Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Пэй Мин, Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » au. Stand on the Horizon


au. Stand on the Horizon

Сообщений 61 страница 81 из 81

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/83/588702.png
Liu Qingge◼ ◼Shen Yuan
I stand on the horizon
I want to step across it with you
But when the sun's this low
Everything's cold
On the line of the horizon

[icon]https://i.ibb.co/smRBQzt/556.png[/icon][nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber [/status][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Все в нашей жизни подвержено движению маятника - то ты вверху, то стремительно летишь вниз, только для того чтобы через какое-то время вернуться в точку, с которой начал. Шэнь Юань удостоился радости аж двух начал, разделив свою жизнь на роковое "до" и "после". Чем же закончится книга в этот раз?

+1

61

[nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Негласный запрет на полеты сыграл с ним дурную шутку. Встав на меч впервые в день собрания школ, Шэнь Юань вместо удовольствия от красивого парения получил целый набор неудобств, столкнувшись лицом к лицу с неприятной действительностью. В романах о заклинателях они летали на своих мечах как супермены, заставляя просто люд вскидывать лица к небу выкрикивая “это птица? Это... другая птица? Нет, это Супер Заклинатель!”, а в реальности получалось иначе. Поднявшись повыше, Шэнь Юань столкнулся с порывистым ветром, который разметал его волосы, чуть было не свалив боковым ударом на землю. Полы ханьфу полоскались, ударяя по ногам, громко хлопая, веер едва удерживался в руках, холодок пробежался по коже. Всего через пару минут такого полета Шэнь Юань почувствовал дурноту, его замутило от непривычного смещения горизонта, захотелось вернуться к солидной твердой земле. Прошло довольно-таки много времени после собрания, когда он решился немного потренироваться, укрывшись от любопытных глаз. Система таинственно молчала, перестав начислять и вычитать баллы. Выбрав время, когда никто не преследовал его, таинственно вздыхая, Шэнь Юань отошел как можно дальше и взгромоздился на меч, отрабатывая для начала сиятельные позы, способные восхитить любого праздного наблюдателя. Пробуя встать то так, то эдак, выкидывая вперед руку, хмуря брови, выкрикивая волшебные слова, он обретал чувство баланса, потихоньку вливая в меч энергию. Никто действительно не мешал ему, пока шум бамбука не возвестил о появлении гостя. Намереваясь как можно грациознее спрыгнуть с меча, Шэнь Юань запнулся за подол и вместо правильного завершения олимпийской программы с красиво воздетыми руками и прямыми ногами, шумно грохнулся лицом вниз. Приходя в себя после падения, он услышал самый неожиданный голос над собой, принадлежащий Лю Цингэ. После недолгого обсуждения, за время которого Шэнь Юань чуть было не сгорел со стыда пред грозным ликом самого совершенного лорда, удалось уговорить не обращать внимания на это неловкое событие. Более того, великий и ужасный как-то очень легко поверил в уже набившую оскомину байку о яде, который не дает быть изящным прямо всегда, и даже почти сам предложил подбросить до дома. Наверное, этот полет был самым первым из тех, удовольствие от которых сохранилось в сердце с теплом. Шэнь Юань ухватился за талию Лю Цингэ, держа приличное расстояние, но уже после резкого подъема с земли позабыл о приличиях, притиснувшись плотно к надежной спине, положив подбородок на его плечо. Оказывается, можно наслаждаться видами, когда держишься за кого-то. Путешествие закончилось разочаровательно быстро. 

Быстро закончился вечер. 

Шэнь Юань уже чувствовал на языке горечь расставания, предвкушая прощание. Конечно, стоило почаще напоминать себе о том, что это другой человек, со своим набором воспоминаний, своим характером, своей жизнью. Переводить образ из прошлого будет как минимум нечестно по отношению к Лю Цингэ. Так он себе и думал, доставая из шкафа запасной матрас. 

- У меня есть матрас, могу постелить на пол, - заявил он, проходя в комнату и уже расстилая дополнительный комплект стихийного спального места. 

Вывалив поверх матраса еще и одеяло, он застыл посреди небольшой комнаты, наблюдая за проделанной работой с гордостью. 

- А? - Обернулся он на голос, пытаясь уловить смысл сказанного. - О, конечно, - подавленно кивнул он, - ты можешь пройти в общежитие, если тебе неудобно.

Тут же мысленно отругав себя за наивность, Шэнь Юань поторопился заняться внезапно свалившимися домашними делами, чтобы Лю Цингэ случайно не увидел его разочарованного лица. Сложив вместе кончики простыни, уложив сверху полотенце и комплект свежей одежды на ночь, он вернулся на кухню чтобы прибраться и там.

+1

62

Лю Цингэ отстраненно наблюдал за тем, как Шэнь Юань готовит на полу импровизированную постель для него. Грело душу то, что новый знакомый парня даже не пытался выпроваживать его, скорее, напротив - уговаривал остаться, мотивируя тем, что общежитие уже закрыто, сестра спит, а здесь, пусть и в небольшой, но уютной квартире для них обоих хватит места.

Почему-то он был уверен, что Шэнь Юань так же сильно, как сам Лю Цингэ, не хочет необходимого расставания. Наверное, он возомнил о себе слишком много, но парень был почти уверен, что разглядел тень разочарования на лице Шэнь Юаня, когда Лю Цингэ постарался настоять на своем уходе.

Нет, он тоже этого не хотел.

Он так и остался стоять в комнате, хмурясь своим мыслям, разрываясь между тем, что правильно, и собственным желанием остаться. Лю Цингэ почти физически ощущал потребность быть рядом с Юанем, именно его нахождение здесь казалось самой правильной вещью на свете. Словно все остальное было фальшивкой, не стоящей их внимания.

Взгляд юноши скользнул по полкам, уставленным комиксами, толстыми томиками новелл и фигурками различных персонажей. Нахмурившись, Лю Цингэ неспешно подошёл к стеллажу, смотря на фигурку воинственно выглядящего заклинателя, бесстрашно обнажившего свой меч навстречу невидимой опасности. Его длинные черные волосы были убраны в высокий хвост, который, как и белоснежные полы ханьфу, застыл после порыва ветра. Казалось, что стоит моргнуть, и фигурка оживет, маленький заклинатель продолжит свой бой.

Неприятная боль сдавила его виски, и Лю Цингэ пошатнулся, хватаясь пальцами за полку и нечаянно сбрасывая на пол ту самую фигурку. К счастью, маленький заклинатель упал аккурат на расстеленный матрас и никак не пострадал. Игрушечный меч все так же продолжал указывать на только одному ему известную опасность, пока сам Лю Цингэ усиленно боролся с внезапным приступом мигрени. Такого раньше не было. Ни до той непонятной комы, ни во время, ни после. Крепко сжимая пальцами полку, он пошатнулся, но устоял, не позволяя себе быть слабым.

Ведь однажды он уже допустил промах, не справился, и это повлекло смерть. Его, Лю Цингэ, смерть.

Наверное, он шумел слишком громко, потому что в следующий миг парень увидел перед собой обеспокоенное лицо Шэнь Юаня и осознал, что уже сидит на его кровати. Боль понемногу отступала, комната переставала крутиться перед его глазами. Хмурясь, Лю Цингэ медленно наклонился, не рискуя совершать резких движений, и поднял с матраса ту самую фигурку. Сходство не было совершенным, образ заклинателя складывался из скудного описания, данного в книге. И только ограниченный круг лиц, пожалуй, мог с уверенностью сказать, как герой выглядел на самом деле.

- Шэнь Цинцю... - Лю Цингэ продолжал хмуриться, смотря на фигурку в миниатюре, которая хоть и была горным лордом, но не тем, имя которого он сейчас назвал. Парень перевел взгляд на Шэнь Юаня, чье лицо по бледности сейчас могло конкурировать только с его собственным. Что это было? Видение как у Минъянь? Может, это какое-то генетическое заболевание, и вскоре он тоже станет жить на две жизни: прошлую и настоящую? Или все это время это все было реальностью? И это не Минъянь, а они, забывшие прошлое, были глупцами и безумцами?

- Это ведь ты, да..? Шэнь Цинцю? - он не был уверен и был готов к тому, что сейчас ему скажут, что он сошел с ума. Но Лю Цингэ смотрел на своего знакомого с надеждой, что, если он и обезумел, то не один.

+1

63

[nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Он выглядел растерянным и затравленным, на бледном лице губы стянулись в линию. Пальцы оглаживали коллекционную фигурку, что оказалась на полу следом за первой, а теперь покоилась в его ладонях. Перепуганный взгляд все не мог оторваться от Лю Цингэ, выискивая в давно знакомых чертах новые детали. Зачем он задавал такие вопросы? Да и вопрос ли это? Шэнь Юань улыбнулся обескровленными губами, тряхнул головой и опустил глаза. 

- Так значит, ты тоже?.. - Тихонько произнес он, вздохнув и бросив взгляд на полку с печатными изданиями “Пути”. 

Повисла тишина, разбиваемая звуками оживленного большого города, который давил своей монолитностью, делая незначительным почти все, что происходило в серых однообразных сотах домов. Где-то была другая жизнь, которая осталась в далеком прошлом и больше не вернется, останется лишь напоминаниями, выскакивающими невпопад. Шэнь Юань сбросил с себя оцепенение, поведя плечами и сделав несколько глубоких вдохов. 

- Лю Цингэ, - печально улыбнулся он, положив ладонь поверх его ладони, держащей фигурку, - так значит, ты тоже прочитал этот роман? 

Он сделал усилие над собой, заставляя себя без дрожи взглянуть в глаза шиди. Шэнь Юань так же был растерян и сбит с толку, хватаясь разумом хоть за какую-то видимость порядка. Можно же делать небольшие шаги, вместо того чтобы упасть в озеро с причала. Сейчас он даже не играл, не прикидывался, а просто нашел прекрасный выход, когда можно было продолжать безопасно жить. 

- Итак, какая часть тебе не понравилась больше всех? Может, бесконечные страдания Ло Бинхэ? Может, бесконечная глупость злодеев? Может, озабоченность молодыми девицами? - С каждым словом он оживал, переставая быть блеклой тенью, словно возвращая себе краски. - А что думаешь обо всех этих лордах и самой школе? 

Оригинальный сюжет не предполагал задерживаться на школе, но Шэнь Юань уже позабыл про это, вспоминая о том, чего никогда не было в романе. 

- Чай на веранде жарким летом освежает лучше всего, - поднося ко рту ладонь, он привычным жестом укрыл свою мечтательную улыбку, - прекрасные закаты в тишине бамбукового леса. 

Забрав фигурку из рук Лю Цингэ, Шэнь Юань соединил обоих заклинателей в своих ладонях. 

- Ты его любишь? - Он кивнул на одного из них. - Шэнь Цинцю твой любимый персонаж? Разве он не злодей? Он всех обманывал, предавал, лицемерил. Что же в нем хорошего? 

Шэнь Юань вздохнул, рассматривая фигурки.

+1

64

"Ты тоже..?"

Сердце пропустило один удар, Лю Цингэ распахнул глаза, смотря на своего нового знакомого со смесью надежды и толики удивления. Мир заклинателей, о котором он столько слушал от Минъянь, теперь обрывками воспоминаний всплывал в его собственной памяти, будто он сам был его участником. Лю Цингэ помнил, как ощущалась шкура монстров в его пальцах, когда он убивал их во время ночной охоты. Помнил нежный вкус чая, собранного на "пике спокойствия", рядом с которым и рядом не стояла та пародия, которую сейчас продают в магазинах под гордым названием элитного чая. Помнил ледяную прохладу горных источников, шелест листьев в бамбуковой роще.

Помнил, как разливалось в груди жжение, вызванное попавшим в смертельные раны неисцелимым ядом.

Лицо Шэнь Юаня не было лицом Шэнь Цинцю. И всё же он почти не сомневался, называя его именем своего шисюна. Лицо было другим, но повадки: этот прищур глаз, привычка подносить телефон или руку ко рту, словно пытаясь им как веером скрыть свои эмоции. Лю Цингэ слишком долго наблюдал за ним, чтобы не заметить эти мелочи. Чтобы не попытаться сразу же выяснить, кто именно сидит перед ним и наполняет его жизнь своим присутствием. Он узнал и это чувство необходимости в одном человеке - такое же чувство у него было, когда он не имел возможности увидеться с Шэнь Цинцю на протяжении нескольких дней.

"Ты тоже прочитал этот роман?"

Юноша замер, в мгновение ока превратившись в каменное изваяние. Брови сошлись на переносице, а губы сжались в тонкую линию. Сердце вновь пропустило удар и, кажется, остановилось навсегда, обрастая плотным коконом из льда. Лю Цингэ даже не заметил, что задержал дыхание, пока наконец не сделал вдох, смотря в глаза своего шисюна. Он видел в них плохо скрытую растерянность и страх, но понять их причину сейчас не мог. Он испугался правды? Или, может, Лю Цингэ действительно сошёл с ума следом за своей сестрой?

- Ты лжёшь.

Он не ответил на его вопросы о любимой части и уж точно не собирался обсуждать этого демона Ло Бинхэ. Лю Цингэ продолжал хмуриться, смотря на юношу, который вернул на книжную полку обе фигурки с заклинателями. Вместе они смотрелись странно, но органично. Воин, замерший в момент удара по врагу, и утончённый совершенствующийся, задумчиво смотрящий на него.

Лю Цингэ поднялся, смотря на спину парня, который словно боялся снова повернуться к нему лицом. В голове царил хаос из мешанины образов и своих (или чужих?) воспоминаний. И Лю Цингэ не был уверен, что не сходит с ума, но попытаться был обязан.

- Поначалу - да. Но потом в нём что-то изменилось. Остальные полагали, что это могло быть искажение ци, которое заставило его перестать быть настолько невыносимым. Он спас своего шиди от смерти в пещере Единения душ. Ученики и другие горные лорды его любили. А потом его ученик вернулся из Бездны вместе со своей армией и уничтожил каждого, кто встал между ним и его Учителем. То есть, всех.

Лю Цингэ сжал пальцы в кулаки и огляделся, находя взглядом свою куртку. Если это всё - бред и выдумки, и он действительно сходит с ума, то находиться рядом с ним Шэнь Юаню опасно. Лучше уйти. И плевать, что за окном всё ещё шёл дождь, что двери общежития были закрыты, а будить сестру он не собирался. Как и плевать, что несколько часов назад он нашёл это место, не зная ни район, ни адрес Шэнь Юаня, а просто следуя зову своего сердца.

- Я не читал книгу, ни единой главы, - тихо добавил он, не двигаясь с места. - Скажи мне, ты тоже чувствуешь это? Что я должен быть сейчас здесь? Потому что, если нет... - он выдохнул и прикрыл глаза, - то тогда всё остальное не имеет смысла.

+1

65

[nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Если многочисленные прочитанные романы о попаданцах заранее подготовили Шэнь Юаня к выживанию в чужом мире, помогая избежать намыливших глаз ошибок других героев, то Лю Цингэ такого прекрасного опыта был лишен. Чего и говорить, опытом в таких ситуациях делиться до невозможности глупо, рассуждая о самом факте переселения как о чем-то само собой разумеющемся. Для себя он давно собрал целый свод правил, которых и придерживался. Отбросив свою предыдущую личность, ни разу не дал никому повода усомниться в себе, списывая изменения в поведения на благоприятные условия в виде недомоганий. Ни с кем и никогда не обсуждал прошлую жизнь, даже с Шан Цинхуа придерживаясь только общих сведений, не обмениваясь настоящими фактами. Шэнь Юань на самом деле и не собирался возвращаться назад, зная к каким плачевным обстоятельствам это приводит обычно. Постигая магию мира, ища свой собственный портал, меняя судьбу, он бы только того и добился, что получил бы шанс вернуться назад в самый критический момент, когда нужно было бы выбирать между новыми друзьями, любовью всей жизни и тем, что осталось в прошлом. Чаще всего читателю выбор кажется очевидным еще до того, как он будет сделан. Герой должен всех спасти и попасть в свой мир вместе со своей любовью, либо отказаться от затеи найти дорогу назад. Обладая незаурядным умом, Шэнь Юань исключил такую развилку сразу же, чтобы потом в критические моменты не пришлось ломаться мыслями о том какой поганой, в сущности, была жизнь в оригинальном мире. Злодеем в противостоянии с героем он уже был, а теперь был персонажем NPC, который встречал попаданца. Шэнь Юань внутренне поежился от такой мысли, но стало чуть легче. Теперь он понимал, как поступать, чтобы не наворотить обычных ошибок в романах такого типа. 

Присев на краешек кровати, Шэнь Юань будто бы чуть изменился. К бледному лицу вернулись краски, уголки губ приподнялись, расслабленные руки лежали на коленях ладонями вверх. Он улыбнулся своим мыслям. 

- Лю Цингэ, в самом деле, ты просто Железный Человек, совершенно несгибаемый, - прикрывая рот ладонью, рассмеялся он. 

Собравшись с мыслями, Шэнь Юань попытался представить себе различные варианты развития беседы, но ни один из них не был хорошим. Он совершенно не мог себе представить, как поведет себя Лю Цингэ. 

- Я не думал, что ты так быстро все вспомнишь. Ты действительно просто потрясающий. Справился со всем сам. Когда это начало с тобой происходить? Как именно? Можешь рассказать, если хочешь. Или задать вопросы, - он коротко вздохнул, опуская плечи, окончательно принимая свою роль информативного NPC в самом начале компании, - я расскажу, что смогу.

+1

66

Он продолжал стоять, хмуро смотря перед собой, не понимая, сошёл ли он с ума, или прошлое в виде его жизни на горных пиках действительно было, но только ему одному удалось вернуться в другой мир, тем самым избежав смерти. Первый вариант ему не нравился, но и второй был не слишком простым. Что, если воспоминания вернулись только к нему и Минъянь? Как убедить остальных, что ни он, ни они не сошли с ума? Да и стоило ли было убеждать?

Поставив статуэтки обратно на полку, Шэнь Юань вернулся к кровати, садясь на неё. На тонких губах играла лёгкая улыбка, хотя совсем недавно его напрямую обвинили во лжи, когда у самого Лю Цингэ не было для этого совершенно никаких доказательств. Он знал эту улыбку и скучал по ней. Вспышками воспоминай помнил, как ловил этот прищурённый взгляд - единственное, что было видно из-под широкого веера, с которым горный лорд почти никогда не расставался. Злость и отчаяние, нахлынувшие на бывшего горного лорда подобного цунами, так же быстро растворились, оставив после себя неприятную слабость в коленях и чувство холода, замершее где-то на затылке.

Парень вернулся, неспешно занимая место на кровати рядом с Шэнь Юанем и долгое время смотря на него. Голова всё ещё болела от нахлынувших воспоминаний и эмоций, превративших обычно чётко структурированные мысли в настоящий кавардак.

- Это было по-настоящему, или я сошёл с ума? - обычно привыкший доверять только фактом и не сомневающийся в себе, теперь он хмурился, столкнувшись с вещами, которым не мог представить объяснение. - Минъянь давно рассказывала о подобном, но я всегда считал, что она просто слишком сильно погрузилась в свои фантазии и потеряла связь с реальностью. Но я никогда не фантазировал так бурно, как она, - Лю Цингэ изучал лицо Шэнь Юаня, которое, он был уверен в этом, увидел только сегодня, но по какой-то невероятной причине оно было ему слишком хорошо знакомым. Не только мимика, которой облада Шэнь Цинцю, но и эти глаза, линия губ, острые скулы - это он тоже словно когда-то уже видел.

- Когда я очнулся, то чувствовал, что мне остро не хватает кого-то рядом. В палату приходила Минъянь, родители, друзья, но тебя там не было, - он не видел смысла скрывать это, слишком привыкший почти всегда говорить ему то, что думал. - Тогда я не понимал этого, просто... ощущал, что тебя не хватает. И сегодня утром, когда мы увиделись, не вспомнил. Только понял, что с тобой наконец-то всё встало на свои места. А сейчас... - поморщился от так и не проходящей боли. - Я вспомнил Цанцюн, нас... твоего несносного ученика, который решил сровнять нас с землёй. Мы умерли?.. И переместились сюда? Или всегда были только здесь, а тот мир - просто сон?

Наверное, он бы даже не удивился, если бы Шэнь Юань всё-таки посчитал его психом. Лю Цингэ и сам очень сильно сомневался в своей адекватности, но молчать и делать вид, что всё по-прежнему казалось ему ещё более странным и неправильным. Продолжая хмуриться, парень осторожно коснулся кончиками пальцев ладони Шэнь Юаня, вздрогнув, когда его тело словно пробил разряд тока, сменившийся волной тепла.

- Что произошло, шисюн?

+1

67

Годы тренировок и практики ушли на то, чтобы научиться держать образ возвышенного горного лорда в любой ситуации, получая за это очки крутости. Выглядеть невозмутимым, уверенным в себе мастером меча стало второй привычкой. Шэнь Юань мог позволить себе некоторые вольности, но все больше внутренне, либо текстом, раз уж этого очень хотелось. Только вот почему-то сейчас он все никак не мог перестать улыбаться, даже не осознавая этого. Тонкие губы расползлись, приподнялись уголки глаз, а уж какая буря творилась внутри и представить сложно. Он думал о том, что шиди Лю всегда останется собой, как бы не поменялся мир вокруг. Что ему непременно нужны причины, порядок, объяснения. Через какое-то время мысли перешли к тому, что позволили просто беззастенчиво любоваться Лю Цингэ, пока тот с серьезным видом вспоминал свою смерть, практически повторяя некоторые предыдущие разговоры даже не зная этого. Возможно, это только кажется, но в этом мире он был чуть ниже ростом, чуть свежее и чуть-чуть привлекательнее, если это вообще возможно. Улыбка так и застыла на лице Шэнь Юаня даже когда он начал говорить. 

- Знаешь, мне кажется, я уже говорил тебе о теориях о времени. Пока это только гипотезы. Никто толком не знает, как ведет себя время, можно ли изменить прошлое, существует ли оно вообще. Возможно, именно поэтому киношники свободно фантазируют на эту тему подставляя любые удобные им варианты. Согласно законам квантовой физики, все гипотезы правдивы, до тех пор, пока они не будут опровергнуты. Равно как и в опыте Шредингера, если не проверить коробку, то не узнаешь наверняка о состоянии кота, - подобравшись для очередной лекции-рассуждения, Шэнь Юань выпрямился, все так же улыбаясь. - Это значит, что на все твои вопросы можно ответить положительно. И отрицательно. Да, это было по-настоящему. Да, ты сошел с ума и тебе все это померещилось. Да, это было пошлое этого мира. Да, это произошло в параллельной вселенной. Да, этого никогда не было. Да, это предсказание из будущего и все только произойдет. У меня ответов не больше твоего. Скажи, шиди Лю, так ли они тебе нужно это знать? Ты ведь помнишь кое-что, за что можешь цепляться. У тебя есть семья. У тебя есть жизнь. Так ли важно все остальное? Этот мир, другой мир, сны, фантазии. Ты же есть. 

Он мог продолжать этот разговор еще долго, ссылаясь на самые неожиданные источники. Если бы у них было пару часов на это, то именно так бы он и сделал, отбиваясь от зевоты. 

- Хм? - Прикрывая ладонью рот, Шэнь Юань удивленно опустил глаза на свою руку, ощутив странное покалывание. - Ох, с этим? - Озадачившись вопросом, он тут же решительно взял ладонь Лю Цингэ в свою, ради чистоты эксперимента провел по каждому пальцу, но больше ничего необычного произошло. - Наверное, статическое электричество. 

Пожав плечами, Шэнь Юань положил его руку к себе на колени, не задумываясь над этим. За окнами уже затихал город, машины все реже шумели по мокрой дороге, пропали с улиц поздние бегуны и задержавшиеся на работе служащие. Тишина свидетельствовала о позднем времени. 

- Ложись лучше. Завтра еще будет день. Хотя если чувствуешь себя не очень, можешь остаться дома, - укладываясь на кровать, Шэнь Юань с наслаждением вытянулся, неопределенно хрюкнув от удовольствия. - Разговаривать можно и лежа, если ты не против. 

Повернувшись на бок, он еще раз зевнул. 

[nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

0

68

Во всех мирах и во все времена что-то было неизменным. Течение воды сверху вниз, полет времени из прошлого в будущее. Рассуждения Шэнь Цинцю по практически любой философской теме, которые он излагал в неспешной и последовательной, как и подобает учителю, манере. Они словно не покидали пик Цинцзин, и, закрыв глаза, было легко представить вместо маленькой комнаты, затерявшийся в многоэтажке мегаполиса, просторную спальню Бамбуковой хижины.

Он смотрел на их руки, прикусив свою нижнюю губу и чувствуя, как обжигающим жаром отдается прикосновение пальцев Шэнь Юаня к его собственной ладони. Нет, дело было не в статическом электричестве и ни в одном известном им законе физики и химии. Это было что-то другое, он знал это, но не мог объяснить. То, что каждый человек осознает на уровне подсознания, не всегда информируя об этом рациональную часть своего разума.

- Если переводить с твоего языка, то ты не знаешь, и все возможно.

Лю Цингэ хмыкнул, со смешанными чувствами наблюдая за тем, как его руку кладут к себе на колено. Рассеянность - ещё одна черта, которая сопровождала Шэнь Цинцю или Юаня во всех их мирах и фантазиях. Он постоянно забывал свои веера, теряя их в самых различных уголках школы. Забывал принять лекарство, а иногда и элементарно поесть. Если бы сейчас рука не была прочно прикреплена к остальному телу, то с Юаня сталось бы незаметно утащить ее с собой в кровать. Наверное, если бы Лю Цингэ был несколько меньше и легче - то и со всем своим шиди.

- Ты всегда был соней, - Лю Цингэ хмыкнул, устраиваясь на расстеленном на полу матрасе, и повернулся к собеседнику, наблюдая за ним в полумраке. Голова все ещё кипела, и он опасался, что, открыв глаза на утро, поймет, что этот разговор был просто сон. Или же что Шэнь Юань откровенно скажет, что он самым банальным образом помутнился рассудком, а его шисюн просто ему подыграл, чтобы не расстраивать и не усугублять. - Лучше спи, иначе завтра точно проспишь занятия. Я разбужу тебя холодной водой, если будешь страдать и пробовать прогулять.

Что-то также оставалось неизменным, например, Лю Цингэ и его отношение как к собственной дисциплине, так и к чужой. Он слишком хорошо знал Шэнь Цинцю, чтобы не предполагать возможность, что из всех вариантов он выберет отдых и медитацию, которая в этом мире, скорее всего, будет представлять собой обычный полуденный сон.

Свет в комнате был давно погашен, звуки дождя за окном стихли, но Лю Цингэ продолжал украдкой смотреть на фигуру, лежащую на кровати. Слышал тихое дыхание, замечал, как в полумраке вздымается его грудь. И испытывал уже знакомое ощущение правильности, словно все вещи в его жизни наконец-то были на своих местах.

Проснулся он по привычке рано. Солнце только поднималось, лениво облизывая холодными утренними лучами крыши домов. Лю Цингэ поднялся, педантично заправил свою импровизированную постель, отбросил идею о пробежке, поняв, что затем банально не попадет обратно, и ограничился лишь холодным душем. Через полчаса по небольшой квартире уже растекался аромат свежезаваренного чая, а на кухне готовился по всем принципам правильного питания лёгкий завтрак.

- Доброе утро, - Лю Цингэ заметил в дверях свёрток из одеяла, из которого торчала хмурая лохматая макушка, и поставил на стол две чашки с чаем. - Я как раз собирался набирать для тебя холодную воду.

+1

69

[nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Свернувшись под одеялом, Шэнь Юань начал осмыслять сегодняшний более чем странный день. Вроде бы квест главному герою попаданцу выдан, как и стартовые условия, можно немного передохнуть, пока он не завершит его. Вот интересно, будет ли у Лю Цингэ спутник в виде компьютерного голоса? Хотелось бы надеятся что нет, а то так хлопот не оберешься. Немного обдумав это, Шэнь Юань так и не мог придумать какую глобальную миссию должен будет выполнить шиди, чтобы завершить свою сюжетную ветку и что же будет с ним после. Подобравшись к краю кровати, он выглянул осторожно, рассматривая лежащего на полу, не далее чем на расстоянии вытянутой руки. В темноте прекрасно видны очертания комковатого одеяла, но не очень понятно, что же там происходит, уснул ли гость. 

- Шиди Лю, - позвал он шепотом, прислушиваясь к дыханию. - Шиди Лю, ты спишь? - Замерев на мгновение, Шэнь Юань решил продолжить, не ожидая ответа. - Как ты думаешь, существует родство душ? Знаешь, согласно теории Ньютона о сохранении энергии, нельзя умереть полностью, можно только перейти в другое состоянии. Это почти прямо подтверждает существование души. А теория о системах, стремящихся сохранять связи, подсказывает нам, что все атомы во вселенной всегда находятся рядом. Получается, даже перерождаясь мы остаемся рядом с теми, с кем всегда были на протяжении всех жизней. Ты в это веришь? 

Шэнь Юань замер на краю кровати, прислушиваясь к дыханию в темноте и сам не заметил, как уснул, свесившись наполовину вниз. Чай давил на живот, выпитый в достаточном количестве прямо перед сном. Через пару часов он поднялся, добрался до туалета, даже не открывая глаза, вернулся назад в таком же состоянии и зацепив ногой матрас на полу, улегся на него, не став даже разбираться. Забравшись под одеяло, быстро пригрелся и проспал до следующего пробуждения, после чего упал на край кровати, наискосок, зарывшись во все что лежало там. Очнувшись утром, Шэнь Юань неизбежно ощущал себя разбитым. Выбравшись на кухню, он не нашел ничего странного в присутствии Лю Цингэ, так как какое-то время назад уже успел привыкнуть и отвыкал с трудом, слушая тишину пустой квартиры. Укулившись на стул, он зевнул. 

- Сколько времени? - Продолжая кутаться в одеяло, хлюпнул носом. - Я проспал? Как будто вообще не спал. - Пытаясь продрать глаза, он наклонился к чашке, вдыхая пар. 

Собраться совсем не получалось, холод не отпускал, хватая за нос. Пройдя цепочкой непростых размышлений, Шэнь Юань поднял красные глаза на Лю Цингэ и удивленно раскрыл рот. 

- А... ты... - проглотив окончание фразы, он резко клацнул зубами, не давая себе произнести слово “призрак”. - Кхм. На моей кухне. Как ты себя чувствуешь? 

Поджав ноги под себя, Шэнь Юань окончательно собрался в кокон, поднимая ноги с пола. 

- Так ты мне и не рассказал, сколько всего помнишь. Знаешь, тут ведь есть и другие. Шан Цинхуа, Мобэй, к примеру. Они даже живут дверь в дверь, и мне кажется, что Мобэй все помнит и время от времени лупит Цинхуа. Возможно, есть кто-то еще. Связь проще всего держать через Минъянь и Цинхуа. Они заметные. 

Высовывая нос и одеяла только ради глотка чая, Шэнь Юань вообще не собирался покидать кокона.

+1

70

Он верил. И в существование родства душ, и в перерождение. Верил не так долго - может, от силы чуть больше часа, но после того, как в его голову в одночасье без предупреждения загрузились воспоминания о целой жизни, Лю Цингэ стал менее скептичен к различным нереальным, казалось бы, вещам. Верил и понимал, что этим вечером его привело в этот район не случайное стечение обстоятельств. Город был большим, и рандомно найти в нём нужного человека, не зная ни его адреса, ни номера телефона, было нереально. Таких совпадений не существовало, и чем больше он размышлял об этом, тем сильнее убеждался с том, что то, что он вспомнил, существовало на самом деле. В прошлом или будущем, в этом мире или одном из его многочисленных зеркал, но существовало.

Юноша повернул голову, прислушиваясь к мерному посапыванию наполовину свесившегося с кровати тела. Ответа Шэнь Юаню уже не требовалось, хотя Лю Цингэ тихо всё-таки дал его самому себе. Наверное, если проговорить это вслух, это уже не будет казаться таким бредом...

- Я верю, шисюн. Во всё верю.

Пробуждение наступило раньше утра и несколько болезненно. Лю Цингэ ещё спал, когда его тело, не забывшее многочисленные тренировки, инстинктивно сгруппировалось, а затем приняло на себя удар неопознанного сонного тела. Способности Шэнь Юаня, который подобно ребёнку или, что являлось правдой, студенту, засыпать когда угодно и где угодно, оставалось только позавидовать. Лю Цингэ ещё некоторое время наблюдал за спящим телом на своём матрасе, которое упорно пыталось заползти к нему под одеяло в поисках тепла, тихо вздохнул и укрыл своего шисюна, клубочком свернувшегося в его объятиях.

Но если бы только на этом заканчивались ночные похождения бывшего главы пика Цинцзин... Повторно Лю Цингэ проснулся ещё через несколько часов, когда Шэнь Юань вновь зашевелился, так же сонно выбрался из-под его одеяла и, сходив в уборную, снова упал, но на этот раз уже хотя бы снова на кровать. Парень покачал головой и опустил голову обратно на подушку, размышляя о том, как часто хозяин этой квартиры вообще проводит ночь только в своей кровати. И знает ли он сам об этих приступах лунатизма или потом удивляется неизвестно как взявшимся на его теле синякам.

Но когда он утром собирался спросить его об этом, нужные слова как-то сами вылетели из его головы. Укутавшийся в одеяло словно в кокон, с ногами забравшийся на стул Шэнь Юань выглядел невероятно мило... и болезненно. Вероятно, сказалась ночёвка на полу, пусть и в обнимку со своим шиди. Лю Цингэ нахмурился, ставя перед своим шисюном чашку чая, и, не удержавшись, наклонился, чтобы коснуться губами его лба. Разумеется, мокрого и горячего.

- Да, я на твоей кухне, а ты заболел, - грозно сведя брови, констатировал он, присаживаясь за стол напротив. Утром яркие воспоминания прошедшего вечера несколько стёрлись, и Лю Цингэ казалось таким странным сидеть на этой уютной кухне, пить чай и обсуждать мир заклинателей, воспоминания которых они оба каким-то чудом сохранили.

- Не знаю, как много, шисюн, - он покачал головой. - Я помню наше обучение, точнее, какие-то яркие моменты. Помню нападение на школу и свою смерть. И я без понятия, как объяснить, что я знаю это. У вас с Цинхуа нет никаких идей?

Ответом ему был всхлип из вороха одеял, на который Лю Цингэ снова нахмурился.

- Ты заболел и сегодня сидишь дома и не разносишь заразу. А я прослежу, что ты никуда не сорвёшься, особенно в одних тапочках в дождь.

+1

71

[nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Волшебство снов доступно каждому человеку вне зависимости от его положения. Начиная с детских снов, через повторяющиеся кошмары переходного возраста, заканчивая переживанием событий прошедшего дня. Все глубже и глубже погружаясь в книги, Шэнь Юань мог влиять и на содержание ночных приключений. Прочитав несколько глав из жизни заклинателей, он обнаруживал себя убегающим от чудовища, которому не место в повседневной жизни. Кошмары ему снились, как и каждому человеку, не часто, но и не редко, пугая скорее самим состоянием беспомощности, чем содержимым. Ноги совсем не двигались, слабые руки не могли справится с острыми зубами, страх сковывал, делая движениями вялыми, замедленными как в воде. Плескаясь в очередной раз в городском бассейне, он обнаружил, что бегать там действительно трудновато, зато вполне удобно скакать, отталкиваясь вперед. В следующий раз, когда очередной кошмар напал на него во сне, Шэнь Юань не стал бежать, просто оторвался от земли, веря в то, что всего лишь совершает прыжок. Опираясь на свои знания о воде в реальности, он научился не только зависать в воздухе, но и останавливать лезвие меча ладонью. Это оказалось не сложно. Сон стал для него счастливым местом, где можно передохнуть, спрятаться, выполнять свои желания. Так и было до того, как Бинхэ получил свою силу. С тех самых пор кошмары стали более жестокими и осязаемыми. Даже зная это, Шэнь Юань намеревался делать там все то, чего не мог сделать в реальности. Снова наступало время последней битвы, и он стремился сбежать, ускользнуть из-под надзора горных лордов и главы школы, чтобы встретиться с бывшим учеником. Конечно, он знал, чем это должно закончится для него, но поступить иначе не мог. Тут в дело вступали загадочные правила кошмарных снов. Шэнь Юань неизбежно опаздывал, плутал и никак не мог найти выхода. Помимо этого, он еще намеревался сотворить нечто ужасное с Лю Цингэ, точно зная, какая судьба его ожидает. Нужно было поймать его прежде, чем начнется битва. Запретить туда идти. Возможно, связать. Кошмар состоял в том, что и в этом Шэнь Юань преуспеть не мог. Очнувшись резко посреди ночи, толком не успевая прийти в себя, он хватался за Лю Цингэ, лежащего рядом, забрасывая на него еще и ножку для верности, а после забывался в очередном тревожном кошмаре. Под утро блуждания его в сновидениях стали тяжелее, воспаленное в лихорадке сознание окончательно растеряло связь с реальностью, дороги все чаще заводили в тупик, обрывались, пропадали. Блуждая, он вдруг оказался перед пылающей хижиной. Сделав несколько шагов, Шэнь Юань замер, с ужасом осознавая, в чей сон заглянул. Он резко рванулся с места, тут же натолкнулся на невидимую стену и пробудился. 

В квартире пахло едой, причем не из открытого окна от соседей. На кухне слышались шаги. К Лю Цингэ он выбрался в мрачном настроении. После недавнего сна сохранилось еще желание запереть его на замок где-то в кладовке, чтобы не лез в смертельные ловушки. Сопя и кутаясь в одеяло, Шэнь Юань повертел в руках чашку, хмурясь. 

- Всё нормально, - мрачно отозвался он, не дернувшись даже от прикосновения. - Сейчас выпью таблетку, возьму с собой лапшу и все будет хорошо. У меня сегодня несколько лекций, на которые лучше не опаздывать. 

Привыкнув к его прикосновениям, Шэнь Юань даже соскучился по тому времени, когда руки Лю Цингэ передавали ему тепло и энергию. С сожалением откинув мысли о возможности таки связать бодрого шиди, он обратился к своему богатому опыту. 

- Ты знаешь, мало что можно тут сказать. Я-то умирал уже несколько раз, - вздохнул он, чувствуя прилив тепла и раздеваясь, скидывая с себя одеяло. - Ты не помнишь больше ничего? 

Конечно, его волновало не абстрактное “ничего”, а конкретные даты, говорить о которых открыто он не мог. Согласно правилам потери памяти, герои вспоминают все именно в тот самый момент, когда нужно, открывая новые сюжетные ветки. Движения его сейчас были вялыми и нечеткими, хотелось еще немного прилечь, пусть даже на край стола. Шэнь Юань поднялся, путаясь в одеяле перешагнул через него, опираясь на плечо шиди, неожиданно подвернувшееся под руку.

0

72

- Конечно, ты выпьешь таблетку, а потом с чистой совестью отправишься заражать остальных, чтобы, вернувшись под вечер обессиленным и разбитым, с чувством выполненного долга наконец слечь на ближайшие пару недель? Не веди себя как маленький, эти лекции тебе спокойно дадут переписать и твои друзья. Ты никуда сегодня не идёшь.

Логика Лю Цингэ как всегда была просто неубиваемой. Что в реальной жизни, что в бытность горным лордом, он оставался прагматичным и практичным, действительно полагая, что самоотверженность - безусловно прекрасное качество. Но бездумная самоотверженность, повлёкшая за собой жертвы в виде других заболевших - глупость и чушь. И он не постеснялся сообщить об этом своему шисюну, получив в ответ возмущённый вздох из вороха одеял.

Вчерашний незаконченный разговор всё ещё витал над ними, мыслями-касаниями напоминая о себе и заставляя возвращаться к тому, что они ещё не успели обсудить. Лю Цингэ наблюдал за тем, как Шэнь Юань избавлялся от одеяла, должно быть, уже достаточно согревшись горячим чаем, и вспоминал о том, как этот юноша в образе горного лорда грациозно выглядел в своём ханьфу цвета цин. Как прямо держал спину, элегантно прикрывая красивое утончённое лицо расписным веером. И как время от времени неуклюже оступался или едва не набрасывался на еду, когда помимо вечной зелени и фруктов, которые росли в изобилии на Цинцзин, получал от Лю Цингэ подарок из свежего мяса съедобного монстра.

- Нет, больше ничего, - он покачал головой. - Только свою смерть после последней битвы, и очнулся уже в больнице. А я должен помнить что-то ещё? Что было после того, как я... Что это чудовище ещё успело сделать?

Он даже не подозревал, а знал, что Ло Бинхэ не остался бы в покое, пока не стёр Цанцюн до основания. У этого мальчишки с немыслимыми силами было слишком много претензий и былых обид к своему учителю, шисюнам и шимей. И раз уж Шэнь Юань был здесь, то, значит, и он не избежал той же участи, что и его более торопливый и неугомонный шиди. Лю Цингэ только хотелось бы, чтобы это произошло быстро. Без пыток и агонии, а больше похожим на крепкий сон без сновидений, который окутывает тебя подобно плотному одеялу и дарит спокойствие и отдых. Конечно, надеяться на это было несколько наивно, но он действительно слишком сильно хотел верить в это. Ему совершенно не хотелось, чтобы Шэнь Юань когда-либо и где-нибудь страдал.

Хотя, он умудрялся нарваться на опасность даже на собственной кухне, просто-напросто поднявшись со своего места. Лю Цингэ ловким движением, будто отработанным многолетними тренировками, успел поймать своего шисюна и, помешкав всего мгновение, усадил его к себе на колени. Всего пара секунд потребовалась им, чтобы осознать, что произошло, но изменять что-либо и, тем более, сталкивать Шэнь Юаня на пол, было слишком глупым.

- Не скачи и спокойно пей чай. Тебе что-то нужно? Скажи. А лучше проведи сегодняшний день в постели. Сам дойдёшь? Ну да, сам ты, конечно, дойдёшь...

Поднявшись и так и не спустив парня на пол, Лю Цингэ, напротив, подхватил его на руки, ультимативно вынося из кухни в спальню и укладывая на ещё не заправленную постель.

- Сегодня ты с неё не слезаешь, понял?

+1

73

[nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Одного тона Лю Цингэ было достаточно чтобы Шэнь Юань покрылся гусиной кожей, а после и вовсе оброс иголками в пару цуней длинной. Каким-то образом ему удавалось не сбивать речь шиди, монотонно вворачивая начало фраз “и вовсе я не”, “разве что только”, “да и не было”, глотая окончания хлюпающим носом. После того случая с реанимацией он еще толком не восстановился, не успел набрать общую массу тела, которой и вовсе обычно не отличался. Тонкие запястья, худая шея, торчащие ключицы выглядели еще более ломкими и острыми на фоне мешковатого одеяла, в которое он снова решительно нырнул. Собравшись в комок, Шэнь Юань гневно сверкнул глазами из своего убежища, как вдруг все оказалось совсем неважно. Громко ахнув, он встрепенулся, скидывая одеяло, которое тут же сползло к ногам. 

- Момент смерти? - Возмущенно вскрикнул он, воинственно раздув ноздри. Сейчас ломкой болезненности в нем уже не было, глаза метали молнии, губы упрямо поджались. - Тогда, шиди, расскажи о моменте смерти! Может, объяснишь мне как оказалось, что ты просто вышел перед всеми? У нас все такие безрукие, что тебе непременно нужно было быть впереди? Как же глава? Как же я? Почему ты оставил всех позади? Купил нам день жизни, да?! 

Перегнувшись через стол, Шэнь Юань даже пихнул Лю Цингэ в плечо, впрочем не очень сильно, соскользнув в сторону. Гнев его быстро истаял, стоило только поднять глаза на лицо шиди, а после и вовсе пропал, когда пол ушел из-под ног. Подавившись от неожиданности глотком воздуха, Шэнь Юань довольно быстро смирился со своим положением, тем более что оно не было очень непривычным. Тепло Лю Цингэ успокаивало, от него приятно пахло, легкие покачивания в воздухе действовали расслабляюще. Обхватив руками шею, он подобрался, прижался поближе, укрывая ладонями затылок шиди, чтобы не врезался в дверной проем. 

- Шиди, у тебя нет жара? - Заинтересованно рассматривая лицо Лю Цингэ спросил Шэнь Юань. - Ты ведь тоже мерз на улице, потом сидел здесь у открытого окна. 

Воспользовавшись ситуацией, он прикоснулся лбом к лицу шиди, проверяя его температуру в сравнении со свой и помрачнел, выражая свое отношение всем видом. Можно было восхищаться просто неземным обликом великого и ужасного Лю Цингэ в условиях романа, даже если ты сам угодил в этот мир, но совсем другое видеть его воочию рядом с собой, таким же совершенным, прохладным, невозмутимым. 

“Можно я весь день не слезу с тебя?” - подумал он мрачно, все же позволив себя уложить.

- Хорошо, я могу сегодня остаться дома, - укладываясь в кровать, смиренно вздохнул он. - А тебе лучше поторопиться, а то опоздаешь. Может быть ты еще не успел заразиться и все будет хорошо. 

Поправив подушку, Шэнь Юань водрузил себя на кровать в гордой позе.

+1

74

Лю Цингэ нахмурился, привычно скрестив руки на груди и словно отгородившись так от собеседника, начавшего обвинять его в чересчур скорой смерти. Жалел ли он? Во всяком случае явно не о том, что вышел впереди всех, бесстрашно бросаясь грудью и мечом на орду демонов, которых Ло Бинхэ направил на свою старую школу. Лю Цингэ дрался как тигр, как дракон, сминая одну толпу противника за другой, отбивая атаки, пробивая чужую оборону. Поистине один из величайших воинов своего времени и заслуженный лорд пика "сотни битв", он несколько часов выдерживал натиск противника, пока всё же не получил то злополучное ранение, но даже и с раной в животе продолжал сражаться. Просто в какой-то момент мир вокруг потемнел, а очнулся Лю Цингэ уже в агонии на кровати и со своим обеспокоенным шисюном рядом.

- Потому что я сильнее всех остальных, - спокойно ответил он, не страдая излишней скромностью. Да и что говорить, он был совершенно прав. - Глава школы тоже сражался, и ты, Цинцю. Я не был там один, просто разумно соизмерял свои и чужие силы. Да, я выкупил всего один день. Но, наверное, это всё равно было лучше, чем с позором сдаться и всё равно умереть, не находишь?

Он покачал головой, смотря на высунувшуюся из вороха одеял мордашку своего шисюна. Что в бытность великим заклинателем, что в жизни простого студента, Шэнь Юань, казалось, не слишком изменился. Он был всё таким же утончённым, прекрасным, эрудированным. И таким же безнадёжно неловким, умудряющимся пытаться калечить себя даже просто сидя на стуле. Пришлось взять, унести это хлюпающее носом чудо на кровать и укутать в одеяльный кокон поплотнее. В такие моменты Лю Цингэ жалел, что рядом с ними не было Му Цинфана. Интересно, он тоже вернулся? А кем стал в этой жизни? Наверняка каким-то студентом медицинского колледжа или уже начинающим молодым врачом.

- Я не заболел, - несколько смущённо пробормотал он, остро чувствуя касание его губ к своему лбу. - Я закалённый, так что от одного дождя мне ничего не будет. К тому же я там хотя бы не в тапочках стоял в отличие от некоторых.

Он снова осуждающе посмотрел на Шэнь Юаня, но продолжать эту дискуссию не стал. Его шисюн был прав - стоило поторопиться, если он сам хотел успеть на эти занятия. Ещё ведь предстояло заглянуть в свою комнату в общежитии, чтобы забрать учебники и конспекты.

Ах да, они ведь вчера вечером должны были заниматься литературой. Ну, что же, в каком-то смысле так и было.

- Я вернусь после занятий. Если ты, конечно, не против.

Он не был против, и Лю Цингэ, забрав свой телефон и убедившись, что в нём теперь точно есть телефон Юаня, вышел из квартиры. Он не писал ему на занятиях, не отвлекаясь от уроков, разве что в перерывах проверял, в онлайне ли его новый-старый друг. Лю Минъянь попыталась выловить брата уже около обеда, с неубиваемым любопытством пытаясь узнать все подробности прошлого вечера и довольно улыбаясь, когда брат рассказал ей о том, как именно нашёл Юаня в незнакомом ему районе. О том, что он всё вспомнил, Лю Цингэ ей пока говорить не стал, желая сначала самостоятельно разобраться, что  происходит с ним и его окружением, а уже затем окончательно убеждаться, что они все - путешественники во времени и пространстве.

- Ты дома? - он нажал на дверной звонок плечом, так как руки были заняты пакетами с фруктами, соками и шоколадками - ведь сладкое больному организма тоже было нужно. - Шэнь Юань?

+1

75

[nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Нет ничего прекрасней легкой простуды, когда ты ребенок. Можно без всяких объяснений остаться дома, проваляться хоть до самого вечера в кровати, читая, играя, отсыпаясь, а все вокруг просто будут делать всё для тебя. И еды приготовят самой лучшей, и лобик пощупают, и стакан воды нальют. Нет ничего ужасней легкой простуды, когда ты взрослый. Никто ради тебя не поставит на паузу мир, не остановит выплаты по коммуналке, не отменит кредиты, не обновит холодильник и даже поесть не приготовит. Мало того, захочешь продержаться этот день в строю, так еще и возненавидят всей душой за распространение заразы, даже если ее и нет. Впрочем, если останешься дома тоже. И нет ничего возвышенного в болезни. Возможно, гордые заклинатели могут сами изгнать из своего тела заразу, но обычным людям такое недоступно. Зато им доступны все прелести современной медицины.  

Даже возвышаясь над полом, сидя удобно на руках своего шиди, Шэнь Юань мог выглядеть достойно. Упав на кровать, зарывшись в одеяло, он продолжал держать образ и позволил себе дрыгнуть ногами, скинув с себя все, отправив в полет подушку только после того, как щелкнула, запираясь дверь. Какое-то время он просто лежал поверх сбитого постельного белья, рассматривая потолок в позе морской звезды, раздумывая над превратностями судьбы. Так он и заснул, свернувшись в клубочек в полудреме. Проснувшись, собрался было поесть, но вспомнил что такого экзотического зверя как “готовая еда” в его доме отродясь не водилось, а попадало из диких мест с курьером. Стаканчики с лапшой, хоть вкус уже давно приелся, разлетались быстро. Решившись таки заказать доставку, Шэнь Юань добрался до стола, взял телефон и выпал из реальности, начав листать свежую новеллу из списка ожидания. Автор оказался не только весьма плодотворным, но и хитрым. Напряжение в сюжете всякий раз нарастало к концу главы, а в центре изобиловало огромными описаниями, так что бросить чтение оказалось решительно невозможно. Несколько раз он поднимал глаза, чтобы немного передохнуть от экрана телефона, и в такие моменты его ясную голову посещали мысли о еде, душе, свежей одежде, теплых носках, но тут же улетучивались, стоило только вернуться к чтению. По влажной спине полз холодок, пятки лизал сквозняк, живот сжался, позабыв о своем прямом предназначении. Когда в домофон раздался звонок, Шэнь Юань разблокировал дверь, отбросил телефон и юркнул под одеяло, распутать которое оказалось совсем непросто.  

- Входи! - Крикнул он, вертя головой, запутавшись в пододеяльнике.  

Скинув скомканное одеяло, Шэнь Юань бросился помогать Лю Цингэ. Вернувшись назад за стол, он поежился от озноба. 

- Расскажи, что сегодня было? У тебя вообще много друзей? А когда пойдешь на свои занятия на мечах? - Выдав порцию вопросов, он на автомате потянулся за телефоном, издавшим мелодичную трель. 

Оповещение подсказывало об обновлении в теме отслеживаемого автора, от чего Шэнь Юань резко замолчал и даже подпрыгнул на месте.  

- Гребаный, мать его, Самолет! - Фыркнул он, пробежав глазами по сообщению. - Мало ему было испоганить жизнь людям, так он продолжает!  

Потрясая гневно телефоном, Шэнь Юань усилием воли проглотил несколько проклятий и метнулся к шиди Лю, усаживаясь рядом с ним так, чтобы продемонстрировать экран своего телефона, прижавшись спиной.  

- Посмотри, шиди, что он тут устроил! Заводит новую новеллу! После всех тех страданий, на которые он обрек Ло Бинхэ ради удовлетворения своих низменных нужд!      

+1

76

Шэнь Юань обнаружился там же, где он его оставлял. Взлохмаченный, укутанный в кокон из одеял, из которого, кажется, за все эти часы, пока Лю Цингэ был в колледже, так и не вылез. Как этот человек выживал в условиях самостоятельности и до сих пор не посадил себе желудок теми бесконечными запасами быстрорастворимой лапши, бесчисленное количество коробочек из-под которой Лю Цингэ обнаружил на кухне под раковиной, он не представлял. Может, у Шэнь Юаня была домработница, которая просто слишком редко к нему приходила? Или семья время от времени отправляла его на диагностику организма, чтобы хотя бы так убеждаться, что он в порядке?

Лю Цингэ прошел сразу на кухню, сгружая на стол тяжёлые пакеты с продуктами и попутно щёлкая кнопкой электрического чайника. Стоило приготовить что-то поесть, потому что вчерашний ужин был небольшим, а одними только фруктами и шоколадками, к сожалению, сыт не будешь. Пока проводилась ревизия холодильника, Шэнь Юань уже успел завалить его вопросами, на которое Цингэ привычно отвечал не слишком многословно и не вдаваясь в детали:

- Друзья есть. Нет, не много. В четверг после шести. Тоже хочешь на тренировку?

Их диалог прервался трелью чужого телефона, на которую Лю Цингэ не обратил никакого внимания до восклицания, которым сопроводил полученное сообщение его шисюн. Приподняв бровь, он убрал на полку пустующего холодильника пакет с овощами, чтобы те раньше времени не испортились. Его прошлое знакомство с творчеством Шан Цинхуа не вызвало у Лю Цингэ восторга. Никто из них не знал, был ли мир заклинателей, выдуманный им, случайный, являлся ли истинным, откуда они все явились после смерти, или, напротив, был их собственным посмертием, которое Самолёт красочно и со всеми ненужными подробностями описал? Впрочем, это не мешало злиться на автора, который придумал огромный гаремник с неубиваемым Ло Бинхэ в лице главного героя.

- Может, Мобэй его недостаточно сильно бьёт? Или он, напротив, собрался съехать, поэтому и решил написать новый бред?

Он взглянул на экран телефона Шэнь Юаня и нахмурился, заметив на обложке два смутно похожих на них же с Шэнь Цинцю персонажей. Сильного и самого талантливого из воинов-заклинателей, и утончённого, способного лицезреть красоту в медленном опадании листьев персикового дерева его старшего друга и напарника. Рейтинг у будущего творения стоял немаленький, и количество подписчиков, заинтригованных аннотацией, уже было пугающим.

- Шисюн, тебе не кажется, что нам стоит навестить его? - он поднял голову, встречаясь взглядом с Шэнь Юанем. Лю Цингэ ещё со скрипом мог понять, что тот написал гаремник про Ло Бинхэ, отчаянно желая выжить в суровом мире писателей с конкуренцией между ними. Но навариваться на их с Цинцю истории?

Между бровей Лю Цингэ пролегла хмурая морщинка, и он с трудом сдержался от того, чтобы сразу же подняться из-за стола и отправиться вершить справедливое возмездие. Его шисюн всё ещё был болен и ненакормлен. И, похоже, грядущие выходные Лю Цингэ проведёт в стенах именно этой маленькой квартиры. Но главным было не где, а с кем именно он собирался их проводить.

+1

77

[nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Шэнь Юань приподнял голову, обращая взгляд к Лю Цингэ, и уши его порозовели. Только сейчас он обнаружил, что сидил слишком близко, сжимая в руках свой телефон. Стараясь ничем не выдать смущения, он снова уткнулся в экран благосклонно улыбаясь. Перед самым пробуждением в этот раз в его обычные кошмары вералось нечто хорошее, чистое. Горела школа, бамбуковый лес, обращаясь в пепел, рассеивался по ветру, черные тени, вытянутые и уродливые, метались в алом зареве пожарищ. Опасность нависала над ним, сжимая горло. Даже если никого не было вокруг, Шэнь Юань ощушал угрозу спинным мозгом и ожидание пугало больше самого страха. В этот раз было нечто необычное, маленькая теплая надежда в глубине сердца. Как это и бывает во снах, ответ возник прямо у него в голове. Нужно найти Лю Цингэ, на этот раз это непременно получится, он сможет спасти его каким-то образом. Метнувшись прочь от горящего леса и хижины, Шэнь Юань пробегал все горы, пока не натолкнулся на стройную фигуру заклинателя в цветах пика Байчжань. Он уже знал, что нужно сделать и метнулся в объятья Лю Цингэ, ничуть не смущаясь. Самое безопасное место будет именно тут, прижавшись к груди надежного шиди. Сон на этом не заканчивался, подсказывая дальнейшие действия, и теперь для спасения от кошмара нужно было поцеловать Лю Цингэ. Правила тут были совсем другие, потому Шэнь Юань не усомнился ни на секунду, что это поможет и прижался губами к губам шиди. Ощущения оставили его немного разочарованным. Во сне он не смог насладиться теплом, привычным легким запахом, каким он его запомнил. Его неизбежно подгоняли, заставляя сделать чуть больше, чем он мог планировать, приоткрыть губы, толкнуться языком, чувствуя такой же напор от Лю Цингэ. Наверное, так нужно было стоять очень долго, прижимаясь, сплетаясь, обнимаясь, но закончилось в один миг. Проснувшись, Шэнь Юань забыл об этой части своего сна и вспомнил только сейчас, когда щекочущий ноздри запах Лю Цингэ, как и тепло его тела, оказалось так близко. Он ощутил укол совести, тут же затоптав ее, напоминая себе, что это лишь весенние грезы, на самом деле он никогда не будет набрасываться на шиди, заставляя его заниматься такими постыдными вещами. Бросив взгляд на Лю Цингэ, Шэнь Юань, откинувший уже смущение, посмеивался про себя, думая о том, каким уверенным и опытным тот предстал в его сне. 

Увлекшись телефоном, Шэнь Юань упустил тот момент, когда Лю Цингэ оставил его в комнате. Не выпуская смартфон из рук, набирая тонны текста за считанные секунды, он перебрался в кухню и присел за стол, бросая заинтересованные взгляды на спину шиди.

- Лю Цингэ, я вот тут подумал, а у тебя есть девушка? Ты целовался? - Вопрос показался ему очень простым и последовательным, но стоило только ему озвучить его вслух, как неловкое ощущение поднялось по позвоночнику, окрасив лицо в цвет смущения. - Можешь не отвечать.

Дополнил свой вопрос он очень быстро и даже отложил телефон, чтобы случайно не сболтнуть чего еще. 

- Мн, - пожевал он губами, задумчиво потирая шею, - можем сходить к нему в гости, конечно. Торопиться не обязательно. Ближайшие пару дней ему будет не до работы над его новым творением. 

Бросив еще один взгляд на телефон, Шэнь Юань зловеще усмехнулся. От него не ускользнула похожесть персонажей, подробное описание которых предоставил автор. Конечно, он тут же понял что это персонажи из последней новеллы Лю Минъянь! Зачастую авторы используют одинаковые образы, но стремяться внести какие-то особенные черты, на чем и попался этот бездарный плагиатор. Один из его героев отличался приметной родинкой, второй имел привычку играться с веером, прикрывая лицо. Точно как в новелле Минъянь! Не заметить этого мог только слепой. Шэнь Юань осторожно помог преданным фанатам это разглядеть, написав в разные группы и спокойно отложил телефон в сторону, сбросив напоследок ссылку в группу Минъянь и ей самой. Пускай разбираются. 

- От Самолета я ожидал большего, - поцокал языком Шэнь Юань. - Почему он использовал чужих персонажей? Неужели настолько отчаялся? 

Сокрушенно покачав головой, Шэнь Юань поднялся чтобы посмотреть чем занят Лю Цингэ, прижавшись щекой к его плечу, чтобы удобно рассмотреть все. 

- Чем занят? Нужна помощь?

+1

78

Что в одной жизни, что в другой, Лю Цингэ был поразительно предан своим привычкам. Он ежедневно посвящал много времени тренировкам и своему совершенствованию, избегал обсуждения за спиной других заклинателей или своих знакомых, полагая, что и в лицо, и в компании, должен говорить то, что думает. И в обеих жизнях он совершенно упускал из виду такую важную часть обычной человеческой жизни как отношения. Какие свидания или парное совершенствование, если всё его время было распределено на тренировки, ночную охоту и короткий сон между ними? Или на попытки добиться повышенной стипендии здесь, чтобы не зависеть от обеспеченной семьи и доказать всем и в первую очередь самому себе, что способен всего добиться исключительно сам?

Нож в ловких пальцах замер, так и не дорезав огурец на тонкие слайсы. Вопрос оказался неожиданным и даже странным. Лю Цингэ был готов обсуждать разницу в техниках совершенствования в одном мире и другом, сетовать о том, что теперь придётся навсегда забыть ощущение полёта на мече. Но свою личную жизнь?

На щеках юноши почему-то проступил слабый румянец, плавно перетекающий на его шею и окрасивший в красный мочки ушей.

- Нет и нет, - он вернулся к нарезке овощей, коротко взглянув на своего не в меру любопытного шисюна. - Я никогда ни с кем не встречался. Некогда было, я учился, тренировался, приглядывал за Минъянь и помогал ей хотя бы иногда вылезать из кабинетов психотерапевтов. А ты? Встречался с кем-нибудь и целовался?

Он старался выглядеть максимально незаинтересованным ответом на данный вопрос. И всё же даже замер, в ожидании подняв голову и смотря в глаза Цин... Юаня. Пора было привыкнуть называть его именно так, но через облик парня в растянутой домашней футболке, зябко кутающегося в плед и шмыгающего покрасневшим носом то и дело проглядывал образ гордого горного лорда. Шэнь Цинцю в обеих своих ипостасях умудрялся быть неуклюжим и грациозным одновременно.

- Сегодня мы точно никуда не пойдём, - он хмыкнул и покачал головой, бросив красноречивый взгляд на босые ноги Юаня, стоящие на холодном полу. И как этот человек выживал до сих пор в одиночку? Так и хотелось снова укутать его в плед, вручить в руки чашку полезного согревающего чая и держать в постели до тех пор, пока болезненный румянец не сменится здоровым.

- Сегодня ты лежишь, выздоравливаешь и уже бежишь надевать носки, пока я это не сделал с тобой сам, - Цингэ добавил в голос угрожающие нотки и удовлетворённо хмыкнул, заметив взгляд своего шисюна. О, Шэнь Юань как никто другой знал, что в своём порыве позаботиться о нём Лю Цингэ было просто не остановить.

Отвернувшись к доске с овощами, бывший горный лорд хмыкнул, отправляя порезанную часть в миску.

- Может, у них просто мысли совпали? Вся эта девчачья чепуха про отношения так или иначе похожа... Нам что-то говорили сегодня на занятии по литературе об использовании клише в различных жанрах, - задумавшись, он не заметил приближения Юаня и замер, почувствовав его тепло совсем рядом и скосив на него глаза. - Нет, я уже почти всё закончил. Ты будешь помогать потом это всё съедать. И как твой желудок в принципе до сих пор жив?

Он сам не мог объяснить, почему от близости шисюна его самого словно пробивало током, а остывшая было шея снова начнёт постепенно краснеть.

+1

79

[nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Удобно расположившись на плече шиди, Шэнь Юань любовался его руками, в которых даже кухонный нож порхал в непринужденном танце опаснейшего из клинков. Тонкие ломтики выходили равной толщины, нашинкованные овощи отличались особым эстетическим видом, правильные надрезы не давали выйти всему соку, сохраняя его внутри. Подкараулив момент, Шэнь Юань утащил с доски кусочек огурца с попкой, отметенный в сторону за ненадобностью. Приложив его к губам, принялся выгрызать мягкую серцевину.  

- М-м-мф, - протянул задумчиво он, покусывая кожицу, - если так вспомнить, то это было сто лет назад, а то и больше. Была одна девушка на первом курсе, но ничего не вышло.  

Подняв взгляд на Лю Цингэ, так и не отрываясь от его плеча, Шэнь Юань замер, напустив на себя серьезный вид. 

- Шиди, ты так добр, хорош собой и внимателен. У тебя будет успех. Расскажи, какие тебе нравятся партнеры в даосском совершенствовании, - невинно улыбнулся он, потеребив шиди за руку.  

Какое-то время он просто продолжал любоваться мастерством Лю Цингэ, прижимаясь к его плечу, чтобы лучше видеть точные движения. В животе предательски заурчало. Шэнь Юань вздохнул, убирая руки и отстранясь от теплого и такого надежного плеча.  

- Я не хочу одеваться, - хмуро сообщил он, забираясь на стул и скидывая с себя одеяло.  

Уложив вокруг себя пышные волны одеяла, Шэнь Юань выдохнул, снова ощущая головокружение и слабость. Тем не менее, есть хотелось очень. Снова.  

- Ты сегодня останешься со мной на весь день? - Уловив самое главное, он робко улыбнулся, отворачиваясь к окну. - Принес с собой щетку, одежду, книги? Можешь остаться на ночь, отсюда добираться до общежития долго. Сегодня тогда напишу тебе эссе, сделаю разбор, чтобы ты уже переписал своей рукой и сдал. Раз вам уже объясняли принципы развития истории и разбирали клише, ты уже и сам знаешь некоторые правила. Действительно, если в начале фильма сталкиваются мужчина и женщина, зритель уже понимает что они непременно будут вместе, но не знает пока как именно. Даже если мы имеем примерно одну линию, наиболее классическую на данный момент времени, можно добавить в историю целую кучу деталей. Знаешь, если хотя бы иногда читаешь манхву, то тоже можешь предсказать кучу всего. Герои встретились, у них зародились чувства, их подсталкивают друг к другу через ревность, подсказки других персонажей. Если есть друг у героя, то он обязательно тайно влюблен и не может признаться, а когда признается, то уже поздно, герой уже влюблен сам. Потом еще можно добавить первую любовь героя и заставить его сделать выбор. Но даже при таком линейном сюжете всегда есть что-то особенное, целая уйма отличий. Так что совпадения в таких произведениях не редкость, но и не то чтобы частое дело. Образы узнаются очень легко. Потому Самолет очень даже попал со своим релизом. Полез в темные воды, где его и растерзают.  

Он в задумчивой терпеливости разложил по столу приборы, не давая одеялу сползлти на пол от слишком активных движений.  

0

80

Решительный и прямой в бою и жизни, Лю Цингэ был совершенно растерян, когда дело касалось отношений. Сколько сердец своих поклонниц он невольно разбил в обеих жизнях, встретив чужую симпатию почти совершенным равнодушием. Ему было плевать, что думали о его внешности, Лю Цингэ не пытался никому понравиться. Даже, скорее, раздражался, когда кто-то называл его красивым и смазливым, тут же пытаясь доказать собеседнику, что за идеальным лицом скрывается не самый простой и дерзкий характер.

У Лю Цингэ не было девушки. Раньше Минъянь пыталась свести его с кем-то из своих подруг или поклонниц, потом - с друзьями-парнями, но результат был тем же. Ища в социальных сетях и на вечеринках кого-то, по духу и интересам похожего на её брата, она тщетно пыталась их свести. Максимум её успехов - клуб по фехтованию, в котором Цингэ оставался неизменным чемпионом, пополнился новыми участниками.

- О каком успехе ты говоришь? - парень приподнял бровь, с искренним непониманием смотря на своего шисюна. Всё же была в безупречной броне Лю Цингэ одна брешь, и сейчас она стояла рядом с ним, смотря снизу вверх такими прекрасными чистыми зелёными глазами. Единственный человек, рядом с которым его сердце трепетало, о ком он заботился так же сильно, как о сестре. Вот только его чувства к Шэнь Юаню сложно было назвать братскими.

- Если заболеешь сильнее, то я просто закину тебя себе на плечо и утащу в больницу, и там ты уже никуда не денешься. Хотя бы ноги с холодного пола подними.

Проследив, чтобы Юань выполнил его слова, Цингэ вернулся к готовке. Овощи, слегка обжаренные на оливковом масле, уже перебрались на тарелку, вскоре к ним присоединился и пассированный тофу, румяный с обжаренных краёв. Протянув Юаню приборы для сервировки, Лю Цингэ разложил еду по тарелкам, разлили в стаканы апельсиновый сок, и поставил всё это великолепие на стол, прислушиваясь к словам своего шисюна.

- Останусь. Нужно же проследить, что ты будешь лечиться, а не станешь снова почти голышом носиться по квартире, - парень фыркнул, садясь рядом с ним и беря приборы. - Нет, я не хочу списывать. Ты объясни мне, дай примеры, но, если спишу, то это будут только твои мысли, а моя голова, получается, не будет работать. К тому же, знаешь... - он задумчиво постучал палочкой по краю своей тарелки, смотря на него, - Что, если в начале повествования главный герой встречает слишком много других персонажей, и понять, кто из них станет тем самым, невозможно? Или когда ему упорно навязывают определённую пару? И сама пара, и автор, и читатели? Он может пойти по этому сценарию, а может сделать свой выбор. Потом ведь и появляются эти... альтернативные сценарии от других авторов по этому же миру. Где герой сделал другой выбор.

Шэнь Цинцю активно навязывали отношения с Ло Бинхэ, которого он в конечном счёте отверг, что привело к кошмару для всего мира заклинателей. Но жалел ли сам Лю Цингэ о выборе своего шисюна? Пожалуй, он бы предпочёл умереть снова, но чтобы рядом с ним был его Шэнь.

+1

81

[block=hvmask][nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]За едой не разговаривают даже сытые, готовые немедленно решать свои проблемы не сходя с места. Шэнь Юань неторопливо работал палочками, собирая себе обед. На белоснежный рис, безупречной рыхлости и цвета, положил несколько маленьких кусочков тофу, промакнул золотистыми овощами, положив их по краям, ссыпал приправы с красным перцем и сушеной зеленью. Собрав все в идеальной пропорции, принялся осторожно есть, отедtkяя палочками маленькие кусочки с разных сторон, чередуя вкусы острого, соленого и жирного. Неторопливо насыщаясь, отставив в сторону сок, Шэнь Юань задумчиво нахмурился.

- Как хочешь. Дело в том, что досдавать эссе тебе надо быстро, но тебе это не пригодится никогда. Если хочешь, обсудим твою тему, сам напишешь что думаешь. Должны зачесть, - пожал плечами он, отправляя в рот маленький кусочек тофу. 

Хитро улыбнувшись, он подкараулил момент и выхватил из-под носа Лю Цингэ маленькую морковку. 

- Хо! - Самодовольно раздувшись и посмеиваясь, Шэнь Юань воздел в воздух свои палочки. - Ты подходишь к основной проблеме некоторых произведений. Несовместимость героев. Не замечал такой проблемы во многих блокбастерах, когда в первой части боевика герои самозабвенно обнимаются, уходя в закат, а во второй части зритель узнает, что у них ничего не вышло? Потому что чаще всего такие отношения не логичны, они учитывают один момент страсти, соединяя зачастую очень разных людей только ради шаблонов, клише. По той же системе можно вычислить с кем сводят героя. Но это правда, иногда персонажи настолько сильно не подходят друг другу, что зрители или читатели начинают мечтать о других парах, выбирая наиболее подходящий вариант сами. Знаешь, иногда писатели соглашаются с мнением.  Джек Лондон писал роман “Сердца трех” по главам, отправляя их тут же в журнал для печати. Он запланировал определенную концовку, но порой сам не знал куда должны завести приключения. Так он сам с удивлением обнаружил, что главная пара романа, которую он вел с самого начла, в конце почему-то не вместе. И он срочно ввел сюжетный ход, благодаря которому помолвка была расторгнута, а героиня сменила основного возлюбленного. Так решился этот вопрос. Не знаю уж как отреагировали читатели. Наверное, положительно, раз в книге ничего не поменяли. Просто настоящая жизнь это совсем не то что в книге. Те кто должны быть вместе обязательно будут, даже если не сразу. 

После милого тихого ужина Шэнь Юань, чуть покачиваясь на ходу, чтобы большое пушистое одеяло не упало с бедер, добрался до своей кровати и упал ничком, освобождаясь от надоевшего покрова. Ему снова стало жарко, так что пришлось раскидать все в стороны, катаясь и брыкаясь. Впрочем, от выступившего пота вновь стало прохладно, тело теряло тепло. Нашарив рукой на кровати что-то мягкое, но более тонкое чем одеяло, Шэнь Юань потянул это на себя. Подтащив это на уровень глаз, он обнаружил перед собой рубашку. Не свою. Должно быть, подхватил где-то по дороге одеялом или просто смел со стула, где Лю Цингэ ее оставил. Запахнувшись с головой, он подтянул ноги к подбородку и осторожно накрылся. Чистый приятный запах полностью окутал его, давая расслабиться, провалиться в полудремное состояние. Темная ткань закрывала лицо, давая быстро согреться, но не очень сильно, сохраняя свободную циркуляцию воздуха. Почти ускользнув в сны пару раз, Шэнь Юань вздрогнул, сжал рукав рубашки и снова расслабился, обмякнув, вытягивая ноги. Услышав шаги, он сделал усилие над собой, чтобы собраться и проснуться и напряженно замер, ощущая нечто странное. Кажется, подняться собирался не только он. То что обычно находилось пониже живота напряженно упиралось в бугристое одеяло, всякий раз отзываясь тягучим болезненным толчком обжигающе горячего возбуждения. Шэнь Юань сглотнул и резко вскочил, откинув от себя рубашку и закидваясь краями одеяла, чтобы не пришлось быстро вставать на ноги. В щеки ударила краска, в голове билось сердце. Он нервно сглотнул.

Отредактировано Xie Lian (Среда, 1 февраля 19:58)

+1


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » au. Stand on the Horizon


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно