28.10.2020. Настало время выбирать следующую жертву тринадцати вечеров!
17.10.2020. Тайный Санта 2020!!!
11.10.2020. Наконец-то выложены фанты для чтения!
30.08.2020. Все фанты перемешаны и отправлены участникам. Приём работ по 30 сентября.
09.08.2020. Немного новостей (и новые фанты!).
28.06.2020. Теперь можно создать свой блог в подфоруме дневников.



«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо




Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » Система, кто все эти люди?!


Система, кто все эти люди?!

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

http://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/3f/4/585666.jpg
shen yuan as wen ruohan
lan xichen
meng yao

+2

2

Шэнь Юань никогда не интересовался гейскими новеллами, хотя сестра не раз уговаривала его прочитать каких-то там Магистров, убеждая, что в них есть что-то кроме гейской любви двух мужиков, но Шэнь не собирался падать так низко, да и в том, что чем-то подобном может быть сюжет - сомневался.

Они как раз спорили с сестрой по дороге, когда так увлеклись, что вышли на красный на самую проезжую часть. Его сестре повезло, она шла чуть позади и когда, по законам жанра, фура врезалась в ее братца, то она не пострадала. В последние секунды своей жизни, он думал о том, что это все жутко клишированная завязка для сюжета.

Открыв глаза, Шэнь Юань потер переносицу. В глаза бил агрессивный свет. Он качнул головой, чтобы мозги встали на место и осмотрелся. Местечко было образцом настоящей безвкусицы, серьезно. Типичное злодейское логово. Еще бы вывеску повесть и указатель. И чем дольше Шэнь всматривался в окружение, тем ужаснее, в плохом смысле, оно ему казалось. Трон, на котором он восседал, отдавил ему всю задницу, свет откуда-то сверху бил в лицо, тогда как все остальное утопало во мраке. Комнате не хватало воздухе. При всех своих размерах, она казалась душной и неуютной.

Да, кстати, где он? Шэнь бросил взгляд на свои руки, обнаружив, что одет во что-то странное. Проведя пальцами по изящной ткани, он совсем выпал в осадок. Такую одежду носили пару веков назад. Только сейчас до его ушей дошел чей-то голос, переведя взгляд на выступавшего человека, он нахмурился и снова посмотрел на себя. Кажется, они были одеты в похожие цвета. И что это для него значило?

Послушав, что этот странный парень ему говорит, Шэнь Юань ничего не понял. Только по нескольким, относительно знакомым словам, он смог определить, что находится в чертовой новелле. И ладно, на самом деле он не против оставить скучную повседневную жизнь, но почему его перенесло в новеллу, которую он не читал? Стоило сказать спасибо сестре, что она жужжала ему над ухом про какой-то там "Гу Су Лань", потому что только так он понял, что находится В ГЕЙСКОЙ НОВЕЛЛЕ.

Если этот коротышка и говорил еще что-то, то Шэнь его не слушал, потому что мысленно оплакивал свою несправедливую судьбу! Почему именно он? Почему именно сюда? Лучше бы дали ему сдохнуть, как мужчине! Какой смысл отправлять его именно сюда, ведь он даже не знает всех этих людей! Вот кто перед ним сейчас? Все болтает, болтает и болтает. А он даже своего имени не знает!

- Эм, ты, - он поднял ладонь, призывая собеседника умолкнуть, - можешь в общих чертах, - он махнул рукой, все пытаясь вспомнить, как его зовут. Он все-таки знал мемы по этому фэндому, но не слишком подробно. Кажется, там был какой-то низкий чувак, которого скинули с лестницы. Этот тот же? Или уже другой?

Но, что еще важнее, кто он такой? Кажется, если он на троне, то кто-то важный. Это было немного приятно, но, стоило ему вспомнить, что это гейская новелла, как любые намеки на радость улетучивались.

[nick]Wen Ruohan[/nick][status]сожгу твои глубины[/status][quo]<hr> <center><a href="ссылка на анкету"><b>ВЭНЬ ЖОХАНЬ</b></a></center> <hr> <center>На колени, НЯ!</center> <hr><br>[/quo][icon]https://i.imgur.com/mAODbxn.jpg[/icon]

Отредактировано Shen Qingqiu (Вторник, 16 июня 07:39)

+2

3

Низвержение Солнца, пусть не очень быстро, но шло к своему логическому завершению. Перевес на стороне четырех великих кланов становился все более явным, и теперь важно было не упустить момент и собственноручно превратить его в очевидную победу. Шпионаж, конечно, дело полезное, но оставаться просто еще одним безымянным человеком, который трудился во благо союза, Мэн Яо не собирался. На фоне его размышлений о том, какой именно момент избрать для того, чтобы триумфально заявить о своей роли в войне, навязчивое желание главы Ордена разделаться с убийцей старшего сына пришлось как нельзя кстати. Дезинформацию скормили разведке Цинхе Не очень аккуратно, а Мэн Яо в свою очередь послал предупреждение о готовящейся операции, но, конечно не главе Не напрямую, а, по обыкновению, Лань Сичэню. Предупреждение, разумеется, запоздало, так что теперь Не Минцзюэ стоял на коленях перед нефритовым троном в главном зале Знойного Дворца. В общем, все шло более или менее по плану: следующим ходом предполагалось забрать пленника в Огненный дворец, чтобы позже освободить его. Возможно. Впрочем, Мэн Яо не исключал, что, быть может, позволит себе некоторую импровизацию.
Однако одно дело импровизировать, поддаваясь необъяснимому вдохновению, и совсем другое - под давлением обстоятельств. Странное чувство, как будто что-то пошло не так, появилось неожиданно. Посреди тирады, в которой Мэн Яо объяснял, что глава Не достаточно силен, чтобы выдержать пытку, выражение лица Вэнь Жоханя неуловимо переменилось, как будто по щелчку пальцев. Конечно, глава Ордена был известен изменчивым нравом, его неудержимое веселье могло в один момент смениться гневом или даже безразличием, но Яо готов был поспорить, что на этот раз взгляд его выражал что-то вроде... растерянности. Он напомнил себе о том, что иллюзию эту мог породить неровный свет, заливавший зал, или даже она могла стать последствием удара Не Минцзюэ, но тут Вэнь Жохань вдруг заговорил, разбивая эту удобную версию в пух и прах.
Мысли в голове проносились со скоростью заклинательских мечей, но толку от этого было чуть. В самом деле, какие выводы можно сделать из неожиданно отстраненного "эм, ты" и не вполне внятного приказа? Яо так и не смог сделать ни одного, так что, быстро перебрав в уме возможные варианты, решил, что просто повторит, на всякий случай.
- Мэн Яо ждет распоряжений насчет дальнейшей судьбы главы Не.
Мельком бросив взгляд на пленника, он решил, лишний раз не повторять, в чем этот самый глава Не виновен. В конце концов, смерть Чифэнь-цзюня на месте, хоть и не стала бы непоправимой трагедией, в планы не входила. Так или иначе, следовало поторопиться - силы Цзэу-Цзюня должны быть уже на подходе к Безночному городу, и к тому времени Не Минцзюэ должен был оказаться за городской стеной. Чтобы немного подтолкнуть Вэнь Жоханя к решению и заодно отвлечь от идеи на месте казнить убийцу сына, стоило напомнить и о других важных делах. Мэн Яо слегка освежил на лице застывшую улыбку и склонился в поклоне. Тоже на всякий случай.
- Каковы будут приказы глава Вэнь отдаст насчет остальных сил Цинхэ Не? Следует ли армии идти в наступление в Ян Гуане?

+2

4

Едва ступив на гостеприимный порог резиденции Вэнь, он отдал приказ усыплять всех охранников и заковывать вервием бессмертных всех сопротивляющихся заклинателей — так Лань Сичень собирался избежать смертей, насколько это возможно.

Весть о том, что планируется захватить Не Минцзюэ в плен, достигла его слишком поздно, чтобы он успел что-то предпринять, поэтому пришлось нестись по горячим следам в Безночный город, изо всех сил надеясь не опоздать. Таким образом, играя на сяо тихую усыпляющую мелодию, Лань Сичень продвигался вглубь дворца, стараясь не думать о том, что показательные допросы перед троном владыки в Цишань Вэнь могут быть не приняты, и пленника сразу определяют в пыточную.

К счастью, Вэнь Жохань отличался классическим дурновкусием и все же показательно допрашивал Не Минцзюэ в зале с богатым троном и загадочным злодейским освещением.

Лань Сиченю повезло, и он с облегчением вздохнул, распахивая резные двери после того, как заткнул сяо за пояс. Одной рукой он все еще складывал печать для призыва Шуоюэ, и серебристый клинок на один-два цуня выглядывал из ножен.

Картина, представшая глазам, выглядела подозрительно.

— Мэн Яо ждет распоряжений насчет дальнейшей судьбы главы Не.

Лань Сичень кинул взгляд на Не Минцзюэ, явно не совсем понимающего, что происходит; на спину Мэн Яо, спрашивающего о дальнейшей судьбе Цинхэ.

Если быть откровенным, то очень хотелось постоять тихо с краю и попытаться понять, почему Вэнь Жохань не выглядит довольным собой и не пытается убить Не Минцзюэ на месте. Устыдившись подобного порыва, Лань Сичень тут же обратил внимание на то, что его, похоже, никто и не заметил.

В этой зале действительно происходило нечто странное.

— Глава Вэнь, — произнес Лань Сичень достаточно громко, чтобы все присутствующие услышали.

Он должен был попробовать решить вопрос миром; шаги адептов его ордена слышались за спиной — бой окончен.

К тому же, Не Минцзюэ все еще стоял на коленях, окруженный группой заклинателей в красном, и стоило проявить осторожность в действиях.

— Резиденция Вэнь находится под контролем ордена Лань, — Лань Сичень вежливо сложил руки в приветственном жесте; клинок плавно вернулся в ножны.

— Никто не пострадал. Мне хотелось бы рассчитывать на ответную любезность и получить главу Не в целости и сохранности.

+2

5

Да какого же хрена?! Шэнь побледнел и едва не сполз с трона, чувствуя, что в помещении стало слишком душно. Он действительно не читал Магистров чего-то там, но про главу Вэнь слышал, в основном из мемов, восхваляющих его красоту. Девчонки активно ныли о том, что пусть по характеру он гнида, но горяч, как смерть и жалко, что погиб так рано, да и как он не мог не заметить предателя в своих рядах?

Вся жизнь пронеслась у него перед глазами. Серьезно? Нет. Серьезно? Ему дали второй шанс, чтобы вот так просто отобрать его жизнь снова? Очевидно же, что главные злодеи в санься не выживают! И кто, спрашивается, тот самый предатель? Ну почему он в прошлом не прочитал эту глупую книженцию!?

Душа Шэня находилась в смятении. Его бросало из панического страха в чувство полной обреченности. Вот так он и умрет. Самый глупый и неудачливый пападанец. Нет, у него нет решительно никаких шансов к выживанию. Перспектива быть живым обрезанным рукавом вдруг стала казаться куда как лучше, чем мертвым натуралом.

Не будь тут кучи людей, Шэнь бы всплакнул, а так он только подпер щеку кулаком, и прикрыл глаза, мысленно жалуясь на все лады на свою судьбу. И что, спрашивается, он должен сделать? Кто все эти люди? Кто такой глава Нэ и почему его сюда притащили. Он вообще не помнил такого клана. Видать, конечно, очень важным он был для сюжета. Гребанные авторы, которые создают что-то, чтобы оно просто было!

Шэнь Юань нехотя открыл глаза и уставился на нового актера на сцене. Лань? Вот про Ланей он знал. Кажется, кто-то из главных героев носил это фамилию. Еще хуже! Столкнуться с главным героем для главного злодея значило скорую смерть. Но этот главный герой, кажется, что-то знал о чести. Его предложение более чем устраивало Шэнь Юаня, он бы ему и весь дворец отдал, если бы он попросил. Потому что толку-то от дворца, который скоро разрушат.

Выяснять, в чем виновен этот "глава Нэ" и над чем он там главенствует у Шэня не было никакого интереса. Ему хотелось удалиться и выпить. И хорошенько подумать о том, что делать дальше, а его тут дергают со всех сторон.

И все же, решив, что он все-таки глава и как глава он должен вести себя прилично. Как минимум, не сидеть, скособочившись, подперев щеку кулаком. Подобравшись, он ответил встречным вежливым жестом.

- Конечно, забирайте, если он вам нужен.

[nick]Wen Ruohan[/nick][status]сожгу твои глубины[/status][quo]<hr> <center><a href="ссылка на анкету"><b>ВЭНЬ ЖОХАНЬ</b></a></center> <hr> <center>На колени, НЯ!</center> <hr><br>[/quo][icon]https://i.imgur.com/mAODbxn.jpg[/icon]

Отредактировано Shen Qingqiu (Вторник, 16 июня 07:39)

+2

6

Вместо того, чтобы отдать приказы, глава Вэнь подпер щеку рукой и закрыл глаза - заснул что ли? Мысль была довольно глупой, но почему-то засела в голове прочно. В тронном зале воцарилась тишина. Яо мельком взглянул на тех адептов, которые ещё оставались в живых - выражения на их лицах застыли такие, что хоть картину пиши. Не Минцзюэ тоже выглядел потеряно - то ли от доставшихся ему сегодня ударов, в том числе и по голове, то ли потому что в полной мере проникся происходящим: он-то наверняка рассчитывал на быструю и геройскую смерть, а она вместо того грозила обернуться балаганом ещё похлеще, чем смерть его отца. Что ж, главе Не можно было только посочувствовать, а вот главу Вэнь надо было бы разбудить или хоть одеялом для полноты картины прикрыть, что ли... А может, ну его - прикончить под шумок и прославиться в веках? Ведь хорошая идея.
От сложного выбора Мэн Яо был избавлен появлением в Знойном дворце ещё одного главы, на сей раз клана Лань. Не сказать, что он не рад был видеть его, и все же - Цзэу-цзюнь выбрал не самый удачный момент. Во всяком случае, Яо предпочел бы с маской скрытого страдания на лице передать ему с рук на руки бессознательного Не Минцзюэ, заверив, что для его спасения сделал все, что было в его силах, чем стоять с застывшей улыбкой и кровью того же Не Минцзюэ на сапогах и думать, стоит ли и дальше ломать эту комедию с верностью проигравшему войну Цишань Вэнь.
И всё-таки Лань Сичэнь умел появляться эффектно. Что ни говори, вышибить дверь ногой и кромсать всех на куски, пока тебя не свяжут, как это делал, скажем, Чифэнь-цзюнь, каждый может, а вот вежливо попросить самого могущественного тирана эпохи освободить убийцу его сына, да еще и уверить, что из его подданных при штурме дворца никто не пострадал - это стиль! Улыбка на лице Яо невольно потеплела, но ещё пару мгновений спустя - когда Вэнь Жохань, не долго думая, ответил - он поперхнулся и не удержался от короткого кашля.
То есть как это "забирайте"? Здесь, между прочим, запланирована спасательная операция! Может быть, сам Не Минцзюэ в спасении уже и не нуждался, но сказать то же самое о репутации Мэн Яо был сложно, и единственный шанс немного ее отчистить вот-вот готов был выскользнуть прямо из рук. Тишина становилась чересчур густой, а взгляды адептов в красном оглушительно вопили о непонимании. Это тоже было плохо. Увы, Безночный город - это вам не Облачные Глубины, здесь в любой непонятной ситуации убивают, потом думают (иногда), и, кажется, эти несчастные готовы были вернуться к обычному шаблону проведения. Мэн Яо пожал плечами и махнул им рукой: мол, вы же слышали приказ - вот и исполняйте. Потом вздохнул.
- Прикажете отпустить ещё кого-нибудь из пленных?
Он точно не знал, рассчитывает ли на щедрость Вэнь Жоханя или на его коронный смех и - наконец-то - простую и понятную драку, которая сможет наконец разрядить обстановку. Убеждения насчёт того, что любую проблему можно решить тихо, а иногда даже и мирно, на проверку оказались не такими уж и стойкими. Мэн Яо хотел было спросить, в чем подвох, но вместо этого вырвалось сочувственное.
- Глава клана хорошо себя чувствует?
Это, пожалуй, было очень неловко. Он сделал несколько шагов к трону, одновременно готовясь и на колени при надобности падать, и меч в спину Вэнь Жоханя вогнать - главное вовремя определиться с наиболее выигрышной стратегией. И в то же время бросал осторожные взгляды за спину, где адепты двух орденов, действуя на удивление слаженно, помогали Не Минцзюэ подняться и двинуться к выходу.
- Быть может, у Цзэу-цзюня есть ещё какие-нибудь пожелания?
Ну а что: гулять так гулять.

+2

7

Лань Сичень беспокойно вглядывался в спины адептов Вэнь, окружавших связанного Не Минцзюэ. Даже будучи окутанным вервием бессмертных, глава Цинхэ внушал опасения.

Ох, как бы Вэнь Жохань не решил сразу покончить со старым врагом, несмотря на все потуги Лань Сиченя к натянутой дипломатии.

— Конечно, забирайте, если он вам нужен.

Некоторое время он не мог поверить своим ушам. Судя по тому, как все в зале вдруг замерли, будто одеревеневшие, Лань Хуаню не послышалось, и Вэнь Жохань действительно дал добро на освобождение Не Минцзюэ. Сам Не Минцзюэ пораженно молчал, что самое удивительное.

Насилу Лань Сичень заставил себя пройти вперед, чтобы заслонить собой главу Не, на вид совершенно невредимого. Никто не остановил его.

— Благодарю главу Вэнь, — растерянно произнес Лань Хуань, недоумевая, что он должен делать дальше.

Он должен просто уйти? А как же тот факт, что большая часть Поднебесной была разорена и сожжена? Наверное, это какая-то шутка.

Лань Сичень посмотрел в лицо Мэн Яо, всем своим видом выражая немой вопрос. Мэн Яо не выглядел уверенным, и тем тревожнее было на сердце.

Ситуация становилась все более неловкой с каждой минутой, и застывший на месте Лань Хуань даже вздрогнул, когда услышал:

— Быть может, у Цзэу-цзюня есть еще какие-нибудь пожелания?

Их у Лань Сиченя было в достатке, вот только для исполнения большинства пришлось бы повернуть время вспять. Окончательно запутавшись, он задумчиво потер переносицу и наконец произнес:

— Отозвать войска, вернуть украденное, предстать перед судом...

Он медленно перечислил все, и с каждым словом произнесенное звучало все более и более нелепым. Выражение лица Вэнь Жоханя оставалось таким же непроницаемым, и, обнаглев окончательно в своих порочных мыслях, Лань Сичень присовокупил:

— Отдать ключ от скрытой библиотеки.

И все же следовало подумать о долгосрочном будущем. С ним возникали некоторые трудности — Лань Сичень не был готов поражать сияющим клинком мировое зло, сделай это Мэн Яо — так ему вовек не отмыться от клейма убийцы, учитывая, что Безночный город практически не оказал сопротивления при взятии.

При этом убить Вэнь Жоханя мечтал любой, и до справедливого суда надо было как-то дожить...

+2

8

Шэнь Юань выдохнул тяжело и наконец-то решил собраться - так или иначе, он не мог ведь сказать им, что, простите, теперь в это теле поселился другой человек. В лучшем случае, они подумают, что он сошел с ума. В худшем, что одержим. Все происходящее казалось ему глупым и ненатуральным, но что он мог поделать? Пусть все тут были лишь глупыми пушечным мясом, он не мог найти в себе сил, чтобы навредить даже простым книжным персонажам, ведь они так были похожи на людей.

- Люди главы Нэ свободны, - он махнул рукой и напряженно добавил, - от них все равно никакого толка.

Шэнь Юань снова пожалел, что не слушал сестру внимательнее, ведь он даже не знал, как ему себя вести! Насколько вообще Глава Вэнь был стереотипичным злодеем? И как ему, Шэнь Юаню, человеку, который в жизни не брал на себя лидерскую роль, тем более столь агрессивную, должен отыгрывать столь неприятного и властелюбивого человека? Мысленно снова всплакнув, Шэнь Юань, перевел взгляд на адептов в красном и снова махнул рукой.

- И вы тоже свободны.

Адепты переглянулись, но спорить не решились, хотя уходили медленно и постоянно оборачивались. После их ухода дышать стало чуть полегче, теперь он хотя бы не будет позориться перед собственными подчиненными. У него в жизни не было подчиненных! Чем он это заслужил?

Итак, вслушавшись в требования Ланя, он обдумал каждое. Он мог отозвать войска и вернуть награбленное - без проблем. У адептов возникнут вопросы, но если бы они знали, что скоро их клан так и так развалится, а все они будут истреблены, то согласились бы со своим дальновидным главой. А вот перед судом представать совсем не хотелось. Может быть, он и правда будет справедливым, вот только отвечать за то, что натворил предыдущий владелец тела? С учетом того, что творил он много и долго?  Наверняка его просто казнят. Тогда уж как знать, какая смерть легче - казнь, которую ему придумают заклинатели или простой удар в спину. Кстати об этом. То, что он не мог вспомнить, кто его предал несколько напрягало, так что он кинул на, как его там, ладно, на этого коротышку, тяжелый взгляд. Может быть, это он? Хотя вроде выглядит безобидно.

Очередным кинжалом в ребра стала новость о секретной библиотеке. Он понятия не имел, что она существует, тем более не знал, где находится и даже предположить не мог, где от нее ключ. Вздохнув снова, еще трагичнее, он поднялся с трона, который отдавил ему всю задницу. Серьезно, кто вообще занимался мебелью в этом клане?

- Глава Лань, - Шэнь нервно облизнул губы, он никогда не выступал на публике и пусть публика тут была небольшой, но вопрос решался очень важный, - Эта война принесла много боли каждому из нас, - "Конечно, принесла, ведь этот предыдущий владелец тела ее начал! Идиот!" - и, думаю, нам всем стоит остановиться, - "Тебе следовало остановиться, Глава Вэнь!" - Потому, если глава Лань не возражает, чтобы мы подробнее обсудили условия нашего дальнейшего существования, я бы предложил найти место более уютное и подходящее.

Речь вышла не слишком уверенной, но Глава Лань казался ему человеком чести, который не станет нападать на того, кто предложил обойтись без кровопролития. В довершении всего, Шэнь выдал свою самую обаятельную и ласковую улыбку, на которую вообще был способен.

[nick]Wen Ruohan[/nick][status]сожгу твои глубины[/status][icon]https://i.imgur.com/mAODbxn.jpg[/icon][quo]<hr> <center><a href="ссылка на анкету"><b>ВЭНЬ ЖОХАНЬ</b></a></center> <hr> <center>На колени, НЯ!</center> <hr><br>[/quo]

Отредактировано Shen Qingqiu (Пятница, 19 июня 09:52)

+3

9

Пока адепты, шурша словно мыши, покидали залу вместе с ничего не понимающим Не Минцзюэ, Лань Сиченю пришло в голову, что он находится под властью какой-нибудь секретной иллюзорной техники. Его сознание сейчас само по себе воспроизводит идеалистичный вариант развития событий, в то время как тело медленно умирает.

Никто в подлунном мире о подобной технике пока не распространялся, но это больше походило на правду, нежели то, что происходило у Цзэу-цзюня на глазах.

В этот момент отряды Ланьлин Цзинь, согласно плану, приближались к резиденции Вэнь, чтобы оказать поддержку орденам Не и Лань.

Что ж, даже если это и была иллюзия, Лань Сичень должен был продолжать принимать участие в ней.

- Чэнь-шиди, - обратился он к одному из старших адептов Лань, - отправься навстречу Цзинь Цзысюаню и изложи ситуацию. Город сдался, в битве более нет нужды.

Лица адептов побледнели настолько, что стали оттенком чище одежд. Лань Сичень беспомощно опустил глаза, будто признавая свою растерянность.

- ...Эта война принесла много боли каждому из нас, - произнес Вэнь Жохань, и Лань Хуань тут же поднял на него взгляд.

Невольно он сжал губы и нахмурился, недоумевая, действительно ли глава Вэнь хочет напомнить обо всех тех событиях, которые сам же инициировал.

- Потому, если глава Лань не возражает, чтобы мы подробнее обсудили условия нашего дальнейшего существования, я бы предложил найти место более уютное и подходящее.

Лань Сичень явно не был готов к этому предложению и поступил в лучших традициях Лань Чжаня, ответив нечто вроде "мгм". Выражение его лица при этом не изменилось, но не из-за отсутствия эмоций, а по той простой причине, что разом осознать всю суть происходящего было очень тяжело.

- Благодарю за приглашение, глава Вэнь, - наконец произнес он, подходя ближе.

То есть, они пойдут пить чай? Или на экскурсию по резиденции?

Лань Сичень потер пальцами переносицу и представил, как Мэн Яо с улыбкой указывает на массивные двери и рассказывает: "А здесь у нас камеры для заключенных. В этом году мы провели реновацию и построили еще один этаж".

"Это все от жары", - строго сказал он себе, отгоняя непристойные мысли прочь.

+1

10

Мэн Яо всегда считал себя человеком образованным, даже без оскорбительной оговорки "для своего происхождения". Он тратил немало сил, времени и средств, чтобы получать доступ к информации самого разного толка, и уж конечно, история войн как одного из весьма удобных инструментов политики не ускользнула от его внимания. Однако при всей своей осведомленности в этом вопросе, он не мог припомнить ни одной военной кампании, ни среди заклинателей, ни у простых людей, которая закончилась бы вот так. "Не соизволите ли вы сдаться, передать нам все ценности и умереть по решению самого гуманного и справедливого суда в мире, пожалуйста? - Как вам будет угодно". Жизнь его определенно к этому не готовила. Мэн Яо даже ненадолго усомнился, не зря ли потратил столько времени на чтение, вместо того, чтобы, скажем, обратить внимание на душевное здоровье главы Вэнь. Кто знает, может быть, если бы раньше вежливо попросить его уступить трон... Но нет, до сих пор Вэнь Жохань совершенно точно не проявлял подобного благодушия.
Подумать об этом долго Мэн Яо не дали, вернув в небес на землю очередной вежливой просьбой. На этот раз о библиотеке. Не то, чтобы в Безночном городе не было той самой тайной библиотеки с очень ценными и очень запрещенными книгами. Конечно, она была, но так уж сложилось, что сам глава ордена куда больше интереса проявлял к боевому оружию и орудиям пыток, так что книгохранилищами особо не интересовался и ключей при себе не держал. На случай, если бы однажды тот спросил, где, собственно, ключи, Мэн Яо готов был заверить его, что они хранятся в самом надежном месте. И это было бы правдой - разве есть на свете место надежнее, чем рукава Мэн Яо? Но спросил неожиданно вовсе не Вэнь Жохань, а Цзэу-цзюнь. Мэн Яо беспокойно взглянул на главного - а вдруг возьмёт и согласится, то это что, придется делиться? - но тот ненавязчиво перевел разговор на собственные военные преступления, а затем, облизнувшись, предложил главе Лань уединиться в уютном месте. И если с тем, чтобы делиться библиотекой ещё можно было смириться, то делиться Цзэу-цзюнем - это уже как-то чересчур! Нет уж, если эти двое желают обсуждать - хоть капитуляцию, хоть классическую поэзию - им придется делать это в присутствии Мэн Яо. Лучезарно улыбнувшись сначала одному, потом другому, он предложил.
- В таком случае, глава клана не будет возражать, если я проведу гостя в зал Цветущих орхидей и прослежу, чтобы подали любимый чай главы?
Это был ход конем. Во-первых, ни одному главе Безночного города и в страшном сне не пришло бы в голову назвать зал в честь поднебесной флоры, так что, разумеется, никаких орхидейных залов во дворце не было. Во-вторых, чай Вэнь Жохань не пил никогда. Ходил слух, что у него непереносимость, и эффект даже от одной небольшой чашки благородного напитка будет... очень своеобразным. В общем, будь глава Вэнь в своем обычном состоянии, после этого предложения Мэн Яо прожил бы секунды две, но раз уж он вел себя так, как будто это его, а не Чифэнь-цзюня несколько раз приложили головой, риск ради проверки любопытной гипотезы был оправдан. Коротко поклонившись, Мэн Яо жестом пригласил Цзэу-цзюня проследовать за ним и, раздавая по пути короткие указания не успевшим сбежать слугам, направился в сторону единственного зала для гостей, из окон которого не открывался удручающий вид на пылающую вершину горы Цишань.

+2

11

Шэнь лишь коротко кивнул, конечно, не почувствовав подвоха. Пока они шли, он мог во всех красках рассмотреть военные трофеи, щедро украшавшие коридор - тут и шлемы, и мечи, и музыкальные инструменты, и доспехи и куча-куча всего, его внимание привлек веер и он выхватил его с подставки, лишь потом подумав о том, что он мог принадлежать убитому заклинателю и стоял тут как знак силы главы Вэнь. Однако, возвращать его было уже поздно и Шэнь только устало вздохнул и сжал его. От того, что он крутил что-то в руках, Шэнь смог окончательно собраться. Он мог отозвать войска, мог выплатить денежную компенсацию, его орден, кажется, мог это позволить. Но костью в горле стоял "справедливый суд". Суд, может быть, и будет справедливым, вот только к предыдущему владельцу тела, а вовсе не к Шэню. И теперь ему надо было всеми силами этого суда избежать. Вот только как? Не признаваться же, что он попанданец! Как будто ему поверят.

Между тем, они добрались до "зала Цветущих орхидей" и Шэнь скривился. И почувствовал глубокое разочарование. Никаких орхидей тут не было. И вообще можно было не уходить из тронного зала, потому что в зале для гостей атмосфера была не менее гнетущей, разве что камней было поменьше. Все в утомительно черно-красном, несколько тяжелых, даже на вид столов, обращенных к одному, стоявшему на возвышении.

"Опять эти дешевые злодейские штучки! Глава Вэнь, вам бы почитать пару романов, чтобы не быть таким шаблонным!" - Шэнь раскрыл веер и спрятал за ним свое лицо, полное глубокой скорби. К ним скользнула служанка, чье лицо было таким бледным, что Шэнь едва удержался от того, чтобы не поддержать ее за руку. Кажется, она никогда не сталкивалась с Главой Вэнь, но, с учетом того, что большинство людей было уже отослано, то раздавать чай дали тем, кто был.

- Нет-нет, - Шэнь мягко одернул ее, когда девушка понесла чай к тому столу, что был на возвышении, бедняжка, кажется, настолько боялась главу, что от этого "нет", не удержалась на ногах, хорошо, что Шэнь успел схватить ее за плечо и забрал поднос.

В гостевой зал ворвались другие слуги, которые с ужасом наблюдали, как сама Глава Вэнь ставит поднос с чаем на гостевой стол, а девушка обнимает себя за плечи и, наверное, мысленно считает, сколько минут осталось до ее смерти.

- Отведите ее куда-нибудь, пусть отдохнет, - вздохнул Шэнь, решив, что работать с настолько запуганными людьми, наверное, будет очень сложно. Но чтобы с ними работать, нужно хотя бы выжить!

- Господа, прощу прощения, - он устроился на подушечке за столом, предполагалось, что место главы Лань располагается напротив. А вот что делать с...остальным человеком? Вроде как, тут беседа двух глав и он, скажем так, был немного лишним, тем более Шэнь вообще не знал, какое положение он занимает. Другое дело, что Шэню нужен человек, который будет отвечать на вопросы вместо него, потому что сам он не очень разбирается в политике клана. Он глава меньше часа вообще-то. Сложив веер и постукав им по нижней губе, он хмыкнул.

- Глава Лань вы не будете против если мой...-Шэнь вздрогнул, поняв, что без понятия, кто этот человек для него. Адепт? "Мой алепт" звучит так, будто он не помнит его имени. Слуга? Слишком уничижительно? Советник? Он не был уверен, какая у этого человека должность. Кто знает, может он вообще его родственник! - Друг... - мысленно Шэнь убил себя веером несколько раз, потому что "друг"! Серьезно? Друг! Какой еще друг! Лучше бы и правда назвал его адептом! Бровь нервно дернулась и он сильнее вжал веер в нижнюю губу, как будто боялся, что стоит ослабить давление и улыбка сама по себе  исчезнет с лица, он и так держал ее кое-как!

-...Мой друг присоединится к нашему чаепитию?

[nick]Wen Ruohan[/nick][status]сожгу твои глубины[/status][icon]https://i.imgur.com/mAODbxn.jpg[/icon][quo]<hr> <center><a href="ссылка на анкету"><b>ВЭНЬ ЖОХАНЬ</b></a></center> <hr> <center>На колени, НЯ!</center> <hr><br>[/quo]

+2

12

Зал Цветущих орхидей? Лань Сичень невольно вспомнил ланьши в Гусу - помещение для обучения тоже называлось комнатой орхидей. Однако ни о чем подобном в Цишань Вэнь он никогда не слышал. Впрочем, этот орден был всегда обособлен от прочих: не соглашался на обмен учениками и не приглашал никого в собственную резиденцию. В предвоенный год попасть на границы Цишань Вэнь и вовсе можно было только по специальному пропуску.

В общем, нечему тут удивляться.

Заклинателям клана Лань было велено последовать за Чэнь-шиди и предостеречь остальных лидеров "Выстрела в Солнце" от битвы, пока вопрос решается дипломатическим путем.

Следуя за Мэн Яо, Лань Сичень не без любопытства рассматривал настенные панели и картины. Все они, без исключения, отличались мрачным исполнением и невыразительными цветами. Ни зелени, ни открытых галерей, ни курильниц. Все в этом в дворце казалось безжизненным.

В помещении, куда в итоге привели глав Лань и Вэнь, не было ни намека на цветы - ни живых, ни искусственных орхидей нигде не наблюдалось. Лань Сичень с сомнением задержал взгляд на Мэн Яо, безмолвно вопрошая, точно ли они не ошиблись комнатой. Зал не казался более уютным, чем тот, в котором стоял трон. Однако и тут трон имелся - не такой помпезный, правда.

С удивлением Лань Сичень обнаружил, что глава Вэнь, откуда-то доставший веер, все же устроился за столом, явно предназначенным для простых смертных. Лань Хуань не без напряжения присел напротив.

— Глава Лань вы не будете против если мой... Мой друг присоединится к нашему чаепитию?

Лань Сичень выдохнул с облегчением. В случае, если бы Вэнь Жоханю взбрело в голову отослать Мэн Яо, пришлось бы самому просить его оставить.

- Как вам будет угодно, - милостиво согласился Лань Сичень, гадая, нет ли в этом какого-то подвоха.

Тем не менее. Вэнь Жохань отпустил Не Минцзюэ, успокоил собственную служанку, позвал заклятого врага попить чаю и явно был настроен на перемирие.

Уж насколько Лань Сичень был поборником мира во всем мире, но даже для него это было слишком. Хотя чай еще не был подан, следовало ковать железо, пока горячо.

- Надеюсь, глава Вэнь простит меня за спешку, однако дела не ждут. Главу Цзян и молодого господина Цзинь будет сложно убедить не действовать сгоряча. Что вы можете предложить со своей стороны в качестве гарантии того, что все отряды солдат Вэнь отступят? Мне также известно, что вы пленили большое количество заклинателей из мелких кланов на границах с Ланьлин и Юньмэн. Их возвращения ждут их семьи.

+2

13

На очень вопросительный взгляд главы Лань Мэн Яо ответил своим, не менее выразительным. Даже брови приподнял, и глазами указал на Вэнь Жоханя, который как раз в тот момент, отвернулся, внимательно рассматривая военные трофеи на стенах собственного дворца. Жаль, взглядом не постучишь себя многозначительно по лбу и у виска не покрутишь, но, казалось, Лань Сичэнь и без лишних подсказок догадался, что с главой Вэнь что-то не так.
На самом деле, с ним было не так чуть более, чем всё. Пусть Яо не так уж хорошо его знал, чтобы предсказывать его поведение безошибочно, но с каждой минутой странности становились всё более очевидными. Комната, наскоро назначенная залом цветущих орхидей, главе не понравилась. И то, как ему подали чай, не понравилось тоже. В любой другой день это значило бы, что на полу должно образоваться кровавое месиво из слуг, и, чтобы не тратить время на уборку, позже помещение просто сожгут - одной стрелой, так сказать, убить двух ястребов. Сегодня глава клана просто решил действовать по принципу "хочешь сделать хорошо - делай сам". Пожалуй, он не смог бы при всем желании избрать более пугающую стратегию поведения. Рыдающую служанку увели отдыхать - не иначе, как прямиком в Огненный дворец. Мэн Яо собирался объяснить, что именно сегодня глава имеет в виду нечто другое, но подавился словами и коротко кашлянул, услышав, что он, оказывается друг.
Как истинный друг, Яо извлек из рукава талисман, изгоняющий демонов - полезная штука для места с таким фэн-шуем, как в Безночном городе - и, отправил его прямиком в спину Вэнь Жоханя. Тоже исключительно по-дружески, конечно. Талисман не задымился, да и вообще не подал никаких признаков возмущения. То ли демон был сильнее, то ли вариант ошибочным. Так или иначе, сдаваться Яо не собирался.
Вернув на лицо улыбку, от которой уже слегка ныла челюсть, он вернулся к почтенному собранию и тоже присел за чайный стол. Слуги были отосланы, глава Лань на правах гостя ждал чая, Вэнь Жохань неоднозначно игрался с веером. Мэн Яо кротко вздохнул и принялся заваривать чай на всех.
- Молодому господину Цзинь, - подсказал он, видя, что глава Вэнь вновь погружается в задумчивость, - можно напомнить, что его отец будет крайне огорчен, если контроль над изъятием ценностей из сокровищниц Безночного города  достанется другому клану. Полагаю, эта задача займет молодого господина Цзинь на некоторое время.
Чайный лист оказался изрядно запылен, что, в общем-то было неудивительно - странно, что его запасы вообще обнаружились во дворце. В любом случае, омыть его следовало несколько раз, что само по себе располагало к неспешной беседе.
А может быть, размышлял Яо, отмеряя чай и дожидаясь, пока нагреется вода, можно быть, это такое нетипичное искажение ци? Ну а что, не всем же с ума сходить. Если у человека, у которого с самого начала с головой не все в порядке, в этой голове что-то сдвинуть, - оно ведь может и на место вернуться. Но как же невовремя Вэнь Жохань вдруг решил стать другим человеком... А, кстати, может, в этом и ответ?
- Что касается главы Цзян, может быть, участие Цзыдяня и помогло бы разрешить кое-какие сомнения.
Вообще-то он не собирался говорить этого вслух, но усталость последних дней и шокирующее преображение, случившееся прямо на глазах, притупили осторожность, а исправляться теперь было поздно. Впрочем, если уж глава не обратил внимание на орхидеи, то стоило ли беспокоиться, что он вспомнит небезызвестную способность Цзыдяня выгнать из тела захватившую его душу? Поводов для беспокойства, в конце концов, и без того хватало.
- Мэн Яо хотел сказать, достаточно пригласить сюда молодого господина Вэя с Чэньцин, и за быстрым и справедливым судом, примерно таким же, какого был удостоен молодой господин Вэнь Чао, дело не станет. Но если Цзэу-цзюнь действительно желает разобраться в хм... - он наклонил голову и оценивающе посмотрел на Вэнь Жоханя с его веером, примеряясь, как бы одним словом охарактеризовать всё то, с чем хотелось бы разобраться, - в деталях, то спешка ни к чему. Например, в Башне Кои всегда готовы обеспечить все необходимое гостеприимство почетным гостям, не афишируя этого и так надолго, как это понадобится.
Обдав чайные листья напоследок чистой водой, Яо налил получившийся напиток в чашку, стоявшую перед гостем, а вот над чашкой главы Вэнь его рука все же нерешительно остановилась.

+2

14

У Шэня начинала болеть голова. Он был простым парнем, который читал не самого лучшего написания новеллы, так почему он сейчас должен разбираться в политике! Клановой политике, наспех придуманной каким-то глупым, вертись он в гробу, автором!? Хотелось плакать и смеяться сразу. Уж если он попал в новеллу, то почему бы не попасть в кого-нибудь не важного, чтобы до конца дней вести спокойную жизнь где-то за пределами основного сюжета? Стало немного стыдно, никаких, понимаешь, амбиций. С другой стороны - уж лучше быть живым, чем амбициозным.

Шэнь надолго впал в уныние, позволяя собеседникам общаться в обход него. На вопрос Главы Лань он не ответил, потому что без понятия был, что предложить ему кроме собственного слова.

- Мы можем отпустить пленных заклинателей? - получилось как-то совсем вяло.

И вот, господин Безночного Города ощущался за своим же столом каким-то лишним. Он не понимал и половины их слов. Глава Цзян, Глава Цзинь. Цзыдань? Это еще что такое. И как они связаны? Кто такой Вэнь Чжао? А Господин Вэй...Вэй?

По спине пробежал голодный пот. Вэй Усянь!? Чуть ли не единственное имя, что ему удалось запомнить. Шутка ли - главный герой! Он бросил пристальный взгляд на Главу Лань. Лань...Усянь. Точно! Главная парочка. Даже если опустить, что эти обрезанные рукава испортили новеллу, которая могла бы быть очень неплохой, он никак не мог допустить, чтобы оба главных героя столкнулись с ним! Он не просто так прочитал столько новелл и знал, чем все это для него кончится.

- Нет. Никакого "господина Вэя". И ноги его здесь не будет, - Шэнь поморщился и постарался вложить в голос всю властность предыдущего владельца тела. Получилось тоже не очень. Шэнь никогда не был актером.

Голова начала болеть сильнее и он подвинул чашку поближе к своему "другу". Чай ведь всегда считался лучшим лекарством, так что, может, оно излечит его больную душу.

Получив чашку ароматного напитка, он не обратил внимания не недоверчивый взгляд "друга". На него теперь все так пялились. Глотнув чай чуть ли не залпом, он успел прочувствовать его богатый букет. Все же, этот чай и рядом не стоял с тем, что он заваривал дома из пакетика. Вот только счастье было недолгим.

Его вдруг бросило в жар. Он даже подумал, что его отравили и испуганно глянул на Главу Лань. Но он чувствовал себя прекрасно. Так что же происходит? Шэнь потер глаза пальцами. Думать с каждой секундой становилось все тяжелее.

- Это точно был чай? - спросил он, устроив локоть на столе и подперев ладонью лоб. Постепенно на место тревожности пришла неестественная расслабленность. Если его отравили, то эффект ему нравился. Головная боль прошла и резко стало как-то все равно. Он хмыкнул. Конечно, это ведь не могло быть правдой! Как он вообще мог поверить в такой бред.

- Это ведь все сон? - усмехнулся он, - Конечно, все это сон - раскрыв веер, он несколько раз взмахнул им, хотя проклятые алые пятна с щек не ушли. На своих собеседников он и вовсе перестал обращать внимание, лишь ворчал себе что-то под нос. И вообще, какой смысл говорить с собственным подсознанием.

- Что же там вообще было? - сложив веер и постучав себя им по лбу, Шэнь начал думать про то, как вообще кончился та глупая новелла. Конечно, когда он выяснил, что это сон, все это было не важно. Но, интереса ради, он ведь должен был попытаться понять, почему во сне попал именно в нее? Тем более, когда не надо было волноваться о последствиях. Наклонившись в сторону, он поймал взглядом ленту, вьющуюся по полу. Проследив ее взглядом, он понял, что она уходит куда-то к затылку Главы Лань. Интересно, он сам в ней не путается? Она же чуть ли не во весь его рост. Сколько там вообще метров? Уперевшись локтем в столешницу, Шэнь, перегнувшись вперед, прихватил кончик ленты и задумчиво дернул.

- Что-то там было с этой лентой, - но вот что, Шэнь вспомнить не мог, хотя сестра ему рассказывала. То ли ей там кого-то связывали, то ли еще что, впрочем, какая разница. И правда что - совершенно никакой. И если разницы нет, то почему бы не продолжить ее дергать, все какое-то развлечение.

[nick]Wen Ruohan[/nick][status]сожгу твои глубины[/status][icon]https://i.imgur.com/mAODbxn.jpg[/icon][quo]<hr> <center><a href="ссылка на анкету"><b>ВЭНЬ ЖОХАНЬ</b></a></center> <hr> <center>На колени, НЯ!</center> <hr><br>[/quo]

+2

15

Лань Сичень пригубил чай, стараясь сохранять спокойствие. Увы, день готовил ему еще много сюрпризов, совершенно не вписывающихся в его понятия об адекватном. И все же он безмолвно кивнул на замечание о Цзинь Цзысюане - его Мэн Яо достаточно хорошо знал, чтобы предложить работающий способ отвлечения. Больше всего Лань Сичень боялся, что победа над главным врагом без применения силы не удовлетворит тщеславие юных господ, и какая-нибудь стычка все же произойдет.

— Что касается главы Цзян, может быть, участие Цзыдяня и помогло бы разрешить кое-какие сомнения.

Лань Сичень вновь поднял взгляд на Мэн Яо и покачал головой: появись Цзян Чэн здесь прямо сейчас, он скорее захотел бы подвергнуть Вэнь Жоханя смертельным пыткам, нежели разбираться, что с тем происходит.

— Мы можем отпустить пленных заклинателей? - наконец напомнил о себе Вэнь Жохань.

Если честно, о его присутствии Лань Сичень уже почти позабыл, и, растерянно улыбнувшись, уткнулся в пиалу с чаем. Было очевидно, что глава Вэнь согласен на все, что ему предложат. Он вел себя совершенно не так, как его описывали, и это наталкивало на подозрение о стершейся памяти.

Могла ли это быть какая-нибудь болезнь?..

— ...Никакого "господина Вэя". И ноги его здесь не будет.

Лань Хуань отвлекся от размышлений и постарался вернуть весь фокус своего внимания на диалог. Вэнь Жохань выглядел еще более странно, чем до этого.

- Это точно был чай? - спросил он.

- Разумеется, - недоумевая, ответствовал Лань Сичень.

В конце концов, обе чашки были наполнены из одного чайника, и будь что-то не так, стало бы плохо обоим. Можно было бы счесть вопрос шуткой, однако такую богатую мимику глава Вэнь не демонстрировал никогда.

- Конечно, все это сон... Что же там вообще было?

- Прошу меня извинить, - Лань Хуань неуверенно протянул руку, склоняясь над столом в неподобающей позе.

Судя по красному лицу напротив и лихорадочно мерцающим глазам, что-то явно было не так, и догадки о болезни усилились. Лань Сичень собирался прикоснуться к запястью Вэнь Жоханя, чтобы проверить, как течет ци, однако в этот же момент тот наклонился, и ладонь поймала лишь воздух.

- Что-то там было с этой лентой, - задумчиво поделился наблюдениями Вэнь Жохань.

Лань Сичень непроизвольно отпрянул, заметив, что он сжимает ленту пальцами. От этого движения она, уже порядком ослабевшая от давления со стороны, соскользнула вниз.

Нет, он определенно не поддерживал точку зрения Лань Ванцзи, считавшего, что Вэй Усянь обязан жениться на нем после того самого случая на обучении, но все же на минуту Лань Сиченя охватила заторможенность. Он, моргая и хмурясь, смотрел на мужчину перед собой, скользя взглядом от руки к покрасневшему лицу.

Наконец, тяжело вздохнув, он все же подался вперед и коснулся руки главы Вэнь, позабыв все заготовленные извинения. Ци текла беспорядочно и быстро; такой поток неконтролируемой силы может быть опасен.

Возможно, стоило усыпить его?..

- Это точно не сон, - доверительно сообщил Лань Хуань, сам не веря своим словам.

- Я могу получить ее обратно? - тут же спросил он, протягивая руку за лентой, один конец которой все еще был у главы Вэнь.

Тело Вэнь Жоханя вряд ли могло быть захвачено. К тому же, его орден мог похвастаться сильнейшими артефактами и внушительной защитой на территории резиденции. Эта версия казалась несостоятельной. Быть может, это искажение ци? Но разве могло оно произойти буквально за те несколько минут, пока связанный Не Минцзюэ стоял на коленях в тронном зале?

- Глава Вэнь, разрешите мне сыграть, - нерешительно предложил Лань Сичень, доставая Лебин.

+2

16

Решение не приглашать сюда ещё и господина Вэя было очень разумным, а вот решение всё-таки выпить чаю - не очень. С явно выраженной в глазах мыслью "Я сделал все, что было в моих силах" Яо наполнил чашку и стал терпеливо ждать результатов. А долго ждать и не пришлось. Расслабленное умиротворение растеклось по лицу Вэнь Жоханя, и даже беспокойство его было каким-то расслабленным и умиротворённым.
- Конечно, - мягко заверил Мэн Яо сомневающегося в происхождении напитка главу, - самый лучший во всем дворце. Еще чашку?
В конце концов, если он перепьется и заснёт, можно будет хотя бы обсудить сложившуюся ситуацию с Цзэу-цзюнем и вместе решить, что делать - то есть, какую пользу можно извлечь из свалившихся на голову перемен. Однако же, умиротворения хватило ненадолго, и главу потянуло на подвиги. Никакой сонливости он не чувствовал, зато чувствовал неуёмное желание познакомиться с гостем поближе. Точнее, с его лентой, но учитывая едва ли не маниакальное отношение представителей Гусу к этой части своего гардероба, ещё неясно было, что хуже. Остановить его Мэн Яо не успел, и оставалось лишь наблюдать, как глава Вэнь поигрывает новым трофеем. Кто знает, может он с детства о такой мечтал, но в Гусу его не взяли: ну как после этого обвинить человека в том, что он расстроился и всё сжег? Самая естественная ведь реакция. Яо с ностальгией припомнил пожар в юньмэнском борделе и понял, что проникается к главе Вэнь необъяснимой симпатией. А заодно отметил про себя, что даже удивляться уже толком не получается - лимит на сегодня явно исчерпан, и восприятие плавно подстроилось под происходящее, заставляя считать все это нормальным. Ну... пусть почти нормальным. И Вэнь Жоханя, решивший, что не найдет здесь собеседника приятнее и интереснее, чем он сам, и ведущего с собой самим какие-то философские беседы. И Лань Сичэнь, предлагающий скрасить посиделки аккомпанементом. Мэн Яо даже не пытался догадаться, будет ли это очищение сердца, прочищение мозгов или какие-нибудь трактирные куплеты. Но решил, что если последнее, то он сходит еще и за вином - не пропадать же зря такой теплой дружеской атмосфере. Убедившись, что Вэнь Жоханю пока и чая достаточно, и он все ещё находится под расслабляющим действием напитка, благосклонно кивнул, отвечая вместо него.
- Глава Вэнь любит музыку не меньше, чем чай. Играйте, Цзэу-цзюнь, хуже точно не будет.
Но когда гость все же приготовился играть, наклонился к главе клана поближе и сказал потише, кивая на ленту в его руках, которая, казалось, очень сильно ему приглянулась.
- А это и правда лучше вернуть. Не думаю, что кому-нибудь нужны слухи о том, что перемирие было достигнуто... нетрадиционными методами.

+2

17

Шэнь отбрасывает ленту, как ошпаренный и морщится. Нет-нет-нет, пусть даже это сон, но никаких намеков на нетрадиционность! Он с подозрением глянул на "друга", оставив попытки узнать, как его там зовут. Вдруг он тоже обрезанный рукав? Или предыдущий владелец тела? Вдруг все мужчины в этом фэндоме обрезанные рукава! Как же тогда жить дальше!? Кто знает, насколько глубока испорченность автора, ведь он не читал новеллу. А мог бы один раз помучиться, зато сейчас точно бы знал, кому здесь можно подставлять спину, а кому лучше не надо.

С горя, он кивнул и, получив очередную чашку чая, быстро осушил ее. Вот после нее его душа окончательно успокоилась. И чего он так испугался? Это ведь правда всего лишь сон. А все, что он сделал - потрогал ленту этого Главы Лань. Ничего серьезного. Он все еще самый натуральный натурал. Вот проснется и срочно найдет себе девушку. И пусть они продолжают убеждать его, что все происходящее не сон. Конечно, во сне так и сказали бы.

Чай и трель флейты. Чего у Главы Лань (как же его все-таки зовут?) не отнять, так это музыкального таланта. Раньше Шэнь никогда не слышал живую флейту, тем более в таком хорошем исполнении, так что невольно заслушался и начал качаться из стороны в сторону, сонно мечтая о том, сколько всего он сделает, когда проснется.

Конечно, он сразу же приведет себя в порядок, выкинет все свои новеллы. И новеллы сестры. Особенно новеллы сестры. И больше никогда не будет их читать. Все, это осталось в прошлом. Он вернется совсем другим человеком, свободным от клише попанданца! Устроится на хорошую работу, потом столкнется на улице с какой-нибудь красивой девушкой и поймет, что это судьба. Они сыграют свадьбу, купят домик за городом.

На лице невольно появилась улыбка. Правда, слегка напряженная, будто какая-то часть его, даже явно в состоянии чайного опьянения, понимала, что его мечты будут только мечтами. Флейта вдруг начала играть как-то тревожнее и мечтать сразу расхотелось, да и расслабленность прошла. Он перевел взгляд на Главу Лань, силясь определить, что его тревожит в игре.

- Эта флейта и должна так звучать? - осторожно спросил он у соседа.

Вопрос, конечно, мог быть не к месту. С чего он вообще уверен, что этот адепт знал ответ. С другой стороны, у кого еще ему спрашивать, если уж рот Главы сейчас занят.

Шэнь качнул головой. Он начинает думать как персонаж гейской новеллы! По спине пробежали мурашки.

[nick]Wen Ruohan[/nick][status]сожгу твои глубины[/status][icon]https://i.imgur.com/mAODbxn.jpg[/icon][quo]<hr> <center><a href="ссылка на анкету"><b>ВЭНЬ ЖОХАНЬ</b></a></center> <hr> <center>На колени, НЯ!</center> <hr><br>[/quo]

Отредактировано Shen Qingqiu (Вторник, 7 июля 17:20)

+2

18

— Глава Вэнь любит музыку не меньше, чем чай. Играйте, Цзэу-цзюнь, хуже точно не будет.

Получив ленту обратно, Лань Сичень тут же спрятал ее в рукав, не собираясь тратить время на повязывание. Во-первых, едва ли это можно было назвать приличным; во-вторых, не хотелось поднимать тему, от которой уже не первый год в зубах свербело - ох-уж-эти-традиции-клана-Лань.

Тело Вэнь Жоханя кем-то захвачено - единственная возможная теория, пусть прозрачная и ненадежная, как утренний туман.

(На самом деле, не единственная - еще можно было считать, что он попросту сошел с ума в самом банальном смысле слова, однако это выглядело даже менее реалистичным, чем захват тела.)

На свете много техник. Почему бы Лань Сиченю не столкнуться с той, о которой он никогда раньше не слышал?..

В первую очередь он сыграл "Очищение", чтобы успокоить дух главы Вэнь и, конечно, очистить от остатков темной энергии, буде таковы имелись. Затем он попробовал задать вопрос душе, даже не надеясь на ответ. Ответа и не было. Только глухое ощущение полной тьмы, в которой ничего нет, и это однозначно говорило о том, что душа Вэнь Жоханя в этом мире отсутствует, будто ее никогда и не было.

Соответственно, тот, кто сидел напротив Лань Хуаня, не был Вэнь Жоханем - только занявшим его тело. Однако этот вывод был сделан слишком быстро, следовало бы попробовать призвать душу как полагается. И еще лучше - посоветоваться с кем-нибудь. Лань Сичень нахмурился, отняв сяо от губ.

— Эта флейта и должна так звучать?

Действительно, вторая половина звучала достаточно строго, пока Лань Хуань пытался добиться отклика от души главы Вэнь.

- А что бы вы желали услышать? - Спросил он, решив оставить вынужденное расследование на будущее.

То, что глава Вэнь даже не обратил внимание на одни из самых популярных музыкальных техник Гусу Лань, явно означало, что он их впервые слышит. Учитывая, что в далекой юности Вэнь Жохань был довольно близок с Лань Циженем...

- Я могу играть не только на флейте, - предложил Лань Хуань.

Как и все старшие адепты Лань, он носил с собой гуцинь в мешочке цянькунь.

0

19

Перестав наконец опасаться за свою жизнь, а заодно и за ленту Цзэу-цзюня, Мэн Яо попытался решить, какой Вэнь Жохань нравится ему больше. Тот предыдущий был, конечно, величественным и впечатляющим. Иногда с ним было сложно - скажем, очень непросто бывает строить планы на будущее, точно не зная, живёшь ли до заката. Но Мэн Яо как-то приноровился балансировать на лезвии переменчивых настроений главы Вэнь, и даже научился получать от этого удовольствие. Еще одна черта, которую Яо особенно ценил в людях, по той простой причине, что людьми, ею наделенными, было куда как проще манипулировать - Вэнь Жохань совершенно не умел притворяться, так что невозможно было представить себе, что все это действо - лишь результат хорошей актерской игры. При всех неоспоримых плюсах у того Вэнь Жоханя был один существенный минус - жить ему оставалось не слишком долго. А этот... Как бы он ни оказался на месте прежнего, но был он довольно забавным, послушным, называл Яо другом, и, как результат, шансов на выживание у него было несколько больше. Может быть, даже намного больше, ведь Лань Сичэнь уже тоже очевидно сомневался в том, с кем ему приходится иметь дело. Мнение остальных участников Низвержения солнца, по правде говоря, мало заботило.
Мелодия изменилась, и новый глава Вэнь забеспокоился.
- Конечно, - дружелюбным шепотом, чтобы не прерывать прекрасную музыку, ответил Мэн Яо, - это ведь особая техника ордена Гусу Лань - техника смертельных м... смертельного свиста.
Звучало не очень-то хорошо, но что поделать, если струн у флейты нет. Да и вообще, после того, как глава проверил в орхидеи, Яо уже не особенно беспокоился о правдоподобности того, о чем говорит.
- Замедленного действия. Хорошо, что я знаю, как защититься от нее. Рассказать?
Он не знал, какую из техник на этот раз применяет Лань Сичэнь - мелодии клана были достаточно замысловатыми, чтобы их невозможно было запомнить и скопировать, случайно услышав. Но зато он неплохо знал самого Лань Сичэня, достаточно для того, чтобы быть уверенным: ничего опасного тот играть не станет. Так что сначала рассказывать предстояло новому главе Вэнь.
Вопрос, разумеется, Цзэу-цзюнь тоже задавал не ему, но, в сущности, какое это теперь могло иметь значение?
- Я желал бы услышать, если Цзэу-цзюнь не будет возражать, - он задумчиво постучал пальцем по подбородку, - для начала, как главе Вэнь удалось провести обмен душ незаметно. И где он, то есть глава Вэнь, теперь.

+1

20

Во всех новеллах, что читал Шэнь, как правило, попанданец до последнего оставался не узнанным. Так как так получилось, что его раскусили в первый день? В первый час!
Шэнь с досадой подумал, что его сунули в самый неподходящий момент сюжета, так что, конечно, если кто-то и виноват, то точно не Шэнь.
Он мгновенно напрягся и взглянул на человека, которого опрометчиво назвал другом, а потом перевел взгляд на Главу Лань, будто ища в нем защиту.
Вряд ли кто-нибудь когда-нибудь видел испуганного Вэнь Жоханя, так что оба собеседника теперь могут хвастаться, что видели такую вот редкость.
Если раньше Шэнь как-то держал себя в руках, то теперь вся тревожность вылилась наружу, тем более эффект чая прошел полностью.
- Ну что вы, я и есть глава Вэнь ха-ха-ха. Ха, - смех становился все напряженнее, в итоге Шэнь обреченно опустил голову, - Ладно, я не он. Вы правы.
Кажется, он слишком сильно облажался, чтобы дальше пытаться играть эту роль. Ну почему все так! Ему и шанса не дали. Еще бы, сунули в чужое тело в таких-то обстоятельствах! Что он вообще мог сделать. Мысленно, Шэнь всплакнул. В новеллах до такого не доходило, так что теперь Шэнь не знал, что с ним будет. Его изгонят? Это будет значить для него смерть?
- Но я не специально захватил это тело, если бы я хотел попасть в новеллу, то точно не в ту, где какой-то кусок камня с лентой роняет слюни на вашего этого Вэй чего-то там! - теперь можно было выплеснуть накопившийся гнев и Шень щедро ударил по столу.

+4

21

— Я желал бы услышать, если Цзэу-цзюнь не будет возражать, для начала, как главе Вэнь удалось провести обмен душ незаметно. И где он, то есть глава Вэнь, теперь.

Лань Сичень посмотрел на Мэн Яо одним из самых своих сомневающихся взглядов. В конце концов, он же не был настолько наивен, чтобы ожидать повинны от сущности, захватившей чужое тело?..

Однако на лице Вэнь Жоханя отразились изумление и страх, не очень подходящие к таким высокомерным чертам.

— Ладно, я не он. Вы правы.

Лань Сичень потер угол челюсти украдкой, чтобы самым позорным образом не открыть рот от шока. Флейта тут же перекочевала на свое обычное место - вряд ли глава Лань в таком состоянии смог бы выдать простейшую мелодию без огрехов.

— Но я не специально захватил это тело, если бы я хотел попасть в новеллу, то точно не в ту, где какой-то кусок камня с лентой роняет слюни на вашего этого Вэй чего-то там!

- Что? - Переспросил Лань Сичень безо всякого почтения.

Он был уверен, что речь шла о Вэй Усяне, хотя заклинателей по фамилии Вэй, не говоря уже о простых жителях, было очень много.

- Однако нам нужно что-то решить, - наконец вернулся к главному Лань Хуань и обратился к Мэн Яо, - но времени мало.

Вариантов тоже было не очень, и он озвучил первое, что пришло в голову:

- Я мог бы... забрать главу Вэнь в Гусу.

+1

22

Лань Сичэнь выглядел очень обеспокоенным. Мэн Яо считал, что поводов для этого не так уж много. Даже если Вэнь Жоханю удалось сбежать таким изощренным способом, ну что он может сделать в чужом-то теле с не пойми каким золотым ядром? Если оно вообще было, это ядро: тот, кто занял его место, не производил впечатления умелого заклинателя. Или главу Лань беспокоило что-то другое? То, что остальные участники Низвержения Солнца потребуют показательной казни, а главного виновника торжества нет? Так не всё ли равно, кого казнить. Или Цзэу-цзюню не всё равно? Наверно, нет. Но и это не проблема. Люди всегда охотно верили в истории вроде растерзанного на мелкие кусочки тела или развеянного по ветру праха, особенно не интересуясь, чье тело растерзали или что там развеяли. Если кому и следовало беспокоиться, так это новому главе Вэнь. А лучше не просто беспокоиться, а собраться с мыслями и сделать так, чтобы о нем побеспокоились те, в чьих руках теперь находилась его судьба. Например, отвечать на вопросы. Первая попытка вышла так себе, и Гуанъяо собирался было повторить, но другой вопрос неожиданно заинтересовал его больше.
- Куда? - непонимающе переспросил он почти одновременно с тем, как Лань Сичэнь спросил "что?" Этот новый Вэнь Жохань определенно умел одной фразой зацепить внимание аудитории.
Мэн Яо и в самом деле послушал бы: и откуда взялся этот подменный глава, и куда, по его мнению, он угодил, и что там насчёт слюней тоже - информация никогда не бывает лишней, особенно когда она касается молодого господина Вэя, слишком опасного, чтобы долго оставаться союзником. Но фальшивый Вэнь Жохань в подкрепление своей краткой речи зарядил по столу кулаком и, похоже, ещё и духовной силой настоящего Вэнь Жоханя. Стол, разумеется, не выдержал и развалился на части, и тончайший фарфор, прощально звякнув, пал смертью храбрых. Мэн Яо только и успел, что подхватить свою чашку.
- Да, пожалуй.
Цзэу-цзюнь был прав как никогда - с этим надо было что-то решать и побыстрее. И это было непросто. Яо протянул ему единственную выжившую чашку с чаем, перевел задумчивый взгляд с осколков на меч главы Вэнь, а потом и на него самого. Предложение Лань Сичэня не было лишено смысла, но играло какими-то особенными красками на фоне слухов об истории его семьи. Можно было делать ставки на то, моментально ли скончается Лань Цижень, услышав, кого собирается укрывать его племянник, или успеет сначала прочесть главе клана лекцию о достойном поведении.
- Что скажет уважаемый друг насчет поездки в Облачные Глубины? Там вас ждут чудесная природа, здоровая еда, три тысячи умиротворяющих правил и гостеприимные люди, дома которых были не так давно уничтожены по приказу главы Вэнь.
Само собой, Вэнь Жохань был военным преступником. Но это когда он был самим собой. А вот тело Вэнь Жоханя, существовавшее отдельно от него, уже могло считаться военным трофеем. Мэн Яо был более чем уверен, что отец бы многое отдал за такой, и не мог не попытаться.
- Может, всё же лучше в Ланьлин? Глава Цзинь всегда поддерживал весьма теплые отношения с главой Вэнь. Во всяком случае, до того, как отправил против него армию. Это неплохой шанс дожить до того времени, когда настоящий глава Вэнь будет обнаружен.
А это, в свою очередь, могло означать аж до самой смерти от естественных причин.

+1

23

Шэнь вздрогнул и отнял руку, от столика осталась только труха. Он почувствовал сильную усталость и головную боль. Похоже, он станет самым неудачливым попанданцем в истории. Его ведь и раскрыли буквально в первый час.
- Гу Су, Ланьлин? - он судорожно потер виски, вспоминая, что могли бы значить эти слова. За последний час он и так узнал слишком много новых. Судя по всему, это были ордена, но Шэнь все-таки решил уточнить, - это ордена заклинателей, правильно?
Глянув на обломки стола, Шэнь снова подумал о том, что если уж его раскрыли, то стоило бы раскрыть больше подробностей, хотя бы необходимых.
- В прошлой своей жизни я не был заклинателем, - Шэнь сжал и разжал руку, пытаясь прочувствовать "потоки энергии", "дыхание силы" или как там авторы обычно все это описывают? В итоге Шэнь или ничего не почувствовал, или почувствовал, но не понял, что это именно оно.
- Хотя у нас вообще не было заклинателей, - утомленно буркнул он, а потом все же решил вернуться к выбору, что ему дали. Хотя давали ли этот выбор лично ему, или они просто рассуждали между собой?
- Этот ваш глава Вэнь, кажется, наделал много бед, - осторожно предположил Шэнь, мысленно выругав самого клишированного злодея, правда уже без прежнего огонька, - Но мне бы не очень хотелось отвечать за проступки моего предшественника. Если бы был какой-то способ мне вернуться домой, - во взгляде Шэня появилась тоска. Все-таки ему совсем не нравилось в этой гейской новелле, где из перспектив есть только сдохнуть или. Сдохнуть! О другой перспективе Шэнь думать не хотел. Он снова глянул на ленту Главы Лань и скривился.
- Я могу узнать ваши имена? - наконец-то решился он спросить самое очевидное, - Вы, полагаю, Лань Ванцзы? - это было единственное имя, что он помнил, которое содержало в себе "Лань".

+2

24

Едва произнеся свое предложение, Лань Сичень помрачнел и тут же представил взгляды брата и дяди, шокированных таким поворотом войны. У Лань Ванцзи был Вэй Усянь, за которым он ходил все это время по пятам, денно и нощно предостерегая от опасностей пути тьмы. Еще и сказал: "Хочу забрать одного человека в Облачные Глубины".

"Ему можно - и мне можно", - решил Лань Сичень, утыкаясь в любезно поданную Мэн Яо чашку чая и не обратив внимания на то, что стола как такового уже нет.

В конце концов, монополии на притаскивание мужчин из (не)дружественных орденов ни у кого нет, все могут зажить счастливой дружной семьей.

Лань Хуань вздохнул и решил вернуть чашку на место, чтобы по привычке потереть виски или переносицу пальцами, однако вместо стола рука наткнулась на обломки. Между прочим, хорошее сандаловое дерево, какая расточительность!..

Лань Сичень решил пропустить мимо ушей коварную шпильку о сожжении домов, однако, едва услышав слова Мэн Яо о Ланьлине, покачал головой:

- Думаешь, мы сможем найти настоящего главу Вэнь? Если же нет, что тогда будет?

Вэнь Жохань принялся рассказывать о своем желании вернуться домой, и Лань Хуань счел это хорошим планом: вернуть душу туда, откуда она явилась. Но что стало с телом по ту сторону? И что станет с телом самого Вэнь Жоханя?

Вопрос о том, есть ли вообще подходящий для такого цели ритуал, также был актуален.

- Лань Сичень из клана Лань, - Лань Хуань склонил голову в приветствии, как если бы отдавал дань уважения старшему.

- Как давно вы находитесь... в теле главы Вэнь? - Перешел к делу Лань Сичень.

Очевидно, с того момента, как Не Минцзюэ был взят в плен... или все же раньше?

+1

25

"Гусу" и "Ланьлин" этот новый Вэнь Жохань выговаривал как-то совсем не так. Без должного восхищенного придыхания и блеска в глазах что ли. Как будто это не земли великих кланов, а просто какие-то названия на карте. Яо неодобрительно цокнул языком.
- Думаю, стоит попытаться. Глава Вэнь всё же вдадеет некоторой информацией, которая поможет быстрее и менее болезненно завершить эту войну. Есть некоторый риск, но...
Но вероятные потери слишком незначительны, - не договорил он и пожал плечами. В самом деле, что они теряют? Этого гостя в теле Вэнь Жоханя разве что. Мэн Яо бросил на главу Лань исполненный сомнений взгляд и решил, что об этом лучше умолчать, чтобы поберечь его спокойствие, и без того пошатнувшееся в последнее время.
- Ничего слишком ужасного, полагаю. Разве что нашему другу придется остаться в теле главы Вэнь. Если мы хотим вывести его из Безночного города, о справедливом суде придется забыть. Господам, которые заняты сейчас разграб... то есть, конфискацией и сбором военных трофеев, нужно будет как можно быстрее предоставить мертвое тело, в котором они узнают Вэнь Жоханя, и убедительную историю его бесславной смерти.
"Шёл, споткнулся, упал на собственный меч пять раз". Или нет, лучше "приказал отправить главу Не в застенки пыточных Огненного дворца, и был повержен за это храбрым героем, который давно проник в это средоточие зла и помогал бороться с ним изнутри". Звучало, вроде, неплохо, только над деталями надо было еще подумать.
- Это не составит труда. Погибших под стенами города должно быть немало, в том числе тех, кого невозможно опознать по лицу. Уважаемый друг разденется и одолжит покойнику клановое ханьфу и меч главы.
Печальный Вэнь Жохань был зрелищем ничуть не менее впечатляющим, чем Вэнь Жохань перепуганный. Мэн Яо смотрел и запоминал, чтобы когда-нибудь пересказывать внукам - не важно, чьим.
- Домой? Мы ведь даже не знаем, куда. В какой глуши нет заклинателей?
Это было почти смешно, представить себе выражение лица настоящего Вэнь Жоханя, когда он обнаружит себя в теле простого смертного в окружении таких же простых смертных. Можно поспорить, он рад будет вернуться даже для того, чтобы предстать перед справедливым судом. Хотя Мэн Яо подозревал, что в Ланьлине на него совсем другие планы.  Но это если обмен душ действительно имел место. Так ли оно было на самом деле, оставалось только гадать. Цзэу-цзюнь, кажется тоже не был вполне уверен в этой теории, или, может быть в том, что возможно найти упавшую в море иглу.
А вот познакомиться, пожалуй, и правда пора. А то, если слишком долго звать кого-нибудь другом, в это же и поверить можно невзначай. Он изобразил поклон.
- Мэн Яо, - "из" добавлять не стал: слишком сложно было выбрать, к какому из орденов, где он уже успел отметиться, отнести себя окончательно. -  А вы?..

0

26

Шэнь выдохнул с облегчением - перед ним были всего лишь второстепенные персонажи, так что не так уж сильно он вляпался. Впрочем, он уже нарушил все каноны историй про попанданцев, раскрыв себя, что может быть хуже? Ну, его хотя бы не попытались убить - уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал, а вот предложение раздеться, заставило его сдвинуться в сторону главы Лань. Вроде как, ничего такого этот Мэн Яо не имел ввиду, но он ведь не знал, что является персонажем гейской новеллы! А вот Шэнь знал и подозревал всех и каждого в наличии обрезанного рукава. Как знать, может для них это только предлог, чтобы его раздеть! Шэнь внимательно прошелся взглядом по Мэн Яо и нашел его внешность слишком женственной и не слишком натуральной, так что еще чуть-чуть подвинулся к Лань Сиченю.
- Шэнь Юань, - вспомнив о том, что он сам не представился, Шэнь почтительно сложил руки, - а в этом теле я чуть больше часа, после того, как меня сбила машина, - Шэнь резко оборвал свою речь и откашлялся в рукав, - лошадь, я имею ввиду, лошадь. Очень быстрая и большая лошадь. В общем,  я очнулся уже в этом теле.
Еще буквально час назад, он был обычным парнем, а теперь стал попанданцем, так еще каким неудачливым!
- Могу я узнать все же, чье это тело? Выглядит вроде довольно молодо, но все же, хотелось бы знать побольше о том, кем меня все будут счетать.

+1

27

Чуть более часа... Лань Сичень постарался определить, как давно в дворце Цишань Вэнь он сам, и судя по всему выходило, что едва ли меньше.

Откуда тогда этот человек мог знать о Лань Ванцзи или Вэй Ине?..

"Может, слухи о брате и темном заклинателе доходят до отдаленных земель", - успокоил себя Лань Хуань и, собравшись с силами, предложил:

- В таком случае давайте поторопимся покинуть резиденцию клана, пока нас не нашел Цзян Ванъинь или Цзинь Цзысюань.

<...>

Адепт Ланьлин Цзинь сразу узнал Лань Сиченя и открыл высокие резные двери перед ним и его спутниками, послав одного из слуг доложить о визите.

Вэнь Жоханя здесь, конечно, никто не мог знать в лицо, поэтому высокий заклинатель в темных одеждах не вызвал вопросов. По крайней мере, повезло найти нейтральную одежду, а не белую в красный узор.

Пока Лань Сичень вел за собой Мэн Яо и главу клана Вэнь в зал приемов, он отчаянно пытался придумать на ходу, что сказать.

- Глава клана Цзинь, - Лань Хуань вежливо склонил голову, едва ступив на порог.

Представшее глазам зрелище заставило его напрячься: Цзинь Гуаншань не выглядел особо трезвым, да и запах вина в теплом летнем воздухе был весьма красноречивым.

Растерявшись, Лань Сичень послал Мэн Яо беспомощный взгляд.

На этом его дипломатические полномочия всё.

+1

28

Увлекательную историю о том, кем был Вэнь Жохань до сегодняшнего дня, Мэн Яо рассказал, пока выбирались из Безночного города. Даже не слишком приукрасил - правда о главе клана и без того была достаточно впечатляющей. Время от времени он бросал взгляды на Лань Сичэня, пытаясь угадать, не считает ли он это противоречащим правилу своего клана не распространять слухи. Хотя, конечно, ничто из рассказанного не было слухами, и вообще с полным правом могло уже называться историей. Одновременно Мэн Яо делал осторожные попытки выяснить, где находится глушь, в которой не знают о клане Вэнь и разводят очень быстрых и больших лошадей, однако они не возымели особого успеха. Ну а потом пришло время встать на мечи.

Появляться в Башне Кои без приглашения было плохой приметой. Яо пару раз пробовал, и ничем хорошим это не заканчивалось. Поэтому сегодня он держался на шаг позади Цзэу-цзюня - на случай, чтобы было, за кого схватиться, если вдруг поскользнется на ступеньках. Невольно подметил, что бывший глава Вэнь придерживается примерно той же тактики, возможно даже по сходным причинам. Переступив через порог, Мэн Яо склонился в поклоне, а секундой позже, стараясь оставаться незаметным, легко пнул сапог Шэнь Юаня, намекая, чтобы тот заканчивал глазеть по сторонам с таким видом и тоже изобразил манеры. В конце концов, поклоны не мешали держать ситуацию под контролем - перехватив растерянный взгляд главы Лань, Яо прикрыл глаза, давая понять, что принял эстафету.
- Глава клана, - начал он, не обращая внимания на то, что Цзинь Гуаншань, по всей вероятности, уже успел начать праздновать победу. Его сложно было винить: доклады его старшего сына из Безночного города должны были быть весьма впечатляющими. - Ваш... подчиненный просит принять, - он кивнул на свой трофей, подбирая нужное слово: "подарок", "плату за звание адепта ордена", - гостя.
Цзинь Гуаншань, не скрывая заинтересованности, поднялся со своего места и подошёл к Шэнь Юаню, сосредоточенно рассмотрел его с одной стороны, затем с другой. Потом потыкал в плечо пальцем, проверяя, не плод ли это воображения, подпитанного обильными возлияниями. Яо тем временем решил, что "адепт" за такое - это маловато будет, и, проверив, что Лань Сичэнь всё ещё рядом, и за него, в случае чего, можно прятаться, вдохновенно добавил.
- Сообщение о смерти Вэнь Жоханя, которое должен был отправить первый молодой господин Цзинь, не вполне соответствует истине.

+2

29

- АААААА!!!!
Как-то так прошел их полет. Шэнь Юань в жизни не поднимался на такую высоту, тем более это был не самолет, вертолет, а, мать его меч. Тонкая полоска скользкой стали. Или из чего он там сделан. Каждая новелла считала своим долгом впихнуть в себя гонки на мечах, но не каждая объясняла их механику. Ни одна вообще не объясняла. Воображение рисовало все очень эффектно, вот только в жизни было сыро и очень-очень-очень страшно.
Им приходилось делать перерывы, потому что Шэнь несколько раз чуть не упал в обморок. Тому несчастному, кто пускал его на свой меч, приходилось теперь крик над ухом и удушающие объятья.

Шэнь с восторгом осматривался. Не сравнить с удушающей мрачностью поместья Вэнь. Очнулся он только, когда его пнули. Собравшись, он поклонился и начал пристально изучать человека перед ним. Его имя ничего ему не сказало. Но, судя по всему, он был главой клана...как его там? Пионов. А вот то, что мужчина был пьян несколько смущало.
Шэнь сделал шаг назад и шепнул Мэн Яо.
- Может, нам стоит оставить его. Он же точно пьян, - шепот, в исполнении Жоханя было вещью довольно противоречивой. Его голос будто был неспособен шептать, а рвался громыхать на всю комнату.
Шэнь бросил на Гуаньшаня растерянный взгляд и неловко улыбнулся. Он не умел вести себя с пьяными. С пьяными главами особенно.
- Мы можем вас оставить, эм, наслажаться напитками, - наверное, рассказыва человеку про переселение душ, когда он под градусом - не лучшая мысль.

+2

30

До сего дня Лань Сичень даже не представлял, как много его память хранит неприличных слов. Минуты, в течение которых он разглядывал Цзинь Гуаншаня, пьяно бредущего навстречу гостям, были наполнены такими мысленными замечаниями, от которых Лань Цижень, наверное, мог бы скончаться на месте.

Глава Цзинь даже невежливо потыкал Вэнь Жоханя пальцем, но как раз за это Лань Сичень осуждать его не мог.

- Мы просим принять его до выяснения всех обстоятельств, - наконец произнес он, - на некоторое время. До справедливого суда.

Лань Сичень сам не совсем понимал, что имел в виду под "мы". Он и Мэн Яо? Были ли они заодно?

— Сообщение о смерти Вэнь Жоханя, которое должен был отправить первый молодой господин Цзинь, не вполне соответствует истине.

Лань Сичень невольно подумал, что вообще-то мог бы предложить Мэн Яо место в Гусу, а там - орден (весьма богатый, кстати), место старшего заклинателя, руку, сердце и - опционально - другие внутренние органы. Как мог внушать вдохновение вид сильно подвыпившего Цзинь Гуаншаня?!

- Может, нам стоит оставить его. Он же точно пьян.

Все присутствующие воззрились на Вэнь Жоханя. На самом деле, Лань Хуань и сам считал, что в таком состоянии вести дела неразумно. Но не уходить же им? Тем более, безо всяких объяснений?..

Цзинь Гуаншань тут же предложил рассказать все по порядку за чаркой вина. Предложение это ничего хорошего не сулило, но так как выбора не было, Лань Сичень послушно уселся вместе со всеми за столом. Пир выглядел так, будто длился не один день - девицы, понимающе удалившиеся из залы, выглядели совершенно пьяными и уже подуставшими.

+1


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » Система, кто все эти люди?!