17.10.2020. Тайный Санта 2020!!!
11.10.2020. Наконец-то выложены фанты для чтения!
03.10.2020. Настало время выбирать следующую жертву тринадцати вечеров!
30.08.2020. Все фанты перемешаны и отправлены участникам. Приём работ по 30 сентября.
09.08.2020. Немного новостей (и новые фанты!).
28.06.2020. Теперь можно создать свой блог в подфоруме дневников.



«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо




Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » в двух шагах


в двух шагах

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

В такой же ясный день,
Но много лет назад
Мы так же стояли у реки.
Я о любви своей
Пытался рассказать.

http://forumfiles.ru/uploads/001a/b5/3f/12/605077.jpg
А время все бежит,
Легки его шаги,
И дни незаметно пронеслись.
Теперь уже один
Стою я у реки.



Шэнь все не поймет двух вещей: отчего его все зовут Упрямым Богом и о чем грустит Бог Тысячи Печалей.

Подпись автора

Я за тобой по пятам, ты от меня, но не улетай

+2

2

Мэй Хуа долговечна и в Китае символизирует постоянство, стойкость, выносливость, трудолюбие, волю, надежду и достоинство. Слива живёт долго, иногда по 100 лет. Дикая слива, олицетворяет вечный круговорот природы: появляются молодые почки, расцветают, опадают и вновь появляются.

появляются молодые почки
Он молодой озлобленный зверенок, вступивший в ряды ордена, уже испачкавшись в крови по самую глотку. Ему в жизни не вытравить запах пепла, не оттереть от своей кожи. Он ненавидит всех этих высокомерных, возвышенных заклинателей, что не знали ни слез, ни печалей. А более других он ненавидит Лю Цингэ - того, что нанес ему первое поражение с того момента, как он взял в руки меч. Он - молодая кипучая кровь, искрящиеся яростью глаза, зверенок, кусающий кормящую руку. Их мечи скрещиваются снова и снова и каждый раз он ощущает на языке горький вкус поражения.

расцветают
Шэнь Цинцю горный лорд, образец изящной и утонченной красоты, он спрятал звереныша в себе глубоко внутри. Вереница побед подсластила горечь былых поражений. У него острый ядовитый язык, но только слепец не поразится его красоте и только глупец не увидит в нем умного и талантливого заклинателя. Его пьянит чувство почвы под ногами. Теперь не ему отдают приказы. Он отдает. Он улыбается, насмехаясь над неудачами врагов. Он улыбается, празднуя победу. И лишь одно существо может видеть его насквозь, лишь с Лю Цингэ он чувствует себя глупым учеником, жалким рабом, надевшим изысканную одежду. Он ненавидит Лю Цингэ пуще прежнего.

опадают
Что чувствовал Лю Цингэ, когда вознесся? Радость, счастья, блаженство? Он смотрел на него, на Шэнь Цинцю, как на жалкого пса под своими ногами? Чужой успех бьет отравленным кинжалом в спину, обнажая старую гниющую рану. Сначала его злость понятна всем, ведь они с Лю всегда были соперниками, а теперь Лю Цингэ небожитель, в его честь поют песни, зажигают благовония, матерям желают родить сыновей столь же храбрыми воинами, каким был Лю Цингэ, серебро украшает мечи и копья, а символом победы становится Феникс.
Можно ли винить Шэнь Цицю, что он задыхался от зависти, что мечтал если не о большем, то о равном успехе. Что такое быть лордом, когда твой соперник теперь небожитель? Отрава и яд сжигали его сердце, и год от года он становился все безумнее и безумнее. И тогда сам Лю Цингэ спустился с небес и предложил ему отправиться с ним в столицу бессмертных. Шэнь Цинцю отверг его предложение, ведь тогда он не будет небожителем, а попадет на Средние Небеса - туда, куда попадали все слуги тех, кто вознесся сам. Шэнь Цинцю скорее удавится, чем станет слугой.
И так сам Бой Войны спускался с небес еще три раза, и три раза его предложение было отвергнуто. Четвертому же не суждено было случиться. Шэнь Цинцю достиг вершин в своем самосовершенствовании, окончательно лишившись рассудка. И пусть он начал вознесение, но закончить ему его было не суждено, потому что прежде, чем он сумел увидеть столицу небожителей, его сердце остановилось.

и вновь появляются
Каждый небожитель знал эту печальную историю. Историю о небожителе, что любил смертного. О смертном, что отвергал его вновь и вновь. О смертном, чья душа перерождалась вновь и вновь, но никак не могла достигнуть вознесения. Все небеса знали о Шэнь Цинцю. Он тот, кто сменил тысячу лиц. Он тот, кто прожил тысячу жизней. И от воплощения к воплощению, он становился все упрямее. Он был принцем, что переворачивал страну с ног на голову, он был генералом, что вел вперед армию, он был бродягой, что становился предводителем восстания. Он купался в деньгах и грязи, в славе и презрении. Он был смертным и заклинателем. И лишь две вещи не менялись никогда - он погибал, не достигну двадцати пяти лет, и у него никогда не получалось вознестись. А ведь попыток в течении этих тысячи жизней было не сосчитать.

- Вознесся, он вознесся! - молодой бог музыки пробежал между небожителями, крича своим мелодичным голосом, - Приветствуем бога тысячи лиц!

И небеса сотряслись от радости. И боги праздновали его пришествие, как встречу со старым другом, которого они давно ждали. Бог упрямства, бог о тысячи лицах, бог встреч и расставаний Шэнь Цинцю. Когда он вознесся, небеса утонули в распустившихся сливах.
Его последнее воплощение было схоже с первым - упрямый горный лорд, он вознесся перед самой смертью, когда погиб от руки злобного духа, защищая своих учеников. Кажется, спустя тысячу воплощений, ярость отпустила его сердце, и пусть упрямством он мог посоперничать со всеми небесами, разве не упрямство привело его сюда?

Вот только от чего молчаливый бог тысячи печалей смотрит так пронзительно? Отчего их имена перекликаются так очевидно?

- Все веселы, кроме вас, могу я узнать причину? - улучив момент, Шэнь Цинцю подошел к небожителю, и держался рядом с ним упрямо и гордо, смотря на мрачного бога слегка обиженно.

+3


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » в двух шагах