Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong
Ждём: Цзинь Цзысюань, Лань Цзинъи, Лин Вэнь

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Сохраняй меня оберегом своего сердца.


Сохраняй меня оберегом своего сердца.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/20/t446729.gif

http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/20/t222304.jpg

http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/20/t572815.png

http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/20/t836178.gif


Удивительная штука - человеческие глаза. Глаза всё видят, глаза молчат. В глазах кипит людское нутро. Вся сила мира - в глазах! Иногда от них больше толку, чем от их хозяев. Тебе нравятся твои новые глаза, даоджан?

Подпись автора

Цепной пёс даоджана.

+1

2

Сяо Синчэнь берет ткань и тщательно вытирает ею свои немного замерзшие мокрые руки. Посуда после скромного обеда была тщательно вымыта и ополоснута прохладной водой. Это только на первый взгляд казалось непростым занятием. Достаточно было попробовать пару раз сделать это наощупь, полностью доверяясь своему слуху и тактильным ощущениям, как работа спорилась за несколько минут. Почти как прежде. Молодой человек еле заметно улыбнулся себе и поднялся с места, беря в руки лохань с использованной водой, чтобы вылить ее и ополоснуть как можно скорее.
Большую часть домашних дел Даочжан брал на себя. Ему нравилось заниматься уборкой, готовкой и прочими бытовыми мелочами. Так быстро убивалось время. А еще можно было сделать что-то приятное своим друзьям, проявить к ним свою чуткость и заботу. Все это даже делало его счастливым.
Опростав корыто, Синчэнь прислушался к своим ощущениям. Был теплый и ласковый день. Солнечные лучи грели открытые участки тела. Это был исключительный день. Хорошая погода без мглы и тумана редко навещала этот город. Тихо шумела трава, поскрипывали бумажные ставни и ветхое рассохшееся дерево домов. Но все это перекрывал шум, издаваемый людьми. Звонкий и довольно громкий девический голос. А-Цин со всей силы бросила свой бамбуковый шест о землю и топнула ногой – Сколько ты еще будешь меня изводить, бессовестный негодяй!?! Тебе нравится, нравится издеваться над слепыми? Я больше не хочу. НЕ ХОЧУ учиться у тебя! Ты только и знаешь, что подкалывать да смеяться исподтишка. – Девчонка крутилась волчком на месте, негодуя и скандаля на всю округу.
Даочжан отправился на звук – Что это вы так расшумелись? – Он ласково опустил руку на головку А-Цин, погладив ее по волосам – Мне всегда казалось, что даже самый худой обед способен успокаивать человека, навевая на него сонливость. Или он был не настолько сытным, что голод продолжает бушевать в вас?—
Сяо Синчэнь ласково улыбнулся, пытаясь уладить очередную ссору нерадивых друзей, какими он их считал.
-- Даочжан, прошу, давай уйдем от этого злыдня! Отдохнем хотя бы пару часиков. Сегодня такой хороший день для прогулки. А он пусть сидит тут один-одинешенек да локти кусает, буу..—А-Цин скорчила лицо и высунула язык, намеренно дразнясь.
-- Не надо, не ссорьтесь. Почему бы нам вместе не прогуляться? Что скажешь? – Сяо Синчэнь обратился к своему безымянному товарищу.

Отредактировано Xiao Xingchen (Суббота, 20 июня 17:37)

Подпись автора

Не вижу зла.

+1

3

Лениво потягиваюсь, хрустя костяшками пальцев. Скучно. Мне ужасно скучно!! А вот домочадцам весело. По гробикам все. Наелись и спят. Фишка тут такая. Местная. Ха! Я ржу. Вот не могу понять это экзистенциальный кризис на меня так действует или стряпня даоджана? С этими юродивыми я как-то... размяк. Однако их слепота - ведь не повод лишать себя развлечений?!

- Эй, слепышка! Хочешь поиграть? - щурюсь, словно кот.  Я знаю, что девчонка легка на подъём и не устоит, стоит только поманить. Этим все бродяжки похожи. Всем нужно... участие.

- Подойди. - доверчиво приглашаю свою «мышку». - Садись сюда. Ты знаешь, что это? Аккуратнее, не поранься! - вытаскиваю из-за пояса кинжал и вкладываю в её руку. Осторожно провожу пальцем по лезвию. Я не вижу лица девчонки. Мне это и не нужно. Я чувствую, как она сжимается в узел, будто загнанный зверёныш. А зря! Я не кусаюсь. Пока.

- Знаешь, слепышка, мало держать нож в руках. Нужно уметь им пользоваться. Ты умеешь? - мне все равно, что ответит девчонка. Учитель тут я, а это - её урок.

Обхватываю руку девчонки с ножом, свою левую кладу на стол. Медленно по очереди втыкаю клинок в дерево столешницы аккурат между пальцев.

- Чики-пики, пальчик выкинь! - я ускоряюсь, задавая темп игры. В этом весь смысл! Смысл грёбаной игры в её процессе! И тут происходит то, что я совсем не ожидал.

- Ааа!! Ты чё творишь?! Совсем поехала?! - еле сдерживаюсь в этот момент. - Ты только посмотри, что ты наделала!! Это был мой палец! МОЙ! А ты проткнула его!! Мой бедный раненный малыш!

Надо было видеть физиономию девчонки в этот момент. Я разразился хохотом. Прижимаю руку к животу - мне весело! Не, ну правда! А верещание слепышки меня только заводит. Сейчас ногами ещё начнёт сучить. Девчонки. Из них могли бы получиться славные мальчуганы, не родись они девками.

- Даоджан! Ты пригрел на груди гадюку! Скучно ей стало! Поиграй, видите ли, с ней! А сама чуть руку мне не оттяпала! Еле кровь остановил. - в доказательство демонстрирую свой изувеченный мизинец. Он тут уж точно совершенно ни при чём!

- Знаешь, даоджан, душевное равновесие мне сейчас восстановит только что-нибудь очень-очень сладкое. Я как раз видел отличные рисовые пирожные на рынке. Так уж и быть, прогуляюсь с вами, раз уж нам по пути!

- Кстати, нужно зайти поблагодарить лавочника, который подарил нам столь чудесный обед. Это ведь правильно воздавать ближним за деяния их, даоджан? Такому тебя учили на той горе?

Мне становится скучно. Опять. А скучать я не привык.

Подпись автора

Цепной пёс даоджана.

+2

4

Всю эту перепалку Даочжан находил очень забавной и милой. Его губы расплываются в еле сдерживаемой улыбке, и он вынужденно прикрывает их рукой, чтобы окончательно не засмеяться. Его смех был слишком заразительным, чтобы вот так просто взять и не поддаться ему. По крайней мере так казалось Синчэню. И как бы не было ему жаль А-Цин, которую время от времени задевал его друг, он просто не мог сдержаться. Именно таких пустяковых моментов ему не хватало в свое время… Должно быть поэтому он стал таким смешливым?

-- Ты действительно поранился? Хм… посмотрим, что мы можем с этим сделать. – Сяо Синчэнь принимает серьезный вид и на ощупь берет за руку Сюэ Яна, словно он действительно собирался провести осмотр. Он проводит пальцами по костяшкам его кисти, а затем близко подносит ее к своему лицу и аккуратно дует на пальцы – Вот тут? Не думаю, что это поможет такой серьезной ране, но хотя бы будет менее обидно. – Молодой человек подыграл своим таким юным, но уже талантливым актерам. На душе было приятно.

-- Хорошая идея. Ты прав. Думаю, А-Цин тоже будет не против полакомиться ими, так ведь? – девчонка лишь продолжала жаться к заклинателю, сжимая в одной руке белоснежное ханьфу, а в другой свою палку. Отсутствие протеста с ее стороны уже означало согласие, поэтому все трое отправились на рынок.

Непринужденно болтая в течение всего пути, троица неспешно добралась до нужного им места. День еще был в самом разгаре, всюду слышались голоса людей, стук колес, рубящие звуки тесаков и звон монет. Запах уличной еды бил в нос. Заклинатель привычно перемещался среди людей, обращая свое внимание на каждую их фразу. Подслушивать было неприлично, но другого выхода не было. Он делал это не из злого умысла. Насторожившись приглушенным и довольно встревоженным голосом одного мужчины, Сяо Синчэнь остановился, слегка повернув голову в сторону своего юного друга, и проговорил – Возьми с собой А-Цин. Сегодня необычно оживленно на улице, я хочу, чтобы ты присмотрел за ней, пока я поспрашиваю людей – возможно, кому-то нужна моя помощь. -- Даочжан достает свой мешочек с оставшимися деньгами и вкладывает его в руку молодого человека, слегка улыбнувшись -- Думаю, на пирожные вам хватит. Я буду недалеко. Только сильно не проказничайте. --

Отделившись от своих товарищей, Синчэнь приблизился к постепенно понижающему свой голос мужчине – Простите…--

-- Подачек слепым не подаю. Иди отсюда, если не собираешься ничего покупать. Не отгоняй от меня клиентов. —Торговец помахал рукой, словно отгоняя от себя назойливое насекомое, хоть и знал, что молодой человек этого не увидит.

-- Я здесь вовсе не за этим. — терпеливо продолжил Даочжан, чуть наклоняя голову – Вы говорили о каком-то происшествии… Что-то случилось? —

-- А что, хочешь помочь? —со смехом прыснул мужчина.

-- Я заклинатель. –

До этого наблюдавший за разговором покупатель вмешался в диалог – К-кажется, я Вас знаю. Разве Вы еще не слышали? Дня три-четыре назад начали пропадать люди. Несколько торговцев с нашего рынка обычно собирали травы в лесу неподалеку и делали из них снадобье. Ни один из троих до сих пор не вернулся домой, как и отправившиеся на их поиски люди. Должно быть, там завелась какая-нибудь тварь, которая, в лучшем случае просто сжирает заблудших… А в худшем… -- мужчина оглянулся – она когда-нибудь доберется и до нас. – Мужчина подался в подробные объяснения о предполагаемом месте исчезновения людей так, что Сяо Синчэню оставалось лишь внимательно слушать, запоминая каждую деталь.

Отредактировано Xiao Xingchen (Воскресенье, 5 июля 17:10)

Подпись автора

Не вижу зла.

+1

5

— Слушай, слепышка, а ты когда-нибудь ела бобовое санди? А печёные яблоки в сахарном сиропе? А хотела бы? — пытаюсь прикинуть по весу, сколько на «карманные расходы» нам оставил даоджан, и чем заткнуть рот этой малявки в ближайшее время. Как только речь заходит о еде и перспективах её получения, бродяжка а-Цин меняется в голосе. Годы скитаний и побирательства на улице сделали своё. Этим все мы похожи.

— Должен же я как-то искупить вину перед тобой. — я всего лишь заискивал с девчонкой, заручаясь её доверием. На самом деле мне всё равно. Мне нужно просто избавиться от хвоста.

— Выбирай всё, что захочешь. — нарочито громко говорю я и показываю кулёк с мелочью торговцу, затем предусмотрительно сую его себе в карман. Это будет гарантом того, что малявка не увяжется за мной, как только сметёт всю еду с прилавка. — Мне нужно ненадолго отлучиться. Будь здесь!

Сворачиваю за угол и на раз-два взбираюсь на крышу какого-то обветшалого сарая. Так я получаю полный обзор и не рискую быть уличённым даоджаном. Мне интересно всё! Такого, то ведь и гляди, обдерут, как липку. А обижать блаженного не позволено никому!

«Должно быть, там завелась какая-нибудь тварь, которая в лучшем случае просто сжирает заблудших… А в худшем…»

— возьмёт и вторгнется в ваши маленькие пещеры, обоссаные торгаши. Ну да вам не привыкать. Стоит только почуять мало-мальски жирный барыш на горизонте и уже рады раздвинуть занавески на своих череслах.

Кажется, пора обнаружить своё присутствие.

— О Великий Тянь! Ч-что... или кто ЭТО?! Оно уже здесь?! Оно пРи-БлИ-жАеТ-сЯ! ОНО ИДЁТ СЮДА! — небольшой шепоток в толпу, и сарафанное радио несёт молву о хтоническом Ханьдуне до самых крайних палаток рынка. Люди в ужасе. Люди хватают своих детей и бегут прочь из этих проклятых земель. Такой исход должен был бы получиться в идеале, но мне было достаточно и того, что эти болваны всполошились так легко и непринуждённо. А тут уж, как говорится, куй пока горячо!

— У-у-у! Я был там. Я видел его! Своими глазами видел! — я выхожу в центр и, не жалея себя и харизмы, начинаю вносить лепту. — У него ужасная чёрная пасть с двумя рядами огромных острых зубов и из которой торчат щупальца, на концах которых готовые к зачатию пульсируют... — я прерываю поток сознания на самом интригующем, чтобы посмотреть какой эффект возымели мои слова. Над даоджаном, конечно же. Относительно других мне как-то xueлетово.

— Подыграй же, ну. — едва слышно шепчу ему на ухо и легко толкаю в бок. Мне чертовски нравится, каким становится неискушённый даос, когда поддаётся моей игре. Что сегодня днём в похоронном доме, что в тысяче других эпизодов. Я знаю, у этого святоши есть червоточина. Должна быть. И я найду её!

Когда «рыбёшка» полностью заглатывает наживку, самое время подсекать.

— Возможно наш уважаемый заклинатель и согласится вам помочь. И может быть даже за самую скромную плату. Однако даже его могущественное чародейство будет уязвимо без зоркого глаза и живой памяти такого опытного следопыта, как я. А мои услуги не будут вам стоить дёшево. Так что, придётся раскошелиться. И помните, если не мы, то завтра эта неведомая тварь постучит в ваши дома, будет трясти ваши палатки, обескровит ваших жён и детей!

Этим убогим и невдомёк, что самое опасное чудовище - человек. Только его здесь стоит бояться.

Подпись автора

Цепной пёс даоджана.

+1

6

Больно щипая себя в складках ханьфу и одновременно пытаясь сохранить благопристойное выражение лица, Сяо Синчень хмурится, еле сдерживая улыбку. Предательское веселье, накатившее после несуразной чепухи, произнесенной дорогим другом заклинателя, щекотало все нутро молодого господина. Будь они хотя бы втроем, Даочжан выразил бы свои эмоции долгим заливистым смехом. Но сейчас, будучи на глазах у толпы или по крайней того, что от нее осталось после россказней товарища, это было совсем не к месту. Если конечно заклинатель не хотел ударить в грязь лицом, растеряв перед людьми все уважение и доверие к себе.

Стараясь как ни в чем не бывало вновь вступить в разговор с запуганными торговцами, Синчэнь, получив всю необходимую информацию, игнорирует реплику Чэнмэя и произносит — Не бойтесь, прошу. Мы с моим спутником с радостью примемся за поимку предполагаемого чудовища сегодня же ночью. Можете не беспокоиться и положиться на нас.

Торговец явно смекнул, что шумный молодой человек, составляющий компанию заклинателю в белом, нагло намекал на аванс. Но опытность, позволяющая ему распознавать в голосе других людей явную угрозу и двусмысленные намеки, подсказала, что лучше бы ему лишний раз не связываться с ним и дать то, что он просит без лишних склок. Выражение лица мужчины было, мягко говоря, не очень довольным, но голос, с которым он обратился к Даочжану, был куда вежливее, чем несколькими минутами ранее.

— Подождите, молодой господин. Вот ваша предоплата. Мы… — торговец покосился на Сюэ Яна — надеемся на вашу помощь. Остальное получите, как только вернетесь. — «Живыми и с доказательствами…», чего мужчина так и не смог договорить, боясь сболтнуть лишнее.

Не успев сказать что-то против неприлично полученной заранее оплаты, Сяо Синчэнь с мешочком в руках отошел в сторону, повернув голову в пол оборота к другу, словно намереваясь ему что-то сказать.
Но тут от замечания его отвлекают доносящиеся с начала улицы крики и громкая ругань.

— Ах ты, мелкая чертовка! Сожрала пол прилавка и прикидывается слепой дурочкой. Ну ты у меня сейчас попляшешь! — А-Цин громко завизжала, неловко уклоняясь от торговца сладостями, который намеревался огреть девчонку ее же собственным бамбуковым шестом.

— А-Цин! —  Лицо Сяо Синчэня пришло в ужас. Он быстро и уверенно двинулся на помощь своей подопечной, преграждая своим станом ее от удара. — Перестаньте. Она же еще совсем ребенок!

Казалось, Даочжан впервые за все это время повысил на кого-то свой дрожащий от возмущения голос. Он ловко выхватил шест из рук мужчины и всучил ему недавно полученный мешочек с деньгами. А-Цин боязливо прижималась к ноге слепого заклинателя, не отрывая лица от его ханьфу.

— Здесь должно хватить. Извините. Пойдем, А-Цин…
***
Синчэнь сохранял молчание ровно до тех пор, пока они не покинули черту маленького городка и не оказались на дороге, пролегающей через поле. Солнце припекало уже меньше, но молодой человек чувствовал себя разморенным и уставшим после всего этого людского шума. Даже легкая прохлада, создаваемая тенью деревьев, не помогала ему прийти в себя.

— Друг, зачем ты оставил А-Цин без присмотра? А если бы я не успел вернуться? Ее же могли избить или того хуже…— Даочжан тяжко вздохнул. Судя по звукам, доносящимся легким ветерком, А-Цин убежала куда-то вперед по дороге, довольно мурча себе что-то под нос.

Сяо Синчэнь вновь вспоминает историю своего товарища, от чего ему снова становится весело — Знаешь… как ты мог такое сказать там, на рынке? Это было, конечно, смешно и забавно, но у людей же горе. Им нужна помощь!
Осознавая сказанное, заклинатель начинает громко и заливисто смеяться, выпуская на волю сдерживаемый до этого порыв веселья. Его лицо чуть краснеет от смущения за свою бестактность и вопиющее бесстыдство, но он ничего не может с собой поделать.

Подпись автора

Не вижу зла.

+1


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Сохраняй меня оберегом своего сердца.