28.10.2020. Настало время выбирать следующую жертву тринадцати вечеров!
17.10.2020. Тайный Санта 2020!!!
11.10.2020. Наконец-то выложены фанты для чтения!
30.08.2020. Все фанты перемешаны и отправлены участникам. Приём работ по 30 сентября.
09.08.2020. Немного новостей (и новые фанты!).
28.06.2020. Теперь можно создать свой блог в подфоруме дневников.



«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо




Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



君子

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[nick]Jin Ling[/nick][status]we were never young[/status][quo]<hr> <center><b>ЦЗИНЬ ЛИН</b></center> <hr> <center>not everything you touch turns to gold</center> <hr><br>[/quo][icon]https://forumstatic.ru/files/001a/b5/3f/80395.png[/icon]

https://i.ibb.co/0CFK2gS/xx.png

https://i.ibb.co/XpL4SZ4/zz.png

+1

2

[nick]Wen Yuan[/nick][quo]ВЭНЬ ЮАНЬ[/quo][icon]https://i.ibb.co/z4t1x08/a1d9dd2f8ac9e93571e9f0cad685d085.jpg[/icon][status]в кривых зеркалах[/status]
Когда были произнесены все приличествующие случаю речи, и присутствие главы клана Вэнь на пире в честь первого дня очередного Совета кланов стало не обязательным, Вэнь Юань воспользовался моментом и выскользнул из зала. Ещё какое-то время его отсутствия не заметят, потом подождут, прежде чем послать слуг на поиски. Сколько у него - час, может, немногим больше? Уже неплохо: хватит на то, чтобы отдохнуть от политики, от лиц, от слов. От главы клана Вэнь - хотя бы наедине с собой он мог оставаться просто Вэнь Юанем.
Ведь он никогда и не желал ничего другого, только жить своей жизнью, среди своей семьи, занимаясь своим самосовершенствованием. Потом ушел бы странствовать - всю жизнь восхищался Ханьгуан-цзюнем и тем, что он делает для обычных людей, неспособных защитить себя. С детства мечтал быть как он, чтобы все вокруг знали: алые языки пламени на клановом одеянии больше не несут смерти, только помощь.
Вэнь Юань улыбнулся полузабытым детским мечтам и рассеянно провел ладонью по пионовым лепесткам. Пионы в Башне Кои цвели, кажется, круглый год. Пионы ему нравились, а вот то, что их заставляли цвести, - совсем нет. Его желания, конечно, тоже никого не интересовали. Кланы-победители могли позволить себе просто выбрать подходящую кандидатуру на роль марионеточного главы Цишань Вэнь, и не бояться отказа. Он был подходящей кандидатурой: достаточно близкий родственник предыдущего главы, достаточно юн, чтобы лепить из него всё что угодно, достаточно послушен. Когда он только принял титул, Вэнь Юань верил, что всё не зря. Не зря он слушает всех приставленных к нему учителей, не зря делает именно то, что ему говорят делать, не зря раз за разом прибывает на Совет кланов и видит презрение, а то и выслушивает прямые оскорбления от подвыпивших героев Низвержения Солнца. Раз уж на него пал выбор, он сделает для своего клана очень многое. Он сделает хоть что-нибудь. Тогда Вэнь Юань хотел перевернуть мир - не так, как хотел это сделать когда-то его двоюродный дядя, а по-хорошему. Теперь он хотел вдохнуть в тишине немного свежего воздуха, прежде, чем вернуться в зал, и дать лицу отдохнуть от улыбки.
Голова немного кружилась и щеки горели: несколько приветственных чаш вина, от которых невозможно было отказаться, и отсутствие привычки сделали своё дело. Для заклинателя это, в общем, не имело значения, идти ровно и отчетливо воспринимать происходящее это не мешало. Вот и фигуру впереди, как раз в той беседке, к которой он шел, заметил сразу, а присмотревшись, ещё и узнал. Сын главы клана Цзинь, героя войны. Племянник ещё нескольких героев, один из которых лично убил Вэнь Жоханя, а еще один, кажется, вообще мог бы победить в одиночку. Все эти люди, которые походя поставили жизнь Вэнь Юаня с ног на голову...
Может быть, стоило бы просто пройти мимо, но эта беседка была слишком хороша. Она располагалась недалеко от зала, где проходило пиршество, но здесь было тихо и спокойно. А еще она терялась среди зарослей, и, может быть, посланные на поиски слуги не сразу вспомнят о ней. К тому же, Вэнь Юань вовсе не считал наследника клана Цзинь помехой своему краткому бегству.
- Молодой господин Цзинь, - приветственный поклон был вежливым, но не заискивающим, поклон равного равному.
С Цзинь Лином они принадлежали к одному поколению, а кто был выше по статусу, можно было бы ещё поспорить. Только Вэнь Юань спорить о такой ерунде не любил - вот если бы по делу, да ещё и с азартом - это всегда пожалуйста. Он все же зашел в беседку, но еще некоторое время молчал - не хотел просто вежливо интересоваться, утомителен ли был Совет для Цзинь Лина, или еще чем-то подобным. Вэнь Юань несколько раз останавливал взгдяд на наследнике Цзиней, пока главы кланов выступали с речами, и сам видел, что не просто утомительным, а смертельно скучным. В этом году, пожалуй, еще хуже, чем обычно. Похоже, заклинателям и правда нечего было толком обсудить. Зато ходили слухи, что завтра терпение заскучавших гостей будет вознаграждено. 
- Правда, что на второй день Совета орден Ланьлин Цзинь приготовил что-то необыкновенное?
Второй день всегда отводился под развлечения: соревнования или ночную охоту. Вэнь Юань знал, что не сможет принять участия - главам кланов положено было оставаться наблюдателями, позволив своим адептам проявить себя - но ведь любопытствовать никто не запрещал.

Отредактировано Jin Guangyao (Воскресенье, 13 сентября 07:37)

+1

3

Цзинь Лин старательно молчал и смотрел перед собой ничего не выражающим взглядом. Бред, доносившийся до него обрывками, делался все возмутительнее и возмутительнее.

"Возможно, мне стоит предложить не приносить вино так рано", - подумал про себя Цзинь Лин, украдкой поворачиваясь к отцу.

Судя по тому, как Цзинь Цзысюань хмурился, происходящее ему не нравилось. Как глава Ланьлин Цзинь он по крайней мере мог это показывать, а вот его сыну приходилось изображать кротость и почтение. Как Цзинь Лин и предполагал - чем дальше от обеда, тем более личными становились темы разговоров, вплоть до обсуждения чьих-то недостаточно пышных свадеб или недостаточно воспитанных адептов.

Те же, чье положение было достаточно низким - главы мелких кланов с небольшой областью влияния в далеких, небогатых городах - вынуждены были молчать почти все время и пить чай. Да и что тут скажешь? Их малочисленные заклинатели видели мясо по праздникам, а тут обсуждали браслеты носильщиков известной невесты, почему-то позолоченные, а не золотые целиком - какая немыслимая скупость!..

Цзинь Лин и сам не заметил, каким кислым сделалось его лицо. Он начал понимать, почему матушка отговаривалась плохим здоровьем в такие дни - место госпожи Цзинь рядом с отцом пустовало. Приятного действительно было мало.

Со всей осторожностью Цзинь Лин рассмотрел всех присутствующих: Лань Сиченя, прибывшего из Гусу в одиночку; дядю Цзян, не скрывающего своего раздражения и поигрывающего сверкающим кольцом. Братья Не постоянно переглядывались: Не Хуайсан - с предостережением, Не Минцзюэ - с гневом. Старейшины Илин и Ханьгуан-цзюня и вовсе не было - они находились в путешествии, помогая простому люду.

Вэй Усяня все еще называли так, хотя Илин он давно покинул - с тех пор, как было достигнуто соглашение о сохранении клана Вэнь. Это произошло в год рождения Цзинь Лина, но он довольно подробно мог припомнить те события, хотя и со слов старших.

Вэнь Сычжуй сидел на почетном месте, как глава одного из великих орденов, однако целого предложения ему до сих пор не удалось вставить. Цзинь Лин задержал на нем задумчивый взгляд, пока в светлом уме не родилась интересная мысль.

<...>

Цзинь Лин искал Вэнь Сычжуя вполне целенаправленно, и долго искать не пришлось. Правда, он постарался подойти степенно и как бы случайно, любуясь по пути цветами и дорожками.

— Молодой господин Цзинь.

- Глава Вэнь.

Цзинь Лин ответил поклоном на поклон, не скрывая при этом небрежности - он отдал дань формальностям и решил тут же о них забыть.

Некоторое время они просто рассматривали друг друга, и Цзинь Лин почему-то вспомнил, что получил цзы от Вэй Усяня, а глава Вэнь - от Лань Ванцзи, и в какой-то мере это связывало их всех.

Вэнь Сычжуй нарушил молчание первым; Цзинь Лин, отведя взгляд, ответил:

- Конечно. Нет уверенности, что это можно назвать необыкновенным... Речь идет о соревновании лучников.

Адепты Ланьлин должны были выделиться - таковой была цель. Во владении луком ничего особенного не было - этому обучались почти все молодые господа в любом ордене - однако именно Ланьлин Цзинь делал упор на этом, не только считая искусство лучной стрельбы одним из приоритетов в обучении, но и взращивая своих мастеров по оружию. Самые дорогие и красивые луки изготавливали в Ланьлин.

Разумеется, отец считал, что именно его адепты будут на вершине.

Цзинь Лин чуть было сгоряча не ляпнул, что Вэнь Цюнлинь был хорошим лучником - об этом болтал Вэй Усянь - однако вовремя остановился, чтобы не выглядеть сплетником и не увести разговор к делам дней минувших.

- Вообще-то это довольно весело, - издалека начал он, поглядывая на Вэнь Сычжуя, - и я мог бы найти нейтральные одежды. Как если бы один из бродячих заклинателей неожиданно появился на соревновании... Что скажете?
[nick]Jin Ling[/nick][status]we were never young[/status][quo]<hr> <center><b>ЦЗИНЬ ЛИН</b></center> <hr> <center>not everything you touch turns to gold</center> <hr><br>[/quo][icon]https://forumstatic.ru/files/001a/b5/3f/80395.png[/icon]

+1

4

[nick]Wen Yuan[/nick][quo]ВЭНЬ ЮАНЬ[/quo][icon]https://i.ibb.co/z4t1x08/a1d9dd2f8ac9e93571e9f0cad685d085.jpg[/icon][status]в кривых зеркалах[/status]
Вэнь Юаню пришлось сделать над собой усилие, чтобы не засмеяться, но улыбка - не та, которая была предназначена для официального общения на Совете, а нормальная смешивая улыбка - все равно выбралась на лицо. Сдерживать эмоции Вэнь Юаню с самого детства было непросто, оставалось только радоваться, что традиции его клана не требовали этого вовсе - кто в здравом уме станет сдерживать солнечный огонь? Соревнования лучников, устроенные кланом Ланьлин Цзинь и в самом деле не могли не вызвать улыбку. В ответ орден Юньмэн Цзян должен был бы пригласить всех поучаствовать в заплыве не скорость, а Гусу Лань - предложить посоревноваться в искусстве игры на цине.
- В таком случае, буду рад завтра поздравить Орден Ланьлин Цзинь с ещё одной славной победой.
Конечно, свои таланты были и в других кланах, но ланьлинские  известны далеко за пределами своих земель - и они сами, и их знаменитые луки. К тому же, им будут помогать родные стены. Вероятное поражение Вэнь Юаня огорчало не так уж сильно, куда хуже, и совсем не смешно, было то, что глава Цзинь пренебрег принципом равных возможностей ради победы. Он мог поступить так из лучших побуждений, чтобы дать возможность сыну блеснуть - даже в свои годы Цзинь Лин был очень хорошим лучником - но это все равно было бы ошибкой с его стороны. Глава Вэнь, знавший многих из тех, кто, пережил войну, ими же и развязанную, был уверен: победа в своих же соревнованиях - это лишь половина победы, зато поражение - двойной удар.
Юань попытался рассмотреть в темноте лицо юного наследника клана, чтобы понять, что он сам думает по поводу такой форы. Только вот многое ли можно угадать по лицу малознакомого и благовоспитанного молодого господина, да ещё и вглядываясь в его черты в полутьме? Разве что увидеть какую-то странную искру во взгляде. Предвкушение победы? Нет, вряд ли. Веселье? Да, может быть и оно, хотя в голосе Цзинь Лина и чувствовалась доля сомнения, когда он предлагал... А что он, собственно, предлагал? Вэнь Юань непонимающе моргнул.
- Вы хотите выступить на соревновании, не называя имени? В таком случае, не забудьте скрыть меч, он выдаст... Или...
Наверно он выглядел сейчас очень глупо и по-мальчишески, застыв посреди фразы, удивленно глядя на наследника клана Цзинь и усиленно думая о том, может ли быть правдой то, что пришло в голову. Хотел бы он сам, наплевав на все правила, выйти завтра на стрельбище? Да тут и думать было нечего - конечно, он бы хотел. В своём немногочисленном клане Вэнь Юань был одним из лучших лучников, а может даже и лучшим, после дяди, конечно. Дядя и учитель Вэй давали ему уроки, так что, отбросив скромность, он мог бы со многими сойтись на равных. Пусть не под своим именем, пусть бы и проиграть - здесь было кому проиграть достойно, да тому же Цзинь Лину. Наверняка учитель Вэй и к его мастерству приложил руку, и конечно, сравнить было бы интересно. Настолько интересно, что, можно считать, Совет кланов прошел не зря. А вдруг и не проиграть? Мастерство - мастерством, но в таких соревнованиях и удача играла немалую роль. Вот только...
- Это не запрещено правилами, - как будто обращаясь к самому себе проговорил Вэнь Юань. И даже он сам не мог бы наверняка сказать, вопрос это или утверждение. Зато прекрасно понимал, что сейчас лихорадочно ищет повод поучаствовать в сумасбродной затее, несмотря на всевозможные преграды, даже на угрозу репутации - его собственной и его клана. Может быть, стоило просто быть честным с собой? Юань подумал ещё немного, вновь улыбнулся и наконец сдался. - И я привёз свой лук.

+1

5

Едва расслышав неуверенные слова про меч, Цзинь Лин, не сдерживаясь, прикрыл широкую улыбку ладонью и ответил сквозь тихий хохот:

- Должен ли я... вернуть главе Вэнь его собственный совет?..

Говоря откровенно, он был более чем в восторге - уже не столько от своей идеи, сколько оттого, как легко и быстро она нашла поддержку.

- Воистину, судьба благоволит этому делу. Я отправлю слугу к середине ночи, когда гости разойдутся по личным покоям.

Возможно, Цзинь Лин хотел сказать что-то еще - более важное и даже более искреннее - но заметил отца, идущего навстречу все той же мощеной дорожкой вдоль цветочных кустов. Пришлось разгладить лицо и придать себе серьезный вид.

<...>

Соревнования - как и во многих подобных случаях - проводили в несколько этапов, постепенно отсеивая лучших из лучших.

Первым этапом была стрельба по одинаковым, совершенно обычным мишеням на расстоянии восьми чжанов - с этим могли справиться даже младшие адепты. Основная причина такого выбора была - как ни странно - в справедливости: обычно представителями ордена являлись более опытные заклинатели, и юным лучникам было сложно пройти отбор внутри собственной группы. С другой же стороны, если давать шанс каждому, то на это мог уйти весь день, и потому первый этап был достаточно легким, чтобы прошли те, кто держит в руках лук более-менее уверенно.

(Цзинь Лин также подумал, что с учетом общей направленности ордена Цзинь, Ланьлин располагал большим количеством обученных искусству лука младших адептов; значит - что очевидно многим - имел больше шансов на успех.)

Однако второй этап был все же довольно сложным: мишени располагались на расстоянии чуть менее тридцати чжанов от линии стрельбы. Каждый лучник получал по три стрелы, и единственный промах вел к выбыванию из состязаний.

Все, кто остался после этого, должны были проследовать на открытую площадку, огражденную барьером со всех сторон; внутри мишени были подвижными и следовало сбить как можно больше за ограниченное время. Разумеется, все призовые места распределялись по принципу "кто поразит больше всего мишеней". Если для первого и второго этапа было достаточно нескольких минут, чтобы принять нужную стойку для грамотного выстрела, то последнее испытание действительно требовало мастерства: не так легко попасть по мелким подвижным целям, придется менять стойку постоянно.

Всё это было вкратце рассказано главой Цзинь, пока отряды адептов из разных орденов выстраивались на небольшой площади между помостами со зрителями и рядами мишеней для разных этапов. Внизу также было много слуг: придерживающих наряженных лошадей, подающих стрелы, охраняющих дорогое снаряжение.

Цзинь Лин оглядел все вокруг сверху - с помоста рядом с госпожой Цзинь; в лучах солнца блестели металл и драгоценные камни, в изобилии имеющиеся у гостей. Девы с нижних рядов по старому обычаю кидали цветочные лепестки, когда кто-то проезжал мимо; пахло теплым песком, пионами и гортензиями.

Запустив руки в одну из таких корзинок, Цзинь Лин с улыбкой перегнулся через деревянное ограждение, грея в ладонях ярко-алые лепестки. Этот сорт пиона был не таким частым в садах Ланьлин: его насыщенный кровяной цвет не очень подходил к принятой клановой символике. Больше всего было, конечно, "сияния средь снегов", а также туго набитых, нежно-розовых огромных пионов - потому что этот сорт любила госпожа Цзинь.

Цзинь Лин наблюдал за людьми, небольшими отрядами следующих к месту сбора. Вэнь Сычжуй ожидаемо появился в конце - потому что участники без клана были последними на очереди. И все же среди юных и симпатичных лиц глава Вэнь выделялся, выглядя более статным и изящным. Серо-жемчужные одежды на нем были лишены вышивки и знаков орденской принадлежности - наверное, издалека и вовсе не было понятно, кто это такой.

Немного подождав, пока он подойдет поближе, Цзинь Лин выбросил алые лепестки пиона в воздух - и они посыпались вниз, опав на плечи Вэнь Сычжуя и неизвестного молодого господина, случайно попавшего под этот дождь. Молодой господин тут же поднял голову, видимо, надеясь увидеть смущенную деву, но, заметив Цзинь Лина и ни одной прекрасной девы рядом с ним, покраснел и отвернулся.

Трибуны наполнились людьми, и вскоре Цзинь Лин, присоединившийся к отряду Ланьлин Цзинь, смог заметить издалека, что верхний ряд также был полон: он предназначался для особенных гостей - глав орденов, их старейшин и лучших заклинателей. Одно место пустовало: Вэнь Сычжуя. Никто, однако, не проявлял особого беспокойства.

"Может быть, он послал слугу с извинениями?" - Цзинь Лин представил, насколько было бы правдоподобно сказаться в такой день больным.

Из Гусу на следующий этап прошло всего пять человек, из Цинхэ - семь; из Ланьлин - десять, включая наследника Цзинь. Из бродячих заклинателей - тоже около десяти (в этот момент Цзинь Лин отвлекся и перестал считать). Вэнь Сычжуй, конечно же, тоже - интригой это не было с самого начала.

В таком же порядке лучники готовились ко второму этапу. У них был достаточно длительный перерыв, чтобы размяться и даже поговорить друг с другом, однако никто не стремился перекинуться парой слов с соперниками из другого ордена. Цзинь Лин чувствовал себя достаточно уверенно, чтобы ничем особенным не заниматься и просто болтать с адептами помладше.

<...>

Когда настало время для бродячих заклинателей показать себя уже на втором этапе состязаний, Цзинь Лин не сводил глаз с Вэнь Сычжуя и даже нервно сложил руки на груди.

"Его учили, возможно, лучшие лучники на все великие ордена, о чем я так волнуюсь?" - Раздраженно спросил он сам себя.

На самом деле, у всего этого развлечения цель была лишь одна: Вэнь Сычжуй должен победить.[nick]Jin Ling[/nick][status]we were never young[/status][quo]<hr> <center><b>ЦЗИНЬ ЛИН</b></center> <hr> <center>not everything you touch turns to gold</center> <hr><br>[/quo][icon]https://forumstatic.ru/files/001a/b5/3f/80395.png[/icon]

+1

6

Уже после окончания пира, оказавшись в своих покоях, Вэнь Юань понял, что вся эта идея здорово смахивала на безумие. Как и то, что это безумие охватило его полностью и не отпустит, невзирая на все доводы разума. Поэтому он и не стал утруждать разум запоздалыми терзаниями, вместо этого направив его усилия в полезное русло. Потому что одно дело - скрыть меч, чтобы остаться неузнанным, и совсем другое - одному из глав великих кланов не явиться вовремя на подготовленное для него почетное место, чтобы проскучать там несколько часов, лишь наблюдая за соревнованиями издалека. Поверить, что после такого проявления неуважения его не разыщут и не разоблачат с позором, было бы слишком наивно. Напряженные размышления о том, как этого избежать, приводили лишь к совершенно тупиковым вариантам. Подослать двойника, сослаться на внезапную болезнь или срочную необходимость вернуться в Цишань - всё это подходило разве что для какой-нибудь детской игры в Совет кланов. Промучившись довольно долго и понимая, что от затеи, возможно, придется отказаться, Юань нашел единственный выход, который не казался ему беспросветно глупым. Стоило солнцу позолотить крыши, он, уже одетый в принесенные слугами непримечательные одежды без клановых узоров, оказался рядом с дворцом, в котором принимали главу Лань, и просил о разговоре. Будь здесь учитель Вэй, было бы, конечно, куда как проще, но задуманное стоило всех этих сложностей. Пришлось изложить Цзэу-цзюню всю историю. Кто знает, что именно нашел в ней глава Лань, но помочь согласился, и Вэнь Юань, на один-единственный день с радостью переложив на старшего все заботы, и чувствуя, что каждый шаг теперь даётся легче, отправился в сторону стрельбища.

В сторону пустовавшего места на самой высокой трибуне он все же время от времени поглядывал. Но, судя по всему, он был единственным, кого беспокоило отсутствие главы одного из кланов. Что бы ни сказал остальных Цзэу-цзюнь, к нему не могли не прислушаться. Именно в этом убеждал себя Вэнь Юань, выходя к месту сбора. Нужной сосредоточенности не было и в помине. В очередной раз присматриваясь к лицам сидящих на верхней трибуне, он пропустил тот миг, когда первый алый росчерк, мелькнувший в воздухе, коснулся лба прямо между бровей. А потом перед глазами мелькнули ещё лепестки, и все они невозможными красными снежинками кружили на легком ветру, прикасались к лицу,  ложились на аккуратно убранные волосы, и на воротник, на рукава, на полы светлых одежд, как будто обозначая и на них лучи кланового солнца, которому пришлось угаснуть на сегодня.
Вэнь Юань вскинул голову, и тут же встретился взглядом с вовсю веселящимся наследником Ланьлина. Заклинатель, который волей случая тоже оказался под цветочной метелью, стушевался и поспешил убраться, и его уши загорелись едва ли не ярче пионовых лепестков. А Вэнь Юань вдруг рассмеялся, забывая и о беспокойстве, и о сдержанной вежливости, красящей таких скромных заклинателей без роду и племени, которым он и должен был казаться. Проходя мимо ограждения, из-за которого вырвался пионовый вихрь, Юань сложил ручную печать, и несколько лепестков, удержавшихся на пальцах и наручах Цзинь Лина, вспыхнули, превращаясь в небольшие огненные языки, теплые, но не способные обжечь, и они плясали на ладонях юного наследника еще несколько минут, пока Юань не оказался на первом рубеже. Орден Цишань Вэнь потерял многое, но огонь и умение заклинать его, должно быть, осталось в самой крови, и лишь вместе с ней могло исчезнуть.

Первый этап был достаточно прост, и Юань мог позволить себе сохранить на лице ту улыбку, с которой шел от трибун к мишеням. У выхода на второй он мельком взглянул на соперников, пересчитывая белые с алым узором одежды. Адепты Цишань Вэнь не были слишком сильными лучниками, их среди других оказалось меньше всего, и это несколько облегчало задачу не попадаться им на глаза. И совесть тоже облегчало - признаться честно, ни у кого из своих глава клана победу не уводил. Дальше следовало забыть обо всем и сосредоточиться.
Первая стрела долго лежит на тетиве. Мишени на таком расстоянии кажутся размером с локву в неурожайный год, и малейшая ошибка в приложении силы обязательно станет поражением. Юань позволяет тетиве запеть за пару ударов сердца до того, как рука готова дрогнуть. Еще несколько мгновений - и со стороны трибун доносится одобрительный шум. Первое попадание. Вторая стрела срывается намного быстрее - и расстояние, и ветер уже знакомы. Когда улетает третья, со стороны зрителей слышен уже не шум - настоящий гул. Но Вэнь Юань недовольно качает головой, и смотрит не на далекую мишень, а себе под ноги, куда упали с рукава от недостаточно выверенного движения пара алых лепестков.

Третий этап и есть настоящее соревнование. Усилием воли Юань отсеивает лишнее. Мысли о том, сколько лучников вышли на стрельбище после предыдущего, о своих адептах, о дяде, которого было бы так приятно обрадовать этой небольшой победой, о самоуверенном взгляде, с которым вчера наследник Цзиней нашел себе еще одного соперника. Две стрелы находят цели. Не надо бы отвлекаться на это воспоминание, но так интересно, веселился бы он точно так же, если бы знал, что глава Вэнь дойдет до финала? Четыре выстрела подряд. Юань уверен, что веселился бы - может быть даже больше, еще ярче сверкая глазами и не скрывая заразительной улыбки. Нет, это тоже лишнее, сначала мишени. Еще одна, и ещё. Их он не считает, пусть этим займутся судьи, а единственное, что должно интересовать лучника - это цель и препятствия на пути его стрелы. Препятствий не так уж много сегодня: только по чьей-то прихоти мишени покрыты тонкими листами золота и почти ослепляют, оказавшись в поле зрения, отвлекают, улавливают взгляд и уводят за собой, так же, как уводит за собой мысли тихий звонкий смех и... Ну вот, стрела мимо, и колчан уже почти пустой. Ещё одна, две. Время заканчивается одновременно со стрелами. Вэнь Юань отступает туда, где соревнующиеся будут ждать результатов, и закрывает глаза, чтобы вынырнуть из азарта борьбы и мешанины мыслей. А когда открывает, первым делом спешит найти взглядом того соперника, без которого в соревновании не было бы большого  смысла.
[nick]Wen Yuan[/nick][quo]ВЭНЬ ЮАНЬ[/quo][icon]https://i.ibb.co/z4t1x08/a1d9dd2f8ac9e93571e9f0cad685d085.jpg[/icon][status]в кривых зеркалах[/status]

+1

7

Цзинь Лин чувствовал себя легче ветра: пока другие обеспокоенно озирались по сторонам, он уже успел сделать несколько хороших выстрелов. Сияющие мишени двигались по-разному - тех, что помедленнее, сбили быстро; остальные доставались менее расторопным лучникам, и потому промежуточные результаты третьего этапа ухудшались на глазах.

Никакого особого секрета Цзинь Лин не хранил: он видел эту площадку впервые, все было по-честному - ровно настолько, насколько это вообще можно было утверждать о соревновании лучников в Ланьлин. Финалистов даже не стали делить на группы - места для всех было достаточно.

Если не считать бродячих заклинателей, учившихся самостоятельно и бессистемно - а потому и не очень эффективно - то в Гусу лучники были худшими. Цзинь Лин подумал, что это напрямую связано с их обычаями: лучшая практика - это охота, а там, где мясо употреблять запрещено, и охоты не бывает.

Ордена Цзян и Вэнь держались на одном уровне; Ланьлин, конечно же, был впереди, ненамного обходя Цинхэ. Если бы Цзинь Лин занял первое место, то отец засиял бы от гордости...

Вот только едва ли сам Цзинь Лин этого хотел. Он начал довольно бодро, стараясь обойти прочих, а затем начал промахиваться, делая вид, что это происходит случайно. В какой-то момент он встал с Вэнь Сычжуем спина к спине, и, оттягивая тетиву к уху, зачем-то повернулся в сторону - стрела полетела мимо. Это была последняя.

Цзинь Лин передал колчан и лук слуге из отряда лучников Ланьлин Цзинь, и отошел подальше, стараясь не привлекать внимание, пока судьи подсчитывали количество выстрелов и формировали список победивших. Гул со стороны трибун стал более громким, кто-то даже начал собирать ставки на победителя, однако быстро заткнулся.

Цзинь Лин, сверля спину Вэнь Сычжуя, с удовольствием наблюдал за тем, как старший заклинатель Ланьлина выходит вперед из круга судей, чтобы огласить результаты, и при этом нерешительно мнется.

- ...и первое место в нашем соревновании взял... Юэ Сяохо.

- Пффф, - Цзинь Лин прыснул так, что на него обернулись несколько адептов Лань, стоящих неподалеку.

Впрочем, на их лицах застыло такое же сильное удивление, как и у прочих - слышал ли кто-нибудь о заклинателе по фамилии Юэ? Это вряд ли.

Юэ Сяохо громко призвали забрать приз, однако Вэнь Сычжуй не вышел. Цзинь Лин пробрался к нему сквозь ряды других участников и потянул за плечо, чтобы повести за собой - вряд ли ему действительно нужны были шитые золотом колчан и крага, не говоря уже о деньгах - хотя призовая сумма и была внушительной, для наследника великого ордена она впечатляющей не являлась.

Цзинь Лин безмолвно - чтобы не привлекать внимание - поманил Вэнь Сычжуя, чтобы уйти окольным путем - сначала через группу младших слуг, затем за трибуны - и в сад. Вот только по дороге они столкнулись с лучниками из Цишань Вэнь, также небольшим отрядом ожидавших результатов соревнований.

Отовсюду послышались шепотки.

- Глава Вэнь! - Кто-то произнес это настолько громко, что слова разнеслись со скоростью ветра, и будто пожар волной прокатился по трибунам: некоторые даже привстали, чтобы разглядеть поближе то, что происходило внизу среди участников.

- Ты... - Цзинь Лин аж покраснел от гнева.

- Это глава Вэнь!..

Цзинь Лин со звоном приложил ладонь к лицу, будто от стыда. Ну зачем же так орать! Кто-то действительно уродился с не самым резвым умом.

- Бежим!

Оставалось только непочтительно схватить Вэнь Сычжуя за руку и ринуться в сторону, пока окружающие не опомнились. Краем глаза можно было заметить, как глава Цзинь медленно спускается со своего почетного места.

К счастью, Цзинь Лин еще утром достаточно подробно разглядел все постройки, украшения и ограждения, чтобы быстро улизнуть.

Часть сада, до которой он добежал, все еще держа Вэнь Сычжуя за руку, была довольно запущенной: кусты давно не постригались, в высокой траве едва пробивались цветы. Странно, что такие места вообще бывали у резиденции клана Цзинь, но так как помещений было много, и работы всегда хватало, не все можно было поддерживать в идеальном состоянии.

- Фух, - Цзинь Лин с облегчением вздохнул, наконец отпустив Вэнь Сычжуя и начав поправлять волосы.

- Теперь все всё знают, - беззаботно произнес он, - однако лучше подождать, пока глава Цзинь не успокоится.

Это ему следовало сказать самому себе в первую очередь, и тяжелая тень задумчивости легла на лицо наследника Цзинь, представляющего вечерний разговор с отцом.[nick]Jin Ling[/nick][status]we were never young[/status][quo]<hr> <center><b>ЦЗИНЬ ЛИН</b></center> <hr> <center>not everything you touch turns to gold</center> <hr><br>[/quo][icon]https://forumstatic.ru/files/001a/b5/3f/80395.png[/icon]

+1

8

Вэнь Юань знал, что выступил достойно, и, что намного важнее, хорошо повеселился, стреляя по мишеням от лица кого-то из Юэ, дальних родственников, почти истребленных во времена Низвержения, - никто и не должен был вспомнить о них, даже если это имя прозвучит в числе лучших. В общем-то он был уверен, что должно прозвучать, и тем беспокойнее вглядывался в далекую фигуру в золотых одеяниях в центре стоельбища, чем дольше оно не звучало. Оставалось четыре места, затем три. Перед тем, как назвать победителя, распорядитель взял небольшую паузу, то ли для того, чтобы набрать воздух в легкие, то ли чтобы поддержать волнение, царившее на трибунах. Как раз в этот момент Вэнь Юань понял, что будет дальше, и отступил на пару шагов, туда, где толпа была поплотнее. Выйти для того, чтобы получить свою славу и прилагающуюся к ней награду, он, конечно, не мог, но был доволен. Был почти доволен - одно сомнение никак не оставляло его даже в момент триумфа. Причина этого сомнения не заставила себя долго ждать, объявившись рядом, стоило только подумать, и предложила путь к отступлению.
Только где-то в середине этого пути, ведущего неизвестно куда, Юань осознал, что ведёт себя как ребенок. Детское тщеславие, детсие игры в прятки, детский восторг от удачной выходки - это всё так захватывало, что попробуй остановись, особенно когда в настоящем детстве тебе и поиграть-то толком не дали. Он всё же попытался.
- Молодой господин Цзинь, - проговорил он почти шепотом, но что толку, если обостренные чувства заклинателей, которых вокруг былопредостаточно, позволяют услышать самые слабые звуки. И даже узнать голос в самый неподходящий момент.
Поняв, что он узнан, Вэнь Юань с досадой цокнул языком, но конечно ни это, ни его недовольное выражение лица не произвели никакого эффекта. Адепт вознамерился во что бы то ни стало выдать его, и не так было страшно, пожалуй, как стыдно. С такой дисциплиной некогда великому клану и правда оставалась только роль посмешища. Надо заняться этим вопросом после возвращения в Цишань - даже если адептов, в которых он мог быть уверен, останется всего несколько десятков, это будет лучше, чем терпеть вокруг себя клоунов. Это решение не заняло слишком много времени, но Цзинь Лин уже успел принять своё. И даже приступить к воплощению.
- Моло...
Он хотел было напомнить про то, что на мече быстрее, и скрывать оружие больше нет смысла, но Цзинь Лин бежал так увлеченно, что спорить с его планом просто не хотелось, и Вэнь Юань просто быстрее шевелил ногами, чтобы наследнику Ланьлина не приходилось тащить его.
То, что они оказались на месте, он понял, когда ощутил, что прохладная ладонь соскользнкла с запястья, и его рука вновь свободна. Рассеянно потер ее, поднял взгляд на соучастника, не выдержал и рассмеялся. Эта тайна уж точно была не из тех, которые стоило хранить любыми силами. Конечно, разъехавшись по домам, все эти заклинатели ещё долго будут обсуждать со своими домочадцами и пропустившими Совет адептами то, каким глупцом выставил себя нынешний глава Вэнь. Будут вспоминать его дядю, сравнивать, качать головами, говорить о вырождении и втихую радоваться, что им это играет лишь на руку. Зато они не будут обсуждать золотой клан и осуждать его главу за то, что тот использовал Совет для того, чтобы потешить честолюбие - своё собственное и своего сына, устроив соревнование лучников. Юань знал, что при необходимости сможет осторожно напомнить Цзинь Цзысюаню об этом нюансе, хотя и был уверен, что о чем-нибудь подобном уже упомянул Цзэу-цзюнь, раз уж взялся защищать его сегодня. Но растрепанный пятнадцатилетний мальчишка, враз посерьезневший и рассуждающий об отцовском гневе, был без преувеличения великолепен. Сравниться с ним мог разве что глава великого клана, удирающий от этого гнева по заросшим ланьлинским садам.
- Нет нужды беспокоиться, - наконец смог выговорить он сквозь смех. - Мне все равно придется принести главе свои извинения за то, что поддался своему тщеславию и помешал соревнованиям.
И, разумеется, он и не думал при этом сознаваться, что идея принадлежала кому-то другому. Конечно, Цзинь Цзысюань не мог не заметить, что результаты его сына в стрельбе не соответствовали ожиданиям, но ведь этого не могло быть достаточно, чтобы всерьез наказать его. Не должно было быть достаточно...
Теперь уже и веселье Юаня угасло. Он совершенно не хотел создать для Цзинь Лина проблемы, пусть это и был бы только сложный разговор с отцом. Слишком уж хороша была сиявшая в этих глазах незамутненная радость, чтобы омрачать ее чем-то. Слишком проходила не на золото, а как раз на то солнце, которого так недоставало Вэнь Юаню и всему его клану в последние годы. Улыбнувшись уже намного сдержаннее, он глубоко вздохнул и добавил.
- Но ведь это того стоило. Единственное, о чем жалеет даочжан Сяохо - это то, что его главный соперник не сражался за победу в полную силу. Но кто бы из нас ни победил сегодня, второй бы точно огорчил своим поражением учителя Вэя, верно?
По правде говоря, огорчения учителя Вэя Вэнь Юань опасался куда как больше, чем ярости главы Цзинь. Даже зная, что это огорчение совсем не настоящее.
Он опять присмотрелся к Цзинь Лину, и вдруг понял, что тот боится не ярости - точно так же огорчить, разочаровать человека, который с детства был для него на пьедестале. Глядя прямо в глаза, Юань почувствовал, как кровь приливает к лицу, заставляя скулы и мочки ушей предательски покраснеть: наверняка опять от стыда, теперь уже не за какого-нибудь адепта, а за себя самого. Не стоило легкомысленно смеяться. Нельзя было. Но, как всегда, момент упущен. Он оглянулся вокруг, не столько, чтобы на самом деле осмотреться, сколько не давая смущению стать слишком заметным. Но забыл о нем слишком быстро, заметив, где оказался. В этой части садов Вэнь Юань ещё не бывал. Здесь, похоже, вообще мало кто бывал. Зелень казалась совершенно неукрощенной и взъерошенной - как раз под стать ланьлинскому наследнику после пробежки. Гневался глава Цзинь или нет, а уходить отсюда совершенно не хотелось.
- Здесь так хорошо. Сад дышит. В Цишань даже леса не такие. В них меньше жизни.
[nick]Wen Yuan[/nick][quo]ВЭНЬ ЮАНЬ[/quo][icon]https://i.ibb.co/z4t1x08/a1d9dd2f8ac9e93571e9f0cad685d085.jpg[/icon][status]в кривых зеркалах[/status]

+1

9

Едва Цзинь Лин успокоился, обретя, наконец, гармонию с мыслями, как вдруг его слуха коснулся голос Вэнь Сычжуя:

- ...все равно придется принести главе свои извинения за то, что поддался своему тщеславию и помешал соревнованиям.

И все его спокойствие подернулось рябью, как потревоженные воды чистого пруда. Цзинь Линь резко обернулся, вперившись взглядом в лицо главы Цишань Вэнь.

- Мы принадлежим одному поколению, - сухо напомнил он, - и место на состязаниях принадлежит главе Вэнь по праву.

Сперва будут повышаться требования к мелким орденам, затем - их исключат из собраний, потому что их голоса перестанут иметь значение. Несогласные с политикой великого ордена окажутся врагами, и вчерашние союзники не будут вызывать доверия. Так было в самом начале - как только Вэнь Жохань принял место своего отца. Очевидно, к чему все шло, и тем не менее, каждый отдельный шаг не казался ужасным. Укрепление влияния, приумножение заклинательской мощи - звучит безобидно: кто бы не стремился выделиться среди других, привлекая лучших к себе в адепты?..

Ожидаемое стремление любого главы ордена... пока он не начинает считать свою справедливость выше всех прочих.

То, как Ланьлин Цзинь пытался показать свое превосходство над всеми, вызывало у Цзинь Лина вопросы. И не только у него, однако пока за орденом стоял Верховный Заклинатель, его решения считались правильными.

Отпустив все эти мрачные мысли, Цзинь Лин едва слышно вздохнул и заулыбался:

- Двух победителей в соревновании не бывает, Вэй-шушу знает об этом, - он спокойно отнесся к своему поражению, спланированному заранее.

Конечно, Вэнь Сычжуй не был глупцом и понял, что Цзинь Лин особо и не старался - так к чему тогда расстраиваться?..

- Если в Безночном городе объявят лучные состязания, я обязательно приеду поучаствовать, - пообещал он.

Было очень тихо - даже ветер не колыхал травы под ногами. Солнце скрылось за пышными облаками, и Цзинь Лин подумал, как ему не хватает дождя сейчас, который прибил бы все тяжелые цветочные запахи к земле. В этом году в Ланьлин было слишком жарко - настолько, что госпожа Цзинь почти все лето провела в Юньмэн.

- В Юньмэн тоже много лучников, их обучает дядя Цзян. Ты можешь приехать, если хочешь, когда я буду там.

Цзинь Лин был совершенно уверен в том, что ни у кого не найдется возражений. Особенно у Вэй Усяня - он всегда приезжал в начале лета, хотя присутствие Ханьгуан-цзюня в Пристани Лотоса не нравилось главе Цзян. Цзинь Лин старался поменьше думать о причинах этой неприязни.

- И разве в Цишань не хвойные леса?.. Хотя я сам и не знаю.

По мнению Цзинь Лина, северные хвойные леса тоже должны быть приятными. И в них должна водиться характерная нечисть.

- Пойдем отсюда, - предложил Цзинь Лин, которому наскучил однообразный вид запущенного сада, - можем спуститься в город. Просто так.

Походить по случайным лавкам, купить еды. Они будут очень заметными - Цзинь Лин точно будет - однако теперь уже неважно, чем бы они не занялись - один скандал уже заполыхал. Хуже не будет.

Вэнь Сычжуй определенно походил на человека, которого можно склонить к сомнительным развлечениям. Не настолько сомнительным, как кража фиников, но гораздо более интересным, чем сидеть в Благоуханном дворце за чаем.[nick]Jin Ling[/nick][status]we were never young[/status][quo]<hr> <center><b>ЦЗИНЬ ЛИН</b></center> <hr> <center>not everything you touch turns to gold</center> <hr><br>[/quo][icon]https://forumstatic.ru/files/001a/b5/3f/80395.png[/icon]

+1

10

Рассуждать, по праву ли досталась победа тому, кто вообще не должен был оказаться на стрельбище, можно было долго, но факт оставался фактом, и он был очевиден: если не принести извинения главе Цзинь, у сына которого он отобрал славу еще и не совсем в честном поединке, можно нажить очень сильного врага. Если бы это был личный враг, может быть, глава Вэнь и не поступился бы гордостью, но речь шла о целом клане, у которого врагов и без того хватало. Он пожал плечами и ответил на ту часть, с которой не поспоришь.
- К одному. Значит, оставим "главу Вэнь" для церемоний. Моё имя - Вэнь Юань.
Может быть, это было чересчур, но от официального титула уже сводило зубы, а цзы, данное ему Ханьгуан-цзюнем, и вовсе казалось чужим. В Безночном городе некому было звать его Сычжуем, как некому было предаваться заключенной в этом имени тоске о недосягаемом - клан, как и его глава, были заняты вещами куда более приземленными и простыми. Оставалось только имя, напоминавшее о детстве и домашнем тепле, и Вэнь Юань был теперь слышал его слишком редко. Кроме немногочисленных родственников, разве что учитель Вэй продолжал называть его именно так, и сегодняшний день казался как раз подходящим, чтобы это изменить
А глубокомысленная фраза про двух потребителей, наверно, и в самом деле пришлась бы тому по вкусу. Юань скрестил на груди руки, смерил наследника Цзиней оценивающим взглядом и усмехнулся.
- В таком случае, их объявят.
Вряд ли у Ордена найдутся лишние средства, чтобы устроить соревнования такого же масштаба, какой мог позволить себе Ланьлин, но о масштабах ведь речи и не было. Турнир состоится. Вопрос о том, можно ли назвать состязание для двух участников турниром, Вэнь Юань посчитал несущественным. И лжецом себя не чувствовал - ну, во всяком случае, его ложь была не менее безобидной, чем та, которая принадлежала Цзинь Лину:  ведь поддаться на турнире - тоже ложь, не так ли? Так или иначе, они оба имели право на реванш.
На этом бы и остановить мысли о победителях и побежденных, но упоминание Юньмэна и его главы вновь заставило вспомнить о том, о чем и так получалось забыть разве что ненадолго. События пятнадцатилетней давности и те, которые им предшествовали, промелькнули в памяти, бросая на лицо старые тени. И на этот раз дело было даже не в политике. Вэнь Юань мог понять чувства Саньду Шэньшоу просто по-человечески, хотя сам никогда не испытывал выжигающей саму душу жажды мести.
- Глава Цзян поступил очень благородно, поддержав учителя Вэя, когда он заступился за мой клан. У него, конечно, был свой интерес, но это не имеет значения. И всё-таки, думаю, гости по фамилии Вэнь в Пристани Лотоса - это чересчур.
На прогулку в город он согласился с готовностью. Ничего достаточно официального, чтобы нельзя было пропустить, на этот день больше не было запланировано, пиры Вэнь Юаня скорее утомляли, чем развлекали, а просто лечь спать... Это было слишком скучно. К тому же, говорили, что в Ланьлине в дни Советов даже простонародье гуляет до утра, а ему никогда не удавалось увидеть это собственными глазами. Извинения перед главой Цзинь можно было и отложить ненадолго.
А впрочем, даже до наступления ночи было еще дплеко, и народа - и заклинателей, и простых смертных - на улицах в самом деле хватало. Даже молодой господин Цзинь в этой толчее не привлекал к себе такого уж пристального внимания, разве что толпа как будто сама собой расступалась перед ним, но тут же смыкалась за их спинами, продолжая свои дела. Теперь, не беспокоясь о том, услышит ли их кто-нибудь, Вэнь Юань чувствовал себя куда свободнее. Говорили ни о чем, и говорил он намного больше, чем обычно. И даже садово-лесная тема нашла продолжение, когда разговор опять зашёл о землях его клана - неплодородных, но по-своему красивых. Ведь с этого всё и началось несколько веков назад- не с гордыни, но с желания прокормить тысячи ртов, не покидая при этом родные горы. Клану нужны были новые земли, а те, кто возглавлял его, никогда не умели остановиться вовремя.
- Леса слабые и редкие: подземный огонь в Цишань слишком близок к поверхности, да и почва - камень и песок. Деревьям некуда пустить корни. Зато есть горячие источники - настоящие бассейны в скальных ращелинах, которые никогда не остывают. Даже во время снегопадов.
Сейчас, в жаркой долине в середине лета это, пожалуй, звучало не особенно привлекательно. Но Юаню - может быть потому что в нем текла кровь Вэней, а может, из-за чего-то ещё, всегда нравилось то, что было связано с огнем и теплом. Даже нынешняя ланьлинская погода не казалась изнурительной. Зато лето бросало на всё едва уловимый отблеск нереальности и скоротечности, и так просто становилось забыть об официальных статусах, глазея по сторонам и поддаваясь его атмосфере.
Вэнь Юань вдруг остановился, заметив в одном из шатров что-то до боли знакомое, и дотронулся до руки Цзинь Лина, обращая и его внимание.
- Что это? Фейерверки?
Конечно, почему бы и нет. Праздничные ночи нередко украшали фейерверками. Очень долго самые роскошные из них расцветали над Безночным городом, но теперь даже умельцы из Цишань искали покупателей побогаче. Но те, которые лежали под навесом, выглядели не так. Возможно, сделаны местными умельцами. И, наверно, неплохи, но... Всегда нужно стремиться к чему-то большему. Юань посмотрел на наследника Цзиней.
- Можем немного улучшить их. Сделаем поярче.
[nick]Wen Yuan[/nick][quo]ВЭНЬ ЮАНЬ[/quo][icon]https://i.ibb.co/z4t1x08/a1d9dd2f8ac9e93571e9f0cad685d085.jpg[/icon][status]в кривых зеркалах[/status]

+1