17.10.2020. Тайный Санта 2020!!!
11.10.2020. Наконец-то выложены фанты для чтения!
03.10.2020. Настало время выбирать следующую жертву тринадцати вечеров!
30.08.2020. Все фанты перемешаны и отправлены участникам. Приём работ по 30 сентября.
09.08.2020. Немного новостей (и новые фанты!).
28.06.2020. Теперь можно создать свой блог в подфоруме дневников.



«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо




Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Шепот памяти


Шепот памяти

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.ibb.co/pL7wBKv/image.png

Wei Wuxian, Lan Wangji, Jiang Cheng

Время действия: интервал между инцидентом на ночной охоте и приходом в Облачные Глубины.
Начало здесь - ГОЛОСА НА ВЕТРУ

Отредактировано Wei Wuxian (Пятница, 17 апреля 17:14)

+1

2

Стоило ему прикрыть на секунду глаза, как мир вокруг опустился в темноту, на дно того озера в пещере. Вода вокруг была непрозрачной, даже пальцев на руках не видно, только если не поднести их прямо к глазам.
Он погружался всё ниже, пока наконец не оказался лежать прямо на дне, даже не пытаясь бороться, выплыть наверх. Повернув голову набок, он столкнулся взглядом с черными провалами глазниц черепа, а следом с другим. Вода постепенно светлела, позволяя увидеть целую гору мертвецов разной степени целости, кто-то просто скалился на него головой, у кого-то на пальцах были кольца.
Испугавшись этого зрелища, он непроизвольно крикнул, но изо рта только пузыри воздуха вылетели, а лёгкие сжало от лёгкой боли. Оттолкнувшись ногами от дна, он очень быстро поплыл к поверхности воды, но не смог вынырнуть — как будто тонкий лёд покрывал её, который Вэй Ин не мог расколоть, как бы ни бил по нему кулаками в панике.
А потом к нему наклонился мужчина с длинным темными волосами в черной одежде, и сквозь эту тонкую ледяную корку на Вэй Усяня смотрело его собственное лицо.

Кажется, он опять проснулся от крика, на влажной постели, но жар был ночью, сейчас он чувствовал себя лучше. Физически, разумеется.
Вчера ночью был не только жар, и он бы хотел выбросить из памяти события того дня, но выпил недостаточно много, чтобы организм сам это сделал. Оставались надежды, что Лань Ванцзы ничего не помнит, или хотя бы сделает вид. В последнем он был уверен, Лань Чжань не был похож на человека, разговаривающего на такие темы спокойно, но лучше пусть бы он ни о чём не подозревал.

Вэй Ин уселся на кровати и сжал пальцами виски, потом его взгляд наткнулся на кувшин с вином, оставшийся после вчерашнего, и он единым порывом осушил его, хоть нога уже и не болела так.
Кстати, о ноге...
Он стянул с себя одеяло и начал осторожно ощупывать ступню, в конце концов решив, что попросит Ванцзы снять с него повязку, она уже сделала своё дело ночью.
Тем более, это не перелом.

Он нашел на столике посуду с уже холодным лекарством и стал вытирать им липкие следы вина, которые вчера оставил так, не в силах от них избавиться. Намеренно не поднимая в памяти, что там по случайности творил Ванцзы, и как реагировало тело, он закончил с этим и стал одеваться.
Прежде чем бежать, стоило поесть за счёт клана ГуСу Лань, выпить он успел уже изрядно.

+1

3

Ванцзи не мог вспомнить, когда и как он спал этой ночью. Наверняка спал, но сны вспоминаться не хотели, и сам Ванцзи чувствовал нежелание их вытягивать из памяти.
Ученики вернулись вскоре после рассвета, усталые, перевозбуждение, полные впечатлений и гордые. За краткое время им пришлось опросить немалое количество духов, найти к каждому подход и рассудить, как поступить с каждым. В силу своей юности они были бескомпромиссны в суждениях и так же наивно добры в сопереживаниях.  Это был их путь, и пройти его мог только каждый из них сам.
Потом Ванцзи прочтет их отчёты и разберёт каждую мелочь их опыта, чтобы мягко помочь избежать ошибок после, когда рядом не окажется учителей, и старшими станут они сами.
Сейчас же "мудрый Ханьгуан-цзюй" не собирался терять время. В Облачные Глубины они смогут добраться ближе к вечеру, даже после бессонной ночи не стоило задерживаться на отдых дольше, чем на пару часов.
Ванцзи отправил юных заклинателей отоспаться, сам же прошел по деревне, где жители уже приступали к повседневным делам.
Какие бы вопросы ни теснились на языках местных, а облик отчужденного и холодного заклинателя связал им языки. Вместе с тем, неспешно прогуливающаяся фигура в белом оказала на сельчан удивительно благотворное воздействие.  Выбежав из домов, охваченные любопытством и робостью, они несмело толпились по самому краю дороги, провожали Лань Ванцзи взглядами, спохватывались и возвращались к делам с успокоенными сердцами.
Не задумываясь, почему это так, Ванцзи рассчитывал именно на такой эффект. Люди должны были осознать, что ситуация стабилизирована, и угроза предотвращена. А затем – снова заниматься тем, что было предначертано им Небом.

Он вернулся в гостиницу, заказал лёгкий завтрак, взял поднос и поднялся в комнату.

На втором этаже царила благословенная тишина…

Подпись автора

Дневник
эпизоды

+2

4

внешний вид
Гениальная мысль посетила бедовую голову Вэй Ина, когда он стал натягивать на себя штаны, и так и замер, стоя на одной ноге (здоровой), удерживая равновесие.
Сейчас в комнате нет Лань Ванцзи, и когда такая возможность ещё представится, неизвестно… так что он стянул штанину обратно и стал рыться в поисках того платья, что ему отдала служанка. К счастью, одежда была простенькая, премудрости того, как девы одевались, были за гранью понимания Вэй Усяня, поэтому самостоятельно облачиться во что-то сложное у него не вышло бы. Он же не раздевал этих дев, чтобы знать, как там у них всё устроено, а порнографические рисунки не акцентировали внимание на подготовке, больше на самом процессе.

Косметику служанка ему тоже предоставила, поэтому он попытался максимально аккуратно подвести глаза, брови, нанести пудру на лицо, не сделав при этом раскраску висельника, а то по этому отличительно у признаку его раскусят. На взгляд Вэй Ина, он мог бы выглядеть и лучше, с губами вышло что-то совсем ужасное, поэтому он наспех вытер их оставшимися после вчерашней перевязки тканевыми лентами и решил прикрыть нижнюю половину лица веером во избежание. А выйдет на дорогу, уже попроще будет, главное внимание не привлекать.
Осла придется оставить здесь, как ни жаль было расставаться с Яблочком, но животное тоже уже успело стать отличительным признаком, и так рисковать не следовало.

Удовлетворившись внешним видом, он рассовал по рукавам свои немногочисленные вещи, что-то привязал на пояс под юбкой, создавая изгибы, более присущие женскому полу, и прошмыгнул в коридор, на ходу перекусывая принесенными вчера закусками к вину. Не испытывая брезгливости и явно испытывая желудок на прочность, он от безысходности съел всё, что поместилось в руках.
К счастью, та самая служанка попалась ему по пути вниз, не сразу опознала в странного вида девушке вчерашнего щедрого господина со странными увлечениями, но помогла выбраться из гостиницы незамеченным.

Решив не рисковать, Вэй Усянь сразу взял крен в сторону подальше от главной дороги деревни, и какими-то окольными путями и огородами добрался до выезда из этого места. Бросив прощальный взгляд на деревню и пообщав вернуться потом за Яблочком, когда всё немного утихнет, он, прихрамывая на одну ногу и накинув плащ с капюшоном посильнее на лицо, двинулся в сторону, обратную дороге в ГуСу. Вот только столкнуться с кем-то из адептом или не приведи Небо самим Лань Чжанем ему не хватало.
Через несколько часов, пока Вэй Ин попеременно то шел, то отдыхал подальше от дороги, но больше отдыхал, ему попался торговый караван. Несколько повозок, в одной из которых пожилой уже торговец с молоденькой дочерью согласился взять с собой попутчицу, были отличным прикрытием — одинокий путник привлекал к себе больше внимания.

На вопросы он старался не отвечать, старательно повышая голос, чтобы походить на женский, но любопытство не было отличительной чертой его попутчиков. Вот только юная дева, дочь торговца, явно прониклась неумелой попыткой Мянь-Мянь (а именно это имя первым пришло в голову Вэй Ину) сделать себя красивой, поэтому через какое-то время мужчина обнаружил себя сидящим перед ней, пока дева поправляла его макияж. Кажется, она искренне верила в то, что даже такая как Мянь-Мянь с грубыми чертами лица и низким голосом, может стать красавицей, если ей немного помочь. Осмотрев себя после такой процедуры, Вэй Усянь одобрительно хмыкнул, если раньше его ещё можно было посчитать переодевшимся в женское платье, но размалевавшимся неумело, то сейчас по лицу он напоминал страшненькую, но всё-таки деву. Если темно и не сильно приглядываться, конечно.
Веер всё ещё спасал, прикрывая челюсть, но губы уже реалистично были подкрашены.

На что только не пойдешь, чтобы сбежать от приставучего Лань Ванцзи! Даже на такие вот переодевания.

И хоть по планам Вэй Ин собирался расстаться с караваном у следующего городка, сбыться им не удалось.
Он как раз дремал, прикрыв лицо сверху веером, когда повозка вдруг резко остановилась, а вокруг послышались обеспокоенные и испуганные крики людей.
Высунув голову наружу, он не сразу понял, что именно творилось в темноте посреди дороги, но машинально стал рыться в мешочке в поисках защитного заклинания.
Но не успел вытащить ни одного, как запряжённая в повозку лошадь вдруг заржала в ужасе, встала на дыбы и попятилась назад.
Не ожидавший такого от животного, Вэй Усянь неловко вывалился из повозки прямо на дорогу, увернулся от кого-то убегающего и желающего его растоптать, чуть не попал под копыта ещё одной лошади, и в конце концов залез под повозку, по резкой боли в ноге поняв, что явно на что-то напоролся в процессе.

Что случилось, было неясно, но ощущение темной энергии не давало расслабиться, она ощущалась в воздухе. Значит, не какие-то бандиты выпрыгнули из леса, а что-то посерьёзнее. Ни одного заклинателя ещё в округе, как назло. Вэй Ин уже привык ощущать себя в безопасности за спинами, а точнее спиной одного нефрита из Ордена ГуСу Лань, да и трезво оценивал свои силы. Если в прошлом он и без Ядра мог дать жару многим, то сейчас не собирался привлекать к себе внимания.
Но крики невинных людей заставляли чувство справедливости клокотать в груди, и в конце концов Вэй Ин выкарабкался из под повозки на помощь, не обращая внимания на то, что всё ещё был в платье.
Разве это помеха для заклинателя?

Отредактировано Wei Wuxian (Пятница, 17 апреля 18:53)

+1

5

Цзян Ваньин отдыхал в придорожном трактире (лучшем! — как его заверили, единственном — по факту). Вернее, он ждал новостей и отчаянно боролся с мигренью. Координирование ночной охоты было прямой обязанностью любого главы клана. Но то была ночная охота, которую организовал любимый племянничек, а посему стала личной ответственностью и причиной головной боли Цзян Чэна.

И не единственной причиной, надо сказать.

Вторая причина просто выворачивала его наизнанку, так что сохранять спокойствие становилось весьма проблематично.

Вэй Ин. Воскрес. Каким-то образом заполучил новое тело. Каким-то образом избежал изгнания из этого самого тела — Цзы-дянь не мог подвести. А теперь Вэй Ин ускользнул, снова ускользнул из его рук. Как песок. Как вертлявая речная форель. И снова натворит какую-нибудь дрянь. Если его не остановить.

Цзян Чэн потёр переносицу, стараясь мыслить рационально. В компании Лань Ванцзы, возможно, брат будет под надёжной охраной... Ха, да, брат, возможно, и будет. Но не окружающие. Уже появился Призрачный Генерал — доселе объявленный уничтоженным. Уже творилась какая-то чертовщина. Оживали статуи в храмах, ползали недобитые, сильные как тот вол, призрачные руки.

Цзян Чэна терзали предчувствия и бессилие. Не мог же он по пятам следовать за делегацией из Гу Су, чтобы подкараулить момент и выкрасть у них Вэй Усяня?..

— Господин Заклинатель! Глава!  — в дверь его комнаты затарабанили.

Цзян Чэн поморщился от шума, поставил на стол чашу с успокаивающим отваром.

Вот и он, сигнал от адептов.

<...>

Это был небольшой караван. Несколько повозок с товарами, охрана и мирные торговцы. Ни одного заклинателя, понятно дело.

Повезло, что адепты Юньмэн болтались по лесу неподалеку. Повезло, что глава Цзян ужесточил тренировки и так вышколил юных бойцов, что они мигом ринулись на помощь и действовать начали правильно, не тратили время на размышления.

Глава Цзян явился под занавес, успел лишь с высоты полюбоваться, как вчерашние детишки методично добивают нечисть.

Он спрыгнул с Саньду, лёгким жестом возвращая оружие в ножны и, не сбившись с шага, двинулся меж повозок. Хорошо. Вот Цао Бинь с помощью талисмана успокаивает лошадь. Двое адептов спешно перевязывают раненного старика-торговца, положив его на уцелевшую повозку.  Ван Сяо, старший в группе, бежит к нему отчитаться об успешной охоте. Вдалеке кто-то из молодёжи спорит с девицей в красном.

— Убитые? — немедленно вопросил Цзян Чэн, стоило Ван Сяо склониться в поклоне.

— Убитых нет, Глава Цзян! Ранено пятеро — три охранника каравана,  торговец и  девица, — за горделивые нотки в голосе следует пожурить, но зачем? Глава и сам горд своими людьми.

— Отлично сработано, — от похвалы адепт слегка краснеет ушами и кланяется ещё ниже. — Сопроводите караван до ближайшего поселения.

— Слушаюсь, Глава!

Пожалуй, следует потолковать с этими торговцами. Чего им днём не путешествуется? Ищут неприятности? Пока он выполняет намерение и шагает к старшему (раненному) торговцу, голоса адепта и девицы становятся громче. Цзян Чэн морщится неприязненно — достали так орать. Что там у них стряслось? Прилепил бы печать ей на лоб, как той лошади, чтобы угомонилась...

Старик пытается поклониться, благодарит и даже смахивает слезу с щеки — "юные господа заклинатели" спасли его дочь и он "так благодарен, что жизни не хватит..."

Пусть и Глава, Цзян Чэн по-прежнему испытывает неловкость, стоит только старшему вдруг начать бить поклоны. Он подхватывает локти старика, сам склоняет голову, скупо кивая в ответ, просит быть осторожными.

Едва стоит обогнуть опрокинутую повозку (товары рассыпались и парочка охранников споро пытается починить отлетевшее колесо), голос девицы в красном становится ещё пронзительнее.  Она болтает без умолку , что главе приходит дурная мысль, если это — дочь старика, то лучше бы и не спасали, право слово... вот балаболка.

Он подходит ближе, наблюдая как вытягивается лицо юного адепта, как он краснеет и зеленеет, а потом замечает главу, ойкает и поспешно отскакивает от девицы. Будто непотребством каким занимался. Приходится сделать усилие, чтобы не закатить глаза.

— Что тут происходит? — мрачно интересуется Цзян Чэн, глядя на повернувшуюся к нему болтушку. Успевает заметить заляпанную в крови ладонь и разодранный рукав. Ван Сяо сказал — раненых пятеро. Для порядка приходится поинтересоваться. — Мои адепты были неучтивы, дева? Вы в порядке?

+2

6

Пустая комната дохнула в лицо эхом бессчетных лет одиночества.
Лань Чжань не позволил памяти занять место  мгновения "сейчас".  Он чуть нахмурился, оглядывая комнату бегло, но внимательно. Вэй Ин откровенно не хотел ехать в Гу Су, и вполне понятно, что он использовал момент для бегства. Всё тот же упрямец!
Беспокойство и досада на его характер не раздражали – они согревали сердце, как бы ни удивительно было это противоречие.

Лань Ванцзи вызвал слугу, чьим заботам была поручена их комната, расспросил его, но безрезультатно. Не желая терпеть неточность и тратить время на лишние разговоры, он послал не слуг, а молодых адептов выяснить на конюшне и на противоположных выездах из деревни, когда забрали Яблочко и в какую сторону направился его хозяин. Яблочко был по-прежнему в конюшне. Жители при въездах в деревню не видели, чтобы чужак ее покидал.
Возможно, Ин-сюн решил обследовать окрестности и узнать, не задержался ли поблизости ещё какой беспризорный или опасный дух? Тогда он может быть где-то близ стен деревни и не уходил далеко...

Логика выдвинула такую возможность, но иное чувство подсказывало Лань Чжаню, что ушлый непоседа просто сумел незаметно удрать.
Вряд ли, если он собрался держаться подальше от Гу Су, Вэй Ин движется по той же дороге, какой они собирались отправиться этим днём. Оставались – дорога по другую сторону деревни и поворот на перекрестке в обратном направлении, откуда они вчера пришли.

Возможность полета Ванцзи исключил сразу. Духовных сил Мо Сюанюя было бы недостаточно, чтобы далеко улететь на мече, да и меча при нем не было. Какая попало железяка в форме меча из деревенской кузницы тоже не послужит заменой духовному оружию. Всё, чем он располагал, – флейта из стебля бамбука, и та нуждалась в изрядной доработке.
Но хотя бы перед дорогой он поел, что подтвердил тот же слуга-подавальщик чая.
В способностях к инедии тела, что вмещало теперь душу Ин-сюна, Лань Чжань позволял себе глубоко сомневаться.

Ученики приступили к запоздалому завтраку, чтобы потом продолжить путь в Гу Су, а Ванцзи уточнил у местных уже совсем иной вопрос: покидал ли сегодня деревню вообще кто-то, им незнакомый?
Девушка?..
Если бы Ванцзи позволял себе аффектации, он хлопнул бы себя по лбу. Вэй Ин, это ведь Вэй Ин, со всеми своими нелепостями!
Теперь он был уверен, что погоня будет недолгой. Девушка, идущая пешком, одна, – фигура заметная. Если даже Вэй Ин не ввяжется в очередное безумство, неприятности найдут его сами. Одинокая путница – лёгкая добыча, как могут счесть не только разбойники, но даже не слишком разборчивые селяне. Нравственный облик черного люда бывал нравственным лишь в пределах, где за ними следили глаза соседей.
Ин-сюна следовало догнать прежде, чем он возьмётся преподать местным невежам урок хороших манер. В неблагий момент такой урок мог стать для несчастных последним.

..однако найти "деву в беде" в считанные час-другой не получилось. Её жертв тоже на дороге не попадалось, что уже можно было считать добрым знаком, но Ванцзи заставила задуматься скорость передвижения беглеца. Пешком Вэй Ин не исчез бы из окрестностей так быстро. Он заглянул в пару сёл, видневшиеся с дороги, – и, наконец, кто-то вспомнил про повозки торговцев.
Но именно в этом селе Ванцзи пришлось задержаться. Деревенский бык, уже совсем старик, которого собирались заменить только что купленным вскладчину общиной молодым производителем, обрёл долю сознания и теперь решительно не собирался идти на убой. На убой попали двое крестьян, пытавшихся с ним совладать, и в своей вполне понятной ярости сейчас держал в страхе дальний конец деревни. Жители не смели выйти из домов, а те, кто был вне села, не решались возвращаться.

Как бы ни спешил Ванцзи, он оказался перед молящими о помощи и не мог нарушить правило своего ордена о милосердии.
Это заняло ещё почти две курительные палочки его времени.
Когда Ванцзи снова встал на меч, чтобы отыскать торговый обоз, уже смерклось.

Подпись автора

Дневник
эпизоды

+2

7

- Да я же сказала, всё со мной в порядке! - от адепта Юньмэн Вэй Усянь чуть ли не веером пытался отбиваться, но не тут-то было, как пиявка прицепился же!

Когда он выбирался из-под повозки, исполненный желания помогать несчастным людям, то совершенно не ожидал, что будет не первым, кто вступится за простых торговцев. Но когда на нечисть бросились адепты в одеждах клана, до боли знакомого Вэй Ину, он решил, что теперь уже Цзян Чэн его преследует. Ну не могло же быть это простым совпадением?
Не могло же?

Как оказалось, могло. Среди защитников, быстро и четко, так что Вэй Усянь мысленно порадовался, что Орден Юньмэн Цзян остался в таких хороших руках, как у Цзян Чэна, самого главы не было. Значит, просто паранойя разыгралась после недавних событий, слишком уж много знакомых оказывалось рядом, стоило только вновь зашагать по этому миру, пусть и в чужом теле.

Но кто же знал, что адепты будут так упрямы и настойчивы в своих попытках помочь раненой деве? Вэй Усянь уже сто раз пожалел, что отправился в путь именно с такой маскировкой, а не просто вымазал себе лицо грязью и прикинулся нищим. Но вдруг бы Лань Ванцзи его всё равно нашел? И привязался же к нему!
Зачем какой-то Мо Сюаньюй понадобился такому человеку, как Ханьгуан-цзюнь, Вэй Усянь до сих пор не мог понять, но та настойчивость, с которой мужчина его разыскивал, не вызывала сомнений - Лань Ванцзи что-то взбрело в голову, и естественно, он не собирается этим делиться со своим пленником.

В голове зачем-то вспыхнули в красках воспоминания о том странном пьяном случае после купальни, и Вэй Усянь залился краской, насколько это было возможно при том количестве косметики, которую на него нанесла дочка торговца, чтобы помочь "Мянь-Мянь".
- Да как ты смеешь тянуть ко мне свои руки! Я же сказала, что всё в порядке! Это просто царапина! Или ты хочешь посмотреть на мои ножки, похотливое животное? Я не дам тебе трогать мою руку, и ладошки не дам! - пытался отвадить от себя адепта Вэй Ин, но тот хоть и бледнел, не отставал и пытался убедить "деву", что он обязан оказать помощь, что это не похоже на царапину, вся рука в крови.

Вэй Ин и сам знал, что это не просто ссадина, но не собирался здесь задерживаться, так что продолжал поносить адепта и обзывать его недостойным звания заклинателя, а сам пятиться назад, чтобы выгадать момент и рвануть в кусты.
Но его планам, к сожалению, сбыться так и не удается. Вэй Усянь вовремя замечает, как меняется выражение лица адепта, тот буквально отпрыгивает, убирая тянущиеся уже к платью загребущие ручонки, поэтому на всякий случай замирает, прикрыв лицо веером.

— Что тут происходит? - от раздавшегося за спиной голоса Цзян Чэна, Вэй Усянь непроизвольно обернулся, чтобы удостовериться, что уши его не обманывают. Кому он так насолил в прошлой жизни, что теперь опять чуть не оказался в руках главы Ордена Юньмэн Цзян? Разве мало он пострадал в обществе Лань Ванцзи, чтобы опять вернуться к тому, от чего сбежал?
Он не знал, что отвечать, и чуть не выдал себя в панике, как следующий вопрос расставил всё по своим местам.
— Мои адепты были неучтивы, дева? Вы в порядке?

Дева... Значит, его маскировка пока мешает Цзян Чэну опознать Мо Сюаньюя, которого тот увидел, кажется, первый раз в своей жизни тогда на горе Дафань?
Вэй Усянь поклонился, не обращая внимания на то, как заныла спина, будто вспоминая, как пришелся по ней удар Цзыдяня.

- Я в порядке, вот только ваш адепт меня не слушает, - продолжил свою линию поведения Вэй Ин, но немного сбавил тон и попытался придать ему большей учтивости.
- Я говорю ему, что это просто царапина, а он хочет оказать помощь... Но это же недопустимо, чтобы он прикоснулся ко мне, я же себе мужа не найду, если такое случится! Подумайте об этом, что может быть у такой бедной девушки, как я, кроме её чести?!

"Бедная девушка" замолчала, агрессивно обмахиваясь веером и пытаясь прикрыть тело в местах, где платье порвалось.
Ну давай уже, проваливай, я сам справлюсь дальше!
[icon]https://i.imgur.com/xZrRDto.jpg[/icon]

Отредактировано Wei Wuxian (Среда, 19 августа 19:11)

+2


Вы здесь » The Untamed » Магистр дьявольского культа » Шепот памяти