Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Пэй Мин, Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » au. Stand on the Horizon


au. Stand on the Horizon

Сообщений 91 страница 92 из 92

1

http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/83/588702.png
Liu Qingge◼ ◼Shen Yuan
I stand on the horizon
I want to step across it with you
But when the sun's this low
Everything's cold
On the line of the horizon

[icon]https://i.ibb.co/smRBQzt/556.png[/icon][nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber [/status][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Все в нашей жизни подвержено движению маятника - то ты вверху, то стремительно летишь вниз, только для того чтобы через какое-то время вернуться в точку, с которой начал. Шэнь Юань удостоился радости аж двух начал, разделив свою жизнь на роковое "до" и "после". Чем же закончится книга в этот раз?

+1

91

[block=hvmask][nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]
В непреподъемном романе Сян Тянь Да Фэйцзи огромное количество информации, детально описана каждая из цветущих сестричек гарема главного героя. Особенностям их внешности выделяется не менее тысячи слов на каждую деталь, отдельно выделяются чувствительные стороны, затем предпочтительные цвета и одежда. Таким же многословием обрастает каждый цветочек, который герой срывает, беспечно шагая по тропинке. Зато мужским персонажам, соперникам и просто героям второго плана отводится едва ли пару слов. Из оригинала романа Шэнь Юань только и знал, что Лю Цингэ невероятно талантлив. Первым поразительным открытием, против которого он ничуть не возражал, стала внешность Бога Войны, скорее подходящая утонченному благородному красавцу. В последующие годы Шэнь Юань узнавал еще больше о шиди, и порой вел себя как восторженный фанат, бесстыдно и восхищенно пялясь, уйдя при этом с головой в свои мысли. Теперь о Лю Цингэ ему было известно достаточно, чтобы с уверенностью сказать, что тот непременно сделает именно то, на что нацелился, пусть даже это вытряхивание кого-то из одеяла. 

Шэнь Юань не питал никаких надежд на удачное завершение сражения, едва почувствовал уверенные движения Лю Цингэ в свою сторону. В мире заклинателей Шэнь Цинцю тоже был достаточно талантлив и упрям, чтобы сформировать золотое ядро, держать себя в форме и быть одним из самых сильных представителей своего поколения. Получив в наследство его прекрасное тело, можно было рассчитывать хоть как-то противостоять неистовым атакам Лю Цингэ во время тренировок, пусть даже выдержать получалось лишь пару секунд. В этом мире ситуация была куда более плачевная. Судя по всему, талант и упрямство сохранились за шиди, наградив его отличными данными уже на старте. С самого начала Шэнь Юань успел отметить прекрасную фигуру Лю Цингэ, не слишком громоздкую, как у борцов в полутяжелом весе, но крепкую. Он все еще выглядел как благородный уточненный господин, крепкие покатые плечи которого еще пока по-юношески сухи и костлявы, но уже дают общее представление о том мужчине, которым он вскоре станет. Такой же гибкий, как ивовая лоза, Лю Цингэ уже был достаточно силен, чтобы тягаться с профессиональными спортсменами мирового уровня. Ничего лестного в таком же ключе о себе Шэнь Юань сказать не мог. В какой-то момент бумажные люди стали для него ближе и дороже настоящих, все как-то поблекло, ушло на второй план. Временами он забывал поесть, забывал лечь спать, забывал сходить в магазин. Он был худым и немного растрепанным, но находил в себе скрытые резервы, чтобы подняться по лестнице домой, зачитавшись очередным романом. 

Цепляясь мертвой хваткой утопающего человека за край одеяла, Шэнь Юань постепенно сдавал позиции, чувствуя, как выскальзывает ткань. Сопя и отдуваясь, он никак не мог придумать, чтобы можно было сказать такого, чтобы спастись. В романах тоже бывали такие ситуации, но разрешались они всегда сами по себе, внешними воздействиями, помогая героям избежать неизбежной неловкости. Прямо сейчас ему бы хотелось потерять сознание, уйти куда-то в кому на пару лет, заболеть очень редкой болезнью и попасть в больницу, провалиться сквозь бетон вместе с кроватью. Ничего такого в реальном мире произойти не могло, а других идей пока не было. Он сознательно тянул время, хватаясь за последние крупицы своего достоинства, надеясь на чудо. Рассчитывать было на что, потому что утренние проблемы обычно не стойки и пропадают, стоит только открыть глаза и немного прийти в себя. В этот раз, видимо, было особенное отличие, от которого дела стали только крепче. Лишившись последней своей защиты, Шэнь Юань тут же это понял, столкнувшись взглядом с Лю Цингэ. 

- В душ, - хрипло выдавил из себя Шэнь Юань, - было бы неплохо. 

Надеясь на временную недееспособность шиди, Шэнь Юань резко метнулся в ванную, занимая ее не более чем минут на двадцать. За это время он успел привести себя в порядок, а заодно понять, что именно его ожидает потом. Пустота. Пустая квартира, может быть записка на кухне “срочно нужно было уйти”, потом такие же сообщения о том, что нет времени, дела и тренировки. Вот и все. Не так давно, почти что в прошлой жизни, тишина и пустота были его лучшими друзьями, они наполнялись образами и давали жизнь, но теперь вернуться к этому казалось чем-то ужасным, непреодолимым. Одиночество переносится неплохо, когда к нему привыкаешь, а вот возврат в него болезненно отдается в сердце и больше хочется умереть, чем жить так. Шэнь Юань и не подозревал, что за последнее время Лю Цингэ стал для него тем самым живым человеком, причиной ради которой хочется выходить из дома с надеждой на встречу, и хочется возвращаться с верой в хороший вечер. Выбравшись из ванной, он уже приготовился именно к пустоте.

+1

92

Горный лорд пика Байчжань был человеком высокодуховным, дни и ночи посвящающим либо своему самосовершенствованию, либо уничтожению монстров и демонов, которые так любили досаждать простым людям и менее боевым, чем он, заклинателям. Он тренировался долгими изнуряющими часами, месяцами медитировал, появляясь на собственном пике настолько редко, что каждый такой приход ученики воспринимали с энтузиазмом, пока не вспоминали, чем для них конкретно это грозит.

Лю Цингэ не был сторонником интриг и сплетен, которые так любили плести его коллеги или ученики других пиков. Простой в общении и своих мыслях, он, тем не менее, не был глупым и понимал, чем занимаются мужчина и женщина за закрытыми дверями на общей постели. Горного лорда, хотел он того или нет, просвещала его младшая сестра, с поразительной настойчивостью подсовывавшая брату среди книг по совершенствованию томики с иным содержанием. Лю Цингэ возмущался, плевался, но как бы он ни пытался увернуться от этих знаний, что-то на него всё-таки налипло. Просвещение Лю Цингэ в этом мире было гораздо более простым благодаря общению со сверстниками и наличию интернета. В общем, полным невеждой он не был, но при этом ни в одном из миров теоретические знания он не подкреплял практикой.

Взгляд юноши столкнулся с полными священного ужаса глазами Шэнь Юаня. Пара секунд тишина казалась просто оглушающей, прежде чем оба парня снова пришли в движение. Один резко поднялся с кровати, заявляя, что ему действительно нужно в душ, а второй оглянулся, поджимая губы и даже не пытаясь скрыть румянец, который предательски залил ему щёки и шею. С одной стороны Лю Цингэ понимал, что такое - утренняя реакция молодого организма, и сам нередко с ней сталкивался. С другой - было что-то в реакции Шень Юаня такое, что заставило бывшего горного лорда смутиться и запоздало выпустить отвоёванное одеяло из своих рук.

Вскоре из ванной раздался звук льющейся воды, и Лю Цингэ окончательно пришёл в себя, поднимаясь с кровати и педантично заправляя её. Он на удивление быстро осваивался в чужой квартире, после небольшой уборки в комнате перебравшись на кухню и начав сооружать полезный, но лёгкий и быстрый завтрак. Мысли Цингэ то и дело возвращались к его шисюну, который не спешил покидать ванную. Может, тонко намекал, что его шиди после утреннего происшествия стоит уйти, и великодушно давал ему на это время? Наверное, кто-то другой именно так и поступил бы, но Лю Цингэ не был бы собой, если бы бегал от непростых разговоров или собственного смущения.

К тому же ему действительно хотелось остаться здесь.

Когда шум воды прекратился, на столе уже стояли кружки со свежесваренным кофе и тарелки с поджаренными ломтиками хлеба и омлетом. Лю Цингэ как раз заканчивал делать лёгкий салат из тех овощей, которые принёс накануне, когда его шисюн появился в дверях кухни. Бывший бог войны окинул его взглядом, оценивая, насколько здоровым он выглядит, и невольно для себя задерживаясь взглядом на чужом паху.

- Даже не думай, что мы уйдём без завтрака, если ты долго мылся. Садись, я сейчас быстро умоюсь и присоединюсь к тебе.

Он кивнул на накрытый стол и ультимативно поставил перед Юанем миску с салатом, всем своим видом намекая, что лично проконтролирует, чтобы его друг не остался голодным.

+1


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » au. Stand on the Horizon


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно