17.10.2020. Тайный Санта 2020!!!
11.10.2020. Наконец-то выложены фанты для чтения!
03.10.2020. Настало время выбирать следующую жертву тринадцати вечеров!
30.08.2020. Все фанты перемешаны и отправлены участникам. Приём работ по 30 сентября.
09.08.2020. Немного новостей (и новые фанты!).
28.06.2020. Теперь можно создать свой блог в подфоруме дневников.



«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо




Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Урок кулинарии


Урок кулинарии

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/3f/16/176103.png
jiang yanli & lan wangji

Подпись автора

http://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/3f/16/t28101.png

+4

2

По мощённой крупным камнем дороге который день со скрипом и треском катились деревянные колёса повозки. Путь был неблизкий и весьма изнурительный под беспощадным пеклом летнего солнца, что даже после воды во рту оставалось неприятное послевкусие сухости, а от резких, неожиданных подскоков об неровные камни мостовой противно ныла спина. Но сама мысль о том бесконечном удовольствии, ожидавшем в конце этого путешествия, добавляла к имевшейся решимости ценную порцию терпения. К тому же, просто поднимала настроение.

"Странное дело, — думали шедшие по дорогам люди, провожая взглядами повозку, сквозь окна которой могли без труда увидеть сиявшее предвкушением лицо Яньли. — не сидится же на месте вдовушке в Ланлине!" Вроде бы, можно жить спокойно в Башне Кои и не тужить, радоваться жизни в завидной роскоши да следить за Цзинь Лином, чтоб драгоценное дитя не нашло очередных неприятностей на свою буйную голову. Да и не положено вдове видного клана маяться лишними путешествиями, сидела бы лучше тихо дома и растила наследника.

Но нет, не в крови дочери Юньмэна (и уж тем более с генами такой энергичной дамы как Ю Цзыюань) сидеть затворницей в душащих стенах. Словно что-то опутало невидимыми нитями и с настойчивостью тянуло её домой, в родную Пристань Лотоса, к цветущим нежными бутонами водоёмам и ароматной, пряной пище. Это было желание свободы. А к лету жара в Ланлинь стала совсем невыносимой среди толстых стен. Выдался довольно-таки жаркий год, так что к гранатовому месяцу ни простому люду, ни высоким господам не было спасения, а все ближайшие источники вод были полностью заняты, будь это для сельскохозяйственных нужд или для утоления жажды. Тем больше не хотелось оставаться взаперти; будоражили мысли о продолжительных купаниях в прохладной воде у родного дома, особенно по вечерам, когда над зеркальной гладью опускается тишина и веет лёгкий, прохладный ветерок.

Благо, госпожа Цзинь прекрасно это осознавала — некоторые черты характера своей невестки ей были знакомы от покойной лучшей подруги. Так и получилось, что уговорить её отпустить на вылазку домой и присмотреть за неугомонным ребёнком для Яньли оказалось делом удивительно несложным. Заботливая свекровь даже не пожалела времени помочь собраться в столь дальний путь, но настояла на том, чтобы сопровождала небольшая группа адептов. На всякий случай.

И вот уже несколько дней — их течение столь неизменно и похоже, что для Яньли потерялся точный счёт — весь кортеж двигался на юго-запад, в Юньмэн. За окнами повозки уже мелькали знакомые силуэты из дрейфовавших по мерцающим яркими бликами рекам лодок, под тенью величественных бархатно-зелёных гор, а воздух был пропитал влагой и ароматом первых раскрывшихся цветов. Ах, родной край всё также прекрасен, даже после перенесённых невзгод. Невозможно не испытать чувство гордости, глядя, как восстановился Юньмэн после кровопролития от рук Цишань Вэнь. Старания любимого брата привести разрушенную родину к былой славе были более чем явны — ничто не напоминало об ужасах минувших лет, утонув под заботой выживших и матушки-природы.

В то время, как Яньли погрузилась в свои мысли, кортеж въехал в город и медленно колесил между пешими людьми по направлению к одной из гостиниц для долгожданного отдыха после дороги. Вваливаться в родной дом было нельзя, и по хорошей причине. О своём приезде Яньли брата не предупредила — тот, будучи главой родного ордена, был часто занят своими делами и вряд ли бы нашёл время на лишние церемонии к приёму; да и сама Яньли предпочла бы просто отдохнуть душой от всяческих реверансов, их более чем достаточно бывает за каждый день в Ланлине. К тому же, пускай будет сюрприз, если всё-таки подвернётся удобный случай выудить А-Чэна на семейные посиделки.
А пока вполне хватит и гостиничных комнат, чтобы временно разместиться, ведь главное — иметь крышу над головой, а не бесполезные излишества. Впрочем, её сопровождающим было всё равно; те, узнав, что места свободные имеются, быстренько принялись разгружать повозку от багажа.

Внимание же госпожи Цзян ушло от суматохи прибытия и пало на прохожих на улице. Ещё перед въездом в город она подметила сей весьма знакомый силуэт, но не была полностью уверена в своей догадке, а свите, казалось, и вовсе было не до этого, предпочитая как можно скорее доставить свою госпожу к цели и получить освежение после дороги нежели обмениваться ненужными любезностями с высоким представителем другого ордена. Теперь же, оставив сопровождающих разбираться с заселением в гостиницу, были и время, и случай присмотреться в толпу, дабы убедиться, что ей не померещилось. И она оказалась права. Среди медленно оседавших клубов дорожной пыли сияла белая фигура, за спиной — укутанный в ткани гуцинь. На лице Яньли расцвела улыбка; эту фигуру можно (и даже нужно) узнать из тысячи. Всё-таки, гордость Гусу Лань, да и к тому же будущий родственник, пусть и по приёмному брату. А появление такой значимой личности как Лань Ванцзи в Пристани Лотоса могло лишь означать, что намечается что-то особенное.

— Ах, какое совпадение! Второй молодой господин Лань прибыл с визитом! — выскочив навстречу, Яньли учтиво поклонилась прибывшему заклинателю. — Какими ветрами же занесло сюда, в Юньмэн? Уж не ночная охота здесь намечается?

Идея о ночной охоте казалась довольно заманчивой; от расслабленной жизни терялись навыки, а размять мышцы отнюдь не помешает, хотя бы в поддержке. Только вот... если и предстояла ночная охота, то об этом было бы известно; а к невозмутимой тишине Ванцзи не хватало болтовни его второй половинки, что удивительно при их обычной неразлучности.

— Или А-Сянь так сильно скучает со всеми правилами в Облачных глубинах, что домой напросился? ...Кстати, где он?

Подпись автора

http://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/3f/16/t28101.png

+2

3

Юн Мэнь менялся с течением времени так же незаметно, как и Гу Су, и лишь присматриваясь, можно было отметить детали, которые исчезали, появлялись, оставались нетронутыми и оттого удивительными среди мелких изменений вокруг. Ванцзи стоял на оживленной улице, сосредоточенный в коконе своего личного мира, и людские волны обрекали его словно камень. Он смотрел на балкон гостиницы, старую резьбу на котором обновили, но выдержанно, в прежнем стиле.

Однажды он смотрел на этот балкон, почти не замечая, что там за узоры в резьбе, и все же память сохранила каждый завиток. А вот этой части он тогда не видел, ее заслоняла пола черной одежды, свисавшей с колена человека, сидевшего в тот момент на ограждении. Человека, с которым они в очередной раз крепко повздорили и в ту встречу, и в следующую. И не в последний раз.
Ванцзи ласкал взглядом деревянные узоры с гребнями волн и завитками чудовищных морд, цветами и просто виньетками. Вэй Ин… Он плотно сжал губы, словно боясь позволить себе даже намек на улыбку.

Он улыбался лишь внутренне, окутанный безмятежностью и готовый — да, безусловно, а как же иначе! — ко всем новым изумительным сюрпризам и безобразиям, во что вовлечет его Ин. Его присутствие, незримое и близкое, не покидало Ванцзи с ощущением тепла и лёгкости. Но не он один умеет устраивать сюрпризы. Было что-то детское в затее Ванцзи, и было невозможно не радоваться, предвкушая реакцию Ин-сюна.

Ванцзи собрался пройти вдоль гостиницы и войти в двери, когда его окликнули от подъехавшей повозки.
Женщина, сохранившая юную живость и улыбчивость, несмотря на следы пережитых печалей, что задели ее глаза и лицо тонкими насечками времени, стояла на подножке повозки и приветствовала Ванцзи, а в следующий момент уже спрыгнула на землю, не дожидаясь – и не требуя поддержки спутников. Ванцзи был застигнут врасплох поведением, слишком задорным для женщины, близкой егму по возрасту, – сказалась привычка к серьезным и сдержанным манерам женщин-адептов Гу Су.
Она стала более уверенна в себе и с этим – более жизнерадостна? Золото и белизна сияли спокойной силой, и сила была естественной частью ее души. Всё та же, но иная, – Цзян Янли, ныне госпожа Цзин.
И вскоре – его ицзе.

—  Госпожа Цзин, – он почтительно поклонился, держа Бичэнь перед собой, как приветствовал только тех, к тому испытывал уважение. Вдову Цзин Цзысюаня он уважал ещё с тех лет, когда она была девой Цзян. – Нет. Вэй Ин… – мог ли он что-то сделать с голосом, произнося его имя, если даже не замечал, как по особенному бережно выговаривает каждый звук?.. – задержится.

Вежливые расспросы о дороге и погоде? Ванцзи? Безусловно – нет. Он видел, что женщина только сошла с повозки, видел пыль на ее одежде и усталость на лице, но также и то, что они рояли пред гостиницей. Какие могут быть разговоры или… что там принято у пустословов, – сочувствие и пожелания хорошего отдыха? Бред какой.
Ванцзи ограничился тем, что сказал.
И тут же перешёл к существенному.

Встреча с шицзе его будущего супруга в тот самый день, когда он приехал в Юнмэнь с самым неожиданным намерением, была предначертана, не иначе. То, как отзывался о старшей сестре Вэй Ин, а особенно – как часто он упоминал ее мастерство в моменты трапез, навело Ванцзи на естественную мысль.

— Госпожа Цзин, я попрошу вашего совета после того, как вы отдохнете от дороги.

Ему показалось, или на словах о ночной охоте взгляд женщины вспыхнул азартом, какого Ванцзи не замечал за девой Цзян в юности? Что же, возможно, глава Цзян устроит ночную охоту в честь приезда сестры.
Сам Ванцзи не считал полевые выходы забавой и приучал к такому отношению молодежь Гу Су. В то же время проявление Вэй Ина превращало любые серьёзные намерения в нечто непредсказуемое, и все ученики попадали под влияние его харизмы.
Глядя в озорные глаза его шицзе, Ванцзи начал кое-что понимать.
У ордена Юнмэнь Цзян были свои пути.

Отредактировано Lan Wangji (Четверг, 13 августа 17:50)

Подпись автора

Дневник
эпизоды

+1


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Урок кулинарии