Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Пэй Мин, Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Благословение Небожителей » Скелеты свои люди в шелка завернули. Глядят на цветы.


Скелеты свои люди в шелка завернули. Глядят на цветы.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[nick]He Huan[/nick][icon]https://i.ibb.co/8mR5bx6/image.jpg[/icon][quo]<hr> <center><a href="https://theuntamed.ru/viewtopic.php?id=483"><b>ХЭ СЮАНЬ</b></a></center> <hr> <center>— ...Я хочу умереть. Хэ Сюань равнодушно бросил: — Размечтался.</center> <hr>[/quo]

Участники: Хэ Сюань (он же Демон Чёрных Вод) и Ши Цинсюань
(он же бывший Небожитель - Бог Ветра, а нынче, вернее будет сказать - она...впрочем, не все секреты разом).

Время действия: некоторое время спустя после драматичных событий во владениях
Хэ Сюаня, смерти Ши Уду, а также таинственной пропажи Ши Цинсюаня.

https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/85/t243958.jpg

когда все дороги, по которым ты ходил,
вернутся ко мне

https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/85/t725573.jpg

я буду следовать карте, которая приведёт меня к тебе.

После того, как Цинсюаню загадочным для многих образом пришлось оставить Небеса, случилось так, что пропавшее божество обнаружило себя без привычного веера и духовных сил - в образе простого смертного, притом...в женском теле. В довершении к прочим невзгодам, Цинсюань оказалась служанкой в неком незнакомом ей странном доме мира людей, не зная - туда её отнёс Хэ Сюань, дабы испытать, как та поступит далее, сумеет ли решить навалившиеся проблемы смертных без содействия брата и без привычного Мин И под рукой. Но столь ли непримирим возжелавший кровавой мести демон или же ничто живое не чуждо и сему опасному гулю, равнодушному ко всему. Равнодушному ли к Ветру?

Отредактировано Jin Ling (Воскресенье, 8 мая 09:25)

+2

2

[nick]Shi Qingxuan[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/84/65789.jpg[/icon][quo]<hr> <center><a href="https://theuntamed.ru/viewtopic.php?id=481"><b>ШИ ЦИНСЮАНЬ</b></a></center> <hr> <center>Я ночью слышу, как я ломаюсь;
Такой прекрасный и ужасный звук.</center> <hr>
[/quo]

..и он рассмеялся, вырывая костлявыми пальцами с отросшими птичьими когтями сердце. Девушка распахнула глаза, резко очнувшись ото сна. Каждую ночь преследовали её кошмары, давившие на разум, что становились причиной усталости и боли. Являлись образы знакомые, напоминающие бесконечно о собственной никчемности. Слабости. Бесполезности. Жалкие слезы спускались по щекам, пока наполненный ненавистью и страхом крик стремился выйти из горла хриплым не то плачем, не то воем. Она быстро зажала ладонями рот, а через пару минут солнечной улыбкой встречала вбежавшую в комнатушку юную госпожу. Девочка с игривым огоньком в глазах неслась по тропинкам сада, не боясь падений и ушибов. Убегала непослушная от старшей сестры своей, коя снова пугала наказанием, хотя знали обе что пустые все эти угрозы, да и не сможет устоять якобы ответственная взрослая и присоединится к очередной проказе младшей. Но вместо веселящихся сестер, как бы не старалась, видела падшая небожительница силуэты совершенно иные. Приходили воспоминания собственного детства, что сменялись той самой страшной ночью, забравшей драгоценного старшего брата.

Каждая уважающая себя маленькая девочка, наслушавшись сказок на ночь, фантазирует, что однажды встретит прекрасного принца, кой спасет ее из логова злодея и украдет первый поцелуй, после забрав в свое огромное процветающее королевство. И играла бы в замке музыка, сияли улыбки, да счастье и покой царствовали вечно. Юная дочь богатого господина не отставала от своих сверстниц, без умолку болтая о желанном браке с соседским пареньком, и примеряла на себя уже роль счастливой матери его детей. Наблюдая за маленькой госпожой, что смотрела на мир своими большими глазами со светом и добротой, Ши лишь надеялась на благосклонность судьбы к той, и не придется малышке познать разочарование. — Мы и тебе мужа найдем! Самого хорошего, самого красивого, пусть только попробует обидеть, — щебетала малышка, словно птичка, сверкая своей радостной улыбкой в предвкушении от встречи с тем, кому уже самозабвенно отдала своё сердце. Нервно сглотнув, Ши привычно скрыла свою горечь за смехом, продолжая возиться с длинными шелковыми локонами девчушки, заплетая те в аккуратную прическу.

Ши Цинсюань, падшая повелительница ветра, не помнила или же не хотела помнить, как очутилась около особняка, что хотела найти здесь, но чувствовала себя отвратительно и устало, дабы тратить энергию на раздумывая о причинах. Как и не задумывалась над тем, что отныне проведет свою смертную жизнь в девичьем теле — впрочем, когда волновало это взбалмошного небожителя, любящего этот облик? На этот раз смиренно была принята судьба, приведшая младшую Ши в семью добрых людей, где прислуживать младшим госпожам не в тягость. Прелестные юные создания привносили свои яркие краски в безрадостную жизнь.

— Фэн.. Сегодня редкость молчалива, неужели что-то стряслось плохое, а ты, как и все взрослые, решила укрыть от меня? — обеспокоенно заговорила девочка, смотря с обидой на севшую около нее подругу, коя не являлась для нее обычной прислугой. Паника захватила Ши, мысли всякие полезли в голову, вдруг не достаточно она скрывала свои истинные чувства. Ах, не хотелось становиться для кого-то обузой и причиной расстройств. Разве не достаточно уже насолила в прошлом, хоть и не ведая об этом. Хотелось прикрыть лицо веером, но не успела заверить, что ничего дурного не произошло, как заявила о своем присутствии младшая госпожа. С веселым смехом вторая дочь господина накинулась со спины на Цинсюань, обвив ручонками шею и хитро зыркнув на сестру. Выдохнула повелительница ветра облегченно, стоило сестрам уйти в дом и приступить к занятиям.

На самом деле Ши Цинсюань никогда не задумывалась, что однажды может оказаться в подобной ситуации. Ещё недавно её пальцы сжимали веер, обладающим высокой мощностью. Ныне держала в своих руках гребень, но даже не принадлежащий ей. Держала в руках поднос, что несли не ей, и рассказывала сказки о жизни той, из коей вырвана бледными руками демона, вершившим правосудие ради своей несправедливо отнятой жизни. Демон, чьё лицо приходило в самых мучительных снах. Демон, чьё лицо чудилось и среди людей в городе. И порою падшая небожительница ловила себя на мысли, что с надеждой вглядывается в толпу, пытаясь увидеть того, кого должна ненавидеть. Сгорая каждый раз от чувства вины за подобные желания, Ши больше углублялась в своё настоящее, где не было места ничему из прошлого, того самого, что было даровано ей незаслуженно. Но ничто из этого не мешало скучать не только по Ши Уду.

Неприметная, закутанная в простой плащ, Фэн блуждала вдоль лавок и, превозмогая боль в ноге, изредка болтала с торговцами да попадающимися на пути беспризорниками. Сперва на нее никто не обращал особого внимания, а сейчас Ши стала своей среди простых людей, помогая чем может.
Остановившись, засмотрелась она на украшения, касаясь заколок и шпилек, коих в прошлой жизни имела в немыслимом количестве. Любила повелительница ветра развлечения, любила новыми побрякушками закупаться, забавляясь с реакции вечно хмурого лучшего друга, коему приходилось под задорный смех Ши таскать все покупки.

Лучшего друга, которого не было никогда. Только демон, только хозяин черных вод.

Ши одернула ладонь, отпрянула, как от огня, и сделала шаг назад. Натянув капюшон посильней, падшая повелительница ветра вздрогнула, чувствуя спиной прожигающий морозом взгляд. Однако, обернувшись, не увидела никого. Показалось. Опять.

+1

3

[nick]He Huan[/nick][icon]https://i.ibb.co/8mR5bx6/image.jpg[/icon][quo]<hr> <center><a href="https://theuntamed.ru/viewtopic.php?id=483"><b>ХЭ СЮАНЬ</b></a></center> <hr> <center— ...Я хочу умереть. Хэ Сюань равнодушно бросил: — Размечтался.</center> <hr>[/quo]

Угольно-чёрный подол его траурной мантии мрачно скользит по разбитой дороге, ведущей в небольшой городок - куда после свершённых драматичных событий, он перенёс Ши Цинсюаня.
Как забавно, если, конечно, уместно выразиться именно так – в этот момент, являясь обыденным путником в запылённых одеждах, он сам себе напоминает былого Хэ Сюаня, как никогда прежде. Будто снова стал всего лишь человеком – беспомощным, бессильным что-то изменить. Впрочем, как раз в те далёкие времена он был жив и полон глупого стремления противиться судьбе. Безмерно слепо веруя в то, что если приложить все старания, судьба проявит сострадание и милость.

Нынче весь этот жалкий, бессмысленный энтузиазм, вызывает у демона Чёрных Вод скомканную усмешку, прорезающую бледные черты сплошным шрамом. Больше никогда он не станет верить в нечто светлое – ибо получил урок, усвоенный на всю дальнейшую жизнь – точнее, на всю его жизнь, случившуюся после смерти. Став демоном, одним из четырёх бедствий, Черновод сохранил, пожалуй, разве что людскую привычку не кичиться достигнутым, да пристрастие влачить своё одиночество в тихих водных чертогах, куда не грезили забрести случайные посетители. Все остальные ощущения были сокрыты под беспросветным слоем тьмы, окутавшей его с головой, словно плотной болотной ряской. Так было проще не предаваться воспоминаниям, где он умел улыбаться хоть сдержано, но почти искренне. Где кости его родных не тлели в земле и сосудах, что ему удалось сохранить. А проклятый хитрец по имени Ши Уду не упивался величием рядом со вполне живым и весёлым младшим братом за чужой счёт. Что ж, даже жаль, что подлец не избрал для себя путь изгнания с Небес – как тот справедливо уразумел, это было бы для него куда худшим наказанием, чем смерть. Но…кого Хэ обманывает? Он дал выбор Уду не для того, чтобы действительно выбрал тот или иной путь. Хэ жестоко желал вытащить наружу его прогнившую сущность. Да только водяной самодур оказался не совсем уж конченым мерзавцем. Черновод, разумеется, легко разгадал его предсмертную игру – и охотно подыграл в стремлении Уду быть убитым не рукой Цинсюаня. Смешно. Уду понимал, что нарочно выводит того, кто вершит его приговор – как и Черновод это прекрасно сознавал. Но оба играли с лицами, достойными театральных помосток. Кого ради? Ответ прост и вместе с тем отчаянно сложен. Оба в той или иной степени щадили чувства Цинсюаня. Хотя Ветер навряд ли согласился бы с рассуждениями о том, будто демон Чёрных Вод проявил к нему самую толику великодушия. Он ведь оторвал руки и голову старшего брата прямо у него на глазах, заставив наблюдать за расправой в смирении и ужасе. Только Цинсюань не понимал – Черновод не добрячок, что вспомнил бы о связавшей их с Богом Ветра цинично-фальшивой дружбе и немедля пустил бы кровь из своих глаза вперемешку со слезами. Он чётко продумал месть и свершил её с пугающей маниакальностью. И сказал, как отрезал, глядя в глаза Цинсюаню - как давал ему ни один шанс. Но даже тогда…даже перед гибелью старшего брата – глупый мальчишка звал его, демона, Мин-сюном. Чёрт бы его побрал. Ничуть не сознавая, какую боль  причинял нежеланием назвать того, чью судьбу невольно отнял, по истинному прозванию. Хэ. Сюань.

Ты обратился не к тому.

Как много в этой фразе сокрыто подводного дна. Навряд ли мальчишка об этом задумывался. Да и много ли времени было у Ветра предаваться праздным раздумьям после того, как тот, очнувшись, обнаружил себя в непривычном месте, совсем далёком от небесных чертогов?
Поначалу Хэ Сюань сомневался, стоит ли забрать его жизнь – и, быть может, эта участь являлась бы самой гуманной. Но готов признать – у него не поднялась рука. И, подняв с ледяного каменного пола бывшего Бога Ветров, потерявшего сознание и едва ли не рассудок, он заботливо откинул разметавшиеся локоны от его лба. Так Хэ прежде не касался даже собственной невесты – женщины, что он когда-то потерял в угоду проискам Ши Уду. Сам Хэ ни за что бы так не поступил и не пошёл бы ради блага невинно убиенной сестры по головам других. Однако…эта ядовитая, отравившая всё вокруг братская мания Уду чем-то вселяла в сердце нечто, отдаленно смахивающее на уважение. Но не стоит думать, будто Черновод вдруг взялся о его злосчастной участи жалеть. По одной простой причине – коли Уду до того любил своего брата, что решил поиграться в опасные игры с божественным провидением – отдавал бы свою судьбу и жизнь. А не подло кидался отнимать чужую, прикрываясь дурацким сходством имён и бестолковыми созвездиями.
Наконец, Черновод оказался на месте – ровно в том городке, куда забросил Цинсюаня. Он так и не смог уничтожить его, слишком велик оказался соблазн понаблюдать, как теперь тот поступит. Оказавшись среди обыденного быта смертных и вовсе не в роли господина. А вернее, госпожи. Странным образом, Ши обратилась женщиной после потери своего артефакта – веера, сломанного бессердечным демоном. С одной стороны, это ничем не влияло на ситуацию, с другой, в этот момент – узрев девчонку в дорожном плаще среди рыночных лавок, сердце непонятно дрогнуло в груди. Давно он не чувствовал столь щемящего укола. И теперь ощутил себя практически живым, спустя столько лет в водном царстве одиночества. 

Пальцы невольно с силой сжались на вещице, сложенной в просторном кармане его одеяний – том самом многострадальном веере, который он для чего-то починил, чертыхаясь и злясь на собственную нелогичность. И зачем он здесь теперь – полюбоваться на мытарства этой девицы, что смела звать его лучшим другом? Что открыто звенела смехом-колокольчиком в его уши, содрав с него жилы и кожу, пусть и руками проклятого Уду. Или…кажется, смертные зовут сей порыв глупым словом «соскучился». Тошно от подобных откровений. К тому же, Ши наверняка его всецело ненавидит. Вряд ли можно по-прежнему мечтать броситься на шею тому, кто убил твоего брата без терзаний совести.
Что же. Посмотрел – и довольно. Пусть она дальше влачит смертную жизнь и теперь сама крутится. Без брата и без  Мин-И, ненавистное имечко. Он уже было  развернулся с ровной осанкой и нервной поступью, грубовато сведя брови и намереваясь держать обратный путь - как девчонка в своём неизменном стиле попадает в неприятности. Она увлечена блестящими цацками и не замечает торговца на повозке, гружёного овощами, стремительно несущегося на неё. Мало ей одной покалеченной ноги? Глупая растяпа.
Хэ, скрипя зубами, перехватывает девчонку за талию, резко притянув так, что их губы едва не соприкасаются от неожиданности порыва. Он прижимает её к себе, молниеносно развернувшись и отскочив вместе с Ши прочь с дороги – за секунду до того, как повозка грозилась переехать её. Он ловит себя на мысли, что всё ещё надрывно впивается пальцами в кожу девчонки – тут же несильно, но грубо её отпихнув. Его губы складываются в мрачную, холодную усмешку, чуть заметную на бескровном лице.

-Всё такая же неуклюжая. Ничуть не изменилась.

Произносит он хрипло – Черновод в последние дни так много отмалчивался, что почти разучился говорить. Отчего-то в голосе звучит отнюдь не насмешка. Самому от себя противно.

+1


Вы здесь » The Untamed » Благословение Небожителей » Скелеты свои люди в шелка завернули. Глядят на цветы.