хрупком равновесии.
Да. Нин верил, что Ханьгуан-цзюнь, став Верховным заклинателем, способен защитить молодого господина Вэй от всех невзгод и гонений, но кто знает, что тому пожелают припомнить те, кто, возможно, настроен менее терпимо. Если бы он не верил, что Второй Нефрит способен хорошо позаботиться о своем самом близком друге, он бы вряд ли покинул Вэй Усяня, ставшего ему, с одной стороны, семьёй, с другой — узами, разорвать которые было желанием его сердца. Желанием стать свободным, чтобы потом выбрать свой собственный путь в этом мире.
Сейчас, когда его чувства, страхи и помыслы были вывернуты наизнанку, развернуты перед его взором как картина-свиток, движение за движением, медленно и надрывно, нужно было побыть одному… Нужно. Но он отправился искать того, кто стал собратом по несчастью.
Это тоже стало желанием сердца, и он отчетливо увидел это, пока странствовал в своём сне, одурманенный призраками отмщения.
Не зная, куда мог отправиться Сунь Лань из города И, Нин выбрал первую попавшуюся дорогу, и только в пути понял, что повернул к району Шудун, где этот город находился. Что ж, снова побывать там и посмотреть, что осталось от него, было неплохой идеей для бывшего Призрачного Генерала, кто странствует, имея целью найти другого призрака, что тоже странствует в неизвестности.
Задумавшись о своём глубоко и глядя под ноги, на истертую колесами повозок местами влажную землю и торчащие из нее сглаженные камни, Нин заметил приближение Главы Цзян слишком поздно, только лишь когда тот упал с неба перед ним, преграждая путь вперед.
— Вэнь Нин… что ты здесь забыл?!
Как обычно, и Нин уже давно к этому привык, Цзян Чэн был не в духе. Однажды он был крайне непочтителен к главе ордена Юньмэн Цзян, бросив в него меч молодого господина Вэй вместе с жесткими, разрушающими уверенность в своей непогрешимости и давние иллюзии, словами. Словами, которые вряд ли тот забыл, которые не прибавят спокойствия этой случайной встрече.
Тем не менее, вежливость, когда ничто никому не угрожает, нужна. Нин неторопливо сложил руки перед собой, звенья цепи отозвались на движение сухим звоном, и поклонился как полагается в подобном случае.
— Вэнь Нин приветствует главу Цзян, — он огляделся. Может быть, он уже покинул пределы Ланьлина? Сказать точно было сложно, всю дорогу он мало смотрел по сторонам, а теперь пришлось. — Но… разве ходить по этой дороге запрещено? Вэнь Нин не делает ничего плохого…
Только ли в том, что глава Цзян видит его тут, причина того, что Цзыдянь искрится на пальце? Та самая плеть, с которой и началась их невеселая и эмоциональная беседа в Пристани Лотоса, готова сорваться и полететь ему навстречу. Стал бы он избегать удара в этот раз?
На миг Нин закрыл глаза, чтобы вспомнить, как хлыст проехался по нему в прошлый раз, заставляя упасть на плиты, лишить сил на какое-то время… Сможет ли теперь он избежать подобного? Стоит ли…
“Почему он здесь один?” — мелькнула мысль, заставляя неторопливо оглянуться.
— Глава Цзян торопится в Ланьлин? — высказал он свою догадку. Наверняка из-за пропажи своего племянника. Разве бы ему не сообщили об этом? — Вам не стоит сильно беспокоиться…
Лучше было бы промолчать или сказать?
Нин не знал. Нин знал только, что такое семья…

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/180040.jpg[/icon]

Отредактировано Wen Ning (Суббота, 23 апреля 17:10)

+2

4

Разговор, которого Цзян Чэн так избегал, настиг его. Правда, он не избегал конкретного разговора, а сторонился встреч с Нином, с братом и его мужем, в общем.
Мягкое выражение лица напротив – раздражало.  Он выводил из себя. Его безмятежный тон, его "невинные" черты лица, а ведь Ваньинь помнил... Он помнил каким этот Вэнь может быть грубым, как тот, сказав ему несколько жестоких слов (несомненно они были не совсем таковыми), ударил его в грудь Суйбянем, и от воспоминаний, левая рука ненароком скользнула к груди, трогая место где должно находиться ядро. На мгновение на его лице появилась растерянность, резко сменившаяся на ярость. Нет, это был вовсе не гнев, это была именно ярость. Играет ли Вэнь Нин невинность, или же просто издевается? А, впрочем, может он и впрямь такой простодушный и притворяться ему не приходится? Мысли подступали с таким напором, что в груди начала подниматься тревога вперемешку со злостью. Он не мог совладать с собой когда гневался, из-за чего он тяжело набрал воздуха в грудь, выдыхая. Сейчас ему не нужно тратить силы в лишний раз, вдруг ему придется действительно спасать племянника от монстра, или, еще хуже, от людей. Своим характером А-Лин успел набрать себе немало врагов, даже Цзян Чэн мог ему позавидовать в этом.  Позавидовать! Вон, потакал всем вокруг и что в итоге? Остался с пустыми руками один, обвиненный во всех бедах, и теперь утвердивший свое звание: «эгоист». Чертов Ванцзи, чертов Усянь! А Нин... Нин — это человек видавший его настолько уязвленным, что только за это, Ваньинь считал, его можно убить, и это было бы довольно веской причиной. После смерти родителей, Цюнлинь видел его разбитым, в слезах, не спавшим ночью. А ведь это он ухаживал за Ваньинем и Усянем, когда они сбежали от Вэней. Именно он и его сестра, и что сейчас? Чувствовал ли Цзян Чэн вину за то, что натворил? Ведь он мог... он мог уберечь их от этой участи. Но зачем? Нужно ли это было ему самому? Прошёл год, год с того момента как все разъяснилось и жалеть о прошлом - нельзя. Тяжелый груз и ненужный, который тянет вниз, пора уже отпустить.

— Вэнь Нин приветствует главу Цзян. Но… разве ходить по этой дороге запрещено? Вэнь Нин не делает ничего плохого…

Вопрос остался проигнорированным. А как же, не делает. Объяснять что-то словами он не собирался, но и нападать без повода было не лучше. Эта дорога давно должна была быть запрещена любому носившему фамилию Вэнь, и единственное о чем сейчас жалел Цзян Чэн - то, что он раньше об этом не додумался. Надо было на каждом дереве, камне, вообще везде высечь: «Вход Вэням запрещен!», но это будет унизительно для главы ордена Цзян. Что подумают люди? Что он боится? Да кто там остался из них?! Вэнь Нин и еще малец, незрелый ребенок, от которого проблем быть не должно. Частое нахождение этого "ребёнка" рядом с племянником - настораживало, но Цзинь Лин уверял, что он уже не маленький и знает что делает и с кем общается, да и Юань не подавал повода для беспокойства.
— Глава Цзян торопится в Ланьлин? - резко оторвавшись от размышлений, Цзян Чэн напрягся от услышанных слов, хмурясь пуще прежнего, и медленно кивнул, не отрывая взгляда от Нина. Откуда ему знать, куда Ваньинь направляется?! - Вам не стоит сильно беспокоиться…

- Не стоит?! - возможно, в этот момент его взгляд выглядел как у бешеной собаки, готовой напасть, но кого это волновало? Любого, кроме Цзян Чэна - Ты был там, верно? Неужели это ты.?!

Речь оборвалась и Ваньиня охватило острое желание схватить его за шиворот, и швырнуть куда подальше. Неужели пропажа А-Лина это его рук дело?

Но при всем этом, он решил ограничиться в этот раз разговором, и подождать до тех пор, пока ему самому все не расскажут. Хотя на эти самые разговоры времени не было, не просто так ведь он на ногах в такое время!

- Что с Цзинь Лином? – ровным голосом, присущим главе ордена, спросил он, внимательно вглядываясь в глаза напротив, пытаясь понять, правду тот говорит или же нет. Нельзя сказать что Цзян Чэн мог читать людей, но правду ото лжи отличить точно мог.

Отредактировано Jiang Cheng (Понедельник, 23 мая 01:47)

Подпись автора

水满则溢

+3

5

Возможно, самым лучшим было сейчас просто поклониться и раствориться в тени не одетых еще листвой деревьев, и никогда не возвращаться в эти места. Или ходить здесь только по ночам, не попадаясь никому на глаза. Или вообще забыть сюда дорогу.
Но…
Нездоровое упрямство, которое всегда доставляло проблем сестре и клану, опять подняло голову. Почему он должен прятаться? В самом деле, почему он должен сойти с дороги, которую выбрал?
— Не стоит?! Ты был там, верно? Неужели это ты?!
“Был там… Я? Что я…”
Главу Цзян, казалось, сейчас порвет от гнева, а тем, что у того внутри, забрызгает его лохмотья и видавшие виды сапоги. Отойти подальше, правда, он не додумался, избегая удара плетью и пытаясь понять, что за эти пару дней донесли до Пристани Лотоса.
— Что с Цзинь Лином?
Выбор слов всегда был самым сложным. Выбор слов, чтобы Цзян Чэн услышал, дослушал до конца, был еще сложнее. Хоть в прошлый раз он не стеснялся ни в жестах, ни в выражениях, позволил себе нарушить клятву и растоптать иллюзии… Для чего?
Чтобы защитить. На той черте, где никто бы не остановил, кроме него. Думал ли он тогда, как дальше будет жить с этим откровением сам глава Цзян? Вряд ли… А вот теперь, искушая Цзыдянь, он вздохнул, огляделся и неторопливо устроился на поваленном стволе на обочине дороги.
— Так сразу не расскажешь всего, что произошло, да и сам глава Цзинь вряд ли расскажет. И если уж так, прошу, не настаивайте, не нужно ставить его в неловкое положение.
Услышит или нет, дело семейное.
— Вэнь Нин расскажет, что произошло. Если глава Цзян хоть сколько-нибудь доверяет словам того, кто видел его совсем недавно, а не слухам.
А не тем, кто принес тому историю, мало смахивающую на правду, раз Цзян Чэн настолько зол и так сильно торопится в Башню Кои.
— Вэнь Нин, действительно, был в Ланьлине, и был там не один. Мой…
… “племянник”, хотел сказать он, но вдруг почувствовал, как неуместно было бы это напоминание сейчас.
— Лань Сычжуй захотел посмотреть, как цветет слива на холмах Ланьлина, и Вэнь Нин решил, что это хорошая идея. Поэтому мы оказались в тех местах.
Вряд ли стоит говорить и о том, что в деревни на окраинах редко заглядывают заклинатели. Дела управления орденом пусть решают сами. Можно просто ограничиться случившимся.
— Мэйхуа там, действительно, очень хороша, — одного взгляда на лицо Цзян Чэна, пытающееся не позеленеть и не побагроветь одновременно, хватило, чтобы стало вдруг… внезапно… очень приятно. И очень стыдно за то, что эта радость оказалась такой мстительной. — Но в тех местах поселилась нечисть, и местные жители были обеспокоены. Мы были совсем рядом, потому пошли на ночную охоту… Там и встретились с главой Цзинь…
Нин посмотрел на свои ладони, снова положил их на колени. Палец нашел очередную дырку в истертой ткани, которую стоило бы хотя бы постирать… хотя вряд ли это уже поможет.
— Охота была непредсказуемой и немного… затянулась, — закончил он свой чрезвычайно короткий рассказ ни о чем. — Сейчас Сычжуй уже, наверное, сопроводил главу Цзинь в Башню Кои. Так что торопиться главе Цзян не обязательно.
И даже нежелательно, Лину стоит побыть одному и подумать о том, что с ним произошло. А избыток энергии Цзян Чэна сейчас лучше бы использовать в более полезных целях.
— На этой охоте мы столкнулись с чем-то более опасным, чем простые твари, и кое-что не закончили. Вэнь Нин не сможет с этим справиться в одиночку, не сможет защитить людей…
Наверное, стоило бы рассказать больше, но только после того, как переменится настроение хозяина этих мест. Оттого он, не отрывая взгляда, смотрел на него, ожидая первых слов.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/25/180040.jpg[/icon]

Отредактировано Wen Ning (Воскресенье, 18 сентября 19:31)

+1


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Долг и честь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно