Фандомы: mo dao zu shi • tian guan ci fu • renzha fanpai ziju xitong • zhen hun
Ждём: Пэй Мин, Лань Цижэнь, Лань Цзинъи, Лин Вэнь, Чжао Юнлань, Шэнь Вэй, Чжу Хун

«Ну, его хотя бы не попытались убить — уже хорошо. Шэнь решил, что все же не стоит сразу обрушивать на них факт того, что все они персонажи новеллы, так еще и гейской, так что тактично смолчал». © Шэнь Юань

«— Кто ни о чём более не жалеет, вероятно, уже мёртв». © Цзинь Гуанъяо

The Untamed

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » au. Stand on the Horizon


au. Stand on the Horizon

Сообщений 61 страница 65 из 65

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/b5/3f/83/588702.png
Liu Qingge◼ ◼Shen Yuan
I stand on the horizon
I want to step across it with you
But when the sun's this low
Everything's cold
On the line of the horizon

[icon]https://i.ibb.co/smRBQzt/556.png[/icon][nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber [/status][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Все в нашей жизни подвержено движению маятника - то ты вверху, то стремительно летишь вниз, только для того чтобы через какое-то время вернуться в точку, с которой начал. Шэнь Юань удостоился радости аж двух начал, разделив свою жизнь на роковое "до" и "после". Чем же закончится книга в этот раз?

+1

61

[nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Негласный запрет на полеты сыграл с ним дурную шутку. Встав на меч впервые в день собрания школ, Шэнь Юань вместо удовольствия от красивого парения получил целый набор неудобств, столкнувшись лицом к лицу с неприятной действительностью. В романах о заклинателях они летали на своих мечах как супермены, заставляя просто люд вскидывать лица к небу выкрикивая “это птица? Это... другая птица? Нет, это Супер Заклинатель!”, а в реальности получалось иначе. Поднявшись повыше, Шэнь Юань столкнулся с порывистым ветром, который разметал его волосы, чуть было не свалив боковым ударом на землю. Полы ханьфу полоскались, ударяя по ногам, громко хлопая, веер едва удерживался в руках, холодок пробежался по коже. Всего через пару минут такого полета Шэнь Юань почувствовал дурноту, его замутило от непривычного смещения горизонта, захотелось вернуться к солидной твердой земле. Прошло довольно-таки много времени после собрания, когда он решился немного потренироваться, укрывшись от любопытных глаз. Система таинственно молчала, перестав начислять и вычитать баллы. Выбрав время, когда никто не преследовал его, таинственно вздыхая, Шэнь Юань отошел как можно дальше и взгромоздился на меч, отрабатывая для начала сиятельные позы, способные восхитить любого праздного наблюдателя. Пробуя встать то так, то эдак, выкидывая вперед руку, хмуря брови, выкрикивая волшебные слова, он обретал чувство баланса, потихоньку вливая в меч энергию. Никто действительно не мешал ему, пока шум бамбука не возвестил о появлении гостя. Намереваясь как можно грациознее спрыгнуть с меча, Шэнь Юань запнулся за подол и вместо правильного завершения олимпийской программы с красиво воздетыми руками и прямыми ногами, шумно грохнулся лицом вниз. Приходя в себя после падения, он услышал самый неожиданный голос над собой, принадлежащий Лю Цингэ. После недолгого обсуждения, за время которого Шэнь Юань чуть было не сгорел со стыда пред грозным ликом самого совершенного лорда, удалось уговорить не обращать внимания на это неловкое событие. Более того, великий и ужасный как-то очень легко поверил в уже набившую оскомину байку о яде, который не дает быть изящным прямо всегда, и даже почти сам предложил подбросить до дома. Наверное, этот полет был самым первым из тех, удовольствие от которых сохранилось в сердце с теплом. Шэнь Юань ухватился за талию Лю Цингэ, держа приличное расстояние, но уже после резкого подъема с земли позабыл о приличиях, притиснувшись плотно к надежной спине, положив подбородок на его плечо. Оказывается, можно наслаждаться видами, когда держишься за кого-то. Путешествие закончилось разочаровательно быстро. 

Быстро закончился вечер. 

Шэнь Юань уже чувствовал на языке горечь расставания, предвкушая прощание. Конечно, стоило почаще напоминать себе о том, что это другой человек, со своим набором воспоминаний, своим характером, своей жизнью. Переводить образ из прошлого будет как минимум нечестно по отношению к Лю Цингэ. Так он себе и думал, доставая из шкафа запасной матрас. 

- У меня есть матрас, могу постелить на пол, - заявил он, проходя в комнату и уже расстилая дополнительный комплект стихийного спального места. 

Вывалив поверх матраса еще и одеяло, он застыл посреди небольшой комнаты, наблюдая за проделанной работой с гордостью. 

- А? - Обернулся он на голос, пытаясь уловить смысл сказанного. - О, конечно, - подавленно кивнул он, - ты можешь пройти в общежитие, если тебе неудобно.

Тут же мысленно отругав себя за наивность, Шэнь Юань поторопился заняться внезапно свалившимися домашними делами, чтобы Лю Цингэ случайно не увидел его разочарованного лица. Сложив вместе кончики простыни, уложив сверху полотенце и комплект свежей одежды на ночь, он вернулся на кухню чтобы прибраться и там.

+1

62

Лю Цингэ отстраненно наблюдал за тем, как Шэнь Юань готовит на полу импровизированную постель для него. Грело душу то, что новый знакомый парня даже не пытался выпроваживать его, скорее, напротив - уговаривал остаться, мотивируя тем, что общежитие уже закрыто, сестра спит, а здесь, пусть и в небольшой, но уютной квартире для них обоих хватит места.

Почему-то он был уверен, что Шэнь Юань так же сильно, как сам Лю Цингэ, не хочет необходимого расставания. Наверное, он возомнил о себе слишком много, но парень был почти уверен, что разглядел тень разочарования на лице Шэнь Юаня, когда Лю Цингэ постарался настоять на своем уходе.

Нет, он тоже этого не хотел.

Он так и остался стоять в комнате, хмурясь своим мыслям, разрываясь между тем, что правильно, и собственным желанием остаться. Лю Цингэ почти физически ощущал потребность быть рядом с Юанем, именно его нахождение здесь казалось самой правильной вещью на свете. Словно все остальное было фальшивкой, не стоящей их внимания.

Взгляд юноши скользнул по полкам, уставленным комиксами, толстыми томиками новелл и фигурками различных персонажей. Нахмурившись, Лю Цингэ неспешно подошёл к стеллажу, смотря на фигурку воинственно выглядящего заклинателя, бесстрашно обнажившего свой меч навстречу невидимой опасности. Его длинные черные волосы были убраны в высокий хвост, который, как и белоснежные полы ханьфу, застыл после порыва ветра. Казалось, что стоит моргнуть, и фигурка оживет, маленький заклинатель продолжит свой бой.

Неприятная боль сдавила его виски, и Лю Цингэ пошатнулся, хватаясь пальцами за полку и нечаянно сбрасывая на пол ту самую фигурку. К счастью, маленький заклинатель упал аккурат на расстеленный матрас и никак не пострадал. Игрушечный меч все так же продолжал указывать на только одному ему известную опасность, пока сам Лю Цингэ усиленно боролся с внезапным приступом мигрени. Такого раньше не было. Ни до той непонятной комы, ни во время, ни после. Крепко сжимая пальцами полку, он пошатнулся, но устоял, не позволяя себе быть слабым.

Ведь однажды он уже допустил промах, не справился, и это повлекло смерть. Его, Лю Цингэ, смерть.

Наверное, он шумел слишком громко, потому что в следующий миг парень увидел перед собой обеспокоенное лицо Шэнь Юаня и осознал, что уже сидит на его кровати. Боль понемногу отступала, комната переставала крутиться перед его глазами. Хмурясь, Лю Цингэ медленно наклонился, не рискуя совершать резких движений, и поднял с матраса ту самую фигурку. Сходство не было совершенным, образ заклинателя складывался из скудного описания, данного в книге. И только ограниченный круг лиц, пожалуй, мог с уверенностью сказать, как герой выглядел на самом деле.

- Шэнь Цинцю... - Лю Цингэ продолжал хмуриться, смотря на фигурку в миниатюре, которая хоть и была горным лордом, но не тем, имя которого он сейчас назвал. Парень перевел взгляд на Шэнь Юаня, чье лицо по бледности сейчас могло конкурировать только с его собственным. Что это было? Видение как у Минъянь? Может, это какое-то генетическое заболевание, и вскоре он тоже станет жить на две жизни: прошлую и настоящую? Или все это время это все было реальностью? И это не Минъянь, а они, забывшие прошлое, были глупцами и безумцами?

- Это ведь ты, да..? Шэнь Цинцю? - он не был уверен и был готов к тому, что сейчас ему скажут, что он сошел с ума. Но Лю Цингэ смотрел на своего знакомого с надеждой, что, если он и обезумел, то не один.

+1

63

[nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Он выглядел растерянным и затравленным, на бледном лице губы стянулись в линию. Пальцы оглаживали коллекционную фигурку, что оказалась на полу следом за первой, а теперь покоилась в его ладонях. Перепуганный взгляд все не мог оторваться от Лю Цингэ, выискивая в давно знакомых чертах новые детали. Зачем он задавал такие вопросы? Да и вопрос ли это? Шэнь Юань улыбнулся обескровленными губами, тряхнул головой и опустил глаза. 

- Так значит, ты тоже?.. - Тихонько произнес он, вздохнув и бросив взгляд на полку с печатными изданиями “Пути”. 

Повисла тишина, разбиваемая звуками оживленного большого города, который давил своей монолитностью, делая незначительным почти все, что происходило в серых однообразных сотах домов. Где-то была другая жизнь, которая осталась в далеком прошлом и больше не вернется, останется лишь напоминаниями, выскакивающими невпопад. Шэнь Юань сбросил с себя оцепенение, поведя плечами и сделав несколько глубоких вдохов. 

- Лю Цингэ, - печально улыбнулся он, положив ладонь поверх его ладони, держащей фигурку, - так значит, ты тоже прочитал этот роман? 

Он сделал усилие над собой, заставляя себя без дрожи взглянуть в глаза шиди. Шэнь Юань так же был растерян и сбит с толку, хватаясь разумом хоть за какую-то видимость порядка. Можно же делать небольшие шаги, вместо того чтобы упасть в озеро с причала. Сейчас он даже не играл, не прикидывался, а просто нашел прекрасный выход, когда можно было продолжать безопасно жить. 

- Итак, какая часть тебе не понравилась больше всех? Может, бесконечные страдания Ло Бинхэ? Может, бесконечная глупость злодеев? Может, озабоченность молодыми девицами? - С каждым словом он оживал, переставая быть блеклой тенью, словно возвращая себе краски. - А что думаешь обо всех этих лордах и самой школе? 

Оригинальный сюжет не предполагал задерживаться на школе, но Шэнь Юань уже позабыл про это, вспоминая о том, чего никогда не было в романе. 

- Чай на веранде жарким летом освежает лучше всего, - поднося ко рту ладонь, он привычным жестом укрыл свою мечтательную улыбку, - прекрасные закаты в тишине бамбукового леса. 

Забрав фигурку из рук Лю Цингэ, Шэнь Юань соединил обоих заклинателей в своих ладонях. 

- Ты его любишь? - Он кивнул на одного из них. - Шэнь Цинцю твой любимый персонаж? Разве он не злодей? Он всех обманывал, предавал, лицемерил. Что же в нем хорошего? 

Шэнь Юань вздохнул, рассматривая фигурки.

+1

64

"Ты тоже..?"

Сердце пропустило один удар, Лю Цингэ распахнул глаза, смотря на своего нового знакомого со смесью надежды и толики удивления. Мир заклинателей, о котором он столько слушал от Минъянь, теперь обрывками воспоминаний всплывал в его собственной памяти, будто он сам был его участником. Лю Цингэ помнил, как ощущалась шкура монстров в его пальцах, когда он убивал их во время ночной охоты. Помнил нежный вкус чая, собранного на "пике спокойствия", рядом с которым и рядом не стояла та пародия, которую сейчас продают в магазинах под гордым названием элитного чая. Помнил ледяную прохладу горных источников, шелест листьев в бамбуковой роще.

Помнил, как разливалось в груди жжение, вызванное попавшим в смертельные раны неисцелимым ядом.

Лицо Шэнь Юаня не было лицом Шэнь Цинцю. И всё же он почти не сомневался, называя его именем своего шисюна. Лицо было другим, но повадки: этот прищур глаз, привычка подносить телефон или руку ко рту, словно пытаясь им как веером скрыть свои эмоции. Лю Цингэ слишком долго наблюдал за ним, чтобы не заметить эти мелочи. Чтобы не попытаться сразу же выяснить, кто именно сидит перед ним и наполняет его жизнь своим присутствием. Он узнал и это чувство необходимости в одном человеке - такое же чувство у него было, когда он не имел возможности увидеться с Шэнь Цинцю на протяжении нескольких дней.

"Ты тоже прочитал этот роман?"

Юноша замер, в мгновение ока превратившись в каменное изваяние. Брови сошлись на переносице, а губы сжались в тонкую линию. Сердце вновь пропустило удар и, кажется, остановилось навсегда, обрастая плотным коконом из льда. Лю Цингэ даже не заметил, что задержал дыхание, пока наконец не сделал вдох, смотря в глаза своего шисюна. Он видел в них плохо скрытую растерянность и страх, но понять их причину сейчас не мог. Он испугался правды? Или, может, Лю Цингэ действительно сошёл с ума следом за своей сестрой?

- Ты лжёшь.

Он не ответил на его вопросы о любимой части и уж точно не собирался обсуждать этого демона Ло Бинхэ. Лю Цингэ продолжал хмуриться, смотря на юношу, который вернул на книжную полку обе фигурки с заклинателями. Вместе они смотрелись странно, но органично. Воин, замерший в момент удара по врагу, и утончённый совершенствующийся, задумчиво смотрящий на него.

Лю Цингэ поднялся, смотря на спину парня, который словно боялся снова повернуться к нему лицом. В голове царил хаос из мешанины образов и своих (или чужих?) воспоминаний. И Лю Цингэ не был уверен, что не сходит с ума, но попытаться был обязан.

- Поначалу - да. Но потом в нём что-то изменилось. Остальные полагали, что это могло быть искажение ци, которое заставило его перестать быть настолько невыносимым. Он спас своего шиди от смерти в пещере Единения душ. Ученики и другие горные лорды его любили. А потом его ученик вернулся из Бездны вместе со своей армией и уничтожил каждого, кто встал между ним и его Учителем. То есть, всех.

Лю Цингэ сжал пальцы в кулаки и огляделся, находя взглядом свою куртку. Если это всё - бред и выдумки, и он действительно сходит с ума, то находиться рядом с ним Шэнь Юаню опасно. Лучше уйти. И плевать, что за окном всё ещё шёл дождь, что двери общежития были закрыты, а будить сестру он не собирался. Как и плевать, что несколько часов назад он нашёл это место, не зная ни район, ни адрес Шэнь Юаня, а просто следуя зову своего сердца.

- Я не читал книгу, ни единой главы, - тихо добавил он, не двигаясь с места. - Скажи мне, ты тоже чувствуешь это? Что я должен быть сейчас здесь? Потому что, если нет... - он выдохнул и прикрыл глаза, - то тогда всё остальное не имеет смысла.

+1

65

[nick]Shen Yuan[/nick][status]Peerless Cucumber[/status][icon]https://i.ibb.co/xsZGf2C/unnamed.png[/icon][quo]Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.[/quo]

Если многочисленные прочитанные романы о попаданцах заранее подготовили Шэнь Юаня к выживанию в чужом мире, помогая избежать намыливших глаз ошибок других героев, то Лю Цингэ такого прекрасного опыта был лишен. Чего и говорить, опытом в таких ситуациях делиться до невозможности глупо, рассуждая о самом факте переселения как о чем-то само собой разумеющемся. Для себя он давно собрал целый свод правил, которых и придерживался. Отбросив свою предыдущую личность, ни разу не дал никому повода усомниться в себе, списывая изменения в поведения на благоприятные условия в виде недомоганий. Ни с кем и никогда не обсуждал прошлую жизнь, даже с Шан Цинхуа придерживаясь только общих сведений, не обмениваясь настоящими фактами. Шэнь Юань на самом деле и не собирался возвращаться назад, зная к каким плачевным обстоятельствам это приводит обычно. Постигая магию мира, ища свой собственный портал, меняя судьбу, он бы только того и добился, что получил бы шанс вернуться назад в самый критический момент, когда нужно было бы выбирать между новыми друзьями, любовью всей жизни и тем, что осталось в прошлом. Чаще всего читателю выбор кажется очевидным еще до того, как он будет сделан. Герой должен всех спасти и попасть в свой мир вместе со своей любовью, либо отказаться от затеи найти дорогу назад. Обладая незаурядным умом, Шэнь Юань исключил такую развилку сразу же, чтобы потом в критические моменты не пришлось ломаться мыслями о том какой поганой, в сущности, была жизнь в оригинальном мире. Злодеем в противостоянии с героем он уже был, а теперь был персонажем NPC, который встречал попаданца. Шэнь Юань внутренне поежился от такой мысли, но стало чуть легче. Теперь он понимал, как поступать, чтобы не наворотить обычных ошибок в романах такого типа. 

Присев на краешек кровати, Шэнь Юань будто бы чуть изменился. К бледному лицу вернулись краски, уголки губ приподнялись, расслабленные руки лежали на коленях ладонями вверх. Он улыбнулся своим мыслям. 

- Лю Цингэ, в самом деле, ты просто Железный Человек, совершенно несгибаемый, - прикрывая рот ладонью, рассмеялся он. 

Собравшись с мыслями, Шэнь Юань попытался представить себе различные варианты развития беседы, но ни один из них не был хорошим. Он совершенно не мог себе представить, как поведет себя Лю Цингэ. 

- Я не думал, что ты так быстро все вспомнишь. Ты действительно просто потрясающий. Справился со всем сам. Когда это начало с тобой происходить? Как именно? Можешь рассказать, если хочешь. Или задать вопросы, - он коротко вздохнул, опуская плечи, окончательно принимая свою роль информативного NPC в самом начале компании, - я расскажу, что смогу.

+1


Вы здесь » The Untamed » Альтернативное » au. Stand on the Horizon