28.10.2020. Настало время выбирать следующую жертву тринадцати вечеров!
17.10.2020. Тайный Санта 2020!!!
11.10.2020. Наконец-то выложены фанты для чтения!
30.08.2020. Все фанты перемешаны и отправлены участникам. Приём работ по 30 сентября.
09.08.2020. Немного новостей (и новые фанты!).
28.06.2020. Теперь можно создать свой блог в подфоруме дневников.



«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо




Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » Презумпция виновности


Презумпция виновности

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/3f/11/105519.jpg

Место: колледж энергетики и управления
Время: 21 век (AU)
В игре: Цзин Гуань Яо, Лань Си Чэнь, Лань Ван Цзи
Завязка сюжета: ..рядом с трупом? Ты убийца. Особенно, если ты - слишком одаренный бастард.

http://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/3f/11/978273.jpg

Отредактировано Lan Wangji (Четверг, 4 июня 21:24)

Подпись автора

Дневник
эпизоды

+1

2

Официальная весть о гибели Су Шэ достигла Лань Сиченя раньше, чем личные письма — новость была вынесена на внеочередной семейный совет, который прошел быстро и нервно. Дядя задумчиво произнес речь о погибшем, вспоминая его скромные заслуги и благочестивый нрав, соответствующий идеалам ордена. Ни полезной информации, ни подозреваемого — детали дела покрыты мраком неизвестности.

Да и как найти подозреваемого в месте, где были вынуждены сосуществовать юные маги из семей, нередко связанных сложными отношениями вплоть до кровной вражды?..

Мало того, что потенциальных врагов было не сосчитать, так еще и каждый студент обладал сверхспособностями, причем на достаточно приличном уровне для того, чтобы убить другого, уж исподтишка — точно.

Лань Сичень не очень хорошо помнил, каким был Су Шэ — он всегда принадлежал компании помладше; однако судя потому, что о каких-то выдающихся его навыках никогда никто не упоминал, по-видимому, боец из него был никудышный. В таком людном месте, как университет, да еще и прямо в его стенах, сложно уединиться, так что убийца свое дело знал хорошо.

<...>

Удивительно, однако все осталось ровно таким же, каким Лань Сичень помнил: и сад, и цвет стен, и парадная лестница с высокими ступенями, и картины на стенах. Он выпустился три года назад и почему-то рассчитывал увидеть какие-то изменения, но не нашел их. Возможно, если те, с кем он тесно общался ранее, все еще преподают здесь, это поможет в расследовании хоть как-то.

Коротко заявив о своем присутствии руководству, он немедленно отправился к брату. Письмо, полученное от Ванцзи, действительно внушало тревогу, хотя никаких конкретных подробностей в нем не было.

Лань Сичень плотно затворил дверь, с облегчением заметив, что кроме Цзинь Гуанъяо и Лань Ванцзи никого в комнате нет.

— Брат, — он не постеснялся обнять Лань Чжаня; они давно не виделись.

— Молодой господин Цзинь.

С тех пор, как Мэн Яо сменил фамилию, Лань Сичень еще ни разу не говорил с ним, хотя совершенно чужими людьми они друг другу не были.

— Ванцзи, расскажи, как все произошло, — мягко попросил Лань Хуань, — всё, что ты видел.

+3

3

Когда Лань Хуань открывал дверь, - они встретились в комнате ассистентов преподавателей, - за высокими стрельчатыми окнами начался дождь. В ассистентской тоже смерклось, но Ванцзи не заметил этого. Он видел лишь брата и, показалось, солнце ярко залило всю комнату. Объятия между братьями бывали драгоценными моментами, когда младший терял свою застарелую гаптофобию, а потому сохранялись в его памяти минутами счастья.

Повод, подаривший ему эту минуту, радости не вносил.
Вежливости ради, Ванцзи отступил на шаг в сторону и полуобернулся к Цзинь Гуаньяо, тем включая его в разговор. Незначительная разница в возрасте - молодой господин Цзинь был на месяц младше, - тем не менее, определила немалую разницу в гороскопах и потому - в характерах обоих сверстников. Воспитание не давало Ванцзи думать о разнице в их судьбах или мелькать в мыслях недостойным словам, но характерная для Цзин ГУаньяо уклончивость и постоянная улыбка-маска для младшего Ланя, с его прямолинейностью, были непонятны и несимпатичны.
Что, впрочем, не значило ничего, когда он обдумывал вопрос Хуань-сюна.

- Дважды, - подытожил Ванцзи свои мысли, но для слушавших все остальное было немного туманно и требовало еще слов. - В первый раз я видел молодого господина Цзиня в начале часа Собаки, - он чуть помолчал, загоняя воспоминания в числовой формат, - тридцать или тридцать три минуты восьмого. Сумерки уже начались. Молодой господин Цзинь шел в сторону фонтана Нимф, по аллее, я бежал по беговой дорожке, нас разделял кустарник. Молодой господин говорил по блютусу, достаточно громко. "Вам обязательно нужно прийти сюда, вы ведь не захотите терзаться сожалениями?" - процитировал он, и наверняка голос Цзин Гуаньяо при этих словах звучал вовсе не так монотонно и безучастно.
На самого Гуаньяо Ванцзи не смотрел, он сосредоточенно опускал взгляд, когда подбирал слова, а затем говорил, глядя лишь на брата.
- На пересечении аллей в то же время появились двое первокурсников на скейтбордах, молодой господин Цзинь поднял руку к микрофону, остановился и переждал их. Я свернул дальше по маршруту пробежки. Через сорок минут я возвращался по противоположной стороне парка...

Неизменная вечерняя тренировка, такая же неизменная, как время отбоя или другие регулярные занятия, но на пробежках Лань Ванцзи всегда позволял себе "вольность" - выбирал всякий раз другие тропинки, следуя лишь собственному желанию, а не плану. Никто не мог ожидать, что  вчерашним вечером его занесет к фонтану Нимф, месту, где обычно встречались днем, а не в сгущающейся темноте.

- ..я повернул мимо крикетной площадки к фонтану Нимф.  Молодой господин Цзинь находился возле фонтана и держал в воде массивный предмет. Я...

Конечно, он пробежал бы мимо, игнорируя чужие дела, но уже сделав несколько шагов, Ванцзи сообразил с небольшим запозданием, что формой предмет был слишком похож на человека.

- ..вернулся, подошел к фонтану. Спросил, нужна ли помощь. Плохое освещение. Вода отражала фонари и луну, это все. Я не опознал человека сразу. Молодой господин Цзинь оттолкнул тело, оно упало в фонтан, а он сделал быстрый шаг назад. Его слова: "Нет, нет, здесь незачем помогать. Не надо помогать." Я стал вытаскивать тело из воды, он стал мне помогать. В это время я увидел, что по спине человека в воду стекает кровь. Я не спрашивал, молодой господин Цзинь сам стал говорить: "Это не я", - несколько раз. Мы вынули тело, перевернули, положили на борт фонтана. Я узнал Су Ше. Его рот был открыт, глаза выпучены. Я проверил пульс, зрачки, токи энергии. Помощь была бесполезна. После этого я сказал молодому господину Цзинь позвонить дежурному по кампусу, на что молодой господин ответил, что у него нет с собой телефона.

А на такие случаи в колледже управления и энергий была совсем иная система связи. Нетехногенная. Ею и воспользовался Ванцзи, чтобы вызвать помощь. Но нестыковку в ответах Цзинь Гуаньяо запомнил.

- Оружия, способного оставить раны на спине Су Ше, при нас не было обнаружено... - да, разумеется, Ванцзи настоял, чтобы его обыскали тоже, - ..на местности в радиусе пятисот метров - также не нашли.

Хорошее владение навыком телекинеза сводит на нет обыск в радиусе жалкого полу-километра. Кроме того, существует и владение стихией воды, - ледяной клинок, став снова водой, в бассейне фонтана не привлечет внимания. Если бы речь шла об убийстве среди обычных людей, - искать орудие имело бы основания. Но не в колледже Мастеров Энергий.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

+3

4

Су Миньшань был неплохим человеком. Может быть, он и не хватал звёзд с неба, но если хватать их будут все подряд, звёзд скоро совсем не останется, ведь так? К тому же, в клане, где блистают два нефрита не так-то просто проявить себя. По вечерам Су Миньшань играл в какой-то группе и мечтал однажды создать свою собственную, не ради денег, конечно, в этом не было нужды, а так, для души, чтобы перестать быть для окружающих "кем-то из Гусу". Яо несколько раз попадал на их концерты. Первый раз случайно вышло, но стоило потом, встретив парня в коридоре Университета, окликнуть по имени и сказать, что у него талант -и на все последующие мероприятия он неизменно получал приглашения. Дружбой это едва ли можно было назвать, но все же отношения складывались неплохие. И если бы к фонтану, корчась от боли, шел кто-нибудь другой, Яо, вероятно, просто исчез бы оттуда как можно скорее. Глупо было бы из-за любопытства затесаться, как между молотом и наковальней, в клановую вражду - если уж и ввязываться во что-нибудь подобное, то только намеренно, имея продуманный план действий и впечатляющую цель. Но это был Су Миньшань, тот самый, который ещё вчера  демонстрировал какой-то сложный недавно разученный рифф, - звучало сыро и местами откровенно фальшиво, но сколько гордости и энтузиазма - и, если бы ему ещё можно было помочь, Гуанъяо сделал бы это. Собственно, он и попытался, только помочь было невозможно.

Еще тогда, беседуя с безопасниками, он в красках представил себе, как это все должно было выглядеть со стороны. Их он смог убедить в том, что не опасен и не замешан, а убеждать второго Ланя казалось излишним. Еще одна ошибка - и теперь именно Ванцзи был тем, кто излагал подробности прибывшему Лань Сичэню, излагал так, что едва ли могла возникнуть и тень сомнения в том, кто убийца. Конечно, старший нефрит не из тех людей, которые делают скоропалительные выводы, и все же от первого впечатления всегда непросто отмыться. Ванцзи наконец закончил, и в помещении повисла тишина. Яо слушал ее, слушал барабанящий по карнизу ливень. В полумраке, который никто из присутствующих так и не решился нарушить, вглядывался в лицо Сичэня, пытаясь за его привычным спокойствием угадать ход мыслей, и понимая: что сейчас ни скажи, это будет звучать, как попытка оправдаться. Но вопросов так и не последовало, и молчать дальше было попросту невозможно.
- Потому что никакого оружия не было, - негромко проговорил он, не отводя взгляда. Если уж оправдываться, то начинать с главного. - Во всяком случае, такого, которое мог бы заметить глаз.
Яо замолчал. Невидимый убийца - это, конечно, очень убедительно, что тут скажешь! Надо было солгать, тогда, быть может, история звучала бы не как страшилка, рассказанная после отбоя в скаутском лагере. Он все же заставил себя продолжить.
- Су Миньшань не был ранен, когда я подошел к нему, но он очевидно страдал от непереносимой боли. Как будто раны наносили ему изнутри, одну за другой. Я использовал талисман изгнания духов, был шанс, что поможет, но от этого он как будто обезумел: бросился вперед, не разбирая дороги. Фонтан просто оказался у него на пути, и он ушел под воду по пояс. Я вытащил его, но, когда он наконец смог вдохнуть...
Воспоминания, которые, казалось, должны были поблекнуть за эти дни, накатили новой волной. Невозможность контролировать происходящее злила и пугала в равной мере, заставляя терять самообладание. Даже теперь горло пересыхало от воспоминаний - не о крови на руках и мертвом лице - о собственной беспомощности.
- Что-то вырвалось из его спины, прямо между лопаток.
Наверно, в тот момент он и разжал руки, и Су Миньшань опять повалился в фонтан. Наверно, он даже бормотал что-то о том, что помощь бесполезна, и о том, что он не виноват. Теперь Яо едва ли мог припомнить, что происходило в первые мгновения после шокирующей смерти. Мир куда-то провалился на несколько секунд, а может, и минут, и вернулся обратно лишь вместе с настойчивым голосом второго Ланя, который требовал звонить в кампус.
Гуанъяо наконец перевел взгляд на Ванцзи. Того называли вторым нефритом, но на деле он был настоящей гранитной глыбой. Не ледяной, нет - лед прозрачен, а мысли второго молодого господина Ланя ясны были далеко не всегда. Хотя, конечно, сейчас куда уж яснее. Впрочем, все эти подозрения, граничащие с уверенностью, мало беспокоили Яо. Но слова, которые не обвиняли прямо, и все же давали понять, имели слишком значительное влияние на того человека, чье мнение действительно имело значение. Он покачал головой.
- Я не лгал. Когда фонтан осушили, чтобы убрать следы крови из воды, мой телефон нашли на дне, - Яо вновь перевел взгляд на Сичэня, и закончил, обращаясь только к нему. - Я не мог позвонить, а сигнальный талисман и толпы любопытных вокруг тела адепта ордена Гусу Лань - это совсем не то, что было необходимо. Разве я не прав?

+3

5

Лань Ванцзи принялся пересказывать события того вечера:

— Дважды. В первый раз...

Последовательно и точно, как и всегда. Лань Сичень становился все мрачнее и мрачнее с каждым его словом, переводя взгляд от брата к Цзинь Гуанъяо и обратно.

Если последний действительно не был причастен к смерти Су Шэ, то подобное стечение обстоятельств — чудовищное совпадение или, того хуже, одно из редких проявлений злого рока в человеческой жизни. Тут было о чем подумать; Лань Сичень некоторое время безмолвно смотрел в окно, стараясь сконцентрироваться на полученной информации.

Лучший способ не оставлять следов — использовать собственную стихийную силу. На ум пришло все, что способно затвердеть — лед, кристалл, что-то подобное. С другой стороны, все потомки знатных родов шли по пути меча и были крепко привязаны к фамильному оружию, к которому относились не только клинки, но и веера, музыкальные инструменты — и практически все, что когда-либо могло придти в голову прославленному предку, основавшему клан.

— Потому что никакого оружия не было, — нарушил тишину Цзинь Гуанъяо, и Лань Сичень обернулся, чтобы взглянуть на него.

— ...что-то вырвалось из его спины, прямо между лопаток.

Лань Хуань нахмурился.

— Что-то было внутри него?

Это давало почву для еще более странных догадок.

— Цзинь Гуанъяо, я не намерен обвинять тебя без каких-либо доказательств и буду благодарен за содействие в этом деле. Ты... застал его еще живым. Он сказал хоть что-нибудь?

Последние слова никто не стал бы тратить зря, и в этом могла крыться какая-то подсказка. Лань Ванцзи так или иначе приглядывал за всеми членами клана, находящимися рядом — не то чтобы в этом была особая необходимость, однако и Лань Сичень так делал в бытность свою студентом — и потому следовало спросить:

— У Су Шэ были какие-либо конфликты с другими студентами или преподавателями? С кем он общался? Он мог случайно узнать что-то из того, что ему знать не следовало.

+3

6

Конфликты у Су Ше? Ванцзи задумался искренне и глубоко, стараясь найти в памяти нужную информацию, ту или иную. Сказать, что он не замечал этого однокурсника, нельзя. Он видел, как тот старателен на занятиях, один раз отвечал на его вопрос, когда тот просил что-то объяснить... что? Да, верно, у разных школ были разные концепции взаимодействия стихий, что не умаляло эффективности ни одной из школ. Особенно сильными казались - но не были - различия между западной теорией и восточной, на самом деле, все действовало вполне гармонично.  Из-за какого-то внутреннего барьера Су Шэ, привыкнув к одному, не мог принять всё в целости, он пытался найти что-то единственно "правильное".
Но что мог Ванцзи знать о его отношениях с людьми? Мгмм...
- Потерял темп в учебе, - Ванцзи вспомнил опущенное лицо сокурсника и хаотичные токи его энергий, когда он в смятении пытался вместить непривычное. - Ригдный ум. В этом семестре занимался значительно слабее, часто отвлекался на занятиях.

Могло ли это быть связано с новыми концепциями, которых не мог осознать Су Шэ? Или что-то на уровне материи сбивало его мысли?
Ванцзи медленно прошелся по комнате, вновь повторяя в уме сцену, по неясной причине всплывшую в памяти.

- Он ударил человека. Две недели назад. Суббота, шестнадцать  пятнадцать.

Точность времени была связана с тем, что тот выходной Ванцзи посвятил пробам нового Ducati Panigale и возвращался, мысленно все еще отсчитывая хронометраж. В тот же день он оформил покупку, долгожданную и бередившую его желания, а вот в колледж, чтобы восстановить необходимый спокойный ритм жизни, шел пешком, чередуя бег и шаг, все пятнадцать километров. Его душа пела.

- Я возвращался в колледж по западной трассе. В двухста - двухста пяти метрах от западного края парковки, на велосипедной дорожке Су Ше говорил с  девушкой и парнем не из колледжа. Затем Су Ше ударил парня с правой в челюсть. Парень отлетел и ударился спиной о дерево. Девушка отошла и стояла в стороне от обоих, она смотела. Пареь встал сразу, без признаков повреждения, поэтому я не стал переходить дорогу. Он ушел в сторону поселка. Девушка засмеялась. Су Ше опустил голову и рассматривал руку. Я вернулся в колледж Я хотел...

Вот это было стыдно, но требовалось сказать.

- Я хотел затем поговорить с Су Ше о недопустимости подобного, но забыл.

Забыл, потому что все мысли были заняты мотоциклом. Забыл до самого сегодняшнего дня.  Провалиться бы на месте, как же стыдно!.. Ванцзи глубоко вздохнул, сжимая за спиной кулаки. Сейчас его переживания не имели значения, требовалось разобраться с другим вопросом.

- Я не знаю этих людей и их имен. Одеты небрежно, могут жить близко.

Но в любом случае, жителям поселка не войти на территорию колледжа. И не справиться с заклинателем - тем более, таким образом.
Ванцзи посмотрел на Цзинь Гуаньяо внимательно, взвешивая им сказанное. Описанию соответствовали несколько вариантов заклинаний, но было одно препятствие.

- Защита территории, - негромко проговорил он.

Защитные меры, сильные заклинания, поставленные надо всей территорией колледжа, во избежание небрежности в работе с энергиями и заклинаниями. Студенты могли практиковаться лишь в ограниченном пространстве - в лабораториях, на площадках полигона, отрабатывать домашние задания в своих комнатах им было возможно лишь в малом формате, используя незначительную часть своих возможностей. Все остальное могло привести в действие защиты, блокировать заклинания и привлечь внимание старших. последнего никому бы не хотелось, причем не из высокоморальных соображений. На территории колледжа не действовали мифы о запретах телесных наказаний.

Отредактировано Lan Wangji (Вторник, 16 июня 19:37)

Подпись автора

Дневник
эпизоды

+2

7

Гуанъяо еще раз обдумал вопрос Лань Сичэня, ответил несколько мгновений спустя.
- Думаю, именно так и было. Что-то... А может, кто-то, но оно причиняло ему сильную боль еще до того, как убило его.
К сожалению, это мало приближало к разгадке и, тем более, обнаружению виновного. Орудие убийства могло быть чем угодно. И даже то, что создать нечто подобное мог только тот, кто шел по пути тьмы, мало что говорило: в конце концов, не обязательно лично марать руки, найти исполнителя совсем нетрудно, особенно когда у тебя в распоряжении такое количество денег, каким владели студенты Колледжа. И, хотя любой великий клан не считал средств, эти размышления вновь так или иначе едва заметной дорожкой вели к клану Цзинь, тому, который веками сохранял репутацию богатейшего. Совпадения сливались в неприятную тенденцию, и так или иначе вели в глухой угол.
Обещание обойтись без обвинений до получения доказательств в устах другого человека могло звучать тонкой насмешкой, но если его давал Цзэу-цзюнь, это значило лишь то, что увиденное Ванцзи он доказательством вины не счёл. Яо кивнул в знак благодарности за это, но спокойнее на душе не стало. Будь он в самом деле виновен в смерти Су Миньшаня, доказательств его вины бы не было, но теперь едва ли он мог быть в этом уверен. А если обнаружится что-то чуть более весомое, чем двусмысленная сцена у фонтана? Останется ли хоть кто-нибудь, кто поверит в его невиновность? Что ж, ответ был очевиден. Большинство людей под тонким слоем заслуженной репутации и недавно приобретенной фамилии, которую им приходилось уважать, все ещё видели не более, чем ещё одного бастарда Цзинь Гуаншаня. Оступись один раз - и скатишься с вершины, на которую так старательно взбирался, хорошо ещё, если кости не переломаешь. Отец будет недоволен уже тем, что его имя зазвучало в связи с каким-то грязным делом, а уж если кто-то выступит с прямыми обвинениями... Яо мельком бросил взгляд на младшего Ланя и провел по лицу ладонью, отгоняя мрачные мысли. Нельзя думать о поражении слишком рано, в конце концов, надо просто разобраться в этом клубке, и его невиновность ни у кого не вызовет сомнений.
Очередной сложный вопрос Лань Сичэня мог бы показаться со стороны простым. Гуанъяо уже отвечал на него службе безопасности, и сейчас начал с того, что повторил то же самое.
- Он сказал: "Должен был предупредить". И "остерегайся".
Безопасникам хватило и этого, хотя, кажется, ничем им не помогло, и он не стал обременять их лишней информацией. Но сейчас ничего не могло быть лишним, даже необоснованные догадки.
- А потом ещё кое-что. Это было похоже на бред, так что я сначала не придал значения - нельзя же ожидать от человека, умирающего от боли, связного объяснения происходящему. Но чем больше думал над этим...
Он спрыгнул с массивного каменного подоконника, на котором до того сидел, и подошёл к обоим братьям, а затем начертил пальцем несколько иероглифов на поверхности стола, заставляя линии слабо засветиться золотистым сиянием, и вновь поднял взгляд, ища на двух таких похожих лицах искры понимания.
- Набор слов. Но что, если не слов, а нот? Всё-таки Су Миньшань был адептом  Гусу Лань. Это может быть отрывком какой-то из мелодий ордена?
По правде говоря, это предположение было вилами по воде писано, но оно давало надежду, и Гуанъяо не мог просто отказаться от него, каким бы смехотворным оно ни казалось.
Вопрос, обращённый к младшему Ланю, заставил Яо посмотреть на того с интересом. Любопытнее всего было узнать, понимает ли Ванцзи, что он сам и есть главный конфликт. Но нет, конечно, он был выше того, чтобы заметить ненависть соклановца.
Способность к запоминанию деталей это человека едва ли не пугала. Яо, например, тоже на память не жаловался, но никогда не додумался бы использовать ее там странным образом. Запомнить до минуты незначительный эпизод, чтобы позже разобраться и... забыть разобраться. Он лишь удивленно покачал головой, но заговорил только тогда, когда Ванцзы закончил.
- Су Миньшань очень чутко реагировал на высокомерие, и в таком месте, конечно, ему было непросто. Он не стремился к открытым конфликтам, но и не пытался гасить их, когда некоторые студенты, подначивали его, наступая на больную мозоль. Лань Ванцзи далёк от того, чтобы следить за мелочными ссорами, но боюсь, это ещё один след, который ведёт к моему клану, а значит, и ко мне. Цзинь Цзысюнь никогда не упускал возможности уколоть Су Миньшаня, и, конечно, тот отвечал ему взаимностью.
Только вот, зная двоюродного брата, можно было бы с уверенностью сказать, что он не стал бы тратить силы на тех, кого считал пылью под своими ногами. Скорее можно было бы предположить, что Миньшань, решившись наконец перейти от тихой ненависти к активным действиям, решил наслать какое-нибудь проклятие и доигрался с иньской энергией. Задумавшись над этим, Яо чуть было не упустил из виду очередное лаконичное замечание Ванцзи.
- Защита... - по правде говоря, сложно было проверить, что кто-то воспринимает ее как серьезное препятствие. Гуанъяо перевел внимательный взгляд на Лань Сичэня, пытаясь угадать, действительно ли оба нефрита слишком хороши, чтобы обходить правила. - Несомненно, она весьма эффективна для предотвращения дуэлей с использованием духовных сил. Но она не помешает ударить в спину.  Артефакт, талисман, плененный дух, проклятие - чтобы убить чем-нибудь из этого, не обязательно находиться рядом, там, где срабатывает защита.
А еще - всегда есть кто-нибудь, кто сильнее человека, ееустановившего.

Отредактировано Jin Guangyao (Среда, 17 июня 00:03)

+3

8

— Он сказал: "Должен был предупредить". И "остерегайся".

Зловеще, притом совершенно не информативно. Лань Хуань сжал пальцами переносицу, как от головной боли.

— ...Су Шэ опустил голову и рассматривал руку. Я вернулся в колледж. Я хотел... Я хотел затем поговорить с Су Ше о недопустимости подобного, но забыл.

- Все в порядке, - мягко ответил Лань Сичень, отвлекаясь от вида за окном и поворачиваясь к Лань Ванцзи.

Как правило, кланы достаточно плотно общались с руководством университета, чтобы быть в курсе успеваемости (и иногда - поведения) своих заклинателей. Лань Ванцзи не должен был взваливать на себя эту обязанность.

- Защита территории, - напомнил он.

- Несомненно, она весьма эффективна для предотвращения дуэлей с использованием духовных сил. Но она не помешает ударить в спину, - заметил Цзинь Гуанъяо.

- Это так, - согласился Лань Сичень, - обойти ее можно, однако сам факт говорит о том, что это не простой ученик. Нужна либо исключительная сила, либо оружие, подобного которому никто еще не видел, иначе убийцу нашли бы сразу.

Лань Сичень задумался на мгновение о Цзинь Гуанъяо. Вот уж о ком не гремела слава как о заклинателе. Артефакты оставляют после себя следы, от духов установлена защитная сетка.

- Что касается мелодий клана, - смущаясь, наконец произнес Лань Хуань, - Су Миншань плохо справлялся с основами и не смог усвоить "Расспрос", поэтому дальнейшее его обучение было приостановлено до следующего года.

Су Миншань был приглашенным адептом, неудивительно, что не все ему удавалось. И Лань Чжань, и Лань Хуань обучались игре на цине и сяо с малых лет, уделяя этому время каждый день под бдительным вниманием лучших наставников. Тот же, кто начал с основ в пятнадцать, очевидно, не сможет продемонстрировать такой уже уровень, как тот, кто начал в пять.

По этой причине Лань Сичень глубоко сомневался, что Су Шэ мог передавать какое-то тайное сообщение.

Выходит, в последнее время у Су Шэ все было не так, как обычно. И тем не менее, все эти зацепки вели в никуда - где теперь найти тех людей, с которыми он поссорился? Да и нельзя подозревать абсолютно каждого, кто когда-либо вступал с ним в спор. Был ли способен кто-то вроде Цзинь Цзысюня на убийство?..

С другой стороны, любой, наверное, был способен - при определенных обстоятельствах. Однако это убийство было совершено тщательно и явно обдумано заранее.

- Исходя из всего услышанного, у нас есть две вероятности: убийство совершено кем-то извне или убийство совершенно кем-то из университета. Пока можно обдумать второй вариант, это быстрее можно проверить. Уровень мастерства убийцы необычайно высок, поэтому большинство студентов можно исключить сразу.

Закончив речь, Лань Сичень предложил:

- Я могу пообщаться с преподавателями и персоналом. Со студентами, подходящими под описание, поговорите вы.

+2

9

“Вы”, сказанное братом, Ванцзи благополучно пропустил мимо уха. Даже если при поступлении в колледж дядя и сделал ему указание о необходимости социализации, на сотрудничество с возможным убийцей это не распространялось. Он чуть поклонился брату, знаком, что указание понял и принял, по Цзинь Гуанъяо лишь скользнул взглядом. Как и большинство, тот спешил выдавать свои мысли за слова собеседника, и замечание о защите колледжа воспринял узко, словно первогодка. Никто не сомневался, что мастера Колледжа способны поставить защиту реальной силы, и так же точно никто не сомневался, что она слаба не по причине невозможности сделать ее мощнее. Но - зачем? Обучающиеся - не идиоты, для всех есть правила. Сила защиты была соразмерна лишь с силой подростков в начале обучения, еще не умеющих себя контролировать. Главной же целью защитной сети была сигнализация. Если бы кто-то предпринял выходящие за рамки дозволенных магические усилия, дежурный заклинатель из отдела безопасности тотчас же получил бы об этом сигнал. И принял бы меры.

..принял бы меры… надо полагать.

Чтобы применять мощную магию, находясь под защитной сетью, заклинатель должен был бы… так, секунду…
..быть чертовски сильным. Это один вариант. И при этом - обязательно знать системы защиты и как ее обойти.
.. быть сильным, поднять тревогу, успеть убить и успеть убежать. Звучало как-то не очень…
..быть слабым, но знать систему защиты - возможно, в ней были прорехи, Ванцзи подосадовал, что еще не занялся изучением этой темы. Через “заячьи норы” и слабак мог бы действовать.
..быть слабым, но достаточно умным… и совершить убийство НЕ ТАМ, ГДЕ НАШЛИ ТРУП. Тогда Гуанъяо вне подозрений? Су Миньшан уже был убит где-то, пришел умирающим, все остальное было его бредом предсмертия, и Цзинь Гуанъяо лишь видел финал события.

Лань Ванцзи посмотрел на своего подозреваемого уже с иным выражением, что впрочем и выражением-то для посторонних не было. Этот ученик обладает умом, волей, талантами… искусно врет. Самый сильный аргумент против него в глазах Ванцзи, но возможно - не в этом случае.
А сейчас, пока следы не развеялись, требовалось тщательно изучить причины и пути смерти, исследование должны были произвести заклинатели-медики, а не потрошители трупов из так называемой судебной экспертизы. Наверняка брат уже позаботился об этом,
Информации было слишком мало.
Либо Су Миншань был убит вне колледжа - поправка,  вне его защитных систем, а в колледже были полигоны, где защиты не ставились, - и пришел сюда умирать. Либо убийца воспользовался прорехой в защитной сети и это говорит о том, что он невероятно хорошо знает системы безопасности и лазейки…

Один человек тут же пришел на ум Ванцзи, человек, стремившийся использовать любые лазейки, чтобы нарушать все возможные и невозможные для нарушения правила. Почему-то Лань Чжан испытал смутное облегчение, вспомнив, что этот человек сейчас полностью вне подозрений - он был в двухнедельном отпуске и звездил на своих кошмарных гастролях, на сценах Европы, под взглядами тысяч фанатов. Ванцзи опустил взгляд, чувствуя, что при одной мысли об этом типе впадает в ярость и теряет способность мыслить. Прочь, прочь, несносные воспоминания, да и с чего ради ему испытывать облегчение, что Вэй У Сянь не попал в подозреваемые?
Ванцзи быстро подчинил себе мимолетную вспышку раздражения и посмотрел на брата.

- Я узнаю, кто из студентов изучал магическую безопасность особенно тщательно, - проговорил он.
И переступил с ноги на ногу, приняв едва заметно менее формальную позу. Во взгляде, предназначенном лишь брату, вновь мерцала теплота, своего рода молчаливый вопрос: “Есть время для чашки чая вместе со мной?”
За месяцы он успел соскучиться по той тишине и близости, какой не ощущал ни с кем, кроме как рядом с Лань Хуанем. Но у брата в последние годы был очень жесткий график, дядя готовил его к управлению кланом. Ванцзи понимал и опасался быть назойливым, ему отводилась роль помощника брату, а не помехи.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

+2


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » Презумпция виновности